• Теги
    • избранные теги
    • Люди314
      • Показать ещё
      Страны / Регионы420
      • Показать ещё
      Формат46
      Разное325
      • Показать ещё
      Компании96
      • Показать ещё
      Издания38
      • Показать ещё
      Международные организации16
      • Показать ещё
      Сферы5
      Показатели4
18 января, 19:19

Познер считает письмо журналистов США к Трампу стартом «военных действий»

Американские журналисты сопротивляются попыткам избранного президента США Дональда Трампа ограничить их доступ к Белому дому

13 января, 17:02

Владимир Познер: Не вижу человека, способного говорить Путину правду в глаза

По случаю Дня российской печати Sobesednik.ru поговорил с мэтром Владимиром Познером о современной журналистике

13 января, 12:12

Подведены итоги голосования за звание лучшего интернет-журналиста

В Telegram-канале «Давыдов.Индекс» подведены итоги голосования за звание лучшего интернет-журналиста России. В пятерке лидеров оказались Сталингулаг, Илья Азар, Незыгарь, Владимир Познер и Илья Варламов. Таким образом, в пятерку вошли два анонимных персонажа — Сталингулаг, и Незыгарь, — а также признанный журналист Владимир Познер, блогер Илья Варламов и известный репортер Илья Азар. Голосование, по мнению «Давыдов.Индекс», отражает существующее состояние современной российской журналистики.  При этом победа в голосовании присуждена занявшему второе место Илье Азару. «Думаю, логично объявить двух победителей в связи с анонимностью первого номера Сталингулаг. Помимо него считать победителем нашего голосования и Илью Азара. Если же Сталингулаг снимет свою анонимность, то станет единоличным победителем», — отмечает автор Telegram-канала. Голосование проходило с 10 по 13 января. В нем участвовали 3381 человек. Полный список победителей выглядит следующим образом: 1. СталинГулаг — 680 2. Илья Азар — 641 3. Незыгарь — 530 4. Владимир Познер — 367 5. Илья Варламов — 246 6. Юлия Латынина — 107 7. Сергей Доренко — 94 8. Егор Просвирнин — 83 9. Ксения Собчак — 83 10. Алексей Венедиктов — 80 11. Александр Гордон — 60 12. Владимир Соловьев —- 59 13. Екатерина Винокурова — 56 14. Андрей Колесников — 53 15. Дмитрий Киселев — 50 16. Захар Прилепин — 49 17. Ирада Зейналова — 41 18. Михаил Фишман — 38 19. Алексей Пушков — 26 20. Валерий Фадеев — 25

12 января, 15:52

CSM: от былой безответной любви к США у россиян осталось лишь разочарование

После распада СССР россияне любили Америку и были высокого о ней мнения, пишет The Christian Science Monitor. Однако из-за экономических проблем 1990-х годов и авантюризма западных стран на Балканах и Ближнем Востоке вера в дружбу с США улетучилась и осталось лишь разочарование, говорится в статье. Двадцать лет назад россияне любили США, пишет журналист The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Но когда же всё пошло не так? Сразу после распада СССР жители России были высокого мнения о Соединённых Штатах, даже участие американских политтехнологов в переизбрании Бориса Ельцина в 1996 году не вызвало среди россиян особой негативной реакции. Но на фоне экономических проблем внутри страны, авантюризма Запада на Балканах и Ближнем Востоке отношение к Америке начало меняться. В то время администрация Билла Клинтона, по всей видимости, оказывала Ельцину безоговорочную поддержку, хотя уже становилось ясно, что недовольство миллионов россиян проводившимися тогда реформами растёт, причём эти реформы всё активней стали отождествляться с западной демократией. И когда в конце 1990-х годов экономический и социальный коллапс в России достиг своего апогея, происходящее у людей чётко ассоциировалось с Ельциным и с тем, что с того момента представлялось россиянам как "наивная вера в дружбу с США". "Сейчас есть такое ощущение, что 90-е годы были просто временем потери наших связей с величием и что это падение происходило при помощи и содействии США. Люди считают, что нас обманули", - приводит издание слова политолога Николая Петрова. Даже последний советский лидер Михаил Горбачёв, который положил конец холодной войне и сделал ставку на новый мировой порядок, основанный на сотрудничестве с Западом, в итоге оказался глубоко разочарован. По словам его личного переводчика Павла Палажченко, Горбачёв добровольно согласился упразднить Организацию Варшавского договора, которую возглавлял Советский Союз, и признать воссоединение Германии, полагая, что в новую структуру европейской безопасности Россия будет входить в качестве равноправного партнёра. Однако позднее, когда Горбачёв был уже не у власти, он обескураженно наблюдал за тем, как Запад расширяет НАТО, включая в него страны, некогда входившие в советскую сферу влияния, и в одностороннем порядке принимает шаги по регулированию распада Югославии. "Было много доброй воли, но оказалось, что также было много иллюзий, - приводит издание слова Палажченко. - Что-то из этого было просто глупым. Люди тогда думали, что США - это своего рода рай, сила, призванная нести миру чистое добро. Этот маятник был обречён на движение назад...". Резкое расхождение между российскими и американскими властями началось в 1999 году, когда НАТО из-за Косово начало 78-дневную войну против союзника Москвы, Югославии. Узнав о начале бомбардировок, тогдашний российский премьер Евгений Примаков, который как раз направлялся с официальным визитом в США, развернул над океаном свой самолёт и вернулся в Россию. "Мы все отказывались признавать точку зрения советской пропаганды о том, что США - это государство-агрессор, но теперь всё именно так и выглядело, - заявил замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. - То, что, по мнению США, было гуманитарной операцией, российская общественность рассматривала как агрессию против братьев-сербов". Когда же Владимир Путин пришёл к власти, выступая за более сильную и более напористую Россию, идея о партнёрстве между Россией и США уже была в состоянии полнейшего упадка. Тем не менее даже Путин сделал попытку наладить контакт с Вашингтоном. Так, когда произошли теракты 11 сентября, он выступил с предложением о формировании альянса между Россией и США для борьбы с терроризмом. Тогда Москва вела своё собственное наступление на сепаратистскую республику Чечню, лидеры которой придерживались радикального исламизма. Но многие в США отказались тогда признавать какие-либо параллели отчасти из-за "той жестокости, с которой действовали российские силы в Чечне", утверждается в статье. "Россия хотела иметь военное партнёрство с США и была готова к сотрудничеству, - заявил Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, который в те дни был советником Путина. - Он не встретил правильной реакции со стороны американцев, и эта возможность была потеряна. Затем американцы вторглись в Ирак, и после этой затеи вера была утрачена". В завершение The Christian Science Monitor приводит слова ведущего Владимира Познера, заявившего, что Путин выражает общее разочарование, которое россияне испытывают по отношению к США и к тому, что Америка делает. "Этот любовный роман никогда не был взаимным, и теперь ему определённо конец", - подчеркнул Познер.(https://russian.rt.com/in...)

12 января, 15:52

CSM: от былой безответной любви к США у россиян осталось лишь разочарование

После распада СССР россияне любили Америку и были высокого о ней мнения, пишет The Christian Science Monitor. Однако из-за экономических проблем 1990-х годов и авантюризма западных стран на Балканах и Ближнем Востоке вера в дружбу с США улетучилась и осталось лишь разочарование, говорится в статье. Двадцать лет назад россияне любили США, пишет журналист The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Но когда же всё пошло не так? Сразу после распада СССР жители России были высокого мнения о Соединённых Штатах, даже участие американских политтехнологов в переизбрании Бориса Ельцина в 1996 году не вызвало среди россиян особой негативной реакции. Но на фоне экономических проблем внутри страны, авантюризма Запада на Балканах и Ближнем Востоке отношение к Америке начало меняться. В то время администрация Билла Клинтона, по всей видимости, оказывала Ельцину безоговорочную поддержку, хотя уже становилось ясно, что недовольство миллионов россиян проводившимися тогда реформами растёт, причём эти реформы всё активней стали отождествляться с западной демократией. И когда в конце 1990-х годов экономический и социальный коллапс в России достиг своего апогея, происходящее у людей чётко ассоциировалось с Ельциным и с тем, что с того момента представлялось россиянам как "наивная вера в дружбу с США". "Сейчас есть такое ощущение, что 90-е годы были просто временем потери наших связей с величием и что это падение происходило при помощи и содействии США. Люди считают, что нас обманули", - приводит издание слова политолога Николая Петрова. Даже последний советский лидер Михаил Горбачёв, который положил конец холодной войне и сделал ставку на новый мировой порядок, основанный на сотрудничестве с Западом, в итоге оказался глубоко разочарован. По словам его личного переводчика Павла Палажченко, Горбачёв добровольно согласился упразднить Организацию Варшавского договора, которую возглавлял Советский Союз, и признать воссоединение Германии, полагая, что в новую структуру европейской безопасности Россия будет входить в качестве равноправного партнёра. Однако позднее, когда Горбачёв был уже не у власти, он обескураженно наблюдал за тем, как Запад расширяет НАТО, включая в него страны, некогда входившие в советскую сферу влияния, и в одностороннем порядке принимает шаги по регулированию распада Югославии. "Было много доброй воли, но оказалось, что также было много иллюзий, - приводит издание слова Палажченко. - Что-то из этого было просто глупым. Люди тогда думали, что США - это своего рода рай, сила, призванная нести миру чистое добро. Этот маятник был обречён на движение назад...". Резкое расхождение между российскими и американскими властями началось в 1999 году, когда НАТО из-за Косово начало 78-дневную войну против союзника Москвы, Югославии. Узнав о начале бомбардировок, тогдашний российский премьер Евгений Примаков, который как раз направлялся с официальным визитом в США, развернул над океаном свой самолёт и вернулся в Россию. "Мы все отказывались признавать точку зрения советской пропаганды о том, что США - это государство-агрессор, но теперь всё именно так и выглядело, - заявил замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. - То, что, по мнению США, было гуманитарной операцией, российская общественность рассматривала как агрессию против братьев-сербов". Когда же Владимир Путин пришёл к власти, выступая за более сильную и более напористую Россию, идея о партнёрстве между Россией и США уже была в состоянии полнейшего упадка. Тем не менее даже Путин сделал попытку наладить контакт с Вашингтоном. Так, когда произошли теракты 11 сентября, он выступил с предложением о формировании альянса между Россией и США для борьбы с терроризмом. Тогда Москва вела своё собственное наступление на сепаратистскую республику Чечню, лидеры которой придерживались радикального исламизма. Но многие в США отказались тогда признавать какие-либо параллели отчасти из-за "той жестокости, с которой действовали российские силы в Чечне", утверждается в статье. "Россия хотела иметь военное партнёрство с США и была готова к сотрудничеству, - заявил Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, который в те дни был советником Путина. - Он не встретил правильной реакции со стороны американцев, и эта возможность была потеряна. Затем американцы вторглись в Ирак, и после этой затеи вера была утрачена". В завершение The Christian Science Monitor приводит слова ведущего Владимира Познера, заявившего, что Путин выражает общее разочарование, которое россияне испытывают по отношению к США и к тому, что Америка делает. "Этот любовный роман никогда не был взаимным, и теперь ему определённо конец", - подчеркнул Познер.(https://russian.rt.com/in...)

