• Теги
    • избранные теги
    • Люди99
      • Показать ещё
      Издания6
      Разное100
      • Показать ещё
      Страны / Регионы33
      • Показать ещё
      Международные организации7
      Формат1
      Сферы2
      Компании13
      • Показать ещё
Владимир Крючков
Владимир Крючков
Владимир Александрович Крючков (29 февраля 1924 — 23 ноября 2007, Москва) — Председатель КГБ СССР (декабрь 1988–1991), член Политбюро ЦК КПСС (20 сентября 1989 — 13 июля 1990). Член ГКЧП СССР. Генерал армии (1988). Родился в 1924 году. В годы Великой Отечественной войны в 19 ...

Владимир Александрович Крючков (29 февраля 1924 — 23 ноября 2007, Москва) — Председатель КГБ СССР (декабрь 1988–1991), член Политбюро ЦК КПСС (20 сентября 1989 — 13 июля 1990). Член ГКЧП СССР. Генерал армии (1988).

Родился в 1924 году. В годы Великой Отечественной войны в 1941–1942 годах работал на артиллерийском заводе № 221 в Сталинграде размётчиком, а в 1942–1943 годах был размётчиком на артиллерийском заводе № 92 в Горьком.

В 1943–1944 годах пошёл по партийной линии, был назначен комсоргом ЦК ВЛКСМ в Особой строительно-монтажной части 25 Министерства по строительству СССР в Волгограде. Член КПСС с 1944 года.

В 1944–1945 годах был первым секретарем РК ВЛКСМ Баррикадного района (Волгоград). В 1945–1946 годах учился в Саратовском юридическом институте. В 1946 году стал вторым секретарем Сталинградского горкома ВЛКСМ.

В 1946–1947 годах работал следователем прокуратуры Тракторозаводского района Волгограда. В 1947–1950 годах был прокурором следственного отдела Волгоградской прокуратуры. В 1950–1951 годах был прокурором Кировского района Волгограда.

В 1949 году закончил Всесоюзный заочный юридический институт по специальности юриста, в 1954 году (поступил в 1951) — Высшую дипломатическую школу МИД СССР. В 1954–1959 годах находился на дипломатической работе в посольстве МИД СССР в Венгрии.

В 1955–1959 годах — третий секретарь посольства СССР в Венгерской Народной Республике. Во время Венгерского восстания 1956 года работал в Венгрии под руководством Юрия Андропова.

 

 

1959–1991

В 1959–1963 годах был референтом отдела ЦК КПСС, куда был переведён вслед за Андроповым. В 1963–1965 годах — заведующий сектором Отдела ЦК КПСС. В 1965–1967 годах — помощник секретаря ЦК КПСС.

С 1967 года стал помощником председателя КГБ при Совете Министров СССР Юрия Андропова. В 1967–1971 годах — начальник Секретариата КГБ при Совете Министров СССР. В 1971–1974 годах — первый заместитель начальника, затем начальник Управления КГБ при Совете министров СССР.

С 1974 года по 1988 год — заместитель председателя КГБ СССР. В 1974–1988 годах — начальник 1-го Главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) в звании генерала.

Во время войны в Афганистане участвовал в организации ввода советских войск в Афганистан, формировании представительства КГБ в Кабуле и в подготовке штурма дворца Амина спецподразделениями КГБ «Гром» и «Зенит».

В 1988 году стал председателем КГБ СССР. В 1989 избран в члены Политбюро ЦК КПСС.

 

Яндекс.Директ

Выгодный портфель акций. ВТБ24Доступно, профессионально, эффективно. Портфель Акций. Выберите стратегию!onlinebroker.ruАдрес и телефон

 

1991–2007

По инициативе Крючкова в мае 1991 года был принят Закон «Об органах государственной безопасности в СССР».

Член ГКЧП СССР. С 5 по 17 августа 1991 года организовывал встречи и совещания будущих членов ГКЧП. В ночь с 18 на 19 августа 1991 года подписал документ об отстранении Михаила Горбачёва от власти и введении в стране чрезвычайного положения.

В связи с августовскими событиями 1991 года был арестован по статье «Измена Родине» и 17 месяцев находился в тюрьме «Матросская тишина», впоследствии был амнистирован Государственной думой в 1994 году. Адвокаты Крючкова по делу ГКЧП — Юрий Иванов и Юрий Пилипенко.

3 июля 1992 года Крючков выступил с обращением к Президенту Б. Н. Ельцину, в котором, в частности, обвинил Бориса Ельцина в перекладывании вины в развале СССР на членов ГКЧП.

Входил в оргкомитет Движения в поддержку армии. Владел немецким и венгерским языками.

 

Яндекс.Директ

Станьте акционером Газпрома!Покупайте акции Газпрома! Доходность 19,97% на вложенный капитал!open-broker.ru

 

Семья, два сына, внуки.

Скончался 23 ноября 2007 года в Москве на 84-м году жизни после тяжелой продолжительной болезни. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

Труды

Последние годы работал над мемуарами, написал книги «Личное дело» (1996); «На краю пропасти» (2003); «Личность и власть» (2004); «Без срока давности» (2006).

Награды

В Викицитатнике есть страница по теме
Крючков, Владимир Александрович
Два ордена Ленина
Орден Октябрьской Революции
Орден Красного Знамени
Два ордена Трудового Красного Знамени
Орден «Знак Почёта»
Медали и другие знаки отличия
Источник: http://www.aphorisme.ru/about-authors/kryuchkov/?q=3431

Развернуть описание Свернуть описание
05 апреля, 03:23

Группа «Луч»: Как Путин готовил демократический переворот в ГДР

Владимир Путин не был простым оперативником во время пребывания в ГДР. Его работа там была частью секретного плана КГБ под названием «Луч», согласно которому чекисты готовили демократический переворот в Восточной Германии. Результатом операции стала бы замена Хонеккера на реформатора, готового идти на сближение с Западом. Груз такой работы заставлял Путина выпивать в то время. Об этом рассказывал прокремлёвский политолог, немец Александр Рар в книге «Владимир Путин. Немец в Кремле», написанной в 2000 году. Немецкий политолог, имеющий российские корни, Александр Рар считается одним из приближённых к кремлёвскому двору. Сегодня он — советник «Газпрома» по европейским вопросам. В 2000 году Рар одним из первых не только на Западе, но и в России приоткрыл биографию президента России Владимира Путина, с которым он, по слухам, был хорошо знаком с 1990 года. В книге Рар разъяснял «тёмные пятна» биографии Путина. Политолог акцентирует внимание, в частности, на славной службе его предков в НКВД (деда и отца). Рар пишет, что первые годы службы в КГБ Путин вовсе не был «топтуном» за диссидентами, а занимался тем, что сопровождал советских туристов в Европу, а также приглядывал за церковными организациями. Одна из глав книги Рара посвящена работе Владимира Путина в ГДР, в Дрездене, в 1986-90 годах: «Путин сохранил самые добрые […]

29 января, 10:42

Шпионские тайны Ватикана

Ватикан многолик. Все зависит от точки обзора и от выбора критерия для его оценки. Для любителей искусства Ватикан – это уникальное и грандиозное собрание шедевров великих мастеров прошлого, главным образом эпохи Возрождения. Гением Браманте, Рафаэля и Микеланджело возведен собор святого Петра, поражающий воображение размерами и роскошью внутреннего убранства. В папских дворцах веками накапливались бессмертные творения Леонардо да Винчи, Караваджо, Джотто. У многих Ватикан ассоциируется с Сикстинской капеллой, лоджиями и станцами Рафаэля. Историки отдают дань уважения Ватикану за его богатейшие архивы, собрания редчайших рукописей и старинных книг. Здесь хранятся «Часослов» – православная богослужебная книга с бесценными миниатюрами, «Божественная комедия» Данте с иллюстрациями Боттичелли. А ватиканской библиотеке с литературой XX века может позавидовать любая западноевропейская страна.

29 января, 06:00

Шпионские тайны Ватикана

Ватикан многолик. Все зависит от точки обзора и от выбора критерия для его оценки. Для любителей искусства Ватикан – это уникальное и грандиозное собрание шедевров великих мастеров прошлого, главным образом эпохи Возрождения. Гением Браманте, Рафаэля и Микеланджело возведен собор святого Петра, поражающий воображение размерами и роскошью внутреннего убранства. В папских дворцах веками накапливались бессмертные творения Леонардо да Винчи, Караваджо, Джотто. У многих Ватикан ассоциируется с Сикстинской капеллой, лоджиями и станцами Рафаэля.

25 декабря 2016, 22:26

Академик Юрий Рыжов: "Россия стоит на пороге жуткого краха"

