• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1440
      • Показать ещё
      Компании217
      • Показать ещё
      Разное829
      • Показать ещё
      Формат20
      Люди261
      • Показать ещё
      Международные организации65
      • Показать ещё
      Сферы16
      Показатели18
      • Показать ещё
      Издания33
      • Показать ещё
Византийская империя
Византийская империя
Византийская империя образована в 395 году из восточной половины распавшейся Римской империи; занимала все азиатские провинции Римской империи, Египет в Африке, в Европе — Фракию, Мизию, Дакию, Македонию, Эпир, Фессалию. Просуществовала до 1453 года. Подробнее А.А. Васильев: История Византи ...

Византийская империя образована в 395 году из восточной половины распавшейся Римской империи; занимала все азиатские провинции Римской империи, Египет в Африке, в Европе — Фракию, Мизию, Дакию, Македонию, Эпир, Фессалию. Просуществовала до 1453 года. Подробнее

А.А. Васильев: История Византийской империи

Вики

Развернуть описание Свернуть описание
19 января, 15:31

Социальная история ислама. Аббасиды.

Одной из основных ошибок цивилизационного подхода к данному периоду является стремление представить нестабильность Халифата Омейядов как следствие борьбы религиозных течений в исламе. Запись Социальная история ислама. Аббасиды. впервые появилась Рабкор.ру.

18 января, 13:35

Путин тонко намекнул Киеву и Бухаресту

Есть надежда, что этот намёк немного остудит температуру у самых буйных и в Киеве, и в Бухаресте...

18 января, 11:04

Завоевание Гранады – последняя точка Реконкисты

Преисполненная искреннего торжества триумфальная процессия вступила в покоренный город, сдавшийся на милость победителей. Трубы и барабаны помпезным грохотом изгоняли восточное спокойствие улиц, надрывались герольды, ветер полоскал стяги с гербами домов, целые поколения которых мечом служили казавшемуся вечным делу реконкисты. Их Августейшие Величества король Фердинанд и королева Изабелла соизволили, наконец, почтить своим присутствием недавнее приобретение. Гранада была последним бастионом ислама на Пиренейском полуострове, и теперь по ней мерно цокали подковы коней монаршей четы. Об этом событии неутомимо мечтали, его терпеливо ждали, о нем гадали и, несомненно, предсказывали на протяжении бесконечно долгих семисот лет. Наконец-то полумесяц, утомленный от ставшей вдруг бесполезной борьбы, укатился за Гибралтар в североафриканские пустыни, уступив свое место кресту. Всего было вдоволь в Гранаде в тот исторический момент: радости и гордости победителей, горя и смятения побежденных. Степенно и неторопливо, как королевское знамя над Альгамброй, перевернулась страница истории, потяжелевшая от крови и сломанного железа. Шел январь 1492 года от Рождества Христова.

18 января, 04:47

Завоевание Гранады – последняя точка Реконкисты

Преисполненная искреннего торжества триумфальная процессия вступила в покоренный город, сдавшийся на милость победителей. Трубы и барабаны помпезным грохотом изгоняли восточное спокойствие улиц, надрывались герольды, ветер полоскал стяги с гербами домов, целые поколения которых мечом служили казавшемуся вечным делу реконкисты. Их Августейшие Величества король Фердинанд и королева Изабелла соизволили, наконец, почтить своим присутствием недавнее приобретение. Гранада была последним бастионом ислама на Пиренейском полуострове, и теперь по ней мерно цокали подковы коней монаршей четы. Об этом событии неутомимо мечтали, его терпеливо ждали, о нем гадали и, несомненно, предсказывали на протяжении бесконечно долгих семисот лет. Наконец-то полумесяц, утомленный от ставшей вдруг бесполезной борьбы, укатился за Гибралтар в североафриканские пустыни, уступив свое место кресту. Всего было вдоволь в Гранаде в тот исторический момент: радости и гордости победителей, горя и смятения побежденных. Степенно и неторопливо, как королевское знамя над Альгамброй, перевернулась страница истории, потяжелевшая от крови и сломанного железа. Шел январь 1492 года от Рождества Христова.

16 января, 20:45

Колонки: Егор Холмогоров: Что не так с «Викингом»

Ни о каком историзме «Викинга» говорить не приходится. Его совпадение с летописью ограничивается лишь самой общей информацией. Даже школьный учебник дает больший объем информации. Фильм в этом смысле рассчитан на двоечников. Дискуссия вокруг фильма «Викинг» развивалась по очень странной траектории. Создатели объявили его чуть ли не величайшей кинолентой в истории российского кинематографа. Кинокритики встретили то сдержанными похвалами, то убийственными насмешками, в зависимости от широты познаний в истории и степени близости к руководству Первого канала. Публика даже если и плюется, то идет, и лента может похвастаться отличными финансовыми показателями, апеллируя к которым, можно сказать, что «победителей не судят». Казалось, на этом можно успокоиться. Вместо этого создатели фильма и руководство канала предприняли совершенно безнадежную попытку доказать, что «Викинг» – исторический фильм, что его сценаристом был едва ли не лично Нестор-летописец, что никакой клеветы и принижения русской истории он не содержит. С особым остервенением набросились на автора этих строк, первым написавшего остро критическую рецензию на этот киношедевр. Режиссер фильма господин Кравчук в интервью кричит об отсутствии у меня исторического образования и моем невежестве и распространяет прямую ложь, что меня приглашали на дискуссию с историками-специалистами у Гордона, а я «струсил и отказался». Дело дошло до того, что в одной из программ Первого канала было громогласно заявлено на всю страну: «Мы Холмогорова звали в студию, но он прийти отказался». Видимо, мой отзыв и впрямь составляет для создателей фильма некоторую проблему, хотя он был весьма краток и касался скорее оценки этого фильма как художественного произведения и идеологического манифеста. За прошедшие три недели авторы ухудшили свое положение – они, заручившись фальшивыми справками от историков, объявили свою поделку точным историческим документом. Поэтому давайте предметно рассмотрим расхождения «Викинга» по духу и смыслу с летописным текстом, равно как и с историческими фактами. Не по Нестору Начнем с того, что в начале XXI века апеллировать к Нестору – само по себе показатель изрядного научного невежества или шарлатанства. Преподобный Нестор-летописец традиционно считался составителем «Повести временных лет» (далее – ПВЛ) в XVIII–XIX веках, однако в начале ХХ века в работах академика А. А. Шахматова его авторство было поставлено под серьезный вопрос. Шахматов обратил внимание, что в Новгородской первой летописи часть сообщений буквально совпадает с ПВЛ, а часть сообщений ПВЛ напрочь отсутствует. Поэтому Шахматов предположил, что в основе ПВЛ лежит более древняя Начальная летопись, составленная в XI веке, которая и отразилась в новгородском списке, а Нестору и игумену Выдубицкого монастыря Сильвестру принадлежат более поздние редакции, составленные в XII веке, которые мы и называем «Повестью временных лет». Кто-то видел в «Викинге» хоть на одном русском «парчовый кафтан с пуговицами из золота»? (фото: кадр из фильма «Викинг»/Dago Productions) Многие гипотезы Шахматова касательно истории русского летописания не нашли впоследствии своего подтверждения, но предположение о существовании «Начального свода», к которому Нестор (и любой другой автор, работавший над ПВЛ) не имел отношения, используя его в готовом виде, по-прежнему принимается подавляющим большинством исследователей. Все события «Викинга» (за одним исключением, не имеющим отношения к ПВЛ) являются искаженным и испорченным изложением историй, дошедших до нас из Начального свода, читаемого в Новгородской первой летописи, а значит, Нестор в любом случае не является их автором. Он – переписчик слово в слово, дополнявший их другими сведениями, которые в фильме никакого отражения не нашли. Откровенно стыдно за крупного специалиста Е. А. Мельникову, которая опустилась в обсуждении у Гордона до прямой неправды: «Фильм меня удивил достаточно осмысленной интерпретацией «Повести временных лет». Сценарист в общем держался этого текста, который тоже является интерпретацией истории Нестором». Утверждать, что «сценарист «Викинга» – Нестор», или что сценаристы «следовали Нестору» – само по себе доказательство пренебрежения собственно научным изучением русской истории. Запутались в одном Свенельде Повествование в «Викинге» ведется от лица воеводы Свенельда. Он якобы служит древлянскому князю Олегу Святославичу, бежит от пытавшегося его казнить Ярополка, помогает Владимиру, подбивает его на всяческие злодейства, а под конец фильма уговаривает князя напасть с ножичком на византийского императора, сообщая, что «подшил петельку» для ножа, а затем хулит Владимира за обращение в христианство. Свенельд даже на общем скудном фоне героев фильма выделяется речью и манерами мелкого уголовника. Реальный исторический Свенельд – один из ключевых персонажей Начальной летописи. Впервые он появляется под 922 годом в качестве влиятельного воеводы, которому предоставлена дань с древлян и уличей (то есть 66 лет спустя, в 988 году, если полагаться на летописную хронологию, он был бы почти столетним старцем). Роскошная экипировка дружины Свенельда вызвала зависть дружинников Игоря, подтолкнувших князя к ставшей для него гибельной попытке собрать дань с древлян повторно. После убийства Игоря Свенельд руководит подавлением древлян и воспитывает Святослава, упоминается в договоре Святослава с греками. На обратном пути Святослава на Русь он дает ему совет обойти днепровские пороги на конях – Святослав не следует этому совету и гибнет, а Свенельд благополучно прибывает в Киев, где служит Ярополку Святославичу. Сын Свенельда Лют встречается на охоте с князем Олегом Святославичем древлянским, который убивает Люта (возможно, Лют заехал с охотой в древлянскую землю, и Олег счел это посягательством Свенельдича на свои права). Свенельд возненавидел Олега и начал подстрекать Ярополка к войне с ним, чтобы отомстить за сына. Когда война началась, Олег был разгромлен и погиб во рве крепости Овруч, а Ярополку принесли его окровавленное тело. Князь попрекнул Свенельда: «Яже се ты сего хотяше». На этом история Свенельда заканчивается – вряд ли Ярополк его убил, вероятнее всего, отправил в отставку, а вскоре престарелый Свенельд умер. Вся история мести Свенельда Олегу изложена в Начальной летописи ясно, без разночтений и обиняков. Параллельных источников этой истории нет. Следовательно, нет никаких оснований и оправданий для выворачивания этой истории наизнанку в духе «Красная конница Гудериана остановила половецкие танки Жукова, рвущиеся по приказу Гитлера к Таганрогу». Решительно невозможно понять, зачем понадобилось это абсурдное отступление от летописи и почему Свенельд заменил в истории Владимира реального наставника князя – Добрыню. То ли авторам не понравилось слишком славянское имя былинного богатыря, то ли они решили, что Добрыня должен непременно делать добро, а для злодейств имя Свенельд подходит лучше. Так или иначе, во всей истории Свенельда мы видим лишенное всякого художественного смысла выворачивание истории наизнанку. Владимир не насиловал Рогнеду Изнасилование Владимиром Рогнеды на глазах у родителей не фигурирует в «Повести временных лет», не принадлежит Начальной летописи, появляясь лишь в одном позднем известии Лаврентьевской летописи, под 1128 годом. В этой истории есть все черты позднейшего литературного сочинительства при помощи тенденциозного переписывания Начальной летописи. Но, допустим, сценаристы фильма не обязаны заниматься тонким источниковедческим анализом – раз где-то в летописи написано, что изнасиловал, значит, изнасиловал. Однако изготовители «Викинга» не справились даже с простым воспроизведением текста. В Лаврентьевской летописи рассказывается, что Добрыня велел Владимиру «быти с нею пред отцем ея и матерью, потом отца ея уби». Однако в «Викинге» убивают и отца Рогнеды Роговолода, и ее мать – бессмысленная жестокость даже по тем варварским временам и очевидное противоречие источнику. В Начальной летописи ничего не говорилось об изнасиловании Рогнеды на глазах родителей, зато ясно сказано: «уби Роговолода и два сына». И это вполне логично – захватив Полоцк, Владимир не хотел оставлять наследника Роговолода мужского пола. Точно в издевательскую насмешку над летописцем, Владимир в «Викинге» щадит сына Роговолода. В фильме ничего не сказано о том, что Рогнеда уже просватана за Ярополка, и ее выбор – выбор между двумя братьями. Соответственно, совершенно утерян смысл летописного эпизода. Владимир захватывает Рогнеду, чтобы она не досталась Ярополку, и устанавливает власть над Полоцком, убив Роговолода и его наследников. Беда без блуда В рассказе о гибели князя Ярополка создатели «Викинга» ухитрились обойтись без ее центрального элемента – многоходового предательства княжьего воеводы Блуда, одного из самых впечатляющих предательств в мировой истории. Блуд был воеводой Ярополка, но польстился на слова Владимира, что будет ему «в отца место», и своего князя предал. Зная, что киевляне любят своего князя, а потому не дадут с ним расправиться, он рассказал Ярополку, что киевляне пересылаются с Владимиром, запугал и уговорил перебраться в маленький город Родень на реке Рось. Владимир занял Киев и осадил Ярополка в Родне, так что войско последнего начало голодать. Летописец передает пословицу: «Беда аки в Родне». Доведенного до отчаяния Ярополка Блуд уговорил сдаться Владимиру на милость, привез в Киев на переговоры, где закрыл дверь перед сопровождавшими Ярополка дружинниками, и того убили владимировы варяги. Из всей этой «многоходовочки» в «Викинге» относительно неискаженно показан только момент убийства Ярополка. Роль Блуда сведена до второстепенной. Владимир занимает уже оставленный Киев, и Ярополк прячется не в Родне, а почему-то в крымских горах. Пойти на переговоры Ярополка заставляет не голод, а захват Владимиром его беременной жены-гречанки, матери будущего Святополка Окаянного. К этой женщине Владимир в фильме испытывает платонические чувства, в реальности же летописец предельно конкретно сообщает, что Владимир жену Ярополка «залеже», хотя она была «непраздна». Реального Ярополка невозможно было, конечно, пронять романтикой – его жена-гречанка была пленницей, уведенной Святославом греческой монахиней. Ярополк готов был ради союза с Полоцком жениться на Рогнеде. А сам вел переговоры с германским императором Оттоном II о браке с его родственницей и крещении. После того, как в «Викинге» был попросту выброшен за борт центральный сюжет, связанный с судьбой Ярополка, потерян главный смысл, связанный с предательством, почти совестно упрекать авторов фильма в мелочах. Например, в том, что они сжигают тело Ярополка, хотя летопись сообщает, что в 1044 году Ярослав Мудрый велел выкопать кости дядей – Ярополка и Олега, крестить их и положить в Десятинной церкви. Или в искажении истории Варяжко, который, конечно, и впрямь присоединился к печенегам и воевал с Владимиром, но затем Владимир привлек его на свою сторону, дав ему клятву. В фильме Владимир убивает Варяжко после утомительной схватки в грязи. Сени мои, сени Большинство зрителей «Викинга» удивляется: что за странные лысые грязные люди в кожанках изображают языческих жрецов? Спору нет, мы не много знаем о том, как выглядело славянское жречество, и несомненно, что лубочный образ чистенького седовласого волхва – чистейшая выдумка. Но несомненно, что жрецы Владимира выглядели не так, как показано в фильме. Немногие дошедшие до нас источники это исключают. Например, изображение на камне из Арконы, славянского святилища на Рюгене, дает образ предполагаемого жреца как человека с короткой бородой, в меховой шапке и длинном широкополом кафтане, держащего в руках огромный рог. Однако если ошибаться в смутной истории славянского жречества простительно, то нет никакого извинения ошибкам в истории первых христианских мучеников на Руси, изложенной в летописи с точностью GPS-навигатора. Начальная летопись рассказывает о том, как у варяжского воина, который служил князю-язычнику, скрывая свою веру, сына выбрали жребием в жертву богам. Варяг резко отказал пришедшим к нему домой за сыном посланцам, те передали его речи киевлянам, которые, вооружившись, окружили двор варяга. «Если богам нужен мой сын, пусть придут сами и его заберут», – обличал язычников варяг, стоя на высоких сенях своего дома. Разъяренные язычники подрубили высокие сени и погубили отца и сына. Позднее, сообщает летописец, именно на месте гибели первых мучеников Владимир воздвиг во искупление Десятинную церковь. То есть летописец сообщает, где именно убили варягов – в их частном доме, где позднее была выстроена знаменитая Десятинная церковь. Указание на высокие сени дома воина разрушает, кстати, любимую апологетами «Викинга» тему, что в Киеве не было высоких просторных изб северной конструкции, а были лишь грязные полуземлянки. Единственный частный дом, упоминаемый в Начальной летописи, оказывается с высокими стенами. Вместо этой ясной локализации в собственном доме варяг в фильме бегает с сыном по улицам Киева, отмахиваясь от язычников, а потом забирается на оборонительную башню города, которую под ним и подрубают, точно позабыв, что по сценарию в этот момент идет война. Зачем нужно выворачивать вполне ясно и геолокационно точно изложенную летописцем историю, превратив отвергшего языческие суеверия мученика в загнанного зверя, почти случайную жертву – непонятно. Заметим, кстати, что имена варягов-мучеников в летописи не названы и появляются довольно поздно: имя младшего – Иоанн – в проложном житии, а имя старшего – Федор – вовсе в XVII веке, и оно явно ошибочно. В проложном житии Владимира упоминается «церковь святая мученика Турова, и то бысть первыи ходатай нашему спасению». Скорее всего, старшего варяга звали Туры или Тор. Назвав фильм «Викинг», знать такую деталь, конечно, не обязательно, но весьма желательно. Печенеги против Византии Центральное место в «Викинге» занимает осада печенегами Киева. Такой осады в правление Владимира источниками не зафиксировано. Печенеги единственный раз брали Киев в кольцо в 968 году, когда княгиня Ольга и три ее внука, включая Владимира, затворились в городе и ждали помощи от Святослава. Но со штурмом крепостей у печенегов, как и у всех степняков до монголов, было плохо, и лезущие на стены кочевники не вызывают ничего, кроме недоумения. Особенно глупо выглядит снятие печенегами осады с Киева после прибытия ромейских послов, сопровождаемое формулировкой: «Мы с ромеями не воюем». Очевидно, сценарист где-то слышал звон, что византийцы стремились поддерживать союз со степняками против Руси и других врагов, но в природе этого звона не разобрался. Император Константин Багрянородный и в самом деле писал в трактате «Об управлении империей», что «пока василевс ромеев находится в мире с пачинакитами, ни росы, ни турки (в данном случае венгры – Е. Х.) не могут нападать на державу ромеев по закону войны». Но даже из этих слов Константина – «пока» – очевидно, что дружить с печенегами у византийцев выходило не всегда. В 917 году греки пригласили печенегов с совместному походу на болгар, но из-за глупости рассорившихся византийских полководцев печенеги сменили сторону и ушли (как утверждает «Повесть временных лет» по Ипатьевскому списку), или, как утверждают болгарские источники, совместно с болгарами разбили греков у реки Ахелей. В 943 году разбитый в 941-м под Царьградом Игорь отправился во второй поход на Византию, взяв с собой печенегов. Нападения печенегов на Киев в 968-м и на Святослава в 972-м, возможно, были связаны с инициативой византийской дипломатии, но прямых свидетельств источников об этом нет. Но после убийства Святослава борьба с печенегами стала для русских князей кровной враждой. Все правление князя Владимира было одной ожесточенной войной против печенегов – он ставил новые города, насыпал оборонительные валы, выставлял богатырские сторожи. Уже в древности начал складываться эпос о печенежской войне – его еще нет в Начальной летописи, но уже в ПВЛ включаются истории о кожемяке-единоборце и о Белгородском киселе. Позднее этот эпос преобразуется в цикл богатырских былин. Ярослав Мудрый окончательно разбил печенегов в 1036 году и вынудил орду сместиться с Днепра на Дунай, и печенеги превратились в вечную головную боль Византии. В 1046–1053 гг. при Константине Мономахе Византия пережила мучительную войну с печенегами. А окончательно разгромить их удалось лишь императору Иоанну II Комнину, причем радость от его победы над кочевниками при Берое в 1122 году была столь велика, что в Константинополе был установлен специальный «день победы» – «праздник печенегов». Так что никакого византийско-печенежского союза не существовало, Константину Багрянородному приходилось лишь о нем мечтать, а большую часть своей истории печенеги ожесточенно воевали с ромеями. Битва при Каннах, или зачем Владимир брал Корсунь Чрезвычайно анекдотично звучит в «Викинге» фраза Владимира: «Мне нужна сила ромеев». Перед нами открытое искажение истории. Не Владимиру была нужна сила ромеев, а императору Василию II была нужна сила Руси. В фильме измотанная осадой печенегов русская дружина в роли византийских наемников (странная плата для наемников – принцесса) отправляется отвоевывать для василевса восставший Корсунь, сопровождаемая теми же печенегами в роли заградотряда. В реальности в обмен на руку порфирородной принцессы Владимир предоставил шурину Василию шеститысячный русский воинский корпус, который спас императора от неминуемого свержения мятежным полководцем Вардой Фокой. В апреле 989 года русский корпус Василия разбил войско Фоки, а сам мятежник умер от поданной ему перед сражением чаши с отравленным вином. Разгром русскими Фоки означал смену эпохи решающего влияния в византийском войске армян и грузин, поддержавших узурпатора, на эпоху доминирования русов. При этом русы жестоко расправились с конкурентами. Армянский историк, современник Владимира, Степан Таронский по прозвищу Асохик рассказывает, как в ходе похода Василия II в Армению и Грузию из ничтожной ссоры выросла массовая резня: «Из пехотного отряда рузов какой-то воин нес сено для своей лошади. Подошел к нему один из иверийцев и отнял у него сено. Тогда прибежал на помощь рузу другой руз. Ивериец кликнул своих, которые, прибежав, убили первого руза. Тогда весь народ рузов, бывший там, поднялся на бой: их было 6000 человек пеших, вооруженных копьями и щитами, которые просил царь Василий у царя рузов в то время, когда он выдал сестру свою замуж за последнего. В то же самое время рузы уверовали во Христа. Все князья и васалы тайкские были побеждены... ибо гнев Божий тяготел над ними за их высокомерие». Преступление грузин состояло, конечно, не в краже сена, а в предшествующей поддержке Фоки. Отныне Василий II опирался в своих войнах прежде всего на русов, и именно эта опора сделала его последним великим завоевателем в истории Византии. О роли русов в войске василевса свидетельствует такой факт из хроники Кедрина: когда в 1016 году Василий II победил болгар на равнине Пелагонии, он разделил добычу на три части – одну отдал русам, вторую – ромеям, а третью забрал себе (именно в таком порядке). Три года спустя в Италии русы скрестили копья с норманнами и выиграли свою Битву при Каннах. Об этом сообщает западный хронист Адемар Шабанский. Когда норманны с одобрения римского папы вторглись в византийскую Апулию, «им навстречу направил войско Василий, и после двух или трех столкновений победа была за норманнами. Однако в четвертом бою они были побеждены, повержены и низведены в ничто племенем руссов, после чего их в большом количестве доставили в Константинополь и до смерти пытали в темницах». Из этого рассказа, кстати, следует, что между сицилийскими норманнами – скандинавами, вышедшими из оккупированной викингами Нормандии, и русами (то есть, если верить нашей норманнистской теории – тоже скандинавами) не было ничего общего. Они были совершенно не похожи как народы. Характерно и то, что присланный Владимиром корпус источники нигде и никогда не называют «варягами», «варангами» и «норманнами» – только «русами». Очевидно, он состоял не из отпущенных с княжеской службы в Киеве скандинавских наемников, а из собственных подданных князя Владимира. Историков давно занимал вопрос – почему, притом что власть Василия II держалась на щитах и копьях русского корпуса, Владимиру пришлось захватывать у шурина Корсунь, чтобы обеспечить исполнение условий о браке. Не было ли логичным просто пригрозить отозвать свои войска назад? Из необходимости разрешить это противоречие – Владимир посылает войска для поддержки Василия и идет со своим войском, чтобы отнять у Василия Корсунь, и возникла гипотеза польского историка Анджея Поппэ о том, что Владимир шел захватывать Корсунь не у Василия, а для него. Гипотезу Поппэ и воспроизвели в «Викинге», но с обычной для этого фильма унижающей русских тенденцией – из сильного и могущественного покровителя Владимир превратился в слабого и ничтожного наемника. Однако эта гипотеза противоречит показаниям как русской Начальной летописи, так и византийских источников (Лев Диакон), рассматривающих захват Корсуня как враждебный василевсу ромеев акт. При этом никакого противоречия в действиях Владимира на деле нет. Оно мнимое, и регулировать его незачем. Владимир намеревался жениться на порфирородной сестре порфирородных василевсов Василия и Константина. Для этого ему нужно было, прежде всего, чтобы они оставались василевсами и их не сверг никакой узурпатор. Сестра свергнутого василевса так же никому не интересна, как прошлогодний снег. Поэтому он держал в Византии русский корпус, охранявший интересы будущего шурина. Не имело никакого смысла шантажировать Василия отзывом корпуса, поскольку это означало бы его свержение. При этом Владимир нуждался в твердых гарантиях того, что невеста к нему прибудет. Упомянутый уже выше армянский историк Асохик рассказывает странную историю, как болгары потребовали в жены императорскую сестру, им прислали лженевесту и посла-митрополита, но они обман разоблачили, а митрополита сожгли. Даже если перед нами не искаженный отголосок попытки греков обмануть Владимира, перед нами достаточная аттестация их как партнеров. Поэтому не удивительно, что Владимир взял силой Корсунь и вернул его василевсу только в качестве «вена» за присланную невесту. Эту простую, ясную, четко проговоренную в летописи и других источниках историю создатели «Викинга» превратили в систематическое унижение князя Владимира и русских, которые, гонимые печенегами, как всегда в грязи, берут ненужный им Корсунь. Платьишки с «Алиэкспресса» в Гнездовских курганах Тема грязи, немытости, убожества быта Древней Руси – это то, что зацепило большинство возмущенных зрителей прежде всего. В конечном счете мы признаем за кинематографистами отступление от исторической правды в пользу красивой костюмированной «Анжелики», поднимающей настроение. Но когда нам врут по фактам и опускают мордой в грязь – это вдвойне неприятно. Чтобы оправдаться в откровенном эстетическом унижении древних русичей, авторы пускаются во все тяжкие – рассказывают о примитивности древнерусского быта. «Если сейчас даже выехать в деревню, то там дороги тоже могут быть не все асфальтированы», – пытается иронизировать режиссер Кравчук. Все это довольно легко опровергается письменными источниками и историческими фактами – деревянные мостовые и фрагменты дренажной системы найдены в археологических слоях Х века в том же Полоцке, показанном в «Викинге» грязным сараем. Все русские в фильме ходят в серо-грязно-коричневой дерюге с элементами кожи и тусклого металла. От их одежды исходит физическое ощущение поношенности и грязи. В реальной Древней Руси, как и повсюду в средневековье, предпочитали яркие веселые цвета, все, кто мог себе позволить, облачались в дорогие импортные ткани. Древнерусское ткачество в Х веке и в самом деле было не очень развито, и крестьянская одежда была довольно груба, хотя украшена вышивками и веселыми вставками. Но «Викинг» показывает не быт крестьян, он показывает крупные торговые города – купцов, жрецов, дружинников и князей. В древнерусских источниках постоянно упоминаются «паволоки», «фофудьи», «оксамиты», «златотканные луды», «узорчья». Арабский путешественник по Волге Ибн Фадлан, описывая похороны руса (элементы его описания в крайне убогом виде вставлены в фильм), перечисляет предметы его одежды: «шаровары, гетры, сапоги, куртка, парчовый кафтан с пуговицами из золота, надели ему на голову шапку из парчи соболью». Кто-то видел в «Викинге» хоть на одном русском «парчовый кафтан с пуговицами из золота»? Тема яркости, погони за роскошными одеждами и тканями проходит через всю Начальную летопись. Вспомним, что «приде Олег к Киеву, неся злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье», а гибельный поход Игоря на древлян происходит из-за упрека его дружины: «отроки Свенелжи изоделися оружие и порты, а мы наги». Право же, «Викинг» выглядел бы куда более исторично, если бы костюмеры одели женщин в нем в китайские платьишка с дракончиками, купленные на «Алиэкспрессе». В курганах Гнездово под Смоленском в погребении Х века были обнаружены неплохо сохранившиеся фрагменты красного китайского парчового платья с грифонами и драконами. Не забудем, что Древняя Русь в Х веке была транспортно-торговым коридором мирового значения, и для киевских, гнездовских и новгородских модниц были доступны лучшие ткани и готовые изделия всего мира. Человек средневековья оценивался «по одежке», а его драгоценный инвентарь – серги, бусы, фибулы, шейные гривны, перстни и другие украшения – были не только знаком статуса, но и переносным банком в эпоху, когда оставлять деньги на хранение где-то было рискованно: свои богатства старались носить с собой. Когда Владимир, много лет бывший новгородским князем, и его жены с трудом наскребают, сняв с себя последние драгоценности, на оплату одного берсерка, становится ясно, что о Древней Руси – ее экономике, материальной культуре, социальных отношениях – авторы «Викинга» ничего не знают и знать не хотят. Особенно характерно пренебрежительное отношение к уровню развития Руси выражено в эпизоде, где Ирина растолковывает Владимиру, что вот эти знаки на браслете – это буквы, и они означают «Анна». Предполагаемая неграмотность Владимира прямо противоречит утверждению ПВЛ, что Владимир «бе бо любя словеса книжныя». Но допустим, что Владимир сам читать не умел, он только любил, чтобы ему читали. Но что такое буквы, он должен был знать в любом случае. Он воспитывался до десяти лет под присмотром бабки-христианки Ольги, его мать была ключницей, то есть должна была владеть счетом и письмом, он княжил в крупнейшем торговом центре – Новгороде, где не знать, что такое буквы, просто невозможно. Непосредственно от эпохи Владимира до нас дошли русские письменные памятники – легенды монет, златников Владимира: «Владимиръ на столъ» и «Владимиръ а се его злато», «Icусъ Христосъ». На златниках сохранилось и портретное изображение Владимира – человек с крупным носом, вытянутым лицом и не длинной бородой, украшенный венцом с длинными свисающими цепочками, напоминающим византийскую «корону Гезы», ставшую частью венгерской «короны святого Стефана». Очевидно, что по типажу роль Владимира подошла бы скорее артисту, игравшему в фильме Ярополка. *** Подведем грустный итог. Ни о каком историзме «Викинга» говорить не приходится. Его совпадение с летописью ограничивается лишь самой общей информацией: Владимир захватил киевский престол и убил брата Ярополка, силой взял Полоцк и его княжну Рогнеду, воевал с печенегами, взял Корсунь и женился на греческой принцессе Анне. Даже школьный учебник и детские книги дают больший объем информации, и нужно совсем уж презирать нашего зрителя, думая «впарить» ему это как откровение. Фильм в этом смысле рассчитан на двоечников. В любых подробностях исторического повествования «Викинг» немедленно отклоняется от летописи и любых других первоисточников чуть более чем полностью. При этом отклонения либо бессмысленны и абсурдны, либо тенденциозны в смысле унижения Древней Руси и ее князя. Из «комплиментарных» отступлений бросается в глаза разве что отказ от показа пятисот наложниц Владимира. Убожество древнерусского мира, показанного в фильме, представление наших предков грязными дикарями не соответствует ни исторической, ни художественной правде.  Но самое главное преступление против русской истории создатели «Викинга» совершили, не сняв фильм, не показав его, а занявшись безграмотной апологетикой, толкнув уважаемых ученых историков на профанацию науки, на прямую ложь. Наше общество и так тяжело больно – его постоянно разъедают язвы «параистории», бесчисленные теории «фоменко-носовского» и прочих, утверждающих, что вся древняя история – подделка, а официальные историки – корпорация лжецов, которая эту подделку поддерживает. Заставив почтенных историков из корысти или социального конформизма произносить открытую и легко проверяемую неправду о соответствии «Викинга» летописям и историческим фактам, авторы и продюсеры фильма вооружили параисториков безотказным оружием: «Смотрите, вот тут они откровенно лгут. Они сами к той истории, которой занимаются, относятся несерьезно. Значит, они лгут во всем». Последствия этого исторического грехопадения будут, боюсь, аукаться нам еще долго. Теги:  кино, история, цивилизация, фильмы, культура

