• Теги
    • избранные теги
    • Компании97
      • Показать ещё
      Люди81
      • Показать ещё
      Разное47
      • Показать ещё
      Страны / Регионы38
      • Показать ещё
      Издания10
      Международные организации1
      Формат1
Volga Group
Volga Group
Volga Group — международная частная инвестиционная группа, объединяющая активы предпринимателя Геннадия Тимченко. Зарегистрирована в Люксембурге. До июня 2013 года носила название Volga Resources Group.   История компании В апреле 2007 года частный инвестиционный фонд Volga Resour ...

Volga Group — международная частная инвестиционная группа, объединяющая активы предпринимателя Геннадия Тимченко. Зарегистрирована в Люксембурге. До июня 2013 года носила название Volga Resources Group.

 

История компании

В апреле 2007 года частный инвестиционный фонд Volga Resources SICAR S.A основан Геннадием Тимченко для объединения собственных российских и зарубежных активов. В июле этого же года фонд прошел процедуру реструктуризацию, сменив регистрационную форму на SICAV-SIF S.A..

В 2008 году компания Volga Resources приобретает 5 % акций компании «Новатэк» — крупнейшего независимого производителя газа в России. Впоследствии доля в компании была доведена до 23 %. В этом же году, было консолидировано 80 % акций компании ОАО «Стройтрансгаз» — международной строительной компании, специализирующейся в области инфраструктурного строительства. Оставшиеся 19,99 % акций «Стройтрансгаза» принадлежат Газпромбанку.

В 2010 году Volga Resources инвестирует в строительство терминала деловой авиации в МАШ Шереметьево (управляет проектом ООО «Авиа-групп») и терминала деловой авиации «Пулково-2» в Санкт-Петербурге.

Около $100 млн, по данным СМИ, инвестируется в строительство завода по производству безалкогольных напитков в городе Кулебаки (Нижегородская область). В настоящий момент на предприятии производится минеральная вода и безалкогольные напитки под брендами «Акваника» и «Министерство газировки».

Кроме того, фонд Volga Resources приобрел блокирующий пакет акций российской компании «Геотек Холдинг», занимающийся сейсморазведкой на территории России и в странах СНГ.

В 2011 году фонд покупает пакет акций крупнейшего в России нефтегазохимического холдинга ОАО «СИБУР Холдинг». К настоящему моменту, Volga Resources принадлежит 37,3 % акций холдинга.

В этом же году Volga Resources профинансировала сделку по выкупу контрольного пакета акций компании «Колмар» у структур Михаила Прохорова «Интергео». Сделка структурировалась путем предоставления займа совладельцу компании «Колмар», Анатолию Митрошину в размере около 300 млн $ с последующей конвертацией долга в долю в компании в результате ее реструктуризации. В настоящее время 60 % акций группы «Колмар» принадлежит Volga Resources и Gunvor Group.

В июне была совершена сделка по покупке 30 % пакета акций компании «Русское море», сумма сделки, по сообщениям СМИ, составила около 1,2 млрд рублей.

В 2012 году фонд Volga Resources приобретает около 90 % ООО «Сахатранс», которая в момент покупки имела в собственности около 200 га земли в бухте Мучке, рядом с морским торговым портом Ванино. На участке планируется постройка терминала по перевалке угля и железорудного концентрата мощностью 10-12 млн тонн в год.

В этом же году компания Геннадия Тимченко получила контроль над 12,5 % страховой компании «Согаз».

В июне 2013 года на первом дне Петербургского международного экономического форума была проведена официальная презентация Volga Group — обновлённой управляющей компании, консолидирующей активы Геннадия Тимченко. Кроме того, в презентации была показана стратегия развития и представлена консолидированная выручка компаний группы (которая за 2012 год составила 116 млрд долларов).

1 октября 2014 года на должность руководителя Volga Group назначен Чернышенко Дмитрий Николаевич. В число обязанностей нового директора входит повышение эффективности управления инвестициями группы и способствование росту их акционерной стоимости, контроль за реализацией крупных проектов, а также поиск новых инвестиционных возможностей.

23 октября 2014 года Volga Group закрыла сделку по приобретению 40% компании Алма Груп. По словам создателей проекта, это первый в России большой комплекс по выращиванию и обработке яблок высокого уровня.

 

Стратегия развития

Согласно докладу на ПМЭФ, в ближайшие годы Volga Group планирует сосредоточиться на российском рынке. Инвестировать планируется в следующие стратегические направления: энергетика, транспорт и инфраструктура.

В частности, планируется развитие приобретённой в 2007 году компании «Стройтрангаз», которая за первые несколько лет приносила убытки и часто меняла руководство. Согласно данным прессы, в ближайшее время компанию ждёт реорганизация. Кроме того, «Стройтрангаз» будет уделять больше внимания инфраструктурным проектам, не связанным с нефтегазовым сектором.

В настоящий момент компания осуществляет крупные проекты по строительству авто и железных дорог в России. Строительство тоннелей ведётся совместно с компанией «Мост».

Volga Group планирует привлекать к своим проектам зарубежных специалистов. Так, в настоящий момент, ведутся переговоры с итальянской компанией Codest и уже имеются предварительные договорённости с французской Vinci. По заявлению Г. Тимченко, имеются и другие иностранные компании, заинтересованные в совместной работе, но их названия не раскрываются.

Основной акционер Volga Group Геннадий Тимченко в своем интервью 4 августа 2014 года заявил, что существуют планы по развитию совместных проектов Volga Group и Gunvor. Так, обе группы компаний планируют дальше развивать угольную компанию «Колмар», в которой обе компании владеют 30 % долями.

В сентябре 2014 года ФАС России удовлетворила ходатайство Volga Group о приобретении 40 % ООО «Алма Холдинг», основным видом деятельности которого является оптовая торговля пищевыми продуктами и напитками. «Эта инвестиция дополнит портфель проектов группы в области потребительского рынка, которые важны для продовольственной безопасности страны и здоровья людей», — прокомментировал сделку Геннадий Тимченко.

 

Структура компании

На 2014 год, Volga Resources Group объединяет инвестиции в компании, работающие в пяти различных областях[27]:

Финансовые услуги:

  1. СГ «СОГАЗ» (доля владения 12,5 %)
  2. SOVAG AG (доля владения 49,1 %)
  3. ОАО Банк «Россия» (текущая доля владения 9 %)

Промышленность и строительство:

  1. Группа «СТГ» (доля владения 63 %)
  2. ОАО «СИБУР Холдинг» (доля владения 15,3 %)
  3. СК «Мост» (доля владения 25 %)
  4. АРКС (доля владения 25 %)
  5. ЗАО «Стройтрансгаз» (доля владения 31,5 %)

Трейдинг и логистика:

  1. ООО «Трансойл» (доля владения 80 %)
  2. ООО «Сахатранс» (доля владения 89 %)

Потребительские товары:

  1. «Акваника» (ООО «Русское время») (доля владения 100 %)
  2. «Алма Груп» (доля владения 40 %)

Энергетика

  1. ОАО «Новатэк» (доля владения 23 %)
  2. УК «Колмар» (консолидированная с Gunvor Group доля владения 30 %)
  3. ООО «Петромир» (доля владения 50 %)

Недвижимость

  1. Hartwall Areena (доля владения 50 %)

Даты владениия - ?

 

28 апреля 2014 года в связи с обострением российско-украинских отношений против компании были введены санкции правительства США. В качестве причины внесения компании в санкционный список называется отношение компании к так называемому «ближнему кругу» президента России В. В. Путина.

