• Теги
    • избранные теги
    • Люди665
      • Показать ещё
      Компании676
      • Показать ещё
      Страны / Регионы355
      • Показать ещё
      Издания62
      • Показать ещё
      Разное329
      • Показать ещё
      Формат27
      Сферы4
      Международные организации15
      • Показать ещё
      Показатели11
      • Показать ещё
Владимир Лисин
Владимир Лисин
Владимир Сергеевич Лисин (род. 7 мая 1956, Иваново) — российский предприниматель, основными активами которого являются Новолипецкий металлургический комбинат и транспортно-логистический холдинг Universal Cargo Logistics Holding. По данным журнала «СЕО» состояние на февраль 2013 года оценивалось в $1 ...
Владимир Сергеевич Лисин (род. 7 мая 1956, Иваново) — российский предприниматель, основными активами которого являются Новолипецкий металлургический комбинат и транспортно-логистический холдинг Universal Cargo Logistics Holding. По данным журнала «СЕО» состояние на февраль 2013 года оценивалось в $17,2 млрд
Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
22 июля, 10:45

Глава Европейской стрелковой конфедерации Лисин переизбран на новый срок

Владимир Лисин был единственным кандидатом на пост президента организации, которую он возглавляет с 2009 года

17 июля, 20:08

Холдинг UCL планирует IPO транспортных активов

Группа компаний Universal Cargo Logistics Holding бизнесмена Владимира Лисина рассматривает возможность проведения первичного размещения акций своих железнодорожных, стивидорных и судоходных активов и ведет переговоры с инвесторами.

17 июля, 20:08

Холдинг UCL планирует IPO транспортных активов

Группа компаний Universal Cargo Logistics Holding бизнесмена Владимира Лисина рассматривает возможность проведения первичного размещения акций своих железнодорожных, стивидорных и судоходных активов и ведет переговоры с инвесторами.

Выбор редакции
17 июля, 16:15

UCL Holding Лисина может провести IPO транспортных активов

Universal Cargo Logistics Holding (UCL Holding) Владимира Лисина может провести первичное размещение акций транспортных активов и ведет переговоры с инвесторами. Как передает «Прайм», это Reuters сообщил сын Лисина Дмитрий, член советов директоров ряда компаний группы. «В случае улучшения инвестиционной активности на транспортном рынке наиболее целесообразно и правильно – IPO, - сказал он. - Мы общаемся со многими российскими и западными компаниями, пока ищем (инвесторов. – Ред.). И если рынок позитивно отреагирует на наши действия, то будем проводить IPO и ПГК, и UCL Port, и VBTH». По его мнению, перед IPO в транспортный бизнес надо привлекать стратегического инвестора, а лучше двух. С кем идут переговоры, Лисин-младший не уточни.

Выбор редакции
17 июля, 15:40

СМИ: UCL Holding может провести IPO транспортных активов, ведет переговоры с инвесторами

В холдинг Владимира Лисина входят "Первая грузовая компания", портовый холдинг UCL Port, и судоходные компании, объединенные в Volgo-Balt Transport Holding

Выбор редакции
17 июля, 14:46

Холдинг Лисина UCL может провести IPO транспортных активов

Universal Cargo Logistics Holding (UCL Holding) бизнесмена Владимира Лисина может провести первичное размещение акций (IPO) транспортных активов и ведет переговоры с инвесторами, сообщил в интервью агентству Рейтер сын бизнесмена Дмитрий Лисин, входящий в советы директоров ряда компаний группы.

Выбор редакции
17 июля, 12:31

ULC Holding может провести IPO ПГК - член совета директоров ПГК Дмитрий Лисин

Руководство UCL Holding Владимира Лисина планирует провести первичное публичное размещение акций (IPO) транспортных активов и ведет переговоры с потенциальными инвесторами. Об этом в интервью агентству Reuters рассказал член совета директоров Первой грузовой компании (ПГК, входит в холдинг) Дмитрий Лисин.«В случае улучшения...

11 июля, 13:11

Металлическая "крыша". Фонд ФСО и ФСБ "помогает" с уголовными делами

Как фонд ФСО и ФСБ помогал закрывать уголовные дела и какую часть металлургического рынка контролируют силовики

Выбор редакции
10 июля, 19:58

Алексей Абакумов вышел в РБК // Топ-менеджер «Румедиа» перешел в компанию Григория Березкина

Новый владелец РБК Григорий Березкин назначил Алексея Абакумова директором по развитию медиахолдинга РБК в дополнение к нынешним руководителям медиакомпании. На прошлой неделе господин Абакумов уволился из «Румедиа» Владимира Лисина.

10 июля, 10:37

Госдума может уменьшить штрафы для РЖД

Госдума может снизить ответственность "Российских железных дорог" (РЖД) за нарушение сроков перевозки грузов, депутаты намерены уменьшить размер штрафов для РЖД.

10 июля, 10:37

Госдума может уменьшить штрафы для РЖД

Госдума может снизить ответственность "Российских железных дорог" (РЖД) за нарушение сроков перевозки грузов, депутаты намерены уменьшить размер штрафов для РЖД.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Дети на стройке: как Борис Минц встраивает наследников в бизнес

Борис Минц и сыновья превратили семейную компанию в крупнейшего в стране владельца первоклассных офисов.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.