16 января, 15:53

470 лет назад.

Оригинал взят у dfs_76 в 470 лет назад.470 лет назад, 16 января 1547 года, в Успенском соборе Московского Кремля состоялась церемония венчания 16-летнего государя Ивана Васильевича, в дальнейшем известного, как Грозный, на царство: в ходе торжественной церемонии юный монарх вошел в собор, подошел к сооруженному в нем помосте, с которого митрополит Московский Макарий (до 1589 года московскую церковь возглавлял иерарх в чине митрополита) объявил ему: «Се от Бога ныне поставляешися и нарицаешися князь великий Иван Васильевич, боговенчанный царь и самодержец всея Великия России!» после чего венчал его шапкой Мономаха и вручил царские регалии.После этого митрополитом было зачитано «Поучение митрополиче к великому князю", сохранившееся фрагментарно:«О святем Дусе господий и възлюбленный сын святыя церкви и нашего смирениа, князь великий Иван Васильевичь, всеа Русии самодржець! Се отныне от Бога поставлен еси князь великий и боговенчанный царь правити хоругви и съдръжати скипетро великого царства Росийскаго, и венчан еси сим царскым венцем, по благодати святаго Духа, и по милости пресвятыя Богородица, и по благословению великого чюдотворца Петра митрополита Киевскаго и всеа Русии, и всех святых молитвами, и по благословению приснопомнимаго святаго отца твоего великого князя Василья Ивановича, всеа Русии самодержца…и ты, господине и сыну, боговенчанный православный царь князь великий Иван Васильевичь, всеа Русии самодержец, имей страх Божий в сердци, и съхрани веpy христианскую, Греческого закона, чисту и непоколебиму, и съблюди царство свое чисто и непорочно, якоже ныне приал еси от Бога, и люби правду, и милость, и суд правый и к послушным милостивное; к святой же съборней церкви и к всяким святым церквам имей веру и страх Божий…бояр же своих и вельмож жалуй и бреги по их отечеству, к всем же князем и княжатам, и детем боярскым, и к всему христолюбивому воиньству буди приступен и милостив и привтетен, по царскому своему сану и чину; всех же православных христиан блюди и жалуй и попечение о них имей от всего сердца; за обидящих же стой царьскы и мужескы, не попускай и не давай обидити не по суду и не по правде, се бо, о царю, приал еси от Бога скипетро правити хоругви великого царства Росийскаго…».(Источник)С этого времени российские монархи известны под именем царей (даже после поднесения в 1721 году Петру I Сенатом императорского титула их в просторечии продолжали именовать так).Вопрос о соотношении этих двух титулов – императорского и царского – довольно непростой. Собственно, слово «царь» - это искаженное «цезарь», входившее в титулатуру римских императоров (сосбтвенно, «Император Цезарь Август» – это всё с 27 г. до н.э. собственное имя первого из них, известного у нас, как Октавиан Август). Однако, с конца III века до н.э., когда со времени императора Диоклетиана империей управляло сразу четыре императора-соправителя, два из которых именовались «цезарями», а два – «августами», первый из них был всё-таки помладше. Позже, в Византийской империи так могли называть младшего соправителя, или даже одного из младших сыновей, а в позднюю эпоху, это стал придворный чин, причем не самый высокий. Кроме того, византийские автократоры часто жаловали его правителям союзных и запредельных стран, в том числе русским князьям.На Западе, где империя была своя, в эти византийские тонкости особо не вдавались, и титул «цезарь» и его изоморфизмы – что немецкое «кайзер», что нашенское «царь» - считали идентичным императорскому ( того же мнения прменительно к последнему был и пришедший с запада Лжедмитрий), так что в отношении московских царей еще долго норовили скорчить рожу и именовать их великими князьями или на свой манер «великими герцогами».Вот что в этой связи пишет об этом Сигизмунд Герберштейн, посетивший Москву при отце Грозного, великом князе Василии III:«Со времени Рюрика до нынешнего князя прежние государи не употребляли другого титула, как великих князей или владимирских, или московских, или новгородских и пр., кроме Иоанна Васильевича (Ивана III), который называл себя господином всей Руссии и великим князем владимирским и пр. Василий же Иоаннович присваивает себе титул и имя царя следующим образом: «Великий Государь Василий, Божиею милостию Царь и Государь всей Руссии, и Великий Князь Владимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Смоленский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и пр., Государь и Великий Князь Нижней земли Новгородской и Черниговский, Рязанский, Волоцкий, Ржевский, Белевский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский и пр.». Так как ныне все называют его императором, то мне кажется необходимым распространиться о титуле императора и о причине этой ошибки. Слово «царь» на русском языке значит «король», rex. Но на общем славянском языке, у поляков, богемцев и всех других, под словом «царь» понимают императора или цесаря от созвучия этого слова с последним долгим слогом слова «Caesar». Оттого все, которые не понимают русского языка и не знают русских букв, как-то богемцы, поляки и славяне, подвластные венгерскому королевству, называют rex'a другим именем: одни — кралем, другие кираллем, некоторые королем, и полагают, что царем называется только один цезарь или император. От этого произошло, что русские переводчики, слыша, что иностранцы называют их государя императором, начали и сами именовать его так, полагая, что имя царя почетнее, чем имя короля (хотя они и значат одно и то же). Но если пересмотреть все их летописи и священное писание, то везде слово царь соответствует слову rex, а император — слову кесарь…».С. Герберштейн. Записки о Московитских делах.(В этом отрывке примечательно, кстати, и то, что уже отец Грозного, упомянутый Василий III, употребляет титул царя, как обычный (довольно своеобразна история с венчанием на царство в 1498 году, еще при жизни Ивана III его внука – от старшего сына Ивана Молодого – Дмитрия Ивановича, но поскольку тому самостоятельным правителем быть не довелось, не будем на ней останавливаться). В этой связи правомерно ли считать «первым русским царем» именно Грозного, а событие, произошедшее 470 лет назад – как нечто большее, чем церемонию вступления достигшего совершеннолетия (оно тогда по общему правилу наступало в 15 лет) монарха в самостоятельное правление?..Впрочем, не суть).Позже, в 1562 году Грозный также получит признание своего царского титула от константинопольского патриарха: в сентябре того года эмиссар патриарха, митрополит Иоасаф Евгрипский доставил в Москву соборную грамоту духовенства Восточной церкви, в которой устанавливалось его родство с византийскими императорами и делался выовд: «реченному царю, господину Иоанну, быть и называться ему царем законным и благочестивейшим, увенчанным и от нас правильно, вместе и церковно, так как он от рода происходит и от крови царской, как мы уже сказали, и сие полезно всему христианству, повсюду законно и справедливо для утверждения и пользы всей полноты христианства».(Комментированное издание Грамоты Московской синодальной типографией 1850 года - здесь)

16 января, 13:10

Туринская плащаница и современная наука

Публикуемая работа была написана в 1979-1984 годах, когда я жил в СССР, но уже лишился работы во Всесоюзном НИИ прикладной молекулярной биологии и генетики ВАСХНИЛ, созданном при моем непосредственном участии, где я с первого дня был заместителем директора по научной работе (см. «Компашка, или как меня выживали из СССР» — «Континент», №102 за 1999 год). Существовали мы на средства, зарабатываемые ремонтом частных квартир, а остальное время я тратил на изучение истории биологии в СССР, главным образом истории лысенкоизма. Совершенно для меня неожиданно в 1979 году один из американских корреспондентов, работавших в Москве и часто у нас бывавших дома, принес мне в подарок книгу английского историка Иэна Уилсона «Туринская плащаница», только что напечатанную в Лондоне. Я принялся её читать и чем дальше углублялся в текст, тем более изумлялся и проникался интересом к истории плащаницы. Вслед за книгой Уилсона я решил познакомиться с научной литературой по данному вопросу. В те годы еще не существовало системы поиска в Интернете, компьютеры в личном пользовании в СССР были категорически запрещены, поэтому чтобы искать литературу, пришлось немало потрудиться, просматривая большое число периодических изданий и книг.

15 января, 12:28

"Даже Пальмира меркнет на этом фоне": что археологи увидели в районе Алеппо

Российским археологам впервые после начала войны в Сирии удалось попасть в окрестности Алеппо. Они исследовали состояние объектов культурного наследия ЮНЕСКО, оказавшихся в зоне боевых действий. Речь идет о древнейших зданиях, храмах, мостах на площади в несколько десятков квадратных километров.

15 января, 12:27

«Чистый» ислам предшественник «чистого» христианства?