Развернуть описание Свернуть описание
16 ноября, 17:13

Тимченко увеличил долю в Стройтрансгазе до 80%

Компания Volga Group, принадлежащая миллиардеру Геннадию Тимченко, увеличила долю в АО Стройтрансгаз , об этом ТАСС сообщил представитель предпринимателя. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

16 ноября, 15:42

Геннадий Тимченко собирает стройку // Бизнесмен выкупил 17% «Стройтрансгаза» у Михаила Кенина

Volga Group Геннадия Тимченко, который с 2014 года находится под санкциями США, выкупила 17% акций в «Стройтрансгазе» у бизнесмена Михаила Кенина. Таким образом, господин Тимченко теперь владеет 80% в «Стройтрансгазе» — одном из крупнейших строительных подрядчиков российских энергокомпаний.

16 ноября, 13:02

Тимченко увеличил долю в «Стройтрансгазе» до 80%

Volga Group Геннадия Тимченко увеличила долю в АО «Стройтрансгаз», выкупив 17% ООО «ОСХ» (основной акционер АО «Стройтрансгаз») у структур Михаила Кенина, сообщил ТАСС представитель бизнесмена. По его словам, сделка состоялась по предложению Кенина. Volga Group реализовала преимущественное право выкупа. В результате доля Volga Group в ОСХ выросла до 80,01%, 19,99% по-прежнему принадлежит Газпромбанку через кипрский «Сибрелло холдингс лимитед».

Выбор редакции
16 ноября, 12:04

Тимченко увеличил долю в "Стройтрансгазе"

Volga Group выкупила долю в компании у структур Михаила Кенина

07 ноября, 17:27

Представитель Тимченко назвал выход бизнесмена из круга Путина "относительным понятием"

Представитель главы Volga Group Геннадия Тимченко считает «относительным» понятием сообщения о том, что бизнесмен покинул «ближайший круг» президента Владимира Путина. Об этом директор по коммуникациям Volga Group Антон Куревин ...

07 ноября, 15:26

Политбюро 2.0: зачем?

