Византийская империя
Византийская империя
Византийская империя образована в 395 году из восточной половины распавшейся Римской империи; занимала все азиатские провинции Римской империи, Египет в Африке, в Европе — Фракию, Мизию, Дакию, Македонию, Эпир, Фессалию. Просуществовала до 1453 года. Подробнее А.А. Васильев: История Византи ...

Византийская империя образована в 395 году из восточной половины распавшейся Римской империи; занимала все азиатские провинции Римской империи, Египет в Африке, в Европе — Фракию, Мизию, Дакию, Македонию, Эпир, Фессалию. Просуществовала до 1453 года. Подробнее

А.А. Васильев: История Византийской империи

Вики

Развернуть описание Свернуть описание
07 февраля, 15:17

Next War: Korea

Свежие ништяки.Отличный настольный монстр варгейм разыгрывающий современный конфликт между КНДР и Южной Кореей с участием США.Сделана теми же авторами, что сделали забористую "Next War: Poland" о которой в прошлом году уже писал https://colonelcassad.livejournal.com/5189896.html Кроме нее в серии еще вышли варгеймы посвященные войне Индии и Пакистана и Китая против Тайваня. В общем, берут самые хайповые темы.И в Сеуле будет статуя Ким Ир Сена стоять!В "Next War: Korea" авторы подтянули расписание вооруженных сил сторон до актуальных значений (хотя по КНДР оно все равно достаточно приблизительно, так как северные корейцы все секретят и некоторые параметры их военной машины скорее оценочные) и предлагают различные вариации конфликта, который охватывает весь корейский полуостров и не исключает втягивания в войну других крупных игроков. Основные плюсы очевидны - актуальность, комплексность, реалистичность отыгрываемых сценариев и реальной стратегии сторон. Минусы также очевидны - очень высокий порог вхождения https://www.youtube.com/watch?v=yVFFk3wqfNI, отсутствие русского языка https://www.youtube.com/watch?v=xZx0viOa0TA, необходимость большого стола под карту и главное, нахождения оппонента, который умеет и хочет в это играть.Тема интересная и политически актуальная, так что ценителям наверняка зайдет. Как изучу правила и найду с кем сыграть, выпущу небольшой репорт по итогам.Более подробный разбор варгейма можно почитать вот тут https://january31.livejournal.com/74203.html* * *Еще один политический актуал на тему идущих прямо сейчас гибридных и информационных войн, а также нарастающего противостояния в рамках нового издания Холодной войны, куда так или иначе втянуты США, Россия, Китай.Отсюда и хорошо знакомые темы - Венесуэла, Гонконг, Скрипаль и Солсберецкие ребята, Бутина, Трамп, Твиттерно-Фейсбучные революции, контролируемые террористические организации и т.д.То есть, это попытка сделать срез подобной реальности через призму формирования новых принципов мироустройства и нарастания угроз международной безопасности.По первой главе весьма неплохо смотрится работа.Как прочту, будет рецензия. Константину Стригунову спасибо за книгу.* * *Доехали 14-й и 15-й тома собрания сочинений товарища Сталина + пропущенный ранее 5-й том. Теперь первые 15 в сборе. В свое время прочел собрание сочинений в электронке, но в бумаге оно еще лучше + авторы помимо классических текстов, добавили различные документы и материалы за авторством товарища Сталина, продвигаясь по его биографии (сейчас подходят к осени 1920 года). О том, насколько плодовит был товарищ Сталин свидетельствует тот факт, что 15-й том охватывает всего 2 месяца из его деятельности в 1920-м году. И что главное, там почти не встречается проходняка. Сталинский слог конечно не столь ярок, как у Ленина, но столь же беспощадно логичен - тезисы даже в ранних работах складываются кирпичек к кирпичику, практически без зазоров.Заказать можно здесь https://prometej.info/books/all/ Если брать по несколько томов, то обходится существенно дешевле, чем в книжном магазине. До Севастополя ехало примерно неделю.Кому хочется чистой классики, вот электронная версия издания 1952 года http://grachev62.narod.ru/stalin/* * *Давно хотел прочесть для общего развития, но все никак повода не подворачивалось. Теперь уж не отвертется.Как-то так получилось, что по Западной Римской Империи прочел в разы больше литературы, нежели по Восточной, хотя именно она исторически и культурно оказалась ближе к Руси и Московии.Так что буду устранять пробелы.

Выбор редакции
17 января, 17:11

Умерла заслуженный профессор МГУ, специалист по искусству Византии и древнего Новгорода Ольга Попова

17 января 2020 года в Москве на 82-м году жизни скончалась искусствовед, византинист, заслуженный профессор МГУ, доктор искусствоведения Ольга Сигизмундовна Попова, сообщает "Артгид". Она родилась 13 июля 1938 года в Москве в Бутырской тюрьме — ее родители были поляками по национальности, и ее мать, работавшая в газете «Труд», была за несколько месяцев до рождения дочери арестована по обвинению в антисоветской деятельности, но затем освобождена. Отец, политэмигрант, журналист, погиб осенью 1941 года на фронте под Ельней. В 1960 году Ольга Сигизмундовна окончила отделение истории и теории искусства исторического факультета МГУ, защитив диплом о фресках Старой Ладоги у В.Н. Лазарева. В 1960-1965 годах работала в Отделе рукописей Государственной библиотеки им. В.И. Ленина. В 1968 году окончила аспирантуру на кафедре всеобщей истории искусства исторического факультета МГУ и начала там же преподавательскую деятельность, в 1973 году защитила кандидатскую диссертацию «Искусство Новгорода и Москвы первой половины четырнадцатого века, его связи с Византией», в 2004-м — докторскую «Византийские и древнерусские миниатюры». С 2002 года заведовала отделом истории византийского искусства в Государственном институте искусствознания.Ольга Сигизмундовна Попова — автор шести книг и более ста статей, среди ее главных трудов: Les miniatures russes du XI-e au XV-e siècle (Leningrad, 1975), «Искусство Новгорода и Москвы первой половины четырнадцатого века. Его связи с Византией» (М., 1980), «Аскеза и Преображение. Образы византийского и русского искусства XIV века» (Милан, 1994), «Византийские и древнерусские миниатюры» (М., 2003), «Проблемы византийского искусства. Мозаики, фрески, иконы» (М., 2006), «Пути византийского искусства» (М., 2013), «Византийская миниатюра второй половины X – начала XII века (М, 2012, в соавторстве с А.В. Захаровой и И.А. Орецкой). Она являлась постоянным членом редакционной коллегии журнала «Византийский временник» — главного российского издания по византинистике. В 2019 году вышелОльга Сигизмундовна преподавала в МГУ более пятидесяти лет, в последние годы проводя спецсеминары у себя дома, и была одним из самых любимых и харизматичных педагогов и наставников. Под ее руководством защищено 18 кандидатских диссертаций, ею разработано более десяти учебных курсов, среди которых «Древнее и средневековое искусство Сирии и Ливана», «Византийские иллюстрированные рукописи», «Византийское искусство на Кипре». В 1998 году она была избрана почетным членом Христианского археологического общества Греции. В 2009 году награждена премией имени М.В. Ломоносова.Видеоинтервью Ольги Сигизмундовны можно посмотреть на сайтах «Правмир» и «Арзамас», ее личный педагогический сайт с конспектами лекций и другими учебными материалами — здесь.Ольга Попова в интервью порталу "Арзамас" в рамках проекта «Ученый совет» - о своем детстве и позднем сталинизме:"Родилась я в 1938 году в Москве, в месте весьма необычном: первые несколько месяцев своей жизни я провела в Бутырской тюрьме. Мама была арестована, когда была беременной, причем в самом начале. Правда, ее не пытали: без конца допрашивали, но не били и не пытали. Пытали тех, кто должен был давать на нее показания, — они избитые приходили на очные ставки. Почти вся мамина беременность протекла в «Бутырке». И я считаю, что некоторые из приобретенных мною болезней (а я осаждена недугами) — от тюрьмы.Обстоятельства маминого ареста были для того времени обычными. Она работала в газете «Труд» — кажется, в библиотеке. «Труд» был тогда крупным изданием — из тех организаций, на которые в те годы ежедневно обрушива­лись кампании по поиску и разоблачению врагов народа. Один сотрудник по фамилии Туманов дал показания, и так в редакции газеты обнаружилась группа вредителей, в которую входила и моя мама. Пришли за ней, когда она была в ванной, и это ей запомнилось на всю жизнь.Обвинения всем предъявляли примерно одинаковые, но мама была полька. На допросе следователь назвал ее шпионкой самого Пилсудского. Она на это рассмеялась: «Что вы говорите глупости: где Пилсудский и где я?» А второе обвинение, которое ей предъявляли, — это намерение убить Сталина. Мама сидела в большой, многолюдной камере вместе с очень разными людьми — и из простого народа, и с женами крупных партийных и полити­ческих деятелей. Поначалу она очень проклинала редактора, который дал на нее показания. Но потом им устроили очную ставку. Когда он вошел, она увидела, как страшно, смертельно он был избит. И его очень пожалела. Она поняла, что он не виноват. Никто не виноват.Потом мама вместе со мной была отпущена. Она никогда не понимала, каким чудом она оттуда выбралась. Много лет спустя мы узнали, что в это время из НКВД убрали Ежова и некоторых арестованных освободили. В нашем случае сыграло роль то обстоятельство, что мама не подписала ни одной бумаги, где обвинение требовало от нее признания. Очень долго я ничего об аресте не знала: мама скрывала. Я узнала случайно, когда была уже взрослая и все понимала. Проговорился мой дядюшка, и так я узнала не только это, но и другие подроб­ности жизни родителей и семьи, как их преследовали при советской власти.Мама была очень яркой фигурой. Она была крутая антисоветчица и всему давала очень реальную оценку — в отличие от многих других в ее поколении, завороженных советской властью.Все мое поколение пошло в первый класс в 1945 году, как только кончилась война. У многих, как и у меня, не было папы. Люди ко всему тогда привыкли — к горю, к страху. Я знала, что у мамы очень большие трудности — это она не скрывала. Она, например, долго не могла устроиться на работу из-за нацио­нальности. Куда бы ее ни приглашали — например, ее звали в университет, на филфак, преподавать что-то польское, — дальше отдела кадров дело не доходило. Всякая национальность, кроме русской, украинской или бело­русской, считалась очень неблагонадежной. Поэтому маму никуда не брали, и она растила меня, перебиваясь случайными заработками.Смерть Сталина для меня одно из самых важных событий. Моя мама, когда это случилось, сказала: «Все кончено: бандит сдох». Она его никогда не называла Сталиным, она всегда говорила «этот бандит». А потом я услышала по радио, что точно такую же фразу сказали в семье Майи Плисецкой: «Бандит сдох».____________________________Список работ О.С. Поповой19611) Новые поступления // Записки отдела рукописей Государственной библиотеки им. В.И. Ленина. Т. 24. М., 1961. С. 119–198 (описания миниатюр и орнаментов рукописей).19622) Новгородская рукопись 1270 г. Миниатюры и орнамент // Записки отдела рукописей Государственной библиотеки им. В.И. Ленина. Т. 25. М., 1962. С. 184–219.19683) Новгородские миниатюры и второе южнославянское влияние // ДРИ. Художественная культура Новгорода. М., 1968. С. 179–200.19724) Галицко-волынские миниатюры раннего XIII в. (К вопросу о взаимодействии русского и византийского искусства) // ДРИ. Художественная культура домонгольской Руси. М., 1972. С. 283–315.5) Новгородская миниатюра раннего XIV в. и её связи с палеологовским искусством // ДРИ. Рукописная книга. Т. 1. М., 1972. С. 105–139.19736) Новгородская живопись раннего XIV в. и палеологовское искусство // Византия. Южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа. М., 1973. С. 256–266.19747) Новгородские миниатюры второй четверти XIV в. // ДРИ. Рукописная книга. Т. 2. М., 1974. С. 70–99.8) Икона «Богоматери Одигитрии» середины XIV в. из Успенского собора Московского Кремля // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Ежегодник 1974. М., 1975. С. 238–251.19759) Икона Спаса из Успенского собора Московского Кремля и образ Христа в византийском искусстве первой половины XIV в. // ДРИ. Зарубежныесвязи. М., 1975. С. 125–146.10) Les miniatures russes du XI au XV siècle. Leningrad, 1975.197611) Виктор Никитич Лазарев // Вестник МГУ. История. 1976. № 3. C. 33–34.12) Византийские традиции в новгородской живописи первой трети XII века // XVCongrèsinternationald’étudesbyzantines. Résumésdescommunications. III. Artetarchéologie. Athènes, 1976.197713) Икона “Спас Ярое Око” середины XIV в. // ДРИ. Проблемы и атрибуции. М, 1977. С. 126–148.14) Миниатюры Московского евангелия начала XV в. // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Ежегодник 1977. М., 1977. С. 206–214.15) К вопросу о связях древнерусского, византийского и романского искусства XI – начала XII вв. // Труды II Международного симпозиума по грузинскому искусству. Тбилиси, 1977. С. 1–22.16) Виктор Никитич Лазарев // ВВ. 1977. Т. 38. C. 271–275.17) Виктор Никитич Лазарев (1897–1976) // Советское искусcтвознание. 1976. Вып. 2. М, 1977. C. 275–286.197818) Свет в византийском и русском искусстве XII–XIV веков // Советское искусствознание. 1977. Вып. 1. М., 1978. С. 75–99.19) Икона “Иоанн Предтеча” середины XIV в. из Эрмитажа // Искусство Западной Европы и Византии. М., 1978. С. 245–261.197920) Греческое евангелие второй половины XI в. Миниатюры и орнамент // Зборник за ликовне уметности. Т. 15. Београд, 1979. С. 31–49.198021) Искусство Новгорода и Москвы первой половины XIV в. Его связи с Византией. М., 1980.198122) Древнейшиерусскиеминиатюры // Actes du XVe Congrès international d’études byzantines. T. II. Art et Archéologie. Athènes, 1981. P. 649–663.198223) Искусствораннего XIII в. наБалканахинаРуси // Festschrift für Fairy von Lilienfeld zum 65. Geburtstag. Erlаngen, 1982. S. 338–354.198324) Особенности исторического и культурного развития Москвы и Новгорода в первой половине XIV в. Связи с Византией // Русско-балканские связи в эпоху Средневековья. София, 1983. С. 20–41.25) Русская книжная миниатюра XI – XV вв. // ДРИ. Рукописная книга. Т. 3. М., 1983. С. 9–74.26) Балканска уметност раног XIII века и руско сликарство // Зограф. 1983. Т. 14. С. 31–39.198427) Изобразительное искусство Византии // Культура Византии второй половины IV–VII вв. М., 1984. С. 546–572.28) RussianIlluminatedManuscripts. London, 1984.29) Russische illuminierte Handschriften. Leningrad, 1984.30) Les manuscrits enluminés Russes. Leningrad, 1984.198731) Раннехристианское искусство (II–V века). Византийское искусство // Очерки истории искусства. М., 1987. С. 212–303.32) Византийский кодекс второй половины XI в. в Государственном Историческом музее // Музей. 1987. Т. 7. С. 130–146.198833) Две русские иконы раннего XIII в. // ДРИ. Художественная культура X– первой половины XIIIв. М., 1988. С. 231–243.199134) Византийские иконы XIV – первой половины XV вв. / Византия. Балканы. Русь. Иконы конца XIII– первой половины XV века. Каталог выставки. Государственная Третьяковская галерея. М., 1991. С. 11–40.35) Проблемы византийской живописи первой половины XIV в. // XVIII Международный конгресс византинистов. Резюмесообщений. М., 1991. С. 917–918.199236) Una materia transfigurata in luce. Da Ravenna a Kiev // La nuova Europa. Vol. 4. Milano, 1992. P. 79–87.199337) Новый Завет с Псалтирью: греческий иллюстрированный кодекс первой половины XIV в. из Синодальной библиотеки (гр. 407) // ВВ. 1993. Т. 54. С. 127–139.38) Medieval Russian Painting and Byzantium // Gates of Mystery. The Art of Holy Russia. Huntington, 1993. P. 44–59.199439) Особенности искусства Пскова // Отблески христианского Востока на Руси. Псковское искусство. Милан, 1994. С. 9–27.40) То же параллельно на итальянском языке: Lepeculiarità dell’artediPskov // Bagliorirussidell’ Orientecristiano. L’ arte di Pskov. Milano, 1994. P. 9–27).41) Die Fülle des Lichtes. IkonenausByzanz. Milano, 1994.42) Икона“Богоматерь Скорбящая” из Третьяковской галереи // Искусство Руси, Византии и Балкан XIII в. Тезисы докладов конференции. Москва, сентябрь 1994. СПб., 1994. С. 8–9.199543) L’icona bizantina dalle origini al XV secolo // Popova O., Smirnova E., Cortesi P. Icone. Milano, 1995. P. 33–82.44) Мозаики Михайловского монастыря в Киеве и византийское искусство конца XI – начала XII вв. // Искусство Руси и стран Византийского мира XII в. Тезисы докладов конференции. Москва, сентябрь 1995. СПб, 1995. С. 30–32.199645) Аскеза и Преображение. Образы византийского и русского искусства XIV века. Милан, 1996 [То же параллельно на итальянском языке: Ascesi e Trasfigurazione. Immagini dell’arte byzantina e russa nel XIV secolo. Milano, 1996].46) Икона “Благовещение” из ГМИИ имени А. С. Пушкина – произведение фессалоникских мастерских 30–40-х гг. XIV в. // ВВ. 1996. Т. 56. С. 238–246.47) Russian Icons at the Time of St. Sergius // Contemplating the Mystery. SaintSergiusandRublev. Milano, 1996. С. 2–10.48) О некоторых проблемах византийского искусства первой половины XV в. // Искусство Византии и Древней Руси. К 100-летию со дня рождения Андрея Николаевича Грабара. Тезисы докладов конференции. Москва, 24–26 сентября 1996. СПб., 1996. С. 41–42.49) Die Mosaiken des Michael-Klosters in Kiew und die byzantinische Kunst vom Ende des 11ten – Anfang des 12ten Jahrhunderte // Byzantium. Identity, Image, Influence. XIX International Congress of Byzantine Studies. University of Copenhagen, 18-24 August, 1996. AbstractsofCommunications. Copenhagen, 1996. № 5115.199750) Фрески Дмитриевского собора во Владимире и византийская живопись XII в. // Дмитриевский собор. К 800-летиюпамятника. М., 1997. С. 93–119.51) The frescoes and icons of Theophanes the Greek // Instrumenta Patristica.Vol. 30. La spiritualité de l’univers byzantin dans le verbe et l’image. Hommages offerts à Edmond Voordeckers à l’occasion de son éméritat. Turnhout, 1997. P. 253–263.52) Византийская аскеза и образы искусства XIV в. // ДРИ. Исследования и атрибуции. СПб., 1997. С. 96–112.53) Миниатюры Хутынского Служебника раннего XIII в. // ДРИ. Русь. Византия. Балканы. XIII в. СПб, 1997. С. 274–289.54) В.Н. Лазарев – исследователь византийского искусства // Византия. Русь. Западная Европа. Искусство и культура. Тезисы докладов конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора В.Н. Лазарева (1897–1976). Москва, 29 сентября – 2 октября 1997. СПб, 1997. С. 8–9.55) Два пути духовной жизни. Феофан Грек // Введение в храм. Язык. Семиотика. Культура. М., 1997. С. 499–509.199856) Византийская духовность и стиль византийской живописи VI в. и XI в. // ВВ. 1998. Т. 55/ 2. С. 216–221.57) Русские иконы эпохи св. Сергия Радонежского и его учеников. Православная духовность XIV в. и ее русский вариант // ДРИ. Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV–XV вв. СПб, 1998. С. 27–39.58) Греческий иллюстрированный кодекс (евангельские чтения) второй половины X в. из Парижской Национальной библиотеки (Coislin 31) // Искусство рукописной книги. Византия. Древняя Русь. Тезисы докладов международной конференции. Москва, 17–19 ноября 1998 г. СПб, 1998. С. 27–29.59) Il volto di Cristo nelle icone bizantine del XIV secolo // La nuova Europa. Milano, 1998, № 6. P. 82–91.199960) Некоторые проблемы позднего византийского искусства. Образы святых жен, Марины и Анастасии // ДРИ. Византия и Древняя Русь. К 100-летию Андрея Николаевича Грабара (1896–1990). СПб, 1999. С. 348–358.61) Il volto di Cristo nell’arte bizantina // Sophia la sapienza di Dio. Milano, 1999. P. 19–30.62) Древнерусская живопись и Византия // Искусство средневековой Руси. Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль». Материалы и исследования. XII. М, 1999. С. 14–51.63) Древнерусское искусство как часть православного культурного мира // Россия и арабский Восток: встреча двух культур. Бейрут, 1999. С. 42–55 (то же параллельно на арабском языке).200064) Византийское искусство в Италии. Мозаики Торчелло // ВВ. 2000. Т. 59. С. 152–165.65) Probleme der byzantinischen Kunst an der Wende vom 12. zum 13. Jahrhundert // Lithostroton. Studien zur byzantinischen Kunst und Geschichte. Festschrift für Marсell Restle. Stuttgart, 2000. S. 201–215.66) Аскетическоетечениеввизантийскомирусскомискусстве второй четверти XI в. и его дальнейшая судьба // К 2000-летию христианства. Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. Тезисы докладов на международной конференции. Москва, 17–19 октября 2000 г. СПб, 2000. С. 60–64.67) Христос Пантократор // София Премудрость Божия. Выставка икон XIII–XIX веков из собраний музеев России. М., 2000. С. 18–28.68) Le courant ascétique dans l’art byzantin et russe du deuxième quart du XI siècle et ses destinées ulterieures // The Culture and Art of Ohrid and Christianity. International Symposium. Oсtober 1–3, 2000, Ohrid. Abstracts of Papers. Ohrid, 2000. P. 1–4.69) Le icone russe dell’epoca di San Sergio // «In te si rallegra ogni creatura». Andrej Rublev e Dionisij. Storia dell’icona in Russia. Vol. 2. Milano, 2000. P. 7–16.200170) Образ Христа в византийском искусстве V–XIV веков // ВВ. 2001. Т. 60. С. 159–173.71) Образ Исаака Сирина в византийском искусстве XIV в. // Церковь и время. Научно-богословскийицерковно-общественныйжурнал. М., 2001. С. 293–314.72) Expressions of Ascetism in Illuminated Manuscripts from Athos, now in Russian Collections // XXe Congrès International des Études byzantines. Pré-Actes. I. Séances plénières. Paris, 2001. P. 149–151.200273) L’eredità del mondo classico. Da Atene a Bisanzio / Icone, ponti tra oriente e occidente // Luoghi dell’infinito. 2000. № 48, gennaio. Milano, 2002. P. 8–13.74) Мозаики Михайловского монастыря в Киеве и византийское искусство конца XI– начала XIIв. // ДРИ. Русь и страны византийского мира. XII век. СПб., 2002. С. 344–364.75) Византийские иконы VI–XV веков // История иконописи. Истоки. Традиции. Современность. М., 2002. С. 41–94.76) Икона Христа Пантократора из Византийского музея в Афинах // ДРИ. Византия. Русь. Западная Европа. Искусство и культура. Посвящается 100-летию со дня рождения Виктора Никитича Лазарева (1897–1976). СПб., 2002. С. 260–268.77) The Icon of Christ Pantokrator in the Byzantine Museum, Athens, and Byzantine Art of the Second Quarter of the Fourteenth century // Byzantine Icons. Art, Technique and Technology. An International Symposium. Gennadius Library. The American School of Classical Studies at Athens. 20–21 February 1998. Heraklion, 2002. P. 117–125.78) The image of Isaac of Nineveh (Isaac Syrus) in XIVth-century Byzantine art // Deltion tis Christianikis archaiologikis etaireias. 2002. P. 25–35.79) Виктор Никитич Лазарев // ДРИ. Византия. Русь. Западная Европа. Искусство и культура. СПб., 2002. С. 33–37.200380) Аскетическое и классическое в византийской живописи XI–XII вв. // Историческая роль Константинополя. Тезисы докладов XVI Всероссийской научной сессии византинистов. Москва, 29–30 мая 2003 года. М., 2003. С. 94–96.81) Византийские и древнерусские миниатюры. М., 2003.82) Греческая иллюстрированная рукопись второй четверти XIV в. из Венской Национальной библиотеки (Theol. Gr. 300) // Мир Александра Каждана. К 80-летию со дня рождения. СПб., 2003. С. 238–258.200483) Греческий иллюстрированный кодекс второй половины X века из Парижской Национальной библиотеки // ДРИ. Искусство рукописной книги. Византия. Древняя Русь. СПб., 2004. С. 45–72.200584) Аскетическое направление в византийском искусстве второй четверти XI в. и его дальнейшая судьба // Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. К 2000-летиюхристианства. М., 2005. С. 175–203.85) Byzantine Icons of the 6th to 15th centuries // A history of icon painting. Moscow, 2005.86) Мозаики Михайловского монастыря в Киеве и византийское искусство XII в. // Личность и традиция. Аверинцевские чтения. Киев, 2005. С. 113–136.87) Остромирово Евангелие и византийское искусство середины XI в. // Средневековые книжные центры: местные традиции и межрегиональные связи. Тезисыдокладовмеждународнойконференции. Москва, 5–7 сентября 2005 г. М., 2005. С. 25–26.88) The Ascetic Trend in Byzantine Art of the Second Quarter of the 11th Century and Its Subsequent Fate // Nea Rome. Rivista di ricerche bizantinistiche. 2005. Vol. 2 (= Ampelokepion. Studi di amici e colleghi in onore di Vera von Falkenhausen, 2). P. 243–257.200689) Le illustrazioni dei manoscritti antico-russi // Lo spazio letterario del medioevo. 3. Le culture circostanti. Vol. 3. Le culture slave. A cura di M. Capaldo. Roma, 2006. P. 753–795.90) Аскетиот тренд во византиската уметност од втората четвртина на XI век и неговата понатамошна судбина // Зборник средневековна уметност. 5. Скопjе, 2006. С. 25–39.91) The mosaics of St. Sophia in Kiev and Osios Lukas in Phokis: similarity and differences // Proceedings of the 21st International Congress of Byzantine Studies. London, 21–26 August 2006. Vol. 3. Abstracts of Communications. London, 2006. P. 302–303.92) Византия. Искусствоиархитектура // БРЭ. Т. 5. М., 2006. С. 289-295.93) Мозаики Осиос Лукас и Софии Киевской // София. Сборник трудов в честь А.И. Комеча. М., 2006. C. 347–374.94) Andrej Rublev e l’arte bizantina e russa tra XIV e XV secolo // Andrej Rublev e l’icona russa. Atti dell’XIII Convegno ecumenico internazionale di spiritualità ortodossa. Sezione russa. Bose, 15–17 settembre 2005. A cura di A. Mainardi. Bose, 2006. P. 61–76.95) L’indirizzo ascetico nell’arte bizantina del secondo quarto dell’XI secolo e il suo ulteriore destino // Medioevo: il tempo degli antichi. Atti del Convegno internazionale di studi. Parma, 24-28 settembre 2003 / A cura di A.C. Quintavalle. Milano, 2006. P. 322-326.96) Проблемы византийского искусства. Мозаики, фрески, иконы. М., 2006.200797) Миниатюры Изборника Святослава 1073 г. и византийское искусство третьей четверти XI в. // От Царьграда до Белого моря. Сборник статей по средневековому искусству в честь Э.С. Смирновой. М., 2007. С. 405–440.98) Фрески Софии Киевской // ВВ. 2007. Т. 66. C. 5–23.99) История Русского искусства. Т. 1. Искусство Киевской Руси. IX – первая четверть XII века. М., 2007. С. 263–323, 423–469, 505–511.100) Мир русской архитектуры в фотографиях Алексея Ильича Комеча. М., 2007. С. 2-6.2008101) Образ и стиль в мозаиках Софии Киевской // Византия в контексте мировой культуры. К 100-летию со дня рождения Алисы Владимировны Банк. 1906-1984. Материалы конференции. СПб., 2008. С. 386-419.102) Памяти Алисы Владимировны Банк // Там же. С. 30-32.103) Миниатюры Мстиславова Евангелия в кругу византийского и русского искусства 11 – раннего 12 в. // Анфологион: Власть, общество, культура в славянском мире в Средние века. К 70-летию Бориса Николаевича Флори. М., 2008 (Славяне и их соседи. Выпуск 12). С. 370-382.104) Миниатюры кодекса Гертруды в кругу византийского искусства второй половины 11 в. // Византийский временник. 2008. Т. 67. С. 24-42.105) Преподавание византийского искусства в МГУ // Там же. С. 280-285.2009106) Алиса Владимировна Банк // Византийский временник. 2009. Т. 68. C. 278-280.107) Раннехристианское искусство. Искусство Византии // Отделение истории и теории искусства. Программы общих курсов. Часть первая / Под ред. В.П. Головина и В.С. Турчина. - 2-е изд., испр. и доп. М.: Истор. ф-т Моск. ун-та, 2009. С. 82-109.2010108) Византийские иконы VI-XV веков // История иконописи. Истоки, традиции, современность. VI-XX в. М., 2010. С. 41-94.109) Миниатюры Евангелия 1061 г. (РНБ, гр. 72) и византийское искусство 60-х-70-х годов XI в. // Византийский временник. 2010. Т. 69. C. 262-278.110) The 1061 Gospel Miniatures (St Petersburg, NLR, cod. Gr. 72)and Byzantine Art of the 1060s and 1070s // Nea Rhome. 2010. Vol. 6. P. 249-269.111) Остромирово Евангелие. Миниатюры и орнаменты // Остромирово Евангелие и современные исследования рукописной традиции новозаветных текстов Сборник научных статей. СПб., 2010. С. 60-84.2011112) Аскетическое направление и классические традиции в византийском искусстве VI–XI вв. // Византийский временник. 2011. Т. 70. C. 202-218 (1 п.л.).2012113) Попова О.С., Захарова А.В., Орецкая И.А. Византийская миниатюра второй половины X – начала XII века. Москва, 2012 (58,5 п.л.)114) Особенности византийского искусства 70–80-х гг. XI в. (Четвероевангелие в афинской Национальной библиотеке, cod. 57) // Лазаревские чтения. Искусство Византии, Древней Руси, Западной Европы. Материалы научной конференции 2011. С. 69-87.2013115) Попова О.С. Перемены в византийском искусстве после Македонского ренессанса // Палеография, кодикология, дипломатика. Современный опыт исследования греческих, латинских и славянских рукописей и документов. Материалы Международной научной конференции в честь 75-летия Б.Л. Фонкича. М., 2013. С. 246-258.116) Попова О.С. Пути византийского искусства. Москва, Гамма-пресс, 2013 (58 п.л.)117) Попова О.С. О стиле византийского искусства VI-VII веков // Свет Христов просвещаеи всех. Альманах Свято-Филаретовского института. Выпуск 8. Октябрь 2013. М.: СФИ, 2013. 84-93.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
02 января, 17:00