Павликианство – это мощное радикальное религиозное направление восточнохристианского происхождения, возникшее во второй половине VII в. в Армении. Согласно учениям их последователей, христианский мир переполняли элементы язычества и идолопоклонства. Движение последовательно ниспровергало всю систему догмы, богослужения и организации византийской церкви – в какой-то момент столкновение с Византией было бы неизбежно. В 684 г. византийский император послал офицера по имени Симеон в районы деятельности павликиан, чтобы подавить их движения. Лидера по приказу Симеона казнили. Но одновременно с этим офицер, беседуя с пленными, был поражен христианской искренностью павликиан и принципами их веры, и вскоре возглавил движение.   С конца VIII в. движение павликиан приняло характер народно-освободительной борьбы против арабов-завоевателей. Признавая их еретиками, у государства развязывались руки для казни участников движения, что и происходило массово в 843 г. Остановило ли это участников движения? Нет. Они создали свое государство на западной границе Арабского Халифата, но по сути независимое ни от самого Халифата, ни от Византийской империи со столицей в Тефрике (нынешняя Турция). К ним примыкали беженцы, жившие под защитой арабов. Многие в рядах их армии имели мало общего с верой общины. Основным источником изучения павликиан являются труды Петра Сицилийского, посетившего Тефрику в этот период. Он пишет: «Пусть никто не сомневается в том, что они демоны, ибо то, что не осмеливаются демоны говорить или делать, они бесстыдно и не краснея делают и говорят против вседержителя бога и всех людей. Примечательно, что они из-за своих очень постыдных деяний не общаются с людьми и живут, подобно демонам в пустынях». Павликиане совершали набеги на соседние провинции, в том числе и на ортодоксальных армян (признавшие павликиан еретиками), уводя пленников в попытках обратить в свою веру. Они разрушали церкви, превращая их в конюшни.   А что ИГИЛ (организация, запрещенная в России)? Она возникла в Ираке, еще в 1999 г., а в 2006 г. после слияние с другими радикальными группировками, была провозглашена как «Исламское государство Ирака». Активную деятельность они тоже начали спустя какое-то время – с 2013 г.  Согласно их идеологии, все страны, когда-либо находящиеся в составе Османской империи, под властью арабских завоевателей, а также сопредельные им территории, должны войти в состав так называемого «великого халифата» - ортодоксального суннитского исламского государства. Ибо именно такое государство, по мнению ИГИЛ (организация, запрещенная в России), является единственно верным, «чистым» исламским государством.   О деяниях боевиков известно большинству населения нашей планеты. Они уводят в плен людей с целью обратить их в «правильную» религию, убивают шиитов, которые молятся в мечетях, разрушают древние города, святыни и реликвии (те, что нельзя продать, потому что те, что можно продать, они продают, обеспечивая себе больший доход, чем от продажи нефти), похищают женщин и продают их как секс-рабынь, сжигают людей заживо, а также делают бесчисленное количество других вещей, не укладывающихся в голове.   В фундаменте идеологий этих движений лежит нигилизм – стремление к свободе и одновременно стремление к отчуждению. Как толковал психолог Э. Фромм, развитие человека идет по пути увеличения «свободы», и отсутствие возможности адекватно использовать эту свободу, приводит к психическим отклонениям, а значит и к отчуждению. Если говорить прямо, человек начинает «бежать от свободы». В нем проявляются мазохистские и садистские качества, стремление разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого. Разрушить мир, чтобы построить новый. Лучший. Но возможен ли новый мир на базе закоренелого сознания, сознания, которое уже хранит убийства и преступления для поколений на века вперед? 

15 января, 00:29

О чем мечтают женщины?

Конечно, в православной Византии не было равенства полов.Но неравенство и бес-карьерье вовсе не означало бесправия. Женщина в Византии могла быть собственником недвижимости и бизнеса, могла защищать свои интересы в суде. Женщина в судебном порядке могла добиться расторжения брака. Дочери получали свою долю в наследстве. Женщины имели право выхода на улицу: «Женщины уходили из дома по разнообразным законным, но количественно ограниченным и идеологически весомым поводам, включая участие в церковных службах, посещение бань, кладбищ, визиты к родственникам, бедным, покупки, участие в празднованиях по случаю светских и имперских знаменательных событий и даже в восстаниях» (См. Оксфордское руководство по византинистике. Харьков, 2015, Вып. 2, с. 678).Женщина становилась регентом в случае смерти супруга-императора (до совершеннолетия сына). А Элия София, супруга императора Юстина II, в 570-х годах выступала в качестве регента во время недееспособности мужа из-за болезни (Император ходил вокруг дворца и лаял или мяукал, подражая поведению кошек и собак. Кроме того, император во время вспышек гнева выбрасывал разные предметы из окон, а однажды попросил константинопольского патриарха надеть женский головной убор). При следующем императоре (Тиберии) она даже организовала заговор против его, но неудачно.Впрочем, регентство императриц редко бывало длительным и удачным. Исключение - лишь царица Ирина (8 век). Секрет ее успеха в том, что на все ключевые гражданские и военные посты она назначила евнухов…Императрицы были представлены на монетах и церковных фресках.Конечно, идеализировать и это общество не стоит. Если судить по мужской византийской литературе, то у горожанки было лишь два способа самостоятельного заработка: изготовление и продажа одежды и проституция («…повивальные бабки, содержательницы питейных заведений, банщицы, мойщицы, служанки, пекари, продавщицы еды, танцовщицы… Впрочем, большинство этих ролей ценились невысоко и, в любом случае, считались всего лишь одной их разновидностей проституции» (Там же, с. 677).Конечно, и православные женщины хотели большего участия в общественной жизни.Всем православным известен текст Синаксаря в Неделю торжества православия. См. http://diak-kuraev.livejournal.com/761263.html?thread=243643823Синаксарная повесть своими рассказами о череде чудесных снов и голосов прикрывает сложный, занявший полтора года переговорный процесс между овдовевшей императрицей Феодорой и лидером православной партии Мефодием. Император Феофил умер молодым - в возрасте 29 лет. Чтобы гарантировать жизнь своему малолетному сыну Михаилу, с него надо было снять подозрения в том, что он сын еретика. Поэтому передавая церковную власть в руки иконопочитателей, Феодора пошла на компромисс: давая новому патриарху карт-бланш в зачистке церковных рядов (патриарх Мефодий сходу лишил сана 20 000, священников, которые не протестовали против иконоборческого патриарха), она обязала его принять меры для защиты чести правящей династии.Итог этого компромисса мы и читаем в Синаксаре.Торжества 11 марта 843 года ("Торжество Православия") были не столько восстановлением почитания икон, сколько попыткой объяснить недоумевающему народу, почему новый патриарх-иконопочитатель поминает в молитвах умершего полтора года назад императора-иконоборца. Все эти события вряд ли были известны москвичам 17 века. Но текст Синраксаря был им знаком. И вот на фреске в Кремлевском дворце в царицыной спальне 17 века мы видим, как патриарх Мефодий кладет под престол список царей-еретиков: звероименный Копроним, богомерзкий Феофил…Причем эта фреска перед самым выходом из спальни в общественное пространство дворца. То есть, царица пожелала на выходе из своей комнаты видеть единственный в церковной истории пример серьезной и удачной церковно-политической интриги, провернутой женщиной.То, что царица повелевает в своей спальне разместить такой сюжет означает, что1) у нее есть вкус к политике;2) она при случае может напомнить своему супругу, что молитва и посмертная верность жены могут спасти того от духовной гибели. А потому избавление от такой жены для самого государя может быть крайне опасно.Причем это может быть война фресок: ибо в Грановитой палате у царя была фреска с тем намеком, что царь может изменять жене и даже похищать девиц, но если только при этом он будет творить милостыню - Боженька его не осудит http://diak-kuraev.livejournal.com/760488.html Трудно понять прописку такого рассказа в таком месте иначе как стоп-сигнал: у нашего царя и наверху все схвачено. Не вздумай жаловаться на нашего государя даже Небу. Наш милостивый царь не наказуем даже Богом. Как и император Феофил из царицыной истории, царь Зенон был малость еретиком (своим Энотиконом он отрицал 4 Вселенский Собор) и малость сволочью: "Расправившись с мятежниками, Зинон дал волю своей свирепости. Последние три года его правления сопровождались неслыханным террором. Даже неосторожное слово, произнесенное в адрес Басилевса, могло стать причиной доноса и казни. Зинон, например, приказал умертвить эпарха столицы, который как-то в кругу друзей вздумал порицать не отличавшегося благочестием августа, однако эпарх смог бежать. Многих осудили и по обвинению в сочувствии Леонтию. Грабеж состоятельных лиц принял самые обширные размеры. Фаворит императора Севастиан без тени смущения обирал подданных, играя на подозрительности и жадности своего патрона: "Севастиан всем торговал, как на рынке... не позволял, чтобы при дворе что-либо делалось не за деньги... ни одно дело не производилось без взятки". Неизвестно, сколько бы длилось подобное тягостное положение, но 9 апреля 491 г. Зинон скончался в эпилептическом припадке. Согласно поздней версии, мертвецки пьяного Зинона выдали за покойника и похоронили, хотя и слышали его крики" . Наказание все же к нему пришло. Но об этом вряд ли знали посетители Грановитой палаты.Итак, царь перед глазами подданных рисует фреску о своей неподсудности даже Богу.А царица только для своих глаз заказывает фреску о том, как женщина спасает согрешившего царя и его род.По-моему, это полемика и определенное проявление амбиций царицы.Мечты женщин о равенстве с мужчинами даже в священнослужении сказались в Житии святой Афанасии Эгинской (IX век). В 40-й день памяти смерти святой монахини созерцали чудесное видение: «Когда настало утро и началась Божественная Литургия, две предстоятельницы священной группы монахинь…увидели двух мужей, находившихся в благоговейном ужасе по внешнему виду и в светящихся белых одеждах; и среди них была благословенная Афанасия. И они ввели ее и поставили перед святым алтарем и показали пурпурную мантию, украшенную драгоценными камнями и жемчужинами. Они одели ее как царицу и короновали венцом, на которой были кресты спереди и по бокам. Далее вручили ей посох с ювелирными украшениями и ввели ее в божественное святилище» (La vie de sainte Athanase d’Egine/ed. Halkin F. = BHG 180 // Six inédits d'hagiologie byzantine // SubsHag, 74. Brussels, 1987. P. 191; Talbot Holy Women. P. 153. Житие было найдено в единственной рукописи, датируемой 916 г.).Еще один малоизвестный эпизод, раскрывающий женские помыслы:Пульхерия, сестра императора Феодосия II (408-450) и августа с 4 июля 414 г., уговорила патриарха Сисинния I (426-427) допустить ее внутрь алтаря для причащения во время Пасхи. Но когда она попыталась повторить то же самое на следующую Пасху, преемник Сисинния Несторий (428-431) остановил ее на полдороге. В Письме к Косьме, написанном на греческом после 435 г. и дошедшем до нас в сирском переводе, так описывается данный инцидент:«Далее, на великий праздник Пасхи было обычным для императора принимать причастие внутри Святого Святых. Пульхерия хотела [делать то же самое]. Она убедила епископа Сисинния и принимала причастие вместе с императором внутри Святого Святых. Несторий этого не разрешал, но когда она вошла в Святое Святых по своему обычаю, Несторий посмотрел на нее и спросил, что это значит. Архидиакон Петр объяснил ситуацию. Несторий поспешил к ней, остановил в дверях Святого Святых и не разрешил ступать далее. Царица Пульхерия рассердилась на него и сказала: «Позволь мне войти, как положено». Но он сказал ей: «В это место никому нельзя входить, за исключением священников». Она сказала, «Почему, разве я с рождения не посвящена Богу?» Он сказал ей: «Ты? Ты с рождения посвящена Сатане!» И он прогнал ее из входа в Святое Святых» (Histoire de Nestorius d’après la lettre à Cosme/ Nau F. (ed.) // PO, 13. P. 279. Цит. по: Роберт Тафт. Женщина в византийском храме. (Women at Church in Byzantium) https://predanie.ru/taft-robert-robert-francis-taft/zhenschiny-v-vizantiyskom-hrame-gde-kogda-i-pochemu/)Пульхерия пыталась оправдать свой вход в святилище не тем, что она августа, а тем, что она — подражательница Пресвятой Богородицы: Дева Мария в византийской иконографии часто изображалась на троне, сидящей в алтаре, где мог сидеть только епископ.Интересно, что царица Пульхерия в православии считается святой. А патриарх Несторий – анафематствованным еретиком.

13 января, 06:03

Рассматривая параллели.Что обещал Новый 1917 год?

Вопрос, вынесенный в заголовок, может показаться не просто наивным, но и странным. Нам, живущим в 2017 году, отлично известно, что ровно век назад – 14 января по новому стилю в Россию пришел год, когда произошло отречение монарха, случились две революции, начался период великой смуты и гражданской войны. Но что чувствовали, на что надеялись и что ждали от нового года в России тогда, сто лет назад? Для них ведь даже ближайшее будущее не было ясным и очевидным.

12 января, 16:32

Ангел Стоглавого собора: 12 января – память святителя Макария, митрополита Московского

Из Жития святителя Макария Московского: «Митрополит Макарий сделал все, чтобы Россия стала настоящей духовной и политической наследницей Византии. В 1551 году именно он созвал знаменитый Стоглавый Собор, утвердивший основы Русского Православия, благодаря чему уже через четверть века после кончины святителя наша Церковь обрела Патриаршество. Немало усилий митрополит Макарий приложил и для организации на Руси книгопечатного дела. Именно при нем в Москве была открыта первая типография...» Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

Выбор редакции
11 января, 15:14

Ученые нашли на окраине Трои следы древнейшего стафилококка

Во время работ на найденном ранее кладбище времен поздней Византийской империи, где предположительно была окраина Трои, ученые нашли останки больной сапрофитным стафилококком. Сообщается, что обнаруженные на останках 800-летней давности бугорки были отправлены на анализ, который помог восстановить геном не только сапрофитного стафилококка, но и гарднереллы вагиналис, передает «Российская газета» со ссылкой на портал Phys.org.

Выбор редакции
11 января, 14:52

В Трое обнаружен вирус, который смертельно опасен для человека

Американские ученые из Висконсинского университета в Мэдисоне выяснили, что в одном из захоронений в легендарной Трое находится инфекция, которая является смертельно опасной для современного человека.

11 января, 12:00

"Викинг": кухня вымышленная и реальная

Не будем вдаваться в идеологические споры вокруг новой киноленты. Скажем одно: её авторы действительно талантливо воссоздали всю "вещественную" жизнь X века. Но вполне закономерно оказались бессильны дойти до жизни реальной. У творческого коллектива было множество консультантов, включая двух докторов наук. Годы ушли на то, чтобы досконально воссоздать костюмы, мечи, архитектуру домов и формы кораблей. "Резчики, пильщики, каменщики — куча народу — бутафоры, живописцы. Что делают — неизвестно, но вроде то, что надо", — задумчиво замечает в трейлере к фильму Сергей Агин, художник-постановщик. И надо отдать должное авторам — все эти предметы и костюмы действительно впечатляют. Что совсем не удивительно. Остатки материальной культуры даже той далекой эпохи дошли до нас в немалом количестве. А вот с нематериальным наследием сложнее. Не случайно артисты говорят на современном русском языке. Это не потому, что язык "Повести временных лет" непонятен современному человеку. Просто стиль этой летописи имеет мало общего с реальной повседневной речью наших далеких предков. Так же, как подслушанный сегодня на автобусной остановке разговор совсем не похож на выступление с думской трибуны. И этого реального языка X века сегодня никто не знает. В "кухонной" теме — то же самое. Есть найденные в раскопках чаши, керамика, горшки, блюда и т.п. Есть остатки очага — котёл на треноге (таган), что наводит нас на мысль о старинном блюде таганчук. Естественно, никакой русской печи в современном виде тогда не существовало. И все эти сказки о том, как русский богатырь 30 лет лежал на печи, а потом встал и пошел Русь-матушку защищать, — не более чем фольклор XIX века. Ну вроде наших сегодняшних баек о "святом и благоверном князе Владимире". Мода на "правильное прочтение" истории никогда не заканчивалась в нашей стране. Так вот, о блюдах и вкусах той Руси. Беда нашей кулинарии в том, что привычки записывать рецепты попросту не существовало. От европейской гастрономической культуры остались поварские книги чуть ли не с XIII века. Арабским кулинарным источникам — более тысячи лет. У нас же первым более или менее подробным изложением того, что готовили и ели наши предки, становится лишь "Домострой", изданный спустя более чем полтысячи лет (в 1550 годы) после описываемых событий. Какие там блюда и рецепты! Мы и про обычный хлеб в ту эпоху знаем немного. К примеру, упоминается он в житии преподобного Феодосия (1031–1091), игумена Печерского монастыря, который не раз сам молол жито для хлеба, вместе с пекарями месил тесто и выпекал ржаной хлеб. Но опять же хлеб — это рожь, мука. А что из нее делали, не слишком известно. Поэтому, восстанавливая ту кухню, сегодняшние специалисты волей-неволей идут на поводу позднейших стереотипов. Что в фильме "Викинг" чрезвычайно ярко и проявляется. Бублик (возможно ржаной), лежащий на столе в опочивальне, — наглядное свидетельство этой условности. Можно, конечно, утверждать, что это не иностранный бублик из XVIII века, а пробитый навылет печенежским копьём отечественный колобок. Но сути это не меняет. Похоже, понимали это и авторы фильма. Во всех застольных сценах там на столах громоздится множество посуды — горшков, чаш, крынок. Но что в них — это остается за кадром. Вот почему и мы с вами можем говорить лишь об основных чертах кухни той эпохи. Из которых и сложится её незамысловатая картина. Особенности любой раннесредневековой кулинарии известны историкам. Экономические особенности Давайте говорить прямо: еды часто не хватало. Наши предки и 1000, и 500 лет назад действительно питались крайне экономно, естественно — за исключением знати. В пищу шло практически всё съедобное. Туши животных и птиц съедались полностью, оставались только раздробленные кости. Крупы употреблялись при любом удобном случае. По сравнению с зерном все остальные продукты, даже мясо, были лишь приправой. Лес давал ягоды, жёлуди, каштаны, орехи. В общем, целью средневековой кулинарии было не столько получить удовольствие от еды, сколько растянуть её подольше, максимально эффективно использовав питательные вещества. Не менее важна и технология. Которая объясняет и некачественные продукты (ввиду неразвитости способов их сохранения). И отсталый кухонный инструментарий. Здесь не надо путать красивую княжескую застольную посуду, украшенную золотом и каменьями, и обычную кухонную утварь. Разнообразные кубки и чаши были порой настоящими произведениями искусства, но в отличие от ступок, ножей и мутовок к приготовлению пищи отношения не имели. И, наконец, социальные различия, вернее их отсутствие в пище. Вся разница между кухней князя и простолюдина — в количестве и объёме блюд. Все кормятся из одних и тех же источников — охоты, рыболовства, крестьянского хозяйства. Перечень продуктов весьма ограничен. Просто каждому достаётся в соответствии с его позицией в социальной иерархии. Приведённые выше соображения касаются любой средневековой кухни. Однако были у нас и свои индивидуальные особенности. Исторические особенности В отличие от европейской кухни, стоявшей на мощной основе греческой и римской традиции, у нашей гастрономии не было фундамента, на котором строилось бы все остальное. Кулинарная культура Европы раннего Средневековья, несмотря на завоевание варварами, была насквозь пропитана античной традицией. Мы же в силу понятных обстоятельств стояли в стороне. Аргументы о том, что Русь лежала на пути "из варяг в греки", может быть, и свидетельствуют об определенном культурном обмене, но как-то не очень подтверждаются кухонными деталями. Оно и понятно, "варяжская" кулинария — то ещё завоевание цивилизации. Но и византийская ("в греки") кухня практически не повлияла на стиль питания восточных славян. Не считать же ею, в самом деле, трофеи князя Олега, которые он привёз из константинопольского похода 907 года, в том числе овощи и вина. Одно дело — привезти нечто любопытное из походов, другое — ввести это в повседневный обиход. И это вполне объяснимо: основа греческой традиции — оливковое масло, козий сыр, пресный хлеб, морская рыба — продукты, явно не свойственные Древней Руси. Религиозные особенности Принятие христианства отнюдь не стало краеугольным камнем развития нашей раннесредневековой кухни. Не говоря уже о том, что вряд ли дата крещения жителей Киева в 988 году может рассматриваться как единовременный шаг, связанный с распространением христианства по всей Руси. Процесс этот был длительный и неоднозначный. И даже сегодня, спустя 1000 лет, мы следуем некоторым языческим обычаям. Поэтому представлять дело так, что вот в конце Х века поднялся занавес и у нас воцарилась христианская манера питания с её обычаями, постами и мясоедами, — ошибочный стереотип. Географические особенности Значительно больше, чем Византия, к X веку на восточнославянскую кухню повлияло общение с кочевниками (степью). Их гастрономические привычки, несомненно, оказали воздействие на наш образ питания. Это касается простоты рецептов, особенно из мяса, молока и молочных продуктов. Но при этом не следует путать кухню степняков-кочевников и классическую азиатскую кухню. Напротив — в ней совсем не было изысканности восточной кулинарии, свойственной, скажем, Средней Азии и Персии. Климатические особенности Среднерусская равнина — это сравнительно холодная зона с умеренно-континентальным климатом. Годовой перепад температур в Центральной России достигает 60 градусов, в то время как в Западной Европе — редко 30 градусов. "Пять-шесть месяцев в году, — пишет известный русский философ И.А. Ильин, — народ ведёт напряженные, подчас истощающие все силы сельскохозяйственные работы, вымаливая у небес хоть одну тёплую недельку... Град и засуха всегда знаменуют для него настоящую катастрофу". Даже зерновые вызревали у нас не каждый год. А уж про более бедный по сравнению с Европой и Азией ассортимент овощей и фруктов и говорить не приходится. Они имели значительно меньшую питательность (не всегда успевали достичь зрелости), и как следствие — наша ориентация на "неубиенную" репу, растущую всегда и везде. Наш климат — это невозможность степного животноводства и, значит, бедность мясо-молочного рациона. С другой стороны — изобилие рыбы, ставшей главным источником белков, особенно после появления постов. Ну и, конечно, "наше всё" — мёд, бортничество. Демографические особенности Русь в этот период (да, в общем-то, и до сегодняшнего дня) — чрезвычайно малонаселенная страна. Помимо очевидной проблемы расстояния (и, следовательно, скорости и интенсивности обмена товарами, опытом, знаниями), этот фактор имел и чисто "пищевое" значение, которое отличало нас от западных соседей. Дело в том, что голод — это хронический кошмар средневековой Европы. В силу малочисленности населения, отсутствия крупных городов в раннем Средневековье голод не приобрёл на Руси столь глобального и разрушительного характера. Древняя Русь, конечно, страдала от неурожаев. Особенно был подвержен ему русский Север — Новгородская, Ростово-Суздальская земли. В 1024 году "бе мятежь велик и голод по всей той стране; идоша по Волзе вси людье в Болгары и привезоша жита и тако ожиша",– говорится в Лаврентьевской летописи. И всё-таки домонгольская Русь — это ещё относительный оазис продовольственного благополучия. Которое, впрочем, просуществует совсем недолго. Вот, в целом, некоторый обзор особенностей нашей кухни времён князя Владимира. Конечно, это не столько качественные её характеристики, сколько условия становления. Если же мы хотим обратиться к вкусовой гамме той эпохи, то она проста: кислый ржаной хлеб на квасной закваске, кисели из злаков и гороха, блины и пироги. Разнообразные каши и щи. Всё то, что стало основой для удивительного процесса эволюции, в результате которого кухня не самого богатого продуктами и вкусами региона превратилась за 1000 лет в великую русскую кулинарию, известную по всему миру. Как менялся салат оливье на протяжении 150 лет: от 1862 года до наших дней 12 блюд традиционного русского стола на Рождество Как вдова Клико напоила Россию: дореволюционная история шампанского

Выбор редакции
10 января, 17:50

Вынесено из комментариев

timark 2017-01-10 15:21:01> Кстати, советский учебник по истории Средних веков был запредельно вестернизирован. Богатейший тысячелетний пласт Византии в тогдашнем европейском мире подразумевался «яко небывший».