В так называемом ближнем круге президента России Владимира Путина произошли изменения, утверждают аналитики «Минченко Консалтинг». По их оценке, бывший руководитель Администрации президента Сергей Иванов и глава Volga Group Геннадий Тимченко покинули категорию политиков, относящихся к ближайшему окружению главы государства. Эксперты «Минченко Консалтинг» отмечают обострение внутриэлитной конкуренции в России. Они объясняют это проблемами в экономике. Об этом со ссылкой на доклад «Минченко Консалтинг» сообщил 7 ноября ряд российских СМИ. Однако доклад можно считать практически беллетристикой или же высказыванием личного мнения, не подкрепленного существенными аргументами, полагает аналитик «Полит.ру» Василий Измайлов.  «Евгений Минченко, который называет себя коммуникационным холдингом «Минченко Консалтинг», выпустил доклад, который называется «Политбюро 2.0: демонтаж или перезагрузка?». Доклад не первый. Доклад, который важен, прежде всего, тем, что подводит черту под чередой подобных докладов, поскольку контракт у Минченко с администрацией президента, скорее всего, заканчивается. Будет ли он продлен – неизвестно, и поэтому бумага важна именно с точки зрения завершения одного этапа и начала следующего. Анализ этого доклада очень сложен, поскольку это беллетристика. А как анализировать беллетристику? Можно анализировать, наверное, «Капитанскую дочку» Пушкина – на предмет того, правильно ли, что Петруша Гринев подарил Пугачеву заячий тулуп, а не овчинный. Можно, например, анализировать «Госпожу Бовари» Флобера – на предмет того, какую конкретную эмоцию должна испытывать женщина в тот или иной момент нарратива. То же самое и здесь. Сама по себе конструкция с «Политбюро 2.0» красива и эффектна, но имеет весьма отдаленное отношение к действительности, поскольку любая метафора – это всего лишь метафора. Можно сколько угодно говорить про членов Политбюро, про кандидатов в члены Политбюро, про членов ЦК – а почему не сказано про членов ЦКРК, например? Нет такого понятия в докладе. Видимо, это говорит о том, что советский опыт нам известен, в силу возраста или каких-то других особенностей, чуть хуже, чем нужно. Но совершенно очевидно, что всякое подобие есть всего лишь подобие. Поэтому не хотелось бы заострять внимание на концепции автора. История это не первая, история привычная. Ну, решил человек так сделать. Что хочется сказать про доклад в целом? Очень красивые картинки. Картинки, которые вызывают желание их рассматривать. В этой части доклад свою миссию выполняет. Я бы сказал, что это единственная часть доклада, которая не вызывает вопросов. Остальные части доклада вопросы вызывают. Вопросов этих настолько много, что это тот самый случай, когда все они могут быть сведены к одному. И это будет вопрос: «Зачем?». Понятно, что является предметом доклада - по-видимому, это исследование феномена состояния российской элиты – или, может быть, даже суперэлиты, то есть самых ярких представителей власти. Дальше начинаются вопросы. В силу политической структуры и политических особенностей нашего государства сколько-нибудь четко судить о том, как там все устроено, полагаю, можно только будучи очень близким доверенным лицом того самого человека, о котором мы все думаем, когда речь идет о России и ее политическом устройстве. Если господин Минченко является таковым, то, во-первых, наверное, ему можно позавидовать. А во-вторых, ему можно и нужно задать целый ряд вопросов, которые возникают, что называется, на втором уровне. Оценивая положение или состояние того или иного человека или той или иной структуры, мы должны понимать, на чем зиждется перемещение персонажа или структуры из одного разряда в другой. Доклад господина Минченко не предоставляет к этому никаких резонов. Сказано, например, что усилились Ковальчуки. И – о счастье! – приводится аргумент: Ковальчуки усилились потому, что им удалось пролоббировать Кириенко на ту должность, которую он сегодня занимает. А дальше возникает недоумение: а откуда у господина Минченко свидетельства того, что Ковальчуки лоббировали кандидатуру Кириенко? Скажем больше: а свидетельствует ли назначение Кириенко об усилении Ковальчуков и – о ужас! – об усилении самого Кириенко? Поскольку в своей прежней должности он был на понятном счету, в понятной структуре, исполняющей понятные задачи и поручения, а та ситуация, в которой он находится сейчас, не покрывается категориями понятности. Следующая история – с ослаблением господина Тимченко. Ну, что тут сказать? Говорить, в общем, нечего. На основании каких-то не очень внятных полусвидетельств, которые не приводятся, составитель доклада делает вывод об этом. Более того, он делает вывод, что данный конкретный предприниматель выпадает из ближнего круга президента. Может быть, это так. Может быть, это не так. А значит, мы имеем дело с какой-то ну совершенно субъективной картиной, существующей в сознании одного отдельно взятого политолога. Или, возможно, группы политологов, которым нужно через господина Минченко донести до общественности именно это. Все остальное, что мы встречаем в докладе, приблизительно того же свойства. Например: «Проект нового неоКГБ не состоялся и не мог состояться, потому что появление в структуре власти главного силовика противоречит логике сдержек и противовесов». Это цитата. Ну, во-первых, это не совсем так. Во-вторых, очень большое значение имела фигура того самого мега-силовика, который мог бы возглавить такое министерство. В-третьих, я полагаю, что проект создания такого министерства никуда не исчез – он просто, как это часто бывает у президента, отложен в сторону и служит некоторым напоминанием особо ретивым представителям элиты, что при желании он может быть извлечен на свет с самыми неприятными для них последствиями. И, наконец, следующее – создание той же самой Национальной гвардии, о котором много и содержательно, как он думает, говорит Минченко, свидетельствует ровно о противоположном: что система сдержек и противовесов – сама по себе, привычная путинская логика – сама по себе, а выстраивание нового силового контура – само по себе. Удивительное для серьезного специалиста неразличение значимых сущностей. Почему так происходит? Наверное, в этом есть какая-то цель. Анализируя страницу за страницей доклада «Минченко Консалтинг», можно почти в каждом абзаце найти подобные несообразности. Ну, например: «Конкурирующим за ресурсы и стратегическое влияние центром компетенции обозначен старый олигархат, совместно с которым работают премьер-министр Дмитрий Медведев, его заместитель Аркадий Дворкович и Игорь Шувалов». Ну, здесь все хорошо, и те люди, которые хоть немножко понимают про элитные расклады, наверно, посмеиваются, читая. Или, например, история, связанная с потенциальным премьерством Кудрина. История сложная, история, вокруг которой много накручено, история, которая предполагает очень много разного рода поворотов и хитросплетений – здесь, в докладе, обозначается четкой и не вызывающих никаких сомнений у составителя перспективой. Почему так происходит? Если он что-то знает, наверное, следовало бы сказать, поскольку ни один аргумент не бывает лишним. Но нет, эти аргументы не приводятся в принципе. Мое лично (как человека, который интересуется региональной повесткой) любимое место в докладе – это взаимодействие с региональными элитами. Здесь просто песня без слов, как у Шуберта. Тут и Хлопонин, тут и Кадыров, тут и Минниханов, тут и Хамитов. Но почему-то нет ничего про самарскую историю. Почему-то нет ничего про санкт-петербургскую историю. Почему-то нет ничего про истории полпредов, которых вообще в докладе нет! Интересная у нас система власти, да? Где полпреды президента (безусловно, значимые фигуры, значимые игроки – кто-то более, кто-то – менее) не упоминаются вовсе! И вот это нагромождение имен из разных эпох, из разных групп, из разных событий говорит о том, что идет какая-то конфигурация? Ну, идет. Она всегда идет. Но почему об этом надо говорить именно так – сбивчиво, между делом, не пойми про кого? Может быть, потому что автор не владеет фактурой? Ну, и то, мимо чего пройти нельзя (вернемся к началу) – это картинки. После шести страниц текста начинаются диаграммы. И здесь, конечно, все очень красиво. Здесь как бы наступает этап доказательств. И вот смотрите. Открываем диаграмму – предположим, Аркадия Роттенберга. И видим, какие критерии там заложены: близость к Путину, неформальное влияние, финансы, региональное влияние, формально-административный (видимо, ресурс), символически-имиджевый (тоже ресурс), силовой… И вот в этой красиво набранной паутине обозначены оценки. Девять по близости к Путину, три – по формально-административному ресурсу, четыре – по символически-имиджевому. У меня, конечно, возникает вопрос: что такое символически-имиджевый ресурс? Что это означает? Как это есть? В каком направлении следует понимать? Помните, как у Гоголя: «Куда несешься ты? Дай ответ! Не дает ответа…» Почему у Роттенберга неформальное влияние – девять, у Медведева – шесть, а у Шойгу – пять? Ну ладно, я могу еще понять Шойгу. Но почему у Чемезова и Ковальчука – восемь, а у того же Роттенберга – девять? Откуда автор берет эти цифры? Кто ему в этом помогает? Или ему (не хочется так говорить, но такое ощущение возникает) время от времени открывается какой-то мир чистых сущностей? Появляется некий голос и говорит ему: «Напиши, что у Володина во взаимодействии с региональными элитами нужно поставить оценку «пять»! А Собянину по критерию обладания медиарсурсом – «четыре»!» Почему четыре, откуда это взялось?.. Но дело даже не в этом. Дело в том, что существуют два глобальных недоумения, которые наслаиваются сверху на уже заданные нами вопросы. Первое недоумение важно: для чего, зачем, почему и в чьих интересах это осуществляется? Чтение доклада господина Минченко наталкивает на мысль, что это даже не, извините за слэнг, заказуха – это просто повествовательные фантазии на внутриэлитные темы. Заказчика этого, скажем так, документа обнаружить нельзя, поскольку неточности, субъективизм и стремление к непонятным, расплывчатым формулировкам делает его непригодным для целей имиджевого продвижения кого бы то ни было. Впрочем, существует и другое объяснение – чуть менее вероятное, но существенно более внятное. Публично заявить о том, что у кого-то увеличилось влияние и стали больше ресурсы, означает консолидировать на битву с этим человеком некоторое, и даже весьма значительное, количество людей. Возможно, цель доклада состоит именно в этом. В том, чтобы создать некую глобальную коалицию для борьбы кого-то с кем-то. Хотя верить в это тоже не стоит – мы имеем дело, скорее, с недомыслием, чем с глубоким и тонким политическим расчетом. Вероятно, таким образом (может быть, это и не так, но это самое простое объяснение) автор доклада хочет напомнить о своем существовании граду и миру. Ну, и, наверное, потенциальному заказчику – Сергею Владиленовичу Кириенко. В этом случае, наверное, цель достигнута – документ будет изучен и перечтен. А уж что из него можно для себя извлечь, судить не нам. Нужен ли такой обзор в принципе? Наверное, нужен, почему бы не быть и такому обзору. Можно ли из такого обзора извлечь для себя что-то полезное и важное? Из этого обзора нельзя извлечь ничего. Из подобного обзора, составленного другим образом и выведенного из других предпосылок, – можно и нужно. Поэтому принимаем к сведению: есть такая бумага. Есть такой политолог. Данный конкретный политолог считает необходимым донести до общественности данные конкретные мысли. В принципе, каждый из нас может написать – не это, но нечто подобное. Плохого в этом, вероятно, ничего нет. Скверно лишь придавать подобным документам слишком большое значение и экспортировать его мысли за пределы данного конкретного сочинения», – сказал Василий Измайлов.

07 ноября, 03:04

07.11.2016 03:04 : Бывший руководитель администрации президента Сергей Иванов «выпал» из ближайшего круга Путина.

То же касается и российского бизнесмена, владельца инвестиционной группы Volga Group Геннадия Тимченко. Об этом говорится в обновленной версии доклада «Политбюро 2.0», составляемом холдингом «Минченко консалтинг» о  неформальной управленческой структуре Кремля. Однако, как пишут авторы доклада, это компенсировано вовлечением «новых» игроков, занимавших ранее позиции второго плана. Как полагают эксперты, свое влияние, усилили глава «Ростеха» Сергей Чемезов, мэр Москвы Сергей Собянин, а также группа вокруг предпринимателя Юрия Ковальчука. Последнее обстоятельство продиктовано приходом Сергея Кириенко на пост первого замглавы администрации президента.

02 ноября, 18:00

Навальный потребовал снести «баню Тимченко» на Воробьевых горах

Глава Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный требует снести незаконные постройки на участке на Воробьевых горах, которые, как он утверждает, принадлежат владельцу Volga Group Геннадию Тимченко. Об этом оппозиционер ...