"Большинство чиновников ориентированы, как собаки на ветер, их главная задача - предугадать, что понравится власти"Он знает все об аэродинамике, организации науки и дипломатическом искусстве. Борис Ельцин четыре раза предлагал Юрию Рыжову стать премьер-министром России и главой РАН, но он всякий раз отказывался, оставаясь преданным своему любимому делу — созданию воздушных судов и воспитанию молодых инженеров авиационной промышленности в МАИ.Существует мнение, что развитие страны могло бы пойти совсем по другому пути, если бы академик РАН Юрий Рыжов все-таки возглавил в 1991 году правительство РФ.Юрий Алексеевич — выдающийся ученый, крупнейший специалист в области создания ракет класса «земля–воздух», в прошлом член Верховного Совета СССР, первый посол РФ во Франции. В свои 86 лет Рыжов по-прежнему занимает должность заведующего кафедрой аэродинамики Московского авиационного института, куда ездит на собственной машине, возглавляет группу по защите ученых, обвиняемых в госизмене, активно критикует тоталитаризм. Его энергии завидуют молодые ученые.О том смутном, как выражается Юрий Алексеевич, времени перехода страны и российской науки на новый, довольно зыбкий путь, о новой реформе РАН, об ученых-«шпионах» мы разговариваем в его московской квартире на улице Академика Зелинского.«Академия наук РСФСР? Что за чушь?»— Юрий Алексеевич, в «революционном» 1991 году вы были ректором МАИ, членом Верховного Совета СССР, возглавляли Комитет ВС по науке и технологиям — довольно приличный послужной список для поста премьер-министра. Почему вы все-таки отказались возглавить Правительство России?— Потому что, откровенно скажу, я не очень хорошо разбирался в экономике. И понимал, что, во-первых, в той ситуации настоящей экономической разрухи, какая была в стране в те годы, меня легко могли надуть какие-нибудь мошенники, и к чему бы это привело всю страну? Во-вторых, я мог просто надорваться, и мы бы с вами тогда сегодня не беседовали (улыбается).— И тогда Ельцин выбрал кандидатуру Ивана Силаева...— Да. Силаева, бывшего министра авиационной промышленности, на пост председателя Совмина РСФСР я ему посоветовал, поскольку хорошо его знал. Тот продержался до полного развала СССР, после чего его сменил Егор Гайдар, а того вскоре — Виктор Черномырдин. Но каждый раз Борис Николаевич сначала предлагал занять освобождавшуюся вакансию мне. До сих пор каждый год 15 ноября в Москве собираются члены правительства Гайдара, куда приглашают и меня, и каждый раз Геннадий Бурбулис (ближайший соратник Ельцина. — Н.В.) под всеобщий радостный гул и шутки говорит одни и те же слова, ставшие, кажется, уже традицией: «Если бы в далеком 1991 году этот человек (показывает на меня) принял бы пост премьер-премьера, то нас бы с вами тут не было».— Но вы отказались и от должности президента РАН! Здесь-то вы были бы точно на своем месте, но почему-то снова ответили отказом.— Когда мне предложили возглавить вновь создаваемую Академию наук РСФСР, я ответил: «Что за чушь? Вот создано Правительство РСФСР, которое заседает в Белом доме, — и кому оно нужно, когда в Москве сидит Правительство СССР и все решает? Также не понимаю и роли Академии РСФСР при существующей АН СССР».— Каковы же были ответные аргументы?— Как я понял, Ельцин уже тогда хотел сепарироваться от центральной власти: РСФСР должна была быть со своим правительством, со своей академией и т.д. И снова я предложил ему вместо себя другую кандидатуру — Юрия Сергеевича Осипова. Я сказал однажды Ельцину: «Мой хороший товарищ, ваш земляк из Свердловска сейчас находится в Москве, он мог бы возглавить академию». Ельцин быстро нашел его. Вскоре мне звонит Юрий Сергеевич и говорит, что ему предложили должность президента академии. До путча он успел провести выборы в новую Академию РСФСР.— Кто в нее вошел?— Российские ученые — члены Академии наук СССР вошли в нее автоматически. Кое-кого добрали — например, Руслана Хасбулатова тогда выбрали членом-корреспондентом (он был тогда председателем Верховного совета РСФСР). За него многие проголосовали.— А члены «большой» Академии СССР из других республик?— Они стали академиками своих национальных академий.— Получается, Ельцин был сепаратистом?—Он хотел возглавлять самостоятельную административную единицу. Тогда много ходило квазиельцинских лозунгов типа: «Хватит кормить периферию!», «До каких пор все будут у нас на дотации?» и т.д. Конечно, это была демагогия: на самом деле на местах, в республиках местные «шахи» были только рады разделению, ведь они становились полноправными и единоличными правителями.— На чьей стороне вы были во время последующего путча?— Конечно, на стороне Ельцина! Мы были вместе в Межрегиональной депутатской группе, куда входили также Андрей Сахаров и Гавриил Попов. Мы думали о судьбе страны. Когда возник путч, я как раз вернулся в Москву из отпуска. Утром, вызвав водителя, решил заехать к Бурбулису в Белый дом, чтобы узнать, что происходит, а потом — в МАИ. Однако в Доме правительства пришлось застрять на все три дня, все оказалось серьезней, чем я думал.— Что же сказал Бурбулис?— Его в Белом доме не оказалось, он был в Архангельском. Там были также Ельцин, Силаев и Хасбулатов. Меня соединяют с Бурбулисом, но неожиданно трубку у него вырывает из рук Ельцин и громко говорит: «Юрий Алексеевич, мы готовим воззвание против путчистов, собирайте журналистов, народ, мы сейчас подъедем». Я ему говорю: «В городе танки, народ. Наверное, вам не проехать». «Нет, мы прорвемся!» — отвечает. Их просто чудом выпустили спецслужбы, дежурившие около Архангельского. Если бы Крючков (последний председатель КГБ СССР Владимир Крючков. — Н.В.) был тогда более решительным, их могли бы всех уничтожить там, но они приехали. Мы вышли на сцену внутри Белого дома, перед которой было народу около двух тысяч, и Силаев начал читать известное воззвание против путчистов, подписанное президентом Ельциным, председателем Верховного Совета Хасбулатовым и председателем Совета министров Силаевым. Когда председатель Совмина дочитал, Ельцин раздвинул нас, стоявших на сцене, и сказал людям: «А теперь разбегайтесь и разносите все это народу». А меня потом спрашивает: «Там, в зале, были иностранные журналисты?» «Конечно, — говорю. — Полно!» Ну а уже после на улице Ельцин вылез на танк, а я стоял рядом с ним. Коржаков, его телохранитель, почему-то все время напоминал, чтобы от каждого из нас до ближайшего человека было метра полтора из соображений безопасности, но никто его не слушал…— Ну и что хорошего предлагал Ельцин? За что же вы боролись?— Я поддерживал демократию и был против советской власти.— А что означало для вас слово «демократия»? Как мы поняли потом — страна полностью перешла на импорт еды, оборудования…— У нас был тогда полный экономический коллапс, еды не было. Спекулянты удерживали продукты и продавали из-под полы. А Гайдар это дело легализовал, сказал: есть товар — выставляй на рынок, и сколько тебе заплатят, за столько и продавай! Если бы этого не было сделано, у нас была бы гражданская война.— В чем, по вашему мнению, заключалась ошибка тогдашнего правительства?— Я упрекал потом задним числом Гайдара: «Вы решили, что если вы освободите экономику, то она сама создаст правильную систему государственных институтов, которые необходимы для защиты личной собственности, общества и государства. Но этого не случилось». В 90-м году у нас была попытка создать концепцию национальной безопасности. Я вышел с такой идеей к Горбачеву, и он сказал: «Вот давай разрабатывай!» Назначил меня председателем комиссии из 19 человек народных депутатов… Но, увы, мы проработали всего 40 дней, успев провозгласить два тезиса. Первый: безопасность не есть только государственно-политическое понятие, она имеет и такие компоненты, как экономический, экологический и информационный. И второй: приоритеты прав и свобод личности, и лишь потом — общества и государства, если последнее способно обеспечивать две первые.— Что же произошло через 40 дней?— Нам сказали так: «Комиссия Рыжова свою работу выполнила, вопросы безопасности страны берет на себя президент». Как мне стало известно позже, летом 90-го года к Горбачеву пришли три силовика, поговорили с ним, и он стал откатываться назад.Борьба со шпиономанией— С 1992 по 1998 годы вы работали послом во Франции, а по возвращении начали активно заниматься правозащитной деятельностью. Почему?— Да, я занялся этим, когда начали сажать ученых-«шпионов». Нас, правозащитников от науки, было тогда пятеро: ваш покорный слуга, нобелевский лауреат академик РАН Виталий Гинзбург, мой хороший друг и товарищ Сережа Капица, Людмила Михайловна Алексеева и правозащитник Эрнст Черный. К сожалению, Гинзбурга и Капицы уже нет в живых, но мы продолжаем начатое дело: пишем письма в защиту ученых в разные инстанции и президенту. Два звонких имени наших подопечных активно муссировались в прессе: это красноярский ученый, бывший директор Теплофизического центра КГТУ, известный в России специалист по космической плазме Валентин Данилов, приговоренный в ноябре 2004 года судом к 14 годам лишения свободы за шпионаж в пользу Китая. К счастью, полный срок ему сидеть не пришлось: 24 ноября 2012 года 68-летний ученый был условно-досрочно освобожден, приезжал к нам в Москву.Второй наш подзащитный — 51-летний москвич Игорь Сутягин, бывший сотрудник Института США и Канады РАН, кандидат исторических наук. В 2004 году, несмотря на то, что не имел оформленного допуска к секретным материалам, был осужден по статье 275 УК РФ за государственную измену. В 2010 году, проведя в заключении почти 11 лет, в результате обмена осужденными между Россией и США был освобожден, после чего переехал в Великобританию. (Его обменяли на Анну Чапман. — Н.В.)…— Принимали ли вы участие в судьбе сотрудника ЦНИИмаш Владимира Лапыгина, которому в сентябре этого года Мосгорсуд вынес приговор — 7 лет колонии строгого режима?— Мы долго боролись за него. Он, как и я, всю жизнь занимался аэродинамикой, 46 лет трудился в ракетно-космическом комплексе. В день, когда его взяли в СИЗО, дирекция ЦНИИмаша издала приказ: «В связи с уходом на пенсию за высокие заслуги объявить В.Лапыгину благодарность…»— Насколько известно, его так же, как и Данилова, обвинили в продаже секретов китайцам. Но что же они могли продавать, каким образом?— Я знаю, что Данилов как научный сотрудник Красноярского физтеха заключил с государственной китайской организацией предварительное соглашение. Я видел эти бумаги на китайском, английском и русском языках, где он предлагал им сделать вакуумную камеру для имитации двух-трех условий космической среды, к примеру, ультрафиолетовое излучение и электронный пучок. Для понимания вопроса скажу, что в космосе подобных явлений — тысяча, и смоделировать их в полном масштабе могут сейчас только две страны на двух установках. Одна находится у нас (она способна имитировать все, включая ядерное излучение), вторая — у американцев. Данилов же получил 300 долларов аванса… И кто-то из его сотрудников, которые были в курсе дела, но не вошли в группу исполнителей, «настучал» на него.— Вы говорите, что Данилов действовал официально, от имени Красноярского технического университета. Разве не то же самое делают наши двигателисты из Химок, изготавливая и продавая в США наши уникальные космические двигатели?— Подождите, вы что, ищете логику во всем этом?— Конечно!— Бесполезно! Я вам так скажу: в нашей стране нет ничего, что было бы интересно потенциальному врагу. Кроме, может быть, каких-то стратегических возможных планов. Но в области технологий и науки — точно нет.— Ну, вы, наверное, не совсем тут правы: на последнем МАКСе (Международном авиакосмическом салоне в Жуковском) были заключены договоры на покупку наших «Суперджетов».— Это все чушь. Этот проект был заложен еще в 80-х годах, а реализация затянулась аж до нашего времени. Вот пишут, что заключен контракт на сто штук, на несколько лет врастяжку… Спрашивается: рынок внутренний здесь есть — купят его какие-нибудь наши авиакомпании? Нет таких компаний.— Почему не купят?— Когда я увидел его впервые, спросил: «Это что, среднемагистральный лайнер?» — «Да». — «Он может сесть на любой наш более-менее приличный аэродром?» — «Да». Так вот, я говорю, что нельзя вешать двигатель под крылом, когда нижняя кромка входного устройства находится в 50 см от полосы, — любая кочка, и она отлетит! Ударится и отлетит. Поэтому он безопасен только на хороших полосах, которых у нас не очень много. Это во-первых. Во-вторых, самолет не удовлетворяет компании по системе гарантированного обслуживания — они лучше возьмут в лизинг подержанный «Боинг» или «Эрбас». Все ведущие наши авиакомпании на них летают. В-третьих, «Суперджет» отстал технологически — слишком долго делался… В-четвертых, у него все комплектующие — заграничные: от двигателей до электроники. Как-то я был в ЦАГИ, и там мне показали прекрасное немецкое оборудование для испытания панелей самолета «Суперджет» на усталость (когда деталь подвергается сильной вибрации). Смотрю, углепластиковую панель трясут. Я обрадовался, говорю Чернышову (гендиректор ЦАГИ. — Н.В.): «Это что, панель нашего, хотьковского производства?» «Да нет, — говорит, — Голландия». А я-то думал, что хотя бы за форму аппарата мы отвечаем, ведь аэродинамика у нас в Союзе была самая лучшая…В Жуковском заключили договора на сто машин «Суперджет» с поставкой в течение двух-трех лет (быстрее их не сделаешь при наших условиях производства). Но ведь не надо забывать, что у лайнера есть иностранные конкуренты, не обязательно даже американские или европейские — бразильские и канадские. Их компании производят самолеты десятками, если не сотнями в год, и за ними во всем мире стоит очередь. Я уже не говорю о «Боинге» и «Эрбасе», которые производят большие дальнемагистральные самолеты. Они «штампуют» их по 300 машин (!) в год. И какие есть шансы после этого у нашего несчастного «Суперджета»?..Я, будучи послом во Франции, боролся, чтобы вместе с «Эрбасом» делали огромный лайнер А-380. Проект закладывался в середине 90-х годов. Мы добивались, чтобы нам поручили делать большие панели крыла. У нас тогда были большие прессы, позволявшие штамповать их очень точно. Но не удалось мне, к сожалению, договориться, французы обошлись без нашей помощи. Они его сделали. Я успел увидеть его в воздухе еще до своего отъезда, в 1999 году. Наша же авиационная промышленность, увы, умерла необратимо — это я вам гарантирую.«Ответ простой: не возвращайтесь!»— Какой выход вы предлагаете из сложившейся крайне тяжелой ситуации?— Никакого! Технология отстала еще с начала 70-х годов, когда резко упали ассигнования на НИОКРы, даже в оборонной промышленности.— Что послужило причиной тому?— Отставание!— К вам как депутату Верховного Совета СССР и вопрос: почему возникло отставание?— Я пришел в ВС СССР, когда уже все умерло, до этого был ректором МАИ и состоял в Академии наук СССР. Но я скажу, почему отстали. Во-первых, мы недооценили «вражескую» науку кибернетику, потому очень быстро откатились назад в микроэлектронике, в информационных системах. БЭСМ-6 (Большая электронная счетная машина. — Н.В.) существовала в стране с 1950 года, но только в двух экземплярах и была загружена исключительно расчетами для ядерщиков. Она была ламповой, но когда перешли на полупроводниковые схемы, тут мы уже деградировали шаг за шагом. И это при том, что наш академик, нобелевский лауреат Жорес Алферов стоял у истоков развития полупроводников. «Вот, — говорит он мне на одной из встреч лет десять назад, показывая гаджет «Нокиа», — это — я». Я отвечаю: «Знаю, что без твоих открытий 30-летней давности здесь не обошлось. Только у меня один вопрос: почему здесь написано «Нокиа», а не «Жорес»?..»— В ваших словах слышится сплошной пессимизм. Вы и студентам своим то же самое говорите? А ведь им и нам еще жить и жить в России…— Ответ простой. Когда г-н Медведев предложил нашим молодым людям, в основном ученым, возвращаться из-за границы, я написал статью под заголовком «Не возвращайтесь!», и все аргументы в ней — напоминание, из какой страны они уехали. Страна стоит на пороге жуткого краха. Просто так легко уже не обойдется.— Легко сказать — уезжайте. А если кто-то не может или не хочет?— Тогда готовьтесь к тому, что бывает в России в момент системного кризиса (по-русски — смуты). За последние 100 лет их было два. Первый системный кризис начал накапливаться еще при Александре III, который закручивал гайки до тех пор, пока не возник кризис в вооруженных силах, не накопилось недовольство катастрофическим проигрышем «какой-то Японии», внутреннее недовольство в элитах и среди простого народа. И уже при Николае II царская империя рухнула, и возникло новое государство, в котором я прожил почти всю свою жизнь. Вторая смута назревала с полным коллапсом экономики в августе 1991 года…«Чиновники совершили принудительный захват академии»— Вернемся в настоящее. Реформа академии, которая началась сразу после выборов нового президента РАН в 2013 году, шокировала ученых. Многие не верили в происходящее, митинговали возле Госдумы, добиваясь отмены законопроекта о слиянии трех академий в одну и лишения РАН возможности управления академическими институтами. Однако ничего не получилось. Почему, как вам кажется?— Надо было активней, через сети, распространять призыв к противодействию. Тогда нас было бы больше. Но информационная война была проиграна. Митинговали ведь в основном рядовые сотрудники. А из членов академии подписались под протестным заявлением только 70 человек из 700. Получается, только 10% подписались — замечательные люди, не случайные в академии, естественники: математики, физики, химики… Это всегда была активная либеральная, демократическая сила.— Я бы не сказала, что Жорес Алферов, который был среди подписантов против реформы РАН, — либерал.— Да, Алферов не относится к либералам. Но мы все равно выступали с ним одним фронтом против развала академии. Я сказал тогда, что не во всем наши взгляды совпадают в политическом плане, но здесь мы едины. Мы оба защищали науку: он — физику, я — математику и механику.— Некоторые упрекают сейчас нынешнего президента РАН Владимира Фортова в излишней политкорректности в отношении реформаторов. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счет.— Когда Фортов шел на выборы, у него было два соперника, которые вышли с тоненькими брошюрками с тривиальными текстами о величии науки. И только у Фортова была довольно серьезная программа, где был изложен анализ финансового, организационного состояния академии с графиками, таблицами, а также план реформирования академии. Фортов был избран, как вы знаете, легко. А потом произошло то, что произошло, — уничтожение академии. Я считаю, что она была именно уничтожена в тот самый момент, когда выяснилось, что над ней зависает организация чиновников ФАНО (Федерального агентства научных организаций. — Н.В.).— Зачем это надо было чиновникам? Видно же было, что ничего хорошего из такой реформы не получится, им сотни академиков об этом говорили.— Академия издавна обладала огромной материальной базой, которая создавалась в СССР для обеспечения военно-промышленного комплекса. Это и здания, и испытательные полигоны, и научно-исследовательские корабли. Представляете, какое богатство!— Кто был идеологом развала?— Вы что, думаете, из Кремля звонили и давали команды? Сейчас большинство чиновников ориентированы, как собаки, на ветер, и их главная задача: предугадать, что понравится власти. Угадали или нет в данном случае — кто знает?Я считаю, что как только Фортову повесили хомут в виде ФАНО на шею, ему надо было хлопнуть дверью и уйти в свой блестящий Институт высоких температур, которым он руководит.— Но Фортов в одном из интервью говорил, что ему как раз не все равно, что останется после него. Ну, поставили бы вместо него не радеющего за академию функционера — он бы все еще быстрее разрушил.— Мне сложно судить Фортова. Скажу за себя: я живу по Окуджаве — мне важней мои честь, совесть, достоинство и репутация.— Это хорошо вы говорите, но страну-то кто-то должен из болота вытаскивать.— Есть кому, в стране 140 миллионов народа…— Ну вот, наверное, Фортов и есть один из них?— Безусловно, он наделен полномочиями, его должность является равносильной должности члена Правительства Российской Федерации. Но тем не менее — все свершилось… Институты из-под РАН вышибли, объединяют в единые центры совершенно разные научные организации. То же самое происходит и в образовании, с вузами. Наш МАИ уже слили с МАТИ… А ведь когда-то наша наука была на таком высоком уровне, что мы успешно отправляли с тем же Владимиром Евгеньевичем аппараты к комете Галлея…

09 декабря 2016, 10:13

Россия Владимира Путина, фильм 7-8

Владимир Полеванов, сменивший Чубайса на посту главы Госкомимущества, должен был сесть в тюрьму. Такие требования выставили американцы. Черномырдин с Чубайсом заводили на него 11 уголовных дел. Однако все они рассыпались. Владимир Полеванов расскажет, как остановил приватизацию оборонных предприятий и морских портов и почему этим фактом были страшно недовольны американцы. Как оплачивалось западом диссидентское движение. История жизни одного из самых ярких критиков советской системы– Александра Зиновьева.

06 декабря 2016, 05:04

Из уничтожения КГБ нужно вынести несколько важных уроков

Ровно 25 лет назад был принят закон «О реорганизации органов государственной безопасности», которым были юридически ликвидированы остатки КГБ СССР. Но до сих пор остаются два вопроса – как уничтожение якобы всесильной структуры вообще стало возможным и почему комитет «проспал» распад страны, безопасность которой был призван защищать?