Византийская философия в современных зарубежных исследованиях

Если многие аспекты византийской цивилизации, особенно, что касается культуры, искусства, литературы и истории, уже достаточно хорошо изучены, то история византийской философии и науки (математика, астрономия, медицина) стала интенсивно разрабатываться только в последние десятилетия ХХ века. Впрочем, следует отметить, что изучение византийской философии на Западе стало возможным благодаря многочисленным византологическим исследованиям, особенно в том, что касалось изыскания, публикаций, переводов и комментирования памятников византийской письменности. Здесь, прежде всего, нужно упомянуть выдающийся многотомный труд Жака-Поля Миня «Греческая патрология» (161 том). Во многом на основании опубликованных в этом собрании текстов пишутся современные исследования по византийской философии.В 1970 году неапольские византинисты опубликовали критические издания работ Михаила Пселла и Никифора Григоры. В рамках серии Corpus Philosophorum Graecorum Recentiorum увидел свет перевод «Суммы теологии» Фомы Аквинского, сделанный византийским философом Димитрием Кидонисом (4 тома, 1976-1982). В 1984 году Афинская Академия совместно с Международным академическим союзом стала выпускать серию критических изданий текстов византийских философов Philosophi Byzantini (в рамках проекта Corpus Philosophorum Medii Aevi). Уже вышло 10 томов этой серии. Опубликованы произведения Николая Мефонского, Никифора Влеммида, Георгия Пахимера, Варлаама Калабрийского, Георгия Гемиста Плифона и прочих. Тексты снабжены критическим аппаратом, указателем и переводом на европейские языки (в зависимости от места издания – английский, французский, немецкий и новогреческий). После 2002 года вышло еще 4 тома. Более того в 1994 году увидела свет параллельная серия под названием Commentaria in Aristotelem Byzantina, собравшая под своей обложкой византийские комментарии к трудам Аристотеля – схолии Арефы, Георгия Пахимера и Михаила Пселла.Следует упомянуть и серию Biblioteca Teubneriana, в рамках которой были изданы философские сочинения Фотия, Арефы и Пселла.Интересно, что на 18-ом Международном византологическом конгрессе в Москве (1991 год) Греческий византиноведческий комитет представил издание «Международная библиография по византийской философии», где на 378 страницах содержался список книг и статей, опубликованных в период 1949-1990 годов. Характерен тот факт, что именно в 1949 году вышло первое, теперь уже классическое, исследование по византийской философии Б.Татакиса (1896-1996): B. Tatakis, “La philosophie byzantine” (Париж, 1949). В 1977 году оно было переведено на новогреческий, а в 2003 – на английский язык. Кроме того, Татакис написал на греческом языке исследование «Основы христианской и византийской философии» (Афины,1952). В нем есть интересные главы, посвященные платонизму и аристотелизму в Византии, а также вопросам византийской науки. В 1969 году Б. Татакис написал статью для Encyclopedie de la Pleiade: “La philosophie grecque patristique et byzantine”. В том же году появляется книга о взаимосвязях античной и византийской философии: К.Oehler, Antike Philosophie und byzantinisches Mittelalter (Мюнхен, 1969). В 1970 году Стивен Рансимен посвящает свой труд теме последнего византийского гуманизма – S.Runciman, The Last Byzantine Humanisme (Кэмбридж, 1970). Знаменитый французский византолог Поль Лемерль в 1971 году издает книгу о византийском гуманизме – P.Lemerle, Le premier humanismе byzantine (Париж, 1971). В 1977 году выходит в свет труд о взаимоотношениях византийского богословия и философии в XIV-XV веках: G. Podskalsky, Theologie und Philosophie in Byzanz (Мюнхен, 1977). Вопросы византийской науки и философии исследует Н.Уилсон в книге «Ученые Византии» – N.G.Wilson, Scholars of Byzantium (Лондон, 1983). В 1993 появилась книга Я.Пеликана о взаимоотношениях христианства и классической культуры – J.Pelikan, Christianity and Classical Culture. The Metamorfosis of Natural Theology in Christian encounter with Hellenism. (Йель, 1993). В 1994 году в Фессалониках Н.Мацукас издал свою «Историю византийской философии» на греческом языке. Византийской философии посвящены разделы в следующих энциклопедиях: Lexicon des Mittelalters (Мюнхен, 1993, с.2092-2100); Oxford Dictionary of Byzantium (Оксфорд, 1991, с.1658-1661); Routledge Encyclopedia of Philosophy (Лондон, 1998, с.160-165); The New Catholic Encyclopedia (Нью-Йорк, 2003, том 2, с.807-811). В 2002 году в Оксфорде вышел сборник статей, посвященных проблемам византийской философии: Byzantine Philosophy and its Ancient Sources (под редакцией К.Ierodiakonou). Различные аспекты континуитета греческой философии от античности и до Нового времени рассматриваются в трехтомном труде Л.Бенакиса (L. Benakis): Ancient Greek Philosophy. Historiography and Research (Афины, 2004, 334 с.); Byzantine Philosophy. Texts and Studies (Афины, 2002, 725 с.); Post-Byzantine Philosophy. Research in the sources (Афины, 2001, 255 с.). В 2004 году в Кембридже появилась работа, сравнивающая рецепцию аристотелизма в западном и византийском мирах – D.Bradshaw, Aristotle East and West: metaphysics and division of Christendom). В 2005 году в Германии вышло исследование болгарского ученого Г. Каприева – Philosophie in Byzanz. В 2008 году кембриджский профессор А. Калделис издал книгу, посвященную истории развития эллинистической философии в Византии – A. Kaldellis, Hellenism in Byzantium: The Transformations of Greek Identity and the Reception of the Classical Tradition. В 2010 году в Мадриде вышла книга о платонической теории идей в Византии: A. del Campo Echevarria, La teoria platonica de las ideas en Byzancio (ss.V-XI): principios, desarrollos e inversion final de la ontologia classica. Как отмечает современный исследователь проф.К.Иеродиакону, «систематический анализ трудов византийских мыслителей показывает, что их мышление и аргументация были не менее философскими, чем у какого бы то ни было до них или после них в истории философии» [1, c.2].Говоря об особенностях византийской философской мысли, необходимо обозначить временной рубеж, начиная с которого можно говорить собственно о византийской философии. С одной стороны, по мнению К. Иеродиакону, большинство современных ученых датируют начало развития византийской философии временем от основания Константинополя и до закрытия Афинской языческой академии при Юстиниане I в 529 г., то есть IV-VI вв., когда активно обсуждались вопросы, возникшие при взаимодействии христианского и эллинистического мировоззрений. С другой стороны те исследователи, которые понимают под византийской философией только светскую ее составляющую (например, Л. Бенакис), относят начало византийской философии к IX–X вв. Сама Катарина Иеродиакону относит начало византийской философии к IV в. и включает в число византийских философов таких авторов, как свт. Василий Великий, свт. Григорий Нисский и Немесий Эмесский [1, c.3].Если составить список известных науке византийских мыслителей, вошедших в историю византийской философии и представляющих различные ее направления, то картина будет довольно-таки внушительной:1.Ранневизантийский период (IV-VII вв.): Олимпиодор, Симпликий, Прокл, Ориген, Фемистий, Синезий, Василий Великий (329-379), Григорий Нисский (335-394), Немесий (4-5 век), Эней Газский, Псевдо-Дионисий Ареопагит (кон. 5 в.), Аммоний Александрийский (ум.517), Леонтий Византийский, Иоанн Филопон (490-575), Агапит, Георгий Писида, Менандр, Анастасий Синаит, Прокопий Газский (460-530), Стефан Афинский (550-630), Максим Исповедник (580-662), Иоанн Дамаскин (650-749).2.Средневизантийский период (IX-XII вв.): Лев Философ (790-869), Фотий (820-891), Арефа (ок. 850-944), Мелетий, Феофан Нонн, Михаил Пселл (1018-78), Иоанн Итал (1025-82), Феодор Смирнский (кон. XI века), Евстратий Никейский (1050-1120), Михаил Ефесский (1050-1129), Николай Мефонский (ум. 1165), Симеон Сиф (втор. XI века). Иоанн Цец (1110-1180), Исаак Севастократор (1093-1152).3.Поздневизантийский период (XIII-XV вв.): Никифор Влеммид (1197-1272), император Феодор II Ласкарис (1233-58), Мануил Оловол (ок. 1267), Григорий Кипрский (1241-1290), Георгий Пахимер (1242-1310), Максим Плануд (1255-1305), Лев Магенций (XIII в.), Феодор Метохит (1270-1332), Никифор Хумн (c. 1250/55–1327), Иоанн Педиасимос (ум. 1341), Иосиф Филагриос (кон. XIV в.), Иоанн Хортасмен (1370-1436), Варлаам Калабрийский (1290-1348), Никифор Григора (1290-1358), Иосиф Синопский, Иоанн Актуарий, Иоанн Катрон, Иосиф Ракендит (ум.1330), Григорий Палама (1296-1359), Григорий Акиндин (1300-1348), Николай Кавасила (ум. 1371), Димитрий Кидонис (1324-1397), Прохор Кидонис (1333-69), Георгий Гемист Плифон (1360-1453), Георгий Трапезундский (1395-1472), Иоанн Аргиропул (1395-1487), Феодор Газский (1400-1476), Андроник Каллист (1400-1486), Георгий Схоларий Геннадий (1400-1472), Виссарион (1403-1472), Михаил Апостолий (1420-1480) [1, c.3; 2].На первом этапе своего существования византийская философия с одной стороны сохраняла и комментировала античное наследие, а с другой – в контексте патристического синтеза – давала ответ на вызовы эллинизма, связанные с усвоением нового христианского мировоззрения. К.Иеродиакону приводит следующий пример: «Что такое философия в новом христианском контексте? Вот как ее определяет Иоанн Дамаскин: 1) знание о сущих (onta) как сущих; 2) знание божественных и человеческих предметов; 3) приготовление (melete) к смерти; 4) уподобление Богу; 5) искусство (techne) искусств и наука наук и 6) любовь к мудрости. Эти определения, собранные еще неоплатониками Александрийской школы (Аммоний, Давид Философ и Илия Александрийский), происходят от аристотелевских (1, 5), стоических (2), и платонических (3, 4) концепций философии, также указывая на происхождение слова (6). Вместе с этими школьными определениями, философия как термин могла иметь в Византии добавочные значения, разработанные уже в патристический период. Отвергая претензии языческих философов на право называть свою философию источником просвещения, этического совершенства и знания божественных начал, христиане считали свою религию истинной философией (или «внутренней» философией) по сравнению с «внешней» (языческой) философией, вдохновлявшей зачастую различные ереси. Определение христианского образа жизни как истинной философии было еще более детализировано, и философия могла относиться к отдельным парадигмам такой жизни: мученичеству или монашескому идеалу. В Византии можно встретить и более широкие значения философии как обозначение красноречия, образованности, и эрудиции. Иоанн Дамаскин подразделяет философию на два раздела, теоретический (касающийся знания) и практический (относящийся к добродетелям). Теоретический раздел включал физику, математику (арифметику, геометрию, астрономию и гармонику), и «теологию» (то есть метафизику как изучение нематериальных сущностей, Бога, ангелов, душу); практический же раздел включал этику, «экономику» (т. е. бытовую этику) и политику. Иоанн Дамаскин считает логику скорее инструментом, чем отдельным разделом философии. Такое деление философии, также происходящее от неоплатонизма, оставалось стандартным (по крайней мере, как идеал) в Византии, оно определяло порядок философского курса обучения, начинающегося с логики и этики, продолжающегося (в некоторых случаях) через физику и математику к метафизике. Первые стадии этого курса, вместе с риторикой, составляли краеугольный камень высшего образования в Византии» [3].Здесь уместно привести и взгляд отечественного исследователя на эпоху становления византийской философии. Как отмечал С.С.Аверинцев, «у апологетов и отцов Церкви работа по переводу содержания своей веры с языка Библии на язык философии поначалу устремляется в русло платонизма. Заметим, что то же самое произошло при решении аналогичной задачи с Филоном Иудеем. У Платона, именно у Платона можно было найти готовые доводы в пользу спиритуализма, аскетизма, «презрения к миру», надолго вошедшие в сокровищницу христианской культуры. С другой стороны, однако, после Плотина платонизм все больше усваивается в форме неоплатонического синтеза, включившего в себя аристотелевскую компоненту. Недаром термины великих контроверз патристической эпохи берутся из арсенала Аристотеля: ‘усия’, ‘ипостась’ и многие другие. Пусть ортодоксальные оппоненты еретика IV века Евномия усматривали у последнего аристотелевскую технологию, подменившую собой теологию; не только еретикам, но и ортодоксальному христианству Аристотель был нужен как учитель техники мышления. Ситуация контроверзы заставляет спорить, а спорить нельзя без техники, то есть без логики. [4, с.322-333]. Именно этим обуславливался во многом интерес византийцев к Аристотелю.Кстати К.Иеродиакону приводит следующие данные о рецепции византийцами Платона и Аристотеля – среди византийских рукописей сохранилось около 260 копий диалогов Платона и примерно 1000 копий текстов Аристотеля [3].Благосклонность византийцев к Аристотелю С.С.Аверинцев объясняет так: «Исторический опыт Византии показывает, что в принципе едва ли существует какая-то несовместимость между православием и наследием Аристотеля. Скорее сложности были с Платоном, поскольку Платон вместе с философией как таковой предлагал свою мистику, отличную от христианской, свои символы, свою мифологию. Аристотелевская техника мысли более нейтральна по отношению к религии, чем платоновский экстаз. Такой кодификатор православной нормы в богословии, как Иоанн Дамаскин (VII-VIII вв.), предпослал своему главному теологическому труду Источник знания логико-философское введение, основанное на Аристотеле и его неоплатонических и христианских интерпретаторах. Не раз возникала ситуация, когда защитник православия выступал как аристотелик против еретического платоника: например, Николай Мефонский в середине XII века призывал себе на помощь аристотелевскую критику теории идей против гетеродоксального учения Сотириха Пантевгена; на самом исходе исторического бытия Византии, уже в XV веке, последний враг византийского православия, загадочный неопаганист Георгий Гемист Плифон, был ярым платоником, а его оппонент, первый патриарх Константинополя после пленения последнего турками, по имени Геннадий Схолярий – убежденным аристотеликом. Что до виднейшего православного мистика XIV века Григория Паламы, то он, вообще говоря, выступал против допущения какой бы то ни было языческой философии в зону теологической работы; и все же недаром он выступал почти подростком при дворе с рефератом по аристотелевской логике, – та пара терминов ‘усия’ и ‘энергейя’, при посредстве которых он решает проблему соотношения между трансцендентностью и имманентностью Божества и обосновывает столь характерную для православия доктрину исихазма, заимствована у Аристотеля [4, с.323-324].Что касается «светской» философии, к которой известный специалист по истории греческой философии Л. Бенакис относит, например, комментирование трактатов античных авторов по логике, физике и природе человека, то такая «чистая» философия, напрямую не связанная с теологической проблематикой, представляла в Византии VI–VIII вв. весьма узкий сектор научной активности. Согласно Бенакису это направление интеллектуальной деятельности стало более менее заметным и автономным не ранее IX столетия. Кроме того, он отмечает, что «философия в Византии не прекращала трансляции античных знаний о человеке и мире и была часто независмой от богословской мысли, как на уровне теоретической, так и на уровне практической философии, иными словами она никогда не была ancilla theologiae» [5, с.223].Следует особо отметить, что развитие византийской философии было тесно связано с научными центрами. По примеру римского атенея во всех римских провинциях были основаны учебные заведения. При основании Нового Рима император Константин также создал атеней, реформированный спустя столетие в первый Константинопольский университет. Как отмечает акад. Г.А.Острогорский, «император Феодосий II (408-450) в первые годы своего правления находился под сильным влиянием своей энергичной сестры Пульхерии, а в более поздний период – под влиянием своей супруги – афинянки Евдокии, дочери языческого профессора риторики в афинском университете. Личность этой императрицы – живой пример того, как сочетались христианство и классическая образованность в Византии. Всю свою жизнь она оставалась верной культурным традициям своего родного города, будучи в то же время ревностной последовательницей новой веры. И характерен тот факт, что императрица сочиняла светские стихи и писала церковные гимны. В 425 г. во многом благодаря ее влиянию был реорганизован и расширен университет, созданный еще в константиновскую эпоху. По существу, он был как бы заново создан. Университет стал ключевым центром науки в империи. В нем было 10 кафедр греческой и 10 кафедр латинской грамматики, 5 кафедр греческой и 3 кафедры латинской риторики, одна кафедра философии и две кафедры юриспруденции» [6, c.36].В V–VI вв. существовали многочисленные высшие учебные заведения в Афинах, Александрии, Антиохии и Бейруте. Светские науки изучались по античной греческой системе, предусматривавшей два уровня «энциклопедического образования»: тривиум (грамматика, риторика, диалектика) и квадривиум (арифметика, музыка, геометрия, астрономия); особо изучались право, медицина и другие прикладные дисциплины. Кстати, принципы квадривиума были изложены у Григория Пахимера, его труд был издан и прокомментирован в работе – Stеphanou, E., Tannery, P. (изд.), Quadrivium de Georges Pachymиre, Studi e testi 94, 1940,Vatican City.Несмотря на то, что в 726 году император Лев III, основоположник иконоборчества, уничтожил Константинопольскую высшую школу вместе с профессорами и книгами, есть данные, что в конце VIII века начальные и средние школы не были закрыты, домашнее образование не возбранялось и не пресекалось. Грамотность была широко распространена в средних по состоятельности и социальному положению слоях населения. Появление в IX веке таких образованных людей, как Иоанн Грамматик, Лев Математик, наконец, таких, как знаменитый патриарх Фотий, свидетельствует о высокой постановке школьного дела в империи. Не следует забывать, что Константин-философ и его брат архиепископ Паннонский Мефодий – первоучители славянские, родившиеся и получившие образование в конце VIII - начале IX века, обязаны своей школьной образованностью и научной подготовкой современной им общественной среде и высшей школе. А Фотий, до того как стать патриархом, служил профессором философии и богословия в восстановленной Львом Математиком Константинопольской высшей школе.На новый уровень образование вышло в XI-XII вв. В это время был преобразован Константинопольский университет (с юридическим и философским факультетами), открылись патриаршие школы при храмах Святой Софии и Святых Апостолов. В 60-х годах XII века император Мануил I Комнин назначил главой философов Михаила Анхиала, позднее ставшего патриархом (1170-1178). Преемником Михаила Анхиала на посту главы философов был церковный деятель Феодор Ириник, занявший в 1214 году патриарший престол. В стенах, созданной им Патриаршей академии, преподавали самые видные деятели византийской культуры конца XI-XII века, авторы многих дошедших до нас литературных, научных и педагогических произведений. Наиболее выдающимися среди них были Евстафий Солунский, Никифор Василак, составивший учебное пособие по истории, мифологии, риторике и богословию. Известный йатрософист Михаил Италик вел занятия по предметам квадривиума (арифметике, геометрии, музыке, астрономии), а также механике, оптике, медицине и философии. Он был профессором медицины при больнице монастыря Пантократора (основана в 1136 году) [7, c.91].Помимо этого в XII в. широко распространяются литературно-философские кружки, группировавшиеся обычно вокруг влиятельных аристократов (нередко – придворных дам). Грамотность в империи почти всегда оставалась на беспрецедентном для средневековья уровне, будучи распространена во всех слоях общества. В Никейской империи сохранение философской школы сделало возможным то, что падение Константинополя в 1204 г. не пресекло традицию философского образования в Византии. Примером этого общества служит Никифор Влеммид, написавший руководства по логике и физике. После восстановления империи в Константинополе император Андроник II Палеолог Старший (1260-1332) вновь реорганизовал высшее образование, открыв в Константинополе «Царскую Школу». В отличие от западноевропейских университетов, появившихся в XIII в. и бывших юридически самостоятельными корпорациями, византийские высшие учебные заведения были государственными – с утвержденным штатом и высокими окладами профессоров. Само же обучение в них было бесплатным. В период палеологовского возрождения возникла крупная группа ученых, обладавших авторитетом в различных разделах философии и желающая подвергнуть критике философские теории. Пахимер написал компендиум аристотелевской философии, а переложения Аристотеля были подготовлены Софонией (конец XIII в.), Львом Магентеном (XIV в.) и Феодором Метохитом.Своеобразной иллюстрацией континуитета (этот термин использует Клаус Элер в своей статье – К.Oehler, Die Kontinuitдt in der Philosophie der Griechen bis zum Untergang des byzantinischen Reiches) внешней философии в Византии может послужить традиция изображения языческих философов в храмовом пространстве. Так согласно тексту «Ерминия» Дионисия из Фурны рекомендуется изображать философов вместе с Древом Иесеевым ниже пророков Ветхого Завета. В этом контексте античные философы считались языческими предвестниками воплощения Христа. В нескольких церквях и монастырях – в Лавре и Иверском монастыре на Афоне, церкви св. Николая Спанос (Филантропина) на острове около Яннины, в Бачково и Арбанеси в Болгарии и др. находятся изображения древних «философов». Как правило они датируются XVI–XVIII вв., хотя некоторые ученые полагают, что художники следовали более ранней традиции. Список изображаемых «философов» включает хорошо известные имена не только философов (Сократ, Платон, Аристотель, Пифагор, Филон), но и политиков (Солон), писателей (Гомер, Плутарх, Фукидид), ученых (Гален) и предсказателей (Сивилла).В заключении следует отметить основные задачи изучения византийской философии на современном этапе. Большинство зарубежных исследований развиваются в следующих трех направлениях. Во-первых, это публикация и комментирование византийских философских текстов. Во-вторых, необходимо прояснить, насколько были в Византии дистанцированы философия и богословие. И, в-третьих, необходимо систематически проанализировать сочинения византийских мыслителей. Иными словами, прежде, чем составить свое представление о византийской философии, ее тематике, направлениях и специфике, нужно сперва тщательно ее изучить как целостное явление в истории философии. И здесь неоценимым подспорьем могут послужить многочисленные, и, к сожалению малоизвестные в России, исследования зарубежных ученых.Литература:1.Ierodiakonou K., Introduction. // Byzantine Philosophy and its Ancient Sources. – Oxford, 2002. – 320 р.2.Tatakis B., La philosophie byzantine. – Paris, 1949. – 323 p.3.Ierodiakonou K., Byzantine Philosophy. // MacMillan Encyclopedia of Philosophy – NY, 2005.4.Аверинцев С.C., Христианский аристотелизм как внутренняя форма западной традиции и проблемы современной России. // Риторика и истоки европейской культурной традиции. – М., 1996. – 448c.5.Benakis L., Die theoretische und praktische Autonomie der Philosophie als Fachdisziplin in Byzanz. // Knowledge and the Sciences in Medieval Philosophy, Proceeding of the Eight International Congress of Medieval Philosophy. – Helsinki, 1990. – pp. 223-226.6. Ostrogorsky G., History of the Byzantine state. – Oxford, 1956. – 607 p.7. Prioreschi P., A History of Medicine. Vol. IV, Byzantine and Islamic medicine. – Omaha, 2004. – 507 p.Игорь Анатольевич ИвановКандидат философских наук, доцент кафедры философииСанкт-Петербургского государственногоинженерно-экономического университет

Выбор редакции
18 декабря 2019, 16:23

С.А. Иванов. Блаженные похабы. Культурная история юродства (2019)

Иванов С.А. Блаженные похабы. Культурная история юродства. - Новое издание, перераб. и доп. - М.: Corpus, 2019. - 464 с.Кто такие юродивые и почему в Древней Руси их называли похабами? Чем отличается "глупец Христа ради" от обыкновенного сумасшедшего? Почему юродство как институт сложилось на Руси одновременно с самодержавием? Каким было отношение к разыгранному, культурно интерпретированному безумию на Ближнем Востоке и в античной Греции? Можно ли считать юродивыми князя Мышкина или Владимира Жириновского? А Олега Кулика и "Пусси Райот"? Зачем монаху идти в таверну? И ради какой цели, в конце концов, юродствует юродивый? Историк Сергей Иванов, используя фантастическое количество материалов, от древних текстов до современных исследований, дает исчерпывающее, увлекательное и невероятно информативное описание юродства как религиозно-культурного феномена, прослеживая его историю от Византийской империи до Нового времени. Новое издание, дополненное и переработанное.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

11 ноября 2019, 06:15

“Во время намаза закроют занавесками”. Под ударом — два главных византийских памятника XIV века в Турции

Кахрие Джами - станет ли музей мечетью, и чем это грозит фрескам и мозаикам

26 июля 2019, 23:50

Крещение Руси в 988 году и государство Русь

Как писали о крещении Руси в советском журнале в 1988 году

20 апреля 2019, 21:00

Гибель Константинополя. Как крестоносцы предали Христа за богатую добычу

«Взятие Константинополя крестоносцами». © / Делакруа, 1840 год. /репродукцияВ конце XI века Византийская империя оказалась на грани падения. Турки-сельджуки, стремительно захватывавшие территории в Передней Азии, занявшие большую часть Ирана и Месопотамии, Сирию и Палестину, включая Иерусалим, подступали к стенам Константинополя.Алексей I попросил, Урбан II сделал: как начинались крестовые походыВизантийский император Алексей I Комнин, собственная армия которого была ослаблена, обратился за помощью к Папе Римскому Урбану II. Император апеллировал к христианскому состраданию понтифика: Иерусалим захвачен неверными, Гроб Господень в их руках, а паломники-христиане подвергаются гонениям.Это было первое обращение подобного рода после раскола в христианстве, известного как «Великая схизма».Просьба Алекcея I Комнина оказалась как нельзя кстати. Урбан II увидел в ней возможность решить сразу несколько проблем: восстановление христианского контроля над Святой землей, повышение авторитета и восстановление единства христианской церкви, избавление Европы от тысяч шатающихся без дела вооруженных молодых представителей знати, представлявших собой младших отпрысков знатных родов, в условиях утвердившихся феодальных отношений на основе единонаследия не получавших земель своих родителей.Пламенная речь Урбана II, произнесенная в Клермоне в ноябре 1095 года, положила начало эпохе крестовых походов.Идея о защите Гроба Господня и прекращении страданий христиан, угнетаемых иноверцами, довольно быстро выродилась в захватническую войну, многие из участников которой думали в первую очередь о личном обогащении.«Каникулы» БонифацияГосударства, созданные крестоносцами после Первого крестового похода, оказались неустойчивыми и существовали под вечной угрозой захвата мусульманами. Новые крестовые походы, предпринятые в ответ на военные неудачи, успеха не имели.В конце XII века папа римский Иннокентий III стал призывать европейских монархов отправиться в очередной поход. Желающих, однако, оказалось крайне мало. Короли Европы подозревали, что понтифик, претендующий на светскую власть, просто старается услать их на Ближний Восток.В итоге предводителями похода стали граф Фландрии Балдуин I и маркграф Монферрата Бонифаций. Под их знамена, по разным оценкам, собрались от 12 до 30 тысяч воинов.Местом сбора крестоносцев была объявлена Венеция. Предводители похода договорились с венецианским дожем Энрико Дандоло о перевозке воинов, лошадей и снаряжения в Египет. Флот Венеции в ту пору считался лучшим в Европе.Энрико Дандоло благословляет рыцарей. репродукция/ Гюстав ДореХитрый план старого дожаЭнрико Дандоло в ту пору было уже далеко за 90 лет, он ослеп, но сохранял ясность ума, и решил, что армию крестоносцев можно использовать в своих целях.Венецианские корабли абсолютно бесплатно перевозили крестоносцев на остров Лидо, но покинуть его они не могли. Дандоло требовал заплатить за перевозку 85 тысяч марок серебром. Сумма для тех времен была колоссальной, таких денег у крестоносцев не было. Запертые на острове воины испытывали проблемы с едой и питьевой водой и грозили устроить бунт.Дандоло пояснил: можно получить отсрочку в оплате, но для этого нужно захватить город Задар в Далмации, который был главным соперником Венеции на Адриатике. Крестоносцы приняли предложение, и в конце 1202 года Задар был захвачен и разграблен.Иннокентий III, узнав об этом, пошел пятнами от гнева и наложил на них анафему. Впрочем, потом сам же ее и снял, предложив искупить грехи, все-таки отправившись в Святую землю.Исаака II Ангела ослепляют по приказу брата.Ангел просит помощиНо у хитрого дожа в кармане было новое предложение. Теперь слепой Дандоло задумал отправить крестоносцев в Византию.При этом подавалась новая миссия как восстановление закона и справедливости. Византийский император Исаак II Ангел был смещён с престола и ослеплён своим братом Алексеем. Сын свергнутого — Алексей Ангел — обращался за помощью к европейским владыкам.Дандоло не очень заботила судьба византийской династии. Вмешательство крестоносцев, по его задумке, должно было серьезно ослабить Константинополь, являвшийся главным торговым конкурентом Венеции в Средиземноморье.В Византийской империи в этот период не затихали междоусобицы знати. Пытаясь получить перевес, претенденты на власть были готовы давать любые обещания. Алексей Ангел обещал выплатить крестоносцам 200 000 марок, помочь флотом и отрядом в 10 000 воинов в завоевании Египта и содержать 500 солдат в Святой земле, а также подчинить византийскую церковь Святому Престолу.В июне 1203 года крестоносцы прибыли под стены Константинополя, осадили город и нанесли тяжелое поражение войску Алексея III. Император бежал, а вместо него трон занял освобожденный из тюрьмы Исаак II Ангел. Крестоносцы добились, чтобы его сын Алексей, обещавший им деньги, стал соправителем.Вступление крестоносцев в Константинополь 13 апреля 1204 г. репродукция/ Гюстав ДореИнтриган МурзуфлКогда Исаак II узнал о сумме, которую сын обещал крестоносцам за помощь, он схватился за голову. Таких денег в казне не было, и взять их было просто неоткуда. Население обложили тяжелейшими налогами, что вызвало сильное возмущение, но даже это позволило собрать только половину суммы. Крестоносцы же требовали уплаты долга целиком.В январе 1204 года Алексей IV Ангел решился попросить помощи у крестоносцев для подавления смуты в Константинополе. Переговоры были поручены видному сановнику Алексею Мурзуфлу. Но тот, преследуя собственные цели, решил выдать замыслы императора жителям города. Алексея IV и Исаака II Ангелов низложили и заточили в тюрьму. 5 февраля 1204 года новым императором под именем Алексей V был провозглашен Мурзуфл, а вскоре низложенных властителей умертвили в тюрьме.Император Алексей V полагал, что сможет дать отпор крестоносцам, однако организованные им атаки завершились неудачей.8 апреля 1204 года Константинополь был блокирован с моря. 9 апреля последовал первый штурм города, который был с большим трудом отбит защитниками. Новый штурм 12 апреля привел к пожару, уничтожившему две трети зданий. Мурзуфл бежал из города. 13 апреля Константинополь был окончательно взят крестоносцами.Алексей V Мурзуфл ведёт переговоры с Энрико Дандоло. репродукция/ Гюстав Доре«Армия, рассыпавшись по городу, набрала множество добычи»Один из предводителей крестоносцев — Жоффруа де Виллардуэн — писал в хронике «Завоевание Константинополя»: «Огонь начал распространяться по городу, который вскоре ярко запылал и горел всю ночь и весь следующий день до самого вечера. В Константинополе это был уже третий пожар с тех пор, как франки и венецианцы пришли на эту землю, и в городе сгорело больше домов, чем можно насчитать в любом из трёх самых больших городов Французского королевства.Остальная армия, рассыпавшись по городу, набрала множество добычи, — так много, что поистине никто не смог бы определить её количество или ценность. Там были золото и серебро, столовая утварь и драгоценные камни, атлас и шёлк, одежда на беличьем и горностаевом меху и вообще всё самое лучшее, что только можно отыскать на земле. Такой обильной добычи не брали ни в одном городе со времён сотворения мира».Внутренние распри сделали свое дело. Жоффруа де Виллардуэн удивлялся тому, что в 500-тысячном городе лишь малая часть жителей выступила на его защиту, что позволило крестоносцам взять Константинополь малыми силами.Счет горожан, убитых во время грабежей, шел на тысячи, количество изнасилованных женщин вообще никто не подсчитывал.Уничтожению и разграблению подвергались христианские святыни, включая храм Святой Софии.Осада Константинополя крестоносцами (1204). Миниатюра из «Хроники императоров» Давида Обера. 1470-е гг.Необратимые измененияСлепой Дандоло потирал руки от удовольствия: Византия более не являлась конкурентом Венеции, ее могущество сгорело в огне пожаров Константинополя.Иннокентий III повторно наложил анафему на крестоносцев. То, что задумывалось как богоугодное дело в защиту христианских ценностей, обернулось чудовищным преступлением против единоверцев.Но предводители похода прислали в Рим ответ с советом подумать, ведь теперь восточные христиане снова подчинены папе и раскол преодолен. Захват Константинополя предлагалось считать «даром Божьим».Иннокентий III согласился. Прежняя Византийская империя распалась на несколько государств. В Константинополе крестоносцы, отказавшиеся от планов идти на Иерусалим, провозгласили Латинскую империю, которая просуществовала чуть более полувека. Вскоре (там же, в Константинополе) умер и хитроумный, но уже пожилой (особенно по тем временам) Энрико Дандоло.В 1261 году Никейская империя, основанная Феодором Ласкарем, бывшим константинопольским вельможей, сможет отвоевать Константинополь у потомков крестоносцев. Однако возрожденная Византия будет лишь жалкой копией некогда великой державы. Полностью оправиться от катастрофы 1204 года ей уже не удастся.Захват и разграбление Константинополя продемонстрировали, что от высокой идеи «освобождения Гроба Господня» не осталось ничего, кроме смрада и грязи.источник

Выбор редакции
13 апреля 2019, 19:57

Ученые назвали «худший период» в истории человечества

Издание Science Alert сообщает, что худшим в истории является 536 год от Рождества Христова. Археолог... Сообщение Ученые назвали «худший период» в истории человечества появились сначала на ХВИЛЯ.