01 ноября, 19:20

Исследование: Китай и Россию разделяют одинаковые политические амбиции и мечты

За последнее время российские и китайские отношения по праву достигли самого высокого уровня за всю историю. На днях чрезвычайный и полномочный посол КНР в России Ли Хуэй даже заявил, что Москва и Пекин "переживают наилучший период в развитии отношений". Новое исследование доказывает: отношения между нашими странами с каждым днем всё теплее. Не без повода. Прежде всего об этом свидетельствует индекс политической активности, который был составлен из количества визитов первых лиц и вторых лиц, количества документов, подписанных в ходе двусторонних визитов, активных проектов Российско-китайской делового совета, активных подкомиссий. И если в 2001 году этот индекс был на уровне 41,33 пункта, то уже в 2016 году достиг 180,33 пункта. Эксперты, которые работали над исследованием, убеждены, что рост индекса политической активности свидетельствует об интенсивности диалога. Мол, в данный момент сотрудничество России и Китая носит осмысленный, "трезвый" характер, отношения строятся на условиях взаимного признания интересов. — Отношения России и Китая развиваются по нарастающей с конца 80-х годов, за эти 30 лет не было охлаждений. Поэтому не стоит ожидать их резкого изменения в ту или иную сторону. События 2014 года изменили интенсивность политических отношений, но не саму тенденцию, — отмечается в исследовании. Директор по связям с общественностью Volga Group Антон Куревин считает, что Китай стратегически важен для России. — Активны политические контакты, развивается торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, налажен гуманитарный и социокультурный диалог, реализуются совместные спортивные проекты. Несмотря на нестабильную экономическую и геополитическую ситуацию в мире, РФ и КНР удаётся сохранять высокий потенциал развития двусторонних отношений и находить новые импульсы для роста сотрудничества в разных областях, — говорит он. По данным исследования, важнейшим фактором являются экономические связи. Поскольку товарооборот после сокращения в 2015 году стабилизировался, отмечается внутренний рост: увеличение расчётов в национальных валютах и перспективные проекты, создающие задел для роста в будущем. Например, строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань. Для сравнения, по данным Центробанка за 9 месяцев 2012 года средний дневной оборот китайского юаня на межбанковском срочном рынке России составил 5,4 млн долларов. За аналогичный период 2016 года эта сумма выросла до 28,8 млн долларов. А вот товарооборот между Россией и Китаем (по данным Главного таможенного управления КНР) за январь-сентябрь 2016 года достиг 50,3 млрд долларов. Во многом этому способствует Российско-китайский деловой совет (основан в 2004 году): на сегодняшний день РКДС — ведущая платформа по поддержке совместных бизнес-инициатив (88 участников с российской и китайской стороны, 16 реализованных проектов, ещё 23 в стадии реализации). Неотъемлемым фактором в российско-китайских взаимоотношениях является доверие — как со стороны жителей России, так и наоборот. В исследовании отмечается, что 25% россиян на вопрос, кому вы больше всех доверяете, отвечали: Китаю. Второй страной по доверию стала Япония — 9,9%. Еще 62% жителей России считают Китай важным партнёром для России — сейчас и в будущем. По данным экспертного исследования, положительное отношение россиян к Китаю встречает ответную симпатию со стороны китайцев. Этим и обусловлено развитие туризма, который, по данным специалистов, несёт в себе как экономический, так и репутационный потенциал. Так, въездные туристические поездки из Китая занимают 5-е место по численности среди всех поездок в страну. За поездку в Москву гражданин КНР в среднем тратит от 2 до 3,7 тысячи долларов. За 2015 год китайские туристы потратили в Москве около 1 млрд долларов. Такой показатель политического доверия между странами. Эксперты приходят к выводу, что интенсивность политических связей в последние три года резко возросла и свидетельствует о поиске сторонами пути расширения взаимного сотрудничества в других сферах, а экономические связи между российским и китайским бизнесом углубляются. Россияне позитивно оценивают Китай как партнёра, а китайцы — Россию. Кроме того, культура — потенциальный козырь России, её позиции значительно выросли на китайском рынке.

01 ноября, 00:08

Тимченко продал долю в «Петромире»

Тимченко продал 50% в компании «Петромир», владеющей лицензией на разведку и добычу углеводородного сырья на Ангаро-Ленском и Левобережном газоконденсатных месторождениях в Иркутской области. Volga Group, управляющая активами Тимченко, больше не является акционером «Петромира», передал «Интерфакс». Актив не был профильным для Volga Group, объяснил представитель компании «Ведомостям». Стратегия в отношении актива предусматривала его продажу, переговоры с различными претендентами периодически возникали на протяжении последних нескольких лет, добавил он. «Сделку с покупателем закрыли на прошлой неделе на хороших условиях», – сказал представитель. Покупателя и детали сделки Volga Group не раскрывает.

31 октября, 17:33

Тимченко продал долю в одном из крупнейших газовых месторождений

Геннадий Тимченко продал 50% компании «Петромир», обладающей гигантскими запасами газа в Иркутской области. Покупателем стал АМК Холдинг Александра Кропоткина, об участии которого в нефтегазовых проектах ранее не было известноСдал запасыУ компании «Петромир», владеющей лицензиями на три гигантских месторождения в Иркутской области (запасы 2,3 трлн куб. м газа), в прошлую пятницу, 28 октября, сменились владельцы, следует из базы «СПАРК-Интерфакс».С апреля 2010 года «Петромир» полностью принадлежал британской компании Petromir (UK) Limited, 50% которой, в свою очередь, было у Volga Group Геннадия Тимченко, а вторая половина — у бизнесмена из Башкирии Анатолия Оружева, писали «Ведомости». Но с 28 октября 99,99% «Петромира» перешли АМК Холдингу, а еще 0,01% — Александру Кропоткину, единственному владельцу АМК Холдинга.«Volga Group не является акционером компании «Петромир». [...]

31 октября, 15:52

Volga Group продала долю в операторе Ангаро-Ленского газового месторождения - компания

Компания Volga Group, управляющая активами бизнесмена Геннадия Тимченко, ранее в октябре полностью продала свою долю в ООО Петромир , операторе Ангаро-Ленского газового месторождения в Иркутской области, сообщил РИА Новости представитель Volga Group. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

Выбор редакции
31 октября, 13:55

Тимченко продал 50% оператора Ангаро-Ленского газового месторождения «Петромир»

Volga Group российского миллиардера Геннадия Тимченко продала долю в размере 50% в компании «Петромир», владеющей лицензией на Ангаро-Ленское газоконденсатное месторождение в Иркутской области, сообщило в понедельник агентство ТАСС со ссылкой на представителя...

31 октября, 13:13

Геннадий Тимченко продал 50% в операторе Ангаро-Ленского газового месторождения «Петромир»

Бизнесмен Геннадий Тимченко продал свою долю в «Петромире» – операторе Ангаро-Ленского газового месторождения в Иркутской области. «Volga Group не является акционером компании "Петромир". Доля в компании была продана. Сделка завершилась на прошлой неделе», – сообщили Агентству газовой информации (АГИ) в Volga Group, управляющей активами предпринимателя.

Выбор редакции
12 октября, 16:21

Геннадий Тимченко стал генеральным почетным консулом Сербии в Петербурге

Геннадий Тимченко - бизнесмен, владелец инвестиционной компании Volga Group и совладелец "Сибур Холдинга", "Новатэка", "Трансойла, ГК "СТГ" и некоторых других

07 сентября, 08:31

Страх Крыма: как «Согаз» зарабатывает на рисках Керченского моста

Малоизвестная на рынке Крымская первая страховая компания, застраховавшая строительство Керченского моста, является структурой близкой к «Согазу», говорят источники Forbes. Как связаны эти компании?