03 декабря 2016, 12:00

Политика: Из уничтожения КГБ нужно вынести несколько важных уроков

Ровно 25 лет назад был принят закон «О реорганизации органов государственной безопасности», которым были юридически ликвидированы остатки КГБ СССР. Но до сих пор остаются два вопроса – как уничтожение якобы всесильной структуры вообще стало возможным и почему комитет «проспал» распад страны, безопасность которой был призван защищать? Совет Республик Верховного Совета СССР, принявший закон «О реорганизации органов государственной безопасности», сам по себе был нелегитимен – в качестве органа власти он не упоминался в Конституции СССР. Однако в обстановке общего хаоса на это уже никто не обращал внимания. Упразднить КГБ, согласно статье 113 Конституции, могли только обе палаты Верховного Совета одновременно. А Верховный Совет вплоть до распада Союза не изымал упоминание о КГБ из Закона СССР от 16.05.1991 «Об органах государственной безопасности». Разобрать на запчасти Сейчас уже понятно, что основной удар по дееспособности центрального аппарата КГБ был нанесен задолго до декабря 1991 года. Точка невозврата – 5 мая 1991 года, когда Борис Ельцин, Михаил Горбачев и тогдашний председатель КГБ СССР Владимир Крючков неформально договорились о создании самостоятельного КГБ РСФСР. РСФСР была единственным субъектом Союза, у которой не было республиканского управления КГБ – с 1965 года ее местные органы напрямую подчинялись центральному аппарату. На следующий день была обнародована декларация, согласно которой КГБ РСФСР вошел в структуру КГБ СССР как союзно-республиканский, а не как орган центрального подчинения. А уже упомянутый выше закон «Об органах государственной безопасности» юридически закрепил подчиненность союзного КГБ законодательной власти. То есть управление и контроль над органами государственной безопасности переходили от правительства к Верховным Советам республик, а в РСФСР конкретно – к Ельцину. К этому моменту уже была отменена пресловутая 6-я статья о «руководящей и направляющей роли партии» и довольно успешно проведена департизация КГБ. Изначально штат КГБ РСФСР состоял из 14 человек, которые ютились в паре комнат в Белом доме и не имели никаких контактов с органами на местах. При этом в соглашении от 5 мая специально оговаривалось, что Управление по Москве и области остается в союзном подчинении. Возглавил республиканское КГБ Виктор Иваненко – ничем не примечательный 44-летний опер из Тюмени, работавший на тот момент замначальника инспекторского управления КГБ СССР. В августе он возглавит и опергруппы по аресту Владимира Крючкова и Бориса Пуго, а до того осуществлял руководство обороной Белого дома из кабинета Геннадия Бурбулиса. Переход на службу к Ельцину карьерных сотрудников, не имевших перспектив в союзных ведомствах, нормальное явление того времени. Пример тому – Андрей Козырев, взлетевший до министра иностранных дел РСФСР с поста в управлении МИД СССР по международным организациям. Дальнейшая жизнь и судьба Иваненко довольно показательны. В ноябре 1991 года Ельцин переименовал КГБ РСФСР в Агентство федеральной безопасности РСФСР, чтобы стилистически откреститься от самой аббревиатуры КГБ. Генерал-майор Иваненко возглавил новую структуру уже в ранге министра, но уже через три месяца был уволен «по сокращению штатов» – после того, как на заседании Конституционного суда РСФСР выступил против объединения АФБ и МВД в монструозное Министерство безопасности и внутренних дел (МБВД). Тогда Иваненко перешел в Газпром, считается создателем его службы безопасности, но расцвел в родном Тюменском крае, проработав все 90-е годы вице-президентом, первым вице-президентом и заместителем председателя правления компании ЮКОС. Его должностные полномочия до конца так и не были прояснены, версии варьируются от руководства службой безопасности до лоббизма в госструктурах. Зато после раскрытия структуры ЮКОСа выяснилось, что активы Иваненко приблизительно равны 110 млн долларов и что он стал самым богатым выходцем из КГБ, чем заслужил прозвище «генерал и бизнесмен» по аналогии с персонажем фильма Эмира Кустурицы «Черная кошка, белый кот» – «патриотом и бизнесменом». В 2008 году ему пришлось выступать свидетелем на суде по делу Невзлина, но по делу Пичугина – фактического руководителя службы безопасности ЮКОСа, осужденного за заказные убийства, Иваненко не допрашивали, хотя он был прямым руководителем осужденного. С мая 1991 года началось планомерное уничтожение структуры союзного КГБ, а после августовского путча это превратилось в избиение. Сперва из состава комитета были выведены 8-е Главное управление (правительственная связь и криптография) и 16-е управление (радиоэлектронная разведка и ее криптография) – их объединили в Комитет правительственной связи. В августе – сентябре в состав Министерства обороны были переданы едва ли не все подразделения войск КГБ, включая спецназ и закрытые диверсионные части внешней разведки, что привело к их фактическому расформированию и утечке уникальных кадров. В сентябре 9-е Главное управление («девятка», охрана руководителей государства) преобразована в самостоятельное Управление охраны при президенте СССР (по факту Горбачеву уже никто не подчинялся, но соблюдалась преемственность названий). Примерно тогда же упразднен 4-й отдел управления «З» («защита конституционного строя»), занимавшийся религиозными (но не сектантскими) организациями. Управление по защите конституционного строя, бывшее 5-е (идеологическое управление), упразднено целиком, что тогдашний начальник КГБ СССР Бакатин объявил главной победой демократических реформ. К 9 сентября был установлен запрет на использование оперативно-технических средств для получения информации, не относящейся к компетенции органов госбезопасности. Наконец, 22 октября согласно постановлению Государственного Совета (ситуативного, «революционного» органа власти, не существовавшего в Конституции) КГБ СССР упразднялся, а на его базе создавались Центральная служба разведки СССР, Межреспубликанская служба безопасности и Комитет по охране государственной границы – эфемерные структуры, призванные сохранять видимость преемственности. Закон от 3 декабря стал и вишенкой на торте победителей, и последней подписью. Еще 5 сентября органы государственной безопасности на местах в большинстве субъектов РСФСР были переданы в подчинение КГБ РСФСР (Чечня, разумеется, провисла). В начале ноября 7-е управление (оперативно-поисковое, «наружка»), 12-й отдел (прослушка), следственный изолятор «Лефортово» и технические службы официально передаются туда же. Собственно, уже на этом контору можно было закрывать, поскольку центральный союзный аппарат лишился технической возможности проводить не то что контрразведывательную работу, но борьбу с коррупцией, ловлю маньяков и противоборство организованной преступности. Оставалось только охранять кукурузу и остатки архивов. Мотивы действий Ельцина и его окружения (в первую очередь Геннадия Бурбулиса, дирижировавшего всем этим процессом) были понятны – он последовательно переподчинял себе структуры государственной безопасности, начав с 14 человек и закончив разгромом центрального аппарата. К Горбачеву вообще нет никаких претензий в силу того, что он в тот период уже по факту ничем не управлял и ему до конца остался верен один-единственный человек – его личный телохранитель полковник Дмитрий Фонарев, ныне возглавляющий Национальную ассоциацию телохранителей России (НАСТ). А вот мотивы поведения Владимира Крючкова и многих других старших офицеров КГБ СССР, добровольно пошедших на вышеописанную организационно-идеологическую гильотину, действительно интересны. Смутное время К весне 1991 года было покончено почти со всеми промосковскими правительствами в странах Восточной Европы. В центральном аппарате КГБ пристально следили за происходящим западнее Бреста, пустив на самотек ситуацию внутри страны. Меж тем в Москве уже более года проходят масштабные митинги и шествия, на которые стихийно собираются до миллиона человек. Эти митинги плохо организованы, практически неуправляемы и парализуют весь центр города. От греха подальше центр просто закрывают для транспорта и отдают толпе по первому требованию. Организацию по технической части – транспорт, репродукторы, трибуны – берет на себя Моссовет, в котором доминируют либералы. И стоит учитывать, что город тогда был устроен иначе, нежели сейчас: Манежная площадь представляла собой открытое пространство с двусторонним движением транспорта вдоль Александровского сада – и по ней свободно перемещались миллионы человек. Злых, голодных и требовавших перемен. В какой-то момент – уже любых КГБ по факту самоустранилось от происходящего. Начальник УКГБ по Москве и области Виталий Прилуков ситуацию не контролировал. Большая часть личного состава, включая разведку, была погружена во внутренние проблемы, которые начались еще с момента департизации. Проблемы эти откололи Первое главное управление (внешняя разведка) от основной части КГБ, поскольку разведка демонстративно поддержала упразднение партийного контроля, что было естественной реакцией на непрофессионализм и беспринципность партийного руководства в этой особой сфере. Сотрудники разведки массово выходили из партии или прибегали к уловкам, чтобы оказаться вне контроля системы. Например, автор этих строк, переходя из Международного отдела ЦК КПСС и не будучи членом партии, просто «потерял» комсомольский билет, что было воспринято отделом кадров и самой комсомольской организацией с пониманием. А тронуть человека, с апреля 1991 года находившегося «на полевой работе» в горячей точке – Южной Осетии, с которой даже связи не было, а лавины по весне перекрывали единственную трассу, ни у кого рука не поднялась. Так называемая демократическая улица рано или поздно предложила бы собственную систему организации госбезопасности, которая с высокой долей вероятности контролировалась бы из посольства США. На площади из ниоткуда возникли бы некие лидеры, которые в инициативном порядке пришли бы к Ельцину (скорее всего, при посредничестве Моссовета и американцев) и навязали бы ему себя в качестве альтернативной системы государственной безопасности. Кандидатурой на пост руководителя мог быть и Олег Калугин, уже находившийся в оперативной разработке по подозрению в шпионаже в пользе ЦРУ. В конечном итоге это привело бы к насильственному разрушению КГБ СССР до основания, вплоть до люстрации и физических преследований сотрудников вне зависимости от их ранга, звания и специализации деятельности. На руинах была бы создана «карманная» структура, а руководили бы ею американские советники и консультанты, как это произошло в Восточной Европе и в Прибалтике. Самый радикальный, восточногерманский, вариант тоже рассматривался всерьез. А он предусматривал и штурм зданий КГБ, и организованное разграбление архивов, что означало бы смерть нового российского государства в утробе. В качестве «ролевой модели» упоминались и события 1956 года в Венгрии, где восставший народ первым делом напал на здание Госбезопасности, перевешал – в прямом смысле слова – охрану и вынес архивы. Кстати, облицовка нижних этажей комплекса зданий на Лубянке гранитным камнем была сделана именно после Венгрии-56. При этом многие офицеры вполне поддерживали и перестройку, и лично Ельцина. Не было противостояния «КГБ против народа», о котором любят «вспоминать» либеральные СМИ. Другое дело, что часть сотрудников была деморализована трехлетней идеологической атакой со стороны СМИ, и даже глубоко идейные коммунисты, истово веровавшие в это учение, находились в состоянии, близком к прострации. На некоторых, особенно из старшего поколения, было страшно смотреть. И это притом что республиканские КГБ уже прекратили сотрудничество с центром, в лучшем случае дистанцировавшись от происходящего, а в худшем, как в Грузии, перейдя на сторону местных националистов. Как-то сопротивлялся только КГБ Литвы, но лишь за счет харизматичности его тогдашнего руководства. И в какой-то момент генералам Эйсмунтасу и Марцинкусу пришлось организовывать спецоперацию по вывозу архива из Вильнюса на поезде. Крючкову и части его окружения (Агеев, Пономарев, Грушко) разумным выходом представлялся организационно-кадровый компромисс с Ельциным. Соглашение от 5 мая 1991 года должно было гарантировать, что набиравшее силу руководство РСФСР создаст свою службу госбезопасности не на основе «демократической улицы», а из старых кадров КГБ СССР, идеологически готовых работать с Ельциным и Бурбулисом (в случае последнего это было чрезвычайно сложно). Но Крючков, похоже, уже не понимал, что ситуация вышла из-под контроля, так что глубоко продуманные интриги и схемы, к которым он привык в прежние времена, уже не работают. Передача полномочий новому КГБ РСФСР переросла в разгром центрального аппарата, но хотя бы без насилия, люстраций, «запретов на профессию» и прочих прелестей Восточной Европы. Возможно, это можно считать достижением. Кадры решают многое В любом случае разрушение центрального аппарата привело к интеллектуальной катастрофе. Люди, всю свою жизнь отдавшие союзному государству, выбрасывались на улицу, если не декларировали свою приверженность новым идеалам, так до конца и не сформулированным. У ряда старших офицеров, работавших только в союзных структурах и не перешедших в национальную юрисдикцию, несмотря на их опыт и подготовку, просто не осталось средств к существованию. При этом одиозные персонажи, связанные, к примеру, с идеологическими репрессиями в советский период, прекрасно прижились и в 90-х годах. В первую очередь речь идет о вечном начальнике 5-го Главного управления (борьба с «антисоветчиной») генерале Филиппе Бобкове. Все 90-е годы он возглавлял так называемое аналитическое управление (по факту – службу безопасности) АО «Группа «Мост» Владимира Гусинского – одну из наиболее одиозных по тем временам олигархических и медийных структур. Что удивительно, он регулярно допускал огромное количество ошибок (например, взял на работу автора этих строк), но продолжал работать на этой должности даже после бегства Гусинского за границу. Именно при Бобкове в «Мосте» сформировалась плеяда нынешних «лидеров общественного мнения» либерального толка. И тот же Бобков публично поддерживал сокращение резидентур российской разведки в нескольких регионах мира, хотя его мнения по этому поводу никто не спрашивал – он не имел к ней ровно никакого отношения. Случай Бобкова – это частный случай самопиара КГБ, бытующего до сих пор. Деградация тех систем, которые отвечали за ситуацию внутри страны, началась даже не в 1987 году, когда отмена предварительной цензуры спустила на органы государственной власти всех собак. Даже сейчас принято идеализировать и сам КГБ как явление, и отдельно взятых сотрудников старшего поколения. На деле многие из них (в том числе те, кто торпедирует общество мемуарами и «экспертными мнениями») сами виноваты в разрушении как инфраструктуры КГБ, так и государства в целом. Управления со 2-е по 6-е еще с 70-х были поражены многочисленными кадровыми болезнями. Подбор сотрудников «по анкете», помноженный на разнообразные формы «советской политкорректности» (национальные кадры, «комсомольский набор», «селяне»), приводил к постепенному понижению профессионального уровня. Особое внимание стоит обратить на так называемые школы КГБ, которые стали формировать в 70-х годах. Наиболее знаменитые из них – в Минске, Киеве, Вильнюсе, Тбилиси, Ленинграде, Новосибирске и Львове – по ускоренной системе готовили к работе кадры, посланные по национальной квоте или комсомольской путевке. Не все, конечно, так страшно, есть множество прекрасных профессионалов и симпатичных людей, эти школы окончивших, но многие другие полученный набор специфических навыков затем использовали в основном в личных целях, а качество их подготовки оставляло желать лучшего. Речь, правда, не идет о внешней разведке – там были свои сложности, но до ускоренных курсов для людей чуть ли не с улицы дело не дошло. В результате сформировалась целая система, отторгавшая новизну, нестандартное мышление и самостоятельность оценки. Мешала и военизированность КГБ – выходцы из армии, при всем к ним уважении, менее склонны к критическому мышлению. Гражданские специалисты чаще проявляют принципиальность в отстаивании своей точки зрения, нежели кадровые офицеры, в которых изначально заложено чинопочитание. Сложился и культ командования. То есть отдавать приказы и разрабатывать планы считалось более важным, чем заботиться о том, чтобы они были правильными. А судорожные попытки уже в горбачевскую эпоху создать некие «аналитические отделы» привели лишь к появлению на руководящих должностях заслуженных генералов, больше склонных к поиску вселенских заговоров, чем к объективной обработке поступающих данных. Герои сопротивления Традиционный вопрос о том, как это так случилось, что гигантская структура, охватывавшая весь СССР и все якобы контролировавшая, проспала распад государства, не совсем правильно сформулирован. В реальности КГБ СССР образца 80-х годов сам себя не контролировал. Распад начался с отпада части национальных отделений, с поляризации мнений внутри самой организации, с вынесения на публику внутренних идеологических дискуссий, а в дальнейшем все это только росло как снежный ком. Чинопочитание, карьеризм и общее снижение интеллектуального уровня привели к невозможности адекватно оценивать поступавшую информацию, а поступала она в огромных количествах. В той же Литве, например, националистические настроения отчасти поддерживались местным ЦК партии, который безуспешно пытался их возглавить. КГБ же не могло пойти против мнения партийного начальства, которое отмахивалось от оперативных донесений, ссылаясь на Москву и «перестройку». А в кавказских республиках рычаги управления вообще были утеряны, причем отчасти из-за давления партийной власти. Роль КГБ СССР в истории и в событиях 1988–1991 годов – отчасти вопрос веры. Людей, считающих, что эта организация была абсолютным злом, никак не переубедить, но это и не нужно. Людям, которые отождествляют своих современников с крестьянским призывом времен Ежова, в принципе сложно что-то объяснить. Даже попытки отделить деятельность внешней разведки от одиозных мероприятий 5-го главка времен Андропова наталкиваются на неприятие самой аббревиатуры. Возможно, главный урок событий двадцатипятилетней давности касается не общей роли органов государственной безопасности в структуре власти, а их интеллектуальной и организационной ниши в этой системе. Роль КГБ СССР в конце 80-х – начале 90-х сводилась к не свойственным государственной безопасности функциям поддержки авторитета власти на фоне идеологических изменений в обществе. Но и сам КГБ (как центральный аппарат, так и республиканские органы) разрывался от внутренних противоречий, так что требовать спасительных идей от структуры, разлагавшейся одновременно со всей системой государственной власти, было бы наивно. Даже имидж КГБ разлагался под массированной атакой СМИ, хотя в какой-то мере работает до сих пор. Внутри системы государственной безопасности, которая по идее должна была вбирать в себя лучших, просто не нашлось тех интеллектуальных сил, которые могли бы оказать политике распада и разложения достойное сопротивление. А это и есть главный урок. Система органов государственной безопасности не может быть массовой, она не может быть основана на «анкетном» подборе кадров. Она не может быть идеальной, но стремиться к этому идеалу необходимо. А всех, кто участвовал в борьбе за единое государство – «в поле» ли, на ступеньках здания КГБ на Лукишках, на Лубянской площади, на паркетах комплекса правительственных зданий от Рыбного переулка и наверх – не стоит поминать злым словом. Случилось неизбежное. Но могло быть гораздо хуже. Теги:  Борис Ельцин, спецслужбы, Михаил Горбачев, история СССР, разведка, перестройка, КГБ, памятная дата

23 ноября 2016, 19:40

Рифкат Минниханов: «Мне было очень хорошо, пока не случилось сегодняшнего дня...»

Представляя Рифката Минниханова в качестве руководителя ГБУ «Безопасность дорожного движения», вице-премьер РТ Шамиль Гафаров заметил, что решение об этом было принято еще в июне этого года под давлением поручений Владимира Путина. Сам герой дня, сменивший полицейский мундир на гражданский, не скрывал светлой грусти по поводу своего возвращения, как и экс-руководители двух бюджетных организаций, слитых ради него в одну.