09 января, 13:08

Викинг. 10 фактов из жизни князя Владимира Красное Солнышко

​Почему сын наложницы стал киевским князем и зачем он принял христианство?

08 января, 09:36

Софийский кафедральный собор Новгорода Великого. Цикл Храмы России

Новгородская София — один из наиболее выдающихся памятников древнерусского зодчества, имеющий мировое значение. Постройка его свидетельствует о намерении повторить в Новгороде блеск и великолепие великокняжеского строительства в Киеве. Новгородская София повторяла Киевскую не только по названию.

05 января, 20:48

О кино "Викинг": фуфло первостатейное!

Письмо читателя: "Максим, приветствую! Только не вздумай ходить и смотреть этот "блокбастер" "Викинг". Фуфло у Эрнста вышло первостатейное. Унылая тягомотина. Это можно было понять уже по массированной рекламе. Попробую изложить свою впечатления после того, как потратил на это два с лишним часа своего времени. Получился какой-то гибрид из "Игр престолов" с тошнотворным новым "Вием". ***Начнем с того, что название фильма - почему-то "Викинг". Хотя кино - про князя-крестителя Руси Владимира. Собственно викинги в картине предстают в роли циничных наемников, которым все равно, за кого воевать, лишь бы платили хорошо и вовремя. По той же логике "Войну и мир" Толстого можно было бы назвать "Наполеоном" или "Французом", а советскую киноэпопею "Освобождение" - "Немцем". Или же, согласно представлениям режиссера Кравчука и продюсера Эрнста, Владимир Святославич был не русским, а викингом? То есть, они считают, что цивилизацию и государственность нам принесли скандинавские морские налетчики? Кстати, русские (русы) в этом кино упорно называют скандинавских наемников "викингами", хотя любому советскому школьнику было известно, что мы всегда называли норманнов-викингов варягами. Даже крейсер при царе такой имелся. Героический. Но Эрнсту с Кравчуком это невдомек. Более злобного паскивиля на наше язычество-родноверие я еще не видел. Итак, языческие жрецы и жрицы изображены в кино в виде лысых тощих выродков, представляющих из себя некий гибрид из тибетских лам, кришнаитов из Лос-Анджелеса и солистки группы "Маша и медведи". Никаких вещих волхвов с бородами и длинными волосами, перехваченными ремешком, тут нет. Древние наши боги не называются даже по именам своим, их только показывают в виде трухлявых столбов. В общем, до принятия христианства наши предки были чумазыми придурками, у которых не было ни музыки, ни грамоты, ни бань. Никаких баянов-сказителей с гуслями в картине нет, там русские копошатся в грязи и управляются мудрыми скандинавами. На шлемах у них - типично скандинавские орнаменты и знаки, причем коловратов и рун подчеркнуто нет. Политкорректность на марше... Князь Владимир до крещения элементарно неграмотен: ему ромейка буквы показывает. Хотя руническая письменность была у норманнов, а у нас - свои "черты и резы". Кроме того, известна надпись на кириллице (там самая "горухша") еще начала Х века. Только христианство принесло нам, дескать, культуру. Ни слова не сказано, кстати, о том, что бабка Владимира, княгиня Ольга, была все-таки христианкой. При этом Рогнеда, первая жена Владимира, взятая им в Полоцке силой, представет (на фоне грязных мужиков со спутанными патлами) чисто вымытой, накрашенной и даже с депилированным лобком. Это где вы депиляцию у русов в Х веке нашли, уроды? Вы бы ей еще силиконовый бюст сделали. ***Фильм снят сумбурно-навально, хаотически. На протяжении двух часов мало что происходит. А если и происходит, то как-то рвано и невнятно. Современный молодой зритель "Повести временных лет" не читал, политическую карту той эпохи и ее геополитические реалии не представляет. Вы бы, киношники хреновы, хоть бы исторические закадровые справки делали и карты показывали, как в старых добрых исторических кино СССР и Запада. Чтобы зритель хотя бы мог представить себе, где располагалась Восточно-Римская империя (империя ромеев, Византия) в Х веке, где - разгромленная Святославом Хазария, где кочевали печенеги (и кто это вообще), а где - лежала собственно Русь. Хотя бы показали торговый путь "из варяг в греки" и рассказали бы о походах Святослава. А то Святослав в кино присутствует какими-то намеками. Неясно, отчего он погиб и почему за его гибель воевода Свенельд призывает отомстить ромеям. Кстати,Свенельд, коему в кино должно быть хорошо за 80 лет, при этом скачет, как тридцатилетний супермен. Батальные сцены - убогие. Древние Киев, Полоцк и Новгород не показаны вообще, хотя нам рассказывали о семилетних съемках и супер-пупер бюджете кино. Вы куда деньги и годы потратили, если из всего Киева показываете только примитивную деревянную (даже не дерево-земляную) стену города да какой-то грязный терем? Рвов у русских крепостей в кино нема, видимо, киношники считают наших предков дебилами. Нашествие печенегов изображено в виде полутора сотен всадников в каких-то тряпках-обмотках и с внешностью нынешних то ли киргизов, то ли казахов. Вы бы, угребки, хотя бы советские исторические кино посмотрели. Того же "Ярослава Мудрого" 1982-го или сказку "Руслан и Людмила"! Все действие картины - это леса, грязные срубы славян, уродливые языческие капища да бревенчатые стены Киева. Никаких видов русских земель нет. Никакой красоты наших рек, лесов и долов. Зато византийский Херсонес выписан любовно. Зато бестолковым русам противопоставлены крутые викинги-наемники, которые лениво поднимаются и всегда выручают неполноценных славян-русов. Апофеоз дебилизма и низкопоклонства перед Западом - когда под Херсонесом-Корсунем викинги-наемники рассеивают тупых печенегов, скатывая с холма под дождем ладьи (они же - драккары), которые там хранились. То, что при таком скольжении по каменюкам в Крыму до подножия доехали бы одни доски (в конница печенегов перерубила бы полупьяных пеших вояк), в мозгу постановщика ментовских сериалов не укладывается. Что двигает князем Владимиром? Чего ради он строит Русскую державу? Из кино получается, что из любви Владимира к женщинам и из восхищения тупо-суеверного, боящегося смерти язычника христианством, сулящим воскрешение мертвым и загробную жизнь. Язычество настолько мерзко, что Владимир от него отшатывается. Блин, получились бы изображению язычества в "Андрее Рублеве" у Тарковского! Но Эрнстокравчук - никак не Тарковский. Крещение Руси изображено сусально-энтузиастически. Оказывается, силой народ креститься в реки не загоняли, все шли окунаться в приступе энтузиазма, как на акциях ОНФ или "Единой России". *** Характеры персонажей в фильме выписаны кое-как, беспорядочно, незавершенно. Одного персонажа можно спутать с другим. В этом смысле мультики про трех богатырей получились намного удачнее.В общем, товарищ Максим Калашников, не вздумайте потратить на сей "шедёвр" свои денежки и время. Что бы ни снимали россиянские киношники - хоть по Великую Отечественную, хоть про времена Древней Руси - получается халтура и фуфло. Правда, с большим пиаром. Думаю, что если бы у самостийников-укропитеков были бы деньги, они снимали примерно такое же фуфло. С уважением.С.Наливайко..."

04 января, 13:34

Про Монгольскую империю - самую крупную империю за всю историю человечества..

К вопросу о военно-стратегических основаниях феноменальных успехов монголовТогда Чингис-хан ответил:"Вы (все) нехорошо сказали. Наслаждение и блаженствочеловека состоит в том, чтобы подавить возмутившегосяи победить врага, вырвать его из корня, взять то, чтоон имеет (самого дорогого), заставить вопить служителейих, заставить течь слезы по лицу и носу их, сидеть наих приятно идущих жирных меринах, любоваться розовымищечками их жен и целовать, и сладкие алые губы - сосать"."Билик"Гунны, предшественники.В "Стратегии Византийской империи"* Люттвак указывает, что одним из ключевых факторов для становления именно византийской стратегии было столкновение византийцев с гуннами и сопутствующий шок. Собственно, было от чего. Гунны обладали превосходством в двух важнейших факторах над любым противником.На тактическом уровне гуннам давало полное преимущество сочетание составного лука и легкости степной конницы. Сохраняя на расстоянии 150 м убойную силу, а на дистанции до 60 м пробивая доспехи, этот лук позволял безнаказанно расстреливать любого противника, а легкость конницы позволяла уклониться от столкновения с любым противником. В конце концов противник не выдерживал постоянного эффективного обстрела и терпел поражение, которое конница гуннов обращала в разгром. Единственными слабыми местами гуннов были зависимость от погоды, в дождь луки подводили, и отсутствие почти до самого конца существования гуннского государства осадной техники, позволяющей брать штурмом города и крепости.Два этих недостатка нивелировались на оперативном уровне**. Соединения гуннской конницы обладали гораздо более высокой подвижностью, чем все противники на европейском ТВД. Византийские соединения с обозами на волах могли пройти не более 15 миль (24 км) в сутки по ровной местности и по хорошим дорогам. За счет распределения и без того небольшой поклажи между большим количеством лошадей гунны могли "делать переходы в тридцать, сорок, а то и пятьдесят миль в день в течение нескольких суток подряд". Соответственно, гуннские армии перемещались чуть ли не со скоростью конных разъездов противника и в два и более раза быстрее, чем армии противника. Последствия огромны, гунны практически всегда владели инициативой, обладали возможность уклониться от сражения в невыгодных условиях, могли громить противника по частям и захватывать города внезапным ударом.Сочетание столь большого превосходства на этих уровнях оставляло противнику мало шансов. После нескольких сражений с гуннами византийцы сочли за благо просто откупаться. Отказаться от выплаты дани и накликать вторжение означало и разорение, и разгром, и все равно выплату дани с выкупом пленных, а потеря армии ставила вопрос о самом существовании государства, ибо рядом находилась враждебная Персидская империя, от которой откупиться было невозможно.Монголы.Надо понимать, что как минимум часть данных по гуннам - это на самом деле данные по монголам. Так, в отсутствие четких описаний и изображений лука гуннов, о котором известно только то, что он был очень мощным, Люттвак привлекает данные по другим степнякам, монголам. Монголами же он иллюстрирует и навыки верховой езды степняков и гуннов в том числе. То есть ровно те же тактические и оперативные преимущества были и у монголов. У Храпачевский в "Военной державе Чингисхана" есть подтверждения этого для монгольской армии; есть свидетельства и по лукам и по оперативной подвижности монголов.Конечно, есть и серьезные отличия. На тактическом уровне по сравнению с гуннами довольно быстро монголы начали использовать осадную технику. Уже во время второго тангутского похода в 1207 году появляются упоминания, что монголы проломили стену города, который штурмовали. В дальнейшем у монголов происходит качественный рост осадной техники. При завоевании Хорезма проваливается план стратегической обороны Хорезм-шаха Мухаммеда II - измотать монголов в осадах. Монголы берут города. Как отмечает Свечин, в ходе похода на Русь и в Европу монголы в течение 5-7 дней берут города, которые по тамошним представлениям могли пасть только из-за голода.Однако ключевое отличие монголов от гуннов - на уровне большой стратегии и политики. Гуннов устраивала конфедерация, занимающаяся набегами с целью наживы и вымогательства дани. Монголы же создали жестко централизованную державу с большой постоянной армией и вели последовательные войны с целью ее расширения.Как пишет Свечин в "Эволюции оперативного искусства", большое тактическое превосходство делает войну легким и доходным делом. Принцип "война кормит войну" наиболее полно реализовался именно в азиатской стратегии, у монголов, в частности. "Чем больше продвигался в Азии наступающий, тем больше захватывал он стад и всяких движимых богатств; при низкой обороноспособности (J.G. - а по сравнению с тогдашними монголами она у всех была низкой), потери наступающего от встречаемого отпора были меньше, чем нарастание сил наступающей армии от втягиваемых, кооптируемых ею местных элементов. Военные элементы соседей наполовину уничтожались, а наполовину ставились в ряды наступающего и быстро ассимилировались с создавшимся положением... идея о переносе базирования на области, лежавшие впереди, лишь отрывочно мелькающая в европейской стратегии, являлась основной для Чингис-хана". Естественно, что для территории, которой не посчастливилось превратиться в ТВД монгольского вторжения, все кончалось плачевно. Представим себе, каково было русским деревням, в которых монголы зимой выгребали хлеб, обеспечивая себе тем самым высокую оперативную подвижность в силу меньшей зависимости от обозов, а мужское население угоняли в хашар, обеспечивая сохранение своей живой силы при осаде и штурме городов.Совокупностью этих факторов и обеспечивалось феноменальные военные успехи монголов и расширение их державы. Значение ряда других военных фактор, как например, качества монгольских полководцев, видимо, преувеличено. Да, нужна была большая рутинная работа для планирования и осуществления операций, но при превосходстве по ряду ключевых параметров никаких выдающихся качеств тут не требовалось. На стороне монгольских войск и командования был также банальный опыт. Армии их противников обычно выходили на на столь большую войну первый и последний раз, в то время как у монголов это была далеко не первая операция. Многократно применявшиеся тактические уловки в виде выманивая гарнизонов из крепостей или имитация бегства, и то, и то в целях быстрого разгрома противника - стали рутиной. Способы реализации преимущества были отработаны и применение требовало только дисциплины и четкости. Тоже касается и разведки и охранения.Итак, в 1206 году Чингисхану удалось объединить Монголию и началась военная экспансия. К моменту, когда смерть Угэдэя вынудила сделать паузу в 1242 году, то есть за 36 лет Монгольская империя достигла Хорватии на Западе и Кореи на Востоке. Фантастическое расширение.Потом будет полностью завоеван Китай и Персия, на излете экспансии будут неудачи в Сирии и Японии; будут междуусобные войны и конфликты, империя развалится.* Перевод в данном случае неточен, по английски книга называется "The Grand Strategy of the Byzantine Empire", то есть "Большая стратегия..." в традиционном русском переводе.** В терминологии Люттвака в данной работе почему-то этот уровень называется уровнем стратегии на ТВД, а к оперативному - атаки и маневры силами по ходу сражения.

23 августа 2016, 22:55

Евгений Спицын."История России. Выпуск №7. Ярослав Мудрый"

Седьмая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная князю Ярославу Мудрому, автору "Русской Правды" - сборника правовых норм Древнерусского государства. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/istorija-rossii... #ДеньТВ #Спицын #история #Русь #князьВладимир #ЯрославМудрый #междуусобица #боярин #Киев #Новгород #православие #князь #крещение #Византия #император #печенеги #дружина #братья #ПВЛ #Нестор #христианство

21 августа 2016, 22:10

Евгений Спицын."История России. Выпуск №6. Князь Владимир"

Шестая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная крестителю Руси князю Владимиру. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/istorija-rossii... #ДеньТВ #Спицын #история #Русь #князьВладимир #Ярополк #междуусобица #боярин #Киев #Новгород #православие #княгиняОльга #крещение #Византия #император #печенеги #дружина #болгары #древляне #Хазария #князьИгорь #ПВЛ #Нестор #христианство

12 августа 2016, 16:53

Евгений Спицын. "История России. Выпуск №4. От Рюрика до Ольги".

Четвертая лекция из цикла Евгения Спицына "История России" посвященная первым правителям Древней Руси. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/istorija-rossii... #ДеньТВ #Спицын #история #Русь #Рюрик #князь #Синеус #боярин #Трувор #Аскольд #Дир #княниняОльга #крещение #Византия #император #древляне #дружина #князьСвятослав #ВещийОлег #Хазария #князьИгорь #ПВЛ #Нестор #Свенельд