27 июля, 15:00

Денежные следы Мари Ле Пен и Геннадия Тимченко ищут в Чехии

Чешская газета «Mlada Fronta Dnes» опубликовала первополосный материал под названием «Следователи идут по следам российского банка в Чехии», в котором говорилось о расследовании местными властями деятельности Европейско-российского банка (ЕРБ). В публикации ЕРБ банк был назван кошельком российского предпринимателя Романа Попова, который тот использовал для вывода денег в нужных ему направлениях. В свою очередь сам Роман Якубович, по мнению авторов статьи - это всего лишь представитель интересов владельца частной инвестиционной группы Volga Group Геннадия Тимченко, само имя которого скоро будет способно напугать любого европейского обывателя.

19 июля, 18:21

Тимченко не проявил интереса к покупке "Башнефти"

Покупка госпакета "Башнефти" фигурантом санкционных списков создала бы компании ненужные проблемы, считает владелец Volga Group Геннадий Тимченко.

21 ноября 2012, 08:01

Forbes.ru: Тот самый Тимченко: первое интервью богатейшего из друзей Путина. 1

Один из самых таинственных миллиардеров путинской эпохи Геннадий Тимченко рассказал Forbes об отношениях с Путиным и Сечиным, связях с «Сургутнефтегазом» и истории создания GunvorНеизменная улыбка, быстрая реакция. «Я знаю, как уговорить вас, к примеру, купить у меня этот чай», — убедительно жестикулирует наш собеседник. Еще недавно опознать его можно было по единственной гулявшей в интернете фотографии. Мы сидим за столом с «гражданином Тимченко» — самым состоятельным бизнесменом из давних знакомых Владимира Путина.Тимченко утверждает, что стал миллионером еще в 1990-е, а к концу 2000-х его компания Gunvor, поднявшаяся на торговле российской нефтью и нефтепродуктами, уже занимала третью строчку по выручке среди мировых трейдеров.Нельзя не заметить, что восхождение Gunvor совпало по времени с приходом Путина к власти. В 2000-е на компанию приходилась значительная часть экспорта «Роснефти», получившей добывающие активы ЮКОСа, и треть всего российского морского нефтеэкспорта. Через Gunvor торговали уже ТНК-BP и «Газпром нефть», а Тимченко и вовсе записывали в акционеры «Сургутнефтегаза». Но всякий раз, когда СМИ пытались связать бизнес-успехи Тимченко с именем Путина, бизнесмен или его представители яростно отбивались в судах и ответных публикациях. А теперь, когда Gunvor проигрывает новые тендеры и многие связывают это с тлеющим конфликтом хозяина Gunvor и президента «Роснефти» Игоря Сечина, сам Тимченко настаивает: ничего личного, только бизнес.Первое большое интервью для российского издания Тимченко дает в очищенном от любых характерных деталей пространстве маленькой переговорной — на 41-м этаже одного из московских бизнес-центров. Стол и стулья, панорамный вид из окна. Ищем глазами портрет Путина, но его нет. И на протяжении всего разговора Тимченко убеждает нас, что президент не имеет отношения к его успехам. Его ответы при этом часто начинаются со слова «вранье», а характерный жест поднятых ладонями вверх рук как будто свидетельствует: «Ребята, я тут ни при чем».Как нам показалось, кредо Тимченко лучше всего можно выразить словами «гибкий путь к победе». Очень гибкий. Примерно так переводится с японского языка первая часть названия любимого Путиным клуба для занятий дзюдо «Явара-Нева». Forbes публикует расширенную версию интервью с миллиардером Геннадием Тимченко из ноябрьского номера журнала. — Вы давно перестали быть просто Геннадием Тимченко. Едва ли не каждая публикация о вас начинается со слов «друг Путина». Вы действительно друзья с президентом?— Как я могу на этот вопрос ответить? Наверное, вы должны спросить Владимира Владимировича об этом.— Но вы-то его своим другом считаете?— Понимаете, мы знакомы уже много лет, периодически встречаемся. Сейчас это связано в основном со спортом и с работой Российского географического общества. Я очень уважаю Владимира Владимировича. Мне кажется, это тот лидер, который нужен сегодня России. Владимир Владимирович — очень глубокий, взвешенный человек. Он умеет слушать. Можете говорить что угодно, но это тот человек, который реально очень много сделал для России. Без него у нас давно уже не было бы страны, и мы бы распались, как это предсказывал [Збигнев] Бжезинский. Я вспоминаю, как в 1990-е мы отказались от партийных билетов, когда в очередной раз ввели карточки, по которым можно было купить несвежую колбасу или кусок костей без мяса. Моя жена в Петербурге за этим всем по два-три часа стояла в очередях с номерками. Сегодня мы живем в другой стране, и в этом значительная заслуга президента.— Вы часто видитесь?— Нечасто. Недавно была встреча в Сочи — Владимир Владимирович пригласил хоккеистов, олимпийских чемпионов, с женами. Я тоже присутствовал, как представитель КХЛ. Иногда мы даже встречаемся на льду. Я, к примеру, участвовал в матче между сборной любительской лиги и олимпийскими чемпионами на Ходынке, где Владимир Владимирович забил шайбу.— Бизнес-вопросы, пользуясь случаем, обсуждаете?— Никогда! Мы действительно общаемся больше в связи со спортом. Я и мои партнеры, к примеру, одними из первых начали спонсировать клуб «Явара-Нева». Кстати, у этого названия интересная история. Мы все очень любили японскую кухню и в 1990-е годы едва ли не первыми открыли в Петербурге японский ресторан «Сёгун», который только в прошлом году продали. Владимир Владимирович тогда еще не был ни премьером, ни президентом и, если не ошибаюсь, работал в администрации. И вот в этом ресторане собрался как-то попечительский совет клуба, и мы обсуждали название. Я пошел за советом к нашему повару-японцу, который и сам приличный очень дзюдоист был: «Слушай, как нам клуб назвать?» Он говорит, назовите «Явара» — это старое название дзюдо и переводится приблизительно как «гибкий путь к победе». Владимир Владимирович заметил тогда, что название хорошее, но надо бы привязать его к месту, и предложил назвать клуб «Явара-Нева». И вот наш клуб уже девятикратный чемпион Европы.— Идея создания клуба чья была?— Не помню. К нам с партнерами по компании «Кинэкс» («Киришинефтехимэкспорт». — Forbes) пришел [Аркадий] Ротенберг. Предложил этот проект, так мы и познакомились. Ему нужны были деньги на клуб, мы уже были состоятельными бизнесменами и согласились помочь.— То, что вы стали состоятельным бизнесменом, принято связывать как раз с приходом Путина к власти. Вы эту взаимосвязь прослеживаете?— Эта теория все время повторяется в прессе. Приведу один аргумент: в 2000 году, когда он стал президентом, я уже был 28-м в списке крупнейших финских налогоплательщиков, я уже был миллионером.— Но стали-то миллиардером?— Извините, но если вспомнить о чековых аукционах, скажите — за какие деньги олигархи 1990-х получили все свои компании? За десятки, сотни миллионов. А сегодня сколько они имеют? Миллиарды. То есть произошло кратное увеличение. Вот и у меня все то же самое, только я никогда ничего не приватизировал. Даже «Кинэкс» приватизировали мои партнеры, когда я был за границей, а я свою долю купил потом на вторичном рынке. Я в нефтяном бизнесе с 1987 года. Что вы думаете, я за эти 25 лет не мог денег заработать?