12 января, 13:25

Казахстанский режиссер уличил Урганта и Познера в краже ролика для передачи

Начинающий режиссер Алина Мустафина уличила Первый канал в краже собственного ролика. Видео было использовано в передаче Урганта и Познера без спроса автора, сообщает Лайф. Владимир Познер и Иван Ургант. Фото: pozneronline.ru В 2013 году Алина ездила в Испанию и сняла ролик про Каталонию, после чего опубликовала его на своем канале YouTube. Его-то без ее разрешения, не заплатив ни копейки, использовал Первый канал в своей передаче. Ее видео было незаконно использовано в передаче Урганта и Познера "В поисках Дон Кихота". Примечательно, что в конце в титрах не указали ее имя или ссылку на ее канал, то есть нарушили авторские права. Кражу девушка обнаружила случайно. По ее словам, она с мужем два года жила в Каталонии, и, увидев анонс передачи, Алина заинтересовалась и решила ее посмотреть. Тогда она и увидела, как в видео-ряде был использован ее ролик без указания авторства. "Сначала не поверила. Вот так просто взяли. В титрах не написали ни мое имя, элементарно даже не упомянули мой канал. Они выдали это видео за свое. Я теперь не знаю, гордиться мне, радоваться или, наоборот, жаловаться", — рассказывает Алина. Адвокаты оценивают моральный ущерб примерно в 10 тысяч долларов. Девушка написала заявление на Первый канал и теперь хочет добиться того, чтобы ей заплатили авторский гонорар, а также указали ее имя в титрах. К настоящему времени Алина Мустафина написала несколько писем в дирекцию Первого канала, однако никакого официального ответа так и не получила. Режиссер даже писала лично Ивану Урганту и Владимиру Познеру, но ответ не последовал и от них. Видео Алины. Передача Первого канала. Читайте также: Мать погибшей в Рудном роженицы объяснила, почему напала на главврача>> Послание женщины, потерявшей крохотную дочь, потрясло Интернет>> Первая пресс-конференция Трампа прошла со скандалом>> Как двое иракских солдат полюбили друг друга и создали семью в США>> В Бразилии бабушка каждый день молится лорду эльфов из "Властелина колец">>  

12 января, 11:36

Казахстанский режиссёр потребовала у Урганта деньги за кражу видео для передачи

Начинающий режиссёр Алина Мустафина — казахстанка, которая сейчас живёт в Стамбуле. В 2013 году она съездила в Испанию и сняла ролик про Каталонию, после чего опубликовала его на своём канале YouTube. Её видео было незаконно использовано в передаче Урганта и Познера — "В поисках Дон Кихота". Примечательно, что в конце в титрах не указали её имя или ссылку на её канал, то есть нарушили авторские права. — Мы жили с мужем два года в Каталонии. Мы смотрели Первый канал, и там шла передача про Каталонию Урганта и Познера. Мне стало интересно посмотреть про это. Смотрю — а там моё видео. Сначала не поверила. Вот так просто взяли. В титрах не написали ни моё имя, ни даже элементарно не упомянули мой канал. Они выдали это видео за своё. Я теперь не знаю, гордиться мне, радоваться или, наоборот, жаловаться, — рассказывает Алина. Адвокаты оценивают моральный ущерб примерно в 10 тысяч долларов. Девушка написала заявление на Первый канал и теперь хочет добиться того, чтобы ей заплатили авторский гонорар, а также указали её имя в титрах. К настоящему времени Алина Мустафина написала несколько писем в дирекцию Первого канала, однако никакого официального ответа так и не получила. Режиссёр даже писала лично Ивану Урганту и Владимиру Познеру, однако добиться ответа от них также не смогла.

12 января, 10:24

CSM: от былой безответной любви к США у россиян осталось лишь разочарование

«Россия хотела иметь военное партнёрство с США, и была готова к сотрудничеству, — заявил Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики, который в те дни был советником Путина. — Он не встретил правильной реакции со стороны американцев, и эта возможность была потеряна. Затем американцы вторглись в Ирак, и после этой затеи вера была утрачена».   В завершение The Christian Science Monitor приводит слова ведущего Владимира Познера, который заявил, что Путин выражает общее разочарование, которое россияне испытывают по отношению к США и к тому, что Америка делает.

09 января, 19:41

Познера и Дроздова заставят участвовать в субботниках

Минприроды России собирается заставить телеведущих Владимира Познера и Николая Дроздова участвовать в субботниках. Это планируется сделать в рамках объявленного президентом РФ Владимиром Путиным года экологии.

09 января, 09:54

Экология со звёздами: чиновники позовут на защиту природы Ди Каприо, Газманова и Познера

В Год экологии чиновники рассчитывают привлечь внимание общества к охране природы с помощью звёзд. Как рассказал RT министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, на Петербургский международный и Восточный экономические форумы уже пригласили Леонардо Ди Каприо. А вот к субботникам и посадке деревьев в Минприроды рассчитывают привлечь российских звёзд: телеведущих Николая Дроздова и Владимира Познера, певцов Олега Газманова и Илью Лагутенко.Читать далее

09 января, 09:45

Экология со звёздами: чиновники позовут на защиту природы Ди Каприо, Газманова и Познера

В Год экологии чиновники рассчитывают привлечь внимание общества к охране природы с помощью звёзд. Как рассказал RT министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, на Петербургский международный и Восточный экономические форумы уже пригласили Леонардо Ди Каприо. А вот к субботникам и посадке деревьев в Минприроды рассчитывают привлечь российских звёзд: телеведущих Николая Дроздова и Владимира Познера, певцов Олега Газманова и Илью Лагутенко. Читать далее

06 января, 13:00

Фу такими быть! Самые громкие культурные скандалы 2016 года

Аресты чиновников Минкультуры 15 марта 2016 года надолго запомнится чиновникам Минкультуры — в этот день ФСБ задержала и арестовала нескольких высокопоставленных чиновников ведомства, в том числе статс-секретаря — замминистра Григория Пирумова. Он был объявлен организатором преступной группировки, занимавшейся в течение нескольких лет хищением госденег, выделенных на реставрацию памятников архитектуры. Следствие считает, что Пирумов и его подельники украли как минимум 200 миллионов рублей, в том числе на реставрации Новодевичьего монастыря, Изборской крепости и других памятников. 8 декабря постановлением Кабмина Пирумов был уволен со своей должности. Ну а развязка этой драматичной истории случится в 2017 году. Михалков vs "Ельцин-центр" В декабре разгорелся крупный скандал вокруг высказываний режиссёра Никиты Михалкова о "Ельцин-центре". Выступая в Совете Федерации, Михалков заявил, что "Ельцин-центр" разрушает национальное самосознание людей, и попросил скорректировать программу работы центра. Слова режиссёра вызвали незамедлительную реакцию: Наина Ельцина заявила, что возмущена словами Михалкова, а представители "Ельцин-центра" подчеркнули, что Михалков даже ни разу не был у них, поэтому не может судить о работе центра. Замдиректора "Ельцин-центра" пообещал даже подать в суд на Никиту Михалкова. В итоге Михалков приехал в "Ельцин-центр", чтобы более предметно оценить работу организации. Но, комментируя свой визит, режиссёр пожалел, что недостаточно жёстко отзывался о "Ельцин-центре". Установка доски Маннергейму 16 июня на стене Военного инженерно-технического университета на Захарьевской улице Санкт-Петербурга в присутствии министра культуры Владимира Мединского и прежнего главы администрации президента Сергея Иванова установили памятную доску Карлу Маннергейму. Этот факт сразу взбудоражил общественность и в первую очередь коренных жителей города, ведь Маннергейм возглавлял финскую армию при блокаде Ленинграда и имел прямые контакты с Адольфом Гитлером. В Российском военно-историческом обществе, инициировавшем установку доски, объяснили выбор персоны его заслугами перед царской армией, участием в Русско-японской и Первой мировой войнах, Азиатской экспедиции. Доску регулярно обливали краской, кислотой, пытались отбить от стены здания с помощью топора, стреляли в неё. Один из жителей города подал к правительству Петербурга иск с требованием демонтировать доску. Иск был направлен в Смольнинский районный суд, который сначала отложил рассмотрение дела на конец сентября, а 27 сентября отклонил его.  Но в итоге общественное мнение победило: поздно вечером 13 октября доску демонтировали. Цензура и 37 год Один из главных культурных скандалов года связан с актёром и худруком театра "Сатирикон" Константином Райкиным. На съезде Союза театральных деятелей 24 октября Райкин призвал театральное сообщество сплотиться и внятно дать отпор всем, кто пытается оказывать давление на искусство и театр в частности. Запрет цензуры — я не знаю, как кто к этому относится, а я считаю, что это величайшее событие векового значения в нашей жизни, в художественной, духовной жизни нашей страны… Это проклятие и многовековой позор вообще отечественной нашей культуры, нашего искусства — наконец было запрещено. И что сейчас происходит? Я сейчас вижу, как на это явно чешутся руки кого-то — это изменить и вернуть обратно. Причём вернуть обратно не просто во времена застоя, а ещё в более давние времена — в сталинские времена Константин Райкин На выступление худрука "Сатирикона" отреагировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он призвал деятелей искусства не забывать, что если государство даёт деньги на какую-то постановку, то оно вправе обозначить ту или иную тему. В Минкультуры заявили, что им непонятно эмоциональное выступление Райкина. При этом его речь расколола общественность на два лагеря. В поддержку выступления худрука "Сатирикона" выступили актриса Юлия Ауг, ведущий Владимир Познер, режиссёр Кирилл Серебренников, актёр и режиссёр Евгений Гришковец, режиссёр Марк Захаров, режиссёр Юрий Быков, режиссёр Андрей Звягинцев, актёр Евгений Миронов. Против Райкина жёстко высказался байкер Хирург, а также писатель Эдуард Лимонов, православный активист Дмитрий Энтео, режиссёр Николай Бурляев.  Разборки Киркорова и Маруани из-за "Жестокой любви" Разбирательство между французским композитором и лидером группы Space Дидье Маруани и Филиппом Киркоровым разворачивалось, как детектив. В ноябре Маруани заявил, что считает мелодию песни Киркорова "Жестокая любовь" плагиатом его раннего творения Symphonic space dream. Известный московский юрист Игорь Трунов решил помочь французу отстаивать авторские права. 29 ноября должно было состояться подписание мировой между музыкантами. Маруани заявил, что Киркоров согласился выплатить компенсацию. Но когда Маруани и его адвокат прибыли в отделение банка, их задержали полицейские — Киркоров заявил полиции, что француз вымогал у него миллион евро. В итоге Маруани и Трунова отпустили, Киркоров и его адвокат Александр Добровинский сказали, что разговора о компенсации не было, а лидера группы Space от их имени разыграли пранкеры. Но полицейским удалось доказать, что Добровинский и Киркоров лично обсуждали вопрос компенсации с Маруани. Пока итог этой истории неизвестен. Моча и мёртвые животные на выставках В 2016 году крупнейшие скандалы в области культуры оказались связаны с выставками. Пожалуй, главный из них — закрытие выставки американского фотографа Джока Стёрджеса в Центре фотографии имени братьев Люмьер. В экспозиции были представлены фотографии обнажённых детей, а самого Стёрджеса некоторые называют идейным вдохновителем педофилов. На следующий день после появления поста о выставке блогера Лены Миро вход в Центр фотографии перекрыли отряды "Офицеров России". А завершилось всё это действо тем, что помощник муниципального депутата Игоря Брумеля, активист общественного движения SERB, вынул маленькую бутылочку с мочой и облил стену, на которой висели фотографии Стёрджеса. Как признался Лайфу сам фотограф, таких погромов на его выставках не было никогда. Ещё один громкий скандал связан с выставкой в Эрмитаже "Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты". Петербуржцы и гости города, побывавшие на экспозиции, оказались шокированы увиденным в залах Зимнего дворца. Вместе с привычными работами фламандских мастеров современный художник Ян Фабр разместил чучела домашних животных. В Сети негодующие люди начали писать свои мнения об эпатажной выставке и даже запустили хештег #позорэрмитажу. Мрази, критикующие подвиг 28 панфиловцев 4 октября перед показом фильма "28 панфиловцев" Андрея Шальопы и Кима Дружинина министр культуры Владимир Мединский заявил, что история про панфиловцев — это "святая легенда". Моё глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего, это святая легенда, к которой нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые! Владимир Мединский Слова министра вызвали возмущение у ряда историков, которые заявили, что не считают себя мразями, хотя и ставят под сомнение правдивость легенды о панфиловцах. Позже Мединский снова высказался о панфиловцах, приравняв критиков подвига панфиловцев к фашистам. Православные активисты против "Матильды" Скандал вокруг нового фильма режиссёра Алексея Учителя, рассказывающего о романе цесаревича Николая Александровича и балерины Матильды Кшесинской, разгорался постепенно. О том, что Учитель создаёт этот фильм, было известно уже давно. В конце августа этого года пользователи православной соцсети "Елицы" создали петицию против выхода ленты. В ноябре координатор общественного движения "Царский крест" Александр Порожняков заявил, что намерен добиваться запрета проката картины, которая, правда, выйдет только осенью 2017 года. Общественники считают фильм "антироссийской и антирелигиозной провокацией в сфере культуры". 2 ноября депутат Наталья Поклонская рассказала, что направила генпрокурору Юрию Чайке запрос о проверке фильма "Матильда" по просьбе представителей общественного движения "Царский крест". О решении прокуратуры пока неизвестно. А режиссёр Учитель заявил, что ему кажется странной ситуация, когда фильм начинают обсуждать ещё до того, как смонтирована его окончательная версия. "Ненаучная" диссертация Мединского 2016 год у министра культуры Владимира Мединского оказался особенно богатым на скандалы. Один из них связан с его докторской диссертацией. 25 апреля Иван Бабицкий, один из активистов организации "Диссернет", которая ищет плагиат в научных работах чиновников, подал заявление в Минобрнауки РФ с просьбой рассмотреть вопрос о лишении учёной степени доктора исторических наук Владимира Мединского. Он заявил, что работа чиновника является "ненаучной". Правда, широкой публике о своей инициативе он сообщил только 17 сентября. Дело было направлено в диссертационный совет Уральского федерального университета, который находится в Екатеринбурге. Но 7 октября Высшая аттестационная комиссия отозвала дело о лишении учёной степени Мединского из диссовета УрФУ: истёк двухмесячный срок рассмотрения заявления. 28 октября академики РАН выступили за лишение Мединского учёной степени. Они заявили, что диссертация является омерзительной и антинаучной. В итоге было решено, что диссертацию Мединского будут рассматривать в МГУ. Дата заседания пока не назначена. Лохматое чмо 28 августа известный рэпер Баста назвал другого рэпера, Децла, "лохматым чмом". Скандал завязался из-за того, что Децл, живущий недалеко от клуба Басты "Газгольдер", в разгар ночной техновечеринки пожаловался у себя на странице в "Твиттере" на громкий шум. Также певец обвинил владельца заведения и его партнёров в подкупе полиции. Децл решил призвать Басту к ответу и подал в суд иск о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда. Октябрьский районный суд Ростова частично удовлетворил иск, решив, что рэпер Баста должен выплатить 50 тысяч рублей Децлу. При этом истец изначально требовал гораздо более внушительную сумму — 1 миллион рублей. 