Выбор редакции
05 марта 2019, 20:17

Тохтасьев С.Р. Язык трактата Константина Багрянородного De administrando imperio (2018)

Тохтасьев С.Р. Язык трактата Константина Багрянородного De administrando imperio и его иноязычная лексика. - СПб.: Наука, 2018. - 679 с. ISBN: 978-5-02-039559-6.Книга С.Р. Тохтасьева состоит из двух частей: первая посвящена анализу языка и стиля трактата De administrando Imperio, приписываемого Константину Багрянородному; вторая − анализу не греческих слов, которые содержит трактат. Детально рассматриваются способы фонетической и морфологической адаптации иноязычной лексики трактата с учетом других сочинений того же периода и памятников среднегреческой письменности. В приложении помещены комментарии к отдельным словам или трудным для толкования местам сочинения. Для специалистов-филологов, востоковедов.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
01 февраля 2019, 17:38

Не пора ли знать историю как она есть?

Заходит как-то ко мне знакомый, из наших, интеллигентствующих, которые знают, что кофе мужского рода. А на беду у меня в тот момент по телеку крутилась постановка «Войны и мира» Нью-Йоркской Метрополитен-оперы. Что знакомый интеллигент и […] Сообщение Не пора ли знать историю как она есть? появились сначала на ХВИЛЯ.

06 января 2019, 13:00

Евгений Спицын."История России. Выпуск №7. Ярослав Мудрый"

Седьмая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная князю Ярославу Мудрому, автору "Русской Правды" - сборника правовых норм Древнерусского государства.

05 января 2019, 14:00

Евгений Спицын."История России. Выпуск №5. Князь Святослав"

Пятая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная одному из самых прославленных князей Древней Руси Святославу.

29 ноября 2018, 09:42

Русские в Анталье: на юге Турции археологи нашли 1000-летний варяжский меч

Археологи сообщили о редчайшем открытии: на раскопках в курортном городке Патара на юге Турции нашли меч викинга. Тысячу лет назад в этих краях обретались викинги особого сорта, известные нам под более "русским" названием - варяги.

28 ноября 2018, 20:37

Благой мат: бывает ли такое?

Андрей Фефелов и Константин Душенов анализируют самые интересные новости недели и отвечают на вопросы аудитории канала ДеньТВ. Поддержать передачи А. А. Фефелова и канал ДеньТВ http://bit.ly/2I9FL1B Поддержать авторские передачи К. Ю. Душенова https://goo.gl/zmH3n6 Приобрести книгу «Искусство спора. О теории и практике спора» и другие книги проекта "Сталинский букварь" без торговой наценки http://bit.ly/2MJRjLCСайт #ДеньТВ #Душенов #Фефелов #аналитика #политическаясатира #русскиймат #история #Сталин #православие #Босфор #Рим #Византия #демократия #Аляска #Российскаяимперия

Выбор редакции
17 ноября 2018, 14:00

Великие империи Мира. Византийская империя

Стойкие римляне, хитрые византы, кровожадные османы, православные русские, дикие монголы - все эти народы разрушали чужие и создавали собственные великие империи, чтобы потом самим быть поверженными другими народами. Судьбы многих народов прервались с развалом империй, как это было с Великим Римом. А судьбы иных, радикально изменили свое развитие и привели к непредсказуемым трагическим результатам, как это стало с Третьим Рейхом. Так или иначе, мировая история породила и продолжает порождать сильные государства, которые, опираясь на военную силу, экономический прогресс и идеологическую экспансию, двигают развитие человечества по спирали времени. В нашем цикле фильмов мы постарались рассказать Вам о наиболее сильных и значимых империях, известных современной исторической науке. Об их взлетах и падениях, расцвете и упадке. О том, какие уроки стоит извлечь человечеству, чтобы не допускать трагических ошибок прошлого.

29 октября 2018, 19:00

Владимир Вольвач: Возвращение домой, в Третий Рим...

Сегодня мы находимся в ситуации, когда процесс утверждения России в роли центра мирового православия, начатый в 1589 году, может быть, наконец, завершен.На днях произошло событие, которое пока еще не оценено в должной мере мировыми СМИ, но которое может очень многое изменить в современной истории России. Константинопольский патриарх Варфоломей, в духе византийской традиции, послал на Украину двух экзархов, выходцев из Западной Украины, для реализации идеи предоставления автокефалии украинской православной церкви.Это «византийство» было достойным образом оценено Русской Православной Церковью, которая устами председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамский Илариона сформулировала свое отношение к этому так: «Константинопольский Патриархат, таким образом, теперь уже открыто встал на тропу войны. И это война не только против Русской Церкви, не только против украинского православного народа. Это война, по сути дела, против единства всего мирового Православия ».Возможным последствием этого будет утрата первенствующей позиции Константинопольского патриархата: «по крайней мере, половина от этого 300-миллионного населения больше не будет его признавать даже первым в семье Православных Церквей».Необходимо отметить, что мировое православие управляется не так, как католическая церковь, строго подчиняющаяся римскому папе в Ватикане; все православные поместные церкви равны между собой, хотя некоторые из них выглядят «равнее» других. За Константинополем лидерство обеспечивается чисто исторической преемственностью, в пользу авторитета РПЦ говорит самая большая численность прихожан, и опять же историческая традиция. В 1589 году, когда Москва учредила собственное патриаршество и перестала зависеть от Константинополя, она была единственной православной церковью, находящейся в православном государстве, управляемом православным государем. Именно это обстоятельство послужило формированию идеологии Третьего Рима, которая в последующие триста лет оказала огромное влияние на наше национальное развитие и утверждение высокого статуса России в миропорядке.Сегодня мы находимся в ситуации, когда процесс утверждения России в роли центра мирового православия, начатый в 1589 году, может быть, наконец, завершен, в случае если Константинопольская церковь, увлекшаяся геополитическими играми, окончательно утратит свой авторитет. Почему это так важно для России сегодня?В стратегии национальной безопасности США, которая была утверждена год назад, и которую Трамп пытается реализовать, Россия и Китай определены как «ревизионистские державы», которые, как заявил представитель администрации президента, «хотят создать мир, не обязательно соответствующий нашим интересам и ценностям ».( РИА Новости https://ria.ru/world/20171218/1511181687.html)И здесь трудно спорить с американцами – и Россия, и Китай, а с ними еще много других, более слабых стран, действительно хотя создать миропорядок, который совсем не обязательно соответствует американским интересам.Такого, или подобного ему, масштаба передел мира за последние сто лет был только дважды – в Первую и Вторую мировые войны. Третий передел начался в 1991 году с разрушения СССР, и Запад, как Наполеон после взятия Москвы, подумал, что война на этом закончилась. Однако, как это уже не раз было в истории, Россия только собиралась с силами, чтобы оправиться после поражения и вновь заявить о своем статусе мировой державы.Первая мировая была войной армий, Вторая мировая – войной народов, третья мировая, которая пока еще не признается, но идет – война институтов; именно социальные институты, в том числе религия, пресса, , демократия, культура играют в ней роль главной действующей силы.Самый серьезный удар по СССР был нанесен не ракетами, и даже не экономическими санкциями – были разрушены институты, обеспечивающие преемственность поколений. Эти функции в образовании и воспитании подрастающего поколения до сих пор не восстановлены. Общество не может существовать, если не обеспечивается передача от прошлых поколений к будущим национальные ценности, примеры и образцы поведения, морально-нравственные нормы, идеология, наконец.Все эти механизмы были уничтожены вместе с КПСС, и вот мы уже видим вступающее во взрослую жизнь поколение, которое выросло в диком нравственном поле, в ситуации воспитательного хаоса, и если бы не влияние советских бабушек и дедушек, если бы не одинокий маяк в бушующем океане, которым стал День Победы, то об истории России как нации, можно было уже забыть. Общество состоящее из одних потребителей, раздробленное и атомистическое, может быть порабощено кем угодно; как это происходит, хорошо видно на примере Украины.В лице идеологии «Третьего Рима» мы не только получаем национальную идеологию, на которой тысячу лет воспитывалось российское общество, в русле которой развивалось государство, но и воссоздаем институт, эту идеологию формирующий, и способный обеспечить ее преемственность в поколениях.Но это лишь половина дела; вторая половина заключается в том, что утвердившись в роли центра Ортодоксального Христианства (именно так именуют Православие в мире, прежде всего на Западе), Россия может концептуально оформить идеологию возврата в традиционным ценностям, и поучить на этой основе признание и поддержку со стороны тех государств, и тех политических сил, которые либеральной прессой сегодня презрительно и ложно определяются как «ультра-правые». Этот чисто пропагандистский стереотип на самом деле обозначает движение за возврат к национальным традициям, который ширится и растет во всем мире, и который Россия может возглавить.Возвращение к идеологии Третьего Рима – это возврат к многовековой исторической традиции; на такого же масштаба традиции, как на фундаменте, стоят Соединенные Штаты. Для нас это как возвращение домой после долгих скитаний – все здесь нам знакомо, все освящено деяниями предыдущих поколений, каждая деталь говорит и о долгой истории, и о славном будущем…Фото с сайта traditio.wikiВладимир ВольвачИсточник

07 октября 2018, 19:00

Актриса против спортивных хулиганов (Византия)

Небольшое предисловиеИстория про римского homo urbanus (городского человека) будет еще длиннее, чем греческая. Не только потому, что почти все, что мы знаем про города и нашу цивилизованную жизнь, включая греческую культуру и достижения, были аккумулированы там. Главным образом, потому что традиционную римскую историю можно разделить на неравные, но очень значимые для всей нашей культуры периоды.Как бы не делили историю Рима ученые, с точки зрения развития всей нашей современной городской цивилизации, можно смело ее серьезно увеличить и сформировать три крупных отрезка:Царский и республиканский период, когда Рим пришел к завоевательной стратегии и разработал основу системы гражданства, а также захватил Грецию.Имперский период, потому что в это время римская культура впитывает все достижения греческой, а также сталкивается с христианством.Византийский период, потому что именно в Восточной римской империи, уже христианской, были сформированы основы правовой и урбанистической мысли, которая в облагороженной форме чистого знания поступила после падения Византии в Европу. Так стартовало Возрождение, которое и стало основным толчком к развитию нового общества.Начнем с конца.Несколько нетрадиционно история будет про Византию VI века н.э., т.е. про конец. Этому есть серьезная причина. Говоря о Риме, мы рисуем себе историю Цезаря, Калигулы или Нерона, тот мир гладиаторов (этрусское изобретение, как и многое другое) и оргий. Нам же все это досталось через Византию, уже полностью христианскую, со всеми основами веры. Гладиаторские бои запрещены столетиями, культура существенно отличается, а язык во многом больше греческий, чем латинский. Никакая римская античная культура ни в какой средневековой Европе просто бы не прижилась. Именно поэтому, например, Германия периода III Рейха так тянула к себе не христианскую, а именно античную часть культуры и эстетики древнего Рима.Совсем не аристократ и не совсем актриса.Когда мы говорим о Византии и ее императорах, мы почему-то вспоминаем о коррупции, коварстве, интригах… Почему же так? Это осколки прежнего римского императорского наследия. Последние императоры Рима далеко не всегда аристократы. То же самое происходит и в Византии. Новый Рим пытается укрепить статус василевса или базилевса, понимая, в отличие от греков, под этим не мирно пришедшего по воле народа монарха (противоположность тирану), а получившего трон по наследству. Однако крепкой династии нет, бал правят военачальники, поэтому Константинопольский двор - бесконечные интриги, подкупы групп влияния и прочие политические дрязги.Юстиниан - имя наследственное, полученное будущим императором в возрасте 25 лет при усыновлении дядей Юстином, дослужившимся из бедного крестьянина до начальника дворцовой стражи .С известной легкостью, захватив трон после смерти императора, его дядя становится императором, будучи полностью неграмотным. Оба они - выходцы из Македонии. Дослужившись до крупного военачальника, племянника своего дядя уже прекрасно образовывает. Юстиниан - знает богословие и право.Юстиниан, что редкость для монарха, обнаружил-таки любовь всей своей жизни - будущую императрицу Феодору.. Где и как это состоялось их знакомство, неизвестно.Феодора, надо сказать, была женщиной умной, красивой, харизматичной и, как водится, нелегкой судьбы. Ее семья обнищала, и она с сестрами зарабатывала...как бы… актерским талантом. Только девушки не играли в классических произведениях. Она была мимом, циркачкой и...танцевала раздетой для плебса вместе с некоторыми другими услугами.После ряда приключений она попала в Константинополь, где встретилась с Юстинианом. Говорят, свела их именно принадлежность к группе болельщиков венетов, история которых впереди.Что не отрицают даже явные противники императрицы - так это ее красоту, ум и сильный характер.Сила ее влияния на Юстиниана была значительна. При этом она сама была активным участником политической жизни.Любовь будущего императора была так велика, что он заставил дядю даже изменить закон, запрещавший жениться на женщинах недостойных профессий.Больше, чем спорт.После воцарения дяди Юстиниан является его правой рукой. Здесь на сцену впервые выходят димы (демы). Это тоже отголосок римской традиции, но на новый лад. Еще в древнем Риме существовали четыре спортивные факции (красные, белые, голубые и зеленые), которые были сродни нынешним футбольным клубам. Все общество делилось на них в зависимости от спортивной команды, за которую граждане болели. Известно, что самые богатые граждане поддерживали существование спортсменов своей факции. Даже императоры выступали за ту или иную в гонках на колесницах.“Гонки на колесницах”. Александер фон Вагнер Фото: http://manchesterartgallery.orgВ Константинополе гладиаторские бои запрещены. Гонки на колесницах становятся национальной одержимостью византийцев. Однако если римские факции враждовали между собой вокруг спорта, то греческие димы (демы) зачастую еще были связаны национальными или земляческими узами, что приводило к серьезным распрям.В Византии значимы уже только два дима: синие (венеты) и зеленые (прасины). Но в огромном Константинополе это уже не просто болельщики, а политические партии. Они заняты во многих муниципальных проектах: от поддержания порядка в своих районах до пожаротушения. Однако им не чужды рэкет и вымогательство. Сильно смахивали они на организованную преступность ХХ века, если бы в них не состояло практически все население. Помимо спортивных и социальных пристрастий венетов и прасинов разделяют и религиозные предпочтения. Среди прасинов большинство монофизитов (христианская ересь) и представителей различных религиозных культов. Венеты - диофизиты, т.е.те, кого впоследствии будут считать православными. Это складывающаяся новая официальная религия.Вид на КонстантинопольВ центре Константинополя стоит огромный ипподром на 100 тысяч зрителей. Посетители Стамбула могут оценить его и сейчас - маршрут для гонок представляет собой нынешнюю главную площадь. Амфитеатр больше, чем стадион. На первом уровне кафе и лавки, а гонки были общегосударственным мероприятием.Бронзовые кони, венчавшие вход на ипподром, были вывезены во время крестового похода 1240 г. в Венецию, где украсили фасад собора св. Марка.100 000 разгоряченных болельщиков регулярно устраивали беспорядки и потасовки, а также были грозной политической силой. Их частенько использовали в политических целях противоборствующие группировки.Император Анастасий и его семья покровительствовали прасинам., поэтому Юстин всячески поддерживал синих.Чем мы обязаны Юстиниану?Юстиниан самая весомая фигура при дяде и становится его преемником.После смерти Юстина он получает трон и венчается на царствие вместе с Феодорой.Это тоже отблеск римской традиции, где женщины (не актрисы и гетеры, конечно) являются серьезной силой и имеют, в отличие от Греции, существенные права. С приходом римского права в Европу в период Возрождения, начнет меняться и практически полностью бесправное положение женщин, которое складывается в средневековых христианских государствах.Новый император не просто умен, но и амбициозен. Он мечтает о возрождении былого римского величия. Ста лет не прошло с полного падения Рима, и он грезит о возврате западных территорий. Для его ожиданий есть все основания. Юстиниан, как сказали бы сегодня, обладает кадровым чутьем. Он приближает и ставит во главе существенной части вооруженных сил Византии Велизария, который сегодня считается величайшим полководцем поздней античности. Тому удается, наконец, отбить нападки персов - самой грозной силы. С персами заключается долгожданный “Вечный мир”, хотя Византия и платит персам дань.Велизарий. Художник Франсуа-Андре ВенсанВизантия откупается много и часто. Константинополь имеет невиданную по тем временам систему оборонительных сооружений, перестроенных еще Феодосием после землетрясения. Эта фортификационная система тоже войдет во всю европейскую историю. По сторонам, где стены не выходят непосредственно от воды, вырыт ров. Стен две. Внешняя ниже и снабжена несколькими башнями с проездными воротами. Внутренняя - колоссальных по тем временам размеров, имеет около 100 башен, расположенных через каждые 55 метров. Каждая башня - маленькая крепость.С учетом надежно укрытого в бухте Золотой рог за цепью могучего византийского флота, а также применявшихся метательных горючих снарядов, город был почти неприступен.Вид на Константинополь со св.Софией.Дабы не провоцировать крупные армии на разорение окрестностей, византийцы отдают золото, что, однако, сильно сказывается на казне.Юстиниан заканчивает работы по решению главной проблемы Константинополя - обеспечения города пресной водой. Город лишен каких-либо источников, и Константин Великий применяет римскую конструкцию - акведуки. За счет перепада высот город получает чистую воду из лесов в восточной Европе. Для обеспечения его работы формируются водохранилища -цистерны. Крупнейшая из них в самом центре Константинополя завершается при Юстиниане. В Константинополе работает полноценный водопровод.Раньше подземное хранилище было заполнено водой.Юстиниан строит свою империю на единстве религии. При нем Византия резко уходит от веротерпимости, начиная серьезные гонения на еретиков и язычников. Существенная часть знати это резко не одобряет. Юстиниан закрывает и Платоновскую академию в Афинах.Получивший юридическое образование, Юстиниан понимает, что необходима крупная административная реформа, сокращающая бюрократию и уменьшающая влияние различных финансовых кланов. Для этого нужны две вещи: реформа права и реформа налогов.Юристу Трибониану Юстиниан предлагает собрать и кодифицировать всю юридическую мысль того времени в области частного права. Так рождается то, что помогло римскому частному праву, как самому доступному и понятному для изучения, укрепиться в европейских государствах, а не сгинуть позабытым в пучине истории. Corpus iuris civilis - полный свод римского права от учебника и хрестоматии трудов античных юристов до собственного кодекса.Европейское издание свода.В полном и сведенном виде он попадает в Европу, где с XII века начинается рецепция римского права. Все, что вы сегодня делаете каждый день от покупок в магазине до аренды, включая правила землепользования, банки и наследование, вы делаете благодаря политической воле Юстиниана, собравшего все это воедино.В фильме “Русь изначальная” Юстиниан(И.Смоктуновский) и Феодора (М.Терехова)А Трибониан - Игорь Дмитриев.Иоанн Каппадокийский занялся самой непопулярной частью - административной реформой и сбором налогов. Поскольку налоги тогда собирали исключительно с плебса, была проведена реформа налоговой системы, где Иоанн создал систему наподобие налоговой полиции, сделав налоги общеобязательным платежом для всех, включая патрициев. И начал собирать их, в том числе и силовыми методами, что делало его крайне непопулярной фигурой, хотя казну он пополнял прекрасно. Современная налоговая система обязана ему многим, включая прогрессивные шкалы налогообложения. Собираются налоги тоже, можно сказать, с огоньком, в буквальном и переносном смысле.Памятник Юстиниану в Скопье (Македония)Реформой недовольны знать и торговая элита, которые ищут повод лишить абсолютной власти императора и устранить его фаворитов. Повод, как водится, нашелся. Во время очередных столкновений между синими и зелеными случается несколько убийств. Император, закрывавший глаза на некоторые выходки венетов, вынужден реагировать. Зачинщиков убийств хватают и вешают. У двоих обрываются веревки, что считается предзнаменованием, и они укрываются в монастыре. Монастырь берет в осаду стража, но внутри по иронии судьбы спрятались венет и прасин, то есть оба дима недовольны действиями властей. Во время очередных гонок толпа, увидев императора в ложе, начинает сначала просить у него милости к беглецам, но потом, заводимая провокаторами, скандирует в унисон: “Ника!”, клич победы. Толпу не унять, она разъяряется, императора выводят со стадиона через подземный ход. Начинаются беспорядки, сопровождающиеся погромами и убийствами. Так начинается крупнейшее в Византии восстание Ника.Восставшие требуют отстранения Трибониана и Иоанна Каппадокийского. Император вынужден согласиться, но толпа не утихает, подогреваемая заговорщиками из числа знати.На фоне беспорядков в городе вспыхивают пожары, тушить которые некому. Пожарные являются как раз участниками бесчинств. Выгорает полностью треть миллионного города. Императору советуют бежать, прихватив казну. При помощи верных людей он готовит побег за море. Человечество в этот момент рискует остаться без подавляющей части западной культуры и знания. Истерзанный безвластием город стал бы легкой добычей первого же завоевателя.Но тут проявляется вся сила женского характера. Феодора высказалась в том смысле, что пурпур - лучший саван (неизвестно, говорила или нет, но красиво же), т.е. лучше погибнуть монархом (а она соправитель), чем жить беглецом. И Юстиниан, как всегда, прислушался к жене.Феодора убеждает Юстиниана, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях.Под предлогом переговоров с восставшими он собрал их на ипподроме, после чего все входы были заперты. Личные легионы верных Юстиниану полководцев Велизария и Мунда вошли на ипподром и методично перебили 35 тысяч восставших.Пожар дал Юстиниану реализовать еще один амбициозный план. Желая превзойти царя Соломона с его Иерусалимским храмом и навсегда показать, где же центр христианского мира, он повелел на месте сгоревшей церкви построить величайший христианский собор, посвятив его Божьей мудрости или Софии.А как без котика?Собор был выстроен наспех, поэтому обрушивался несколько раз и был перестроен уже в 9 веке, но его очертания, потрясающее золотое убранство и выдающиеся размеры, действительно, сделали его центром всего христианского мира до строительства Ватикана.Представить себе невозможно, что такое сооружение было возведено в VI веке.Поэтому российская государственность обязана Феодоре буквально всем. Кстати, они с Юстинианом почитаются в качестве православных святых.Источник

Выбор редакции
30 сентября 2018, 22:51

Малето Е.И. Средневековая Русь и Константинополь. Дипотношения в конце XIV - середине ХV в. (2018)

Малето Е.И. Средневековая Русь и Константинополь. Дипломатические отношения в конце XIV - середине ХV в. - М.: Центполиграф, 2018. - 224 с. ISBN: 978-5-227-08345-6.Работа посвящена одному из направлений средневековой дипломатической истории: борьбе княжеств Северо­-Восточной Руси (Московского, Тверского, Нижегородского), Русско­-Литовского государства, а также Русской православной церкви за приоритет в деле воссоединения русских земель и роли так называемого "византийского фактора" в становлении российской государственности. В центре повествования - Великое княжество Московское конца XIV - середины ХV столетия, то есть период правления великих князей Московских Василия I (1389-1425) и Василия II (1425-1462).В это время "собирание земель" вокруг Москвы приобрело устойчивый характер, а главными оппонентами Москвы стали Тверь и Нижний Новгород. Феодальная война второй четверти ХV столетия заметно ослабила центральную власть, но не смогла остановить процессы объединения. Поддерживая московских князей и их политику объединения земель вокруг Москвы, Русская православная церковь опиралась на свой духовный авторитет и активно задействовала рычаги идеологического и политического порядка, в том числе международные связи с Константинопольским патриархатом.На основе архивных и опубликованных материалов освещаются дипломатические отношения Константинополя, московской митрополичьей кафедры, а также церковного епископата Твери и Нижнего Новгорода.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

02 сентября 2018, 12:00

Как Киевская Русь вступила в ЕС

Автор еженедельника «АиФ», историк-византинист Георгий Зотов находит заявления украинских политиков о «Крещении Руси как пути в Европу» фееричными до абсурда.Президент Украины Пётр Порошенко на днях сказал дивную речь о том, что принятие в 988 году Киевской Русью христианства в качестве государственной религии означало вожделение Киева к Западу и желание войти в единую Европу. В Европе традиционно поаплодировали, на Украине умилились — и только историкам отчего-то жутко смешно.Есть такая старая поговорка — «помолчи, за умного сойдёшь». Но, конечно, любому человеку из мира большого бизнеса сложно читать исторические книжки — там букв много, и картинок часто нет. Вы представляете себе миллиардера Прохорова, читающего «Историю Византии»? Вот я тоже нет. Хотя не будем откровенно придираться — наверняка речи президенту Украины пишет спичрайтер: однако, если у тебя на должность поставлены дураки, следует понимать, что с их помощью ты и сам будешь выглядеть не шибко умным.Так вот, в 988 году Киевская Русь приняла греческую веру. Официальную религию Византийской империи, которая представляла собой как раз не Запад, а именно Восток. Общины православных христиан располагались в Сирии, Палестине, Египте (уже захваченных арабами) Болгарии и, собственно, Византии. Рим именовал Константинополь «восточной церковью», всячески намекая на его неправильность. Отношения между Византией и Западом были, что называется, «на ножах» — Константинополь и Рим откровенно враждовали и зачастую не удерживались от взаимных оскорблений: уже тогда со стороны Ватикана в адрес греков периодически звучали слова «схизматики» и «еретики». Результат — 16 июня 1054 года, через 66 лет после Крещения Руси, папа и патриарх предали друг друга анафеме: раскол церкви на Запад и Восток состоялся.…Фактически, православие и католичество ушли друг от друга в 800-м году, когда Папа Римский короновал императором Запада Карла Великого. Константинополь, имевший формальный протекторат над Римом, высказался против — «должен быть один император, как одно солнце на небе», но папа это мнение проигнорировал. Ещё в 752 году франкские короли даровали ему землю для основания собственного государства — Папской области, и плевать он хотел на Византию. Папство окончательно отдалилось от «восточной империи», выпускало свои эдикты и законы (включая неподсудность духовенства «мирскому» суду), там начались интриги и борьба за власть — например, папа Иоанн VIII был убит в ходе дворцового заговора. С Византией вовсю шло соперничество за «некрещёные страны». Случались и такие вещи, как убийства легатов папы в Византии и отравление посланников от греков в Риме (Европа всё ж, действовали элегантно).Согласно «Повести временных лет», папские легаты (кстати, родом из Германии) прибыли к князю Владимиру вторыми (после мусульман) в рамках рекламы католичества с предложением принять Киевскую Русь в средневековую семью европейских народов. Совсем недавно (966 год) в католичество перешла Польша, в 974 году крестился князь Венгрии Гёза, и Риму очень хотелось пристегнуть Русь к этой упряжке. Владимир на посулы не клюнул, ответил холодно — «от вас ученья не приемлем». Далее послы Владимира «протестировали» все богослужения — немецкое (католическое), греческое и исламское (Волжская Булгария). Вернувшись, они дружно высказались за Константинополь — «словно на небесах побывали, хорошо-то там как». Ну и собственно, для Владимира было важно, что он берёт в жёны сестру византийских императоров-соправителей Анну «и кровь его соединится с кровью императорской». Греки согласились на брак при условии крещения Руси, хотя и кривились — как же так, рус-варвар будет спать с багрянородной царевной. Дабы укрепить своих будущих шуринов в уверенности относительно их выбора, Владимир напал на греческий город Корсунь в Крыму и сжёг его дотла. После этого принцессу сразу же отдали, и великий князь покрестился, обещав Византии военный союз и помощь против врагов — «включая и тех, кто не приемлет веру истинную». Византия же не замедлила с ходу пригрозить этим союзом Западу.Итог таков — Крещение Руси, с точки зрения князя Владимира, было знаком отказа от западных ценностей и религии, его выбор означал Византию, от коей Русь потом (хорошо это или плохо — другой разговор) восприняла множество традиций и унаследовала менталитет. Додуматься до фантастической версии, что русы крестились в греческую веру с целью стать частью Запада (учитывая последовавшие довольно скоро кровавые войны с католической Польшей), можно только витая в высших сферах современной украинской политики. Впрочем, после абсолютно идиотского интервью премьера Яценюка, заявившего, что СССР напал на нацистскую Германию и Украину, незнание истории Византии выглядит безобидной шуткой из области «просто очень в Евросоюз хочется».Пётр Алексеевич, пожалуйста, почитайте чуть-чуть книжек. Честное слово, там много интересного. Возможно, тогда вы не будете выглядеть так, как выглядите сейчас.Георгий ЗотовИсточник

23 августа 2016, 22:55

Евгений Спицын."История России. Выпуск №7. Ярослав Мудрый"

Седьмая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная князю Ярославу Мудрому, автору "Русской Правды" - сборника правовых норм Древнерусского государства. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/spicyn-eju-istorija-rossii-komplekt-iz-5-tomov #ДеньТВ #Спицын #история #Русь #князьВладимир #ЯрославМудрый #междуусобица #Киев #Новгород #православие #князь #крещение #Византия #печенеги

21 августа 2016, 22:10

Евгений Спицын."История России. Выпуск №6. Князь Владимир"

Шестая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная крестителю Руси князю Владимиру. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/spicyn-eju-istorija-rossii-komplekt-iz-5-tomov #ДеньТВ #Спицын #история #Русь #князьВладимир #Ярополк #междуусобица #боярин #Киев #Новгород #православие #княгиняОльга #крещение #Византия #христианство

12 августа 2016, 16:53

Евгений Спицын. "История России. Выпуск №4. От Рюрика до Ольги".