06 июля 2016, 11:47

Глобальные элиты и Русский Мир в начале XXI века

Александр НагорныйЗа прошедшие три года Изборский клуб провёл серию исследований, посвящённых современным глобальным элитам: как важнейших метарегионов (США, Китай, Европа, Исламский мир, Индия, Россия, Латинская Америка), так и «отраслевым»: финансовым, военным, религиозным, медийным, криминальным и т.д. Результаты этой работы были представлены в материалах журнала «Изборский клуб», включая два тематических номера 2016 года (№ 1 и 4), в книжных изданиях, других публикациях. В ходе этого начинания была собрана группа наиболее ярких учёных-обществоведов, политологов, экономистов, страноведов и публицистов, которые ¾ каждый со своей спецификой, но чрезвычайно объективно, ¾ осуществили системно-динамическую оценку этой проблематики, приоритетно значимой для позиционирования Российской Федерации на международной арене, а также для её дальнейшего существования и развития в нынешних кризисных условиях. На основе полученного материала можно сделать следующие предварительные выводы:Первое. Глобальная элита как таковая ещё не представляет собой единый политико-идеологический и финансово-экономический комплекс с близкой перспективой формирования единого управляющего центра в виде «мирового правительства». В этой связи можно сделать заключение, что национально-государственный принцип всё ещё является главенствующим, хотя транснациональные факторы и общие финансовые активы сильно воздействуют на местные и региональные группировки, примером чего может служить проект Европейского союза.Второе. На формирование единой элитной системы главенствующее воздействие оказывают США, которые в результате двух мировых войн и трансформации противостоящих им элитных систем, включая советскую партийно-государственную элиту и элиты Старого Света, сумели вплотную подойти к рубежу руководства мировым сообществом через национальные элитные группировки, которые воспитываются под сильнейшим идеологическим влиянием Pax Americana.Третье. Сама политико-финансовая верхушка Америки, действующая с опорой на англо-саксонскую и еврейскую элитные группы, испытывает в начале XXI века нарастающие трудности в удержании своего «глобального лидерства» ¾ в результате как внутренней системной деградации, так и быстрого развития новых «центров силы», ¾ таких как Китай, Индия и Бразилия. Реальный геостратегический (идеологический, экономический, финансовый, военный, информационный и т.д.) потенциал США и их ближайших союзников в форматах «золотого миллиарда», «Большой семёрки», НАТО, «коллективного Запада» и т.д. стремительно сокращается и начал уступать геостратегическому потенциалу остального мира, что неизбежно ведёт к тектоническим потрясениям как внутри Pax Americana, так и во всём мире. В самих США уже налицо конфликт между тремя главными элитными группировками: финансовой, военно-энергетической и «неотехнологической», что находит яркое выражение в ходе кампании по выборам 45-го президента США.Четвёртое. Несмотря на внутренний системный конфликт, американские элитные группировки США сохраняют консенсус относительно «глобального лидерства США», подразумевающего, прежде всего, их привилегированный статус по сравнению с другими странами мира. «Величие Америки», «исключительная нация», «никто не должен диктовать правила игры, кроме нас» и тому подобные тезисы ¾ не просто коммуникативные аттракторы предвыборной борьбы. Это «целеуказатели» американской геостратегии, направленной на замедление развития всех своих конкурентов и даже союзников путём «экспорта хаоса», «экспорта инфляции» ¾ с тем, чтобы сконцентрировать у себя максимум финансового, ресурсного и креативного потенциала, тем самым обеспечив конкурентное преимущество в переходе на новый глобальный технологический уклад.Пятое. В настоящих условиях наиболее сильное противодействие американскому движению к формированию единого и подконтрольного им «глобального мира» оказывает, прежде всего, Китайская Народная Республика, которая сохраняет жёсткую комбинаторную коммунистическую идеологию, синтезированную с традиционными формами китайской цивилизации. Китай уже стал «экономикой номер один» современного мира и выполняет роль «аттрактора» для всех «неамериканских» и «антиамериканских» сил современного мира, включая Индию, Иран, часть государств АСЕАН и Латинской Америки, а также Россию.Шестое. Нейтрализация, ослабление или захват геостратегического потенциала России, стоящего на «трёх китах»: военного паритета, богатейших природных ресурсов и идеологии Русского мира, ¾ США и их союзники в нынешних условиях считают своей приоритетной задачей, поскольку Вооружённые силы РФ мешают им в полной мере использовать своё военное преимущество над остальным миром и проводить современный вариант «политики канонёрок», отсутствие «свободного доступа» западных ТНК к богатствам российских недр накладывает на их действия серьёзные ресурсные ограничения, а идеология Русского мира не позволяет установить полное доминирование в системе ценностей современного человечества. При этом в самой России на всех уровнях власти за истекшую четверть века сложилась и действует прозападная и проамериканская «агентура влияния», тесно завязанная на компрадорскую социально-экономическую модель и выступающая в качестве «пятой колонны» для США и их союзников.Поэтому,седьмое, перед всеми державно-патриотическими силами Российской Федерации как государственного объекта, российского общества как социального субъекта и Русского мира как цивилизационного проекта стоит задача сохранить свою общность, цельность и единство перед лицом агрессии «коллективного Запада».Характеризуя современную глобальную ситуацию, следует заметить, что в истории бывают вроде бы случайные, но странные, необъяснимые и, можно сказать, символические совпадения.Так, согласно записям арабских и китайских астрономов, 4 июля 1054 года до нашей планеты долетел свет от взрыва сверхновой звезды, на месте которой теперь располагается Крабовидная туманность. Вспышка была видна на протяжении 23 дней невооружённым глазом даже в дневное время.Судя по всему, это «ложное солнце» должно было сиять над Константинополем 16 июля 1054 года, когда в Софийском соборе Константинополя легаты римского папы Льва IX объявили константинопольского патриарха Керулария низложенным и отлученным от церкви, что положило начало «Великой Схизме» и формированию т.н. «западной цивилизации».Её «инкубационным периодом» можно считать эпоху Крестовых походов, начатую в 1095 году и ознаменованную первым падением Константинополя в 1204 году. Однако уже через сто лет стало ясно, что попытка западных «крестоносцев» утвердиться в Восточном Средиземноморье, бывшем тогда главным центром мировой торговли, привела к исламизации практически всех восточно-христианских государств, не поддержавших римский Святой престол. Точка в этом процессе была поставлена османским завоеванием Константинополя в 1453 году. После чего единственным некатолическим христианским государством (с учётом личной Кревской унии Королевства Польского и Великого княжества Литовского в 1385 году, а затем Виленско-Радомской унии 1401 года) оставалось только Великое княжество Московское.Поскольку «пробить» мусульманскую стену на Востоке «западной» цивилизации, несмотря на все усилия, не удалось, в чём особую роль сыграли три пандемии чумы, «чёрной смерти» 1346-13б9 годов, ставка была сделана на то, чтобы эту стену «обойти». Результаты оказались более чем впечатляющими и привели ¾ в результате эпохи великих географических открытий XV-XVII веков — к глобальному доминированию сначала «западноевропейской», а в XX столетии, после Первой мировой войны, ¾ «общезападной цивилизации», во многом на новом уровне воспроизводящей характерные черты цивилизации античной, греко-римской. Её Mare Nostrum вместо Средиземноморья стал весь Мировой океан, а границы «ойкумены» расширились на всю планету. Но с прекращением возможностей внешней экспансии «западной цивилизации» её глубинные идеологемы: «Быть или не быть?» (Гамлет у Шекспира) и «Остановись, мгновенье!» (Фауст у Гёте) явным образом перестали быть реально продуктивными, через деятельность транснациональных корпораций и ведущих государств «коллективного Запада» они превратились в паразитические и саморазрушительные.В этих условиях, как отмечалось нами в докладе «Элиты» и глобальный мир XXI века» («Изборский клуб», № 1, 2016): «Главные задачи, стоящие сегодня перед человечеством, можно сформулировать следующим образом:— предотвратить глобальную катастрофу;— минимизировать текущие потери в ходе глобального системного кризиса;— найти новую «траекторию развития» человеческой цивилизации.Вернее, это даже не три разные задачи, а одна триединая задача — проект, для реализации которого пока очевидно не существует адекватного субъекта, — ни в масштабе всей планеты, ни в масштабе каких-либо государств или межгосударственных объединений».Исходя из материалов проведённых исследований (которые далеко не закончены и будут продолжаться), можно выдвинуть предположение о том, что такой субъект сегодня формируется на основе двух взаимосвязанных процессов: формирования российско-китайского стратегического союза, дошедшего пока только до политического уровня, и противостояния двух «элитных» антикризисных сценариев на «коллективном Западе», вступивших между собой уже в открытый конфликт. Причём, как это почти всегда бывает в конфликтных взаимодействиях «больших систем», «пожар» идёт от их периферии к центрам, «пограничные бои» сменяются «захватами столиц». Данное положение можно проиллюстрировать на примере текущей президентской кампании в США.Исходные позицииПосле уничтожения в 1991 году Советского Союза «коллективный Запад» во главе с Соединёнными Штатами провозгласил победу «однополярного мира» и «конец истории», некогда предсказанный классиками марксизма, — правда, в «коммунистическом», а не в «либеральном», как получилось на деле, варианте. США утвердились в роли единоличного «глобального лидера», определяющего не просто «правила игры», но и «быть или не быть».Это «глобальное лидерство» означало формирование Pax Americana («американского мира», или «мира по-американски»), будучи реинкарнацией давнего Pax Romana («римского мира»). За прошедшую четверть века США нарастили свой долг с 3,2 трлн долл. в 1990 году до 19,2 трлн долл. в 2015 году. Суммарный накопленный торговый дефицит «глобального лидера» за этот же период приближается к 13 трлн долл. И если задаться вопросом о том, что же все эти годы «продавала» Америка внешнему миру, то самый общий и самый точный ответ на него прозвучит так: она продавала своё «глобальное лидерство», получая взамен реальные товары и услуги.К началу 2016 года полученный ранее запас «глобального лидерства» США, можно сказать, истрачен полностью: причём не только в «позитивном» аспекте, как было до 2001 года, но и в аспекте «негативном», когда «глобальное лидерство» сохранялось путём предложенного и осуществлённого «неоконскерваторами» («неоконами») экспорта «управляемого хаоса» в различные точки планеты.У любого лидера есть два пути: или расти и совершенствоваться самому, или унижать и ослаблять других. США в настоящее время уже не могут ни того, ни другого. Де-факто они уже перестали быть «глобальным лидером» и остаются таковыми разве что в речах американских политиков. Китай, несмотря на все ухищрения американской статистики, стал первой экономикой мира и крупнейшим держателем золотовалютных запасов. С военно-политической точки зрения Россия успешно противодействует американской стратегии «управляемого хаоса» как в Сирии, так и на Украине. Остальной же мир видит сегодня в «дяде Сэме» только глобального паразита и глобального агрессора, препятствующего нормальной жизни и развитию остального человечества. Пожалуй, это — основной и невосполнимый ущерб для США как государства.Конечно, формальных военно-политических союзников у Америки сегодня больше, чем у кого бы то ни было на планете, но эти союзники — союзники даже не «из интереса", а из страха, — выбирают этот статус прежде всего для того, чтобы самим не попасть под сокрушающий удар «американской дубинки»: о каком-либо совместном развитии или даже о надеждах что-то приобрести от новой добычи «белоголового орлана» для них после Ирака и Ливии даже речи не идёт: лишь бы ничего не потерять, и пусть «они» умрут сегодня, а «мы» — потом… Немногие, весьма малоприятные и весьма недолгие исключения типа ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в России. — «ИК»), украинских неонацистов-бандеровцев или Эрдогана лишь подтверждают это правило. «Еды» Америке уже «не хватает» самой.При этом не стоит забывать о неизбежной «инверсии» отношений патрон—клиент в рамках концепции «однополярного мира», когда различные группы американской «элиты» оказываются связаны с различными группами «элит» ближней и дальней периферии Pax Americana, что оказывается существенным фактором возникновения и углубления конфликта в самой метрополии. Так, в Древнем Риме гражданским войнам предшествовала Югуртинская война, а партии «оптиматов» и «популяров» при небольшой коррекции «исторической оптики» вполне могут быть соотнесены с республиканской («красные», «слоны») и демократической («синие», «ослы») партиями в современных США.Разумеется, все аналогии или проекции подобного рода не будут являться адекватной моделью действительности, но определённую «нить Ариадны» в лабиринте современного глобального системного кризиса они дают, а большего от них ждать и приходится.США: вниз по лестнице, ведущей внизОдним из признаков утраты Соединёнными Штатами позиции «глобального лидера» является углубляющийся после консенсуса 2001 года (события 9/11) раскол между американскими политическими элитами, который вылился в беспрецедентную по своему характеру президентскую кампанию 2016 года, главный водораздел которой пролегает вовсе не по партиям и штатам, а по приверженцам прежнего «статус-кво» и, условно говоря, «революционным популистам» — с нарастанием преимущества последних.Если ещё в начале 2016 года Дональд Трамп у республиканцев и Берни Сандерс у демократов выглядели типичными «спойлерами», функцией которых была концентрация и последующая канализация протестных настроений американского общества: как «правых», так и «левых», — в пользу «системных» кандидатов типа Джеба Буша и Хиллари Клинтон, то сегодня, когда избирательная компания 45-го президента США подходит к ключевому пункту партийных съездов, политический пейзаж выглядит совершенно иным, словно после тайфуна или землетрясения.Дональд Трамп, скандальный нью-йоркский мультимиллиардер, сделавший своё состояние на строительном бизнесе, азартных играх и шоу-бизнесе, уже к началу мая остался единственным кандидатом «красных», не только нокаутом «выбросив за канаты» всех своих многочисленных оппонентов, от Джеба Буша до Теда Круза, но и, несмотря на оголтелую диффамационную кампанию, преодолев сопротивление значительной части республиканской партийной машины, многие функционеры которой заявляли: «Кто угодно, только не Трамп!» ¾ вплоть до обещаний голосовать за Хиллари Клинтон. Это выдвижение означает прорыв в высшую политическую лигу США представителя дотоле «маргинальных» группировок американской «элиты» — судя по всему, при поддержке «периферийных» элит «коллективного Запада». От гарантированного выдвижения съездом «красных» в Кливленде, намеченного на 18 июля, отделяет меньше сотни депутатских позиций. Их он получит не позднее 7 июня, когда проголосуют Калифорния, Монтана, Нью-Мексико, Северная и Южная Дакота. Поскольку Трамп родился 14 июня 1946 года, это будет для него неплохим подарком к собственному юбилею…Конечно, нельзя исключить, что республиканские элиты попытаются каким-то образом саботировать на партийном съезде окончательную номинацию Трампа, но вряд ли эти попытки увенчаются успехом — остановить The Donald`а можно только неким физическим образом, как это уже не раз случалось в США в прошлом. Но надо ли реальным хозяевам политического и финансового мира Америки останавливать «выскочку» Трампа? Не является ли он всего-навсего подставной фигурой политического театра, где сценарий, режиссура и актёрская игра (не только главного героя, но и его соперников) направлены на успешное продвижение нового политического продукта как внутри американского общества, так и на внешних рынках? Ответ на эти вопросы нам ещё предстоит получить: как в ходе дальнейшей избирательной кампании, так и после выборов 8 ноября 2016 года.Стоит отметить, что в своей триумфальной кампании праймериз, то есть первичных выборов внутри партии, Трамп сыграл на серьёзнейшем недовольстве значительной части населения США, так называемого среднего класса, и WASP (белых англосаксов-протестантов), падением уровня жизни, который сейчас фактически вернулся к показателям 1958 года. Ещё одной составляющей протестного голосования широких масс американцев является неприятие ими идеологии «политкорректности и толерантности", под флагом которой осуществляется демонтаж привычного образа жизни.Восемь лет президентства Барака Обамы стали пиком внутриамериканской «цветной революции", с привилегиями «небелому» населению, беженцам-иммигрантам, сексуальным и конфессиональным меньшинствам, в первую очередь — мусульманам.Повторимся: все эти процессы шли на фоне падения реального уровня жизни, реальной занятости и реального уровня доходов большинства населения Соединённых Штатов. Прибавьте к этому гигантский рост задолженности всех структур американского государства и общества, от федерального бюджета до домохозяйств, — так что нет ничего удивительного в том, что самый откровенный и «неполиткорректный» критик нынешнего статус-кво, причем критик «справа», получил такую ошеломляющую поддержку избирателей.При этом не надо забывать, что сам Трамп — вовсе не плоть от плоти среднего класса и «васпов". Он — мультимиллиардер, сын мультимиллионера, а его давние и прочные связи с «несистемными элитами», контролирующими игорный бизнес в США (да и повсюду в мире), являются бесспорным фактом. Не учитывать эти моменты, оценивая успех Трампа и прогнозируя его дальнейшие действия, нельзя. Сейчас в России — прежде всего в околокремлёвских кругах — налицо некая «трампомания", поскольку Трамп, единственный из всех участников президентской гонки в США, достаточно позитивно отзывался о России и президенте Путине. А раз так, считают «трампоманы", с ним можно будет договориться «по понятиям", как некогда удалось договориться с Джорджем Бушем-младшим. Удивительная близорукость! Возможно, она усиливается тем фактом, что и российские, и европейские, и прочие либералы, и многие авторитетные американские республиканцы предпочитают демонстрировать своё неприятие Трампа как «расиста» и «непрогнозируемого» политика, высказываясь в пользу Хиллари Клинтон.Но Трамп даже против Клинтон выступает только до тех пор, пока их «спонсоры» не договорятся между собой. Трамп готов дружить с российскими элитами, чтобы оказывать совместное давление на «спонсоров» Клинтон, — то есть только до тех пор, пока те упрямятся и надеются или вообще не делиться с теми, кто стоит за Трампом, или же делиться какими-то второстепенными активами.Поэтому те пропагандистские схемы и обещания, которые сегодня можно слышать от Трампа, не стоит воспринимать всерьёз — делать он будет ровно то, что ему говорят его спонсоры.У Хиллари Клинтон, «победительницы Никсона и Каддафи», которую считают основным «системным» кандидатом крупного транснационального капитала, ситуация куда менее благоприятная. Её главный и единственный внутрипартийный конкурент, сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, несмотря на вроде бы катастрофическое отставание в депутатских позициях, продолжает выигрывать одни праймериз за другими.Да, до гарантированной победы на съезде «синих» (25 июля, Филадельфия) «миссис Вау» остаётся всего ничего: меньше сотни «уполномоченных», в то время как Сандерсу — более 800, а в оставшихся штатах будет «разыгрываться» чуть больше 700 «связанных» голосов. Но в этом-то и заключается главная интрига: свыше 600 «свободных» «суперделегатов» демократического съезда (у республиканцев такая привилегированная прослойка аппаратчиков с правом голоса отсутствует), 590 из которых пока числятся в сторонниках Хиллари Клинтон, вполне могут изменить свою позицию — сделать это им принципиально ничто не препятствует.Отмеченное выше противостояние «верхов» и «низов» в ходе демократических праймериз показало не только неожиданно широкую, но и постоянно растущую поддержку избирателями квазисоциалиста Берни Сандерса, который в своих заявлениях и документах бросал открытый вызов Уолл-стриту и его представителю Хиллари Клинтон. И надо сказать, что эта популярная демагогия (поскольку Сандерс тоже «играет роль") не только до сих пор сохраняет электоральную интригу внутри формально «правительственной» партии США, но и вполне может сказаться на формировании окончательной выборной платформы Хиллари Клинтон, потребовав от неё «дрейфа влево". Не исключено, что в её команду войдёт и сам Сандерс, который не только одержал победу более чем в половине проголосовавших штатов, но может стать своего рода «демократическим анти-Трампом", способным противопоставить зажигательной «правоконсервативной» риторике нью-йоркского миллиардера не менее яркую «левосоциалистическую» риторику, его среднему классу и «васпам» — своё «потерянное мясное поколение».Череда внутрипартийных поражений в штатах плюс явное неумение вести публичные дискуссии и «держать удар» делают супругу 43-го президента США аутсайдером в предполагаемой схватке с Трампом. И то, что, например, после поражения на праймериз в штате Вашингтон Клинтон отказалась от дебатов на Fox news с Сандерсом, мотивировав это тем, что не намерена терять время и хочет сосредоточиться на подготовке к «испытанию Трампом», по меркам американской политики вообще является если не проявлением высокомерия или банальной слабости и трусости, то плохим тоном, который для политика, претендующего на президентский пост, тем более недопустим.Так что если госпожа Клинтон намерена продолжать в том же духе, то Сандерсу остаётся с максимальным отрывом одержать победы в большинстве из оставшихся штатов, прежде всего в Калифорнии, где «на кону» стоят 475 депутатских мест, сократив или даже преодолев нынешнее, вовсе не катастрофическое отставание в «связанных» голосах (около 150). И тогда на съезде в Филадельфии будут не исключены, мягко говоря, неожиданности.При этом официальным кандидатом от «синих» может стать не только Берни Сандерс, но и некая третья сила, в качестве которой всё чаще называется нынешний вице-президент США Джозеф Байден. Конечно, «старина Джо» по уши завязан в делах «команды Обамы» и своих собственных (взять хотя бы нынешнюю украинскую эпопею или дела компании Halliburton — в Ираке, Сирии и на всем Ближнем Востоке). Конечно, он представляет штат Делавэр — негласную столицу американского офшорного бизнеса, через своего главного лоббиста ведущего жёсткую глобальную войну со всеми конкурентами: от швейцарских «гномов» и ватиканских кардиналов до британской королевы и китайских «мандаринов».Но выдвижение Байдена, по сути, единственный шанс «остановить Трампа», не прибегая к помощи леворадикального Сандерса, то есть сохранив статус-кво США от угроз любого резкого поворота: как «правого», так и «левого», как «белого», так и «цветного». Хиллари Клинтон, даже в неизбежной связке со своим супругом, который в случае избрания первой женщины-президента будет исполнять при ней роль «принца-консорта», на эту функцию просто не тянет — с каждым днём эта неприятная для олигархической Америки истина становится всё очевиднее. И какие-то меры по преодолению этого дисбаланса ей неизбежно придётся предпринимать.Если же, подобно сейсмологам, обращать внимание на «малые толчки» — «форшоки», как правило, предшествующие главному удару, то их совокупность: от передачи поста главнокомандующего силами НАТО в Европе от Филипа Бридлава Кертису Скаппаротти до смены посла в Киеве, где творец и куратор Евромайдана Джеффри Пайетт освобождает место для Мари Йованович, трудившейся здесь ещё при Джордже Буше-младшем, — свидетельствует скорее о том, что 8 ноября 2016 года победу на выборах отпразднует представитель не демократической, а республиканской партии.

30 января 2016, 05:59

Константинопль стал Стамбулом (Что означает "Город") всего то 95 лет назад.

Как Стамбул был Константинополь"Istanbul was Constantinople, now it's Istanbul, not Constantinople, why did Constantinople get the works?.."Каждый образованый человек про историю Стамбула знает две вещи:Император Константин перенёс сюда столицу Римской Империи, и дал городу своё имя, назвав его Константинополем. (IV век нашей эры)Через более чем тысячу лет османские армии захватили его, и превратили в столицу исламского мира. Заодно изменили название, и он превратился в Стамбул. (XVI век нашей эры)Но, как оказалось, ни Константин, ни Султан-завоеватель не переименовывали город так, как я думал. Они его совсем по-другому переименовывали.Вот краткая история множества имён многострадального Стамбула:В 667 году до нашей эры город основан под именем Византий (греч. Βυζάντιον) - есть предположения, что назвали его так в честь греческого царя Византа.В 74 году нашей эры город Византий стал частью Римской Империи. Его имя при этом не изменилось.В 193 году император Септимий Север решает переименовать город в честь своего сына Антония. На 19 лет Византий стал Августой Антониной, потом имя поменяли назад.В 330 году Константин провозглашает Византий столицей империи, и издаёт указ о переименовании города в Новый Рим (а не то что вы подумали). Правда это имя никому не понравилось, и жители продолжал называть город Византием. На этот момент городу уже было почти 1,000 лет.За время своего правления Константин усиленно перестраивал город, увеличил его размеры в несколко раз, и в общем изменил облик до неузнаваимости. За это в народе Византий стали называть городом Константина (греч. Κωνσταντινούπολις).Лишь при правлении Феодосия II, около ста лет спустя, город впервые называют Константинополем в официальных документах - настолько не нравилось никому название "Новый Рим". В итоге это имя на века закрепилось за византийской столицей.В 1453 году султан Мехмед II завоевал Константинополь после длительной осады. Это положило конец Византийской Империи, и дало начало Османской. Новые хозяева стали называть город по-новому: Константиние. Впрочем в переводе это значит абсолютно то же, что и по-гречески - "город Константина". Иностранцы при этом как называли его Константинополем, так и продолжили.К моему удивлению, оказалось, что город так и назывался Константинополем на протяжении всей истории Османской Империи. Лишь после появления Турецкой Республики в 1920х годах, его сочли нужным переименовать. Правительство Ататурка настоятельно просило всех иностранцев называть город новым именем: Istanbul. (По-русски город стали называть Стамбулом.)Октуда же взялось такое название? Снова сюрприз: это вовсе не турецкое слово, как мне казалось. На протяжении веков, местные жители, говоря о центральной части города, называли его по-гречески "εις την Πόλιν" (в средневековье это произносилось "истемболис"). Что значит попросту "Город", или, в современном понимании - "даунтаун". Ровно так сегодня жители Нью Йорка называют Манхэттен "сити".Открытка 1905 года: Константинополь, вид на Галату и СтамбулВыходит, что молодое правительство турецких националистов использовало для своей столицы греческое название, в то время, когда активно боролись с соседями-греками за территорию.Подытожим: Император Константин не называл в честь себя Константинополь. Завоеватели-османы не меняли его имени на Стамбул. И вообще, Стамбул - это греческое, а не турецкое название, обозначающее "Город".