06 января, 09:00

«Нельзя во главу угла ставить права человека»

Интервью Андрея КончаловскогоВ середине декабря фильм Андрея Кончаловского «Рай» был включен в шорт-лист претендентов на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». В сентябре на Венецианском кинофестивале «Рай» принес Кончаловскому «Серебряного льва» за режиссуру. В российский прокат фильм, рассказывающий о судьбах трех героев во время Второй мировой — русской участницы Сопротивления, французского коллаборациониста и немецкого офицера СС, выйдет 19 января. По просьбе «Медузы» журналистка Катерина Гордеева поговорила с Андреем Кончаловским о «Рае», крестьянском сознании русского человека, чуждых России европейских ценностях и необходимости цензуры.— «Рай» произвел на меня огромное впечатление. Я понимаю зрителей, которые, стоя, аплодировали вам в Венеции.— Спасибо.— Среди организаций, причастных к созданию «Рая», значится министерство культуры России. Думаю, для них это — очень хорошее вложение. Никогда еще деньги, ассигнованные на пропаганду, не тратились с таким умом: по-европейски, блестяще сделанная картина рассказывает миру о важности и величии русской идеи. Таким был изначальный замысел?— Я думаю, что министерству культуры будет лестно услышать ваше мнение. Мне трудно рассуждать в таких категориях и говорить о каких-то интересах. Все-таки, когда подступаешь к материалу, трудно думать о смыслах, которые могут проявиться в процессе создания. Не думаю, что произведение искусства исходит из каких-либо интересов, кроме желания воплотить то, что «примстилось» художнику. Вы же не спрашиваете композитора, например, какую идею он хотел раскрыть, в чем пытался убедить мир, потому что музыка — это музыка.— И это никогда не мешало композиторам творчески высказываться по разным актуальным — в том числе и политическим — вопросам. Но речь о «Рае». Ваш фильм затрагивает сразу несколько очень болезненных для разных стран и культур тем: Холокост, французское Сопротивление, избранность русских как спасителей и освободителей всего человечества. — Все то, о чем вы говорите, — это уже конечный результат фильма. Такая задача в самом начале не может быть поставлена. Процесс создания в определенном смысле — это нащупывание тропинки в абсолютной темноте. В темноте можно наткнуться на тему фильма. А тема какая? Это не Холокост, не судьба француза, не судьба немца и не судьба русской женщины. Тема «Рая» — это универсальность зла и его соблазнительность. Замысел, конечно, начинается с каких-то более простых, материальных вещей, деталей и зацепок разного рода. Все это вырастает в определенный конгломерат идей, историй и проблем. Одно наслаивается на другое. Или не наслаивается… и тогда художник может признать свою ошибку.«Рай» для меня очень важный опыт рассуждения об амбивалентности злодеяния — это немного иная тема, чем тема Холокоста. Зло не обязательно воплощается в образе монстра. Это может быть умный, образованный, талантливый…— Любящий Чехова…— Да, любящий Чехова, аристократичный, красивый, удивительно цельный человек. Для меня очень важно, что он вступает в эту мутную реку зла, и течение его несет. В этом смысле на меня очень подействовал роман «Благоволительницы» Джонатана Литтелла, который попался мне как раз, когда я готовился к «Раю». Я этот роман смаковал со всех сторон.— И еще, наверное, «Банальность зла» Ханны Арендт?— Нет, это я не читал. Еще на меня большое впечатление произвела книга «Скажи жизни „Да“» Виктора Франкла, австрийского психиатра, который провел в Освенциме три года. Но, по правде сказать, у меня никогда не было желания теоретизировать о смысле своих произведений. Но есть одна вещь, которая для меня очень важна: полфильма три героя «Рая» прямо говорят со зрителем — в форме монолога. Монологи — самое ценное для меня в картине. Если бы не было монологов, не было бы этого фильма. Был бы какой-то другой.Кадр из фильма «Рай»— Монологи — то, как они выглядят, кем и как произносятся, — это режиссерское решение или все было придумано еще на стадии сценария?— Они были с самого начала. Иногда мне приходила безумная мысль оставить в картине только монологи. И все. Самое интересное в фильме — слушать исповедь этих трех человеческих существ. Оказывается, и так можно. Никогда не думал.— Картина была уже показана во Франции?— Еще нет.— Какой реакции вы ждете, зная, например, что у «Франкофонии» Александра Сокурова, также затрагивающей тему Сопротивления и коллаборационизма, во Франции были проблемы с прокатом: МИД выступил против показа в Каннах, министерство культуры и даже Лувр чуть ли не отреклись от картины. Выяснилось, что французы не вполне готовы к обсуждению этих тем посторонними.— Саму картину Сокурова я, к сожалению, пока не видел, но очень жалею, что жюри так обошлось с ним в Венеции («Франкофония» участвовала в конкурсе 2015 года, но не получила главных наград — прим. «Медузы»). Очень несправедливо. Я убежден, что все, что Сокуров делает, — это обязательно произведение кинематографа. Не киношки, а «кинематографа» — в том смысле, в котором его понимал Робер Брессон.Что до французов, то, во-первых, у них есть нормальная цензура. Я это знаю, сам сталкивался. В свое время я пытался снять там картину про араба, который становится джихадистом. Идея простая: живя рядом с французами, можно стать джихадистом. Но снять такое нельзя, разумеется, потому что там — цензура. Во-вторых, французам крайне неприятно ворошить свое собственное прошлое. И это было совершенно правильное решение де Голля — закрыть все дела коллаборационистов на 60 лет. Архивы открываются только сейчас, когда они все уже померли. Знаете, почему де Голль принял такое решение? Потому что понимал, что нельзя раскалывать общество. Пол-Франции же были коллаборационистами, да если уж начистоту, бóльшая ее часть.— Вы действительно считаете это правильным? То есть, в переносе на нашу почву, беда не в том, что в 1991-м, во времена разгрома КПСС и развала СССР, не было люстраций, а в том, что вообще стали рассказывать правду о тех, кто сажал, кто доносил, кто расстреливал?— Любая история имеет амбивалентные смыслы и гораздо более глубокие причинные-следственные связи, чем просто набор злодеяний каких-то ублюдков. Собственно, об этом и мой фильм.Что касается разгрома КПСС, то нельзя назвать это удачным политическим решением. Нельзя забывать, что коммунистические идеи были воплощением чаяний большого количества людей. Эти люди истово и искренне в них верили. Я даже думаю снять фильм про секретаря низовой партийной организации в каком-нибудь забытом году прошлого века. Это же были нормальные, честные люди. Их, конечно, что-то не устраивало, но 1960-е годы — после десталинизации — не были для них хорошим временем. Они не могли ничего сделать против, так сказать, логики, возникшей во времена хрущевизма, но они не мечтали о том, чтобы их жизнь и идеалы облили грязью. Наступило другое время: все идеи, в которые они верили, были опорочены, и на Сталина повесили все грехи, ответственность за которые должны были нести те, кто начал десталинизацию. Ну и что дальше? Что, все стали хорошими? И в подъездах перестали гадить? И выбрасывать мусор в окно перестали? Ну, это же смешно.Ментальность народа не меняется в связи с тем, что вдруг решено покончить с прошлым. К тому же покончить с ним невозможно. Берите пример с Китая: культ Мао Цзэдуна никогда не был развенчан, а страна движется вперед.— Мне не хотелось бы брать пример с Китая и жить, как в Китае. А вам?— Я предлагаю вам не жить в Китае, а решать политические проблемы, как они. Решать политическую проблему в архаической стране — совсем другое дело, нежели решать ее в Югославии или где-нибудь еще в Восточной Европе.— А мы живем в архаической стране?— Мне кажется, огромная часть нашей страны живет в архаической системе ценностей. У нас язычество переплетено с коммунизмом, а коммунизм — с православием. И любое правительство в России, в том числе нынешнее, — это правительство социально ориентированного государства.— В каком смысле?— В том, что оно чувствует себя обязанным кормить людей, которые не хотят много работать и зарабатывать, а вполне довольствуются малым. Сложно заставить людей вопреки их воле заниматься бизнесом. Дело не в том, что кто-то не дает, а в том, что не надо это русскому человеку. И бизнес, и свобода эта пресловутая большинству не нужны. Было бы надо, взяли бы как миленькие. Свободу же не дают, свободу берут! А людям это не нужно. Надеюсь, вы понимаете, что мы с вами говорим о нации, а не о гражданах в пределах Садового кольца.— Мне кажется, довольно рискованно решать за целую нацию.— Решать трудно, но понимать необходимо. Надо как-то понимать, где мы живем и в какую сторону стоит смотреть. Мы не сможем изменить национальную ментальность, не поняв ее.— Это похоже на трансформацию риторики Путина, который в начале своего президентства заявлял о европейских ценностях, о России как части Европы, потом все меньше говорил, а сейчас и вовсе не говорит.— На мой взгляд, вы неправильно воспринимаете то, что произошло. Россия действительно пыталась войти в европейский ареал. Такова была идея Путина, который, конечно, самый большой в стране европеец по своим убеждениям. Но Запад отверг Россию, отверг Путина, потому что мы им не нужны сильными, а нужны разваленными, как во времена перестройки: замечательная страна с полным говном вокруг и нищей армией. Путин это понял. И другого выхода, кроме как строить армию и искать союзников на Востоке, у него не осталось.— Вам такой поворот по нраву?— Я раньше был западником и тоже думал, что у России один путь — на Запад. Теперь убедился, что нет у нас такого пути. И, слава богу, что двигаясь в этом направлении, мы сильно отстали. Потому что Европа на грани катастрофы — это, кажется, совершенно понятно. Причины катастрофы в том, что, как оказалось, нельзя во главу угла ставить права человека. Права человека могут рассматриваться только в соответствии с его обязанностями. Они отказались от традиционных европейских, а значит христианских, ценностей.— Вы действительно считаете, что Владимир Путин — европеец?— А вам так не кажется? Скорее всего, потому что вы не анализируете всю траекторию его президентства. Да — и по складу ума своего, и по опыту жизни в Европе. Я думаю, что, когда он возглавил страну, у него были определенные идеи, которые очень видоизменились под давлением внутренних и внешних обстоятельств. Он пришел в абсолютно разрушенную страну, и ему в управление досталась гигантская архаическая масса людей, которые настроены к государству враждебно, — в силу системы своих приоритетов. Его усилия прежде всего были направлены на предотвращение распада. Я вообще представить себе не могу, как ему все это удалось.У Путина, как у западника, как у человека, который прекрасно говорит по-немецки и знает мировую культуру, конечно, были иллюзии, что России надо возвращаться в Европу. Но в Европе ему сказали: «А вы кто такой вообще? Мы вас не ждали». И Мюнхенская речь — это результат колоссального разочарования Путина в своих идеях относительно Европы и понимания того, что жить предстоит в той части света, которая далека еще от гражданского общества. Это все сложнейшие проблемы, которые, конечно, нам с вами за пределами Садового кольца не видны, но руководить страной без этого понимания невозможно.— В моей логике за этим «пониманием» приходит желание «просвещать». И тут уже к вам вопросы.— Что вы имеете в виду под «просвещать»? Грамотность? Дело в том, что мысли-то все равно остаются архаичными, в пределах «кто не с нами, тот против нас», в пределах деления на белое и черное. Модернизация средств общения меняет скорость общения, но не его уровень. Мой вывод вам не понравится: мы не Западная Европа и не будем ею, и не надо стараться.— В какой момент вы это поняли? Каким образом произошла перемена: до какого момента вы были очень близким, например мне, по духу Кончаловским…— …а когда стал Михалковым?— Да. Спасибо, что вы сами это произнесли.— А вы возьмите свою головку в руки и подумайте лет двадцать — и вы тоже изменитесь. Думающие люди нередко меняют свою точку зрения. Не меняются только идиоты. А на меня очень сильно повлияла моя жизнь на Кенозере, где я снимал «Почтальона» («Белые ночи почтальона Тряпицына», фильм Андрея Кончаловского 2014 года — прим. «Медузы»), — жизнь с людьми, которые гармоничны во всем, что они делают, которых не касается ни Владимир Путин, ни Владимир Познер, ни «надо расплатиться за прошлые грехи», ни вообще что-либо из нашей бурлящей жизни. Они живут в полной архаике, в каком-то удивительном мире своей шекспировской гармонии. Или даже античной трагедии.