15 октября 2016, 20:00

Как ликвидировали Степана Бандеру

15 октября 1959 года в подъезде одного из мюнхенских домов было обнаружено тело мужчины с разбитой головой. Пострадавший был ещё жив, но находился без сознания. По дороге в больницу мужчина скончался, так и не придя в сознание. Первоначально доктора подозревали, что у него случился сердечный приступ, из-за чего он упал и ударился головой о каменный пол. Однако при осмотре у него обнаружили пистолет. Заподозрив неладное, врачи вызвали полицию. Полицейские выяснили, что погибшего мужчину зовут Стефан Попель, кроме того, он ранее был известен под именем Степан Бандера (один из лидеров украинских националистов). Начатое расследование не выявило никаких подозреваемых, и если бы не один, можно сказать, случайный фактор, обстоятельства гибели Бандеры так и были бы неизвестны и по сей день и оставались бы одной из неразгаданных загадок века. Лайф выяснил, как погиб один из символических лидеров украинских националистов. Послевоенное прозябание После окончания войны Степан Бандера оказался в Германии, точнее на территориях, оккупированных победителями в этой войне. Обе стороны искали Бандеру, подозревая его в сотрудничестве с немцами, поэтому некоторое время ему пришлось провести на нелегальном положении, живя под чужим именем. СССР по линии ООН требовал от западных стран выдачи всех беглецов, которых они приютили. В основном это были прибалты и выходцы из Западной Украины. Среди фамилий тех, кого Союз требовал выдать, звучала и фамилия Бандеры. Однако достаточно скоро отношения между бывшими союзниками испортились и началась холодная война. Для всех противников СССР, кому хотя бы теоретически угрожала выдача, это означало, что теперь никакой выдачи не будет и они могут спокойно жить в этих странах и легализоваться там. Бандера вышел из подполья и взял себе фамилию Попель. Поначалу он проявлял активность и возлагал большие надежды на антибольшевистский блок народов, который должен был объединять эмигрантов различных национальностей, проживающих в Советском Союзе. Но по большому счёту ничего путного из организации так и не вышло и она так и осталась эмигрантским междусобойчиком. Бандера постепенно начал терять влияние и в Организации украинских националистов (ОУН)*. Между ними и раньше не было единства: ещё в годы войны организация распалась на две фракции — бандеровцев и мельниковцев, — которые настолько разошлись во взглядах, что доходило до вооружённых столкновений между ними и убийств друг друга. После войны очередной раскол произошёл теперь уже в рядах бандеровцев, в результате чего появилась ещё одна фракция — закордонников, которую возглавил некогда влиятельный лидер националистов Лев Ребет. Закордонники обвиняли бандеровцев в замшелости. По их мнению, бандеровцы безнадёжно застряли в предвоенном времени и не понимают, что мир изменился. Надо было создавать независимую демократическую Украину, считали они, а бандеровцы всё так же мечтали об "Украине для украинцев" и придерживались ультраправых взглядов, которые были дискредитированы войной. В условиях многочисленных конфликтов и расколов Бандера к началу 50-х годов практически утратил все имевшиеся рычаги влияния и был скорее символической фигурой, чем реальным лидером. Он перебрался в Мюнхен, вскоре к нему туда переехала жена с маленькими детьми, после войны оказавшаяся в советской зоне оккупации и жившая под чужим именем. Бандера настолько старался не привлекать к себе внимания, что даже его дети узнали свою настоящую фамилию только после его гибели, до этого они росли, думая, что их фамилия Попель. Подготовка Однако в СССР его продолжали воспринимать как угрозу и не оставляли попыток подобраться к нему. Служба безопасности ОУН впоследствии заявляла о пяти попытках покушения на Бандеру, которые им якобы удалось предотвратить. Чисто теоретически в советских интересах было бы работать на усугубление раскола, углубление конфликта между различными течениями украинских националистов и разжигание вражды между ними, попутно работая на дискредитацию всех видных лидеров. А вот смерть Бандеры, наоборот, превратила бы его в мученика и символ. Однако в советских спецслужбах 50-х была ещё слишком сильна инерция сталинских времён, когда единственным методом борьбы с политическими противниками было их физическое устранение. К тому же сторонником устранения был лично Хрущёв. На роль ликвидатора выбрали Богдана Сташинского, который хорошо зарекомендовал себя, выполняя "деликатные" поручения. В частности, именно он убил лидера закордонников Льва Ребета, при этом он настолько успешно провёл операцию, что немецкие полицейские даже ничего не заподозрили и смерть Ребета была объявлена несчастным случаем. Позднее уже на суде Сташинский уверял, что был завербован чекистами насильно ещё в юном возрасте. Якобы он ехал на поезде зайцем, попался в руки контролёров, которые передали его милиции, а потом неожиданно оказался у чекистов, которые принудили работать на них, угрожая выслать его и семью в Сибирь. История довольно странная, к тому же надо учесть, что на суде Сташинский по совету адвокатов придерживался той линии развития событий, согласно которой он выполнял приказы, потому что просто не мог их не выполнять, поскольку иначе ему грозила гибель. Но всё же истории про безбилетников, которых под страхом Сибири вербуют чекисты, звучат как-то сомнительно. Сташинский перед отправкой на задание несколько лет изучал польский и немецкий языки. По легенде он должен был выдавать себя за польского немца, что и объясняло бы акцент, с которым он говорил по-немецки. Его планировалось использовать против лидеров украинских националистов, значительная часть которых после войны осела в Западной Германии. Под именем Йозеф Леман он работал механиком в гараже при советском посольстве в ГДР. Его первым успешным заданием стало устранение Ребета. В октябре 1957 года он подкараулил его в подъезде и выстрелил в лицо из специального пистолета-шприца, заряженного синильной кислотой. Всё выглядело настолько естественно, что даже самые параноидальные соратники Ребета ничего не заподозрили и сочли, что он умер от внезапного сердечного приступа. Токсикологическую экспертизу никто не проводил. Убийство После столь безукоризненно проведённой операции Сташинский был на хорошем счету у начальства и ему были сделаны некоторые поблажки. Например, было позволено жениться на этнической немке, правда с запретом раскрывать себя. Наконец, через год он получил задание на устранение Бандеры и прибыл в Мюнхен под именем Ганс-Йоахим Будайт. К нему Сташинский готовился очень долго: он следил за Бандерой с начала 1959 года. Даже съездил в Роттердам, где Бандера выступал на поминках убитого ещё до войны лидера ОУН Коновальца. Но близко подобраться к нему у него никак не получалось: Бандера опасался за свою жизнь и его всюду сопровождали охранники из СБ ОУН. Сташинскому за десять месяцев слежки удалось только запомнить его в лицо, определить его автомобиль и примерный распорядок дня. Хотя один раз у него был шанс выполнить задание: он подкараулил Бандеру возле гаража, но по какой-то причине не решился выстрелить и прошёл мимо, а пистолет-шприц утопил в водоёме. Провалив задание и лишившись оружия, Сташинский вернулся в Москву, но там ему дали ещё один шанс, и на этот раз дали инструкции и отмычку от подъездной двери, за которой следовало поджидать свою цель. Он также имел ингалятор с противоядием. При попытке открыть дверь в подъезд отмычкой его спугнула одна из соседок, кроме того, у отмычки отломился один из зубцов. Однако Сташинский смог в гараже при помощи подручных инструментов доработать её и научиться открывать ею дверь. 15 октября 1959 года Сташинский проследил за Бандерой от самой церкви до дома. По пути Степан ещё сделал покупки. Обычно охранники сопровождали его до двери, но в этот день Бандера почему-то был беспечен и отпустил охранников возле подъезда. Внутри его уже поджидал Сташинский. В начале второго часа дня Бандера начал открывать дверь, в этот момент Сташинский стал спускаться. Доподлинно неизвестно, какой диалог состоялся между ними, по одной из версий, Бандера узнал подозрительного молодого человека, который следил за ним с утра, и спросил его, что он тут делает, в ответ на что мужчина выстрелил. По другой версии, Сташинский сам завёл разговор с Бандерой. В тот момент, когда он доставал ключ из двери, спускавшийся сверху Сташинский неожиданно спросил его: с вашим ключом всё в порядке? Когда Бандера повернулся к нему, он выстрелил из заряженного цианистым калием пистолета-шприца, завёрнутого в газету, ему прямо в лицо. В момент выстрела в одной руке Бандеры был пакет с покупками, а другой он доставал ключ из замка, поэтому никак не мог защититься от выстрела. Без сознания он рухнул на пол и сильно повредил голову, Сташинский же выбежал из подъезда, а оружие утопил в реке. Вскоре ещё живого Бандеру обнаружили соседи, но по пути в больницу он скончался. Первоначально никто не подозревал криминала, пока не обнаружили, кем является убитый. При более подробном осмотре на его лице были найдены крошечные ссадины, вызвавшие подозрение у специалистов (по другой версии, на лице стали появляться тёмные пятна). Тщательно проведённые экспертизы подтвердили, что смерть наступила в результате отравления ядовитым веществом. Было возбуждено уголовное дело, опрошены свидетели. Одна из соседок рассказала, что в тот день видела в подъезде незнакомого молодого человека, но затруднилась дать точное описание. Ровно через год, в октябре 1960 года, дело об убийстве Бандеры было закрыто: полиция так и не смогла выйти на след. Потеря контроля К тому моменту Сташинский был уже в Москве. За успешное выполнение задания он был награждён орденом Красного Знамени, который вручил лично глава КГБ Александр Шелепин. Более того, в качестве поощрения ему разрешили привезти в Москву свою подругу Инге и раскрыть ей свою личность. Однако с этого и начались проблемы. Немецкой подруге агента в Москве совсем не понравилось, она не знала русского и не могла сходить даже в магазин. Кроме того, стал напрягаться и сам Сташинский. Он знал все приёмчики спецслужб и достаточно скоро установил, что за ним следят, причём делают это свои же. Сташинский опасался, что он слишком много знает, а такие люди порой заканчивают свои дни гораздо раньше, чем могли бы. В КГБ, в свою очередь, начинали нервничать из-за того, что агента "повело" и они теряют над ним контроль из-за какой-то женщины. Тем временем Инге забеременела, но рожать она хотела дома, где у неё были родственники, а не в Москве, где она не знала ни одной живой души и даже не говорила по-русски. Она также влияла на мужа, предлагая ему бежать, на что он пока не соглашался. Руководство КГБ разрешило ей вернуться, но не Богдану, он вынужден был остаться в Москве. Руководство опасалось, что Сташинский потерял голову, и теперь боялось выпускать его из своих рук. Ранее Сташинского предполагалось отправить в англоязычную страну, и он усиленно проходил курсы английского, однако теперь обучение было прекращено. Инге уехала в ГДР, где родила ребенка, но через несколько месяцев он умер. Сташинский так и не увидел сына, но руководство всё же смилостивилось над ним и разрешило слетать на похороны, но с особыми условиями. Его доставили в Берлин военным бортом и в сопровождении группы агентов-охранников. Вероятно, тогда Сташинский окончательно укрепился в решении бежать, поскольку понял, что больше его никогда никуда не выпустят и в лучшем случае он проведёт остаток своих дней в Москве, вдали от жены. На похороны он так и не попал. Прямо накануне похорон они с женой улучили момент и бежали через чёрный ход дома, дав денег на оплату всех необходимых ритуалов младшему брату жены. Пройдя дворами, они вышли из города и пешком направились в соседний, находившийся примерно в 5 километрах. Там они сели в такси и доехали до железной дороги, сели на поезд и спокойно добрались до Западного Берлина. Разоблачение Сташинский бежал на удивление удачно. Буквально на следующий день было объявлено о введении спецрежима и строительстве Берлинской стены, после чего поездки между двумя Германиями практически прекратились. В Берлине супруги первым делом обратились в американскую комендатуру, где Сташинский пообещал выдать американцам множество сенсационных подробностей в обмен на гарантии невыдачи и убежище. Однако американцы с недоверием отнеслись к советскому беглецу, чей побег так странно совпал с возведением Берлинской стены. Опасаясь провокации и не желая брать на себя ответственность за это странное дело, американцы передали его властям ФРГ, предварительно выведав у него всё, что могли. В ФРГ Сташинского стали судить за убийство Ребета и Бандеры, в которых он сам признался и сообщил массу подробностей, известных только ему. Хотя американцы советовали не поднимать шумиху, власти ФРГ приняли решение сделать процесс открытым. Разразился громкий скандал. Побег Сташинского и его разоблачение стоили места руководителю КГБ Шелепину — хотя напрямую его отставка с побегом не увязывалась, но произошла вскоре после него. В ответ СССР возложил обвинения на Теодора Оберлендера, бывшего офицера "Нахтигаля", ныне занимавшего пост в Правительстве ФРГ. Советская сторона обвиняла его в массовых убийствах во время оккупации Львова. Проведённое в ФРГ расследование посчитало его невиновным, тогда как суд в ГДР приговорил его заочно к пожизненному заключению за год до этих событий. Теперь советская сторона обвиняла бывшего офицера ещё и в том, что он организовал убийство Бандеры, который якобы разочаровался в своей борьбе и собирался покаяться и вернуться в СССР, а Оберлендер велел убрать его, потому что тот знал о его неблаговидной роли в львовских погромах. Сташинский на суде выбрал такую линию защиты, согласно которой он был жертвой злых планов КГБ и не имел права не исполнить приказ. При этом ни одного руководителя операции он так и не смог назвать, поскольку не знал их фамилий или сделал вид, что не знает. Суд учёл все обстоятельства и признал его виновным в двойном убийстве, но срок дал довольно мягкий — 8 лет. По одним данным, он полностью отбыл его, по другим — вышел досрочно, по истечении 2/3 срока. После этого супруги исчезли. Считается, что Сташинский изменил внешность, получил документы на новое имя и перебрался либо в ЮАР, либо в США. Несколько лет назад появлялась информация, что он жив до сих пор. Если это так, то сейчас ему должно быть 84 года, но до сих пор он ни разу не давал о себе знать. Громкий скандал привёл к пересмотру некоторых практик и принципов. Советские спецслужбы отошли от чрезвычайно распространённой в сталинскую эпоху практики ликвидации политических противников. КГБ долгое время не признавал своей ответственности, и только в начале XXI века экс-глава КГБ Владимир Крючков всё же признал, что операция по устранению Бандеры разрабатывалась КГБ и стала одной из последних подобных операций в истории спецслужбы. Наступали новые времена, которые требовали новых методов. * Деятельность организации запрещена на территории РФ по решению Верховного суда.

19 сентября 2016, 09:17

Головатов: «В бойне у телебашни 13 января виноват Ландсбергис»

Интервью с бывшим "альфовцом" Михаилом Головатовым.