02 июня 2014, 00:00

Всплывающая Византия

Исток российской цивилизации — империя Нового Рима, давно, казалось бы, ушедшая в глубину нашего сознания, как мифическая Атлантида на дно моря, — в последнее время начинает подниматься оттуда сквозь волны дискуссий и не перестает удивлять, обещая обществу новые открытия

30 мая 2014, 13:00

Падение Константинополя и Византийской империи

29 мая 1453 года столица Византийской империи пала под ударами турков. Вторник 29 мая является одной из важнейших дат мировой истории. В этот день прекратила своё существование Византийская империя, созданная ещё в 395 году вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части. С её гибелью завершился огромный период человеческой истории. В жизни многих народов Европы, Азии и Северной Африки наступил коренной перелом, обусловленный установлением турецкого владычества и созданием Османской империи. Понятно, что падение Константинополя не является чёткой гранью между двумя эпохами. Турки ещё за столетие до падения великой столицы утвердились в Европе. Да и Византийская империя к моменту падения уже была обломком былого величия – власть императора распространялась только на Константинополь с предместьями и часть территории Греции с островами. Византию 13-15 веков назвать империей можно лишь условно. В то же время Константинополь был символом древней империи, считался «Вторым Римом». Предыстория падения В XIII веке одно из тюркских племён — кайы — во главе с Эртогрул-беем, выдавленное с кочевий в туркменских степях, откочевало в западном направлении и остановилось в Малой Азии. Племя оказало содействие султану крупнейшего из турецких государств (было основано турками-сельджуками) — Румского (Конийского) султаната — Алаэддину Кей-Кубаду в его борьбе с Византийской империей. За это султан отдал Эртогрулу в ленное владение земли в области Вифиния. Сын вождя Эртогрула - Осман I (1281—1326) несмотря постоянно на растущее могущество, признавал свою зависимость от Коньи. Только в 1299 году он принял титул султан и вскоре подчинил себе всю западную часть Малой Азии, одержав ряд побед над византийцами. По имени султана Османа его подданные стали называться османскими турками, или османами (оттоманами). Кроме войн с византийцами, османы вели борьбу за подчинение других мусульманских владений - к 1487 году турки-османы утвердили свою власть над всеми мусульманскими владениями Малоазиатского полуострова. Большую роль в укреплении власти Османа и его преемников сыграло мусульманское духовенство, в том числе местными орденами дервишей. Духовные лица не только сыграли значительную роль в создании новой великой державы, но обосновывали политику экспансии, как «борьбу за веру». В 1326 году турками-османами был захвачен крупнейший торговый город Бурсу, важнейший пункт транзитной караванной торговли между Западом и Востоком. Затем пали Никея и Никомидия. Захваченные у византийцев земли султаны раздавали знати и отличившимся воинам в качестве тимаров – условных владений, получаемых за несение службы (поместий). Постепенно система тимаров стала основой социально-экономического и военно-административного устройства державы османов. При султане Орхане I (правил с 1326 по 1359 годы) и его сыне Мураде I (правил с 1359 по 1389 годы) были проведены важные военные реформы: иррегулярная конница была реорганизована - созданы созываемое из турков-земледельцев конное и пехотное войска. Воины конного и пехотного войск в мирное время были земледельцами, получая льготы, во время войны были обязаны прийти в армию. Кроме того, армию дополнили ополчением из крестьян христианской веры и корпусом янычар. В янычары первоначально брали пленных юношей-христиан, которых принуждали принять ислам, а с первой половины 15 столетия – из сыновей христианских подданных османского султана (в виде специального налога). Сипахи (своего рода дворяне османской державы, получавшие доход от тимаров) и янычары стали ядром армии османских султанов. Кроме того, в армии были созданы подразделения пушкарей, оружейников и др. частей. В результате на границах Византии возникла мощная держава, которая претендовала на господство в регионе. Надо сказать, что Византийская империя и балканские государства сами ускорили своё падение. В этот период между Византией, Генуей, Венецией и балканскими государствами шла острая борьба. Часто борющиеся стороны стремились заручиться военной поддержкой османов. Естественно это резко облегчило экспансию османской державы. Османы получали информацию о путях, возможных переправах, укреплениях, сильных и слабых сторонах войск врага, внутренней ситуации и т. д. Христиане сами помогли переправиться через проливы в Европу. Больших успехов турки-османы достигли при султане Мураде II (правил в 1421—1444 и 1446—1451 годах). При нём турки оправились после тяжёлого поражения, нанесённого Тамерланом в Ангорской битве 1402 года. Во многом именно это поражение и отсрочило гибель Константинополя на полстолетия. Султан подавил все восстания мусульманских владык. В июне 1422 года Мурад осадил Константинополь, но взять не смог. Сказалось отсутствие флота и мощной артиллерии. В 1430 году был захвачен крупный город Фессалоники в северной Греции, он принадлежал венецианцам. Мурад II одержал ряд важных побед на Балканском полуострове, заметно расширив владения своей державы. Так в октябре 1448 года состоялась сражение на Косовом поле. В этой битве османское войско противостояло объединёнными силами Венгрии и Валахии под командованием венгерского генерала Яноша Хуньяди. Ожесточённая трёхдневная битва завершилась полной победой османов, и решило судьбу балканских народов — на несколько веков они оказались под владычеством турок. После этого сражения крестоносцы потерпели окончательное поражение и больше не предпринимали серьёзных попыток отбить Балканский полуостров у Османской империи. Судьба Константинополя была решена, турки получили возможность решить задачу захвата древнего города. Сама Византия уже не представляла большой угрозы для турков, но коалиция христианских стран, опираясь на Константинополь, могла принести значительный вред. Город находился практически в середине османских владений, между Европой и Азией. Задачу по захвату Константинополя решил султан Мехмед II. Византия. Византийская держава к 15 столетию утратила большую часть своих владений. Весь XIV век был периодом политических неудач. Несколько десятилетий казалось, что Сербия сможет захватить Константинополь. Различные внутренние раздоры были постоянным источником гражданских войн. Так византийский император Иоанн V Палеолог (правивший с 1341 - 1391 годы) свергался с престола трижды: своим свекром, сыном и затем внуком. В 1347 году прокатилась эпидемия «чёрной смерти», которая унесла жизни не менее трети населения Византии. Турки переправились в Европу, и пользуясь неурядицами Византии и балканских стран, к концу столетия вышли к Дунаю. В результате Константинополь оказался окружён почти со всех сторон. В 1357 году турки овладевают Галлиполи, в 1361 году — Адрианополем, который стал центром турецких владений на Балканском полуострове. В 1368 году султану Мураду I подчинилась Нисса (загородное местопребывание византийских императоров), и османы оказались уже под стенами Константинополя. Кроме того, существовала проблема борьбы сторонников и противников унии с католической церковью. Для многих византийских политиков было очевидно, что без помощи Запада, империи не выжить. Ещё в 1274 году на Лионском соборе византийский император Михаил VIII пообещал папе добиваться примирения церквей из политико-экономических соображений. Правда, его сын император Андроник II созвал собор восточной церкви, который отверг решения Лионского собора. Затем Иоанн Палеолог поехал в Рим, где торжественно принял веру по латинскому обряду, но помощи от Запада не получил. Сторонниками унии с Римом были в основном политики, либо принадлежали интеллектуальной элите. Открытыми врагами унии было низшее духовенство. Иоанн VIII Палеолог (византийский император в 1425—1448 годах) считал, что Константинополь можно спасти только с помощью Запада, поэтому постарался как можно быстрее заключить унию с римской церковью. В 1437 году вместе с патриархом и делегацией православных архиереев византийский император отправляется в Италию и провел там более двух лет безвыездно, сначала в Ферраре, а затем на Вселенском соборе во Флоренции. На этих заседаниях часто обе стороны заходили в тупик и готовы были остановить переговоры. Но, Иоанн запретил своим епископам покидать собор до принятия компромиссного решения. В конце концов, православная делегация была вынуждена уступить католикам почти по всем основным вопросам. 6 июля 1439 года была принята Флорентийская уния, и восточные церкви воссоединились с Латинской. Правда, уния оказалась непрочной, уже через несколько лет многие присутствовавшие на Соборе православные иерархи стали открыто отрицать своё согласие с унией или говорить о том, что решения Собора были вызваны подкупом и угрозами со стороны католиков. В результате, уния была отвергнута большинством восточных церквей. Большинство духовенства и народа не приняло эту унию. В 1444 году римский папа смог организовать крестовый поход против турок (основной силой были венгры), но под Варной крестоносцы потерпели сокрушительное поражение. Споры об унии происходили на фоне экономического упадка страны. Константинополь конца 14 столетия был печальным городом, городом упадка и разрушения. Потеря Анатолии лишила столицу империи почти всех сельскохозяйственных земель. Население Константинополя, которое в XII веке насчитывало до 1 млн. человек (вместе с предместьями), упало до 100 тыс. и продолжало сокращаться - к моменту падения в городе было примерно 50 тыс. человек. Предместье на азиатском берегу Босфора было захвачено турками. Предместье Пера (Галата) на другом берегу Золотого рога, была колонией Генуи. Сам город окружённый стеной в 14 миль, потерял ряд кварталов. Фактически город превратился в несколько отдельных поселений, разделённых огородами, садами, брошенными парками, руинами зданий. Многие имели свои стены, заборы. Наиболее многолюдные селения располагались по берегам Золотого Рога. Наиболее богатый квартал, примыкавший к заливу, принадлежал венецианцам. Рядом располагались улицы, где жили выходцы с Запада – флорентийцы, анконцы, рагузяне, каталонцы и евреи. Но, причалы и базары были ещё полны торговцами из итальянских городов, славянских и мусульманских земель. Ежегодно в город прибывали паломники, в основном из Руси. Последние годы до падения Константинополя, подготовка к войне Последним императором Византии стал Константин XI Палеолог (правивший в 1449—1453 годах). До того как стать императором он деспотом Мореи – греческой провинции Византии. Константин обладал здравым умом, был хорошим воином и администратором. Обладал даром вызывать любовь и уважение своих подданных, его встретили в столице с большой радостью. Недолгие годы своего правления он занимался тем, что готовил Константинополь к осаде, искал помощи и союза на Западе и пытался успокоить смуту, вызванную унией с Римской церковью. Своим первым министром и главнокомандующим флотом он назначил Луку Нотараса. Султан Мехмед II получил трон в 1451 году. Это был целеустремлённый, энергичный, умный человек. Хотя первоначально считалось, что это не блещущий талантами молодой человек - такое впечатление сложилось по первой попытке правления в 1444—1446 гг., когда его отцу Мураду II (он передал трон сыну, чтобы отдалиться от государственных дел) пришлось вернуться на трон для решения появившихся проблем. Это успокоило европейских правителей, у всех своих проблем хватало. Уже зимой 1451—1452 гг. султан Мехмед повелел начать строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. Византийцы были в замешательстве – это был первый шаг к осаде. Было отправлено посольство с напоминанием о клятве султана, который обещал сохранить территориальную целостность Византии. Посольство оставили без ответа. Константин направил посланцев с подарками и попросил не трогать греческих деревень, расположенных на Босфоре. Султан проигнорировал и эту миссию. В июне было направлено третье посольство – на этот раз греков арестовали, а затем обезглавили. Фактически это было объявление войны. К концу августа 1452 года крепость Богаз-Кесен («перерезающая пролив», или «перерезающая горло») была построена. В крепости установили мощные орудия и объявили о запрете проходить Босфор без досмотра. Два венецианских корабля были отогнаны и третий утоплен. Экипаж обезглавили, а капитана посадили на кол – это развеяло все иллюзии на счёт намерений Мехмеда. Действия османов вызвали беспокойство не только в Константинополе. Венецианцам в византийской столице принадлежал целый квартал, они имели значительные привилегии и выгоды от торговли. Было ясно, что после падения Константинополя турки не остановятся, под ударом оказывались владения Венеции в Греции и Эгейском море. Проблема была в том, что венецианцы увязли в дорогостоящей войне в Ломбардии. С Генуей союз был невозможен, с Римом отношения были натянутые. Да и с турками отношения портить не хотелось – венецианцы вели выгодную торговлю и в османских портах. Венеция позволила Константину вербовать солдат и матросов на Крите. В целом Венеция сохранила нейтралитет о время этой войны. Генуя оказалась в примерно такой же ситуации. Обеспокоенность вызвала судьба Перы и черноморских колоний. Генуэзцы, как и венецианцы, проявили гибкость. Правительство обратилось с призывом к христианскому миру направить помощь Константинополю, но сами такую поддержку не оказали. Частные граждане получили право действовать по своему усмотрению. Администрации Перы и острова Хиос получили указание придерживаться в отношении турок такой политики, какую они сочтут наиболее подходящей в сложившейся ситуации. Рагузане – жители города Рагуз (Дубровник), также как и венецианцы, недавно получили от византийского императора подтверждение своих привилегий в Константинополе. Но и Дубровницкая республика не хотела подвергать риску свою торговлю в османских портах. Кроме того, у города-государства флот был небольшим и рисковать им не хотели, если нет широкой коалиции христианских государств. Римский папа Николай V (глава католической церкви с 1447 по 1455 год), получив письмо Константина с согласием принять унию, тщетно обращался за помощью к различным государям. Должного отклика на эти призывы не было. Только в октябре 1452 года папский легат к императору Исидор привёл с собой 200 нанятых в Неаполе лучников. Проблема унии с Римом опять вызвала в Константинополе споры и волнения. 12 декабря 1452 года в храме св. Софии отслужили торжественную литургию в присутствии императора и всего двора. В ней были упомянуты имена папы римского, патриарха и официально провозглашены положения Флорентийской унии. Большинство горожан приняло это известие с угрюмой пассивностью. Многие надеялись, что если город устоит, можно будет отвергнуть унию. Но уплатив эту цену за помощь, византийская элита просчиталась – суда с солдатами западных государств не прибыли на помощь гибнущей империи. В конце января 1453 года вопрос о войне был окончательно решён. Турецкие войска в Европе получили приказ атаковать византийские города во Фракии. Города на Чёрном море сдались без боя и избежали погрома. Некоторые города на побережье Мраморного моря пытались защищаться, и были разрушены. Часть армии вторглась на Пелопоннес и напала на братьев императора Константина, чтобы они не смогли прийти на помощь столице. Султан учёл тот факт, что ряд предыдущих попыток взять Константинополь (его предшественниками) провалился из-за отсутствия флота. Византийцы имели возможность морем подвозить подкрепления и припасы. В марте в Галлиполи стягивают все имеющиеся в распоряжении турок суда. Часть судов были новыми, построенными в течение нескольких последних месяцев. В турецком флоте было 6 трирем (двухмачтовые парусно-гребные судна, одно весло держали три гребца), 10 бирем (одномачтовое судно, где на одном весле было два гребца), 15 галер, около 75 фуст (легкие, быстроходные суда), 20 парандарий (тяжёлые транспортные баржи) и масса мелких парусных лодок, шлюпок. Во главе турецкого флота был Сулейман Балтоглу. Гребцами и матросами были пленные, преступники, рабы и частью добровольцы. В конце марта турецкий флот прошёл через Дарданеллы в Мраморное море, вызвав ужас у греков и итальянцев. Это был ещё один удар по византийской элите, там не ожидали, что турки подготовят столь значительные морские силы и смогут блокировать город с моря. Одновременно во Фракии готовили армию. Всю зиму оружейники не покладая рук делали различного рода оружие, инженеры создавали стенобитные и камнемётные машины. Был собран мощный ударный кулак из примерно 100 тыс. человек. Из них 80 тыс. были регулярным войском – кавалерией и пехотой, янычарами (12 тыс.). Примерно 20-25 тыс. насчитывали иррегулярные войска – ополченцы, башибузуки (иррегулярная кавалерия, «безбашенные» не получали жалованья и «награждали» себя мародёрством), тыловые подразделения. Большое внимание султан уделил и артиллерии – венгерский мастер Урбан отлил несколько мощных пушек, способных топить корабли (с помощью одной из них потопили венецианское судно) и разрушать мощные укрепления. Самое большое из них тащили 60 быков, и к ней была приставлена команда в несколько сотен человек. Орудие стреляло ядрами весом примерно 1200 фунтов (около 500 кг). В течение марта огромная армия султана стал постепенно двигаться к Босфору. 5 апреля под стены Константинополя прибыл и сам Мехмед II. Моральный дух у армии был высокий, все верили в успех и надеялись на богатую добычу. Люди в Константинополе были подавлены. Огромный турецкий флот в Мраморном море и сильная вражеская артиллерия, только усиливали беспокойство. Люди вспоминали предсказания о падении империи и пришествии антихриста. Но нельзя сказать, что угроза лишила всех людей воли к сопротивлению. Всю зиму мужчины и женщины, поощряемые императором, трудились, расчищая рвы и укрепляя стены. Был создан фонд для непредвиденных расходов – в него сделали вложения император, церкви, монастыри и частные лица. Надо отметить, что проблемой было не наличие денег, а отсутствие нужного количества людей, оружия (особенного огнестрельного), проблема продовольствия. Всё оружие собрали в одном месте, чтобы при необходимости распределить по наиболее угрожаемым участкам. Надежды на внешнюю помощь не было. Поддержку Византии оказали только некоторые частные лица. Так, венецианская колония в Константинополе предложила свою помощь императору. Два капитана венецианских судов возвращавшихся из Чёрного моря – Габриэле Тревизано и Альвизо Диедо, дали клятву участвовать в борьбе. Всего флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей: 10 из них принадлежали собственно византийцам, 5 — венецианцам, 5 — генуэзцам, 3 — критянам, 1 прибыл из Каталонии, 1 из Анконы и 1 из Прованса. Несколько знатных генуэзцев прибыло сражаться за христианскую веру. К примеру, доброволец из Генуи Джованни Джустиниани Лонго привёл с собой 700 солдат. Джустиниани был известен, как опытный военный, поэтому был назначен императором командующим обороной сухопутных стен. В целом у византийского императора, не включая союзников, было около 5-7 тысяч воинов. Надо отметить, что часть населения города покинула Константинополь до начала осады. Часть генуэзцев – колония Пера и венецианцев сохранили нейтралитет. В ночь на 26 февраля семь кораблей – 1 из Венеции и 6 с Крита ушли из Золотого Рога, увозя 700 итальянцев. Начало осады Передовые турецкие отряды вышли к Константинополю в понедельник 2 апреля, сразу же после праздника Воскресения Христова. Гарнизон города предпринял вылазку. Однако, по мере прибывания всё новых вражеских сил, защитники вернулись в город, разрушив за собой мосты через рвы и закрыв ворота. Император Константин также приказал протянуть цепь через Золотой Рог. Один конец цепи крепился на башне св. Евгения на северо-восточной оконечности полуострова, а другой — на одной из башен квартала Пера (принадлежащего генуэзцам) на северном берегу Золотого Рога. На воде цепь поддерживали деревянные плоты. Цепь мешала турецким кораблям войти в Золотой Рог и высадить десант под северные стены столицы. Кроме того, вход в залив защищали силы ромейского флота. Система обороны византийской столицы. Надо сказать, что византийская столица располагалась на полуострове, который образован Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Городские кварталы, выходившие на берег Мраморного моря и берег залива, были защищены городскими стенами (хотя они были и слабее укреплений, защищавших город со стороны суши). За крепостные стены с 11 воротами на берегу Мраморного моря горожане были относительно спокойны — укрепления подходили почти прямо к морю, что мешало высадке войск врага, к тому же морское течение здесь было сильным и мешало туркам высаживать десант под стены (плюс мели и рифы на которые могли напороться вражеские корабли). Прорваться в залив, уязвимое место города, мешала цепь и флот. Кроме того, для защиты стены (она имела 16 ворот) у Золотого рога был прорыт ров через илистую прибрежную полосу, От залива и квартала Влахерны (северо-западный пригород Константинополя) до района Студион у Мраморного моря тянулись стены и ров. Квартал Влахерн несколько выступал за общую линию и был прикрыт одной линией стен, кроме того, его усиливали мощные сооружения императорского дворца. Здесь стена имела двое ворот – Калигарийские и Влахернские. Был также потайной ход – Керкопорта, в том месте, где укрепления квартала соединялись со стеной Феодосия (византийский император 5 в. н. э.). Стена Феодосия была двойной. Стену прикрывал глубокий ров шириной до 18 метров. По внутренней стороне рва шёл зубчатый бруствер, между ним и первой стеной был проход в 12-15 метров (Периволос). Наружная стена была высотой в 7-8 метров и имела квадратные башни, расположенные друг от друга на расстоянии 45-100 метров. За внешней стеной был ещё один проход шириной в 12-18 метров (Паратихион). Далее шла внутренняя стена высотой до 12 метров и башнями квадратной или восьмиугольной формы высотой до 18 метров. Башни располагались так, чтобы прикрыть промежутки между башнями внешней стены. Стена Феодосия имела несколько ворот общего или только военного назначения. Наиболее уязвимым считался участок стен у речки Ликос. Здесь рельеф местности понижался, и в город по трубе втекала речка (этот участок назывался Месотихион). Кроме того, в самом городе были и другие укрепления – отдельных кварталов, дворцов и т. д. Артиллерии у византийцев было мало, кроме того, башни и стены не были приспособлены под установку орудий. При наличии сильного гарнизона такой орешек было взять очень трудно. Стена в разрезе. Показаны три уровня обороны, внутренняя и внешняя стены и ров. Проблема была в том, что у Константина и его соратников не было сил, чтобы хорошо прикрыть все направления и выделить сильные резервы. Пришлось выбрать самое опасное направление, а остальные закрыть минимальными силами. Да и значительных резервов для ликвидации вражеского прорыва не было. Император и Джованни Джустиниани Лонго решили сконцентрировать силы на обороне внешних стен, т. к. если бы противник прорвался за линию внешних укреплений, выбить его сил не было. Войск для защиты внутренней стены у них не было. Император со своими воинами занял наиболее уязвимый участок – Месотихион. Джустиниани первоначально защищал Харисийские ворота и стык стены Феодосия с укреплениями Влахерна (Мириандрион), но затем со своими генуэзцами укрепил отряд императора. Мириандрион остались защищать генуэзцы во главе с братьями Боккиарди (Паоло, Антонио и Троило). Часть константинопольских венецианцев во главе с Минотто занимала оборону во Влахернах в районе императорского дворца. Слева от сил императора стоял отряд генуэзцев Каттанео, дальше греческие соединения во главе с родственником императора Феофилом Палеологом. Подразделение во главе с венецианцем Филиппе Контарини защищало участок от Пигийских до Золотых ворот. Золотые ворота защищал генуэзец Мануэле. Далее участок до моря оборонял отряд Димитрия Кантакузина. Стены вдоль моря защищались незначительным количеством солдат. Район Студион был поручен Джакомо Кантарини. Следующий участок сторожили монахи, в случае угрозы они были должны вызвать помощь. Рядом с ними в районе гавани Элевтерия стоял турецкий принц Орхан со своими приближёнными (он был претендентом на султанский трон, поэтому успешная защита города была в его интересах). В районе ипподрома и старого императорского дворца располагались каталонцы Пере Хулиа. Кардинал Исидор с 200 солдатами занимал позиции у Акрополя. Берега Золотого Рога защищали генуэзские и венецианские моряки под руководством Габриэле Тревизано. Альвизо Диего командовал византийскими ВМС. В городе было два резервных отряда: первый с полевой артиллерией во главе с первым министром Лука Нотарасом располагался в районе Петры; второй во главе с Никифором Палеологом стоял у церкви св. Апостолов. Расположение турецких сил. 5 апреля у стен Константинополя появились основные турецкие силы во главе с султаном Мехмедом II. 6 апреля турецкие войска занимали позиции, город был полностью блокирован. Часть армии во главе с Заганос-пашой были направлены на северный берег Золотого Рога, где они изолировали Перу. Через заболоченный участок в конце залива перебросили понтонный мост, чтобы была возможность взаимодействия с основными силами. Заганос-паша от своего имени и от имени султана гарантировал защиту и неприкосновенность Перу (Галате) в том случае, если жители квартала не окажут открытого сопротивления турецким войскам. Султан пока не планировал брать Перу – это могло вызвать появление генуэзского флота. Кроме того, видимо, была достигнута договоренность турков с генуэзскими и венецианскими купцами, которые поставляли в город продовольствие; поставки очень скоро сократились, и в Константинополе начался голод. Напротив Влахерна располагались регулярные войска из европейской части Османской империи под командованием Караджи-паши. Он имел в своём распоряжении и тяжёлую артиллерию. Батареи расположили, чтобы бить по стыку стены Феодосия с укреплениями Влахерна. От южного берега реки Ликос до Мраморного моря стояли регулярные войска из Анатолии во главе с Исхак-пашой и Махмуд-пашой. Сам султан расположился в долине реки Ликос напротив самого уязвимого места – Месотихиона. У него в распоряжении были янычары и другие отборные части, а также самые мощные орудия Урбана. За основными силами располагались башибузуки, готовые выдвинуться в любом направлении. Турки по всему фронту защитили свои позиции от возможных вылазок, вырыв ров, соорудив вал с частоколом. Турецкий флот под командованием Балтоглу блокировал Константинополь с моря, чтобы пресечь подвоз подкреплений, припасов и бегство византийцев. Кроме того, он имел задачу прорваться в Золотой Рог. Надо отметить, что в армии султана было много европейцев как из подчинённых земель (сербов, болгар, греков и др.), так и добровольцев. Так, венгерский пушечный мастер Урбан, пушки которого сыграли важную роль в падении Константинополя, сам предложил Мехмеду II свои услуги. Был европейцем (греком или албанцем) второй визирь и глава янычар Заганос-паша. Первые бои Мехмед II предложил императору Константину сдать город без боя, обещая ему взамен ряд гарантий – проживание в одной из греческих провинций, пожизненную неприкосновенность и материальную поддержку. Жителям обещали жизнь и сохранение имущества, а в случае отказа - смерть. Константин и византийцы отказались капитулировать. В принципе, султан Мехмед II мог вообще обойтись без штурма, блокированный со всех сторон город продержался бы в лучшем случае полгода и затем пал, как созревшее яблоко. Турки так в прошлом взяли несколько сильно укреплённых городов византийцев – лишённые поддержки извне и подвоза продовольствия города рано или поздно сдавались. Тем более, что на поддержку других христианских государств рассчитывать было бесполезно: ближайшие соседи Константинополя уже были покорены османами, а католическая Западная Европа предпочла закрыть глаза на проблемы православных «еретиков», которые так долго тянули с унией, не желая подчиняться Риму. Но молодой турецкий султан был чудовищно честолюбив. Мехмед не просто хотел взять Константинополь. Он хотел захватить его в бою и тем самым обессмертить свое имя в веках, положив конец более чем тысячелетней Византийской империи, «Второму Риму». Уже 6 апреля начался мощный обстрел крепостных стен. В районе Харисийских ворот стены были сильно повреждены, а 7-го разрушены. Ночью защитники заделали проломы. Султан приказал сосредоточить больше орудий, завалить ров, чтобы иметь возможность бросить войска на штурм при появлении проломов и искать место для подкопа под стены. Кроме того, Балтоглу получил приказ проверить крепость заграждения залива. 