— Расскажите вашу версию: как вы, инженер-электрик по образованию, стали таким крупным нефтетрейдером. С чем был связан выбор специальности, кстати?— Я окончил Военно-Механический институт в Петербурге. Не скажу, что выбор был осознанным — просто папа был военным. Мы из-за этого часто переезжали — в шесть лет он увез меня из Армении в ГДР, а школу я заканчивал в небольшом городке под Одессой. После института я по распределению пошел работать на Ижорский завод под Питером. В Советском Союзе как раз тогда сделали упор на строительство атомных станций, и [председатель Совета министров СССР Николай] Рыжков решил, что молодым специалистам на профильном производстве нужно платить двойной оклад. Мне, мастеру цеха, платили 280 рублей в месяц, профессор в университете тогда получал 300 рублей. Но я работал почти два года в жутком режиме — четверо суток утром, четверо — вечером, и четверо — ночью, между ними — полтора дня выходных. Спать приходилось в автобусе, держась за поручень: из Питера ездить нужно было с тремя пересадками. Мы с женой тогда в Петербурге комнату снимали, родилась первая дочь. Она у нас сначала в чемодане спала, не было денег купить кроватку. Ей сейчас 30 лет, но она до сих пор это вспоминает.— А «революцию» вы как встретили?— Уже во внешнеторговой организации. Мастером на заводе я проработал пять лет, а потом нам срезали премию. И когда однокашник предложил мне перейти на его место в управление внешних связей на заводе, я долго не раздумывал. После огромного цеха, где руки вечно по локоть в масле, эта работа казалась очень интересной, с перспективой ездить по всему миру, участвовать в выставках. Меня взяли, потому что я неплохо знал немецкий, а им нужен был инженер, который понимал в строительстве и в оборудовании. Я хотел тогда поступить в Академию внешней торговли, но, чтобы туда попасть, нужно было быть родственником Ленина или иметь похожие серьезные основания. Как минимум нужна была рекомендация обкома партии.— В органы для этого не надо было вступать?— Нет, в органы не надо было. Или вас интересует, что про меня пишут, будто я сотрудник КГБ и там с Путиным познакомился?— Но ведь пишут же…— Вранье! Я всегда был на виду. Думаю, финны, когда выдавали мне паспорт, серьезно все проверяли. Я все-таки десять лет прожил в Финляндии.— Но в партии-то вы были?— Да. Хотя меня долго не принимали. Ну не брали тогда инженеров в партию, только рабочих. В результате меня все-таки приняли, и я даже был секретарем партячейки, когда работал в «Кинэксе». Но получить внешнеторговое образование не успел, «революция» случилась. Накануне, когда в очередной раз ввели карточки, мои однопартийцы — а нас с [Андреем] Катковым и [Евгением] Маловым всего трое было в ячейке — заявили категорический протест. И со словами «просьба более нас коммунистами не считать» сдали мне партбилеты. Я пару месяцев еще за них взносы платил, штампы ставил. А потом и сам сказал: все, до свидания. Дальше вы все знаете: демократия, либерализм (вместе с гендиректором «Кинэкса» Адольфом Смирновым Катков и Малов стали в итоге партнерами Тимченко в его первом крупном бизнесе — компании «Кинэкс». — Forbes).НАЧАЛО БИЗНЕСА— Вы как-то сказали, что трудоустройство в «Кинэкс» стало вашей первой большой удачей в жизни. Как вы туда попали?— В 1987 году Рыжков издал постановление, по которому около 70 предприятий получали право внешней торговли. Среди них был и тогда еще государственный «Киришинефтеоргсинтез» (Киришский НПЗ).Я к этому времени по рекомендации того же однокашника с завода уже трудился в Управлении внешней торговли по Санкт-Петербургу. На Киришском заводе с внешним миром никто не общался никогда, они там ни одного контракта в глаза не видели. И тогда коммерческий директор завода Адольф Смирнов пришел в наше управление и нашел там Малова. А тот уже порекомендовал нас с Катковым, мы с ним сидели в одном кабинете, иногда играли в шахматы. Так мы попали в «Кинэкс». Эта фирма была учреждена заводом, для того чтобы продавать его нефтехимическую продукцию и обеспечить предприятие импортными товарами. Пришлось, конечно, немного подучиться. Практику мы проходили в зарубежных «дочках» «Союзхимэкспорта».— Кто за что отвечал в «Кинэксе»?— Поскольку Малов был с внешнеторговым образованием, ему дали должность руководителя. Катков отвечал за импорт, я — за экспорт. Кроме нас троих там еще были секретарь и уборщица. Секретаря мы взяли из Музея Ленина, потому что она умела печатать по-английски. Первый офис «Кинэкса» был рядом с кафе «Вольф и Беранже» на Невском проспекте. Так мы оказались единственной организацией в городе, которая могла торговать нефтехимией и реализовать квоты на экспорт нефтепродуктов.— Вокруг распределения квот было много шумихи…— Квоты раздавали в Москве. Скандалы, конечно, были. У кого-то из чиновников потом нашли Рембрандта в кабинете, у кого-то — полный сейф наличных. Но мы в это не лезли, квоты выбивал завод, наша задача была только их реализовать. Помню, Собчак просил выделить нам квоту, чтобы достроить библиотеку на Московском проспекте. Продовольствия в городе оставалось на два с половиной дня, какая библиотека? Но нет, надо отдать ему должное, Собчак думал не только о хлебе насущном, библиотеку в итоге достроили.— Кстати, о продовольствии. Как «Кинэкс» стал участником скандала, связанного с расследованием депутата Ленинградского городского совета Марины Салье? Якобы вы продали нефтепродукты, на полученные деньги должны были закупить продовольствие для Петербурга и не закупили. А саму эту программу в мэрии курировал тогда Путин…— Это неправда. «Кинэкс» никогда не имел отношения к этой истории. Долго я даже не понимал, откуда это все взялось. Нас ведь все время проверяли. И вот недавно у меня наконец появились документы, из которых следует, что «Кинэкс» к истории с этим дизелем отношения не имел, там просто фигурировала компания с похожим названием. Хотя я вообще не встречал свидетельств того, что это досье имеет под собой реальные основания.— Вы бензин не продавали в Петербурге?— Мы построили несколько заправок, было и такое.— Но там же бандитская ситуация была. Ни «Лукойл», ни «Сургутнефтегаз» не могли на питерский рынок зайти.— Мы с Петербургской топливной компанией (ПТК, один из крупнейших игроков на розничном рынке Санкт-Петербурга, считается, что компанию контролируют «авторитетные бизнесмены». — Forbes) не были связаны. На нас пытались наехать, но мы сумели увернуться.— А как от ПТК можно было увернуться в то время?— Ну, можно было…— Как вы познакомились с другим другом Путина — Юрием Ковальчуком?— Мы стали акционерами банка «Россия».— Зачем?— Банки были ненадежными, постоянно лопались. Вот мы и решили, что лучше контролировать ситуацию изнутри. Каткова назначили председателем совета директоров банка, поэтому мы имели возможность видеть, что и как там происходит. Когда мы туда вступали, там акционером уже был Ковальчук, какие-то совместные предприятия. Вступили туда совместной компанией, а потом, когда с партнерами по«Кинэксу» расставались, разобрали акции банка по карманам, что называется.