11 сентября 2016, 04:21

ГРУ - ч. 3

Оригинал взят у zlobnig_v_2 в ГРУ - ч. 3Патриот Путин о Ельцине Автор книг о терактах 11 сентября «покончил жизнь самоубийством»Филипп Маршал бывший американский агент Национальной Безопасности, автор расследования 9/11 Филипп Маршалл и его дети убиты, сообщает PressTV.В России это имя мало кому известно, а вот в США о нем хорошо знают.Ветеран войны, капитан авиации, бывший пилот правительственного вертолета посвятил свое время написанию книг, в которых он собирал доказательства заговора правительственных чиновников США.Прибывшая полиция обнаружила детей семьи Маршалов 17 и 14 лет, их собаку и самого Филиппа застреленными выстрелом в голову из одного и того же пистолета."Кевин БАРРЕТТ ШОУ"ЭКСКЛЮЗИВ ПРЯМОЙ ЭФИР:Филипп Маршалл, отставной пилот United Airlines, бывший сотрудник ЦРУ, не стрелял в двух своих детей-подростков и в себя. К такому выводу пришли все, кто знал Маршалла в городоке Сьерра Nevadas в который он переехал десять лет назад после того, как продал свой дом в Санта-Барбаре ...Фил Маршалл жил в очень маленьком, закрытом периферийном поселении за пределами города Murphys, которое находится в предгорьях горного хребта Сьерра-Невада, он жил в районе который называется лесные луга - в основном там живут пенсионеры из Сан-Франциско и Лос-Анджелеса. Сам Филипп Маршалл переехал туда около 10 лет назад из Санта-Барбары. Как вы упомянули, что он отставной пилот United Airlines. Он переехал в Murphys, чтобы иметь больше уединения, потому что он планировал написать несколько книг.Таким образом, трудно сказать, но это должно было быть что-то настолько важное, что они были готовы убить Маршалла его двух детей и собаку. Собака, конечно, я считаю, была застрелена первой?, потому что это был Ши-тцу, и они известны тем, что очень Яппи, когда кто-то, кого они не знают, приходит на помещение, но я считаю, что убийство Маршалла и его семьи было связано с его следующей книгой.собака породы Ши-тцуНу, Уэйн, мы говорим об этом инциденте с Филиппом Маршаллом, где он и двое его детей были убиты, что кажется довольно очевидным это убийство, отдел местного шерифа, пытается назвать это убийство-самоубийством, но есть всякие доказательства того, что по факту это нетак, и в одном из ваших предыдущих отчетов, вы упомянули, что шериф говорит, что дома так далеко друг от друга, что никто не сможет услышать выстрелы, и когда вы пошли туда вы узнали, что это не так.MADSEN: Нет, на самом деле, дома очень близко друг к другу, по горизонтали и вертикали, потому что в основном, это поселение, лесные поляны, построено на склоне горы, и так дома не только близко расположены один к другому, но и почти друг над другом. Вы могли бы смотреть на дом соседа так же легко, как глядя на него сверху. Понимаешь, один сосед сказал мне, что .... понимаешь, посмотрите, дома так близко друг к другу, что один сосед слышал как Фил Маршалл свистит в своем доме ...БАРРЕТТ: Ничего себе.MADSEN: Так, это не то, что ... это не то, что сказал шериф. Очевидно, должно быть, был использован глушитель. Многие соседи думали, что это так. Они верили, что Шериф сказал "нет, нет никаких указаний замолчать ...." У Маршалл был 9мм Глок. Он был найден лежащим на спине, убитый выстрелом в левую части головы. Одна из обстоятельств, я пытаюсь выяснить, был ли он правша или левша, я все еще пытаюсь выяснить это. Но он был убит выстрелом в левую сторону головы, он лежал на спине с пистолетом под ним. Теперь люди по-разному реагируют на выстрелы, которые могли бы быть в случае, понимаешь, если учесть, что это самоубийство, но странная вещь является то, что он полушутливо сказал своим соседям, что, хотя у него был этот зарегистрированный 9мм Глок он никогда бы ... он сказал "от него не будет пользы, потому что у меня нет никаких патронов для него." Так два критических отчета, а шериф все ещё, с учетом этого, убедительно говорит, что Маршалл застрелил своих детей, свою собаку, а затем застрелился сам.MADSEN: Ну, положение тела знаешь, дети были найдены на секционном диване, но на разных участках дивана, и вопрос "если бы он выстрелил в одного из детей, понимаешь, а другой ребенок был на другой стороне дивана, было бы некоторое время, может быть, ответить...эти два ребенка, Алекс, 17 и Macaila, 14, находились постоянно в Twitter, Facebook и все эти вещи, которые дети в наши дни делают со своими iPhonами и еще много чего ... они были в постоянных контактах. Поэтому, когда они не явились в школу в пятницу, и о них ничего не было слышно, четверо друзей пошли к их дому в субботу. Они увидели в окно на входной двери, что кто-то лежал там, а сосед приехал и обнаружил, что дверь была открыта, вошел в дом, и нашел, Филлипа Маршалла в конце этого длинного коридора, застреленным, и явно мертвым. Когда Шериф пришел, конечно, все эти люди были удалены прочь, и желтая лента пошла вверх, и это была суббота. Но что интересно, коронер там говорит, что время смерти этих лиц было время, когда были обнаружены тела, хотя есть свидетельства что их расстреляли в ночь с четверга на 31 января или в пятницу утром, это было 1 февраля. Коронер сказал время смерти, когда они были обнаружены Satuday, поздно, я думаю, в субботу утром. Так у нас есть огромное несоответствие. Фил Маршалл, как мне сказали, никогда не держал дверь открытой, хотя многие люди делают это, у него были основания не делать этого, но сосед шел прямо через; дверь которая была открыта. Была боковая дверь, которая никогда не используется, соседи сказали мне, он никогда не использовал эту дверь, она была всегда закрыта; была также приоткрытой, когда были обнаружены тела. Таким образом, желтая лента идет вверх в субботу утром, на следующий день, в воскресенье, желтая лента выходит из строя. Шериф завершил расследование, постановил, что это двойное убийство и самоубийство.БАРРЕТТ: Ну ... это удивительно, что они могут ...источникистория с полянскимПолянский Валентин ВалентиновичПолянский Валентин Валентинович - командир 119-го гвардейского парашютно-десантного полка Северо-Кавказского военного округа, гвардии полковник.Родился 16 июля 1954 года в селе Пиково Чаплыгинского района Липецкой области. Русский. В 1971 году окончил среднюю школу.В Вооруженных Силах СССР с 1971 года. В 1975 году окончил Свердловское высшее политическое танко-артиллерийское училище, а затем Высшие командные офицерские курсы «Выстрел» и Военно-политическую академию имени В.И. Ленина.Командовал артиллерийским взводом, был помощником начальника службы ракетно-артиллерийского полка, заместителем по политической части роты, батальона и полка. С 1994 года он - заместитель командира бригады ВДВ по воспитательной работе. Принимал участие в ликвидации межэтнического конфликта в Южной Осетии в 1992 году, в боях первой чеченской войны 1994-1996 годов.Осенью 1999 года в районе Хасавюрта перед 119 полком поставили задачу к утру 8 сентября овладеть господствующей высотой, на которой закрепились бандиты.Полянский лично повёл сводный батальон, состоявший в основном из новобранцев, в атаку. Предрассветное сражение закончилось полным разгромом двукратно превосходящих сил противника, который, оставив на высоте убитыми около 50-ти своих боевиков, отступил в близлежащее село Гамиях.Здесь бой продолжался, пока селение не было полностью очищено от бандитов. В 2000 году за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга на Северном Кавказе, ему было присвоено звание Героя Российской Федерации, а на родине Полянского - в селе Пиково Чаплыгинского района Липецкой области - был установлен его бюст."Полянский в некоторых кругах был авторитетнее Квачкова, по понятным причинам, учитывая его боевой опыт и последнее место службы"Отставного полковника ВДВ задержали милиционеры столичного метро: якобы он пытался пройти в подземку в состоянии сильного опьянения. В отделении Полянскому досталось: в военном госпитале им. Бурденко, куда он обратился сразу после освобождения, зафиксировали множество синяков, кровоподтеков и сотрясение мозга. А сделанные в госпитале анализы не подтвердили наличие у него алкоголя в крови.Полковника осовободили на следующее утро, после чего он прошел освидетельствование на предмет побоев в госпитале имени Бурденко. Валентин Полянский собирался подавать иск в прокуратуру, однако против него самого было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК России ("Применение насилия в отношении представителя власти"). После ряда публикаций в СМИ и проведенной проверки был уволен один из руководителей прокуратуры Московского метрополитена, другие получили служебные взыскания. В конце концов, 27 ноября 2008 г. Лефортовский районный суд закрыл уголовное дело в отношении Полянского за примирением сторон.полянский занимался политической деятельностьюЖил в городе-герое Москве. Активно занимался политической деятельностью. В 2003 году баллотировался в Государственную думу Российской Федерации в составе избирательного блока «Родина». Был членом президиума регионального общественного фонда поддержки Героев Советского Союза и Героев Российской Федерации имени генерала Е.Н.Кочешкова. Также являлся сторонником одного из представителей российской оппозиции Михаила Касьянова и был членом возглавляемого Касьяновым Российского народно-демократического союза (РНДС).Пресс-конференция "Русскаого Марша" в Государственной Думе РФ.На фото Полянский крайний справа". (с) 12 ноября 2006 годаСостав Центрального КомитетаООО "Родина. Конгресс русских общин", избранный 9 дек.2006- Герой России, член общественного совета "Русский марш"Герой России Валентин Полянский застрелился из наградного пистолетаТрагедия произошла ранним утром 3 января 2009 годаВ Москве обнаружено тело героя второй чеченской войны полковника ВДВ Валентина Полянского. По версии следствия, полковник Полянский покончил жизнь самоубийством.Накануне днем Полянский вел себя вполне спокойно, не нервничал, не паниковал.- У нас на елке перегорела гирлянда, так он ее чинил полдня, потом мы вдвоем ее развешивали, - вспоминает Надежда Дмитриевна. – Затем мы поужинали, и я ушла к соседке пить чай.Надежды Дмитриевны не было дома не больше часа. Но, по-видимому, как раз в ее отсутствие, с Валентином что-то и произошло.- Я думаю, ему кто-то позвонил, - говорит Надежда Полянская. – Потому что когда я вернулась, он вдруг очень переменился. Стал нервным, колючим, замкнутым. Я спросила, что случилось. Но он лишь отмахнулся.Валентин сел смотреть телевизор, а Надежда ушла в другую комнату и заснула.- Проснулась я от громкого хлопка, - рассказывает женщина. – Смотрю, он стоит передо мной с пистолетом. Первый раз он выстрелил в пол. А потом согнулся и снова нажал на курок. Второй выстрел был уже глухим, потому что он попал себе в грудь. Он тут же свалился на пол. Крови было море, промок весь ковер и одеяло, которое врачи под него подстелили. Я подбежала к нему, а он уже глаза закатывал.Тогда я стала кричать только о том, чтобы он не умирал.Женщина тут же позвонила в «Скорую» и милицию.- Затем Надя попросила меня с мужем прийти, - вспоминает соседка Полянских Алла. – Мы прибегаем, смотрим, а она в коридоре сидит, смотрит в одну точку и повторяет: «Он застрелился».Врачи «скорой» поставили Валентину капельницу и повезли в институт Склифосовского.- Он говорил все время, как ему больно, - рассказывает Надежда Дмитриевна. – А еще про какие-то документы меня спрашивал. Только я так и не поняла, что он имеет в виду.В больницу к мужу Надежду Дмитриевну не пустили.- Я хотела с ним ехать, - рассказывает она. – Надела пальто, выбежала к машине. Но вдруг какой-то сержант начал мне до боли руки заламывать и кричать: «Ты еще ответишь!» Я ему: «За что?» А он в ответ: «За убийство!» Представляете, еще следствия не было, а он уже обвинил меня!"Когда милиция и "Скорая" уехали, я нашла в спальне предсмертную записку мужа", - рассказала журналистам вдова Полянского Надежда.Как описывает газета, на обратной стороне распечатанного конверта со штемпелем за 31 декабря 2008 года неровным, срывающимся почерком была написана фраза: "Меня убил Пахомов. Далее стояла литера "А", а следующая буква была написана неразборчиво и похожа на "Г", "Р" или "Л". Внизу стояла дата: 2.02.09 г. Возможно, Валентин Полянский планировал совершить самоубийство позже, предполагает КПhttp://www.newsru.com/russia/11jan2009/polyanskiy.htmlистория убийства генерала рохлинаЛев Рохлин : Наши Солдаты воевали за интересы мафии Генерал-лейтенант и депутат Госдумы Лев Рохлин, отказавшийся в свое время от звания Героя России за «гражданскую войну в Чечне», развил в 1997–1998 годах настолько бурную оппозиционную деятельность, что испугал этим и Кремль, и других оппозиционеров. «Мы сметем этих Рохлиных!» — бросил в сердцах Борис Ельцин, а депутаты от КПРФ поспособствовали смещению мятежника с поста главы парламентского комитета по обороне.В Госдуму боевой генерал, штурмовавший Грозный в первую чеченскую кампанию, попал по спискам вполне официозного движения «Наш дом — Россия». Но быстро разошелся со слабой партией власти во взглядах (главу НДР Черномырдина Рохлин в кругу своих соратников называл не иначе как «пауком»), покинул фракцию и создал Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА).В оргкомитет движения вошли бывший министр обороны Игорь Родионов, бывший командующий ВДВ Владислав Ачалов, экс-глава КГБ Владимир Крючков и еще ряд не менее примечательных отставников, обладающих заметным влиянием и связями в среде силовиков.Потом были поездки по регионам, персональный самолет, услужливо предоставленный кем-то из руководителей военно-промышленного комплекса, встречи с губернаторами, забитые до отказа залы в крупных городах и самых отдаленных воинских гарнизонах.— Я с Рохлиным был в нескольких командировках — в Казани, других местах, — вспоминал генерал Ачалов, — слышал выступления, видел, как его воспринимают. Выражался он предельно жестко. Услышать такое сегодня от федерального депутата немыслимо. И все его тогда испугались — не только Кремль, но и КПРФ, ЛДПР…— Бывали моменты, что мы очень узким кругом собирались у него на даче, нас было буквально пять-шесть человек, — продолжал Ачалов. — Конечно, первоначально не было планов вооруженного захвата власти, вооруженного восстания. Но потом жизненная обстановка к этому подтолкнула. Потому что чехарда в государстве набирала темпы, росла просто катастрофически быстро. Вы же помните 1998 год? С весны премьером был мальчик Кириенко, а в августе случился дефолт. Вот и представьте себе, что случилось бы, если б Рохлина не убили в июле.http://ruscesar.livejournal.com/270091.htmlСписок городов, которые посетил Рохлин летом-осенью 1997 годаПолторанин М. НВласть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса:Да, он горел желанием и ставил своей целью отстранить «семью» от власти, чтобы предотвратить окончательное крушение России. Отстранить, принять участие в формировании Комитета Национального Спасения (КНС) — и отойти в сторону. А уже КНС должен был по Конституции провести демократические выборы президента, за которыми вчерашние хозяева страны — нувориши с шакальей завистью следили бы из тюрем или из зарубежного далека. Чубайсам с чубайсятами наверно страшно подумать, что ельцинский помазанник на царство мог пролететь мимо трона как продовольственные деньги над Петербургом, доверенные Путину для спасения горожан в 91-м.Если хунта, узурпировавшая власть, перекрыла все демократические пути к смене режима, у нации не остается иного выбора, кроме как массовыми выступлениями, акциями неповиновения, всеобщими стачками прогнать поработителей.Через дарительные ельцинские указы, через залоговые аукционы, через финансовые аферы олигархи рассовывали по карманам все, что еще не было разворовано. А рабочий люд, в том числе военнослужащие, месяцами сидел без зарплаты. Страна кипела. 23 февраля 98-го ДПА вывело на Лубянскую площадь больше двухсот тысяч человек. Рохлин сказал с трибуны, что Ельцина больше нельзя оставлять у власти. Кремль не решился посылать омоновцев разгонять митингующих. Но к следующему разу дубинки готовились (и Рохлин эту информацию имел).А в следующий раз — в конце лета — генерал с командой намеревались вывести на улицы еще больше людей — приезжие шахтеры должны были занять места на Горбатом мосту и вокруг Белого дома. Требование: отставка президента и правительства.И как только омоновцы с дубинками начинали выдвигаться на позиции для атаки, в Москву вводились войсковые части.Министр обороны с другими ельцинистами отсекались от управления, командующие округов симпатизировали замыслам ДПА. А войска вводились для защиты народа от произвола властей и беспредела ментов. Читатель может легко представить себе поведение наших доблестных омоновцев в такой ситуации, привыкших охаживать дубинками только безоружных людей, Руки вверх и возгласы: «Мы больше не будем, мы вместе с народом!» — вот их предсказуемая реакция.По понятным причинам, я не любопытствовал сокровенными планами генерала: знал только то, чем он считал возможным делиться со мной. У них в армейской группе прошли дискуссии, какими должны быть конкретные действия. Ельцина решено было блокировать на даче — вырубить связь, электроэнергию, забить помехами сотовые телефоны, обесточить ядерный чемоданчик — и принудить уйти добровольно в отставку, передав по Конституции полномочия премьеру.А уже премьер с согласия спикеров верхней и нижней палат парламента, и выполняя волю народа, поручал ДПА совместно с другими политическими движениями сформировать временно, до новых выборов, Комитет Национального Спасения, а сам уходил в отставку. Армия не с ними, народ не с ними, на Абрамовичей где сядешь, там и сползешь, обмазав власть в дерьме окончательно — другого выхода у них не было. («Власть валялась на дороге».)В процессе дискуссий вставал вопрос: а вдруг Ельцин попросит военной помощи у Запада, и НАТО отправит ему на выручку десантные части. Президенту спровоцировать бои в столице России — раз плюнуть. Кто-то предложил: на первом же этапе операции предупредить Бориса Николаевича, что если натовцы засуетятся со спасительными мерами, по ельцинской даче наши военные летчики отбомбятся по полной программе. Ельцин любил бомбить свои города, обстреливать свой парламент, но превыше всего ставил личную безопасность и безопасность драгоценной семьи. (К нему приходил во сне по ночам Ипатьевский дом в Свердловске).После принятия отставки от Бориса Николаевича ему с домочадцами давали возможность отбыть за рубеж, в жаркие объятия кураторов (естественно, без сундуков). На всякий случай военные продумывали, как перекрыть взлетные полосы московских аэродромов и вокзалы. Баловни режима Шаймиевы и Рахимовы (как это было в 93-м) могли попытаться послать «царю Борису» подкрепление. Все охранные структуры олигархов предстояло разоружить, распустить. Их провокации должны были безжалостно пресекаться. Словом, обсасывались мельчайшие детали.Я буду передавать сейчас то — конечно, не слово в слово, — что говорил Рохлин дальше. Этим же, насколько мне известно, он делился со своим зятем Сергеем Абакумовым, а, может быть, еще с кем-то. Не могу ручаться за достоверность фактов: за что, как говорится, купил, за то и продаю. Но утаивать последний разговор с генералом не имею морального права. Пусть он даже воспринимается как предположение.Лев Яковлевич сказал, что по информации его агентов из службы безопасности «семьи», четверка в составе Бориса Ельцина, дочери-имиджмейкера Татьяны Дьяченко, руководителя администрации Валентина Юмашева и зама руководителя Александра Волошина обсуждали варианты устранения лидера ДПА. Любые решения — автокатастрофа или пуля снайпера в людном месте, — посчитали неприемлемым, опасным для власти. Нужно организовать хитрую бытовую загогулину, чтоб была с «изюминкой».Кому поручить?Рассматривали кандидатуру зама руководителя администрации Евгения Савостьянова. В свое время он был начальником управления КГБ по Москве и Московской области. Вертели так и эдак — отклонили. Психологически не готов. Набрался правозащитного мусора, работая с Андреем Дмитриевичем Сахаровым и Гавриилом Поповым, а в КГБ его занесло случайным порывом ветра. Демократ и чистоплюй. А нужен гэбист бериевской школы.Татьяна Дьяченко с Юмашевым сказали Ельцину, что есть подходящий человек с хорошей выучкой — Тихий. Таким псевдонимом (Рохлин до разговора со мной не вычислил его) они нарекли другого кремлевского чиновника. «У него холодные глаза и холодный рассудок». Работайте, сказал им Ельцин, сделает — рассчитаемся. Если надо, пусть подключит грушников.источникДаже если убийство совершалось в состоянии помутнения сознания, зачем сначала стрелять в стену на кухне?! Ведь первый выстрел был сделан именно туда. И только вторым убит Рохлин на втором этаже. Ведь грохот в замкнутом пространстве даже от пистолетного выстрела жуткий. Особенно в ночи.Полторанин М. НВласть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса:Об этом убийстве много писали, и время кое-что расставило по местам. Вдаваться в детали не буду, тем более Тамара Павловна на свободе. Напомню только, что ранним утром 3 июля 98-го жену генерала запугиванием и психотропными препаратами вынудили пойти на самооговор. («Три киллера в масках внезапно возникли под утро на кухне, заткнули ей рот, затащили на второй этаж. Там, прячась за ее спиной, подвели к кровати и в упор выстрелили из пистолета с глушителем в висок спящего генерала». Провели манипуляции с наградным оружием — для отпечатков пальцев вдовы. Могли ее рукой нажать на курок, чтобы сломать окончательно психику. Потом избили Тамару Павловну — экспертиза зафиксировала «телесные повреждения, нанесенные 20 различными травмирующими предметами: носками ботинок и кулаками» — и удалились. Она в шесть утра позвонила врачу сына Игоря: «Эти суки приказали взять вину на себя. Если не возьму, они расправятся с сыном и дочерью. Я все беру на себя». Взяла. Вскоре пришла в себя и одумалась).другие темы:ГРУ - ч. 1ГРУ - ч. 2 (дополнено)С чего началась война в Чечне? (дополнение)Закрытый секторОткрытый секторОперация - Преемник 2.0.Психотехнологии на службе СЕКтыЭкстремальная политикаЗаговор КоржаковаОперация - Преемникматериалы по ЭТЦЕльцинизмThe Tragedy of Russia's Reforms