9 апреля турецкие ВМС пытались прорваться в залив, но успеха не имели. Балтоглу стал ждать прихода черноморской эскадры. Пока выполнялись его приказы, султан взял часть отборного войска и захватил два византийских форта: один из них находился в Ферапии на холме у берегов Босфора, а другой — в деревне Студиос на берегу Мраморного моря. Замок Ферапия сопротивлялся два дня, затем стены были разрушены артиллерией, большая часть гарнизона погибла. Сдавшиеся в плен 40 человек были посажены на кол. Меньший форт в Студиосе разрушили за несколько часов, 36 уцелевших защитников посадили на кол. Казни совершили таким образом, чтобы их можно было видеть со стен Константинополя. Дарданелльская Пушка — аналог «Базили?ки». 11 апреля султан вернулся в свою ставку, где турки сконцентрировали всю тяжёлую артиллерию напротив стены над руслом речки Ликоса. 12 апреля начали бомбардировку, которая длилась 6 недель. Среди пушек были и два гиганта, созданных талантом Урбана. Сред них орудие Базилика, оно стреляло до 2 км ядрами весом в 500-590 кг. Правда, из-за сложности использования Базилика стреляла не чаще 7 раз в день. Недостатки орудия оправдывались тем, что Базилика обладало огромной разрушительной мощью. Осаждённые пытались ослабить ущерб от обстрела, вывешивали на стены большие куски кожи, мешки с шерстью, но пользы от этих действий было мало. Уже через неделю внешняя стена над руслом Дикоса была полностью разрушена, а ров засыпан. Люди под руководством Джустиниани по ночам старались заделать проломы с помощью деревянных заграждений и бочек с землёй. 12 апреля турки вторично попытались прорваться в залив. Турецкие корабли подошли к заграждению и атаковали ромейскую эскадру. Корабли византийцев и их союзников были лучше (к примеру, превосходили турецкие суда высотой бортов, что помогало отбить попытку абордажа), капитаны опытнее, на помощь им перебросили резерв Лики Нотараса. Византийцы перешли в контратаку и попытались окружить вражеские корабли, Балтоглу, спасая авангард, отвёл свои силы. 18 апреля султан бросил войска на штурм проломов у Ликоса. В бой шла лёгкая пехота - лучники, метатели дротиков, отряды тяжёлой пехоты и янычар. Штурмующие с собой несли факелы, чтобы поджечь деревянные заграждения, крючья для их растаскивания и штурмовые лестницы для преодоления оставшихся участков стены. Битва шла четыре часа. Турки в узком проломе не имели численного преимущества, а воины Джустиниани бились яростно и умело. К тому же сказывалось превосходство гарнизона в защитном вооружении. Турки откатились. Победа христиан на море. Прорыв турок в Золотой Рог К Константинополю с юга подошли три генуэзских корабля, нанятые папой римским, они привезли груз продовольствия и оружия. По пути к ним присоединился с таким же грузом императорский корабль. Дарданеллы не охранялись – весь турецкий флот был у города, его прошли без проблем. Утром 20 апреля корабли увидели из города и турецкие наблюдатели. Султан приказ их утопить или захватить. Балтоглу выдвинул почти все свои силы, включая лодки и большие транспорты (на них погрузили солдат). Турки были уверены в победе, они имели огромное численное преимущество в судах и людях. Жители города с волнением следили за разворачивающимися событиями. Балтоглу предложил сдаться, но корабли продолжили движение. Передовые турецкие суда пошли на сближение. Почти час галеры пробивались в окружении, отбрасывая противника. Они имели преимущество в вооружении и имели высокие борта. Заранее были подготовлены бочки с водой и попытки поджечь суда быстро пресекались. Византийское судно имело ещё и т. н. «греческий огонь». Экипажи были отлично подготовлены, генуэзцы имели хорошие доспехи и вовремя реагировали на опасность. Корабли почти подошли к городу, когда стих ветер и течение стало их относить от Константинополя. Это походило на бой группы медведей против огромной стаи диких собак. Каждое христианское судно было окружено несколькими десятками больших, средних и малых судов противника. Турки мешали друг другу, шли на абордажи, которые их противники успешно отбивали. Наиболее ожесточённый бой шёл у византийского грузового судна, его штурмовали 5 трирем во главе с Балтоглу. Турки волна за волной пытались пробиться на судно, но их раз за разом отбрасывали. Капитаны генуэзских судов, понимая, что это не может длиться вечно, решили объединить корабли. Искусно маневрируя, они соединили 4 корабля, получилась целая крепость. Вечером поднялся ветер, и христианские корабли смогли пробиться к спасительной цепи. Наступала ночь, и Балтоглу отвёл свои силы. Эта победа вселила в горожан надежду. Город получил некоторое количество боеприпасов, продовольствия и подкрепление (хотя почти половина матросов получила ранения). Султан был взбешён. В целом, учитывая всю мощь армии, потери были минимальны. Но престиж войска был подорван. Большой флот не смог захватить кучку христианских судов, хотя для этого имелись все возможности. Балтоглу первоначально хотели казнить, только заступничество командиров спасло его. Морского командующего лишили всех постов, имущество отобрали в пользу янычар. Кроме того, Балтоглу подвергли палочному наказанию и изгнали. Султан придумал, как овладеть Золотым Рогом. Он решил перетащить корабли по суше через Галатский холм, использовав для этой цели специальные повозки и деревянные рельсы вроде трамвайных. Кроме того, заранее подготовили дорогу. Собранные повозки с литыми колесами спустили на воду, подвели под корпуса турецких судов, а затем при помощи быков вытащили на берег вместе с кораблями. В повозки запрягли быков и перетащили суда по деревянным рельсам мимо квартала Перу из Босфора через холмы к северному берегу залива Золотой Рог. При каждой повозке была специальная команда, помогающая на подъёмах и опасных местах. Турки таким способом смогли перебросить около 70 судов. Операцию провели 22 апреля. Горожане были шокированы. Командование предприняло ряд совещаний. Наиболее решительные требовали немедленной атаки всеми имеющимися в наличии кораблями на суда противника или высадку десанта на северный берег Золотого Рога, чтобы отрезать вражеские корабли и сжечь их. В итоге решили атаковать вражескую эскадру и сжечь её. Но из-за ряда проволочек (спорили между собой, готовили корабли и т. д.) время было упущено. Турки перебросили в Долину Источников новые пушки и силы прикрытия. Кроме того, видимо, турки имели агентов в Пере, где знали о приготовлениях к атаке и узнали о готовящемся рейде. Ранним утром 28 апреля византийские суда двинулись к турецкой эскадре. Но были встречены огнём артиллерии, а затем атакованы. Была потеряна одна галера, несколько судов повреждено. Турки смогли пленить 40 моряков, которые с разбитых лодок приплыли к занятому турками берегу. Их обезглавили на виду у всего города. В ответ горожане вывели на стены и казнили 260 пленных турков. Город охватило уныние. Турок вытеснить из залива не удалось. Горожане помнили, что именно через стены у Золотого Рога в 1204 году крестоносцы смогли прорваться в город. Необходимо было выделить людей для защиты и этих стен, которые прежде были в относительной безопасности. Тяжёлый май Султан не использовал победу для нового решительного штурма уже с двух направлений. Он продолжил тактику изматывания гарнизона. Продолжался обстрел. Каждую ночь горожане заделывали всё новые и новые проломы. Турки установили пушки на плотах и обстреливали теперь и Влахернский квартал. Турецкие корабли беспокоили византийский флот, держа его в напряжении. Стала ощущаться нехватка продовольствия. Императору пришлось провести новый сбор средств с церквей и частных лиц, на них закупили продовольствие. Был учреждён комитет, который занимался распределением продовольствия. Это сняло напряжение, рационы были скудными, но все получали свою долю. Поголовье скота и запасы зерна быстро уменьшались. Турки могли взять город и без штурма, надо было только подождать. Кроме того, в городе происходили ссоры между венецианцами и генуэзцами. Венецианцы винили генуэзцев в катастрофе 28 апреля. Только вмешательство императора заставило их внешне помириться. 3 мая венецианское судно ночью вырвалось из блокады и ушло на поиски венецианского флота. Константину также предлагали покинуть город и отправиться за помощью. Вне города он мог принести больше пользы. Константин отказался, он опасался, что после его отъезда среди защитников начнутся раздоры. 5-6 мая турки вели непрерывный обстрел, видимо, готовясь к штурму. Греки ожидали атаки с двух направлений – против Месотихионе и через залив при помощи флота. В ночь с 7 мая на 8-е турки повторили атаку против бреши у речки Ликос. Тактика была прежней. Ожесточённая схватка длилась около трёх часов, турки были отброшены. После этого боя венецианцы приняли решение перевести корабли к Акрополю, всё военное имущество выгрузить в арсенал. Матросы отправились на защиту Влахернского квартала. В ночь на 13 и 14 мая турецкие войска предприняли ещё одну попытку штурма, на этот раз атаковали Влахернский квартал. Но здесь укрепления пострадали незначительно, поэтому штурм отбили без особых усилий. 14 мая султан Мехмед II перевёл пушки с высот у Долины Источников к влахернской стене, а затем к главной батарее в долине Ликоса. Он решил сосредоточить здесь все орудия. 16, 17 и 21 мая турецкие ВМС провели демонстрацию сил у заграждения, но вступать в бой не стали. Одновременно шла подземная война. Первые изыскания турки проводили ещё в первые дни осады, но не было опытных людей. Затем Заганос-паша отыскал сербских рудокопов. Первоначально рыли у Харисийских ворот, но место было неудачным. Затем стали вести подкоп под Влахерн у Калигарийских ворот. 16 мая осаждённые засекли подземные работы. Первый министр Лука Нотарас, он был в ответе за чрезвычайные события, обратился за помощью к мастеру Иоганнесу Гранту. Тот проделал контрподкоп, греки проникли во вражеский тоннель и подожгли опоры. Кровля рухнула, многих турок завалило. 21 мая турки стали рыть новый подкоп. Греки под руководством Гранта одерживали вверх в подземной войне: в некоторых местах выкурили врага с помощью дыма, в других местах топили ходы с помощью воды из цистерн, предназначенных для рва. 23 мая под турецкий подкоп подвели мину и взорвали врага. После этого турки прекратили рыть подкопы. В результате защитники Константинополя одержали вверх в подземной битве. 18 мая султан попробовал ещё одно средство – против уже сильно разрушенных укреплений Месотихиона турки двинули огромную деревянную башню. Для того чтобы её не сожгли, она была покрыта воловьими и верблюжьими шкурами, которые поливали водой. Верхняя площадка башни располагалась на уровне внешней стены города. На ней были лестницы для переброски на стены города. К ночи турки завалили и укрепили ров так, чтобы башню можно было придвинуть к стене. Однако ночью неизвестный герой смог с бочонком пороха пробраться к башне и взорвать её. К утру византийцы смогли укрепить брешь и расчистить часть рва. Это были последние победы греков. 23 мая наряду с радостью от уничтожения всех подкопов врага горожанам был нанесён сильный психологический удар. В залив прорвалось судно – это был корабль, направленный на поиск венецианского флота. Судно обошло все острова в Эгейском море, но не встретило кораблей Венеции. Окончательно стало ясно, что помощи не будет. Надо сказать, что хотя безвозвратные потери гарнизона были незначительными, но раненых было много. Все были утомлены физически и психически, надвигался голод. Гарнизону приходилось напрягать все силы, чтобы заделывать всё новые и новые бреши. В Константинополе росли отчаяние и безнадёжность, но в турецком лагере не всё было хорошо. Огромная армия и флот, имея мощные орудия и массу другого штурмового снаряжения, добилась немного. Стены преодолеть не удавалось, были опасения, что городу придёт помощь с Запада. Ходили слухи о скором прибытии венецианского флота и переходе венгерской армии через Дунай. Перемирие с венграми было разорвано. Кроме того, часть приближенных султана, особенно советники его отца, были с самого начала противниками осады. В эти дни прошли последние переговоры горожан с султаном. Мехмед предложил сдать город, сохранив жизни и имущество горожан, или ежегодно платить огромную дань в 100 тыс. золотых византинов. Византийцы не приняли этого предложения. Город они сдавать не собирались, а таких огромных денег у них не было. Константин предложил отдать все владения, кроме города. Султан сообщил, что горожан остался небольшой выбор: сдача города и уход из него, смерть или переход населения в ислам. На этом переговоры завершились. Последние бои, падение города 25 мая султан Мехмед собрал совет. Визирь Халиль-паша предложил остановить осаду. Он был против этой затеи с самого начала и считал, что ход осады, подтверждает его правоту. Напомнил о ряде неудач. По его мнению, вскоре мог подойти флот Венеции, а затем и Генуи. Поэтому, надо заключить мир на выгодных условиях и уйти. Заганос-паша заявил, что не верит в опасения великого визиря. Европейские державы разобщены, а венецианский флот, если и придёт, то не сможет ничего предпринять. По его словам, атаки надо усилить, а не уходить. Многие из молодых полководцев поддержали его позицию. Султан распорядился о подготовке штурма. 26 и 27 мая город был подвергнут сильной бомбардировке. Греки по ночам старались восстановить разрушенные укрепления. 27 мая султан объехал войска и объявил о скором решающем штурме. Следующие за ним глашатаи провозгласили, что город отдадут «борцам за веру» на полное разграбление в течение трёх дней. Мехмед пообещал справедливого раздела всей добычи. Эти речи были встречены криками радости. 28 мая 1453 года, понедельник, был объявлен день отдыха и покаяния, чтобы мусульманские воины набрались сил перед решающим сражением. Вторник объявили днём штурма. В это время султан собрал своих советников и военачальников на военное совещание. Было решено посылать войска волна за волной, пока защитники не дрогнут. Заганос-паша получил задачу посадить часть своих сил на суда и высадить десант для атаки стен у Золотого Рога. Остальные его силы были должны перейти по понтонному мосту и атаковать Влахернский квартал. Справа от него участок стены до Харисийских ворот атаковал Караджа-паша. Исхак и Махмуд получили задачу атаковать стены от ворот св. Романа до Мраморного моря. Сам султан собирался ударить в районе реки Ликос. В городе император пригласил к себе всех знатных людей и военачальников. Константин говорил о необходимости быть готовым умереть за семью, родину, государя и веру. Напомнил о подвигах их греческих и римских предков. Поблагодарил присутствующих итальянцев и призвал защитников стоять до последнего. Затем обошёл зал и попросил у всех прощения. Все последовали его примеру, обнимаясь и прощаясь, как перед смертью. В св. Софию стеклись все, кто не был на стенах, и православные, и унионисты, и латиняне. Они исповедовались, возносили молитвы и это был настоящий миг единения всех христиан перед лицом страшной опасности. Вечером 28 мая турецкий лагерь пришёл в движение: османы завершали последние приготовления, одни заканчивали засыпать рвы, другие подкатывали ближе орудия и стенобитные, метательные машины. В ночь с 28 на 29 мая раздался страшный шум вызванный гулом голосов и различных инструментов, и турки бросились на штурм по всей линии укреплений. Дозорные в городе подняли тревогу, церкви ударили в набат, все мужчины бросились на стены. Женщины им помогали, таскали воду, камни, доски, бревна. Старики и дети собрались в церквях. Султан несколько изменил первоначальный план и бросил в бой не свои лучшие силы, а башибузуков. Это были искатели добычи и приключений из самых разных стран, в том числе и христиане – венгры, немцы, славяне, итальянцы и даже греки. Атака шла по всей линии стен, но главный удар наносили в долине Ликоса. Остальные направления были для отвлечения греческих сил. Сражение сразу приняло ожесточённый характер. Башибузуки столкнулись с яростным сопротивлением. Солдаты Джустиниани были лучше вооружены, обучены и получили в своё распоряжение почти все мушкеты и пищали, которые были в городе. К месту сражения прибыл и Константин, чтобы подбодрить солдат. После почти двухчасового боя, султан отозвал башибузуков. Греки стали восстанавливать укрепления, но успели мало. При поддержке артиллерии, в бой бросилась вторая турецкая волна – регулярные войска из Анатолии. Они были намного лучше вооружены, организованы, чем башибузуки, к тому же среди них находились фанатики. Но они, как и башибузуки несли большие потери – огромное количество людей было сосредоточено в узком месте, это позволяло защитникам попадать почти при каждом выстреле или броске камня, метательного копья. Греки успешно отбили и второй штурм, примерно час до рассвета стала захлёбываться и эта волна. Но в это время ядро из «Базилики» проделало большую брешь в укреплениях. В пролом сразу бросилось около трёх сотен турков. Император с воинами окружил их, большая часть прорвавшихся турков была убита, часть отброшена за брешь. Такой яростный отпор привёл турок в замешательство, к тому же войска были уже утомлены. Анатолийские части были отведены на исходные позиции. На других направлениях попытки штурма были отбиты. В районе Золотого Рога турки ограничились демонстрацией, десант высадить они не решились. Султан не стал ждать пока греки заделают пролом, и бросил в сражение третью волну – янычар. Султан Мехмед довёл их до рва и остался там, подбадривая своих любимцев. Сражение достигло высшей точки: отборные турецкие войска бились с уже уставшими воинами, которые дрались несколько часов кряду. Яростный бой шёл около часа. Казалось, что эту волну защитники отобьют. Но тут случилось сразу два происшествия, которые резко изменили картину боя. Несколько турков заметили дверцу (Керкопорту) между стеной Феодосия и Влахернским кварталом, через неё защитники делали вылазки. Кто-то забыл её закрыть и небольшой отряд турков проник за стену. Христиане заметили это и бросились закрывать дверцу, чтобы отрезать небольшой авангард врага. В то же время в районе Ликоса пулей или осколком ядра был ранен Джустиниани Лонго. Истекая кровью и испытывая сильную боль, он попросил соратников вынести его с поля боя. Император Константин попросил его остаться, чтобы не смущать защитников. Джустиниани настоял на том, чтобы его унесли. Телохранители унесли его на генуэзский корабли – после падения города тот прорвётся в море (Джустиниани так и не оправится от своих ран и умрёт в июне 1453 года). Генуэзские солдаты без своего командира растерялись, началась паника, кто-то посчитал, что их бросили и битва проиграна. Генуэзцы бежали, бросив греков и венецианцев. Турки заметили смятение среди врагов и один отряд янычар смог взобраться на гребень сломанного заграждения. Греки бросились на них и янычары были почти все убиты, но смогли продержаться столько, чтобы к ним присоединились другие. Греки пытались отбить натиск, но были отброшены. Люди побежали, чтобы скрыться за внутренней стеной. Император с несколькими соратниками дрался в воротах внутренних ворот, турки его не опознали и он погиб смертью храбрых. Вместе с ним пал и его двоюродный брат Феофил Палеолог. Одновременно турки хлынули в Керкопорту, генуэзцев Боккиарди было слишком мало, чтобы остановить этот поток. Раздался крик: «Город взят!» В районе Керкопорты генуэзцы ещё некоторое время дрались, потом поняв, что дело проиграно, стали пробиваться к кораблям. Один из братьев Боккиарди – Паоло погиб, двое других смогли добраться до корабля и перебрались в Перу. Венецианцы Минотто попали в окружение в старом императорском дворце во Влахерне. Многие погибли, часть попала в плен (часть позже казнили). Турецкие корабли, в Золотом Роге получив весть о прорыве, высадили десант и почти без сопротивления одолели стену. Венецианцы бросились на свои корабли, греки разбежались по домам, пытаясь спасти семьи. Команды двух критских кораблей забаррикадировались в трёх башнях. На участке к югу от Ликоса солдаты оказались в окружении, большинство пало, пытаясь прорваться. Л. Нотарас, Ф. Контарини и Д. Кантакузин попали в плен. Правда, его казнили позже, когда Нотарас отказался отдать 14-летнего сына в гарем султана, Мехмед любил молодых мальчиков. В ряде мест защитники сами сдавались в плен и открывали ворота, в обмен на обещания сохранить их дома и семьи. Принц Орхан со своими турками и каталонцы дрались до последнего. Надо сказать, что пленных солдат было мало – около 500 греческих солдат и наёмников. Остальные защитники пали или смогли сбежать. В городе шёл грабёж и резня. Турецкие матросы, опасаясь, что город разграбят без них, бросали корабли и бежали в город. Это спасло жизни многим горожанам. Генуэзцы во главе с Альвизо Диедо в Пере обрубили ремни, которые держали цепь. Вход из залива был открыт и несколько венецианских, генуэзских и византийских кораблей бежали, взяв тех, кого смогли. Турки не смогли им помешать. Последний очаг сопротивления был в трёх башнях недалеко от входа в залив Золотой Гор. Критские моряки держались дольше всех, выбить их не удавалось. Они сдались только, когда им пообещали жизнь и свободу. Турецкие командиры сдержали обещание – критянам позволили погрузиться на их корабли и спокойно уйти. Последствия - Солдаты получили право на трёхдневный грабёж, как им и обещали. Турки и иные подданные султана заняли весь город. Первоначально множество людей было убито, в том числе женщин и детей. Затем людей стали захватывать, чтобы продать. К примеру, в св. Софии убили всех стариков и калек, но пленили молодых женщин, девушек, юношей, знатных людей. В ходе грабежей и погромов погибла и исчезла масса культурных ценностей, в том числе и настоящих реликвий, вроде иконы Богоматери Одигитрии (Путеводительницы). Она по преданию была выполнена самим Лукой. Вскоре отборные части султана навели порядок, это был уже турецкий город и он не хотел дополнительных разрушений. Ко многим знатным византийским пленникам султан проявил милость, даже сам выкупил. А вот многих итальянцев ждала казнь. - С гибелью Константина XI и Константинополя, Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османской империи. Горожанам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри государства, общину возглавил константинопольский патриарх. Он отвечал за неё перед султаном. Сам турецкий султан, стал считать себя преемником византийского императора и принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима). Современная Турция и штурм Константинополя Об отношении современной турецкой общественности к факту оккупации византийской территории и Константинополя, красноречиво говорит факт открытия в Стамбуле в 2009 году музея-панорамы «1453». Падение Константинополя 29 мая 1453 года подаётся как одно из самых важных и героических событий во всей истории турецкого государства. Для турок дата падения столицы Византийской империи символизирует примерно то же, что для граждан России – 9 мая 1945 года. О важности этого музея и события говорит и факт того, что решение о создании панорамы принималось в 2005 году на самом высоком уровне, турецким премьером Реджепом Эрдоганом. С точки здравого смысла это выглядит очень интересно. Турки гордятся событием во время которого армия Мехмеда II провела захват и крупномасштабную «зачистку» столицы древнего государства. Горожане были частью вырезаны, частью проданы в рабство, частью вынуждены стать подданными султана, и загнаны в «самоуправляемые общины» (гетто). Константинополь был залит кровью, разграблен, св. София и ряд других храмов превращены в мечети. Просто стандартный набор военных преступлений. А для турецкого народа – это величайший подвиг нации… Александр Самсонов Военное Обозрение