ПЕРЕЕЗД В ФИНЛЯНДИЮ— В 1991 году вы уехали в Финляндию, в 1999-м получили гражданство этой страны. А сейчас вы чей гражданин?— У меня есть и российское, и финское гражданство. Но я всегда был российским гражданином по сути и по духу.— Но налоги платите в Швейцарии?— Да, я являюсь налоговым резидентом Швейцарии. Я очень долго платил налоги в Финляндии. И по российским меркам это было слишком много — больше 60% дохода. Через 10 лет я решил перебраться в Швейцарию, но не из-за налогов даже, а потому что хотел дать сыну хорошее европейское образование.— А с налогами там все же как?— У меня есть соглашение с налоговыми властями Швейцарии. Там работает система, при которой можно договориться о том, что вне зависимости от дохода на протяжении определенного времени ты будешь платить некую фиксированную сумму.— Меньше 60% в среднем выходит?— Поменьше, конечно. Скажу даже, значительно поменьше.— А в России подоходный налог и вовсе 13%. Может, здесь выгоднее?— А я (долгая пауза) действительно многим иностранцам рекомендую переезжать работать в Россию. С точки зрения налогов, наверное, сегодня это одно из лучших государств в Европе, где можно, платя налоги, зарабатывать приличные деньги. Кстати, важно ведь не только то, где я лично плачу налоги, но и то, где и как работают мои компании. А они в основном платят налоги, создают рабочие места и развиваются здесь, в России.— Почему вы в Финляндию уехали?— В 1989 году в Союзе разрешили создавать совместные предприятия с иностранцами. Их деятельность на несколько лет освобождалась от налогов. К нам с этой идеей пришли люди из «Союзнефтеэкспорта» (монополист по продаже нефти и нефтепродуктов в СССР. — Forbes). Так появился трейдер Urals. Его учредителями стали Киришский НПЗ, «Волготанкер» и шведская компания Sadko. Нас позвали на работу в ее «дочку» Urals Finland. Зарплата там была очень приличная, а работа — почти такая же, как в государственной организации. Кому переезжать в Финляндию, мы с Катковым и Маловым решали практически по жребию, уезжать я не особо хотел.— Как? За границу не хотели?— Послушайте, я работал во внешней торговле с 1987 года, мы ездили за границу чуть ли не каждую неделю, стажировался я в Швеции. Но конечной цели уехать за границу не было. Для нас с женой важны были связи с друзьями, связь с Петербургом. Однако выпало ехать мне. И хотя я еще не очень хорошо по-английски говорил, пришлось. Английский я, кстати, сдал, еще когда работал в управлении внешней торговли на заводе. Не знал тогда, что в жизни мне это пригодится, за знание иностранного языка давали 10% к зарплате. Я и немецкий сдал потом.— Это правда, что идею создания Urals предложил бывший советский шпион Андрей Панников, которого выслали из Стокгольма?— Это так. Но я не знал сначала, что он был разведчиком. Мы западную прессу в союзе не читали. А когда я познакомился с Андреем Ильичом, он работал в «Союзнефтеэкспорте» и я его знал как нефтяника. В Urals работало несколько первоклассных специалистов из «Союзнефтеэкспорта», и их опыт и контакты очень нам пригодились. Но через пару лет мы уже были в состоянии вести все операции самостоятельно, и мои партнеры по «Кинэксу» выкупили у Urals финскую «дочку».— Правда, что вы в Финляндии отвечали и за прием гостей — чиновников, проверяющих? А еще что якобы там вы Путина учили на лыжах кататься?— Владимир Владимирович был председателем в российско-финской комиссии. Естественно, нас к ее мероприятиям подключали, как любую другую российскую организацию. Но на лыжах мы с ним там ни разу не катались. С Владимиром Владимировичем мы познакомились еще до моего отъезда. Его ведомство к нам обращалось, когда нужно было экспертное мнение по поводу экспорта нефтепродуктов, мы с ними общались по поводу квот.ПАРТНЕРСТВО С «СУРГУТНЕФТЕГАЗОМ»— Так когда вы свой первый миллион заработали?— Я не помню. Никогда об этом не задумывался. Знаете, меня деньги не очень интересуют.— Вы же языки учили ради прибавки к жалованию в 10%...— Тогда другое дело, нужно было семью кормить. А когда у тебя $500 000 или $1 млн — это уже непринципиально.— «Кинэкс» приватизировался примерно в одно время с «Сургутнефтегазом», которому достался Киришский НПЗ. «Сургут», став частным, остался главным клиентом «Кинэкса». Как вам это удалось?— Это интересная история. У Киришского НПЗ были и другие акционеры помимо «Сургута». В частности, у нас с «Альфа-эко» было на двоих около 15% акций завода, купленных на вторичном рынке. [Гендиректор «Сургута» Владимир] Богданов хотел взять под контроль 100% НПЗ. И «Кинэкс» с ним договорился так: «Давайте мы вам продадим акции завода, неважно, по какой цене, но с условием, что вы оставляете нас на какой-то период времени комиссионером». Он согласился, и на этих договоренностях мы проработали пару лет. А потом ему просто понравилось, как мы работаем, и сотрудничество продолжилось.— Богданову понравиться не просто. Многие считают, что «Сургутнефтегаз» с вами работал так плотно, потому что вы совладелец этой компании.— Я однажды в сердцах уже сказал об этом, перекрестившись, и снова повторю: это не мое, никогда не было и вряд ли будет. Я покупал акции «Сургута» на самом начальном этапе. Это был совсем небольшой пакет.— А вы как думаете, Богданов контролирует компанию лично?— Нет, конечно. Он не может иметь такой пакет. Это коллектив, пенсионный фонд. А какой у него лично пакет, я не знаю. Хочу подчеркнуть, что через нас «Сургут» торговал, потому что у нас было важное логистическое преимущество.— В чем оно заключалось?— Был такой эстонец Ааду Луукас, он строил дороги в Сургуте, а когда Эстония получила независимость, вернулся и построил нефтеперевалочный и нефтепродуктовый терминал в Мууге. А мы ему в этом помогли. У «Кинэкса» тогда уже была компания Linkoil, которая занималась поставками в Эстонию по железной дороге. Луукас пришел к нам однажды и сказал, что ему нужно взять кредит под строительство терминала, но банк требует в качестве обеспечения длинный контракт на перевалку. Тогда я пошел к Богданову и уговорил его написать гарантийное письмо, что «Сургут» даст для терминала определенный объем на какой-то период. По сути, это ни к чему его не обязывало, и он подписал. В благодарность мы получили в Мууге право «первой ночи»: терминал должен был переваливать преимущественно наши объемы. Второй по объемам перевалки терминал был в Петербурге. Мы смогли организовать финансирование для его развития и тоже получили преимущественное право на перевалку. Кстати, гендиректором Петербургского нефтяного терминала был Александр Дюков (сейчас гендиректор «Газпром нефти». — Forbes), а директором Морского порта — Алексей Миллер (предправления «Газпрома»). В итоге, работая с ближайшими к Киришам терминалами, мы получили решающее конкурентное преимущество. У нас была лучшая нефтяная логистика на северо-западе России, так что нефтяники охотно шли на сотрудничество.— Вы не удивились, кстати, когда вашего знакомого Миллера назначили главным в «Газпроме»?— Нет. Алексей Борисович уже проявил себя хорошим руководителем, и Владимир Владимирович его хорошо знал.