06 сентября 2016, 16:57

Коржаков разоблачает.

Оригинал взят у iskra0000 в Коржаков разоблачает.От себя добавлю, что Александр Коржаков, в прошлом телохранитель и лицо очень близкое к Ельцину, сам человек с очень сомнительным прошлым и длинным хвостом нехороших историй. А дочь генерала Льва Рохлина - Елена Рохлина, пишет, что Коржаков банально балаболит, и никаких совместных планов, заговоров и прочего, у ее отца с Александром Коржаковым не было.Максим Солопов съездил в подмосковную деревню Молоково к одному из самых влиятельных людей России 1990-х — экс-телохранителю Бориса Ельцина, создателю Службы безопасности президента Александру Коржакову.ПерестройкаЯ был одним из лучших офицеров в КГБ — многократный чемпион по трем видам спорта: по стрельбе, по волейболу и спортивному ориентированию. Потом, извини, я был в Афганистане. Мне для этого выдали загранпаспорт. Мало у кого из нас был загранпаспорт. Меня стали посылать за границу. Во Франции был, в Чехии, в Англии, в Китае. Меня посылали туда — значит, доверяли. Меня уволили в 1989-м за что? За то, что я был на дне рождения у Ельцина, который был в опале. Подожди, я был у бандита?! Я что, у Ротенберга какого-то был на дне рождения? Я был у человека, который министр СССР, член ЦК КПСС. Член ЦК КПСС! Не Политбюро, но и хрен с ним. Я у него поработал [телохранителем] два года с лишним. Мы нашли общий язык. Он старшим товарищем был для меня. Меня только за это уволили.Это была инициатива [Юрия] Плеханова — начальника девятого управления (подразделение КГБ, которое занималось охраной первых лиц СССР и их иностранных гостей — МЗ). Сам [последний председатель КГБ Владимир] Крючков-то меня еще не знал, но за Ельциным следили. Я тогда не думал об этом. Моя мечта была с пенсией 250 рублей поселиться здесь в деревне у матери, построить дом, а квартиру отдать дочерям. Деревню я обожал с детства. Меня как первый раз сюда привезли, так я и полюбил эти места. Ни разу в пионерлагере не был. И вдруг меня увольняют. Ничего себе! Стал спрашивать, сколько я пенсию буду получать. 200 рублей, а было бы 250! 50 рублей в советских деньгах — это ой-ой-ой как много по тем временам. У меня мать с отцом получали по 120 рублей, потом — по 132. И были счастливы.Один знакомый предложил в архивном управлении поработать. Я отказался. Сейчас думаю, может, зря: там, оказывается, очень интересные вещи. Но тогда я еще был спортивный мужик. Мне надо было шевелиться. И кто-то из наших, ушедших на пенсию, мне предложил работу в кооперативе «Пластик». Тогда уже были кооперативы. Оклад — тысяча рублей. В КГБ я получал 300, а тут тысяча. «Что делать надо? — спрашиваю. — То же самое». Ладно, давай попробую. [Экс-сотрудника девятого управления КГБ, позже руководителя приемной и секретаря Ельцина Валентина] Мамакина взял к себе замом, этого алкоголика. Сделал из него человека. Потом народу набрали, инструкции написали, графики составили. Мамакин штабист очень хороший был. Вдвоем с ним наладили охрану. Через несколько месяцев я стал получать уже 3 000.Жена была счастлива. С такой зарплатой «Жигули» можно было купить за два месяца. Супруга говорила, что это было самое лучшее время в нашей жизни.Иду по улице, вижу, бананы продают хорошие. Говорю грузчику: «Пару ящиков мне в машину занеси». Каждый ящик стоил 21 рубль, я ему даю 50 за два. Вижу черешню. Хорошая черешня, по четыре, по пять рублей килограмм. Люди берут 300-400 грамм. Денег-то нет. Я говорю: «Мне, пожалуйста, всю коробку».Тогда кооперативов уже много было. Криминал начал вылезать. Братья Квантришвили тогда стали известными. Меня это никак не коснулось. Я набирал спортсменов, борцов, боксеров. У меня были вот такие ребята, классные! Дал им установку на инструктаже: «Если начинают палить, ложитесь на дно машины к чертовой матери, живыми оставайтесь. С этими, черт с ними. У них деньги сами видите какие».Нас уже уволили, но мы с Мамакиным еще полгода платили партвзносы в «девятке». Огромные, чуть ли не по 500 рублей (согласно Уставу КПСС, для членов партии, чей ежемесячный доход превышал 300 рублей, взносы составляли 3% заработка — МЗ). Мы специально день партвзносов выбирали, когда получка была. Звонили в Кремль, нас пропускали в Арсенал, в наше бывшее подразделение. Народ в очередь выстраивался посмотреть, как мы платим. Через полгода нас насильно перегнали в партийную организацию в ЖЭК по месту жительства. Ко мне стали стучаться пенсионеры в квартиру: когда я, значит, сдам партвзносы? И я написал им заявление, что прерываю членство в КПСС до решения вопроса об образовании Демократической платформы внутри партии. Вот они меня там обсуждали-обсирали: стали требовать, чтобы я сдал партбилет. Не вы мне его вручали! Поэтому партбилет члена КПСС у меня хранится.Я ходил на митинги за Ельцина. Купил себе специальный черенок от лопаты и на него приделал фанеру с плакатом: «Руки прочь от Ельцина!». Да, я приходил на митинги «Демроссии» как рядовой участник. Я еще даже не стал телохранителем Ельцина. Фотографии мои раздавались в девятом управлении: «Вот он, предатель. Вот он кем стал. Он перекрасился. Майор КГБ».С Ельциным в это время мы стали дружить еще больше. До тех пор, пока он не упал с моста. До сих пор непонятно куда. Тогда соратники выбрали меня начальником его охраны, но еще несколько месяцев не увольняли из «Пластика». Руководство кооператива мечтало, чтоб я вернулся. В сентябре 1990 года я ушел оттуда, и только в январе 1991 года они исключили меня из штата. Поняли, что я не вернусь.Ельцин все выше и выше пошел. Но мне деньги тоже нужны были — двое детей. Жена в церковь устроилась работать, но привыкли уже к хорошей зарплате. Я попросил нашего коллегу [Сергея] Трубе из «Демроссии» сделать мне зарплату рублей триста. Вместе с пенсией — жить можно. Этот парень дал мне три адреса: «Вот каждый месяц такого-то числа по такому-то адресу приезжай, получай деньги». Так я по разным адресам ездил, расписывался и получал в разных кооперативах по 100 рублей. В одном я был оформлен прорабом, в другом — смотрителем, в третьем — каким-то охранником. Мне было так неприятно. Чувствовал себя рэкетиром. Я был абсолютно неформальным личным телохранителем Ельцина.Я в Тулу ездил тогда, два ружья купил, чтобы охранять Ельцина. Когда мы в машине ездили, у меня была ракетница и нож десантный. С ружьем меня могли сцапать еще как-то, а нож я с Афгана привез, поэтому — пошли в жопу. За него бы не посадили. Пистолетов никаких не было. Даже когда мне дарили газовые пистолеты, я сам их потом передаривал. С ракетницей ходил охотничьей. Знал, что ракету можно в опасную машину запустить, и мало не покажется.Это вы правильно сказали, в 1991 году мы спасли их всех — тех, кто до сих пор у власти. Но сами они к демократической революции никакого отношения не имели. Революцию делают фанатики, а приходят к власти негодяи. Власть нашу терпеть не могу. Знаю их всех.ФСОВся «девятка» была 15 тысяч человек, а сейчас ФСО — под 50 тысяч! После Ельцина было 13 тысяч. И их хватало: и губернаторов, и премьеров, и Конституционный суд, и Верховный суд, и дачи охраняли.Службу безопасности президента создал я. Сейчас до сих пор спекулируют этим названием, но по факту это просто личная охрана президента внутри ФСО. После путча я создал отдельно от всех структур ГУО (Главное управление охраны — МЗ), которое подчинялось напрямую президенту вместо первого отдела, как было в «девятке». На первый отдел я насмотрелся. Мы «девятку» упразднили и восстановили, как при Сталине, отдельную структуру. Охрана правительства и энкавэдэшники, которые народ в воронках по ночам арестовывали — это были разные люди. У них разная должна быть психология.Почему я никогда не осуждал [Владимира] Медведева, который был начальником охраны Горбачева, за то, что он бросил президента в Форосе? Ему приказал лично Плеханов, который приехал к Горбачеву. Медведев был его подчиненный, всего лишь по должности начальник отделения: собирай вещи, пошел вон. «Мне надо сходить, Михаил Сергеевичу доложить… — Пошел отсюда!».Я сделал, как при [руководителе охраны Сталина Николае] Власике: начальник охраны подчиняется только первому лицу. Хочет он меня снять — пожалуйста. Чтобы не мог приехать какой-то генерал и приказать оставить пост. Для остальных есть ФСО. Пусть охраняют Думу, патриарха, Кудрина, Пудрина, кого угодно.Когда создавалась ФСО, все наши мини-президенты (руководители республик — МЗ), все губернаторы создавали себе охрану. После 1991 года, даже скорее после 1993 пошла волна, когда все стали себе охрану нанимать. Кто бандитов боялся, кто — коммунистов. В охрану кого набирали-то? Или бывших спецназовцев, или бывших спортсменов. Кулаки, например, у них хорошие, сильные, но обращаться с оружием не умеют. Или умеют, но законов никаких не знают. Было это все чревато. Тогда мне в голову пришла идея, с которой я подошел к президенту: «Давайте мы все эти охраны спокойненько возьмем под свое крыло». Если ты не можешь остановить процесс, ты должен его возглавить. Есть деньги? Нанимаешь себе охрану? Пожалуйста. Но из штата ФСО.В чем суть была? Этих людей мы забирали в Купавну, где у нас был прекрасный лагерь для подготовки. Две недели с ними занимались: в стрельбе натаскают, на ковре натаскают, инструкции вместе с ними поучат. Хоть поймут, что такое закон! Если в армии не служил, получишь младшего сержанта, через два года — младшего лейтенанта. Эти люди счастливые были.Если я возьму пистолет и убью кого-нибудь, меня за это посадят. Но когда ты сотрудник ФСО и, применяя оружие, защищаешь охраняемое лицо — это совершенно другое дело. Мы этих спортсменов подготовили и узаконили. Так появилась Федеральная служба охраны.Это было уже не ГУО, которое охраняло Кремль и госдачи вокруг Москвы, плюс еще по одной в Карелии и в Сочи. Мы это ГУО расширили на всю страну. С ребятами занимались не только инструкторы, но еще и опера. Хорошие опера, бывшие чекисты — находили возможность их вербовать. Считай, в личной охране у любого губернатора был наш человек всегда. Что-то там плохое начиналось, мы первые узнавали об этом. И Ельцин точно знал, что нет никаких заговоров.КоррупцияОпера наши с коррупцией тоже боролись, работали по отделам: отдел «К» — администрация президента, отдел «П» — правительство. 14 человек из правительства мы выгнали во главе с [Александром] Шохиным, первым вице-премьером, [главу администрации президента Сергея] Филатова — коррупционера, негодяя, за то, что он работал с жуликами, с ворами, которые поставили ему особняк покруче моего сейчас. Только чугунный забор стоил 400 тысяч долларов.У меня-то хоть тиражи книг миллионные были, с радиостанциями много договоров подписанных. Они книгу мою «Борис Ельцин: от рассвета до заката» читали в своих эфирах.В ней ведь только 3% от всей правды. Сейчас могу уже говорить гораздо больше. Раньше считал, что, наверное, это писать нехорошо, наверное, не стоит. А сейчас понял, что они вытворяют внаглую.Сейчас все про [первого вице-премьера, фигуранта расследований Алексея Навального Игоря] Шувалова говорят. У меня за гаражом дом его бывшего коменданта. Он ушел, не смог работать там. Когда все это «Сколково» было, деньги Шувалову привозили в грузовиках. В коробках, в мешках, просто в пачках огромных таскали в дом. Загружали в шкафы для одежды.[Директор ФСО в 2000-2016 годах Евгений] Муров сейчас ушел. Сколько ж можно было уже терпеть его? Такого человека выгнал — Демина Алексея Александровича. Не путай с [бывшим охранником Владимира Путина, губернатором Тульской области Алексеем] Дюминым! Леша при Горбачеве получил орден Ленина — высшую награду. Два человека всего таких было [в девятом управлении КГБ]. За то, что они за шесть месяцев построили Горбачеву дачу «Барвиха-4» на 66 гектарах земли. Туда еще потом Ельцин рвался Горбачева выгнать и жить самому.Пришел Путин и поставил Мурова. Я во всех интервью с 1996 года говорю, что он взяточник и коррупционер. Ни одно издание этого не публиковало, настолько боялись ФСО. Сразу после назначения Муров в первую очередь вызвал Демина, своего зама по строительству, которого еще [сменивший Коржакова на посту главы Службы безопасности президента Юрий] Крапивин поставил на генеральскую должность. Первое совещание закончилось: «А вы, Демин, останьтесь».Его пятиминутка, которая меньше трех часов не длилась — бред полный. Зачем на пятиминутке быть поварам? Зачем в их присутствии обсуждать вещи, о которых тебе стало известно только от президента? Такие вещи должны знать только оперативники. Так нельзя. У меня совещаний огромных никогда не было.Муров ведь никогда не руководил. Его Путин назначил, потому что они с ним в одном кабинете сидели. Путин его назначил, потому что он преданный был. Первое, что Муров сказал своему заместителю по строительству: «Вот счет. С каждого контракта, с каждого договора — 10%». Леша чуть со стула не упал. Выше уже некуда. Выше только бог. Если здесь воровать? Такого никогда не было. Он честно пропахал, проработал столько времени. Он пошел и тут же рапорт написал об уходе. С генеральской должности. Когда Муров стал выбирать кого-то из его подчиненных строителей на эту должность, все отказались.Тогда он взял Сашку, который у меня был начальником штаба, и сделал его заместителем по строительству. Саша через два года ушел на пенсию в звании генерал-лейтенанта и с двумя инфарктами. Вот такие люди приходят и в ФСО и в правоохранительные органы. Это не люди, которые работают на патриотизм. Это дешевка, одним словом. Путин Мурова уволил не просто за коррупцию, а как и Якунина — за паспорта английские. То ли у самого Мурова, то ли у его детей.Генерал Рохлин и прицепы из ТулыЧто значит, верю в заговор Рохлина? Я участвовал в заговоре [лидера Движения в поддержку армии генерала Льва] Рохлина. Меня до сих пор ждут на Скуратовском заводе в Туле. По его чертежам, заказал заготовки, чтобы весь корпус Рохлина сюда в Москву перебросить из Волгограда. Я в заговоре был. Я этого не стесняюсь. Когда Чубайс был у власти регентом, нечего было делать Кремль взять. Это тьфу! Одного корпуса было вот так достаточно. И никто бы не подчинился Ельцину после 1993 и 1996 года.После 1 февраля 1996 года Ельцин был живым трупом. Все. Его нельзя было выбирать. У меня было только два часа на работу. Я приходил в девять часов, а в 11 — звонок от Ельцина: «Александр Васильевич, пообедаем?». Все, день закончился! Говорили, что я был тогда вторым человеком в стране. Я сейчас поправляю: «Не обижайте, я иногда и первым был. Когда Ельцин был уже без всякого, кому еще на кнопки нажимать?». Когда меня сейчас спрашивают, кого вы бы выбрали президентом вместо Ельцина, отвечаю даже не задумываясь — Рохлина.Беда начинается, когда не знаешь кого поставить. Как и сейчас у всех: «Кого поставить вместо Путина?». Да любого честного парня поставьте. Просто честного умного парня.Для меня лучшим кандидатом был Рохлин. Именно потому, что это был человек чести. Рохлин никому не лизал. Столько у него из-за этого врагов было в Министерстве обороны. Он ведь все задачи выполнял. Надо взять населенный пункт — он брал. Потерь было с гулькин нос или вообще не было. Всегда все операции сам продумывал. Только сам.Но заговор провалился: главного убили и все. Но убила его дура-жена. Не было там никаких снайперов, никаких стрелков. Абсолютное стечение обстоятельств. Я ж с ним хорошо был знаком. Дома у него был, в бане, на даче, где его убили. Он всю свою жизнь мне рассказал.В заговоре с нами были разные люди. Были те, кто с Хасбулатовым был [в 1993 году]. У них совершенно другие цели были: вернуть СССР, коммунизм. Я был против этого. Мне не нужен был снова СССР. Нахватался. Другое дело, нужна была действительно демократия. Чтоб была конкуренция. Чтобы не было монополизма во всем. Почему я американцев люблю? Вот у них сейчас выборы. Пусть даже с Трампом ошибутся — через четыре года поменяют. Да и конгресс есть. Не дадут наделать глупостей.У нас же так нельзя. Сделали глупую конституцию. Идиотскую. Если бы меня тогда еще не было рядом с Ельциным, была бы еще хуже. Ввести губернаторов в Совет федерации — это была моя идея. Я Ельцину ее подал. Он тогда еще не понял для чего. Я понимал для чего. Хоть какой-то был противовес. Я читал когда эту конституцию, стыдно было.Моя задача была помочь Рохлину, чтобы его бойцы преодолели расстояние от места дислокации, от Волгограда до Кремля. Чтобы преодолеть это расстояние, нужно было прицепы прикрепить к танкам и бронетранспортерам. Мне было как депутату от Тулы поручено это сделать. На 240 тысяч долларов я заказал прицепы. Они до сих пор лежат. Все проржавели. Потому что заказчик не пришел. Некому было прийти.Вот и все. Это была моя задача. Рохлин планировал действовать, как в Чечне — тихо и неожиданно подходить путями, которые известны только ему. Только он знал, как за двое суток они доберутся до Москвы. Целый корпус. Как взять Кремль, это тоже я должен был помочь ему. Здесь я знал абсолютно все ходы. Где куда зайти, кого где оглушить. Я даже знал, как можно пойти и убить Ельцина, но делать этого не стал. Было потом по этому поводу очень много нареканий: «Почему я его не убил?». Как я мог его убить, когда вы же его выбрали? «Нет, мы не выбирали!». Откуда тогда 70% за Ельцина? Извините, это народ за него голосовал.Не мог я быть предателем. Я мог его прибить, когда уже был уволен за задержание двух воров-несунов, когда Ельцин сам предал народ, поставил Чубайса во главе страны. Вот после этого я готов был прибить его.Когда генерал Рохлин погиб, ко мне никто больше не обращался. Хотя потом участвовал в одном заговоре, но фаворит заговора тоже умер. Хороший мужик. Просто так взял и умер. Так бывает. Не думаю, что ему кто-то там помог.Патриарх, Шойгу, Путин и пенсия инженераЯ не признаю Кирилла. Это не мой патриарх. Когда он был замом Алексия, ко мне в Кремль приходил, и мы с ним часа четыре пили коньяк. Хороший коньяк молдаване подарили Ельцину и мне. У меня тогда было отдельное поручение президента контролировать торговлю оружием. Не бандитов ловить, а международную торговлю контролировать. Мы со Службой создали Росвооружение. И заводы, и люди на них начали хоть получать деньги тогда. Так вот, нынешний патриарх тогда меня уговаривал, чтобы мы с продажи оружия 10% в церковь отдавали. Они тогда уже с алкоголя и с сигарет деньги получали. Сразу сказал ему: «Еще с оружия деньги получать? Даже не уговаривайте». И вот он начал мне объяснять, что у нас нет в стране теперь идеологии, что церковь — единственная идеология.У Путина рейтинг 80%, но у Шойгу уже 70%. Боюсь, что судьба Шойгу уже решена. Первый боится его по-черному. Хоть Сережа неплохой парень, но нельзя быть слишком близко к лидеру нации. Сейчас вот еще турки Путина напугали.Слышал, конечно, о последних назначениях. Меня поразил опрос населения на «Эхе Москвы»: эти назначения охранников значат, что Путин чего-то боится, или наоборот — ничего не боится? И 95% ответили, что боится. 95%! Честно говоря, я бы подписался под этими 95%. С каждым годом ему все тяжелее даются многие вещи. Зачем создавать гвардию? И так ведь президенту подчиняются и внутренние войска, и министр внутренних дел, и министр обороны, и директор ФСБ.Я же объяснял, как мы создавали ФСО. Я таким образом у Ельцина страх убирал, что все регионы у нас под контролем. Сейчас охрану тоже ставят не экономику улучшать, а контролировать. Чтоб не было заговоров никаких. Это неразумные назначения. Губернатор должен заниматься хозяйством и немножко политикой, но какие из них хозяйственники, какие из них политики? У них у каждого будет куратор свой из администрации президента, который будет решать хозяйственные вопросы. Зачем это нужно? У них профессия другая.Они думают, народ за Путина. Ни фига. У меня брат был за него, инженер. Его выгнали на пенсию — пошел вон. Человек отпахал всю жизнь. Как в 22 года поставили его на завод имени Хруничева, так и пахал всю жизнь. За границей ни разу не был, даже в санатории не был. На Байконуре в командировках отдыхал. Теперь живет на пенсию 18 тысяч. Грамоту хоть бы дали.источник:https://zona.media/article/2016/05/09/korzhakov