Четвертая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная первым правителям Древней Руси. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/spicyn-eju-istorija-rossii-komplekt-iz-5-tomov #ДеньТВ #Спицын #история #Русь #Рюрик #князь #Синеус #Трувор #Аскольд #Дир #княниняОльга #крещение #Византия #император #древляне #ВещийОлег

06 июля 2016, 11:47

Глобальные элиты и Русский Мир в начале XXI века

Александр НагорныйЗа прошедшие три года Изборский клуб провёл серию исследований, посвящённых современным глобальным элитам: как важнейших метарегионов (США, Китай, Европа, Исламский мир, Индия, Россия, Латинская Америка), так и «отраслевым»: финансовым, военным, религиозным, медийным, криминальным и т.д. Результаты этой работы были представлены в материалах журнала «Изборский клуб», включая два тематических номера 2016 года (№ 1 и 4), в книжных изданиях, других публикациях. В ходе этого начинания была собрана группа наиболее ярких учёных-обществоведов, политологов, экономистов, страноведов и публицистов, которые ¾ каждый со своей спецификой, но чрезвычайно объективно, ¾ осуществили системно-динамическую оценку этой проблематики, приоритетно значимой для позиционирования Российской Федерации на международной арене, а также для её дальнейшего существования и развития в нынешних кризисных условиях. На основе полученного материала можно сделать следующие предварительные выводы:Первое. Глобальная элита как таковая ещё не представляет собой единый политико-идеологический и финансово-экономический комплекс с близкой перспективой формирования единого управляющего центра в виде «мирового правительства». В этой связи можно сделать заключение, что национально-государственный принцип всё ещё является главенствующим, хотя транснациональные факторы и общие финансовые активы сильно воздействуют на местные и региональные группировки, примером чего может служить проект Европейского союза.Второе. На формирование единой элитной системы главенствующее воздействие оказывают США, которые в результате двух мировых войн и трансформации противостоящих им элитных систем, включая советскую партийно-государственную элиту и элиты Старого Света, сумели вплотную подойти к рубежу руководства мировым сообществом через национальные элитные группировки, которые воспитываются под сильнейшим идеологическим влиянием Pax Americana.Третье. Сама политико-финансовая верхушка Америки, действующая с опорой на англо-саксонскую и еврейскую элитные группы, испытывает в начале XXI века нарастающие трудности в удержании своего «глобального лидерства» ¾ в результате как внутренней системной деградации, так и быстрого развития новых «центров силы», ¾ таких как Китай, Индия и Бразилия. Реальный геостратегический (идеологический, экономический, финансовый, военный, информационный и т.д.) потенциал США и их ближайших союзников в форматах «золотого миллиарда», «Большой семёрки», НАТО, «коллективного Запада» и т.д. стремительно сокращается и начал уступать геостратегическому потенциалу остального мира, что неизбежно ведёт к тектоническим потрясениям как внутри Pax Americana, так и во всём мире. В самих США уже налицо конфликт между тремя главными элитными группировками: финансовой, военно-энергетической и «неотехнологической», что находит яркое выражение в ходе кампании по выборам 45-го президента США.Четвёртое. Несмотря на внутренний системный конфликт, американские элитные группировки США сохраняют консенсус относительно «глобального лидерства США», подразумевающего, прежде всего, их привилегированный статус по сравнению с другими странами мира. «Величие Америки», «исключительная нация», «никто не должен диктовать правила игры, кроме нас» и тому подобные тезисы ¾ не просто коммуникативные аттракторы предвыборной борьбы. Это «целеуказатели» американской геостратегии, направленной на замедление развития всех своих конкурентов и даже союзников путём «экспорта хаоса», «экспорта инфляции» ¾ с тем, чтобы сконцентрировать у себя максимум финансового, ресурсного и креативного потенциала, тем самым обеспечив конкурентное преимущество в переходе на новый глобальный технологический уклад.Пятое. В настоящих условиях наиболее сильное противодействие американскому движению к формированию единого и подконтрольного им «глобального мира» оказывает, прежде всего, Китайская Народная Республика, которая сохраняет жёсткую комбинаторную коммунистическую идеологию, синтезированную с традиционными формами китайской цивилизации. Китай уже стал «экономикой номер один» современного мира и выполняет роль «аттрактора» для всех «неамериканских» и «антиамериканских» сил современного мира, включая Индию, Иран, часть государств АСЕАН и Латинской Америки, а также Россию.Шестое. Нейтрализация, ослабление или захват геостратегического потенциала России, стоящего на «трёх китах»: военного паритета, богатейших природных ресурсов и идеологии Русского мира, ¾ США и их союзники в нынешних условиях считают своей приоритетной задачей, поскольку Вооружённые силы РФ мешают им в полной мере использовать своё военное преимущество над остальным миром и проводить современный вариант «политики канонёрок», отсутствие «свободного доступа» западных ТНК к богатствам российских недр накладывает на их действия серьёзные ресурсные ограничения, а идеология Русского мира не позволяет установить полное доминирование в системе ценностей современного человечества. При этом в самой России на всех уровнях власти за истекшую четверть века сложилась и действует прозападная и проамериканская «агентура влияния», тесно завязанная на компрадорскую социально-экономическую модель и выступающая в качестве «пятой колонны» для США и их союзников.Поэтому,седьмое, перед всеми державно-патриотическими силами Российской Федерации как государственного объекта, российского общества как социального субъекта и Русского мира как цивилизационного проекта стоит задача сохранить свою общность, цельность и единство перед лицом агрессии «коллективного Запада».Характеризуя современную глобальную ситуацию, следует заметить, что в истории бывают вроде бы случайные, но странные, необъяснимые и, можно сказать, символические совпадения.Так, согласно записям арабских и китайских астрономов, 4 июля 1054 года до нашей планеты долетел свет от взрыва сверхновой звезды, на месте которой теперь располагается Крабовидная туманность. Вспышка была видна на протяжении 23 дней невооружённым глазом даже в дневное время.Судя по всему, это «ложное солнце» должно было сиять над Константинополем 16 июля 1054 года, когда в Софийском соборе Константинополя легаты римского папы Льва IX объявили константинопольского патриарха Керулария низложенным и отлученным от церкви, что положило начало «Великой Схизме» и формированию т.н. «западной цивилизации».Её «инкубационным периодом» можно считать эпоху Крестовых походов, начатую в 1095 году и ознаменованную первым падением Константинополя в 1204 году. Однако уже через сто лет стало ясно, что попытка западных «крестоносцев» утвердиться в Восточном Средиземноморье, бывшем тогда главным центром мировой торговли, привела к исламизации практически всех восточно-христианских государств, не поддержавших римский Святой престол. Точка в этом процессе была поставлена османским завоеванием Константинополя в 1453 году. После чего единственным некатолическим христианским государством (с учётом личной Кревской унии Королевства Польского и Великого княжества Литовского в 1385 году, а затем Виленско-Радомской унии 1401 года) оставалось только Великое княжество Московское.Поскольку «пробить» мусульманскую стену на Востоке «западной» цивилизации, несмотря на все усилия, не удалось, в чём особую роль сыграли три пандемии чумы, «чёрной смерти» 1346-13б9 годов, ставка была сделана на то, чтобы эту стену «обойти». Результаты оказались более чем впечатляющими и привели ¾ в результате эпохи великих географических открытий XV-XVII веков — к глобальному доминированию сначала «западноевропейской», а в XX столетии, после Первой мировой войны, ¾ «общезападной цивилизации», во многом на новом уровне воспроизводящей характерные черты цивилизации античной, греко-римской. Её Mare Nostrum вместо Средиземноморья стал весь Мировой океан, а границы «ойкумены» расширились на всю планету. Но с прекращением возможностей внешней экспансии «западной цивилизации» её глубинные идеологемы: «Быть или не быть?» (Гамлет у Шекспира) и «Остановись, мгновенье!» (Фауст у Гёте) явным образом перестали быть реально продуктивными, через деятельность транснациональных корпораций и ведущих государств «коллективного Запада» они превратились в паразитические и саморазрушительные.В этих условиях, как отмечалось нами в докладе «Элиты» и глобальный мир XXI века» («Изборский клуб», № 1, 2016): «Главные задачи, стоящие сегодня перед человечеством, можно сформулировать следующим образом:— предотвратить глобальную катастрофу;— минимизировать текущие потери в ходе глобального системного кризиса;— найти новую «траекторию развития» человеческой цивилизации.Вернее, это даже не три разные задачи, а одна триединая задача — проект, для реализации которого пока очевидно не существует адекватного субъекта, — ни в масштабе всей планеты, ни в масштабе каких-либо государств или межгосударственных объединений».Исходя из материалов проведённых исследований (которые далеко не закончены и будут продолжаться), можно выдвинуть предположение о том, что такой субъект сегодня формируется на основе двух взаимосвязанных процессов: формирования российско-китайского стратегического союза, дошедшего пока только до политического уровня, и противостояния двух «элитных» антикризисных сценариев на «коллективном Западе», вступивших между собой уже в открытый конфликт. Причём, как это почти всегда бывает в конфликтных взаимодействиях «больших систем», «пожар» идёт от их периферии к центрам, «пограничные бои» сменяются «захватами столиц». Данное положение можно проиллюстрировать на примере текущей президентской кампании в США.Исходные позицииПосле уничтожения в 1991 году Советского Союза «коллективный Запад» во главе с Соединёнными Штатами провозгласил победу «однополярного мира» и «конец истории», некогда предсказанный классиками марксизма, — правда, в «коммунистическом», а не в «либеральном», как получилось на деле, варианте. США утвердились в роли единоличного «глобального лидера», определяющего не просто «правила игры», но и «быть или не быть».Это «глобальное лидерство» означало формирование Pax Americana («американского мира», или «мира по-американски»), будучи реинкарнацией давнего Pax Romana («римского мира»). За прошедшую четверть века США нарастили свой долг с 3,2 трлн долл. в 1990 году до 19,2 трлн долл. в 2015 году. Суммарный накопленный торговый дефицит «глобального лидера» за этот же период приближается к 13 трлн долл. И если задаться вопросом о том, что же все эти годы «продавала» Америка внешнему миру, то самый общий и самый точный ответ на него прозвучит так: она продавала своё «глобальное лидерство», получая взамен реальные товары и услуги.К началу 2016 года полученный ранее запас «глобального лидерства» США, можно сказать, истрачен полностью: причём не только в «позитивном» аспекте, как было до 2001 года, но и в аспекте «негативном», когда «глобальное лидерство» сохранялось путём предложенного и осуществлённого «неоконскерваторами» («неоконами») экспорта «управляемого хаоса» в различные точки планеты.У любого лидера есть два пути: или расти и совершенствоваться самому, или унижать и ослаблять других. США в настоящее время уже не могут ни того, ни другого. Де-факто они уже перестали быть «глобальным лидером» и остаются таковыми разве что в речах американских политиков. Китай, несмотря на все ухищрения американской статистики, стал первой экономикой мира и крупнейшим держателем золотовалютных запасов. С военно-политической точки зрения Россия успешно противодействует американской стратегии «управляемого хаоса» как в Сирии, так и на Украине. Остальной же мир видит сегодня в «дяде Сэме» только глобального паразита и глобального агрессора, препятствующего нормальной жизни и развитию остального человечества. Пожалуй, это — основной и невосполнимый ущерб для США как государства.Конечно, формальных военно-политических союзников у Америки сегодня больше, чем у кого бы то ни было на планете, но эти союзники — союзники даже не «из интереса", а из страха, — выбирают этот статус прежде всего для того, чтобы самим не попасть под сокрушающий удар «американской дубинки»: о каком-либо совместном развитии или даже о надеждах что-то приобрести от новой добычи «белоголового орлана» для них после Ирака и Ливии даже речи не идёт: лишь бы ничего не потерять, и пусть «они» умрут сегодня, а «мы» — потом… Немногие, весьма малоприятные и весьма недолгие исключения типа ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в России. — «ИК»), украинских неонацистов-бандеровцев или Эрдогана лишь подтверждают это правило. «Еды» Америке уже «не хватает» самой.При этом не стоит забывать о неизбежной «инверсии» отношений патрон—клиент в рамках концепции «однополярного мира», когда различные группы американской «элиты» оказываются связаны с различными группами «элит» ближней и дальней периферии Pax Americana, что оказывается существенным фактором возникновения и углубления конфликта в самой метрополии. Так, в Древнем Риме гражданским войнам предшествовала Югуртинская война, а партии «оптиматов» и «популяров» при небольшой коррекции «исторической оптики» вполне могут быть соотнесены с республиканской («красные», «слоны») и демократической («синие», «ослы») партиями в современных США.Разумеется, все аналогии или проекции подобного рода не будут являться адекватной моделью действительности, но определённую «нить Ариадны» в лабиринте современного глобального системного кризиса они дают, а большего от них ждать и приходится.США: вниз по лестнице, ведущей внизОдним из признаков утраты Соединёнными Штатами позиции «глобального лидера» является углубляющийся после консенсуса 2001 года (события 9/11) раскол между американскими политическими элитами, который вылился в беспрецедентную по своему характеру президентскую кампанию 2016 года, главный водораздел которой пролегает вовсе не по партиям и штатам, а по приверженцам прежнего «статус-кво» и, условно говоря, «революционным популистам» — с нарастанием преимущества последних.Если ещё в начале 2016 года Дональд Трамп у республиканцев и Берни Сандерс у демократов выглядели типичными «спойлерами», функцией которых была концентрация и последующая канализация протестных настроений американского общества: как «правых», так и «левых», — в пользу «системных» кандидатов типа Джеба Буша и Хиллари Клинтон, то сегодня, когда избирательная компания 45-го президента США подходит к ключевому пункту партийных съездов, политический пейзаж выглядит совершенно иным, словно после тайфуна или землетрясения.Дональд Трамп, скандальный нью-йоркский мультимиллиардер, сделавший своё состояние на строительном бизнесе, азартных играх и шоу-бизнесе, уже к началу мая остался единственным кандидатом «красных», не только нокаутом «выбросив за канаты» всех своих многочисленных оппонентов, от Джеба Буша до Теда Круза, но и, несмотря на оголтелую диффамационную кампанию, преодолев сопротивление значительной части республиканской партийной машины, многие функционеры которой заявляли: «Кто угодно, только не Трамп!» ¾ вплоть до обещаний голосовать за Хиллари Клинтон. Это выдвижение означает прорыв в высшую политическую лигу США представителя дотоле «маргинальных» группировок американской «элиты» — судя по всему, при поддержке «периферийных» элит «коллективного Запада». От гарантированного выдвижения съездом «красных» в Кливленде, намеченного на 18 июля, отделяет меньше сотни депутатских позиций. Их он получит не позднее 7 июня, когда проголосуют Калифорния, Монтана, Нью-Мексико, Северная и Южная Дакота. Поскольку Трамп родился 14 июня 1946 года, это будет для него неплохим подарком к собственному юбилею…Конечно, нельзя исключить, что республиканские элиты попытаются каким-то образом саботировать на партийном съезде окончательную номинацию Трампа, но вряд ли эти попытки увенчаются успехом — остановить The Donald`а можно только неким физическим образом, как это уже не раз случалось в США в прошлом. Но надо ли реальным хозяевам политического и финансового мира Америки останавливать «выскочку» Трампа? Не является ли он всего-навсего подставной фигурой политического театра, где сценарий, режиссура и актёрская игра (не только главного героя, но и его соперников) направлены на успешное продвижение нового политического продукта как внутри американского общества, так и на внешних рынках? Ответ на эти вопросы нам ещё предстоит получить: как в ходе дальнейшей избирательной кампании, так и после выборов 8 ноября 2016 года.Стоит отметить, что в своей триумфальной кампании праймериз, то есть первичных выборов внутри партии, Трамп сыграл на серьёзнейшем недовольстве значительной части населения США, так называемого среднего класса, и WASP (белых англосаксов-протестантов), падением уровня жизни, который сейчас фактически вернулся к показателям 1958 года. Ещё одной составляющей протестного голосования широких масс американцев является неприятие ими идеологии «политкорректности и толерантности", под флагом которой осуществляется демонтаж привычного образа жизни.Восемь лет президентства Барака Обамы стали пиком внутриамериканской «цветной революции", с привилегиями «небелому» населению, беженцам-иммигрантам, сексуальным и конфессиональным меньшинствам, в первую очередь — мусульманам.Повторимся: все эти процессы шли на фоне падения реального уровня жизни, реальной занятости и реального уровня доходов большинства населения Соединённых Штатов. Прибавьте к этому гигантский рост задолженности всех структур американского государства и общества, от федерального бюджета до домохозяйств, — так что нет ничего удивительного в том, что самый откровенный и «неполиткорректный» критик нынешнего статус-кво, причем критик «справа», получил такую ошеломляющую поддержку избирателей.При этом не надо забывать, что сам Трамп — вовсе не плоть от плоти среднего класса и «васпов". Он — мультимиллиардер, сын мультимиллионера, а его давние и прочные связи с «несистемными элитами», контролирующими игорный бизнес в США (да и повсюду в мире), являются бесспорным фактом. Не учитывать эти моменты, оценивая успех Трампа и прогнозируя его дальнейшие действия, нельзя. Сейчас в России — прежде всего в околокремлёвских кругах — налицо некая «трампомания", поскольку Трамп, единственный из всех участников президентской гонки в США, достаточно позитивно отзывался о России и президенте Путине. А раз так, считают «трампоманы", с ним можно будет договориться «по понятиям", как некогда удалось договориться с Джорджем Бушем-младшим. Удивительная близорукость! Возможно, она усиливается тем фактом, что и российские, и европейские, и прочие либералы, и многие авторитетные американские республиканцы предпочитают демонстрировать своё неприятие Трампа как «расиста» и «непрогнозируемого» политика, высказываясь в пользу Хиллари Клинтон.Но Трамп даже против Клинтон выступает только до тех пор, пока их «спонсоры» не договорятся между собой. Трамп готов дружить с российскими элитами, чтобы оказывать совместное давление на «спонсоров» Клинтон, — то есть только до тех пор, пока те упрямятся и надеются или вообще не делиться с теми, кто стоит за Трампом, или же делиться какими-то второстепенными активами.Поэтому те пропагандистские схемы и обещания, которые сегодня можно слышать от Трампа, не стоит воспринимать всерьёз — делать он будет ровно то, что ему говорят его спонсоры.У Хиллари Клинтон, «победительницы Никсона и Каддафи», которую считают основным «системным» кандидатом крупного транснационального капитала, ситуация куда менее благоприятная. Её главный и единственный внутрипартийный конкурент, сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, несмотря на вроде бы катастрофическое отставание в депутатских позициях, продолжает выигрывать одни праймериз за другими.Да, до гарантированной победы на съезде «синих» (25 июля, Филадельфия) «миссис Вау» остаётся всего ничего: меньше сотни «уполномоченных», в то время как Сандерсу — более 800, а в оставшихся штатах будет «разыгрываться» чуть больше 700 «связанных» голосов. Но в этом-то и заключается главная интрига: свыше 600 «свободных» «суперделегатов» демократического съезда (у республиканцев такая привилегированная прослойка аппаратчиков с правом голоса отсутствует), 590 из которых пока числятся в сторонниках Хиллари Клинтон, вполне могут изменить свою позицию — сделать это им принципиально ничто не препятствует.Отмеченное выше противостояние «верхов» и «низов» в ходе демократических праймериз показало не только неожиданно широкую, но и постоянно растущую поддержку избирателями квазисоциалиста Берни Сандерса, который в своих заявлениях и документах бросал открытый вызов Уолл-стриту и его представителю Хиллари Клинтон. И надо сказать, что эта популярная демагогия (поскольку Сандерс тоже «играет роль") не только до сих пор сохраняет электоральную интригу внутри формально «правительственной» партии США, но и вполне может сказаться на формировании окончательной выборной платформы Хиллари Клинтон, потребовав от неё «дрейфа влево". Не исключено, что в её команду войдёт и сам Сандерс, который не только одержал победу более чем в половине проголосовавших штатов, но может стать своего рода «демократическим анти-Трампом", способным противопоставить зажигательной «правоконсервативной» риторике нью-йоркского миллиардера не менее яркую «левосоциалистическую» риторику, его среднему классу и «васпам» — своё «потерянное мясное поколение».Череда внутрипартийных поражений в штатах плюс явное неумение вести публичные дискуссии и «держать удар» делают супругу 43-го президента США аутсайдером в предполагаемой схватке с Трампом. И то, что, например, после поражения на праймериз в штате Вашингтон Клинтон отказалась от дебатов на Fox news с Сандерсом, мотивировав это тем, что не намерена терять время и хочет сосредоточиться на подготовке к «испытанию Трампом», по меркам американской политики вообще является если не проявлением высокомерия или банальной слабости и трусости, то плохим тоном, который для политика, претендующего на президентский пост, тем более недопустим.Так что если госпожа Клинтон намерена продолжать в том же духе, то Сандерсу остаётся с максимальным отрывом одержать победы в большинстве из оставшихся штатов, прежде всего в Калифорнии, где «на кону» стоят 475 депутатских мест, сократив или даже преодолев нынешнее, вовсе не катастрофическое отставание в «связанных» голосах (около 150). И тогда на съезде в Филадельфии будут не исключены, мягко говоря, неожиданности.При этом официальным кандидатом от «синих» может стать не только Берни Сандерс, но и некая третья сила, в качестве которой всё чаще называется нынешний вице-президент США Джозеф Байден. Конечно, «старина Джо» по уши завязан в делах «команды Обамы» и своих собственных (взять хотя бы нынешнюю украинскую эпопею или дела компании Halliburton — в Ираке, Сирии и на всем Ближнем Востоке). Конечно, он представляет штат Делавэр — негласную столицу американского офшорного бизнеса, через своего главного лоббиста ведущего жёсткую глобальную войну со всеми конкурентами: от швейцарских «гномов» и ватиканских кардиналов до британской королевы и китайских «мандаринов».Но выдвижение Байдена, по сути, единственный шанс «остановить Трампа», не прибегая к помощи леворадикального Сандерса, то есть сохранив статус-кво США от угроз любого резкого поворота: как «правого», так и «левого», как «белого», так и «цветного». Хиллари Клинтон, даже в неизбежной связке со своим супругом, который в случае избрания первой женщины-президента будет исполнять при ней роль «принца-консорта», на эту функцию просто не тянет — с каждым днём эта неприятная для олигархической Америки истина становится всё очевиднее. И какие-то меры по преодолению этого дисбаланса ей неизбежно придётся предпринимать.Если же, подобно сейсмологам, обращать внимание на «малые толчки» — «форшоки», как правило, предшествующие главному удару, то их совокупность: от передачи поста главнокомандующего силами НАТО в Европе от Филипа Бридлава Кертису Скаппаротти до смены посла в Киеве, где творец и куратор Евромайдана Джеффри Пайетт освобождает место для Мари Йованович, трудившейся здесь ещё при Джордже Буше-младшем, — свидетельствует скорее о том, что 8 ноября 2016 года победу на выборах отпразднует представитель не демократической, а республиканской партии.

14 июня 2016, 00:01

Власть_практическое демоно- или домоводство

В принципе и раньше было достаточно книг, авторы которых претендовали на то, что могут объяснить политическое устройство страны, мира... То, как формируется власть над обществом, всевозможные тайные механизмы, течения и условия.И, конечно, еще больше сочинялось конспирологии.Но сейчас книги, ориентированные на то, чтобы понять, что такое власть, откуда берут, с чем её идят и как перехватить) ... прямо косяками пошли.Понятное дело, что основная часть книг "о том, как всё это устроено" -- это книги про заговор против России, исповеди предателей, шпионов и журналистов (хотя непонятно, как все они друг от друга отличаются)), хитрые монографии глобалистов, Русский путь, Россия - альтернатива апокалипсису и многочисленные разгадки тайн Вселенной...Но часть книг, мне кажется, направлена на не столь тривиальное (как прежде) осмысление Власти.De Secreto / О Секрете, Кирилл Фурсов, Дмитрий Перетолчин...Сборник научных трудов логически продолжает сборники "De Conspiratione / О Заговоре" (М., 2013) и "De Aenigmate / О Тайне" (М., 2015). В представленных работах исследуется ряд скрывающихся за завесой секретности событий XIX-XX вв. Речь идёт о событиях мировой борьбы за власть, информацию и ресурсы.Власть. Николай СтариковВласть. Что такое власть? Как ее получить и как ее можно потерять? Из чего она состоит и как она исчезает? Почему одного политика люди уважают и слушают, а другого презирают и выгоняют? Ответы на эти и многие другие вопросы - в новой книге Николая Старикова.Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите.В своей книге Хазин и Щеглов предлагают читателю совершенно новую трактовку сущности Власти, подробно рассказывая о всех стадиях властной карьеры - от рядового сотрудника корпорации до высокопоставленного представителя мировой элиты....Сколько лет потребовалось настоящему человеку Власти, чтобы пройти путь от нищего на паперти до императора Византии, и как ему вообще это удалось?М.Зыгарь. Вся кремлевская рать. Краткая история современной России. В основу книги легли документы, открытые источники и десятки уникальных личных интервью, которые автор взял у действующих лиц из ближайшего окружения Владимира Путина. Собранные воедино, факты, события, интриги и мнения героев составляют полную картину жизни Кремля, из которой впервые становится понятна логика метаморфозы Владимира Путина: как и почему из либерального прозападного президента начала 2000-х он превратился в авторитарного правителя и одного из самых ярых противников Запада.Проект 018. Жизнь!Эта книга — о главном зле современности. О Власти и Силе, которые мешают сосредоточиться на решении единственной неотложной задачи, стоящей перед всем человечеством. О том, как им противостоять (хотя на первый взгляд это кажется невозможным) и о том, как их превозмочь.Сделать это может только Россия. Но пока она находится в состоянии войны, к которой не была готова. Ее тихо и почти незаметно убивают разными экономическими санкциями, социальными технологиями, информационным оружием и политическими инструментами.Она — в одиночестве. Все остальные страны уже проиграли эту войну, лишь Россия еще сопротивляется, лишь у нее остался потенциал, способный перевернуть все мироустройство.Проект 018. Смерть?Человечество словно плывет на "Титанике", пассажиры которого прекрасно видят айсберг, но никто не пытается изменить курс. Играет оркестр, пары танцуют, столы в ресторане ломятся от еды. А айсберг между тем все ближе...Эта книга — о том, как не только увидеть, но и понять суть...Глобальное управление и человек. Как выйти из матрицыЦелью настоящей работы является раскрытие приоритетов внешней концептуальной власти. Эти приоритеты позволяли библейским "пчеловодам" в интересах западной цивилизации устойчиво поддерживать режим нищенского существования в нашей стране, располагающей богатейшим природным и интеллектуальным потенциалом. За этим нет никаких заговоров, за этим стоят не осмысленные народом России схемы внешнего управления по полной функции, подмявшие как нашу государственность, так и процессы становления личности Человека Разумного. Так трудолюбивые пчелы всю жизнь без протестов и агрессий кормят работающих с ними пчеловодов.Метафизика власти. Мировое правительство и его жертвыКак Америка строит империю.Богатство, истина и вера в новом Китае.Индийский океан и будущее американской политики.Быть диктатором. Практическое руководство.Капитал в XXI веке.и т.д., и т.п.===========В общем, ищут авторы, пытаются понять, как их дурачат, а между тем их дурачат дальше)

30 января 2016, 05:59

Константинопль стал Стамбулом (Что означает "Город") всего то 95 лет назад.