— В чем это проявляется?— Они никуда не стремятся. Их не загонишь ни в капитализм, ни в частное предпринимательство. Конечно, там есть, что называется, «крутые», но это не класс буржуазии, который динамичен и который испытывает ответственность за страну. Буржуазии никогда не было и пока еще нет. И это тоже одна из проблем российской истории — через нее не надо перепрыгивать.— Выходит, раньше вы были либералом, а потом сходили в народ и вернулись оттуда совершенно новым человеком. Так?— Не прикидывайтесь такой наивной. Зачем так упрощать? Я снял три фильма в русской деревне, я живу в этой стране и знаю мой народ — очевидно лучше вас, хотя бы потому, что на 40 лет вас старше. И постепенно убедился, чтобы изменить страну, надо изменить ментальность. А чтобы изменить ментальность, нужно изменить культурный геном. А чтобы изменить культурный геном, надо сначала его разобрать на составные части вместе с величайшими русскими философами — то есть понять причинно-следственную связь, которая в нашей стране до сих пор не изучена. И только потом уже решить, куда нам идти.Наивно думать, что всеобщая грамотность изменит человека. Например, бизнес в представлении в России — это воровство. Из-за Садового кольца это неочевидно, но это так. И еще. Там, за кольцом, за Москвой — совсем другие ценности у людей: они хотят, чтобы государство их оставило в покое. А это значит, что они не граждане, а население. И миллионы россиян — это население. О каких гражданских инициативах мы говорим?— Мне кажется, население становится гражданами именно благодаря просвещению.— В каких вопросах вы хотите просвещать?— Как минимум, в вопросах собственной истории. Через 60 лет после XX Съезда КПСС в России ставят памятники Сталину. И вопрос о том, кто он — кровавый диктатор или эффективный менеджер — все еще предмет общественной дискуссии.— Обсуждение Сталина, Ленина или даже императора Александра не имеет никакого значения. Если мы хотим думать о том, как двигаться вперед, надо прежде всего понять, что за культурный код у русской нации. Все кругом меняется, и только он не изменился за последние тысячу лет.— Что это за культурный код?— У нас крестьянское сознание. У русского человека добуржуазные ценности: «своя рубашка ближе к телу», «не трогай меня, я тебя не трону», «ой, на выборы идти — зачем это нужно; придется пойти, потому что придут и погонят, а то и накажут». Крестьянское сознание — это отсутствие желания принимать участие в обществе. Все, что за пределами интересов семьи, в лучшем случае вызывает равнодушие, в худшем — враждебность. Возникновение буржуазии в Европе породило республиканское сознание. А республика — это общество граждан. В России республиканское сознание было всего в двух городах — Псков и Новгород. Все, больше никогда и нигде. Впрочем, и эта колыбель была задавлена.— Традиции «задавливания» как раз из тех, что аккуратно соблюдаются в нашей стране из века в век. Едва что-то новое, свежее поднимает голову, как раздается звонкая оплеуха: сюда не ходи, с этим не экспериментируй, таких-то чувств не оскорбляй. Мы живем во время ренессанса доносов и торжества цензуры.— Честное слово, от ваших мыслей у меня уши вянут. Судя по вашим вопросам, вы не знаете, что такое настоящая цензура и доносительство. Я лично сожалею, что нет цензуры. Цензура никогда не была препятствием для создания шедевров. Сервантес во время инквизиции создавал шедевры, Чехов писал в прозе все то, что не мог из-за цензуры написать в пьесе. Вы что думаете, что свобода создает шедевры? Никогда. Шедевры создают ограничения. В творческом плане художнику свобода ничего не дает. Покажите мне эти толпы гениев, которых жмет цензура? Да нет таких.— Вот очевидный и наглядный пример: из-за цензуры год назад был закрыт спектакль «Тангейзер» Кулябина.— Что главное в опере? Музыка. А режиссура второстепенна. Режиссер в опере — это слуга композитора, дирижера и солиста. Культурный режиссер не имеет права переделывать сюжет. Это называется «самовыражение за счет гения». Напишите свою оперу, отыщите современного композитора, который ее напишет, и делайте, что хотите. Но брать Вагнера, на мой взгляд, — это кощунство. Но у этого талантливого мальчика получилось все замечательно! Он теперь в Большом театре спектакли ставит. И это цензура? Это старая мулька: сделать скандал, чтобы стать знаменитым. Ничего тут нового нет.Опера Вагнера «Тангейзер» в постановке Тимофея Кулябина. Новосибирский театр оперы и балета, 24 марта 2015 года— Кулябин сейчас ставит вашего любимого Чехова в Театре Наций.— Ну, может быть, у него получится, наконец, если он не начнет снова самовыражаться за счет автора.— Или на него не напишут еще тонну доносов. Эта страсть к стукачеству — тоже часть сложного архаичного менталитета русских людей?— Если зрители возмущаются, какое это стукачество? Просто им некуда пойти, чтобы выразить свое возмущение. А если спектакль создается, чтобы спровоцировать возмущение, то это как раз та реакция, которой художник добивался.Вообще дело, на мой взгляд, совершенно в другом: к сожалению, культура у нас, в большом смысле этого слова, кончилась, режиссеров нет. Ведь, если разобраться, что такое режиссура? Это обилие художественных ассоциаций, колоссальная культурная база, без этого ничего нет, все остальное — прикол. Так вот, у нынешних наших молодых режиссеров приколов полно, а художественных ассоциаций ноль. В этом беда, а не в какой-то там цензуре. Это все подмена понятий. Как и модные нынче обвинения в переписываниях истории, сокрытии правды… За последние 20 лет было столько написано так называемой правды, которая не оказывалась правдой. И знаете почему? Потому что история очень субъективна. И нельзя сказать: вот во времена разоблачений писали только правду, а сейчас только врут. Нет. Дело в том, что истина в истории вообще не может торжествовать, потому что история трактуется всегда согласно тому, кто ее трактует. А объективная история — это огромная иллюзия. Очередная. Ну, мы живем иллюзиями.— Ни у кого же нет никаких сомнений в том, что Гитлер — это кровавый преступник. В преступлениях нацизма никто не сомневается. Чисто арифметически: Сталин убил сопоставимое количество людей, причем своих.— Да.— Но сейчас этот вопрос в нашей стране опять оказывается спорным.— А если вы возьмете китайского императора XIII века, в мавзолей которого ходят китайцы, то он убил 400 тысяч человек за две недели. И я спрашиваю: «А, вот, он же убил?» Они говорят: «Убил, да, но он же часть нашей истории. Мы ходим к его могиле».Вот кто-то там из наших певцов, по-моему, говорил: «Для меня история началась в 1993 году». Это, конечно, замечательно, только очень смешно. История никогда не начиналась — она живет в нас все время, но она является частью субъективного видения. И никто не может претендовать на объективность. Конечно, понятно, когда тиран убивает людей, то это катастрофа определенная и кровавая. И, конечно, Гитлер — это безумный человек, но не забывайте, что за него проголосовала бóльшая часть Германии.— Почему нацизм и Гитлер как идеология запрещены во всем мире, а сталинизм и Сталин процветают в нашей стране?— Вы хотите, чтобы это было запрещено?— Я хочу, чтобы понятие преступлений сталинизма и Сталина было частью государственной идеологии.— Значит, вы тоже за цензуру — только ту, которая устаивает вашу точку зрения. Может, дело в том, что сейчас появляется поколение людей, которые не знают, каким Сталин был. Но это неграмотные люди.— Вполне грамотные. Говорят, что, может, Сталин кого-то и убил, но при нем промышленность заработала, индустриализация была проведена, войну выиграли.— Но это тоже исторические факты. А если это есть [то, о чем вы говорите], так это только подтверждает тот факт, что цензура необходима. Будет цензура — будут правила. В том числе и ограничивающие идеологическую пропаганду. Понимаете, я имею в виду цензуру настоящую, естественную, ту, которая везде есть. Она существует в Америке, существует в Европе, в Ватикане. Андре Жид, по-моему, сказал: «Когда искусство теряет свои цепи, оно превращается в прибежище химер». Так и с идеологией. В общем, цепи нам нужны. Терять их ни в коем случае нельзя.— Я бы хотела вернуться к «Раю». Там в финале фраза о том, что «мы русские, с нами бог», произносится почти дословно и не подразумевает никаких рефлексий: мол, так и есть, научно доказано. Вы действительно считаете, что это могло бы быть нашей национальной идеей внутри страны и, скажем, нашей рекламной кампанией на Западе?— Такой лобовой фразы в фильме нет. Героиня вообще говорит о природе человеческого самопожертвования, это и есть суть ее жизни. Весь опыт этой картины для меня очень новый. Я вам должен сказать, что моя новая биография как режиссера началась с прошлой картины, с «Почтальона Тряпицына». А «Рай» — это вторая картина в моей биографии, где я по-другому понимаю свою роль кинематографиста или художника.— По-другому — это как?— Пытаюсь понять законы кино, которые не открыты. Это иллюзия, что мы знаем, как делать кино. Какие-то поиски были у сюрреалистов, у Бунюэля в наивные 20-е годы. Но потом Бунюэль стал очень глубоким и перестал формально искать другие смыслы. Вот и я пытаюсь разобраться в этом новом киноязыке, пока еще не помер.— То есть хотите сказать, что прежде не разбирались? Не хотели или надобности не было?— Каждому же художнику свое отпущено. И в этом смысле я счастливый человек, потому что мне повезло иметь возможность учиться: музыке, живописи, пониманию культурных кодов каких-то европейских категорий и всего того, что я могу иметь в виду, когда делаю сегодня фильм. Это отличает меня от молодого поколения, у которого мало стимулов, чтобы учиться. Все ушло в интернет, там теперь есть все ответы. Это плохо потому, что лишает человеческий мозг метода дедукции.— У вас же у самого есть страница в фейсбуке, которую вы довольно активно обновляете, а я, например, с большим удовольствием читаю.— Есть чуть-чуть, да. Но это в основном рассказы о живописи, культуре, истории. Я стараюсь, чтобы было интересно. Но мои визитеры — это, как правило, либо мое поколение, либо пытливые люди, скажем так, за 50.Но мы отвлеклись, а я хотел бы закончить: отказавшись от того, что я делал прежде, я стал иначе относиться к кинематографу как к искусству звука и образа. Я вдруг понял, что звук и образ — это достаточные ингредиенты для создания симфонии, понимаете? Только звук и образ. Без излишеств.Кадр из фильма «Рай»— Монологи, на которых построен «Рай», — это монологи людей, на несколько мгновений задержавшихся между миром живых и миром мертвых. Тончайшая штука, которую редко кому удается показать без пошлости. Это с одной стороны. С другой, — пограничное состояние человека, находящегося между двумя мирами, довольно трудно вообразить, не имея личного опыта. История вашей дочери Маши, которая уже несколько лет из-за трагических последствий автомобильной аварии находится в пограничном состоянии, изменила вас?— Мне трудно ответить на этот вопрос. Я не могу сказать: «Это совершенно перевернуло меня, сделало другим». Но и не сказать так не могу.— Невозможно себе представить, как жить с такой болью. Как вы выживаете?— Знаете, это война. Ну, как на войне живут? Выживают. И улыбаются, и пьют вино, и танцуют под гармошку у костра. Но это не отменяет войны. Вот так я живу, так мы живем. Строим планы, надеемся. Да, у нас есть какие-то надежды всегда, и они меняются. Это нормально. Это часть жизни. Надо жить. Надо работать. Надо строить планы. Надо искать смысл своей личной жизни.— Вы закончили в театре Моссовета ту чеховскую трилогию, которую планировали. И появились слухи, что вы теперь этот театр и возглавите. Есть такая возможность?— Не думаю. Я вообще не руководитель, но планы, связанные с театром, у меня есть, конечно. Я хотел бы теперь сделать трилогию по Шекспиру: комедия, трагедия, фантазия. Посмотрим, как получится. Но было бы красивым завершением: Чехов, Шекспир — этого достаточно. Хотя нет, античные авторы. Это необходимо, чтобы понять, как ты ничтожен перед лицом этих гигантов. Я люблю такие ощущения. Они как-то позволяют приблизиться к понимаю масштаба вечности.Катерина Гордеева