05 сентября 2016, 14:33

Откровения от Коржакова. Советую почитать.

Знаю их всех». Говорит Александр Коржаков   Александр Коржаков на фоне своего портрета работы художника Сергея Присекина, 1998 год. Фото Виктора Великжанина / ТАСС Максим Солопов съездил в подмосковную деревню Молоково к одному из самых влиятельных людей России 1990-х — экс-телохранителю Бориса Ельцина, создателю Службы безопасности президента Александру Коржакову. Перестройка Я был одним из лучших офицеров в КГБ — многократный чемпион по трем видам спорта: по стрельбе, по волейболу и спортивному ориентированию. Потом, извини, я был в Афганистане. Мне для этого выдали загранпаспорт. Мало у кого из нас был загранпаспорт. Меня стали посылать за границу. Во Франции был, в Чехии, в Англии, в Китае. Меня посылали туда — значит, доверяли. Меня уволили в 1989-м за что? За то, что я был на дне рождения у Ельцина, который был в опале. Подожди, я был у бандита?! Я что, у Ротенберга какого-то был на дне рождения? Я был у человека, который министр СССР, член ЦК КПСС. Член ЦК КПСС! Не Политбюро, но и хрен с ним. Я у него поработал [телохранителем] два года с лишним. Мы нашли общий язык. Он старшим товарищем был для меня. Меня только за это уволили. 1969-1970 — Александр Коржаков проходит срочную службу в Кремлевском полку. 1970 — поступает на службу в девятое управление КГБ. 1985-1987 — работает телохранителем первого секретаря Московского городского комитета КПСС, кандидата в члены Политбюро Бориса Ельцина. Октябрь 1987-го — Ельцин выступает на пленуме ЦК с резкой критикой партийного руководства. Его речь не публикуется в советской печати, зато расходится в самиздате. Февраль 1988-го — Ельцин исключен из кандидатов в члены Политбюро и переведен на работу в Госстрой. 1989 — Коржаков уволен из КГБ. Ельцин избирается народным депутатом СССР. 1990 — Ельцин становится председателем Верховного Совета РСФСР. 1991 — Ельцин — президент РСФСР. Коржаков возглавляет Главное управление охраны (ГУО), в 1996 году преобразованное в Федеральную службу охраны (ФСО). 1996 — Коржаков уволен со всех постов после скандала с задержанием в разгар кампании по переизбранию Ельцина активистов его предвыборного штаба Сергея Лисовского и Аркадия Евстафьева. По утверждению Коржакова, сотрудники возглавляемого Анатолием Чубайсом штаба расхищали средства кампании. 1997 — Коржаков избран депутатом Госдумы. До 2011 года он проработал в парламентском Комитете по обороне. Июль 1998-го — в Подмосковье застрелен лидер оппозиционного Движения в поддержку армии генерал Лев Рохлин. Его вдова Тамара Рохлина позже была признана виновной в этом убийстве. Это была инициатива [Юрия] Плеханова — начальника девятого управления (подразделение КГБ, которое занималось охраной первых лиц СССР и их иностранных гостей — МЗ). Сам [последний председатель КГБ Владимир] Крючков-то меня еще не знал, но за Ельциным следили. Я тогда не думал об этом. Моя мечта была с пенсией 250 рублей поселиться здесь в деревне у матери, построить дом, а квартиру отдать дочерям. Деревню я обожал с детства. Меня как первый раз сюда привезли, так я и полюбил эти места. Ни разу в пионерлагере не был. И вдруг меня увольняют. Ничего себе! Стал спрашивать, сколько я пенсию буду получать. 200 рублей, а было бы 250! 50 рублей в советских деньгах — это ой-ой-ой как много по тем временам. У меня мать с отцом получали по 120 рублей, потом — по 132. И были счастливы. Один знакомый предложил в архивном управлении поработать. Я отказался. Сейчас думаю, может, зря: там, оказывается, очень интересные вещи. Но тогда я еще был спортивный мужик. Мне надо было шевелиться. И кто-то из наших, ушедших на пенсию, мне предложил работу в кооперативе «Пластик». Тогда уже были кооперативы. Оклад — тысяча рублей. В КГБ я получал 300, а тут тысяча. «Что делать надо? — спрашиваю. — То же самое». Ладно, давай попробую. [Экс-сотрудника девятого управления КГБ, позже руководителя приемной и секретаря Ельцина Валентина] Мамакина взял к себе замом, этого алкоголика. Сделал из него человека. Потом народу набрали, инструкции написали, графики составили. Мамакин штабист очень хороший был. Вдвоем с ним наладили охрану. Через несколько месяцев я стал получать уже 3 000. Жена была счастлива. С такой зарплатой «Жигули» можно было купить за два месяца. Супруга говорила, что это было самое лучшее время в нашей жизни. Иду по улице, вижу, бананы продают хорошие. Говорю грузчику: «Пару ящиков мне в машину занеси». Каждый ящик стоил 21 рубль, я ему даю 50 за два. Вижу черешню. Хорошая черешня, по четыре, по пять рублей килограмм. Люди берут 300-400 грамм. Денег-то нет. Я говорю: «Мне, пожалуйста, всю коробку». Тогда кооперативов уже много было. Криминал начал вылезать. Братья Квантришвили тогда стали известными. Меня это никак не коснулось. Я набирал спортсменов, борцов, боксеров. У меня были вот такие ребята, классные! Дал им установку на инструктаже: «Если начинают палить, ложитесь на дно машины к чертовой матери, живыми оставайтесь. С этими, черт с ними. У них деньги сами видите какие». Нас уже уволили, но мы с Мамакиным еще полгода платили партвзносы в «девятке». Огромные, чуть ли не по 500 рублей (согласно Уставу КПСС, для членов партии, чей ежемесячный доход превышал 300 рублей, взносы составляли 3% заработка — МЗ). Мы специально день партвзносов выбирали, когда получка была. Звонили в Кремль, нас пропускали в Арсенал, в наше бывшее подразделение. Народ в очередь выстраивался посмотреть, как мы платим. Через полгода нас насильно перегнали в партийную организацию в ЖЭК по месту жительства. Ко мне стали стучаться пенсионеры в квартиру: когда я, значит, сдам партвзносы? И я написал им заявление, что прерываю членство в КПСС до решения вопроса об образовании Демократической платформы внутри партии. Вот они меня там обсуждали-обсирали: стали требовать, чтобы я сдал партбилет. Не вы мне его вручали! Поэтому партбилет члена КПСС у меня хранится. Я ходил на митинги за Ельцина. Купил себе специальный черенок от лопаты и на него приделал фанеру с плакатом: «Руки прочь от Ельцина!». Да, я приходил на митинги «Демроссии» как рядовой участник. Я еще даже не стал телохранителем Ельцина. Фотографии мои раздавались в девятом управлении: «Вот он, предатель. Вот он кем стал. Он перекрасился. Майор КГБ». С Ельциным в это время мы стали дружить еще больше. До тех пор, пока он не упал с моста. До сих пор непонятно куда. Тогда соратники выбрали меня начальником его охраны, но еще несколько месяцев не увольняли из «Пластика». Руководство кооператива мечтало, чтоб я вернулся. В сентябре 1990 года я ушел оттуда, и только в январе 1991 года они исключили меня из штата. Поняли, что я не вернусь. Ельцин все выше и выше пошел. Но мне деньги тоже нужны были — двое детей. Жена в церковь устроилась работать, но привыкли уже к хорошей зарплате. Я попросил нашего коллегу [Сергея] Трубе из «Демроссии» сделать мне зарплату рублей триста. Вместе с пенсией — жить можно. Этот парень дал мне три адреса: «Вот каждый месяц такого-то числа по такому-то адресу приезжай, получай деньги». Так я по разным адресам ездил, расписывался и получал в разных кооперативах по 100 рублей. В одном я был оформлен прорабом, в другом — смотрителем, в третьем — каким-то охранником. Мне было так неприятно. Чувствовал себя рэкетиром. Я был абсолютно неформальным личным телохранителем Ельцина. Я в Тулу ездил тогда, два ружья купил, чтобы охранять Ельцина. Когда мы в машине ездили, у меня была ракетница и нож десантный. С ружьем меня могли сцапать еще как-то, а нож я с Афгана привез, поэтому — пошли в жопу. За него бы не посадили. Пистолетов никаких не было. Даже когда мне дарили газовые пистолеты, я сам их потом передаривал. С ракетницей ходил охотничьей. Знал, что ракету можно в опасную машину запустить, и мало не покажется. Это вы правильно сказали, в 1991 году мы спасли их всех — тех, кто до сих пор у власти. Но сами они к демократической революции никакого отношения не имели. Революцию делают фанатики, а приходят к власти негодяи. Власть нашу терпеть не могу. Знаю их всех. Борис Ельцин и Александр Коржаков у здания Совета министров РСФСР, 19 августа 1991 года. Фото Валентина Кузьмина и Александра Чумичева / Фотохроника ТАСС ФСО Вся «девятка» была 15 тысяч человек, а сейчас ФСО — под 50 тысяч! После Ельцина было 13 тысяч. И их хватало: и губернаторов, и премьеров, и Конституционный суд, и Верховный суд, и дачи охраняли. Службу безопасности президента создал я. Сейчас до сих пор спекулируют этим названием, но по факту это просто личная охрана президента внутри ФСО. После путча я создал отдельно от всех структур ГУО (Главное управление охраны — МЗ), которое подчинялось напрямую президенту вместо первого отдела, как было в «девятке». На первый отдел я насмотрелся. Мы «девятку» упразднили и восстановили, как при Сталине, отдельную структуру. Охрана правительства и энкавэдэшники, которые народ в воронках по ночам арестовывали — это были разные люди. У них разная должна быть психология. Почему я никогда не осуждал [Владимира] Медведева, который был начальником охраны Горбачева, за то, что он бросил президента в Форосе? Ему приказал лично Плеханов, который приехал к Горбачеву. Медведев был его подчиненный, всего лишь по должности начальник отделения: собирай вещи, пошел вон. «Мне надо сходить, Михаил Сергеевичу доложить… — Пошел отсюда!». Я сделал, как при [руководителе охраны Сталина Николае] Власике: начальник охраны подчиняется только первому лицу. Хочет он меня снять — пожалуйста. Чтобы не мог приехать какой-то генерал и приказать оставить пост. Для остальных есть ФСО. Пусть охраняют Думу, патриарха, Кудрина, Пудрина, кого угодно. Когда создавалась ФСО, все наши мини-президенты (руководители республик — МЗ), все губернаторы создавали себе охрану. После 1991 года, даже скорее после 1993 пошла волна, когда все стали себе охрану нанимать. Кто бандитов боялся, кто — коммунистов. В охрану кого набирали-то? Или бывших спецназовцев, или бывших спортсменов. Кулаки, например, у них хорошие, сильные, но обращаться с оружием не умеют. Или умеют, но законов никаких не знают. Было это все чревато. Тогда мне в голову пришла идея, с которой я подошел к президенту: «Давайте мы все эти охраны спокойненько возьмем под свое крыло». Если ты не можешь остановить процесс, ты должен его возглавить. Есть деньги? Нанимаешь себе охрану? Пожалуйста. Но из штата ФСО. В чем суть была? Этих людей мы забирали в Купавну, где у нас был прекрасный лагерь для подготовки. Две недели с ними занимались: в стрельбе натаскают, на ковре натаскают, инструкции вместе с ними поучат. Хоть поймут, что такое закон! Если в армии не служил, получишь младшего сержанта, через два года — младшего лейтенанта. Эти люди счастливые были. Если я возьму пистолет и убью кого-нибудь, меня за это посадят. Но когда ты сотрудник ФСО и, применяя оружие, защищаешь охраняемое лицо — это совершенно другое дело. Мы этих спортсменов подготовили и узаконили. Так появилась Федеральная служба охраны. Это было уже не ГУО, которое охраняло Кремль и госдачи вокруг Москвы, плюс еще по одной в Карелии и в Сочи. Мы это ГУО расширили на всю страну. С ребятами занимались не только инструкторы, но еще и опера. Хорошие опера, бывшие чекисты — находили возможность их вербовать. Считай, в личной охране у любого губернатора был наш человек всегда. Что-то там плохое начиналось, мы первые узнавали об этом. И Ельцин точно знал, что нет никаких заговоров. Александр Коржаков (слева) и начальник Главного управления охраны, комендант Московского Кремля Михаил Барсуков (справа), 1994 год. Фото Александра Сенцова / ТАСС Коррупция Опера наши с коррупцией тоже боролись, работали по отделам: отдел «К» — администрация президента, отдел «П» — правительство. 