Как Стамбул был Константинополь"Istanbul was Constantinople, now it's Istanbul, not Constantinople, why did Constantinople get the works?.."Каждый образованый человек про историю Стамбула знает две вещи:Император Константин перенёс сюда столицу Римской Империи, и дал городу своё имя, назвав его Константинополем. (IV век нашей эры)Через более чем тысячу лет османские армии захватили его, и превратили в столицу исламского мира. Заодно изменили название, и он превратился в Стамбул. (XVI век нашей эры)Но, как оказалось, ни Константин, ни Султан-завоеватель не переименовывали город так, как я думал. Они его совсем по-другому переименовывали.Вот краткая история множества имён многострадального Стамбула:В 667 году до нашей эры город основан под именем Византий (греч. Βυζάντιον) - есть предположения, что назвали его так в честь греческого царя Византа.В 74 году нашей эры город Византий стал частью Римской Империи. Его имя при этом не изменилось.В 193 году император Септимий Север решает переименовать город в честь своего сына Антония. На 19 лет Византий стал Августой Антониной, потом имя поменяли назад.В 330 году Константин провозглашает Византий столицей империи, и издаёт указ о переименовании города в Новый Рим (а не то что вы подумали). Правда это имя никому не понравилось, и жители продолжал называть город Византием. На этот момент городу уже было почти 1,000 лет.За время своего правления Константин усиленно перестраивал город, увеличил его размеры в несколко раз, и в общем изменил облик до неузнаваимости. За это в народе Византий стали называть городом Константина (греч. Κωνσταντινούπολις).Лишь при правлении Феодосия II, около ста лет спустя, город впервые называют Константинополем в официальных документах - настолько не нравилось никому название "Новый Рим". В итоге это имя на века закрепилось за византийской столицей.В 1453 году султан Мехмед II завоевал Константинополь после длительной осады. Это положило конец Византийской Империи, и дало начало Османской. Новые хозяева стали называть город по-новому: Константиние. Впрочем в переводе это значит абсолютно то же, что и по-гречески - "город Константина". Иностранцы при этом как называли его Константинополем, так и продолжили.К моему удивлению, оказалось, что город так и назывался Константинополем на протяжении всей истории Османской Империи. Лишь после появления Турецкой Республики в 1920х годах, его сочли нужным переименовать. Правительство Ататурка настоятельно просило всех иностранцев называть город новым именем: Istanbul. (По-русски город стали называть Стамбулом.)Октуда же взялось такое название? Снова сюрприз: это вовсе не турецкое слово, как мне казалось. На протяжении веков, местные жители, говоря о центральной части города, называли его по-гречески "εις την Πόλιν" (в средневековье это произносилось "истемболис"). Что значит попросту "Город", или, в современном понимании - "даунтаун". Ровно так сегодня жители Нью Йорка называют Манхэттен "сити".Открытка 1905 года: Константинополь, вид на Галату и СтамбулВыходит, что молодое правительство турецких националистов использовало для своей столицы греческое название, в то время, когда активно боролись с соседями-греками за территорию.Подытожим: Император Константин не называл в честь себя Константинополь. Завоеватели-османы не меняли его имени на Стамбул. И вообще, Стамбул - это греческое, а не турецкое название, обозначающее "Город".

25 ноября 2015, 17:02

КОНСТАНТИН ЛЕОНТЬЕВ: ФИЛОСОФ, ЭСТЕТ, ГЕОПОЛИТИК И МОНАХ

25 января 2001 года исполняется 170 лет со дня рождения великого русского мыслителя, публициста и писателя - К.Н. Леонтьева. Как известно, его ренессанс пришелся на начало 90-х годов XX века, т.е. того времени, когда в нашей стране исчезло всякое идеологическое давление коммунистических властей и Леонтьева стали активно издавать. В то же самое время, для еще совсем недавней эпохи было характерно либеральное общественное настроение, т.е. упор на западнические и антинациональные ценности, горячим противником которых был К.Н. Леонтьев. И только сегодня, как кажется, пришло время до конца осмыслить его великое наследие. Одной из попыток этого осмысления и станет данная статья.Прежде чем переходить к исследованию мировоззрения Леонтьева, необходимо кратко осветить жизненный путь философа, который может прояснить эстетику его идей. Сам Константин Николаевич по-пифагорейски благоговейно относился к гармонии чисел, видя в них особый смысл всех круглых десятилетий своей жизни: 1831 - рождение; 1851 - год первого писательского сочинения, одобренного И.С. Тургеневым; 1861- женитьба, сыгравшая трагическую роль в его жизни; 1871 - год прозрения, когда Константин Леонтьев сделал первый шаг к монастырю, к религиозно-философскому творчеству; 1881 - потеря родового имения в с. Кудинове Калужской губернии; 1891 - этот год стал последним в жизни мыслителя и писателя, но не последним в угаданном им мистическом ряду биографических дат.К.Н. Леонтьев родился 13\25 января 1831 года в сельце Кудинове Мещовского уезда Калужской губернии. Родословная по отцу не очень известная и не прослеживается ранее XVIII в. Отец не занимался воспитанием Константина, и между ними никогда не было близости, скорее отчужденность и даже антипатия. В старости К. Леонтьев занесет в свои автобиографические записи такую фразу: "Вообще сказать, отец был и не умен, и не серьезен". Это в частности, выразилось в том, что когда мальчик впервые пошел исповедываться в храм, отец, хохоча, выразил язвительную шутку о попе, который "за свои грехи верхом на людях кругом комнаты ездит". Неприятный осадок от этих воспоминаний остался в Леонтьеве на всю жизнь.Совсем иные чувства питал философ к своей матери, Феодосии Петровне - обаяние, ум, культура которой светили ему до последних дней жизни. Чувственное отношение к миру, литературный вкус, привязанность к изящным предметам и эстетизм оценок, первые религиозные впечатления - все это связано с влиянием матери. О ней он не однажды писал с благоговением и потрудился, чтобы издать ее сочинение - рассказ об императрице Марии Федоровне: его мать в юности воспитывалась в Петербурге, в Екатерининском институте, и была любимицей императрицы.Родословной по матери Леонтьев гордился: то был старинный дворянский род Карабановых, известный еще с XV столетия, оттенок гордости сохранился даже в ощущаемом им сходстве с дедом, Петром Матвеевичем Карабановым. Дед имел облик барина и красавца, любил стихи и все прекрасное, но вместе с тем был развратен до преступности, жесток до бессмысленности и зверства, за обиду бросился как-то с обнаженной шпагой на губернатора.Духовный мир Леонтьева с самого раннего детства был обвеян религиозными переживаниями, - но они хотя и затрагивали глубину души, все же преимущественно были обращены к "внешним формам" церковной жизни, как он признавался сам в письме к В.В. Розанову. Еще мальчиком, Константин Николаевич полюбил богослужения, эстетически жил ими, - и как раз эстетическое восприятие церковности, эстетическая обращенность к Церкви были выражениями внутренней цельности, хотя и не критической, но подлинной. Леонтьев не дышал в детстве воздухом отравленной секуляризмом культуры. Он впитал в себя все содержание культуры под эгидой эстетического любования Церковью, еще не думая о внутренних диссонансах в культуре.Для мыслителя навсегда соединились в воспоминаниях мать и красота родового дома с чистыми, щеголеватыми покоями, тишиной, книгами, комнатой матери (которую украшали портреты семерых детей) с видами на пруд и великолепный сад. Образ России в пору его дипломатической деятельности поддерживался в нем этими воспоминаниями. Сочинения К.Н. Леонтьева, в которых немало описаний великолепной природы, питались детскими впечатлениями о Кудинове, куда он не раз возвращался после заграничной и столичной работы.Гибель культуры, о которой так много напишет философ позднее, переживалось им в немалой степени как гибель благословенного уголка детства, а вынужденная продажа впоследствии родовой усадьбы напоминает драму, позднее запечатленную А.П. Чеховым в "Вишневом саде".После окончания Калужской гимназии (1849) и кратковременного пребывания в ярославском Демидовском лицее стал студентом медицинского факультета Московского университета (1850-1854). С 1854 по 1856 г. был военным лекарем, участвуя в Крымской войне. Не только патриотические чувства, связанные с Крымской кампанией, но и желание поправить южным климатом и измененной жизнью свое здоровье привели его в Крым младшим ординатором Керчь-Еникальского военного госпиталя.В Феодосии Леонтьев познакомился со своей будущей женой, дочерью мелкого торговца Политова. Постепенно он начал тяготиться неустроенностью полевой службы, невозможностью продолжать литературные занятия, на которые его благословлял И.С. Тургенев. Наброски, этюды, замыслы переполняли его сундучок, но ему никак не удавалось ничего законченного, цельного. Его все чаще и чаще тянуло домой, о чем он постоянно писал матери.Однако не так просто оказалось освободиться от воинских обязанностей, и лишь осенью 1856 года он получил отпуск на полгода, а еще через год и вовсе распрощался со службой и отправился в Москву подыскивать себе подходящее место, позволяющее заниматься литературой. По увольнении в 1857 году, он стал домашним врачом в нижегородском имении барона Д.Г. Розена. В декабре 1860 года переехал в Петербург, решившись оставить медицину ради литературы.В 1863 году Леонтьев - к этому времени автор нескольких повестей и романов ("Подлипки" и "В своем краю") - назначается секретарем консульства на о. Крит и на протяжении почти десятилетия находится на дипломатической службе. В этот период времени оформляются его социально-философские взгляды и политические симпатии, склонность к консерватизму и эстетическому восприятию мира.Десять лет Леонтьев занимал место консула в разных городах Турции, хорошо изучил Ближний Восток, - и здесь окончательно сформировалась его философская и политическая концепция.В 1871 году, пережив глубокий нравственный кризис и тяжелую физическую болезнь (которая едва не привела его к смерти), Леонтьев оставляет дипломатическую карьеру и принимает решение постричься в монахи: с этой целью подолгу бывает на Афоне, в Оптиной пустыне, в Николо- Угрежском монастыре, однако ему "не советуют" отречься от мира, ибо он "не готов" еще оставить без сожаления литературу и публицистику. В 1880 - 87 гг. он работал цензором Московского цензурного комитета.Выйдя в отставку, поселился в Оптиной пустыни, где жил "полумонашескою, полупомещичьей жизнью" в снятом у ограды монастыря отдельном доме со слугами и женой Елизаветой Павловной. При этом Леонтьев постоянно общался со старцем Амвросием как своим духовным руководителем и занимался литературной работой, благословение на которую получал у старца. Значительную часть поздней литературной продукции писателя составила мемуарная проза, а также обширная переписка, к которой он относился как к литературной работе. Мемуарные и религиозно-философские мотивы объединяются с оптинскими духовными впечатлениями в очерке "Отец Климент Зедергольм, Иеромонах Оптиной Пустыни" (1879).В январе-апреле 1880 года Леонтьев был помощником редактора "Варшавского дневника", там напечатал ряд статей. В одной из них у него прозвучала известная фраза: "Надо подморозить Россию, чтобы она не "гнила" ...".Окружение Леонтьева в поздние годы составляют консервативно настроенные литераторы - выпускники так называемого Катковского лицея (А.А. Александров, И.И. Фудель и др.), Ю.Н. Говорухо-Отрок, В.А. Грингмут, Л.А. Тихомиров.Последние месяцы жизни К.Н. Леонтьева отмечены бурной перепиской с В.В. Розановым. В нем он увидел наследователя своих идей. Так, в письме от 13 августа 1891 года содержатся "безумные афоризмы", в которых философ заостренно формулировал основной внутренний конфликт своего миросозерцания - оставшийся непримиренным антагонизм эстетического и религиозного принципов, разрешение которого видит лишь в подчинении эстетики религии: "Итак, и христианская проповедь, и прогресс европейский совокупными усилиями стремятся убить эстетику жизни на земле, т.е. самую жизнь. Что же делать? Христианству мы должны помогать, даже и в ущерб любимой нами эстетики...".Монахом он стал только незадолго до своей смерти, в 1891 году, под именем Климент, исполнив обет, данный им еще 20 лет назад (после исцеления в Салониках). По указанию преподобного Амвросия ему надлежало сразу же после пострижения перейти в Троице-Сергиеву Лавру для прохождения там монашеского пути. В Сергиевом Посаде, куда Леонтьев переехал в конце августа, он узнал о кончине старца и успел на нее откликнуться памятной статьей "Оптинский старец Амвросий". Здесь, в лаврской гостинице, на пороге монастыря, не вступив в число его братии, он умер от воспаления легких. Монах Климент был похоронен в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры, где его могила находится и поныне.Леонтьев заявил о себе как оригинальном мыслителе в написанных им в этот период работах "Византизм и славянство", "Племенная политика как орудие всемирной революции", "Отшельничество, монастырь и мир. Их сущность и взаимная связь (Четыре письма с Афона)", "Отец Климент Зедергольм", "Записки отшельника", "Плоды национальных движений на православном Востоке", "Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения", "Грамотность и народность" и "Варшавский дневник", многие из которых были позже изданы в двухтомнике "Восток, Россия и славянство" (1885-1886). Они свидетельствуют о стремлении их автора соединить строгую религиозность со своеобразной философской концепцией, где проблемы жизни и смерти, восхищение красотой мира переплетаются с надеждами на создание Россией новой цивилизации.Свою доктрину он называл "методом действительной жизни" и полагал, что философские идеи должны соответствовать религиозным представлениям о мире, обыденному здравому смыслу, требованиям непредвзятой науки, а также художественному видению мира.Мировоззрение Леонтьева представляет очень своеобразное сочетание эстетизма, натурализма и религиозной метафизики. Очень близко примыкая к славянофилам, будучи открытым и прямым последователем Н.Я. Данилевского, он вместе с тем, в некоторых вопросах, значительно отклонялся от них (особенно это сказалось в политических вопросах). Философ не только не был в них славянофилом, но и заявлял о бессодержательности племенной связи самой по себе. В России он вовсе не видел чисто славянской страны. "Бессознательное назначение России не было и не будет чисто славянским", - отмечал мыслитель.В отличие от Ф.И. Тютчева, чьи историософские построения основаны на теории мировых монархий, К.Н. Леонтьев использовал терминологию Н.Я. Данилевского, писавшего о культурно-исторических типах, упрекал его в забвении византийского. Эстетическое и религиозное отталкивание Леонтьева от современной Европы с ее уравнительными тенденциями, с ее отречением от своего собственного великого прошлого, - все это слагалось в единое и последовательное мировоззрение.Его влекла лишь красота и сила, и он убегал от Европы к миру, где верил, что еще возможно подлинное развитие и цветение. У Леонтьева нет и тени того культа племенного своеобразия, которое мы видели у Данилевского. Наоборот, племенная близость сама по себе еще ни к чему не обязывает. "Любить племя за племя, - пишет он в одном месте, - натяжка и ложь".Борясь против этого племенного принципа в славянофильстве, философ доказывал неопределенность и малоплодовитость славянского гения и настаивал на том, что Россия всем своим развитием обязана не славянству, а византизму, который она усвоила и несколько дополнила.В тоже самое время Леонтьев призывает сохранить целость и силу русского духа, чтобы "обратить эту силу, когда ударит понятный всем, страшный и великий час на службу лучшим и благороднейшим началом европейской жизни, на службу этой самой "великой старой Европе, которой мы столько обязаны и которой хорошо бы заплатить добром". В соответствии со своим пониманием законов исторического развития, Леонтьев сознательно боролся с идеями эгалитаризма и либерализма.Его философия истории оформилась в работе "Византизм и славянство" (в значительной мере под впечатлением книги Н.Я. Данилевского "Россия и Европа"). Свою концепцию мыслитель называл органической, а о методе ее говорил как о перенесении идеи развития из "реальных, точных наук... в историческую область".Философский трактат "Византизм и славянство" - самое знаменитое произведение К.Н. Леонтьева. При жизни Константина Николаевича она публиковалась трижды: в 1875г., а затем в 1876 и 1885 гг. Сам мыслитель придавал этой работе очень большое значение и ожидал, что этот трактат его прославит. Однако при жизни философа это мечтание не сбылось. В разное время о "Византизме и славянстве" высказывались многие известные люди, в том числе историк М.П. Погодин и философ В.В. Розанов, однако на протяжении нескольких десятилетий главный труд Леонтьева оставался фактически невостребованным и почти незаметным. По настоящему "заметили" и оценили его лишь в разгар Серебряного века.Актуальным же импульсом философско-исторических построений Леонтьева является его реакция на современное состояние европейской цивилизации, свидетельствующее о "разрушительном ходе современной истории". Свою позицию он определяет как "философскую ненависть к формам и духу новейшей европейской жизни".Общие принципы леонтьевской историософии философ проверяет на Европе, на проблемах России, но тут в чисто теоретические анализы привходит уже "политика", - т.е. вопросы о том, что нужно делать или чего надо избегать, чтобы не оказаться на путях увядания и разложения. В критике современной Европы он выделяет два основных тезиса: с одной стороны - демократизация, а с другой - проявление "вторичного упрощения", то есть явные признаки увядания и разложения в Европе.Еще резче и настойчивее у него эстетическая критика современной культуры. В ней Леонтьев углубляет и заостряет то, что было сказано о "неустранимой пошлости мещанства" А.И. Герценом (которого мыслитель чтил именно за эту критику). Он в одном месте говорит: "Будет разнообразие, будет и мораль: всеобщее равноправие и равномерное благоденствие убило бы мораль".Для красоты цветущей сложности одинаково губительны и социализм, и капитализм, ибо один откровенно провозглашает социальное равенство, другой ведет к уравнительности потребностей, вкусов, околокультурных стандартов. Коммунистическое равенство рабов и буржуазное сползание в массовую культуру - это смесительное упрощение, свидетельствующее о разложении, гниении, старении органического целого.В гибнущих, деградирующих обществах, по наблюдению Леонтьева, меняется психология людей, гаснет энергия жизнедеятельности, падает, как говорил столетие спустя его последователь Лев Гумилев, пассионарность. Империи гибнут при внешне благополучных условиях, при какой-то расслабленности властей и народа.Философ чувствовал приближение грозы над Россией, хотя и знал, что ей еще далеко до исчерпания своего срока жизни. Возраст России он, как и впоследствии Л.Н. Гумилев исчислял от Куликовской битвы, от года объединительной миссии преподобного Сергия Радонежского.Но особенно полной для осознания мировоззрения философа является его статья "Грамотность и народность", написанная в 1869 году и опубликованная в "Заре" в 1870-м году. Чем же можно объяснить отсутствие этой работы в многочисленных переизданиях Леонтьева, относящихся к 90-м годам XX века? Видимо, пугающим представляется необычное содержание статьи. Он в ней указывает, сколь разрушительное воздействие может оказать просвещение (даже в простейших, "ликбезовских" формах) на культурно-исторические устои, хранителем которой является народ.Один из путей спасения России Леонтьев связывал и с разрешением Восточного вопроса и занятием Константинополя. Именно с этим городом были сопряжены заветные, "безумные мечты" той части русского общества, которая видела Россию наследницей Византии. Он, также как и Ф.И. Тютчев, разделяет "староримский" и "византийский" тип, подобно тому, как поэт разделял Римскую и Византийские империи. Подобные мессианские настроения великолепно отразил Ф.И. Тютчев в стихотворении с символическим названием "Русская география".Захват Константинополя должен был явиться ключевым моментом для осуществления проекта Леонтьева. Его суть состояла не только в изгнании турок из Европы, не столько в эмансипации, сколько в "развитии своей собственной оригинальной славяно-азиатской цивилизации". Фундаментом нового культурно-государственного здания должно было стать формирование восточно-православной политической, религиозной, культурной, но ни в коем случае не административной конфедерации славянских стран. Именно эта конфедерация должна была обеспечить "новое разнообразие в единстве, все славянское цветение" и в тоже самое время стать оплотом против западного европеизма.В ходе разработки конкретных планов, ситуаций и конкретных результатов будущей войны за Царьград Леонтьевым ставятся и анализируются многочисленные проблемы, так или иначе связанные с устранением угрозы со стороны "космополитического рационализма" (революционизма) и с условиями осуществления идеального славизма.Его рассуждения и мысли о Константинополе нельзя воспринимать только с узкоутилитарных позиций. Здесь важна сама идея, позволяющая оценить характер его эстетических, исторических и философских взглядов. Россия же, как считал Леонтьев, еще не достигла периода культурного рассвета. Поэтому влияние западных уравнительных идей может оказаться для России смертельным ядом, который погубит ее прежде, чем она сумеет найти самое себя.В этой связи философ бесстрашно защищает суровые меры государства, становится "апологетом реакции", воспевает "священное право насилия" со стороны государства. Он отмечает: "Свобода лица привела личность только к большей безответственности", а толки о равенстве и всеобщем благополучии - это "исполинская толщина всех и все толкущая в одной ступе псевдо-гуманной пошлости и прозы".Следует подчеркнуть, что в противоположность Н.Я. Данилевскому, довольно равнодушному к религии, Леонтьев был глубоко верующим человеком, свято преданным православию. В этом отношении он шел дальше славянофилов. Если те рекомендовали России вернуться к традициям московского быта, то философ обращался к первоисточнику православия, к древней Византии, культуру которой он высоко ценил и считал ее образцом для России и стал продолжателем идей Ф.И. Тютчева.В развитии мировоззрения Леонтьева отталкивание от Европы сыграло огромную роль, но это было не только отталкивание от европейской культуры, здесь действовало ясное сознание и политической противоположности Европы - Востоку.Как никто другой, мыслитель знал: русская интеллигенция, а вместе с ней и все, кто читает книги, слушает лекции, буйствует в дискуссиях, свернули с дороги цельной веры отцов, критицизм и нигилизм все более поглощали души. "Самих себя, Россию, власти, наши гражданские порядки, наши нравы мы (со времен Гоголя) неумолкаемо и омерзительно браним. Мы разучились хвалить; мы превзошли всех в желчном и болезненном самоуничижении, не имеющим ничего, заметим, общего с христианским смирением", - с горечью замечал философ. Однако в другом месте у него появляется и надежда о будущем России: "Я верю, что в России будет племенной поворот к православию, прочный и надолго. Я верю этому потому, что у русского душа болит".В русской прозе этот мотив "душа болит" зазвенит во всей силе у Василия Шукшина. Леонтьев же почувствовал спасительную для русской культуры, для ее веры основу. Русские не смогут стать утилитаристами, не смогут жить только выгодой, наживой, сиюминутностью, ибо душа болит.Всегда находились на Руси люди, в коих верх брали либо безудержная стихия языческого буйства, либо беззаветное следование святоотеческим преданиям. Константин Николаевич удивительным образом проявил и силу языческих страстей, и светлое стремление к монастырю. Такое соединение противоречий высекало не искры, а пламя душевных терзаний. Это душевное противоречие определило напряжение жизни, в которой было все: распутство, творчество, монашество.Во многом, путь русского народа от язычества к православию - это и путь Леонтьева, и от того, что этот путь был сжат тугой пружиной, каждый шаг его жизни таил немыслимое напряжение. Он ждал от жизни чего-то несбыточного, верил в свой литературный гений, в свои провидения. Бывало, что ждал признания своих талантов, страдал от бесчувственности и недомыслия современников, но бывало, что успех у женщин радовал его больше, чем успех литературный. Однако, наступало время, когда писатель становился безразличен и к тому, и к другому. Его импульсивность, непостоянство, замешанные на романтизме, соединенные с элитарным скепсисом, как бы предвосхищают умонастроения многих молодых сегодняшнего дня.Сам стиль его историософского мышления воздействовал не только на философское, но и на художественное сознание деятелей серебренного века (во многом также как и в случае с Ф.И. Тютчевым). В 20-е годы историософия Леонтьева, в особенности его "морфологическое" обоснование национальной самобытности, воздействовало на концепцию русского евразийства. В ходе событий XX века все больше внимания привлекает футорология Леонтьева.Еще задолго до нашумевшей книги О. Шпенглера "Закат Европы" русский философ установил диагноз болезни. Главная беда - обезличенность жизни при всех разговорах о личности, свободе, демократии, прогрессе. Нарастает единообразие, унификация, "бесцветная вода всемирного сознания". "Практику политического гражданского смешения Европа пережила, - писал Леонтьев в "Византизме и славянстве", - скоро, может быть увидим, как она перенесет попытки экономического, умственного (воспитательного) и полового, окончательного упростительного смешения!... Она стремится посредством этого смешения к идеалу однообразной простоты и, не дойдя до него еще далеко, должна будет пасть и уступить место другим!"Всматриваясь в гибельные для России идеи, он то и дело срывается почти на мольбу, уговаривая соотечественников остановиться, одуматься и противодействовать гниению, исходящего из Запада.Нелегко было Леонтьеву найти единомышленников при жизни, нелегко ему достучаться и до наших современников, опьяненных идеями либо социализма, либо рыночного процветания. Он обнажил шпагу перед самыми безусловными ценностями цивилизованного, но малокультурного мира: прогрессом, равенством, свободой, всеобщей образованностью. Поэтому он и оказался одиноким, непонятым, забытым.Жизнь Леонтьева пришлась на период ломки традиционного уклада жизни. Научный образ мышления вытеснил веру с доминирующих позиций в массовом сознании в Европе и всерьез конкурировал с ней в России. Демократия наступала на сословность и аристократизм в общественном устройстве и культуре. То, что уже рухнуло в Европе, начинало трещать по всем швам и в Российской империи. Республика уничтожила монархические устои Франции, Германии, Италии. И в итоге, уже после смерти философа, вся планета, а не один лишь московско-петербургский уголок Евразии, оказалась под политическим и духовным влиянием агонизирующей цивилизации. Пройдя путем, во многом предсказанным Леонтьевым...Сергей Лабанов