— Он и вас хорошо знал…— Мне поступали разные предложения. Но я считаю, что я на своем месте. Я умею торговать, это мое. Нескромно, но знакомые говорят, что я мертвого уговорю.— Почему в 2003 году вы разошлись с партнерами по «Кинэксу»?— Видимо, мы перестали понимать друг друга: куда идти, как развиваться. С 1987 года мы все-таки были вместе, а разошлись только в 2003 году. Все-таки 15 лет проработали.— В чем именно была причина развода?— Я долго жил за границей, и они почему-то стали считать, что раз я там, значит какие-то решения можно принимать кулуарно, в обход меня.— Вы фактически забрали у бывших партнеров торговлю нефтью и нефтепродуктами: после развода «Сургутнефтегаз» начал торговать через ваши Gunvor и «Сургутэкс». Как так вышло?— Вы знаете, кто дневал и ночевал в Сургуте, кто там свою печень посадил? Я! Я постоянно летал туда из Финляндии. Работать с Богдановым очень непросто. Он среди ночи мог позвонить, начать спрашивать про цистерны. Бухгалтерам моим допросы устраивал. Он, конечно, неординарный человек. У его компании на счетах сейчас $30 млрд! И ведь он же ничего не утащил, не создал ни одной офшорной компании. Он даже самолет себе отказывался покупать долгое время. Мотался в Москву обычными рейсами, все время опаздывал. Я еле его уговорил, что нужно купить свой борт, ведь самое ценное для бизнесмена — не деньги, а время.— У «Кинэкса» был и шиппинговый бизнес. Вашим партнером в нем был Юрий Никитин…— Очень непорядочный человек.— Он про вас то же самое говорил, когда судился с «Совкомфлотом» в Лондоне.— Он там много глупостей и неправды наговорил на суде.— Почему вы не подали иск о клевете?— Возможно, время еще не пришло.— Что стало с железнодорожным бизнесом «Кинэкса»?— Его мы разделили. В конце концов, мне вернули мои цистерны, на их базе я создал «Трансойл». А с бывшими партнерами у меня сейчас хорошие отношения. С Катковым я виделся неделю назад в Питере. Он развивает свою компанию «Пеноплэкс», которой мы начинали заниматься вместе.— У «Пеноплэкса» были проблемы с долгами и недавно Газпромбанк, по нашей информации, выкупил 20% этой компании.— Газпромбанк часто вкладывается в производственные активы. На мой взгляд, это правильная стратегия.СОЗДАНИЕ И УСПЕХ GUNVOR— Место «Кинэкса» на рынке заняла в итоге компания Gunvor. Как вы познакомились с партнером по Gunvor Торбьорном Торнквистом?— Я никогда не торговал нефтью, только химией и нефтепродуктами. В нефтяном бизнесе я благодаря ему. А наше знакомство — это отдельная история. В железнодорожном бизнесе мы создали систему, которая работала как отлаженный механизм. Представьте: зима, минус 25. Но мазут из Киришей приходит в Эстонию тепленьким, мы в порту его сразу сливаем, и цистерна тут же возвращается. Но тут господин Торнквист создает в Эстонии свою торговую компанию и начинает подгребать мазут из Нижнего Новгорода, из Рязани — зимой этот мазут по дороге превращается в камень, его только разогревать надо несколько суток. И вот приходит мой горяченький мазут и утыкается в это замерзшее, извините, не знаю, как назвать. Я негодовал! Пошел к этому шведу разбираться и говорю: «Знаешь, дружище, я твои объемы тебе сам продам, по цене мы договоримся, но ты, пожалуйста, не морозь меня больше, как в песне поется». Мы договорились, а потом стали общаться и сдружились. И в Швейцарии мы в итоге рядом поселились. Он очень грамотный специалист, один из лучших в индустрии, я считаю. И когда мы развелись с моими партнерами по «Кинэксу», у которых отношения с Торнквистом как-то не сложились, мы с ним создали новую компанию вдвоем.— Или втроем — с до сих пор не названным партнером?— Хотите спросить, не господин ли это Путин был? Я вам отвечаю — нет!— Была информация, что это ваш бывший партнер по «Сургутэксу» и «Ямал СПГ» Петр Колбин…— Это был мой давний товарищ, со времен детства, который на некоторое время выступил финансовым инвестором, получив за это небольшой пакет акций. Он никак не связан с властью или крупным бизнесом. Сегодня в Gunvor два крупных акционера — это я и Торнквист в равных долях (примерно по 44%), еще есть опционный план для менеджмента.— Ни «Нафта Москва» (наследница «Союзнефтеэкспорта»), ни Urals не смогли остаться на рынке. Почему они сошли со сцены, а Gunvor — стала третьим трейдером в мире?— Главное наше преимущество в том, что мы всегда были привязаны к Киришскому заводу. А значит, у нас всегда был товар, нам не нужно было рыскать по рынку и искать сырье. При этом нами была создана уникальная логистическая схема, о которой я уже говорил.— Взлет Gunvor — это начало 2000-х годов, когда пришел к власти Путин и началась атака на ЮКОС, активы которого достались «Роснефти»…— Поймите, что росли в первую очередь сами нефтяники, которые после приватизации дружно начали выстраивать вертикально интегрированные компании. Они росли, а мы росли вслед за ними. Мы изначально были неким придатком к «Сургутнефтегазу», одного его сырья достаточно, чтобы быть трейдером уровня выше среднего. Но у нас были и другие клиенты — мы немножко работали с Омском, немножко с Нижним Новгородом. А с «Роснефтью» и ее тогдашним руководителем Сергеем Богданчиковым я выстроил отношения задолго до банкротства ЮКОСа.— Как?— Мы начали с ними работать, потому что им нужно было обеспечивать свою сеть заправок в Мурманской и Архангельской областях, и, естественно, с заводов «Роснефти» это было делать значительно дальше и дольше. Богданчиков хотел прокачивать на Кириши свою нефть, а забирать нефтепродукты. Но Богданов никого к себе не пускал. Я сумел с ним договориться о том, чтобы Кириши перерабатывали примерно 100 000—150 000 т нефти «Роснефти» в месяц. Мы организовали своего рода своп для «Роснефти».— И этого эпизода хватило, чтобы Gunvor в итоге стала для «Роснефти» основным продавцом?— Ну вот вы представьте: есть «Роснефть», у нее нет экспортного подразделения за границей. Кому ей тут продавать? Glencore, Shell, Vitol, Daxin… всем им она и продавала, и нам в том числе. Но сначала она добывала 20 млн т, а потом эта цифра увеличилась до 100 млн т. И вот эта разница в 80 млн т, скорее всего, приблизительно в тех же пропорциях, что и были, расползлась между всеми трейдерами. Только не забывайте, что у нас было конкурентное преимущество благодаря «Трансойлу». А еще мы предлагали лучшие цены. Никто из конкурентов, а их в каждом тендере не меньше 20, даже не ожидал такой агрессии от нас. Правда, сейчас приходится расплачиваться: мы, трейдеры, настолько высоко задрали цены на Urals, что теперь она продается дороже Brent. А это ненормальное явление, потому что по качеству Brent превосходит российскую нефть. Но зато мы помогли российским нефтяникам получить дополнительную прибыль.— Какой процент от общего экспорта госкомпаний — «Роснефти» и «Газпром нефти» — шел через Gunvor на пике и когда это было?— Это, скорее, вопрос к Торнквисту. Я никогда особо не следил, было у нас там 35%, 30% или 20%. В любом случае никто нам не помогал: ни я, ни Gunvor никогда не обращались ни в правительство, ни куда бы то ни было еще для того, чтобы получить эти объемы.http://www.forbes.ru/sobytiya/lyudi/181713-tot-samyi-timchenko-pervoe-intervyu-bogateishego-iz-druzei-putina?page=0,0