14 человек из правительства мы выгнали во главе с [Александром] Шохиным, первым вице-премьером, [главу администрации президента Сергея] Филатова — коррупционера, негодяя, за то, что он работал с жуликами, с ворами, которые поставили ему особняк покруче моего сейчас. Только чугунный забор стоил 400 тысяч долларов. У меня-то хоть тиражи книг милионные были, с радиостанциями много договоров подписанных. Они книгу мою «Борис Ельцин: от рассвета до заката» читали в своих эфирах. В ней ведь только 3% от всей правды. Сейчас могу уже говорить гораздо больше. Раньше считал, что, наверное, это писать нехорошо, наверное, не стоит. А сейчас понял, что они вытворяют внаглую. Сейчас все про [первого вице-премьера, фигуранта расследований Алексея Навального Игоря] Шувалова говорят. У меня за гаражом дом его бывшего коменданта. Он ушел, не смог работать там. Когда все это «Сколково» было, деньги Шувалову привозили в грузовиках. В коробках, в мешках, просто в пачках огромных таскали в дом. Загружали в шкафы для одежды. [Директор ФСО в 2000-2016 годах Евгений] Муров сейчас ушел. Сколько ж можно было уже терпеть его? Такого человека выгнал — Демина Алексея Александровича. Не путай с [бывшим охранником Владимира Путина, губернатором Тульской области Алексеем] Дюминым! Леша при Горбачеве получил орден Ленина — высшую награду. Два человека всего таких было [в девятом управлении КГБ]. За то, что они за шесть месяцев построили Горбачеву дачу «Барвиха-4» на 66 гектарах земли. Туда еще потом Ельцин рвался Горбачева выгнать и жить самому. Пришел Путин и поставил Мурова. Я во всех интервью с 1996 года говорю, что он взяточник и коррупционер. Ни одно издание этого не публиковало, настолько боялись ФСО. Сразу после назначения Муров в первую очередь вызвал Демина, своего зама по строительству, которого еще [сменивший Коржакова на посту главы Службы безопасности президента Юрий] Крапивин поставил на генеральскую должность. Первое совещание закончилось: «А вы, Демин, останьтесь». Его пятиминутка, которая меньше трех часов не длилась — бред полный. Зачем на пятиминутке быть поварам? Зачем в их присутствии обсуждать вещи, о которых тебе стало известно только от президента? Такие вещи должны знать только оперативники. Так нельзя. У меня совещаний огромных никогда не было. Муров ведь никогда не руководил. Его Путин назначил, потому что они с ним в одном кабинете сидели. Путин его назначил, потому что он преданный был. Первое, что Муров сказал своему заместителю по строительству: «Вот счет. С каждого контракта, с каждого договора — 10%». Леша чуть со стула не упал. Выше уже некуда. Выше только бог. Если здесь воровать? Такого никогда не было. Он честно пропахал, проработал столько времени. Он пошел и тут же рапорт написал об уходе. С генеральской должности. Когда Муров стал выбирать кого-то из его подчиненных строителей на эту должность, все отказались. Тогда он взял Сашку, который у меня был начальником штаба, и сделал его заместителем по строительству. Саша через два года ушел на пенсию в звании генерал-лейтенанта и с двумя инфарктами. Вот такие люди приходят и в ФСО и в правоохранительные органы. Это не люди, которые работают на патриотизм. Это дешевка, одним словом. Путин Мурова уволил не просто за коррупцию, а как и Якунина — за паспорта английские. То ли у самого Мурова, то ли у его детей. Спикер Госдумы Борис Грызлов, председатель правительства Михаил Фрадков, Владимир Путин, директор ФСБ Николай Патрушев, директор ФСО Евгений Муров (слева направо) на торжественном собрании, посвященном Дню работников органов безопасности, 2004 год. Фото: Сергей Жуков / ТАСС Генерал Рохлин и прицепы из Тулы Что значит, верю в заговор Рохлина? Я участвовал в заговоре [лидера Движения в поддержку армии генерала Льва] Рохлина. Меня до сих пор ждут на Скуратовском заводе в Туле. По его чертежам, заказал заготовки, чтобы весь корпус Рохлина сюда в Москву перебросить из Волгограда. Я в заговоре был. Я этого не стесняюсь. Когда Чубайс был у власти регентом, нечего было делать Кремль взять. Это тьфу! Одного корпуса было вот так достаточно. И никто бы не подчинился Ельцину после 1993 и 1996 года. После 1 февраля 1996 года Ельцин был живым трупом. Все. Его нельзя было выбирать. У меня было только два часа на работу. Я приходил в девять часов, а в 11 — звонок от Ельцина: «Александр Васильевич, пообедаем?». Все, день закончился! Говорили, что я был тогда вторым человеком в стране. Я сейчас поправляю: «Не обижайте, я иногда и первым был. Когда Ельцин был уже без всякого, кому еще на кнопки нажимать?». Когда меня сейчас спрашивают, кого вы бы выбрали президентом вместо Ельцина, отвечаю даже не задумываясь — Рохлина. Беда начинается, когда не знаешь кого поставить. Как и сейчас у всех: «Кого поставить вместо Путина?». Да любого честного парня поставьте. Просто честного умного парня. Для меня лучшим кандидатом был Рохлин. Именно потому, что это был человек чести. Рохлин никому не лизал. Столько у него из-за этого врагов было в Министерстве обороны. Он ведь все задачи выполнял. Надо взять населенный пункт — он брал. Потерь было с гулькин нос или вообще не было. Всегда все операции сам продумывал. Только сам. Но заговор провалился: главного убили и все. Но убила его дура-жена. Не было там никаких снайперов, никаких стрелков. Абсолютное стечение обстоятельств. Я ж с ним хорошо был знаком. Дома у него был, в бане, на даче, где его убили. Он всю свою жизнь мне рассказал. В заговоре с нами были разные люди. Были те, кто с Хасбулатовым был [в 1993 году]. У них совершенно другие цели были: вернуть СССР, коммунизм. Я был против этого. Мне не нужен был снова СССР. Нахватался. Другое дело, нужна была действительно демократия. Чтоб была конкуренция. Чтобы не было монополизма во всем. Почему я американцев люблю? Вот у них сейчас выборы. Пусть даже с Трампом ошибутся — через четыре года поменяют. Да и конгресс есть. Не дадут наделать глупостей. У нас же так нельзя. Сделали глупую конституцию. Идиотскую. Если бы меня тогда еще не было рядом с Ельциным, была бы еще хуже. Ввести губернаторов в Совет федерации — это была моя идея. Я Ельцину ее подал. Он тогда еще не понял для чего. Я понимал для чего. Хоть какой-то был противовес. Я читал когда эту конституцию, стыдно было. В Комитете по обороне моя задача была помочь Рохлину, чтобы его бойцы преодолели расстояние от места дислокации, от Волгограда до Кремля. Чтобы преодолеть это расстояние, нужно было прицепы прикрепить к танкам и бронетранспортерам. Мне было как депутату от Тулы поручено это сделать. На 240 тысяч долларов я заказал прицепы. Они до сих пор лежат. Все проржавели. Потому что заказчик не пришел. Некому было придти. Вот и все. Это была моя задача. Рохлин планировал действовать, как в Чечне — тихо и неожиданно подходить путями, которые известны только ему. Только он знал, как за двое суток они доберутся до Москвы. Целый корпус. Как взять Кремль, это тоже я должен был помочь ему. Здесь я знал абсолютно все ходы. Где куда зайти, кого где оглушить. Я даже знал, как можно пойти и убить Ельцина, но делать этого не стал. Было потом по этому поводу очень много нареканий: «Почему я его не убил?». Как я мог его убить, когда вы же его выбрали? «Нет, мы не выбирали!». Откуда тогда 70% за Ельцина? Извините, это народ за него голосовал. Не мог я быть предателем. Я мог его прибить, когда уже был уволен за задержание двух воров-несунов, когда Ельцин сам предал народ, поставил Чубайса во главе страны. Вот после этого я готов был прибить его. Когда генерал Рохлин погиб, ко мне никто больше не обращался. Хотя потом участвовал в одном заговоре, но фаворит заговора тоже умер. Хороший мужик. Просто так взял и умер. Так бывает. Не думаю, что ему кто-то там помог. Генерал Лев Рохлин во время митинга в честь 80-летия Красной армии, 1998 год. Фото: Виктор Великжанин / Фотохроника ТАСС Патриарх, Шойгу, Путин и пенсия инженера Я не признаю Кирилла. Это не мой патриарх. Когда он был замом Алексия, ко мне в Кремль приходил, и мы с ним часа четыре пили коньяк. Хороший коньяк молдаване подарили Ельцину и мне. У меня тогда было отдельное поручение президента контролировать торговлю оружием. Не бандитов ловить, а международную торговлю контролировать. Мы со Службой создали Росвооружение. И заводы, и люди на них начали хоть получать деньги тогда. Так вот, нынешний патриарх тогда меня уговаривал, чтобы мы с продажи оружия 10% в церковь отдавали. Они тогда уже с алкоголя и с сигарет деньги получали. Сразу сказал ему: «Еще с оружия деньги получать? Даже не уговаривайте». И вот он начал мне объяснять, что у нас нет в стране теперь идеологии, что церковь — единственная идеология. У Путина рейтинг 80%, но у Шойгу уже 70%. Боюсь, что судьба Шойгу уже решена. Первый боится его по-черному. Хоть Сережа неплохой парень, но нельзя быть слишком близко к лидеру нации. Сейчас вот еще турки Путина напугали. Слышал, конечно, о последних назначениях. Меня поразил опрос населения на «Эхе Москвы»: эти назначения охранников значат, что Путин чего-то боится, или наоборот — ничего не боится? И 95% ответили, что боится. 95%! Честно говоря, я бы подписался под этими 95%. С каждым годом ему все тяжелее даются многие вещи. Зачем создавать гвардию? И так ведь президенту подчиняются и внутренние войска, и министр внутренних дел, и министр обороны, и директор ФСБ. Я же объяснял, как мы создавали ФСО. Я таким образом у Ельцина страх убирал, что все регионы у нас под контролем. Сейчас охрану тоже ставят не экономику улучшать, а контролировать. Чтоб не было заговоров никаких. Это неразумные назначения. Губернатор должен заниматься хозяйством и немножко политикой, но какие из них хозяйственники, какие из них политики? У них у каждого будет куратор свой из администрации президента, который будет решать хозяйственные вопросы. Зачем это нужно? У них профессия другая. Они думают, народ за Путина. Ни фига. У меня брат был за него, инженер. Его выгнали на пенсию — пошел вон. Человек отпахал всю жизнь. Как в 22 года поставили его на завод имени Хруничева, так и пахал всю жизнь. За границей ни разу не был, даже в санатории не был. На Байконуре в командировках отдыхал. Теперь живет на пенсию 18 тысяч. Грамоту хоть бы дали.

25 августа 2016, 17:01

Явлинский: политика Горбачева привела к ГКЧП

Григорий Явлинский отмечает, что развал СССР можно было предвидеть еще в 1988 г., когда уже требовалось принимать реформы и подписывать Союзный договор, однако непоследовательность политики сделала последующие события августа 1991 г. неизбежными.

25 августа 2016, 17:01

Явлинский: политика Горбачева привела к ГКЧП

Григорий Явлинский отмечает, что развал СССР можно было предвидеть еще в 1988 году, когда уже требовалось принимать реформы и подписывать Союзный договор, однако непоследовательность политики сделала последующие события августа 1991 года неизбежными.

24 августа 2016, 15:16

Секретарь ЦК: путч 1991 года спровоцирован извне

Валентин Фалин - один из участников событий августа 1991 г., в 1990-1991 гг. он был секретарем ЦК КПСС. В цикле программ "ГКЧП. 25 лет спустя" он рассказал о ключевых участниках тех событий и постарался объяснить, почему возник и провалился ГКЧП.

24 августа 2016, 15:16

Секретарь ЦК: путч 1991 года спровоцирован извне

Валентин Фалин - один из участников событий августа 1991 года, в 1990-1991 годах он был Секретарем ЦК КПСС. В цикле программ "ГКЧП. 25 лет спустя" он рассказал о ключевых участниках тех событий и постарался объяснить, почему возник и провалился ГКЧП.

23 августа 2016, 15:55

Кеворков: путч августа 1991 года был опереткой

Путч августа 1991 г. был связан с борьбой его участников за свои места и карьеру, других мотивов у членов ГКЧП не было, заявил бывший заместитель генерального директора ТАСС Вячеслав Кеворков.

23 августа 2016, 15:55

Кеворков: путч августа 1991 года был опереткой

Путч августа 1991 года был связан с борьбой его участников за свои места и карьеру, других мотивов у членов ГКЧП не было, заявил бывший заместитель генерального директора ТАСС Вячеслав Кеворков.

21 августа 2016, 08:06

Августовский путч 1991 года: почему нельзя найти консенсус

Исторически 25 лет со дня создания ГКЧП - срок очень большой. И хотя для поколения в возрасте 40+ эти события кажутся совсем недавними, временная дистанция позволяет рассмотреть их вполне непредвзято и объективно

15 августа 2016, 11:43

Евгений Спицын."ГКЧП. Как рушили СССР".

"Советский Союз не был обречен ни политически, ни экономически, ни по каким иным причинам к распаду. Это сугубо рукотворное действие, прямую ответственность за которое несут тогдашние руководители страны". #ДеньТВ #Спицын #история #ГКЧП #СССР #Горбачев #Ельцин #путч #перестройка #Янаев #Язов #Лукьянов #Пуго #Варенников #Грачев #Форос #Россия #Новоогарево #Назарбаев #танки #Крючков #КГБ #МВД #Минобороны