25 ноября 2015, 17:02

КОНСТАНТИН ЛЕОНТЬЕВ: ФИЛОСОФ, ЭСТЕТ, ГЕОПОЛИТИК И МОНАХ

25 января 2001 года исполняется 170 лет со дня рождения великого русского мыслителя, публициста и писателя - К.Н. Леонтьева. Как известно, его ренессанс пришелся на начало 90-х годов XX века, т.е. того времени, когда в нашей стране исчезло всякое идеологическое давление коммунистических властей и Леонтьева стали активно издавать. В то же самое время, для еще совсем недавней эпохи было характерно либеральное общественное настроение, т.е. упор на западнические и антинациональные ценности, горячим противником которых был К.Н. Леонтьев. И только сегодня, как кажется, пришло время до конца осмыслить его великое наследие. Одной из попыток этого осмысления и станет данная статья.Прежде чем переходить к исследованию мировоззрения Леонтьева, необходимо кратко осветить жизненный путь философа, который может прояснить эстетику его идей. Сам Константин Николаевич по-пифагорейски благоговейно относился к гармонии чисел, видя в них особый смысл всех круглых десятилетий своей жизни: 1831 - рождение; 1851 - год первого писательского сочинения, одобренного И.С. Тургеневым; 1861- женитьба, сыгравшая трагическую роль в его жизни; 1871 - год прозрения, когда Константин Леонтьев сделал первый шаг к монастырю, к религиозно-философскому творчеству; 1881 - потеря родового имения в с. Кудинове Калужской губернии; 1891 - этот год стал последним в жизни мыслителя и писателя, но не последним в угаданном им мистическом ряду биографических дат.К.Н. Леонтьев родился 13\25 января 1831 года в сельце Кудинове Мещовского уезда Калужской губернии. Родословная по отцу не очень известная и не прослеживается ранее XVIII в. Отец не занимался воспитанием Константина, и между ними никогда не было близости, скорее отчужденность и даже антипатия. В старости К. Леонтьев занесет в свои автобиографические записи такую фразу: "Вообще сказать, отец был и не умен, и не серьезен". Это в частности, выразилось в том, что когда мальчик впервые пошел исповедываться в храм, отец, хохоча, выразил язвительную шутку о попе, который "за свои грехи верхом на людях кругом комнаты ездит". Неприятный осадок от этих воспоминаний остался в Леонтьеве на всю жизнь.Совсем иные чувства питал философ к своей матери, Феодосии Петровне - обаяние, ум, культура которой светили ему до последних дней жизни. Чувственное отношение к миру, литературный вкус, привязанность к изящным предметам и эстетизм оценок, первые религиозные впечатления - все это связано с влиянием матери. О ней он не однажды писал с благоговением и потрудился, чтобы издать ее сочинение - рассказ об императрице Марии Федоровне: его мать в юности воспитывалась в Петербурге, в Екатерининском институте, и была любимицей императрицы.Родословной по матери Леонтьев гордился: то был старинный дворянский род Карабановых, известный еще с XV столетия, оттенок гордости сохранился даже в ощущаемом им сходстве с дедом, Петром Матвеевичем Карабановым. Дед имел облик барина и красавца, любил стихи и все прекрасное, но вместе с тем был развратен до преступности, жесток до бессмысленности и зверства, за обиду бросился как-то с обнаженной шпагой на губернатора.Духовный мир Леонтьева с самого раннего детства был обвеян религиозными переживаниями, - но они хотя и затрагивали глубину души, все же преимущественно были обращены к "внешним формам" церковной жизни, как он признавался сам в письме к В.В. Розанову. Еще мальчиком, Константин Николаевич полюбил богослужения, эстетически жил ими, - и как раз эстетическое восприятие церковности, эстетическая обращенность к Церкви были выражениями внутренней цельности, хотя и не критической, но подлинной. Леонтьев не дышал в детстве воздухом отравленной секуляризмом культуры. Он впитал в себя все содержание культуры под эгидой эстетического любования Церковью, еще не думая о внутренних диссонансах в культуре.Для мыслителя навсегда соединились в воспоминаниях мать и красота родового дома с чистыми, щеголеватыми покоями, тишиной, книгами, комнатой матери (которую украшали портреты семерых детей) с видами на пруд и великолепный сад. Образ России в пору его дипломатической деятельности поддерживался в нем этими воспоминаниями. Сочинения К.Н. Леонтьева, в которых немало описаний великолепной природы, питались детскими впечатлениями о Кудинове, куда он не раз возвращался после заграничной и столичной работы.Гибель культуры, о которой так много напишет философ позднее, переживалось им в немалой степени как гибель благословенного уголка детства, а вынужденная продажа впоследствии родовой усадьбы напоминает драму, позднее запечатленную А.П. Чеховым в "Вишневом саде".После окончания Калужской гимназии (1849) и кратковременного пребывания в ярославском Демидовском лицее стал студентом медицинского факультета Московского университета (1850-1854). С 1854 по 1856 г. был военным лекарем, участвуя в Крымской войне. Не только патриотические чувства, связанные с Крымской кампанией, но и желание поправить южным климатом и измененной жизнью свое здоровье привели его в Крым младшим ординатором Керчь-Еникальского военного госпиталя.В Феодосии Леонтьев познакомился со своей будущей женой, дочерью мелкого торговца Политова. Постепенно он начал тяготиться неустроенностью полевой службы, невозможностью продолжать литературные занятия, на которые его благословлял И.С. Тургенев. Наброски, этюды, замыслы переполняли его сундучок, но ему никак не удавалось ничего законченного, цельного. Его все чаще и чаще тянуло домой, о чем он постоянно писал матери.Однако не так просто оказалось освободиться от воинских обязанностей, и лишь осенью 1856 года он получил отпуск на полгода, а еще через год и вовсе распрощался со службой и отправился в Москву подыскивать себе подходящее место, позволяющее заниматься литературой. По увольнении в 1857 году, он стал домашним врачом в нижегородском имении барона Д.Г. Розена. В декабре 1860 года переехал в Петербург, решившись оставить медицину ради литературы.В 1863 году Леонтьев - к этому времени автор нескольких повестей и романов ("Подлипки" и "В своем краю") - назначается секретарем консульства на о. Крит и на протяжении почти десятилетия находится на дипломатической службе. В этот период времени оформляются его социально-философские взгляды и политические симпатии, склонность к консерватизму и эстетическому восприятию мира.Десять лет Леонтьев занимал место консула в разных городах Турции, хорошо изучил Ближний Восток, - и здесь окончательно сформировалась его философская и политическая концепция.В 1871 году, пережив глубокий нравственный кризис и тяжелую физическую болезнь (которая едва не привела его к смерти), Леонтьев оставляет дипломатическую карьеру и принимает решение постричься в монахи: с этой целью подолгу бывает на Афоне, в Оптиной пустыне, в Николо- Угрежском монастыре, однако ему "не советуют" отречься от мира, ибо он "не готов" еще оставить без сожаления литературу и публицистику. В 1880 - 87 гг. он работал цензором Московского цензурного комитета.Выйдя в отставку, поселился в Оптиной пустыни, где жил "полумонашескою, полупомещичьей жизнью" в снятом у ограды монастыря отдельном доме со слугами и женой Елизаветой Павловной. При этом Леонтьев постоянно общался со старцем Амвросием как своим духовным руководителем и занимался литературной работой, благословение на которую получал у старца. Значительную часть поздней литературной продукции писателя составила мемуарная проза, а также обширная переписка, к которой он относился как к литературной работе. Мемуарные и религиозно-философские мотивы объединяются с оптинскими духовными впечатлениями в очерке "Отец Климент Зедергольм, Иеромонах Оптиной Пустыни" (1879).В январе-апреле 1880 года Леонтьев был помощником редактора "Варшавского дневника", там напечатал ряд статей. В одной из них у него прозвучала известная фраза: "Надо подморозить Россию, чтобы она не "гнила" ...".Окружение Леонтьева в поздние годы составляют консервативно настроенные литераторы - выпускники так называемого Катковского лицея (А.А. Александров, И.И. Фудель и др.), Ю.Н. Говорухо-Отрок, В.А. Грингмут, Л.А. Тихомиров.Последние месяцы жизни К.Н. Леонтьева отмечены бурной перепиской с В.В. Розановым. В нем он увидел наследователя своих идей. Так, в письме от 13 августа 1891 года содержатся "безумные афоризмы", в которых философ заостренно формулировал основной внутренний конфликт своего миросозерцания - оставшийся непримиренным антагонизм эстетического и религиозного принципов, разрешение которого видит лишь в подчинении эстетики религии: "Итак, и христианская проповедь, и прогресс европейский совокупными усилиями стремятся убить эстетику жизни на земле, т.е. самую жизнь. Что же делать? Христианству мы должны помогать, даже и в ущерб любимой нами эстетики...".Монахом он стал только незадолго до своей смерти, в 1891 году, под именем Климент, исполнив обет, данный им еще 20 лет назад (после исцеления в Салониках). По указанию преподобного Амвросия ему надлежало сразу же после пострижения перейти в Троице-Сергиеву Лавру для прохождения там монашеского пути. В Сергиевом Посаде, куда Леонтьев переехал в конце августа, он узнал о кончине старца и успел на нее откликнуться памятной статьей "Оптинский старец Амвросий". Здесь, в лаврской гостинице, на пороге монастыря, не вступив в число его братии, он умер от воспаления легких. Монах Климент был похоронен в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры, где его могила находится и поныне.Леонтьев заявил о себе как оригинальном мыслителе в написанных им в этот период работах "Византизм и славянство", "Племенная политика как орудие всемирной революции", "Отшельничество, монастырь и мир. Их сущность и взаимная связь (Четыре письма с Афона)", "Отец Климент Зедергольм", "Записки отшельника", "Плоды национальных движений на православном Востоке", "Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения", "Грамотность и народность" и "Варшавский дневник", многие из которых были позже изданы в двухтомнике "Восток, Россия и славянство" (1885-1886). Они свидетельствуют о стремлении их автора соединить строгую религиозность со своеобразной философской концепцией, где проблемы жизни и смерти, восхищение красотой мира переплетаются с надеждами на создание Россией новой цивилизации.Свою доктрину он называл "методом действительной жизни" и полагал, что философские идеи должны соответствовать религиозным представлениям о мире, обыденному здравому смыслу, требованиям непредвзятой науки, а также художественному видению мира.Мировоззрение Леонтьева представляет очень своеобразное сочетание эстетизма, натурализма и религиозной метафизики. Очень близко примыкая к славянофилам, будучи открытым и прямым последователем Н.Я. Данилевского, он вместе с тем, в некоторых вопросах, значительно отклонялся от них (особенно это сказалось в политических вопросах). Философ не только не был в них славянофилом, но и заявлял о бессодержательности племенной связи самой по себе. В России он вовсе не видел чисто славянской страны. "Бессознательное назначение России не было и не будет чисто славянским", - отмечал мыслитель.В отличие от Ф.И. Тютчева, чьи историософские построения основаны на теории мировых монархий, К.Н. Леонтьев использовал терминологию Н.Я. Данилевского, писавшего о культурно-исторических типах, упрекал его в забвении византийского. Эстетическое и религиозное отталкивание Леонтьева от современной Европы с ее уравнительными тенденциями, с ее отречением от своего собственного великого прошлого, - все это слагалось в единое и последовательное мировоззрение.Его влекла лишь красота и сила, и он убегал от Европы к миру, где верил, что еще возможно подлинное развитие и цветение. У Леонтьева нет и тени того культа племенного своеобразия, которое мы видели у Данилевского. Наоборот, племенная близость сама по себе еще ни к чему не обязывает. "Любить племя за племя, - пишет он в одном месте, - натяжка и ложь".Борясь против этого племенного принципа в славянофильстве, философ доказывал неопределенность и малоплодовитость славянского гения и настаивал на том, что Россия всем своим развитием обязана не славянству, а византизму, который она усвоила и несколько дополнила.В тоже самое время Леонтьев призывает сохранить целость и силу русского духа, чтобы "обратить эту силу, когда ударит понятный всем, страшный и великий час на службу лучшим и благороднейшим началом европейской жизни, на службу этой самой "великой старой Европе, которой мы столько обязаны и которой хорошо бы заплатить добром". В соответствии со своим пониманием законов исторического развития, Леонтьев сознательно боролся с идеями эгалитаризма и либерализма.Его философия истории оформилась в работе "Византизм и славянство" (в значительной мере под впечатлением книги Н.Я. Данилевского "Россия и Европа"). Свою концепцию мыслитель называл органической, а о методе ее говорил как о перенесении идеи развития из "реальных, точных наук... в историческую область".Философский трактат "Византизм и славянство" - самое знаменитое произведение К.Н. Леонтьева. При жизни Константина Николаевича она публиковалась трижды: в 1875г., а затем в 1876 и 1885 гг. Сам мыслитель придавал этой работе очень большое значение и ожидал, что этот трактат его прославит. Однако при жизни философа это мечтание не сбылось. В разное время о "Византизме и славянстве" высказывались многие известные люди, в том числе историк М.П. Погодин и философ В.В. Розанов, однако на протяжении нескольких десятилетий главный труд Леонтьева оставался фактически невостребованным и почти незаметным. По настоящему "заметили" и оценили его лишь в разгар Серебряного века.Актуальным же импульсом философско-исторических построений Леонтьева является его реакция на современное состояние европейской цивилизации, свидетельствующее о "разрушительном ходе современной истории". Свою позицию он определяет как "философскую ненависть к формам и духу новейшей европейской жизни".Общие принципы леонтьевской историософии философ проверяет на Европе, на проблемах России, но тут в чисто теоретические анализы привходит уже "политика", - т.е. вопросы о том, что нужно делать или чего надо избегать, чтобы не оказаться на путях увядания и разложения. В критике современной Европы он выделяет два основных тезиса: с одной стороны - демократизация, а с другой - проявление "вторичного упрощения", то есть явные признаки увядания и разложения в Европе.Еще резче и настойчивее у него эстетическая критика современной культуры. В ней Леонтьев углубляет и заостряет то, что было сказано о "неустранимой пошлости мещанства" А.И. Герценом (которого мыслитель чтил именно за эту критику). Он в одном месте говорит: "Будет разнообразие, будет и мораль: всеобщее равноправие и равномерное благоденствие убило бы мораль".Для красоты цветущей сложности одинаково губительны и социализм, и капитализм, ибо один откровенно провозглашает социальное равенство, другой ведет к уравнительности потребностей, вкусов, околокультурных стандартов. Коммунистическое равенство рабов и буржуазное сползание в массовую культуру - это смесительное упрощение, свидетельствующее о разложении, гниении, старении органического целого.В гибнущих, деградирующих обществах, по наблюдению Леонтьева, меняется психология людей, гаснет энергия жизнедеятельности, падает, как говорил столетие спустя его последователь Лев Гумилев, пассионарность. Империи гибнут при внешне благополучных условиях, при какой-то расслабленности властей и народа.Философ чувствовал приближение грозы над Россией, хотя и знал, что ей еще далеко до исчерпания своего срока жизни. Возраст России он, как и впоследствии Л.Н. Гумилев исчислял от Куликовской битвы, от года объединительной миссии преподобного Сергия Радонежского.Но особенно полной для осознания мировоззрения философа является его статья "Грамотность и народность", написанная в 1869 году и опубликованная в "Заре" в 1870-м году. Чем же можно объяснить отсутствие этой работы в многочисленных переизданиях Леонтьева, относящихся к 90-м годам XX века? Видимо, пугающим представляется необычное содержание статьи. Он в ней указывает, сколь разрушительное воздействие может оказать просвещение (даже в простейших, "ликбезовских" формах) на культурно-исторические устои, хранителем которой является народ.Один из путей спасения России Леонтьев связывал и с разрешением Восточного вопроса и занятием Константинополя. Именно с этим городом были сопряжены заветные, "безумные мечты" той части русского общества, которая видела Россию наследницей Византии. Он, также как и Ф.И. Тютчев, разделяет "староримский" и "византийский" тип, подобно тому, как поэт разделял Римскую и Византийские империи. Подобные мессианские настроения великолепно отразил Ф.И. Тютчев в стихотворении с символическим названием "Русская география".Захват Константинополя должен был явиться ключевым моментом для осуществления проекта Леонтьева. Его суть состояла не только в изгнании турок из Европы, не столько в эмансипации, сколько в "развитии своей собственной оригинальной славяно-азиатской цивилизации". Фундаментом нового культурно-государственного здания должно было стать формирование восточно-православной политической, религиозной, культурной, но ни в коем случае не административной конфедерации славянских стран. Именно эта конфедерация должна была обеспечить "новое разнообразие в единстве, все славянское цветение" и в тоже самое время стать оплотом против западного европеизма.В ходе разработки конкретных планов, ситуаций и конкретных результатов будущей войны за Царьград Леонтьевым ставятся и анализируются многочисленные проблемы, так или иначе связанные с устранением угрозы со стороны "космополитического рационализма" (революционизма) и с условиями осуществления идеального славизма.Его рассуждения и мысли о Константинополе нельзя воспринимать только с узкоутилитарных позиций. Здесь важна сама идея, позволяющая оценить характер его эстетических, исторических и философских взглядов. Россия же, как считал Леонтьев, еще не достигла периода культурного рассвета. Поэтому влияние западных уравнительных идей может оказаться для России смертельным ядом, который погубит ее прежде, чем она сумеет найти самое себя.В этой связи философ бесстрашно защищает суровые меры государства, становится "апологетом реакции", воспевает "священное право насилия" со стороны государства. Он отмечает: "Свобода лица привела личность только к большей безответственности", а толки о равенстве и всеобщем благополучии - это "исполинская толщина всех и все толкущая в одной ступе псевдо-гуманной пошлости и прозы".Следует подчеркнуть, что в противоположность Н.Я. Данилевскому, довольно равнодушному к религии, Леонтьев был глубоко верующим человеком, свято преданным православию. В этом отношении он шел дальше славянофилов. Если те рекомендовали России вернуться к традициям московского быта, то философ обращался к первоисточнику православия, к древней Византии, культуру которой он высоко ценил и считал ее образцом для России и стал продолжателем идей Ф.И. Тютчева.В развитии мировоззрения Леонтьева отталкивание от Европы сыграло огромную роль, но это было не только отталкивание от европейской культуры, здесь действовало ясное сознание и политической противоположности Европы - Востоку.Как никто другой, мыслитель знал: русская интеллигенция, а вместе с ней и все, кто читает книги, слушает лекции, буйствует в дискуссиях, свернули с дороги цельной веры отцов, критицизм и нигилизм все более поглощали души. "Самих себя, Россию, власти, наши гражданские порядки, наши нравы мы (со времен Гоголя) неумолкаемо и омерзительно браним. Мы разучились хвалить; мы превзошли всех в желчном и болезненном самоуничижении, не имеющим ничего, заметим, общего с христианским смирением", - с горечью замечал философ. Однако в другом месте у него появляется и надежда о будущем России: "Я верю, что в России будет племенной поворот к православию, прочный и надолго. Я верю этому потому, что у русского душа болит".В русской прозе этот мотив "душа болит" зазвенит во всей силе у Василия Шукшина. Леонтьев же почувствовал спасительную для русской культуры, для ее веры основу. Русские не смогут стать утилитаристами, не смогут жить только выгодой, наживой, сиюминутностью, ибо душа болит.Всегда находились на Руси люди, в коих верх брали либо безудержная стихия языческого буйства, либо беззаветное следование святоотеческим преданиям. Константин Николаевич удивительным образом проявил и силу языческих страстей, и светлое стремление к монастырю. Такое соединение противоречий высекало не искры, а пламя душевных терзаний. Это душевное противоречие определило напряжение жизни, в которой было все: распутство, творчество, монашество.Во многом, путь русского народа от язычества к православию - это и путь Леонтьева, и от того, что этот путь был сжат тугой пружиной, каждый шаг его жизни таил немыслимое напряжение. Он ждал от жизни чего-то несбыточного, верил в свой литературный гений, в свои провидения. Бывало, что ждал признания своих талантов, страдал от бесчувственности и недомыслия современников, но бывало, что успех у женщин радовал его больше, чем успех литературный. Однако, наступало время, когда писатель становился безразличен и к тому, и к другому. Его импульсивность, непостоянство, замешанные на романтизме, соединенные с элитарным скепсисом, как бы предвосхищают умонастроения многих молодых сегодняшнего дня.Сам стиль его историософского мышления воздействовал не только на философское, но и на художественное сознание деятелей серебренного века (во многом также как и в случае с Ф.И. Тютчевым). В 20-е годы историософия Леонтьева, в особенности его "морфологическое" обоснование национальной самобытности, воздействовало на концепцию русского евразийства. В ходе событий XX века все больше внимания привлекает футорология Леонтьева.Еще задолго до нашумевшей книги О. Шпенглера "Закат Европы" русский философ установил диагноз болезни. Главная беда - обезличенность жизни при всех разговорах о личности, свободе, демократии, прогрессе. Нарастает единообразие, унификация, "бесцветная вода всемирного сознания". "Практику политического гражданского смешения Европа пережила, - писал Леонтьев в "Византизме и славянстве", - скоро, может быть увидим, как она перенесет попытки экономического, умственного (воспитательного) и полового, окончательного упростительного смешения!... Она стремится посредством этого смешения к идеалу однообразной простоты и, не дойдя до него еще далеко, должна будет пасть и уступить место другим!"Всматриваясь в гибельные для России идеи, он то и дело срывается почти на мольбу, уговаривая соотечественников остановиться, одуматься и противодействовать гниению, исходящего из Запада.Нелегко было Леонтьеву найти единомышленников при жизни, нелегко ему достучаться и до наших современников, опьяненных идеями либо социализма, либо рыночного процветания. Он обнажил шпагу перед самыми безусловными ценностями цивилизованного, но малокультурного мира: прогрессом, равенством, свободой, всеобщей образованностью. Поэтому он и оказался одиноким, непонятым, забытым.Жизнь Леонтьева пришлась на период ломки традиционного уклада жизни. Научный образ мышления вытеснил веру с доминирующих позиций в массовом сознании в Европе и всерьез конкурировал с ней в России. Демократия наступала на сословность и аристократизм в общественном устройстве и культуре. То, что уже рухнуло в Европе, начинало трещать по всем швам и в Российской империи. Республика уничтожила монархические устои Франции, Германии, Италии. И в итоге, уже после смерти философа, вся планета, а не один лишь московско-петербургский уголок Евразии, оказалась под политическим и духовным влиянием агонизирующей цивилизации. Пройдя путем, во многом предсказанным Леонтьевым...Сергей Лабанов

29 июля 2015, 11:02

День Крещения Руси

28 июля отмечается государственная памятная дата Российской Федерации, законодательно установленная 31 мая 2010 года в память о крещении Руси, отнесённом к 988 году. Отмечается ежегодно как день памяти Святого равноапостольного великого князя Владимира — крестителя Руси (15 июля по юлианскому календарю).Кирилл Фролов:Масштаб праздника значительно превосходит внутрицерковный, это праздник всея Руси и день рождения русского народа - благодаря принятию Православия конгломерат славянских племен стал русским народом, православные миссионеры и подвижники создали манифесты русского национального самосознания, такие как "Повесть временных лет" преподобного Нестора Летописца, "Слово о Законе и Благодати" митрополита Илариона, первый ученик русской истории - киевский "Синопсис" архимандрит Иннокентия (Гизеля). Поэтому временно победившая на Юго-Западной Руси "ересь украинства" - это отречение от святого князя Владимира и православного русского выбора. "Украинствующих" еретиков ничего так не страшит, как правда о русской Руси, по греческому произношению- России, правда о Малороссии. Именно поэтому перед Днём Святого Владимира в Киеве был запрещен грандиозный православный концерта с участием таких выдающихся людей, как Олег Карамазов и Эмир Кустурица, который бы реально дезомбировал малороссийскую молодежь. А перед самым праздником нацисты тяжело ранили в голову священника Романа Новикова, строителя храма покровительницы студентов святой Татьяны в Киеве за то, что священник -миссионер строил студенческий храм и републиковал великие тексты за Малороссию убиенного Олеся Бузины, такие как "Воскрешение Малороссии". Покушение обставлено хунтой с особым цинизмом, как "нападение квартирных воров", которые сделали пастырю "контрольный выстрел в голову", но из квартиры ничего не унесли. Это покушение- запугивание Церкви. Режим Порошенко напоминает, что у бандеровцев не дрогнула рука убить в 1943 году Киевского митрополита Алексия (Громадского) и сотни священников, не желавших отделяться от Русской Церкви и отрекаться от Руси. И сейчас не дрогнет. Но нынешний Киевский митрополит Онуфрий и Церковь Руси не испугались! 27 июля на Крестный Ход в Киеве во главе с митрополитом Онуфрием собралось более ста тысяч человек. Митрополит Онуфрий показал себя, как "православный Махатма Ганди", который собирает сотни тысяч людей, больше, чем все "майданы" и униатские и раскольнические шабаши, и силой своего духовно-нравственного авторитета способен побороть хунту и "мазепинскую ересь". прот. Андрей Спиридонов:Давно замечено, что одно из условий для того, чтобы человек стал христианином, нужно встретить христианина. То есть увидеть, как истина жизни и вера во Христа реализуется в другом человеке. Далеко не всегда этот человек должен быть святым. Важно, чтобы его жизнь действительно была в какой-то степени горением веры во Христа, чтобы Христос действительно был для этого человека истиной и чтобы в его жизни любовь ко Христу была краеугольным камнем. Но бывает так, что человек становится примером жизни во Христе для целых народов. Это Святой равноапостольный князь Владимир, чью память мы сегодня празднуем, и этой памяти уже добрая тысяча лет. Редко кто из людей выдающихся, из правителей заслужил такое именование как Красное солнышко. А Святой равноапостольный князь Владимир стал для целого народа Красным солнышком, явился путеводной звездой, примером жизни христианской для наших предков. Причём дело не в том, что он сознательно выбрал веру от Восточной Римской империи, которую мы сейчас привычно именуем Византией. И дело не в том, что он призвал, а в какой-то степени принудил своих сородичей и соплеменников к крещению. А в том, что его жизнь кардинально переменилась. Он в своём язычестве был человеком развращённым. Но став христианином, князь Владимир изменился, причём, произошло это уже в зрелом возрасте. И перемена его была связана именно с любовью ко Христу и к ближнему своему. Князь Владимир не просто стал жить довольно нравственно, но воочию явил христианскую любовь. Этот пример был самым действенным в русской истории, потому что ни слова, ни какие-то философские выкладки, ни лозунги не смогут сделать целый народ христианами, если этому действительно не сопутствует любовь ко Христу. Причём любовь, явленная не просто в личной жизни, но именно на уровне жизни правителя, который становится таким примером, что народ правителя называет Красным солнышком и эта добрая память остаётся на добрые тысячелетия и не угаснет ещё века. Если, конечно, история Руси, России и мира будет длиться. И если задаваться вопросом - сколько ещё может длиться наша история - всё это как раз связано с тем, насколько настоящий христианин готов явить пример любви ко Христу, и возможно ли это в плане общественном, и даже политическом. Иногда можно задуматься: насколько вообще возможно ставить вопрос о любви ко Христу на политической арене. Скорее мы привыкли обсуждать безнравственное поведение политиков, потому что это стало общим местом. Что, по сути своей, ужасно, потому что государственные мужи и должны являть нравственные примеры. Но нам это кажется чем-то совершенно нереальным. А в нашей истории мы находим образ Святого равноапостольного князя Владимира, который являет пример того, что можно жить по-христиански и в личном плане, и во власти. Как бы это фантастично для нашего времени не звучало, очевидно, что верующему во Христа - всё возможно. Возможно и для мужей государственных. Но для этого надо, чтобы и они, и мы сами захотели – являть в жизни не принципы, связанные с корыстью, с сиюминутной выгодой, с достижением каких-то «прав» общества потребления, но имели бы дерзновение брать на себя смелость позиционировать как христиан и жить по-христиански. Если будем иметь такое дерзновение, то по слову преподобного Серафима Саровского «Стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся». И политики, которые будут стараться жить по-христиански, на каком-то уровне смогут сподобиться такому имени как Красное солнышко. Пусть это звучит фантастично, но это и есть идеал жизни любого человека, в том числе и государственного деятеля. Газета Завтра

02 июня 2015, 21:05

Христианство. Правда и вымыслы

Я давно хотел написать большую серию статей на эту очень серьезную тему. Лично для меня христианство представляет большую ценность, поскольку именно в нем я нашел ответы на многие вопросы, которые меня мучили и волновали долгое время в моей короткой жизни. Хотелось бы сразу обозначить несколько моментов, прежде чем приступить к делу.Данная серия статей не призывает никого стать христианином. Все, что я собираюсь рассказать в этом большом ликбезе — это исторические факты о христианстве, историю религии, догматы, правила и все остальное, что содержится в христианстве. Для многих из тех, кто будет читать ликбез, некоторые моменты будут откровением, однако я постараюсь эти спорные моменты (спорные в том, содержит ли христианство такое положение или нет) подкреплять необходимыми источниками.Я не собираюсь ни с кем спорить на тему «есть ли Бог». Вопрос о существовании или несуществовании Бога исключительно субъективный, и объективно доказать свою позицию на сегодняшний день не могут ни сторонники веры в Бога, ни ее противники. Поэтому споры на иррациональные темы я оставляю. Моя задача — рассказать, что представляет из себя христианство, какова его история и какие проблемы христианство переживает сегодня. А знать это необходимо как минимум потому, что христианские конфессии на сегодняшний день играют в политике далеко не последнюю роль (в первую очередь — католичество и течения протестантизма). Как максимум — потому что о христианстве существует множество заблуждений, которые необходимо разобрать и обсудить (если у кого-то есть желание). Надеюсь на понимание и терпимость читателей.Итак, план «ликбеза» (постепенно будет пополняться ссылками):Раздел 1. История христианства и христианское мировоззрениеПодраздел 1. Общая история до расколаГлава 1. Вопрос о происхождении мира.Глава 2. Моисей. Исход евреев из Египта и значение событий в Пятикнижии Моисея.Глава 3. Ветхозаветная история. Общий смысл, проблемы.Глава 4. Предсказания о Мессии.Глава 5. Рождение и жизнь Иисуса Христа. Вопрос об историчности Иисуса Христа.Глава 6. Смерть и воскресение Иисуса Христа. Вознесение и Пятидесятница.Глава 7. Распространение христианства. Появление апостола Павла.Глава 8. Судьба апостолов и первых христиан. Начало и причины гонений.Глава 9. Эпоха мученичества в христианстве.Глава 10. Легализация христианства.Глава 11. Вселенские Соборы и их значение.Глава 12. Возникновение и развитие монашества.Глава 13. Особенности развития христианства в разных странах.Глава 14. Христианство на Руси.Глава 15. Фактический раскол на католиков и православных.Глава 16. Официальный раскол. Расхождения.Подраздел 2. КатоличествоГлава 17. Цели католиков и их отличие от православных.Глава 18. Крестовые походы.Глава 19. Унии.Глава 20. Католичество в эпоху Средневековья.Глава 21. Возникновение ордена иезуитов.Глава 22. Католичество в эпоху Просвещения.Глава 23. Католичество в XIX веке.Глава 24. Католичество в XX веке. Влияние на православных эмигрантов.Глава 25. Католичество в период нацистской Италии и фашистской Германии.Глава 26. Католичество во второй половине XX века.Глава 27. Второй Ватиканский Собор. Признание иудеев «старшими братьями».Глава 28. Католичество сегодня. Курс на соединение со всеми течениями.Подраздел 3. ПротестантизмГлава 29. Возникновение протестантства.Глава 30. История протестантизма.Глава 31. Течения в протестантизме.Глава 32. Протестантизм сегодня.Глава 33. Секты, причисляемые к протестантским.Подраздел 4. ПравославиеГлава 34. Византийская империя как православное государство. Падение Византийской Империи.Глава 35. Православие на Руси.Глава 36. Православие в остальном мире.Глава 37. Москва — третий Рим. Учреждение патриаршества. Смутное время. Первые Романовы.Глава 38. Средневековая история Православия вне России.Глава 39. Реформы Петра I. Упраздение патриархии, начало превращения РПЦ в государственный орган.Глава 40. Состояние Православия в мире в период с XV по XVIII векаГлава 41. XIX век. Упадок Православия в России.Глава 42. XIX век в Православном мире.Глава 43. XX век. Начало гонений. Положение Церкви с 1917 по 1943 год.Глава 44. Православные эмигранты. Возникновение РПЦЗ.Глава 45. Православие в мире в первой половине XX века.Глава 46. Восстановление патриаршества в 1943 году. Прекращение гонений в СССР. РПЦ в период с 1943 по 1985 годаГлава 47. Православие в мире во второй половине XX века.Глава 48. РПЦ сегодня.Глава 49. Православие сегодня в мире. Проблема экуменизма.Глава 50. Всеправославный собор 2015 года. Цели групп внутри Церкви.Раздел II. Каноническое устройствоГлава 51. Каноническое устройство мирового Православия.Глава 52. Каноническое устройство РПЦ.Глава 53. Каноническое устройство католической церкви.Глава 54. Каноническое устройство у протестантов.Раздел III. Вероучение и расхожденияГлава 55. Источники в православии, католичестве и протестантизме.Глава 56. Бог.Глава 57. Творение, ангелы, диавол и демоны.Глава 58. Человек.Глава 59. Образ Христа.Глава 60. Церковь в православии.Глава 61. Церковь в католичестве и протестантизме.Глава 62. Эсхатология.Раздел IV. Храм и иконаГлава 63. Православный храм.Глава 64. Храмы в католичестве и протестантизме.Глава 65. Иконы и иконопочитание в православии.Глава 66. Иконы и иконопочитание в католичестве и протестантизме.Раздел V. БогослужениеГлава 67. Богослужения в православии.Глава 68. Богослужения в католичестве.Глава 69. Богослужения в протестантизме.Глава 70. Таинства.Глава 71. Обряды.Глава 72. Различия таинств и обрядов в православии и католичестве.Раздел VI. Церковная музыкаГлава 73. Богослужебное пение.Глава 74. Колокола и звоны.Глава 75. Церковная музыка в католичестве и протестантизме.Раздел VII. Учения ЦерквиГлава 76. Нравственное и социальное учение.Глава 77. Аскетическое учение.Глава 78. Нравственное, социальное и аскетическое учение в католичестве и протестантизме.Раздел VIII. Взаимодействие с другими религиямиГлава 79. Взаимодействие с исламом.Глава 80. Взаимодействие с буддизмом.Глава 81. Взаимодействие с иудаизмом.Глава 82. Взаимодействие внутри христианства.Глава 83. Взаимодействие с другими религиями.Глава 84. Отношения христианства с сектами.Буду очень рад любым вашим ссылкам в комментариях как к этой статье, так и ко всем остальным, что будут выходить в серию. Любые интересные материалы по теме только приветствуются.Продолжение следует...P.S. "Когда нет методологии" будет опубликована в ближайшее время. К сожалению, из-за загруженности соавтора пока не имеется возможности выложить окончание статьи.Группа блога ВКонтакте - "Хроника диванной борьбы"

30 марта 2015, 19:06

Ожившая Византия

Иллюстрации с сайта замечательного французского художника - Antoine Helbert, он известен многими своими реконструкциями Константинополя. Некоторые его работы я выложил в этот пост, все изображения имеют большие размеры и кликабельны.Императрица Феодора.Портреты византийских императоров и императриц (кликабельно)Главная улица Константинополя - Месса.На улицах Города.  Художник правильно изобразил общий вид улиц византийского Константинополя, так похожих на ныне сохранившиеся - османские, особенно в районе караван-сараев. Я как-то делал пост, посвященный этим сооружениям, многие из которых перестраивались из византийских постоялых дворов. Облик Константинополя времен Османской империи почти не изменился, большинство архитектурных форм остались прежними - византийскими.Площадь Августион перед собором Св. Софии.Процессия у арки Феодосия I Великого (379-395 гг.)Ипподром в Константинополе.Император Иоанн II Комнин (1118—1143 гг.) со своей женой Ириной Венгерской, дочерью Венгерского короля Ласло Святого. Я недавно писал об их церкви-усыпальнице в монастыре Пантократор.Императрица ЕвдоксияИмператор Юстиниан IИмператрица Феодора с придворными.Реконструкция комплекса Мирелейон. Я делал о нем специальный пост.Крестоносцы у стен Константинополя в 1204 году.Корабли крестоносцевПоследний штурм Константинополя турками в 1453 году.