21 мая 2014, 09:52

Византийская административная и военная система (схемы)

Оригинал взят у strator в Византийская административная и военная система (схемы)

26 января 2014, 20:11

Древняя столица армянского Анийского царства.

На востоке современной Турции, на берегу реки Ахурян находится город-призрак Ани́ — древняя столица армянского Анийского царства. Основанный более 1600 лет назад, город располагался на пересечении нескольких торговых путей. В 11 веке здесь проживало более 100 тысяч человек. В последующие века Ани и близлежащие области были сотни раз завоеваны византийскими императорами, турами-османами, кочевыми курдами, армянами, грузинами…К 1300-м годам Ани оказался в глубоком упадке и был полностью заброшен в 1700-х годам. В 2010 году «Фонд мирового наследия» внес памятники города  в список «Памятники на грани гибели». Прогуляемся по древнему городу-призраку Ани, известному как «город 1001 церкви». Фото 2.Руины мавзолея, построенного приблизительно в 1050 году нашей эры. (Фото Georgios Giannopoulos):   Город Ани — армянский город. Он расположен на одном из берегов притока реки Ахурян, на северо-востоке нынешней Турции.Впервые о городе стало известно ещё в 5 веке, когда на его месте находилась крепость, расположенная на скале. Крепость назвали Ахчакбердом, и как такового города вокруг неё не существовало вплоть до 8 века. Поселения в районе города Ани появились около 5000 лет назад. Местные жители выдалбливали в скалах пещеры, на манер, как это было в Каппадокии. Эти пещеры можно видеть и сегодня в ущелье Бостанлар . Город начинает развиваться примерно со времен Урарту, т.е. с 9 века до н.э. Ани оказался первым городом, который находился на Великом Шелковом пути при входе в Анатолию. Это неминуемо привело к тому, что Ани стал важным торговым центром, а значит и богатым. Именно Великий Шелковый путь и стал источником процветания города. В 860-х гг.  Багратиды создают Анийское царство, которое стало самым большим феодальным государством древней Армении  . Столицей его становиться Ани.   С начала 9 века вокруг крепости стали появляться многочисленные ремесленные поселения, тогда город и получил своё нынешнее название, став крупным культурным и экономическим центром. В 961 году город становится столицей Армении , и начинает быстро расти. 1045 г. город становится частью Византии, в 1064 г. попадает под власть сельджуков. В течение12-13 в. Ани становиться неоднократно предметом захвата то курдами, то грузинами. Но не это привело к упадку Ани. Решающую роль здесь сыграл главный кормилец города – Великий Шелковый путь, а точнее его закат. Пропал источник постоянного дохода, город стал терять свою известность. Нашествие монголов и случившееся здесь землетрясение привели Ани к полнейшему упадку. Примерно с 16 в. люди начинают уходить из города.   Фото 3.    С середины 13 века начинается период упадка. Сначала монголы, а потом сельджуки разоряют город, отвоевав его у Византии. К тому времени в Ани проживало около 100 тысяч человек — это был самый крупный город Ближнего Востока. Население было равномерно распределено завоевателями по территории своих владений, а землетрясение 1319 года окончательно уничтожило город. Основной достопримечательностью города являются его церкви, самой знаменитой из которых является церковь Богородицы или Аставацацин (989—1001 годы), с солнечными часами на южном фасаде, потерявшая купол лишь в 1840 году.   Фото 4.    С 1534 года город входил в состав Османской империи, а с 1878—1917 принадлежал России. Сегодня город относится к вилайету Карс, хотя от Карса находится в 42 километрах, в то время как до границы с Арменией черту города отделяет менее 1000 метров. В городе имеется 8 входных ворот, но сохранились до наших дней лишь одни — ворота Асланлы. через которые и можно попасть в город. Промышленность и ремёсла в города почти не развиваются, по сути Ани представляет из себя город-музей, постепенно разрушающийся и приходящий в запустение. Тем не менее, множество оригинальных памятников религиозной архитектуры все ещё привлекают туристов, посещающих Турцию, к самой армянской границе.   Фото 5.    На сегодняшний момент как такового города не существует, есть только остатки древнейших сооружений. Сейчас это плато с множеством полуразрушенных древних строений, находящееся недалеко от Карса, рядом с горами Окюздаши. Хотя даже сейчас сохранившиеся строения города Ани — это образец архитектуры прошлого. До нынешнего времени сохранились остатки городской стены и остатки башен, сооруженных еще в десятом веке, хотя они очень сильно разрушены. Чудом сохранившаяся церковь Спасителя, строившаяся с 1034 по 1036 года и еще одна церковь Святого Григория Просветителя, построенная в 1010 году, представляют собой памятники зодчества. Сохранились еще несколько небольших церквей, которые были названы в честь Святого Григория, Гаджик и Кервансарай. До сих пор сохранился и женский монастырь Пресвятой Богородицы с прилегающей к нему маленькой церковью. Ну а основной жемчужиной древнего города можно с уверенностью назвать Главный Кафедральный Собор, строившийся целых 11 лет, еще с 989 года по 1010 год. Но самое интересное то, что на армянской земле, в пределах видимости возведена точная копия этого собора, но строившаяся уже в наше время.   Фото 6. Храм и человек для масштаба. (Фото Scott Dexter):    После осмотра всех выше перечисленных достопримечательностей имеет смысл обратить свой взор на дворец сельджуков. Так как данное сооружение (к слову одно единственное, которое решили восстановить), относится к исламскому стилю. Невдалеке также можно увидеть раскопки, где по предположениям археологов находилась улица древнего города. На этом участке видны остатки торговых заведений или жилищ. Рядом возвышается Менуджехир-Камыи, которая ранее считалось мечетью. В южной части города стоит цитадель под названием Ыдж-Кале, но, к сожалению для осмотра она закрыта. Рядом с ней монастырь Кыз-Килисеси, стоящий практически над ущельем реки. Можно немного пройтись и осмотреть термы сельджуков, остатки древнего моста через речку Ахурян. Здесь же можно увидеть «хачкары» — примеры резьбы по камню, имеющие армянские корни. Но следует при осмотре древнего города Ани знать и то, что некоторые его части или районы, находящиеся у самой границы закрыты для экскурсий, а большое количество патрулирующих жандармов могут запретить осмотр некоторых достопримечательностей. Но в то же время они вежливо и доступно объясняют мотивы того или иного запрета.   Фото 7.    Международную известность Ани получил благодаря  русскому ученому  Н.Я. Марру. Об этом лучше почитать в книге Н.Я. Марра “Ани – столица древней Армении” .   Фото 8. Фрески внутри церкви Святого Григория. Здесь от них мало что осталось. (Фото Reuters | Umit Bektas):    Последние годы Турецкие ученые собираются  начать новые раскопки в одном из наиболее впечатляющих туристических центров Турции – на территории древнего армянского города Ани», — сообщает официальное турецкое агентство «Анадолу». Как сообщают турецкие источники, эти работы осуществляются  археологами из университета «Памуккале» г. Денизли, расположенного на западе страны. Они, как отметил руководитель Агентства по культуре и туризму администрации провинции Карс Хакан Догана, уже ведут переговоры с министерством культуры Турции с целью получения официального разрешения на проведение раскопок в Ани. «Ани был центром некогда могущественного армянского царства, там проживало от 100 до 200 тысяч жителей. Ани являлся одним из крупнейших городов того периода», — пишет «Анадолу», сообщая, что только за один прошлый год Ани посетило около 22 тыс. туристов. «60% из них – иностранцы, для них Ани, по всей видимости, привлекателен как место слияния разных религий, город, где в свое время жили представители разных религий, культур, рас», — в интервью агентству «Анадолу» сказал представитель администрации провинции Карс Хакан Догана, не скрывая того, что местные власти преследуют цель увеличить поток туристов, благодаря активизации работ в Ани. «Очевидно, что мы, как можно скорее, должны представить миру этот город, имеющий общемировое значение», — отметил Догана. «В течение последних месяцев в Ани были проведены некоторые работы, в частности, кувшины, обломки глиняной посуды и человеческие кости, найденные в результате раскопок, осуществленных в июне 2012г., были перевезены на специальный склад», — отмечают турецкие чиновники. Кстати, турецкие власти впервые обратили серьезное внимание на Ани около 20 лет назад. С 1989г. здесь велись работы по очистке территории, которые, однако, в 2005г. были приостановлены и возобновились лишь в 2009г., параллельно старту армяно-турецкой «футбольной дипломатии». В 2010г. Ани уже оказался в центре крупного политического скандала, когда лидер турецких националистов Девлет Бахчели вместе со своими сторонниками провел пятничный намаз на территории армянского кафедрального собора в Ани.   Фото 9. Руины церкви Святого Григория. (Фоо AP Photo):  Фото 10. Все что осталось от храма царя Гагика — царя Анийского царства. (Фото Scott Dexter):  Фото 11. Ущелье ниже города Ани. Здесь видны многочисленные пещеры в скалах, а также укрепления. (Фото Adam Jones):  Фото 12. Восстановление Дворца торговцев. Видно явное несоответствие древних и современных материалов. (Фото Jean & Nathalie):  Фото 13. Остатки города Ани, 24 июня 2012. (Фото Scott Dexter):  Фото 14.  Фото 15. В центре кадра, на скалах виден замок. (Фото Scott Dexter):  Фото 17.  Фото 18.  Фото 19.  Фото 20.  Фото 21.  Фото 22.  Фото 23.  Фото 24.  Фото 25. Внутри собора Ани, 4 июня 2013. Строительство началось в 989 году и было завершено в период между 1001—1010 годами. Строение рухнуло во время землетрясения в 1319 году. (Фото MrHicks46):  Фото 26. Замок на вершине горы около реки Ахурян, 4 июня 2013. (Фото MrHicks46):  Фото 27.  Фото 28. Средневековые стены Ани. (Фото Marko Anastasov):  Фото 29. Собор. (Фото AP Photo | Burhan Ozbilici):  Фото 30. Надписи на внешней стене собора. (Фото Scott Dexter):  Фото 31. Поврежденные фрески в церкви Святого Григория. (Фото Reuters | Umit Bektas):  Фото 32. Остатки церкви Святого Спасителя среди руин города Ани. (Фото Reuters | Umit Bektas):  Фото 33. Все, что осталось от древнего моста. (Фото Martin Lopatka):  Фото 34.  Граница между Турцией и Арменией, 19 июня 2011. (Фото Martin Lopatka):  Фото 35. Собор города Ани на фоне горы Малый Арарат. (Фото Sara Yeomans):  Фото 36. Разрушенная церковь Святого Спасителя, 19 февраля 2010. (Фото Reuters | Umit Bektas):  Фото 37. Цитадель (слева) и мечеть (справа). (Фото Jean & Nathalie):  Фото 38. Собор и попытки его спасти от дальнейшего разрушения. (Фото AP Photo | Burhan Ozbilici):  Фото 39. Фрески внутри церкви Святого Григория. (Фото MrHicks46):  Фото 40. Церковь Святого Григория. (Фото Martin Lopatka):  Фото 41. Предупреждающий знак: «Секретная военная зона. Проход закрыт». (Фото Adam Jones):    [источники]источники http://slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%91%D0%A1%D0%AD/%D0%90%D0%BD%D0%B8/ http://stanbul.ru/content/view/12/34/ http://www.tury.ru/sight/id/14868 http://world-archaeology-news.blogspot.ru/2012/11/blog-post_2336.html http://cappadocia-elenatruva.ru/ani-turciya.html    И еще несколько интересных древних городов для вас:  знаменитая Петра (Petra), а вот Древняя Пальмира. Вашему вниманию древняя Цитадель Алеппо (Citadel Aleppo) и величественный Мадаин-Салих (Mada’in Saleh)  Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=42043