01 января, 13:11

«Нельзя во главу угла ставить права человека»

Фото: Артем Геодакян / ТАССВ середине декабря фильм Андрея Кончаловского «Рай» был включен в шорт-лист претендентов на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». В сентябре на Венецианском кинофестивале «Рай» принес Кончаловскому «Серебряного льва» за режиссуру. В российский прокат фильм, рассказывающий о судьбах трех героев во время Второй мировой — русской участницы Сопротивления, французского коллаборациониста и немецкого офицера СС, выйдет 19 января. По просьбе «Медузы» журналистка Катерина Гордеева поговорила с Андреем Кончаловским о «Рае», крестьянском сознании русского человека, чуждых России европейских ценностях и необходимости цензуры.— «Рай» произвел на меня огромное впечатление. Я понимаю зрителей, которые, стоя, аплодировали вам в Венеции.— Спасибо.— Среди организаций, причастных к созданию «Рая», значится министерство культуры России. Думаю, для них это — очень хорошее вложение. Никогда еще деньги, ассигнованные на пропаганду, не тратились с таким умом: по-европейски, блестяще сделанная картина рассказывает миру о важности и величии русской идеи. Таким был изначальный замысел?— Я думаю, что министерству культуры будет лестно услышать ваше мнение. Мне трудно рассуждать в таких категориях и говорить о каких-то интересах. Все-таки, когда подступаешь к материалу, трудно думать о смыслах, которые могут проявиться в процессе создания. Не думаю, что произведение искусства исходит из каких-либо интересов, кроме желания воплотить то, что «примстилось» художнику. Вы же не спрашиваете композитора, например, какую идею он хотел раскрыть, в чем пытался убедить мир, потому что музыка — это музыка.— И это никогда не мешало композиторам творчески высказываться по разным актуальным — в том числе и политическим — вопросам. Но речь о «Рае». Ваш фильм затрагивает сразу несколько очень болезненных для разных стран и культур тем: Холокост, французское Сопротивление, избранность русских как спасителей и освободителей всего человечества. — Все то, о чем вы говорите, — это уже конечный результат фильма. Такая задача в самом начале не может быть поставлена. Процесс создания в определенном смысле — это нащупывание тропинки в абсолютной темноте. В темноте можно наткнуться на тему фильма. А тема какая? Это не Холокост, не судьба француза, не судьба немца и не судьба русской женщины. Тема «Рая» — это универсальность зла и его соблазнительность. Замысел, конечно, начинается с каких-то более простых, материальных вещей, деталей и зацепок разного рода. Все это вырастает в определенный конгломерат идей, историй и проблем. Одно наслаивается на другое. Или не наслаивается… и тогда художник может признать свою ошибку.«Рай» для меня очень важный опыт рассуждения об амбивалентности злодеяния — это немного иная тема, чем тема Холокоста. Зло не обязательно воплощается в образе монстра. Это может быть умный, образованный, талантливый…— Любящий Чехова…— Да, любящий Чехова, аристократичный, красивый, удивительно цельный человек. Для меня очень важно, что он вступает в эту мутную реку зла, и течение его несет. В этом смысле на меня очень подействовал роман «Благоволительницы» Джонатана Литтелла, который попался мне как раз, когда я готовился к «Раю». Я этот роман смаковал со всех сторон.— И еще, наверное, «Банальность зла» Ханны Арендт?— Нет, это я не читал. Еще на меня большое впечатление произвела книга «Скажи жизни „Да“» Виктора Франкла, австрийского психиатра, который провел в Освенциме три года. Но, по правде сказать, у меня никогда не было желания теоретизировать о смысле своих произведений. Но есть одна вещь, которая для меня очень важна: полфильма три героя «Рая» прямо говорят со зрителем — в форме монолога. Монологи — самое ценное для меня в картине. Если бы не было монологов, не было бы этого фильма. Был бы какой-то другой. Кадр из фильма «Рай»Фото: Production Center of Andrei Konchalovsky, DRIFE Productions / WDSSPR— Монологи — то, как они выглядят, кем и как произносятся, — это режиссерское решение или все было придумано еще на стадии сценария?— Они были с самого начала. Иногда мне приходила безумная мысль оставить в картине только монологи. И все. Самое интересное в фильме — слушать исповедь этих трех человеческих существ. Оказывается, и так можно. Никогда не думал.— Картина была уже показана во Франции?— Еще нет.— Какой реакции вы ждете, зная, например, что у «Франкофонии» Александра Сокурова, также затрагивающей тему Сопротивления и коллаборационизма, во Франции были проблемы с прокатом: МИД выступил против показа в Каннах, министерство культуры и даже Лувр чуть ли не отреклись от картины. Выяснилось, что французы не вполне готовы к обсуждению этих тем посторонними.— Саму картину Сокурова я, к сожалению, пока не видел, но очень жалею, что жюри так обошлось с ним в Венеции («Франкофония» участвовала в конкурсе 2015 года, но не получила главных наград — прим. «Медузы»). Очень несправедливо. Я убежден, что все, что Сокуров делает, — это обязательно произведение кинематографа. Не киношки, а «кинематографа» — в том смысле, в котором его понимал Робер Брессон.Что до французов, то, во-первых, у них есть нормальная цензура. Я это знаю, сам сталкивался. В свое время я пытался снять там картину про араба, который становится джихадистом. Идея простая: живя рядом с французами, можно стать джихадистом. Но снять такое нельзя, разумеется, потому что там — цензура. Во-вторых, французам крайне неприятно ворошить свое собственное прошлое. И это было совершенно правильное решение де Голля — закрыть все дела коллаборационистов на 60 лет. Архивы открываются только сейчас, когда они все уже померли. Знаете, почему де Голль принял такое решение? Потому что понимал, что нельзя раскалывать общество. Пол-Франции же были коллаборационистами, да если уж начистоту, бóльшая ее часть.— Вы действительно считаете это правильным? То есть, в переносе на нашу почву, беда не в том, что в 1991-м, во времена разгрома КПСС и развала СССР, не было люстраций, а в том, что вообще стали рассказывать правду о тех, кто сажал, кто доносил, кто расстреливал?— Любая история имеет амбивалентные смыслы и гораздо более глубокие причинные-следственные связи, чем просто набор злодеяний каких-то ублюдков. Собственно, об этом и мой фильм.Что касается разгрома КПСС, то нельзя назвать это удачным политическим решением. Нельзя забывать, что коммунистические идеи были воплощением чаяний большого количества людей. Эти люди истово и искренне в них верили. Я даже думаю снять фильм про секретаря низовой партийной организации в каком-нибудь забытом году прошлого века. Это же были нормальные, честные люди. Их, конечно, что-то не устраивало, но 1960-е годы — после десталинизации — не были для них хорошим временем. Они не могли ничего сделать против, так сказать, логики, возникшей во времена хрущевизма, но они не мечтали о том, чтобы их жизнь и идеалы облили грязью. Наступило другое время: все идеи, в которые они верили, были опорочены, и на Сталина повесили все грехи, ответственность за которые должны были нести те, кто начал десталинизацию. Ну и что дальше? Что, все стали хорошими? И в подъездах перестали гадить? И выбрасывать мусор в окно перестали? Ну, это же смешно.Ментальность народа не меняется в связи с тем, что вдруг решено покончить с прошлым. К тому же покончить с ним невозможно. Берите пример с Китая: культ Мао Цзэдуна никогда не был развенчан, а страна движется вперед.— Мне не хотелось бы брать пример с Китая и жить, как в Китае. А вам?— Я предлагаю вам не жить в Китае, а решать политические проблемы, как они. Решать политическую проблему в архаической стране — совсем другое дело, нежели решать ее в Югославии или где-нибудь еще в Восточной Европе.— А мы живем в архаической стране?— Мне кажется, огромная часть нашей страны живет в архаической системе ценностей. У нас язычество переплетено с коммунизмом, а коммунизм — с православием. И любое правительство в России, в том числе нынешнее, — это правительство социально ориентированного государства.— В каком смысле?— В том, что оно чувствует себя обязанным кормить людей, которые не хотят много работать и зарабатывать, а вполне довольствуются малым. Сложно заставить людей вопреки их воле заниматься бизнесом. Дело не в том, что кто-то не дает, а в том, что не надо это русскому человеку. И бизнес, и свобода эта пресловутая большинству не нужны. Было бы надо, взяли бы как миленькие. Свободу же не дают, свободу берут! А людям это не нужно. Надеюсь, вы понимаете, что мы с вами говорим о нации, а не о гражданах в пределах Садового кольца.— Мне кажется, довольно рискованно решать за целую нацию.— Решать трудно, но понимать необходимо. Надо как-то понимать, где мы живем и в какую сторону стоит смотреть. Мы не сможем изменить национальную ментальность, не поняв ее.«Рай». ТрейлерASKonchalovsky— Это похоже на трансформацию риторики Путина, который в начале своего президентства заявлял о европейских ценностях, о России как части Европы, потом все меньше говорил, а сейчас и вовсе не говорит.— На мой взгляд, вы неправильно воспринимаете то, что произошло. Россия действительно пыталась войти в европейский ареал. Такова была идея Путина, который, конечно, самый большой в стране европеец по своим убеждениям. Но Запад отверг Россию, отверг Путина, потому что мы им не нужны сильными, а нужны разваленными, как во времена перестройки: замечательная страна с полным говном вокруг и нищей армией. Путин это понял. И другого выхода, кроме как строить армию и искать союзников на Востоке, у него не осталось.— Вам такой поворот по нраву?— Я раньше был западником и тоже думал, что у России один путь — на Запад. Теперь убедился, что нет у нас такого пути. И, слава богу, что двигаясь в этом направлении, мы сильно отстали. Потому что Европа на грани катастрофы — это, кажется, совершенно понятно. Причины катастрофы в том, что, как оказалось, нельзя во главу угла ставить права человека. Права человека могут рассматриваться только в соответствии с его обязанностями. Они отказались от традиционных европейских, а значит христианских, ценностей.— Вы действительно считаете, что Владимир Путин — европеец?— А вам так не кажется? Скорее всего, потому что вы не анализируете всю траекторию его президентства. Да — и по складу ума своего, и по опыту жизни в Европе. Я думаю, что, когда он возглавил страну, у него были определенные идеи, которые очень видоизменились под давлением внутренних и внешних обстоятельств. Он пришел в абсолютно разрушенную страну, и ему в управление досталась гигантская архаическая масса людей, которые настроены к государству враждебно, — в силу системы своих приоритетов. Его усилия прежде всего были направлены на предотвращение распада. Я вообще представить себе не могу, как ему все это удалось.У Путина, как у западника, как у человека, который прекрасно говорит по-немецки и знает мировую культуру, конечно, были иллюзии, что России надо возвращаться в Европу. Но в Европе ему сказали: «А вы кто такой вообще? Мы вас не ждали». И Мюнхенская речь — это результат колоссального разочарования Путина в своих идеях относительно Европы и понимания того, что жить предстоит в той части света, которая далека еще от гражданского общества. Это все сложнейшие проблемы, которые, конечно, нам с вами за пределами Садового кольца не видны, но руководить страной без этого понимания невозможно.— В моей логике за этим «пониманием» приходит желание «просвещать». И тут уже к вам вопросы.— Что вы имеете в виду под «просвещать»? Грамотность? Дело в том, что мысли-то все равно остаются архаичными, в пределах «кто не с нами, тот против нас», в пределах деления на белое и черное. Модернизация средств общения меняет скорость общения, но не его уровень. Мой вывод вам не понравится: мы не Западная Европа и не будем ею, и не надо стараться.— В какой момент вы это поняли? Каким образом произошла перемена: до какого момента вы были очень близким, например мне, по духу Кончаловским…— …а когда стал Михалковым?— Да. Спасибо, что вы сами это произнесли.— А вы возьмите свою головку в руки и подумайте лет двадцать — и вы тоже изменитесь. Думающие люди нередко меняют свою точку зрения. Не меняются только идиоты. А на меня очень сильно повлияла моя жизнь на Кенозере, где я снимал «Почтальона» («Белые ночи почтальона Тряпицына», фильм Андрея Кончаловского 2014 года — прим. «Медузы»), — жизнь с людьми, которые гармоничны во всем, что они делают, которых не касается ни Владимир Путин, ни Владимир Познер, ни «надо расплатиться за прошлые грехи», ни вообще что-либо из нашей бурлящей жизни. Они живут в полной архаике, в каком-то удивительном мире своей шекспировской гармонии. Или даже античной трагедии.