02 июня 2014, 00:00

Всплывающая Византия

Исток российской цивилизации — империя Нового Рима, давно, казалось бы, ушедшая в глубину нашего сознания, как мифическая Атлантида на дно моря, — в последнее время начинает подниматься оттуда сквозь волны дискуссий и не перестает удивлять, обещая обществу новые открытия

30 мая 2014, 13:00

Падение Константинополя и Византийской империи

29 мая 1453 года столица Византийской империи пала под ударами турков. Вторник 29 мая является одной из важнейших дат мировой истории. В этот день прекратила своё существование Византийская империя, созданная ещё в 395 году вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части. С её гибелью завершился огромный период человеческой истории. В жизни многих народов Европы, Азии и Северной Африки наступил коренной перелом, обусловленный установлением турецкого владычества и созданием Османской империи. Понятно, что падение Константинополя не является чёткой гранью между двумя эпохами. Турки ещё за столетие до падения великой столицы утвердились в Европе. Да и Византийская империя к моменту падения уже была обломком былого величия – власть императора распространялась только на Константинополь с предместьями и часть территории Греции с островами. Византию 13-15 веков назвать империей можно лишь условно. В то же время Константинополь был символом древней империи, считался «Вторым Римом». Предыстория падения В XIII веке одно из тюркских племён — кайы — во главе с Эртогрул-беем, выдавленное с кочевий в туркменских степях, откочевало в западном направлении и остановилось в Малой Азии. Племя оказало содействие султану крупнейшего из турецких государств (было основано турками-сельджуками) — Румского (Конийского) султаната — Алаэддину Кей-Кубаду в его борьбе с Византийской империей. За это султан отдал Эртогрулу в ленное владение земли в области Вифиния. Сын вождя Эртогрула - Осман I (1281—1326) несмотря постоянно на растущее могущество, признавал свою зависимость от Коньи. Только в 1299 году он принял титул султан и вскоре подчинил себе всю западную часть Малой Азии, одержав ряд побед над византийцами. По имени султана Османа его подданные стали называться османскими турками, или османами (оттоманами). Кроме войн с византийцами, османы вели борьбу за подчинение других мусульманских владений - к 1487 году турки-османы утвердили свою власть над всеми мусульманскими владениями Малоазиатского полуострова. Большую роль в укреплении власти Османа и его преемников сыграло мусульманское духовенство, в том числе местными орденами дервишей. Духовные лица не только сыграли значительную роль в создании новой великой державы, но обосновывали политику экспансии, как «борьбу за веру». В 1326 году турками-османами был захвачен крупнейший торговый город Бурсу, важнейший пункт транзитной караванной торговли между Западом и Востоком. Затем пали Никея и Никомидия. Захваченные у византийцев земли султаны раздавали знати и отличившимся воинам в качестве тимаров – условных владений, получаемых за несение службы (поместий). Постепенно система тимаров стала основой социально-экономического и военно-административного устройства державы османов. При султане Орхане I (правил с 1326 по 1359 годы) и его сыне Мураде I (правил с 1359 по 1389 годы) были проведены важные военные реформы: иррегулярная конница была реорганизована - созданы созываемое из турков-земледельцев конное и пехотное войска. Воины конного и пехотного войск в мирное время были земледельцами, получая льготы, во время войны были обязаны прийти в армию. Кроме того, армию дополнили ополчением из крестьян христианской веры и корпусом янычар. В янычары первоначально брали пленных юношей-христиан, которых принуждали принять ислам, а с первой половины 15 столетия – из сыновей христианских подданных османского султана (в виде специального налога). Сипахи (своего рода дворяне османской державы, получавшие доход от тимаров) и янычары стали ядром армии османских султанов. Кроме того, в армии были созданы подразделения пушкарей, оружейников и др. частей. В результате на границах Византии возникла мощная держава, которая претендовала на господство в регионе. Надо сказать, что Византийская империя и балканские государства сами ускорили своё падение. В этот период между Византией, Генуей, Венецией и балканскими государствами шла острая борьба. Часто борющиеся стороны стремились заручиться военной поддержкой османов. Естественно это резко облегчило экспансию османской державы. Османы получали информацию о путях, возможных переправах, укреплениях, сильных и слабых сторонах войск врага, внутренней ситуации и т. д. Христиане сами помогли переправиться через проливы в Европу. Больших успехов турки-османы достигли при султане Мураде II (правил в 1421—1444 и 1446—1451 годах). При нём турки оправились после тяжёлого поражения, нанесённого Тамерланом в Ангорской битве 1402 года. Во многом именно это поражение и отсрочило гибель Константинополя на полстолетия. Султан подавил все восстания мусульманских владык. В июне 1422 года Мурад осадил Константинополь, но взять не смог. Сказалось отсутствие флота и мощной артиллерии. В 1430 году был захвачен крупный город Фессалоники в северной Греции, он принадлежал венецианцам. Мурад II одержал ряд важных побед на Балканском полуострове, заметно расширив владения своей державы. Так в октябре 1448 года состоялась сражение на Косовом поле. В этой битве османское войско противостояло объединёнными силами Венгрии и Валахии под командованием венгерского генерала Яноша Хуньяди. Ожесточённая трёхдневная битва завершилась полной победой османов, и решило судьбу балканских народов — на несколько веков они оказались под владычеством турок. После этого сражения крестоносцы потерпели окончательное поражение и больше не предпринимали серьёзных попыток отбить Балканский полуостров у Османской империи. Судьба Константинополя была решена, турки получили возможность решить задачу захвата древнего города. Сама Византия уже не представляла большой угрозы для турков, но коалиция христианских стран, опираясь на Константинополь, могла принести значительный вред. Город находился практически в середине османских владений, между Европой и Азией. Задачу по захвату Константинополя решил султан Мехмед II. Византия. Византийская держава к 15 столетию утратила большую часть своих владений. Весь XIV век был периодом политических неудач. Несколько десятилетий казалось, что Сербия сможет захватить Константинополь. Различные внутренние раздоры были постоянным источником гражданских войн. Так византийский император Иоанн V Палеолог (правивший с 1341 - 1391 годы) свергался с престола трижды: своим свекром, сыном и затем внуком. В 1347 году прокатилась эпидемия «чёрной смерти», которая унесла жизни не менее трети населения Византии. Турки переправились в Европу, и пользуясь неурядицами Византии и балканских стран, к концу столетия вышли к Дунаю. В результате Константинополь оказался окружён почти со всех сторон. В 1357 году турки овладевают Галлиполи, в 1361 году — Адрианополем, который стал центром турецких владений на Балканском полуострове. В 1368 году султану Мураду I подчинилась Нисса (загородное местопребывание византийских императоров), и османы оказались уже под стенами Константинополя. Кроме того, существовала проблема борьбы сторонников и противников унии с католической церковью. Для многих византийских политиков было очевидно, что без помощи Запада, империи не выжить. Ещё в 1274 году на Лионском соборе византийский император Михаил VIII пообещал папе добиваться примирения церквей из политико-экономических соображений. Правда, его сын император Андроник II созвал собор восточной церкви, который отверг решения Лионского собора. Затем Иоанн Палеолог поехал в Рим, где торжественно принял веру по латинскому обряду, но помощи от Запада не получил. Сторонниками унии с Римом были в основном политики, либо принадлежали интеллектуальной элите. Открытыми врагами унии было низшее духовенство. Иоанн VIII Палеолог (византийский император в 1425—1448 годах) считал, что Константинополь можно спасти только с помощью Запада, поэтому постарался как можно быстрее заключить унию с римской церковью. В 1437 году вместе с патриархом и делегацией православных архиереев византийский император отправляется в Италию и провел там более двух лет безвыездно, сначала в Ферраре, а затем на Вселенском соборе во Флоренции. На этих заседаниях часто обе стороны заходили в тупик и готовы были остановить переговоры. Но, Иоанн запретил своим епископам покидать собор до принятия компромиссного решения. В конце концов, православная делегация была вынуждена уступить католикам почти по всем основным вопросам. 6 июля 1439 года была принята Флорентийская уния, и восточные церкви воссоединились с Латинской. Правда, уния оказалась непрочной, уже через несколько лет многие присутствовавшие на Соборе православные иерархи стали открыто отрицать своё согласие с унией или говорить о том, что решения Собора были вызваны подкупом и угрозами со стороны католиков. В результате, уния была отвергнута большинством восточных церквей. Большинство духовенства и народа не приняло эту унию. В 1444 году римский папа смог организовать крестовый поход против турок (основной силой были венгры), но под Варной крестоносцы потерпели сокрушительное поражение. Споры об унии происходили на фоне экономического упадка страны. Константинополь конца 14 столетия был печальным городом, городом упадка и разрушения. Потеря Анатолии лишила столицу империи почти всех сельскохозяйственных земель. Население Константинополя, которое в XII веке насчитывало до 1 млн. человек (вместе с предместьями), упало до 100 тыс. и продолжало сокращаться - к моменту падения в городе было примерно 50 тыс. человек. Предместье на азиатском берегу Босфора было захвачено турками. Предместье Пера (Галата) на другом берегу Золотого рога, была колонией Генуи. Сам город окружённый стеной в 14 миль, потерял ряд кварталов. Фактически город превратился в несколько отдельных поселений, разделённых огородами, садами, брошенными парками, руинами зданий. Многие имели свои стены, заборы. Наиболее многолюдные селения располагались по берегам Золотого Рога. Наиболее богатый квартал, примыкавший к заливу, принадлежал венецианцам. Рядом располагались улицы, где жили выходцы с Запада – флорентийцы, анконцы, рагузяне, каталонцы и евреи. Но, причалы и базары были ещё полны торговцами из итальянских городов, славянских и мусульманских земель. Ежегодно в город прибывали паломники, в основном из Руси. Последние годы до падения Константинополя, подготовка к войне Последним императором Византии стал Константин XI Палеолог (правивший в 1449—1453 годах). До того как стать императором он деспотом Мореи – греческой провинции Византии. Константин обладал здравым умом, был хорошим воином и администратором. Обладал даром вызывать любовь и уважение своих подданных, его встретили в столице с большой радостью. Недолгие годы своего правления он занимался тем, что готовил Константинополь к осаде, искал помощи и союза на Западе и пытался успокоить смуту, вызванную унией с Римской церковью. Своим первым министром и главнокомандующим флотом он назначил Луку Нотараса. Султан Мехмед II получил трон в 1451 году. Это был целеустремлённый, энергичный, умный человек. Хотя первоначально считалось, что это не блещущий талантами молодой человек - такое впечатление сложилось по первой попытке правления в 1444—1446 гг., когда его отцу Мураду II (он передал трон сыну, чтобы отдалиться от государственных дел) пришлось вернуться на трон для решения появившихся проблем. Это успокоило европейских правителей, у всех своих проблем хватало. Уже зимой 1451—1452 гг. султан Мехмед повелел начать строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. Византийцы были в замешательстве – это был первый шаг к осаде. Было отправлено посольство с напоминанием о клятве султана, который обещал сохранить территориальную целостность Византии. Посольство оставили без ответа. Константин направил посланцев с подарками и попросил не трогать греческих деревень, расположенных на Босфоре. Султан проигнорировал и эту миссию. В июне было направлено третье посольство – на этот раз греков арестовали, а затем обезглавили. Фактически это было объявление войны. К концу августа 1452 года крепость Богаз-Кесен («перерезающая пролив», или «перерезающая горло») была построена. В крепости установили мощные орудия и объявили о запрете проходить Босфор без досмотра. Два венецианских корабля были отогнаны и третий утоплен. Экипаж обезглавили, а капитана посадили на кол – это развеяло все иллюзии на счёт намерений Мехмеда. Действия османов вызвали беспокойство не только в Константинополе. Венецианцам в византийской столице принадлежал целый квартал, они имели значительные привилегии и выгоды от торговли. Было ясно, что после падения Константинополя турки не остановятся, под ударом оказывались владения Венеции в Греции и Эгейском море. Проблема была в том, что венецианцы увязли в дорогостоящей войне в Ломбардии. С Генуей союз был невозможен, с Римом отношения были натянутые. Да и с турками отношения портить не хотелось – венецианцы вели выгодную торговлю и в османских портах. Венеция позволила Константину вербовать солдат и матросов на Крите. В целом Венеция сохранила нейтралитет о время этой войны. Генуя оказалась в примерно такой же ситуации. Обеспокоенность вызвала судьба Перы и черноморских колоний. Генуэзцы, как и венецианцы, проявили гибкость. Правительство обратилось с призывом к христианскому миру направить помощь Константинополю, но сами такую поддержку не оказали. Частные граждане получили право действовать по своему усмотрению. Администрации Перы и острова Хиос получили указание придерживаться в отношении турок такой политики, какую они сочтут наиболее подходящей в сложившейся ситуации. Рагузане – жители города Рагуз (Дубровник), также как и венецианцы, недавно получили от византийского императора подтверждение своих привилегий в Константинополе. Но и Дубровницкая республика не хотела подвергать риску свою торговлю в османских портах. Кроме того, у города-государства флот был небольшим и рисковать им не хотели, если нет широкой коалиции христианских государств. Римский папа Николай V (глава католической церкви с 1447 по 1455 год), получив письмо Константина с согласием принять унию, тщетно обращался за помощью к различным государям. Должного отклика на эти призывы не было. Только в октябре 1452 года папский легат к императору Исидор привёл с собой 200 нанятых в Неаполе лучников. Проблема унии с Римом опять вызвала в Константинополе споры и волнения. 12 декабря 1452 года в храме св. Софии отслужили торжественную литургию в присутствии императора и всего двора. В ней были упомянуты имена папы римского, патриарха и официально провозглашены положения Флорентийской унии. Большинство горожан приняло это известие с угрюмой пассивностью. Многие надеялись, что если город устоит, можно будет отвергнуть унию. Но уплатив эту цену за помощь, византийская элита просчиталась – суда с солдатами западных государств не прибыли на помощь гибнущей империи. В конце января 1453 года вопрос о войне был окончательно решён. Турецкие войска в Европе получили приказ атаковать византийские города во Фракии. Города на Чёрном море сдались без боя и избежали погрома. Некоторые города на побережье Мраморного моря пытались защищаться, и были разрушены. Часть армии вторглась на Пелопоннес и напала на братьев императора Константина, чтобы они не смогли прийти на помощь столице. Султан учёл тот факт, что ряд предыдущих попыток взять Константинополь (его предшественниками) провалился из-за отсутствия флота. Византийцы имели возможность морем подвозить подкрепления и припасы. В марте в Галлиполи стягивают все имеющиеся в распоряжении турок суда. Часть судов были новыми, построенными в течение нескольких последних месяцев. В турецком флоте было 6 трирем (двухмачтовые парусно-гребные судна, одно весло держали три гребца), 10 бирем (одномачтовое судно, где на одном весле было два гребца), 15 галер, около 75 фуст (легкие, быстроходные суда), 20 парандарий (тяжёлые транспортные баржи) и масса мелких парусных лодок, шлюпок. Во главе турецкого флота был Сулейман Балтоглу. Гребцами и матросами были пленные, преступники, рабы и частью добровольцы. В конце марта турецкий флот прошёл через Дарданеллы в Мраморное море, вызвав ужас у греков и итальянцев. Это был ещё один удар по византийской элите, там не ожидали, что турки подготовят столь значительные морские силы и смогут блокировать город с моря. Одновременно во Фракии готовили армию. Всю зиму оружейники не покладая рук делали различного рода оружие, инженеры создавали стенобитные и камнемётные машины. Был собран мощный ударный кулак из примерно 100 тыс. человек. Из них 80 тыс. были регулярным войском – кавалерией и пехотой, янычарами (12 тыс.). Примерно 20-25 тыс. насчитывали иррегулярные войска – ополченцы, башибузуки (иррегулярная кавалерия, «безбашенные» не получали жалованья и «награждали» себя мародёрством), тыловые подразделения. Большое внимание султан уделил и артиллерии – венгерский мастер Урбан отлил несколько мощных пушек, способных топить корабли (с помощью одной из них потопили венецианское судно) и разрушать мощные укрепления. Самое большое из них тащили 60 быков, и к ней была приставлена команда в несколько сотен человек. Орудие стреляло ядрами весом примерно 1200 фунтов (около 500 кг). В течение марта огромная армия султана стал постепенно двигаться к Босфору. 5 апреля под стены Константинополя прибыл и сам Мехмед II. Моральный дух у армии был высокий, все верили в успех и надеялись на богатую добычу. Люди в Константинополе были подавлены. Огромный турецкий флот в Мраморном море и сильная вражеская артиллерия, только усиливали беспокойство. Люди вспоминали предсказания о падении империи и пришествии антихриста. Но нельзя сказать, что угроза лишила всех людей воли к сопротивлению. Всю зиму мужчины и женщины, поощряемые императором, трудились, расчищая рвы и укрепляя стены. Был создан фонд для непредвиденных расходов – в него сделали вложения император, церкви, монастыри и частные лица. Надо отметить, что проблемой было не наличие денег, а отсутствие нужного количества людей, оружия (особенного огнестрельного), проблема продовольствия. Всё оружие собрали в одном месте, чтобы при необходимости распределить по наиболее угрожаемым участкам. Надежды на внешнюю помощь не было. Поддержку Византии оказали только некоторые частные лица. Так, венецианская колония в Константинополе предложила свою помощь императору. Два капитана венецианских судов возвращавшихся из Чёрного моря – Габриэле Тревизано и Альвизо Диедо, дали клятву участвовать в борьбе. Всего флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей: 10 из них принадлежали собственно византийцам, 5 — венецианцам, 5 — генуэзцам, 3 — критянам, 1 прибыл из Каталонии, 1 из Анконы и 1 из Прованса. Несколько знатных генуэзцев прибыло сражаться за христианскую веру. К примеру, доброволец из Генуи Джованни Джустиниани Лонго привёл с собой 700 солдат. Джустиниани был известен, как опытный военный, поэтому был назначен императором командующим обороной сухопутных стен. В целом у византийского императора, не включая союзников, было около 5-7 тысяч воинов. Надо отметить, что часть населения города покинула Константинополь до начала осады. Часть генуэзцев – колония Пера и венецианцев сохранили нейтралитет. В ночь на 26 февраля семь кораблей – 1 из Венеции и 6 с Крита ушли из Золотого Рога, увозя 700 итальянцев. Начало осады Передовые турецкие отряды вышли к Константинополю в понедельник 2 апреля, сразу же после праздника Воскресения Христова. Гарнизон города предпринял вылазку. Однако, по мере прибывания всё новых вражеских сил, защитники вернулись в город, разрушив за собой мосты через рвы и закрыв ворота. Император Константин также приказал протянуть цепь через Золотой Рог. Один конец цепи крепился на башне св. Евгения на северо-восточной оконечности полуострова, а другой — на одной из башен квартала Пера (принадлежащего генуэзцам) на северном берегу Золотого Рога. На воде цепь поддерживали деревянные плоты. Цепь мешала турецким кораблям войти в Золотой Рог и высадить десант под северные стены столицы. Кроме того, вход в залив защищали силы ромейского флота. Система обороны византийской столицы. Надо сказать, что византийская столица располагалась на полуострове, который образован Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Городские кварталы, выходившие на берег Мраморного моря и берег залива, были защищены городскими стенами (хотя они были и слабее укреплений, защищавших город со стороны суши). За крепостные стены с 11 воротами на берегу Мраморного моря горожане были относительно спокойны — укрепления подходили почти прямо к морю, что мешало высадке войск врага, к тому же морское течение здесь было сильным и мешало туркам высаживать десант под стены (плюс мели и рифы на которые могли напороться вражеские корабли). Прорваться в залив, уязвимое место города, мешала цепь и флот. Кроме того, для защиты стены (она имела 16 ворот) у Золотого рога был прорыт ров через илистую прибрежную полосу, От залива и квартала Влахерны (северо-западный пригород Константинополя) до района Студион у Мраморного моря тянулись стены и ров. Квартал Влахерн несколько выступал за общую линию и был прикрыт одной линией стен, кроме того, его усиливали мощные сооружения императорского дворца. Здесь стена имела двое ворот – Калигарийские и Влахернские. Был также потайной ход – Керкопорта, в том месте, где укрепления квартала соединялись со стеной Феодосия (византийский император 5 в. н. э.). Стена Феодосия была двойной. Стену прикрывал глубокий ров шириной до 18 метров. По внутренней стороне рва шёл зубчатый бруствер, между ним и первой стеной был проход в 12-15 метров (Периволос). Наружная стена была высотой в 7-8 метров и имела квадратные башни, расположенные друг от друга на расстоянии 45-100 метров. За внешней стеной был ещё один проход шириной в 12-18 метров (Паратихион). Далее шла внутренняя стена высотой до 12 метров и башнями квадратной или восьмиугольной формы высотой до 18 метров. Башни располагались так, чтобы прикрыть промежутки между башнями внешней стены. Стена Феодосия имела несколько ворот общего или только военного назначения. Наиболее уязвимым считался участок стен у речки Ликос. Здесь рельеф местности понижался, и в город по трубе втекала речка (этот участок назывался Месотихион). Кроме того, в самом городе были и другие укрепления – отдельных кварталов, дворцов и т. д. Артиллерии у византийцев было мало, кроме того, башни и стены не были приспособлены под установку орудий. При наличии сильного гарнизона такой орешек было взять очень трудно. Стена в разрезе. Показаны три уровня обороны, внутренняя и внешняя стены и ров. Проблема была в том, что у Константина и его соратников не было сил, чтобы хорошо прикрыть все направления и выделить сильные резервы. Пришлось выбрать самое опасное направление, а остальные закрыть минимальными силами. Да и значительных резервов для ликвидации вражеского прорыва не было. Император и Джованни Джустиниани Лонго решили сконцентрировать силы на обороне внешних стен, т. к. если бы противник прорвался за линию внешних укреплений, выбить его сил не было. Войск для защиты внутренней стены у них не было. Император со своими воинами занял наиболее уязвимый участок – Месотихион. Джустиниани первоначально защищал Харисийские ворота и стык стены Феодосия с укреплениями Влахерна (Мириандрион), но затем со своими генуэзцами укрепил отряд императора. Мириандрион остались защищать генуэзцы во главе с братьями Боккиарди (Паоло, Антонио и Троило). Часть константинопольских венецианцев во главе с Минотто занимала оборону во Влахернах в районе императорского дворца. Слева от сил императора стоял отряд генуэзцев Каттанео, дальше греческие соединения во главе с родственником императора Феофилом Палеологом. Подразделение во главе с венецианцем Филиппе Контарини защищало участок от Пигийских до Золотых ворот. Золотые ворота защищал генуэзец Мануэле. Далее участок до моря оборонял отряд Димитрия Кантакузина. Стены вдоль моря защищались незначительным количеством солдат. Район Студион был поручен Джакомо Кантарини. Следующий участок сторожили монахи, в случае угрозы они были должны вызвать помощь. Рядом с ними в районе гавани Элевтерия стоял турецкий принц Орхан со своими приближёнными (он был претендентом на султанский трон, поэтому успешная защита города была в его интересах). В районе ипподрома и старого императорского дворца располагались каталонцы Пере Хулиа. Кардинал Исидор с 200 солдатами занимал позиции у Акрополя. Берега Золотого Рога защищали генуэзские и венецианские моряки под руководством Габриэле Тревизано. Альвизо Диего командовал византийскими ВМС. В городе было два резервных отряда: первый с полевой артиллерией во главе с первым министром Лука Нотарасом располагался в районе Петры; второй во главе с Никифором Палеологом стоял у церкви св. Апостолов. Расположение турецких сил. 5 апреля у стен Константинополя появились основные турецкие силы во главе с султаном Мехмедом II. 6 апреля турецкие войска занимали позиции, город был полностью блокирован. Часть армии во главе с Заганос-пашой были направлены на северный берег Золотого Рога, где они изолировали Перу. Через заболоченный участок в конце залива перебросили понтонный мост, чтобы была возможность взаимодействия с основными силами. Заганос-паша от своего имени и от имени султана гарантировал защиту и неприкосновенность Перу (Галате) в том случае, если жители квартала не окажут открытого сопротивления турецким войскам. Султан пока не планировал брать Перу – это могло вызвать появление генуэзского флота. Кроме того, видимо, была достигнута договоренность турков с генуэзскими и венецианскими купцами, которые поставляли в город продовольствие; поставки очень скоро сократились, и в Константинополе начался голод. Напротив Влахерна располагались регулярные войска из европейской части Османской империи под командованием Караджи-паши. Он имел в своём распоряжении и тяжёлую артиллерию. Батареи расположили, чтобы бить по стыку стены Феодосия с укреплениями Влахерна. От южного берега реки Ликос до Мраморного моря стояли регулярные войска из Анатолии во главе с Исхак-пашой и Махмуд-пашой. Сам султан расположился в долине реки Ликос напротив самого уязвимого места – Месотихиона. У него в распоряжении были янычары и другие отборные части, а также самые мощные орудия Урбана. За основными силами располагались башибузуки, готовые выдвинуться в любом направлении. Турки по всему фронту защитили свои позиции от возможных вылазок, вырыв ров, соорудив вал с частоколом. Турецкий флот под командованием Балтоглу блокировал Константинополь с моря, чтобы пресечь подвоз подкреплений, припасов и бегство византийцев. Кроме того, он имел задачу прорваться в Золотой Рог. Надо отметить, что в армии султана было много европейцев как из подчинённых земель (сербов, болгар, греков и др.), так и добровольцев. Так, венгерский пушечный мастер Урбан, пушки которого сыграли важную роль в падении Константинополя, сам предложил Мехмеду II свои услуги. Был европейцем (греком или албанцем) второй визирь и глава янычар Заганос-паша. Первые бои Мехмед II предложил императору Константину сдать город без боя, обещая ему взамен ряд гарантий – проживание в одной из греческих провинций, пожизненную неприкосновенность и материальную поддержку. Жителям обещали жизнь и сохранение имущества, а в случае отказа - смерть. Константин и византийцы отказались капитулировать. В принципе, султан Мехмед II мог вообще обойтись без штурма, блокированный со всех сторон город продержался бы в лучшем случае полгода и затем пал, как созревшее яблоко. Турки так в прошлом взяли несколько сильно укреплённых городов византийцев – лишённые поддержки извне и подвоза продовольствия города рано или поздно сдавались. Тем более, что на поддержку других христианских государств рассчитывать было бесполезно: ближайшие соседи Константинополя уже были покорены османами, а католическая Западная Европа предпочла закрыть глаза на проблемы православных «еретиков», которые так долго тянули с унией, не желая подчиняться Риму. Но молодой турецкий султан был чудовищно честолюбив. Мехмед не просто хотел взять Константинополь. Он хотел захватить его в бою и тем самым обессмертить свое имя в веках, положив конец более чем тысячелетней Византийской империи, «Второму Риму». Уже 6 апреля начался мощный обстрел крепостных стен. В районе Харисийских ворот стены были сильно повреждены, а 7-го разрушены. Ночью защитники заделали проломы. Султан приказал сосредоточить больше орудий, завалить ров, чтобы иметь возможность бросить войска на штурм при появлении проломов и искать место для подкопа под стены. Кроме того, Балтоглу получил приказ проверить крепость заграждения залива. 9 апреля турецкие ВМС пытались прорваться в залив, но успеха не имели. Балтоглу стал ждать прихода черноморской эскадры. Пока выполнялись его приказы, султан взял часть отборного войска и захватил два византийских форта: один из них находился в Ферапии на холме у берегов Босфора, а другой — в деревне Студиос на берегу Мраморного моря. Замок Ферапия сопротивлялся два дня, затем стены были разрушены артиллерией, большая часть гарнизона погибла. Сдавшиеся в плен 40 человек были посажены на кол. Меньший форт в Студиосе разрушили за несколько часов, 36 уцелевших защитников посадили на кол. Казни совершили таким образом, чтобы их можно было видеть со стен Константинополя. Дарданелльская Пушка — аналог «Базили?ки». 11 апреля султан вернулся в свою ставку, где турки сконцентрировали всю тяжёлую артиллерию напротив стены над руслом речки Ликоса. 12 апреля начали бомбардировку, которая длилась 6 недель. Среди пушек были и два гиганта, созданных талантом Урбана. Сред них орудие Базилика, оно стреляло до 2 км ядрами весом в 500-590 кг. Правда, из-за сложности использования Базилика стреляла не чаще 7 раз в день. Недостатки орудия оправдывались тем, что Базилика обладало огромной разрушительной мощью. Осаждённые пытались ослабить ущерб от обстрела, вывешивали на стены большие куски кожи, мешки с шерстью, но пользы от этих действий было мало. Уже через неделю внешняя стена над руслом Дикоса была полностью разрушена, а ров засыпан. Люди под руководством Джустиниани по ночам старались заделать проломы с помощью деревянных заграждений и бочек с землёй. 12 апреля турки вторично попытались прорваться в залив. Турецкие корабли подошли к заграждению и атаковали ромейскую эскадру. Корабли византийцев и их союзников были лучше (к примеру, превосходили турецкие суда высотой бортов, что помогало отбить попытку абордажа), капитаны опытнее, на помощь им перебросили резерв Лики Нотараса. Византийцы перешли в контратаку и попытались окружить вражеские корабли, Балтоглу, спасая авангард, отвёл свои силы. 18 апреля султан бросил войска на штурм проломов у Ликоса. В бой шла лёгкая пехота - лучники, метатели дротиков, отряды тяжёлой пехоты и янычар. Штурмующие с собой несли факелы, чтобы поджечь деревянные заграждения, крючья для их растаскивания и штурмовые лестницы для преодоления оставшихся участков стены. Битва шла четыре часа. Турки в узком проломе не имели численного преимущества, а воины Джустиниани бились яростно и умело. К тому же сказывалось превосходство гарнизона в защитном вооружении. Турки откатились. Победа христиан на море. Прорыв турок в Золотой Рог К Константинополю с юга подошли три генуэзских корабля, нанятые папой римским, они привезли груз продовольствия и оружия. По пути к ним присоединился с таким же грузом императорский корабль. Дарданеллы не охранялись – весь турецкий флот был у города, его прошли без проблем. Утром 20 апреля корабли увидели из города и турецкие наблюдатели. Султан приказ их утопить или захватить. Балтоглу выдвинул почти все свои силы, включая лодки и большие транспорты (на них погрузили солдат). Турки были уверены в победе, они имели огромное численное преимущество в судах и людях. Жители города с волнением следили за разворачивающимися событиями. Балтоглу предложил сдаться, но корабли продолжили движение. Передовые турецкие суда пошли на сближение. Почти час галеры пробивались в окружении, отбрасывая противника. Они имели преимущество в вооружении и имели высокие борта. Заранее были подготовлены бочки с водой и попытки поджечь суда быстро пресекались. Византийское судно имело ещё и т. н. «греческий огонь». Экипажи были отлично подготовлены, генуэзцы имели хорошие доспехи и вовремя реагировали на опасность. Корабли почти подошли к городу, когда стих ветер и течение стало их относить от Константинополя. Это походило на бой группы медведей против огромной стаи диких собак. Каждое христианское судно было окружено несколькими десятками больших, средних и малых судов противника. Турки мешали друг другу, шли на абордажи, которые их противники успешно отбивали. Наиболее ожесточённый бой шёл у византийского грузового судна, его штурмовали 5 трирем во главе с Балтоглу. Турки волна за волной пытались пробиться на судно, но их раз за разом отбрасывали. Капитаны генуэзских судов, понимая, что это не может длиться вечно, решили объединить корабли. Искусно маневрируя, они соединили 4 корабля, получилась целая крепость. Вечером поднялся ветер, и христианские корабли смогли пробиться к спасительной цепи. Наступала ночь, и Балтоглу отвёл свои силы. Эта победа вселила в горожан надежду. Город получил некоторое количество боеприпасов, продовольствия и подкрепление (хотя почти половина матросов получила ранения). Султан был взбешён. В целом, учитывая всю мощь армии, потери были минимальны. Но престиж войска был подорван. Большой флот не смог захватить кучку христианских судов, хотя для этого имелись все возможности. Балтоглу первоначально хотели казнить, только заступничество командиров спасло его. Морского командующего лишили всех постов, имущество отобрали в пользу янычар. Кроме того, Балтоглу подвергли палочному наказанию и изгнали. Султан придумал, как овладеть Золотым Рогом. Он решил перетащить корабли по суше через Галатский холм, использовав для этой цели специальные повозки и деревянные рельсы вроде трамвайных. Кроме того, заранее подготовили дорогу. Собранные повозки с литыми колесами спустили на воду, подвели под корпуса турецких судов, а затем при помощи быков вытащили на берег вместе с кораблями. В повозки запрягли быков и перетащили суда по деревянным рельсам мимо квартала Перу из Босфора через холмы к северному берегу залива Золотой Рог. При каждой повозке была специальная команда, помогающая на подъёмах и опасных местах. Турки таким способом смогли перебросить около 70 судов. Операцию провели 22 апреля. Горожане были шокированы. Командование предприняло ряд совещаний. Наиболее решительные требовали немедленной атаки всеми имеющимися в наличии кораблями на суда противника или высадку десанта на северный берег Золотого Рога, чтобы отрезать вражеские корабли и сжечь их. В итоге решили атаковать вражескую эскадру и сжечь её. Но из-за ряда проволочек (спорили между собой, готовили корабли и т. д.) время было упущено. Турки перебросили в Долину Источников новые пушки и силы прикрытия. Кроме того, видимо, турки имели агентов в Пере, где знали о приготовлениях к атаке и узнали о готовящемся рейде. Ранним утром 28 апреля византийские суда двинулись к турецкой эскадре. Но были встречены огнём артиллерии, а затем атакованы. Была потеряна одна галера, несколько судов повреждено. Турки смогли пленить 40 моряков, которые с разбитых лодок приплыли к занятому турками берегу. Их обезглавили на виду у всего города. В ответ горожане вывели на стены и казнили 260 пленных турков. Город охватило уныние. Турок вытеснить из залива не удалось. Горожане помнили, что именно через стены у Золотого Рога в 1204 году крестоносцы смогли прорваться в город. Необходимо было выделить людей для защиты и этих стен, которые прежде были в относительной безопасности. Тяжёлый май Султан не использовал победу для нового решительного штурма уже с двух направлений. Он продолжил тактику изматывания гарнизона. Продолжался обстрел. Каждую ночь горожане заделывали всё новые и новые проломы. Турки установили пушки на плотах и обстреливали теперь и Влахернский квартал. Турецкие корабли беспокоили византийский флот, держа его в напряжении. Стала ощущаться нехватка продовольствия. Императору пришлось провести новый сбор средств с церквей и частных лиц, на них закупили продовольствие. Был учреждён комитет, который занимался распределением продовольствия. Это сняло напряжение, рационы были скудными, но все получали свою долю. Поголовье скота и запасы зерна быстро уменьшались. Турки могли взять город и без штурма, надо было только подождать. Кроме того, в городе происходили ссоры между венецианцами и генуэзцами. Венецианцы винили генуэзцев в катастрофе 28 апреля. Только вмешательство императора заставило их внешне помириться. 3 мая венецианское судно ночью вырвалось из блокады и ушло на поиски венецианского флота. Константину также предлагали покинуть город и отправиться за помощью. Вне города он мог принести больше пользы. Константин отказался, он опасался, что после его отъезда среди защитников начнутся раздоры. 5-6 мая турки вели непрерывный обстрел, видимо, готовясь к штурму. Греки ожидали атаки с двух направлений – против Месотихионе и через залив при помощи флота. В ночь с 7 мая на 8-е турки повторили атаку против бреши у речки Ликос. Тактика была прежней. Ожесточённая схватка длилась около трёх часов, турки были отброшены. После этого боя венецианцы приняли решение перевести корабли к Акрополю, всё военное имущество выгрузить в арсенал. Матросы отправились на защиту Влахернского квартала. В ночь на 13 и 14 мая турецкие войска предприняли ещё одну попытку штурма, на этот раз атаковали Влахернский квартал. Но здесь укрепления пострадали незначительно, поэтому штурм отбили без особых усилий. 14 мая султан Мехмед II перевёл пушки с высот у Долины Источников к влахернской стене, а затем к главной батарее в долине Ликоса. Он решил сосредоточить здесь все орудия. 16, 17 и 21 мая турецкие ВМС провели демонстрацию сил у заграждения, но вступать в бой не стали. Одновременно шла подземная война. Первые изыскания турки проводили ещё в первые дни осады, но не было опытных людей. Затем Заганос-паша отыскал сербских рудокопов. Первоначально рыли у Харисийских ворот, но место было неудачным. Затем стали вести подкоп под Влахерн у Калигарийских ворот. 16 мая осаждённые засекли подземные работы. Первый министр Лука Нотарас, он был в ответе за чрезвычайные события, обратился за помощью к мастеру Иоганнесу Гранту. Тот проделал контрподкоп, греки проникли во вражеский тоннель и подожгли опоры. Кровля рухнула, многих турок завалило. 21 мая турки стали рыть новый подкоп. Греки под руководством Гранта одерживали вверх в подземной войне: в некоторых местах выкурили врага с помощью дыма, в других местах топили ходы с помощью воды из цистерн, предназначенных для рва. 23 мая под турецкий подкоп подвели мину и взорвали врага. После этого турки прекратили рыть подкопы. В результате защитники Константинополя одержали вверх в подземной битве. 18 мая султан попробовал ещё одно средство – против уже сильно разрушенных укреплений Месотихиона турки двинули огромную деревянную башню. Для того чтобы её не сожгли, она была покрыта воловьими и верблюжьими шкурами, которые поливали водой. Верхняя площадка башни располагалась на уровне внешней стены города. На ней были лестницы для переброски на стены города. К ночи турки завалили и укрепили ров так, чтобы башню можно было придвинуть к стене. Однако ночью неизвестный герой смог с бочонком пороха пробраться к башне и взорвать её. К утру византийцы смогли укрепить брешь и расчистить часть рва. Это были последние победы греков. 23 мая наряду с радостью от уничтожения всех подкопов врага горожанам был нанесён сильный психологический удар. В залив прорвалось судно – это был корабль, направленный на поиск венецианского флота. Судно обошло все острова в Эгейском море, но не встретило кораблей Венеции. Окончательно стало ясно, что помощи не будет. Надо сказать, что хотя безвозвратные потери гарнизона были незначительными, но раненых было много. Все были утомлены физически и психически, надвигался голод. Гарнизону приходилось напрягать все силы, чтобы заделывать всё новые и новые бреши. В Константинополе росли отчаяние и безнадёжность, но в турецком лагере не всё было хорошо. Огромная армия и флот, имея мощные орудия и массу другого штурмового снаряжения, добилась немного. Стены преодолеть не удавалось, были опасения, что городу придёт помощь с Запада. Ходили слухи о скором прибытии венецианского флота и переходе венгерской армии через Дунай. Перемирие с венграми было разорвано. Кроме того, часть приближенных султана, особенно советники его отца, были с самого начала противниками осады. В эти дни прошли последние переговоры горожан с султаном. Мехмед предложил сдать город, сохранив жизни и имущество горожан, или ежегодно платить огромную дань в 100 тыс. золотых византинов. Византийцы не приняли этого предложения. Город они сдавать не собирались, а таких огромных денег у них не было. Константин предложил отдать все владения, кроме города. Султан сообщил, что горожан остался небольшой выбор: сдача города и уход из него, смерть или переход населения в ислам. На этом переговоры завершились. Последние бои, падение города 25 мая султан Мехмед собрал совет. Визирь Халиль-паша предложил остановить осаду. Он был против этой затеи с самого начала и считал, что ход осады, подтверждает его правоту. Напомнил о ряде неудач. По его мнению, вскоре мог подойти флот Венеции, а затем и Генуи. Поэтому, надо заключить мир на выгодных условиях и уйти. Заганос-паша заявил, что не верит в опасения великого визиря. Европейские державы разобщены, а венецианский флот, если и придёт, то не сможет ничего предпринять. По его словам, атаки надо усилить, а не уходить. Многие из молодых полководцев поддержали его позицию. Султан распорядился о подготовке штурма. 26 и 27 мая город был подвергнут сильной бомбардировке. Греки по ночам старались восстановить разрушенные укрепления. 27 мая султан объехал войска и объявил о скором решающем штурме. Следующие за ним глашатаи провозгласили, что город отдадут «борцам за веру» на полное разграбление в течение трёх дней. Мехмед пообещал справедливого раздела всей добычи. Эти речи были встречены криками радости. 28 мая 1453 года, понедельник, был объявлен день отдыха и покаяния, чтобы мусульманские воины набрались сил перед решающим сражением. Вторник объявили днём штурма. В это время султан собрал своих советников и военачальников на военное совещание. Было решено посылать войска волна за волной, пока защитники не дрогнут. Заганос-паша получил задачу посадить часть своих сил на суда и высадить десант для атаки стен у Золотого Рога. Остальные его силы были должны перейти по понтонному мосту и атаковать Влахернский квартал. Справа от него участок стены до Харисийских ворот атаковал Караджа-паша. Исхак и Махмуд получили задачу атаковать стены от ворот св. Романа до Мраморного моря. Сам султан собирался ударить в районе реки Ликос. В городе император пригласил к себе всех знатных людей и военачальников. Константин говорил о необходимости быть готовым умереть за семью, родину, государя и веру. Напомнил о подвигах их греческих и римских предков. Поблагодарил присутствующих итальянцев и призвал защитников стоять до последнего. Затем обошёл зал и попросил у всех прощения. Все последовали его примеру, обнимаясь и прощаясь, как перед смертью. В св. Софию стеклись все, кто не был на стенах, и православные, и унионисты, и латиняне. Они исповедовались, возносили молитвы и это был настоящий миг единения всех христиан перед лицом страшной опасности. Вечером 28 мая турецкий лагерь пришёл в движение: османы завершали последние приготовления, одни заканчивали засыпать рвы, другие подкатывали ближе орудия и стенобитные, метательные машины. В ночь с 28 на 29 мая раздался страшный шум вызванный гулом голосов и различных инструментов, и турки бросились на штурм по всей линии укреплений. Дозорные в городе подняли тревогу, церкви ударили в набат, все мужчины бросились на стены. Женщины им помогали, таскали воду, камни, доски, бревна. Старики и дети собрались в церквях. Султан несколько изменил первоначальный план и бросил в бой не свои лучшие силы, а башибузуков. Это были искатели добычи и приключений из самых разных стран, в том числе и христиане – венгры, немцы, славяне, итальянцы и даже греки. Атака шла по всей линии стен, но главный удар наносили в долине Ликоса. Остальные направления были для отвлечения греческих сил. Сражение сразу приняло ожесточённый характер. Башибузуки столкнулись с яростным сопротивлением. Солдаты Джустиниани были лучше вооружены, обучены и получили в своё распоряжение почти все мушкеты и пищали, которые были в городе. К месту сражения прибыл и Константин, чтобы подбодрить солдат. После почти двухчасового боя, султан отозвал башибузуков. Греки стали восстанавливать укрепления, но успели мало. При поддержке артиллерии, в бой бросилась вторая турецкая волна – регулярные войска из Анатолии. Они были намного лучше вооружены, организованы, чем башибузуки, к тому же среди них находились фанатики. Но они, как и башибузуки несли большие потери – огромное количество людей было сосредоточено в узком месте, это позволяло защитникам попадать почти при каждом выстреле или броске камня, метательного копья. Греки успешно отбили и второй штурм, примерно час до рассвета стала захлёбываться и эта волна. Но в это время ядро из «Базилики» проделало большую брешь в укреплениях. В пролом сразу бросилось около трёх сотен турков. Император с воинами окружил их, большая часть прорвавшихся турков была убита, часть отброшена за брешь. Такой яростный отпор привёл турок в замешательство, к тому же войска были уже утомлены. Анатолийские части были отведены на исходные позиции. На других направлениях попытки штурма были отбиты. В районе Золотого Рога турки ограничились демонстрацией, десант высадить они не решились. Султан не стал ждать пока греки заделают пролом, и бросил в сражение третью волну – янычар. Султан Мехмед довёл их до рва и остался там, подбадривая своих любимцев. Сражение достигло высшей точки: отборные турецкие войска бились с уже уставшими воинами, которые дрались несколько часов кряду. Яростный бой шёл около часа. Казалось, что эту волну защитники отобьют. Но тут случилось сразу два происшествия, которые резко изменили картину боя. Несколько турков заметили дверцу (Керкопорту) между стеной Феодосия и Влахернским кварталом, через неё защитники делали вылазки. Кто-то забыл её закрыть и небольшой отряд турков проник за стену. Христиане заметили это и бросились закрывать дверцу, чтобы отрезать небольшой авангард врага. В то же время в районе Ликоса пулей или осколком ядра был ранен Джустиниани Лонго. Истекая кровью и испытывая сильную боль, он попросил соратников вынести его с поля боя. Император Константин попросил его остаться, чтобы не смущать защитников. Джустиниани настоял на том, чтобы его унесли. Телохранители унесли его на генуэзский корабли – после падения города тот прорвётся в море (Джустиниани так и не оправится от своих ран и умрёт в июне 1453 года). Генуэзские солдаты без своего командира растерялись, началась паника, кто-то посчитал, что их бросили и битва проиграна. Генуэзцы бежали, бросив греков и венецианцев. Турки заметили смятение среди врагов и один отряд янычар смог взобраться на гребень сломанного заграждения. Греки бросились на них и янычары были почти все убиты, но смогли продержаться столько, чтобы к ним присоединились другие. Греки пытались отбить натиск, но были отброшены. Люди побежали, чтобы скрыться за внутренней стеной. Император с несколькими соратниками дрался в воротах внутренних ворот, турки его не опознали и он погиб смертью храбрых. Вместе с ним пал и его двоюродный брат Феофил Палеолог. Одновременно турки хлынули в Керкопорту, генуэзцев Боккиарди было слишком мало, чтобы остановить этот поток. Раздался крик: «Город взят!» В районе Керкопорты генуэзцы ещё некоторое время дрались, потом поняв, что дело проиграно, стали пробиваться к кораблям. Один из братьев Боккиарди – Паоло погиб, двое других смогли добраться до корабля и перебрались в Перу. Венецианцы Минотто попали в окружение в старом императорском дворце во Влахерне. Многие погибли, часть попала в плен (часть позже казнили). Турецкие корабли, в Золотом Роге получив весть о прорыве, высадили десант и почти без сопротивления одолели стену. Венецианцы бросились на свои корабли, греки разбежались по домам, пытаясь спасти семьи. Команды двух критских кораблей забаррикадировались в трёх башнях. На участке к югу от Ликоса солдаты оказались в окружении, большинство пало, пытаясь прорваться. Л. Нотарас, Ф. Контарини и Д. Кантакузин попали в плен. Правда, его казнили позже, когда Нотарас отказался отдать 14-летнего сына в гарем султана, Мехмед любил молодых мальчиков. В ряде мест защитники сами сдавались в плен и открывали ворота, в обмен на обещания сохранить их дома и семьи. Принц Орхан со своими турками и каталонцы дрались до последнего. Надо сказать, что пленных солдат было мало – около 500 греческих солдат и наёмников. Остальные защитники пали или смогли сбежать. В городе шёл грабёж и резня. Турецкие матросы, опасаясь, что город разграбят без них, бросали корабли и бежали в город. Это спасло жизни многим горожанам. Генуэзцы во главе с Альвизо Диедо в Пере обрубили ремни, которые держали цепь. Вход из залива был открыт и несколько венецианских, генуэзских и византийских кораблей бежали, взяв тех, кого смогли. Турки не смогли им помешать. Последний очаг сопротивления был в трёх башнях недалеко от входа в залив Золотой Гор. Критские моряки держались дольше всех, выбить их не удавалось. Они сдались только, когда им пообещали жизнь и свободу. Турецкие командиры сдержали обещание – критянам позволили погрузиться на их корабли и спокойно уйти. Последствия - Солдаты получили право на трёхдневный грабёж, как им и обещали. Турки и иные подданные султана заняли весь город. Первоначально множество людей было убито, в том числе женщин и детей. Затем людей стали захватывать, чтобы продать. К примеру, в св. Софии убили всех стариков и калек, но пленили молодых женщин, девушек, юношей, знатных людей. В ходе грабежей и погромов погибла и исчезла масса культурных ценностей, в том числе и настоящих реликвий, вроде иконы Богоматери Одигитрии (Путеводительницы). Она по преданию была выполнена самим Лукой. Вскоре отборные части султана навели порядок, это был уже турецкий город и он не хотел дополнительных разрушений. Ко многим знатным византийским пленникам султан проявил милость, даже сам выкупил. А вот многих итальянцев ждала казнь. - С гибелью Константина XI и Константинополя, Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османской империи. Горожанам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри государства, общину возглавил константинопольский патриарх. Он отвечал за неё перед султаном. Сам турецкий султан, стал считать себя преемником византийского императора и принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима). Современная Турция и штурм Константинополя Об отношении современной турецкой общественности к факту оккупации византийской территории и Константинополя, красноречиво говорит факт открытия в Стамбуле в 2009 году музея-панорамы «1453». Падение Константинополя 29 мая 1453 года подаётся как одно из самых важных и героических событий во всей истории турецкого государства. Для турок дата падения столицы Византийской империи символизирует примерно то же, что для граждан России – 9 мая 1945 года. О важности этого музея и события говорит и факт того, что решение о создании панорамы принималось в 2005 году на самом высоком уровне, турецким премьером Реджепом Эрдоганом. С точки здравого смысла это выглядит очень интересно. Турки гордятся событием во время которого армия Мехмеда II провела захват и крупномасштабную «зачистку» столицы древнего государства. Горожане были частью вырезаны, частью проданы в рабство, частью вынуждены стать подданными султана, и загнаны в «самоуправляемые общины» (гетто). Константинополь был залит кровью, разграблен, св. София и ряд других храмов превращены в мечети. Просто стандартный набор военных преступлений. А для турецкого народа – это величайший подвиг нации… Александр Самсонов Военное Обозрение

21 мая 2014, 09:52

Византийская административная и военная система (схемы)

Оригинал взят у strator в Византийская административная и военная система (схемы)

26 января 2014, 20:11

Древняя столица армянского Анийского царства.

На востоке современной Турции, на берегу реки Ахурян находится город-призрак Ани́ — древняя столица армянского Анийского царства. Основанный более 1600 лет назад, город располагался на пересечении нескольких торговых путей. В 11 веке здесь проживало более 100 тысяч человек. В последующие века Ани и близлежащие области были сотни раз завоеваны византийскими императорами, турами-османами, кочевыми курдами, армянами, грузинами…К 1300-м годам Ани оказался в глубоком упадке и был полностью заброшен в 1700-х годам. В 2010 году «Фонд мирового наследия» внес памятники города  в список «Памятники на грани гибели». Прогуляемся по древнему городу-призраку Ани, известному как «город 1001 церкви». Фото 2.Руины мавзолея, построенного приблизительно в 1050 году нашей эры. (Фото Georgios Giannopoulos):   Город Ани — армянский город. Он расположен на одном из берегов притока реки Ахурян, на северо-востоке нынешней Турции.Впервые о городе стало известно ещё в 5 веке, когда на его месте находилась крепость, расположенная на скале. Крепость назвали Ахчакбердом, и как такового города вокруг неё не существовало вплоть до 8 века. Поселения в районе города Ани появились около 5000 лет назад. Местные жители выдалбливали в скалах пещеры, на манер, как это было в Каппадокии. Эти пещеры можно видеть и сегодня в ущелье Бостанлар . Город начинает развиваться примерно со времен Урарту, т.е. с 9 века до н.э. Ани оказался первым городом, который находился на Великом Шелковом пути при входе в Анатолию. Это неминуемо привело к тому, что Ани стал важным торговым центром, а значит и богатым. Именно Великий Шелковый путь и стал источником процветания города. В 860-х гг.  Багратиды создают Анийское царство, которое стало самым большим феодальным государством древней Армении  . Столицей его становиться Ани.   С начала 9 века вокруг крепости стали появляться многочисленные ремесленные поселения, тогда город и получил своё нынешнее название, став крупным культурным и экономическим центром. В 961 году город становится столицей Армении , и начинает быстро расти. 1045 г. город становится частью Византии, в 1064 г. попадает под власть сельджуков. В течение12-13 в. Ани становиться неоднократно предметом захвата то курдами, то грузинами. Но не это привело к упадку Ани. Решающую роль здесь сыграл главный кормилец города – Великий Шелковый путь, а точнее его закат. Пропал источник постоянного дохода, город стал терять свою известность. Нашествие монголов и случившееся здесь землетрясение привели Ани к полнейшему упадку. Примерно с 16 в. люди начинают уходить из города.   Фото 3.    С середины 13 века начинается период упадка. Сначала монголы, а потом сельджуки разоряют город, отвоевав его у Византии. К тому времени в Ани проживало около 100 тысяч человек — это был самый крупный город Ближнего Востока. Население было равномерно распределено завоевателями по территории своих владений, а землетрясение 1319 года окончательно уничтожило город. Основной достопримечательностью города являются его церкви, самой знаменитой из которых является церковь Богородицы или Аставацацин (989—1001 годы), с солнечными часами на южном фасаде, потерявшая купол лишь в 1840 году.   Фото 4.    С 1534 года город входил в состав Османской империи, а с 1878—1917 принадлежал России. Сегодня город относится к вилайету Карс, хотя от Карса находится в 42 километрах, в то время как до границы с Арменией черту города отделяет менее 1000 метров. В городе имеется 8 входных ворот, но сохранились до наших дней лишь одни — ворота Асланлы. через которые и можно попасть в город. Промышленность и ремёсла в города почти не развиваются, по сути Ани представляет из себя город-музей, постепенно разрушающийся и приходящий в запустение. Тем не менее, множество оригинальных памятников религиозной архитектуры все ещё привлекают туристов, посещающих Турцию, к самой армянской границе.   Фото 5.    На сегодняшний момент как такового города не существует, есть только остатки древнейших сооружений. Сейчас это плато с множеством полуразрушенных древних строений, находящееся недалеко от Карса, рядом с горами Окюздаши. Хотя даже сейчас сохранившиеся строения города Ани — это образец архитектуры прошлого. До нынешнего времени сохранились остатки городской стены и остатки башен, сооруженных еще в десятом веке, хотя они очень сильно разрушены. Чудом сохранившаяся церковь Спасителя, строившаяся с 1034 по 1036 года и еще одна церковь Святого Григория Просветителя, построенная в 1010 году, представляют собой памятники зодчества. Сохранились еще несколько небольших церквей, которые были названы в честь Святого Григория, Гаджик и Кервансарай. До сих пор сохранился и женский монастырь Пресвятой Богородицы с прилегающей к нему маленькой церковью. Ну а основной жемчужиной древнего города можно с уверенностью назвать Главный Кафедральный Собор, строившийся целых 11 лет, еще с 989 года по 1010 год. Но самое интересное то, что на армянской земле, в пределах видимости возведена точная копия этого собора, но строившаяся уже в наше время.   Фото 6. Храм и человек для масштаба. (Фото Scott Dexter):    После осмотра всех выше перечисленных достопримечательностей имеет смысл обратить свой взор на дворец сельджуков. Так как данное сооружение (к слову одно единственное, которое решили восстановить), относится к исламскому стилю. Невдалеке также можно увидеть раскопки, где по предположениям археологов находилась улица древнего города. На этом участке видны остатки торговых заведений или жилищ. Рядом возвышается Менуджехир-Камыи, которая ранее считалось мечетью. В южной части города стоит цитадель под названием Ыдж-Кале, но, к сожалению для осмотра она закрыта. Рядом с ней монастырь Кыз-Килисеси, стоящий практически над ущельем реки. Можно немного пройтись и осмотреть термы сельджуков, остатки древнего моста через речку Ахурян. Здесь же можно увидеть «хачкары» — примеры резьбы по камню, имеющие армянские корни. Но следует при осмотре древнего города Ани знать и то, что некоторые его части или районы, находящиеся у самой границы закрыты для экскурсий, а большое количество патрулирующих жандармов могут запретить осмотр некоторых достопримечательностей. Но в то же время они вежливо и доступно объясняют мотивы того или иного запрета.   Фото 7.    Международную известность Ани получил благодаря  русскому ученому  Н.Я. Марру. Об этом лучше почитать в книге Н.Я. Марра “Ани – столица древней Армении” .   Фото 8. Фрески внутри церкви Святого Григория. Здесь от них мало что осталось. (Фото Reuters | Umit Bektas):    Последние годы Турецкие ученые собираются  начать новые раскопки в одном из наиболее впечатляющих туристических центров Турции – на территории древнего армянского города Ани», — сообщает официальное турецкое агентство «Анадолу». Как сообщают турецкие источники, эти работы осуществляются  археологами из университета «Памуккале» г. Денизли, расположенного на западе страны. Они, как отметил руководитель Агентства по культуре и туризму администрации провинции Карс Хакан Догана, уже ведут переговоры с министерством культуры Турции с целью получения официального разрешения на проведение раскопок в Ани. «Ани был центром некогда могущественного армянского царства, там проживало от 100 до 200 тысяч жителей. Ани являлся одним из крупнейших городов того периода», — пишет «Анадолу», сообщая, что только за один прошлый год Ани посетило около 22 тыс. туристов. «60% из них – иностранцы, для них Ани, по всей видимости, привлекателен как место слияния разных религий, город, где в свое время жили представители разных религий, культур, рас», — в интервью агентству «Анадолу» сказал представитель администрации провинции Карс Хакан Догана, не скрывая того, что местные власти преследуют цель увеличить поток туристов, благодаря активизации работ в Ани. «Очевидно, что мы, как можно скорее, должны представить миру этот город, имеющий общемировое значение», — отметил Догана. «В течение последних месяцев в Ани были проведены некоторые работы, в частности, кувшины, обломки глиняной посуды и человеческие кости, найденные в результате раскопок, осуществленных в июне 2012г., были перевезены на специальный склад», — отмечают турецкие чиновники. Кстати, турецкие власти впервые обратили серьезное внимание на Ани около 20 лет назад. С 1989г. здесь велись работы по очистке территории, которые, однако, в 2005г. были приостановлены и возобновились лишь в 2009г., параллельно старту армяно-турецкой «футбольной дипломатии». В 2010г. Ани уже оказался в центре крупного политического скандала, когда лидер турецких националистов Девлет Бахчели вместе со своими сторонниками провел пятничный намаз на территории армянского кафедрального собора в Ани.   Фото 9. Руины церкви Святого Григория. (Фоо AP Photo):  Фото 10. Все что осталось от храма царя Гагика — царя Анийского царства. (Фото Scott Dexter):  Фото 11. Ущелье ниже города Ани. Здесь видны многочисленные пещеры в скалах, а также укрепления. (Фото Adam Jones):  Фото 12. Восстановление Дворца торговцев. Видно явное несоответствие древних и современных материалов. (Фото Jean & Nathalie):  Фото 13. Остатки города Ани, 24 июня 2012. (Фото Scott Dexter):  Фото 14.  Фото 15. В центре кадра, на скалах виден замок. (Фото Scott Dexter):  Фото 17.  Фото 18.  Фото 19.  Фото 20.  Фото 21.  Фото 22.  Фото 23.  Фото 24.  Фото 25. Внутри собора Ани, 4 июня 2013. Строительство началось в 989 году и было завершено в период между 1001—1010 годами. Строение рухнуло во время землетрясения в 1319 году. (Фото MrHicks46):  Фото 26. Замок на вершине горы около реки Ахурян, 4 июня 2013. (Фото MrHicks46):  Фото 27.  Фото 28. Средневековые стены Ани. (Фото Marko Anastasov):  Фото 29. Собор. (Фото AP Photo | Burhan Ozbilici):  Фото 30. Надписи на внешней стене собора. (Фото Scott Dexter):  Фото 31. Поврежденные фрески в церкви Святого Григория. (Фото Reuters | Umit Bektas):  Фото 32. Остатки церкви Святого Спасителя среди руин города Ани. (Фото Reuters | Umit Bektas):  Фото 33. Все, что осталось от древнего моста. (Фото Martin Lopatka):  Фото 34.  Граница между Турцией и Арменией, 19 июня 2011. (Фото Martin Lopatka):  Фото 35. Собор города Ани на фоне горы Малый Арарат. (Фото Sara Yeomans):  Фото 36. Разрушенная церковь Святого Спасителя, 19 февраля 2010. (Фото Reuters | Umit Bektas):  Фото 37. Цитадель (слева) и мечеть (справа). (Фото Jean & Nathalie):  Фото 38. Собор и попытки его спасти от дальнейшего разрушения. (Фото AP Photo | Burhan Ozbilici):  Фото 39. Фрески внутри церкви Святого Григория. (Фото MrHicks46):  Фото 40. Церковь Святого Григория. (Фото Martin Lopatka):  Фото 41. Предупреждающий знак: «Секретная военная зона. Проход закрыт». (Фото Adam Jones):    [источники]источники http://slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%91%D0%A1%D0%AD/%D0%90%D0%BD%D0%B8/ http://stanbul.ru/content/view/12/34/ http://www.tury.ru/sight/id/14868 http://world-archaeology-news.blogspot.ru/2012/11/blog-post_2336.html http://cappadocia-elenatruva.ru/ani-turciya.html    И еще несколько интересных древних городов для вас:  знаменитая Петра (Petra), а вот Древняя Пальмира. Вашему вниманию древняя Цитадель Алеппо (Citadel Aleppo) и величественный Мадаин-Салих (Mada’in Saleh)  Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=42043