— В чем это проявляется?— Они никуда не стремятся. Их не загонишь ни в капитализм, ни в частное предпринимательство. Конечно, там есть, что называется, «крутые», но это не класс буржуазии, который динамичен и который испытывает ответственность за страну. Буржуазии никогда не было и пока еще нет. И это тоже одна из проблем российской истории — через нее не надо перепрыгивать.«Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». ТрейлерASKonchalovsky— Выходит, раньше вы были либералом, а потом сходили в народ и вернулись оттуда совершенно новым человеком. Так? — Не прикидывайтесь такой наивной. Зачем так упрощать? Я снял три фильма в русской деревне, я живу в этой стране и знаю мой народ — очевидно лучше вас, хотя бы потому, что на 40 лет вас старше. И постепенно убедился, чтобы изменить страну, надо изменить ментальность. А чтобы изменить ментальность, нужно изменить культурный геном. А чтобы изменить культурный геном, надо сначала его разобрать на составные части вместе с величайшими русскими философами — то есть понять причинно-следственную связь, которая в нашей стране до сих пор не изучена. И только потом уже решить, куда нам идти.Наивно думать, что всеобщая грамотность изменит человека. Например, бизнес в представлении в России — это воровство. Из-за Садового кольца это неочевидно, но это так. И еще. Там, за кольцом, за Москвой — совсем другие ценности у людей: они хотят, чтобы государство их оставило в покое. А это значит, что они не граждане, а население. И миллионы россиян — это население. О каких гражданских инициативах мы говорим?— Мне кажется, население становится гражданами именно благодаря просвещению.— В каких вопросах вы хотите просвещать?— Как минимум, в вопросах собственной истории. Через 60 лет после XX Съезда КПСС в России ставят памятники Сталину. И вопрос о том, кто он — кровавый диктатор или эффективный менеджер — все еще предмет общественной дискуссии. — Обсуждение Сталина, Ленина или даже императора Александра не имеет никакого значения. Если мы хотим думать о том, как двигаться вперед, надо прежде всего понять, что за культурный код у русской нации. Все кругом меняется, и только он не изменился за последние тысячу лет.— Что это за культурный код?— У нас крестьянское сознание. У русского человека добуржуазные ценности: «своя рубашка ближе к телу», «не трогай меня, я тебя не трону», «ой, на выборы идти — зачем это нужно; придется пойти, потому что придут и погонят, а то и накажут». Крестьянское сознание — это отсутствие желания принимать участие в обществе. Все, что за пределами интересов семьи, в лучшем случае вызывает равнодушие, в худшем — враждебность. Возникновение буржуазии в Европе породило республиканское сознание. А республика — это общество граждан. В России республиканское сознание было всего в двух городах — Псков и Новгород. Все, больше никогда и нигде. Впрочем, и эта колыбель была задавлена.— Традиции «задавливания» как раз из тех, что аккуратно соблюдаются в нашей стране из века в век. Едва что-то новое, свежее поднимает голову, как раздается звонкая оплеуха: сюда не ходи, с этим не экспериментируй, таких-то чувств не оскорбляй. Мы живем во время ренессанса доносов и торжества цензуры.— Честное слово, от ваших мыслей у меня уши вянут. Судя по вашим вопросам, вы не знаете, что такое настоящая цензура и доносительство. Я лично сожалею, что нет цензуры. Цензура никогда не была препятствием для создания шедевров. Сервантес во время инквизиции создавал шедевры, Чехов писал в прозе все то, что не мог из-за цензуры написать в пьесе. Вы что думаете, что свобода создает шедевры? Никогда. Шедевры создают ограничения. В творческом плане художнику свобода ничего не дает. Покажите мне эти толпы гениев, которых жмет цензура? Да нет таких.— Вот очевидный и наглядный пример: из-за цензуры год назад был закрыт спектакль «Тангейзер» Кулябина.— Что главное в опере? Музыка. А режиссура второстепенна. Режиссер в опере — это слуга композитора, дирижера и солиста. Культурный режиссер не имеет права переделывать сюжет. Это называется «самовыражение за счет гения». Напишите свою оперу, отыщите современного композитора, который ее напишет, и делайте, что хотите. Но брать Вагнера, на мой взгляд, — это кощунство. Но у этого талантливого мальчика получилось все замечательно! Он теперь в Большом театре спектакли ставит. И это цензура? Это старая мулька: сделать скандал, чтобы стать знаменитым. Ничего тут нового нет. Опера Вагнера «Тангейзер» в постановке Тимофея Кулябина. Новосибирский театр оперы и балета, 24 марта 2015 годаФото: Кирилл Кухмарь / ТАСС— Кулябин сейчас ставит вашего любимого Чехова в Театре Наций.— Ну, может быть, у него получится, наконец, если он не начнет снова самовыражаться за счет автора.— Или на него не напишут еще тонну доносов. Эта страсть к стукачеству — тоже часть сложного архаичного менталитета русских людей?— Если зрители возмущаются, какое это стукачество? Просто им некуда пойти, чтобы выразить свое возмущение. А если спектакль создается, чтобы спровоцировать возмущение, то это как раз та реакция, которой художник добивался.Вообще дело, на мой взгляд, совершенно в другом: к сожалению, культура у нас, в большом смысле этого слова, кончилась, режиссеров нет. Ведь, если разобраться, что такое режиссура? Это обилие художественных ассоциаций, колоссальная культурная база, без этого ничего нет, все остальное — прикол. Так вот, у нынешних наших молодых режиссеров приколов полно, а художественных ассоциаций ноль. В этом беда, а не в какой-то там цензуре. Это все подмена понятий. Как и модные нынче обвинения в переписываниях истории, сокрытии правды… За последние 20 лет было столько написано так называемой правды, которая не оказывалась правдой. И знаете почему? Потому что история очень субъективна. И нельзя сказать: вот во времена разоблачений писали только правду, а сейчас только врут. Нет. Дело в том, что истина в истории вообще не может торжествовать, потому что история трактуется всегда согласно тому, кто ее трактует. А объективная история — это огромная иллюзия. Очередная. Ну, мы живем иллюзиями.— Ни у кого же нет никаких сомнений в том, что Гитлер — это кровавый преступник. В преступлениях нацизма никто не сомневается. Чисто арифметически: Сталин убил сопоставимое количество людей, причем своих.— Да.— Но сейчас этот вопрос в нашей стране опять оказывается спорным.— А если вы возьмете китайского императора XIII века, в мавзолей которого ходят китайцы, то он убил 400 тысяч человек за две недели. И я спрашиваю: «А, вот, он же убил?» Они говорят: «Убил, да, но он же часть нашей истории. Мы ходим к его могиле».Вот кто-то там из наших певцов, по-моему, говорил: «Для меня история началась в 1993 году». Это, конечно, замечательно, только очень смешно. История никогда не начиналась — она живет в нас все время, но она является частью субъективного видения. И никто не может претендовать на объективность. Конечно, понятно, когда тиран убивает людей, то это катастрофа определенная и кровавая. И, конечно, Гитлер — это безумный человек, но не забывайте, что за него проголосовала бóльшая часть Германии.— Почему нацизм и Гитлер как идеология запрещены во всем мире, а сталинизм и Сталин процветают в нашей стране?— Вы хотите, чтобы это было запрещено?— Я хочу, чтобы понятие преступлений сталинизма и Сталина было частью государственной идеологии.— Значит, вы тоже за цензуру — только ту, которая устаивает вашу точку зрения. Может, дело в том, что сейчас появляется поколение людей, которые не знают, каким Сталин был. Но это неграмотные люди.— Вполне грамотные. Говорят, что, может, Сталин кого-то и убил, но при нем промышленность заработала, индустриализация была проведена, войну выиграли.— Но это тоже исторические факты. А если это есть [то, о чем вы говорите], так это только подтверждает тот факт, что цензура необходима. Будет цензура — будут правила. В том числе и ограничивающие идеологическую пропаганду. Понимаете, я имею в виду цензуру настоящую, естественную, ту, которая везде есть. Она существует в Америке, существует в Европе, в Ватикане. Андре Жид, по-моему, сказал: «Когда искусство теряет свои цепи, оно превращается в прибежище химер». Так и с идеологией. В общем, цепи нам нужны. Терять их ни в коем случае нельзя.— Я бы хотела вернуться к «Раю». Там в финале фраза о том, что «мы русские, с нами бог», произносится почти дословно и не подразумевает никаких рефлексий: мол, так и есть, научно доказано. Вы действительно считаете, что это могло бы быть нашей национальной идеей внутри страны и, скажем, нашей рекламной кампанией на Западе?— Такой лобовой фразы в фильме нет. Героиня вообще говорит о природе человеческого самопожертвования, это и есть суть ее жизни. Весь опыт этой картины для меня очень новый. Я вам должен сказать, что моя новая биография как режиссера началась с прошлой картины, с «Почтальона Тряпицына». А «Рай» — это вторая картина в моей биографии, где я по-другому понимаю свою роль кинематографиста или художника.— По-другому — это как?— Пытаюсь понять законы кино, которые не открыты. Это иллюзия, что мы знаем, как делать кино. Какие-то поиски были у сюрреалистов, у Бунюэля в наивные 20-е годы. Но потом Бунюэль стал очень глубоким и перестал формально искать другие смыслы. Вот и я пытаюсь разобраться в этом новом киноязыке, пока еще не помер.— То есть хотите сказать, что прежде не разбирались? Не хотели или надобности не было?— Каждому же художнику свое отпущено. И в этом смысле я счастливый человек, потому что мне повезло иметь возможность учиться: музыке, живописи, пониманию культурных кодов каких-то европейских категорий и всего того, что я могу иметь в виду, когда делаю сегодня фильм. Это отличает меня от молодого поколения, у которого мало стимулов, чтобы учиться. Все ушло в интернет, там теперь есть все ответы. Это плохо потому, что лишает человеческий мозг метода дедукции.— У вас же у самого есть страница в фейсбуке, которую вы довольно активно обновляете, а я, например, с большим удовольствием читаю.— Есть чуть-чуть, да. Но это в основном рассказы о живописи, культуре, истории. Я стараюсь, чтобы было интересно. Но мои визитеры — это, как правило, либо мое поколение, либо пытливые люди, скажем так, за 50.Но мы отвлеклись, а я хотел бы закончить: отказавшись от того, что я делал прежде, я стал иначе относиться к кинематографу как к искусству звука и образа. Я вдруг понял, что звук и образ — это достаточные ингредиенты для создания симфонии, понимаете? Только звук и образ. Без излишеств. Кадр из фильма «Рай»Фото: Production Center of Andrei Konchalovsky, DRIFE Productions / WDSSPR— Монологи, на которых построен «Рай», — это монологи людей, на несколько мгновений задержавшихся между миром живых и миром мертвых. Тончайшая штука, которую редко кому удается показать без пошлости. Это с одной стороны. С другой, — пограничное состояние человека, находящегося между двумя мирами, довольно трудно вообразить, не имея личного опыта. История вашей дочери Маши, которая уже несколько лет из-за трагических последствий автомобильной аварии находится в пограничном состоянии, изменила вас?— Мне трудно ответить на этот вопрос. Я не могу сказать: «Это совершенно перевернуло меня, сделало другим». Но и не сказать так не могу.— Невозможно себе представить, как жить с такой болью. Как вы выживаете?— Знаете, это война. Ну, как на войне живут? Выживают. И улыбаются, и пьют вино, и танцуют под гармошку у костра. Но это не отменяет войны. Вот так я живу, так мы живем. Строим планы, надеемся. Да, у нас есть какие-то надежды всегда, и они меняются. Это нормально. Это часть жизни. Надо жить. Надо работать. Надо строить планы. Надо искать смысл своей личной жизни.— Вы закончили в театре Моссовета ту чеховскую трилогию, которую планировали. И появились слухи, что вы теперь этот театр и возглавите. Есть такая возможность?— Не думаю. Я вообще не руководитель, но планы, связанные с театром, у меня есть, конечно. Я хотел бы теперь сделать трилогию по Шекспиру: комедия, трагедия, фантазия. Посмотрим, как получится. Но было бы красивым завершением: Чехов, Шекспир — этого достаточно. Хотя нет, античные авторы. Это необходимо, чтобы понять, как ты ничтожен перед лицом этих гигантов. Я люблю такие ощущения. Они как-то позволяют приблизиться к понимаю масштаба вечности.Катерина ГордееваМоскваhttps://meduza.io/feature/2016/12/26/nelzya-vo-glavu-ugla-stavit-prava-cheloveka+ ещё одно старое видеоИ от себя хочу заметить - мы, русское общество, в десятые годы 21 века наконец-то перестали быть крестьянским.

29 декабря 2016, 23:54

Басков и Ермошина, Познер и Герасименя, Безруков и Руммо: 12 самых интересных «Простых вопросов» 2016 года

Специальный выпуск: сложные «Простые вопросы», которые были заданы в 2016 году разным персонам: политикам, артистам, телеведущим, спортсменам, певцам и врачам. Ответы на них дали: Сергей Безруков Сергей Безруков: о спектакле «Сон разума», театральных постановках для незрячих людей и о том, за что любит Беларусь (интервью полностью) Владимир Познер

27 декабря 2016, 15:30

Права человека могут рассматриваться только в соответствии с его обязанностями

Очередное хорошее интервью Андрей Кончаловского.Позволил себе маркер:— ...«Рай» для меня очень важный опыт рассуждения об амбивалентности злодеяния — это немного иная тема, чем тема Холокоста. Зло не обязательно воплощается в образе монстра. Это может быть умный, образованный, талантливый…— Любящий Чехова…— Да, любящий Чехова, аристократичный, красивый, удивительно цельный человек.Для меня очень важно, что он вступает в эту мутную реку зла, и течение его несет. ...Что до французов, то, во-первых, у них есть нормальная цензура.Я это знаю, сам сталкивался.В свое время я пытался снять там картину про араба, который становится джихадистом.Идея простая: живя рядом с французами, можно стать джихадистом.Но снять такое нельзя, разумеется, потому что там — цензура.Во-вторых, французам крайне неприятно ворошить свое собственное прошлое.И это было совершенно правильное решение де Голля — закрыть все дела коллаборационистов на 60 лет. Архивы открываются только сейчас, когда они все уже померли.Знаете, почему де Голль принял такое решение?Потому что понимал, что нельзя раскалывать общество. Пол-Франции же были коллаборационистами, да если уж начистоту, бóльшая ее часть.— Вы действительно считаете это правильным? То есть, в переносе на нашу почву, беда не в том, что в 1991-м, во времена разгрома КПСС и развала СССР, не было люстраций, а в том, что вообще стали рассказывать правду о тех, кто сажал, кто доносил, кто расстреливал?— Что касается разгрома КПСС, то нельзя назвать это удачным политическим решением.Нельзя забывать, что коммунистические идеи были воплощением чаяний большого количества людей.Эти люди истово и искренне в них верили.Я даже думаю снять фильм про секретаря низовой партийной организации в каком-нибудь забытом году прошлого века.Это же были нормальные, честные люди.Их, конечно, что-то не устраивало, но 1960-е годы — после десталинизации — не были для них хорошим временем.Они не могли ничего сделать против, так сказать, логики, возникшей во времена хрущевизма, но они не мечтали о том, чтобы их жизнь и идеалы облили грязью. Наступило другое время: все идеи, в которые они верили, были опорочены, и на Сталина повесили все грехи, ответственность за которые должны были нести те, кто начал десталинизацию. Ну и что дальше? Что, все стали хорошими? И в подъездах перестали гадить? И выбрасывать мусор в окно перестали? Ну, это же смешно.Ментальность народа не меняется в связи с тем, что вдруг решено покончить с прошлым.К тому же покончить с ним невозможно. ...Мне кажется, огромная часть нашей страны живет в архаической системе ценностей. У нас язычество переплетено с коммунизмом, а коммунизм — с православием. И любое правительство в России, в том числе нынешнее, — это правительство социально ориентированного государства.— В каком смысле?— В том, что оно чувствует себя обязанным кормить людей, которые не хотят много работать и зарабатывать, а вполне довольствуются малым.Сложно заставить людей вопреки их воле заниматься бизнесом.Дело не в том, что кто-то не дает, а в том, что не надо это русскому человеку.И бизнес, и свобода эта пресловутая большинству не нужны.Было бы надо, взяли бы как миленькие.Свободу же не дают, свободу берут! А людям это не нужно. Надеюсь, вы понимаете, что мы с вами говорим о нации, а не о гражданах в пределах Садового кольца.— Мне кажется, довольно рискованно решать за целую нацию.— Решать трудно, но понимать необходимо. Надо как-то понимать, где мы живем и в какую сторону стоит смотреть. Мы не сможем изменить национальную ментальность, не поняв ее.— Это похоже на трансформацию риторики Путина, который в начале своего президентства заявлял о европейских ценностях, о России как части Европы, потом все меньше говорил, а сейчас и вовсе не говорит.— На мой взгляд, вы неправильно воспринимаете то, что произошло. Россия действительно пыталась войти в европейский ареал. Такова была идея Путина, который, конечно, самый большой в стране европеец по своим убеждениям. Но Запад отверг Россию, отверг Путина, потому что мы им не нужны сильными, а нужны разваленными, как во времена перестройки: замечательная страна с полным говном вокруг и нищей армией.Путин это понял.И другого выхода, кроме как строить армию и искать союзников на Востоке, у него не осталось.— Вам такой поворот по нраву?— Я раньше был западником и тоже думал, что у России один путь — на Запад.Теперь убедился, что нет у нас такого пути.И, слава богу, что двигаясь в этом направлении, мы сильно отстали.Потому что Европа на грани катастрофы — это, кажется, совершенно понятно.Причины катастрофы в том, что, как оказалось, нельзя во главу угла ставить права человека. Права человека могут рассматриваться только в соответствии с его обязанностями. Они отказались от традиционных европейских, а значит христианских, ценностей.— Вы действительно считаете, что Владимир Путин — европеец?— А вам так не кажется? Скорее всего, потому что вы не анализируете всю траекторию его президентства. Да — и по складу ума своего, и по опыту жизни в Европе. Я думаю, что, когда он возглавил страну, у него были определенные идеи, которые очень видоизменились под давлением внутренних и внешних обстоятельств. Он пришел в абсолютно разрушенную страну, и ему в управление досталась гигантская архаическая масса людей, которые настроены к государству враждебно, — в силу системы своих приоритетов. Его усилия прежде всего были направлены на предотвращение распада. Я вообще представить себе не могу, как ему все это удалось.У Путина, как у западника, как у человека, который прекрасно говорит по-немецки и знает мировую культуру, конечно, были иллюзии, что России надо возвращаться в Европу. Но в Европе ему сказали: «А вы кто такой вообще? Мы вас не ждали».И Мюнхенская речь — это результат колоссального разочарования Путина в своих идеях относительно Европы и понимания того, что жить предстоит в той части света, которая далека еще от гражданского общества. Это все сложнейшие проблемы, которые, конечно, нам с вами за пределами Садового кольца не видны, но руководить страной без этого понимания невозможно.— В моей логике за этим «пониманием» приходит желание «просвещать». И тут уже к вам вопросы.— Что вы имеете в виду под «просвещать»? Грамотность? Дело в том, что мысли-то все равно остаются архаичными, в пределах «кто не с нами, тот против нас», в пределах деления на белое и черное. Модернизация средств общения меняет скорость общения, но не его уровень. Мой вывод вам не понравится: мы не Западная Европа и не будем ею, и не надо стараться....вы возьмите свою головку в руки и подумайте лет двадцать — и вы тоже изменитесь. Думающие люди нередко меняют свою точку зрения. Не меняются только идиоты. А на меня очень сильно повлияла моя жизнь на Кенозере, где я снимал «Почтальона», — жизнь с людьми, которые гармоничны во всем, что они делают, которых не касается ни Владимир Путин, ни Владимир Познер, ни «надо расплатиться за прошлые грехи», ни вообще что-либо из нашей бурлящей жизни. Они живут в полной архаике, в каком-то удивительном мире своей шекспировской гармонии. Или даже античной трагедии.— В чем это проявляется?— Они никуда не стремятся. Их не загонишь ни в капитализм, ни в частное предпринимательство. Конечно, там есть, что называется, «крутые», но это не класс буржуазии, который динамичен и который испытывает ответственность за страну. Буржуазии никогда не было и пока еще нет. И это тоже одна из проблем российской истории — через нее не надо перепрыгивать.— Выходит, раньше вы были либералом, а потом сходили в народ и вернулись оттуда совершенно новым человеком. Так?— Не прикидывайтесь такой наивной. Зачем так упрощать? Я снял три фильма в русской деревне, я живу в этой стране и знаю мой народ — очевидно лучше вас, хотя бы потому, что на 40 лет вас старше. И постепенно убедился, чтобы изменить страну, надо изменить ментальность. А чтобы изменить ментальность, нужно изменить культурный геном. А чтобы изменить культурный геном, надо сначала его разобрать на составные части вместе с величайшими русскими философами — то есть понять причинно-следственную связь, которая в нашей стране до сих пор не изучена. И только потом уже решить, куда нам идти.Наивно думать, что всеобщая грамотность изменит человека. Например, бизнес в представлении в России — это воровство. Из-за Садового кольца это неочевидно, но это так.Там, за кольцом, за Москвой — совсем другие ценности у людей: они хотят, чтобы государство их оставило в покое.А это значит, что они не граждане, а население.И миллионы россиян — это население. О каких гражданских инициативах мы говорим?— Мне кажется, население становится гражданами именно благодаря просвещению.— В каких вопросах вы хотите просвещать?— Как минимум, в вопросах собственной истории. Через 60 лет после XX Съезда КПСС в России ставят памятники Сталину. И вопрос о том, кто он — кровавый диктатор или эффективный менеджер — все еще предмет общественной дискуссии.— Обсуждение Сталина, Ленина или даже императора Александра не имеет никакого значения. Если мы хотим думать о том, как двигаться вперед, надо прежде всего понять, что за культурный код у русской нации. Все кругом меняется, и только он не изменился за последние тысячу лет.— Что это за культурный код?— У нас крестьянское сознание. У русского человека добуржуазные ценности: «своя рубашка ближе к телу», «не трогай меня, я тебя не трону», «ой, на выборы идти — зачем это нужно; придется пойти, потому что придут и погонят, а то и накажут». Крестьянское сознание — это отсутствие желания принимать участие в обществе. Все, что за пределами интересов семьи, в лучшем случае вызывает равнодушие, в худшем — враждебность. Возникновение буржуазии в Европе породило республиканское сознание. А республика — это общество граждан. В России республиканское сознание было всего в двух городах — Псков и Новгород. Все, больше никогда и нигде. Впрочем, и эта колыбель была задавлена.— Традиции «задавливания» как раз из тех, что аккуратно соблюдаются в нашей стране из века в век. Едва что-то новое, свежее поднимает голову, как раздается звонкая оплеуха: сюда не ходи, с этим не экспериментируй, таких-то чувств не оскорбляй. Мы живем во время ренессанса доносов и торжества цензуры.— Честное слово, от ваших мыслей у меня уши вянут. Судя по вашим вопросам, вы не знаете, что такое настоящая цензура и доносительство. Я лично сожалею, что нет цензуры. Цензура никогда не была препятствием для создания шедевров. Сервантес во время инквизиции создавал шедевры, Чехов писал в прозе все то, что не мог из-за цензуры написать в пьесе. Вы что думаете, что свобода создает шедевры? Никогда. Шедевры создают ограничения. В творческом плане художнику свобода ничего не дает. Покажите мне эти толпы гениев, которых жмет цензура? Да нет таких.— Вот очевидный и наглядный пример: из-за цензуры год назад был закрыт спектакль «Тангейзер» Кулябина.— Что главное в опере? Музыка. А режиссура второстепенна. Режиссер в опере — это слуга композитора, дирижера и солиста. Культурный режиссер не имеет права переделывать сюжет. Это называется «самовыражение за счет гения». Напишите свою оперу, отыщите современного композитора, который ее напишет, и делайте, что хотите. Но брать Вагнера, на мой взгляд, — это кощунство. Но у этого талантливого мальчика получилось все замечательно! Он теперь в Большом театре спектакли ставит. И это цензура? Это старая мулька: сделать скандал, чтобы стать знаменитым. Ничего тут нового нет....если спектакль создается, чтобы спровоцировать возмущение, то это как раз та реакция, которой художник добивался.Вообще дело, на мой взгляд, совершенно в другом: к сожалению, культура у нас, в большом смысле этого слова, кончилась, режиссеров нет. Ведь, если разобраться, что такое режиссура? Это обилие художественных ассоциаций, колоссальная культурная база, без этого ничего нет, все остальное — прикол. Так вот, у нынешних наших молодых режиссеров приколов полно, а художественных ассоциаций ноль. В этом беда, а не в какой-то там цензуре. Это все подмена понятий. Как и модные нынче обвинения в переписываниях истории, сокрытии правды… За последние 20 лет было столько написано так называемой правды, которая не оказывалась правдой. И знаете почему? Потому что история очень субъективна. И нельзя сказать: вот во времена разоблачений писали только правду, а сейчас только врут. Нет. Дело в том, что истина в истории вообще не может торжествовать, потому что история трактуется всегда согласно тому, кто ее трактует. А объективная история — это огромная иллюзия. Очередная. Ну, мы живем иллюзиями.История никогда не начиналась — она живет в нас все время, но она является частью субъективного видения.И никто не может претендовать на объективность. Конечно, понятно, когда тиран убивает людей, то это катастрофа определенная и кровавая. И, конечно, Гитлер — это безумный человек, но не забывайте, что за него проголосовала бóльшая часть Германии.— Почему нацизм и Гитлер как идеология запрещены во всем мире, а сталинизм и Сталин процветают в нашей стране?— Вы хотите, чтобы это было запрещено?— Я хочу, чтобы понятие преступлений сталинизма и Сталина было частью государственной идеологии.— Значит, вы тоже за цензуру — только ту, которая устраивает вашу точку зрения. Может, дело в том, что сейчас появляется поколение людей, которые не знают, каким Сталин был. Но это неграмотные люди.— Вполне грамотные. Говорят, что, может, Сталин кого-то и убил, но при нем промышленность заработала, индустриализация была проведена, войну выиграли.— Но это тоже исторические факты. А если это есть [то, о чем вы говорите], так это только подтверждает тот факт, что цензура необходима. Будет цензура — будут правила. В том числе и ограничивающие идеологическую пропаганду. Понимаете, я имею в виду цензуру настоящую, естественную, ту, которая везде есть. Она существует в Америке, существует в Европе, в Ватикане. Андре Жид, по-моему, сказал: «Когда искусство теряет свои цепи, оно превращается в прибежище химер». Так и с идеологией. В общем, цепи нам нужны. Терять их ни в коем случае нельзя.

26 декабря 2016, 04:51

Фейк-интервью казахстанской ведущей и колготки Айтимовой: Курьезы 2016 года

Уходящий 2016 год был полон курьезных ситуаций – о самых забавных и общество взрывательных событиях читайте в подборке NUR.KZ. Мисс Астану опозорили на «Мисс Казахстан-2016» Во время национального конкурса красоты Ануар Нурпеисов взорвался тирадой после того, как Мисс Астана Ельназ Нурсеитова с трудом смогла назвать три свои любимые книги. На неожиданные обвинения красавица ничего не смогла ответить и лишь смущенно улыбалась. "Хватит участвовать в конкурсах красоты. Эти фейк ресницы, фейк номера, стремитесь к знаниям! Хватит гнаться за этими силиконовыми губами, ваши ресницы фейк, это все ненастоящее. Одумайтесь!", - недовольствовал член жюри. Взгляд Елбасы и растерявшийся Есимов Курьезный случай произошел во время официального визита президента Нурсултана Назарбаева в Японию. После подписания документа глава нацкомпании "Астана ЭКСПО-2017" Ахметжан Есимов забыл пожать руку своему японскому коллеге. Тогда Елбасы взглядом подсказал растерявшемуся Есимову, что нужно сделать. Нурсултан Назарбаев взглядом подсказывает Есимову Видео опубликовано © ZTB.KZ 2016 (@ztb_video) Ноя 7 2016 в 10:23 PST Фейк-интервью казахстанской ведущей с Познером Псевдоинтервью ведущей программы «Аналитика» с Владимиром Познером вызвало шквал критики и шуток в соцсетях. Казахстанцы тут же углядели в нем «неумелый монтаж», а сам Познер назвал видео «колоссальной глупостью» и заявил, что «такой наглости я еще не видел». Позже в редакции Первого канала Евразия заявили, что это была шутка, и тут же удалили фейк-интервью со своего сайта. Познер юмора не оценил, но извинения редакции принял. Финальной точкой стало заявление главреда канала Руслана Смыкова – после инцидента из-за разногласий с руководством он уволился. Андрей Аршавин побрил журналиста налысо Казахстанский журналист Петр Воликов имел неосторожность заявить, что побреется налысо, если Аршавин забьет в этом сезоне чемпионата Казахстана восемь голов. Футболист не заставил себя долго ждать и после восьмого мяча с удовольствием побрил журналиста на глазах болельщиков и прессы. Странная речь и ультрамодные колготки депутата Айтимовой Витиеватая и непонятная речь депутата Бырганым Айтимовой на международной конференции программы «Болашак» вызвала шквал сарказма и юмора в казнете. Ее забавные фразы о том, что казахи «еще не такие, как все» и «мы читать и писать уже с рождения можем», многим напомнили выступления мэра Киева Владимира Кличко. Над этой речью даже пошутили на украинском телевидении в программе "Квартал-95". Однако на этом курьезы не закончились – на пленарном заседании сената Айтимова появилась в вычурных полосатых колготках и ярких остроносых туфлях, чем вызвала еще больший фурор в соцсетях. Юрта для Джаксыбекова возле дурнопахнущего Талдыколь В апреле этого года Адильбек Джаксыбеков, тогда еще аким Астаны, был поставлен в неудобное положение. Нурсултан Назарбаев пообещал поселить его в юрте возле Талдыколь, если вопрос с неприятным запахом из этого накопителя и как следствие «вонючей столицей» не будет решен. "Шесть лет занимался Тасмагамбетов - ничего не сделал. Ты работаешь – ничего не делаешь. Воняет. Если в этом году не решите, тебе с Хорошуном юрту поставлю, будете жить возле Талдыколя, нюхать вонь", – пригрозил Глава государства. Писающий из салона авто полицейский Фото с алматинским полицейским, который справлял нужду прямо сидя в машине, вызвало шквал критики казахстанцев и тут же стал героем мемов. С одной стороны – скандал, с другой курьез – все же блюститель закона и порядка, а тут такое. За этот проступок полицейский вместе с коллегой-водителем был уволен. Фото: соцсети К слову, это был не единственный писающий герой в этом году - в Атбасаре мужчина справил нужду прямо у полицейской машины, за что получил звание "народного мстителя". Голышом по улицам страны В этом году было сразу несколько курьезных и одновременно возмутительных случаев с голыми людьми, разгуливающими по улицам. Обнаженный мужчина шокировал жителей Актобе в июле этого года, в августе другой противник одежды спокойно гулял по Кокшетау, еще один по трассе Экибастуз-Павлодар. Чуть позже «порадовал» зрелищем и нудист из Костанайской области. Уятмен, не уберегший собственную честь Житель Астаны Талгат Шолтаев превратился в супергероя Уятмена после того, как по-джентльменски прикрыл «эротичную» статую девушки платком – ее просвечивающие сквозь платье формы показались мужчине вызывающими. ФОТО @TALGATRAMAZANULY Однако чуть позже с Уятменом произошел конфуз, пошатнувший образ героя - ресторатор Егор Кочетов обвинил Шолтаева в увиливании от оплаты долга за ужин на 14 000 тенге. Показала язык за спиной Назарбаева Курьезный случай произошел на мероприятии в честь победы партии "Нур Отан" на внеочередных парламентских выборах. Во время выступления Нурсултана Назарбаева студентка за его спиной несколько раз показала кому-то язык. Все это транслировалось в прямом эфире телеканала Хабар. Инну Мальцеву даже вызывали в «Нур Отан» для объяснений. Девушка извинилась за эту ситуацию, заверив, что никого не хотела обидеть, а лишь задумалась во время выступления и несколько раз облизала губы.

Выбор редакции
25 декабря 2016, 18:18

Владимир Познер: «Без Елизаветы Глинки Россия стала бедней»

Телеведущий не успел позвать Доктора Лизу в свою программу

Выбор редакции
25 декабря 2016, 16:56

Познер о Лизе Глинке: Без неё Россия стала бедней

Телеведущий Владимир Познер выразил свои соболезнования в связи с крушением самолёта Ту-154 и гибелью доктора Лизы Глинки. Свою колонку Познер опубликовал на личном сайте: — Не могу прийти в себя. Когда люди гибнут из-за войны, из-за террористов-фанатов, есть хотя бы понимание того, что при всём ужасе произошедшего есть причина. Есть хоть какая-то логика — страшная, конечно, но логика. Но эта гибель... Я не знаю, как передать семьям погибших всю глубину моего сострадания. Нет никаких слов, кроме уже давно набивших оскомину. Да и никакими словами не унять такое горе. Как рассказал Познер, он собирался пригласить Глинку в свою программу, но не успел: — Иногда говорят, что нет незаменимых людей. Это неправда. Каждый человек незаменим. А уж такой, как Елизавета Глинка, тем более. Без неё Россия стала бедней. Читайте также: Доктор Лиза. Спасавшая жизни

Выбор редакции
25 декабря 2016, 16:29

Владимир Познер, Без нее Россия стала бедней

Иногда говорят, что нет незаменимых людей. Это неправда. Каждый человек незаменим. А уж такой, как Елизавета Глинка, тем более...

04 октября 2016, 07:55

Греф предсказал исчерпание нефти в России к 2030 году

Глава Сбербанка России Герман Греф считает, что запасы нефти и газа в России могут закончиться к 2028-2030 году. Об этом он заявил в эфире программы «Познер» на «Первом канале».«Мы видим, что век нефти и газа, как бы это кому-то не хотелось, заканчивается», — сказал он, отметив, что теперь можно говорить о том, что сырье закончится и в России (цитата по ТАСС).«На мой взгляд, это примерно 2028-2032 гг., когда, по моему мнению — не факт, что я прав — по всем ощущениям, по всем трендам, которые мы видим сегодня, не будет повторения такого суперсырьевого цикла», — сказал он, отметив, что к этому необходимо готовиться.По мнению Грефа, этот период будет очень болезненным для российской экономики. Он отметил, что в связи с этим все больше людей задумываются о диверсификации экономики.С более оптимистичной оценкой в марте 2016 года выступил глава Минприроды Сергей Донской. Тогда он заявлял, что запасов нефти в России хватит еще на 28 лет. http://www.forbes.ru/news/329765-gref-predskazal-ischerpanie-nefti-v-rossii-k-2030-goduhttps://aftershock.news/?q=node/441907- - - -i/ Добыча нефти - это большая четверка: геология (1)-технология(2)-финансы(3)-политика(4). Фактор с большим номером имеет большую значимость.ii/ Греф говорит с точки зрения "финансы-политика", частично имея в виду технологииiii/ Донской говорит с точки зрения геолога. Но геология имеет наименьшую значимость в большой четверке добычи нефти.- - - -15 Июнь 2012 BP Statistical Review of World Energy 2011: добыча и запасы нефти в России http://iv-g.livejournal.com/690834.html

18 марта 2016, 21:48

Дебаты Навального и Познера на Дожде

Полное видео: https://tvrain.ru/teleshow/debaty/debaty_navalnogo_i_poznera-405714/