• Теги
    • избранные теги
    • Разное703
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1123
      • Показать ещё
      Люди423
      • Показать ещё
      Формат47
      Издания46
      • Показать ещё
      Компании365
      • Показать ещё
      Международные организации72
      • Показать ещё
      Показатели55
      • Показать ещё
      Сферы1
Всемирный экономический форум
21 января, 22:21

Джордж Сорос о Европе, России и Дональде Трампе

Председатель фонда Soros Fund Management Джордж Сорос обсуждает опасность распада Европейского Союза и то, почему принципы открытого общества нуждаются в защите. Он беседует с Франсин Лака из "Блумберг" на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, в программе "Bloomberg Markets". (Источник: "Блумберг")

21 января, 21:04

Принцесса Беатрис посетила экономический форум в Давосе

В дополнение к моим постам о ВЭФ в Давосе.Принцесса Беатрис Йоркская также находилась в Давосе в рамках посещения Всемирного экономического форума. Ее Высочество посетила встречу по вопросам здоровья и питания детей.

21 января, 20:34

Домик в Давосе. Недорого

Давос считается одним из пяти лучших горнолыжных курортов Швейцарии. После снижения цен на недвижимость в Швейцарских Альпах в 2015 году рынок элитного жилья в Давосе вернулся к росту в начале 2017 года. "Газета.Ru" разбиралась, сколько стоит купить собственное шале на элитном курорте, где ежегодно с 1972 года проходит Всемирный экономический форум (ВЭФ).

21 января, 20:34

Домик в Давосе. Недорого

Давос считается одним из пяти лучших горнолыжных курортов Швейцарии. После снижения цен на недвижимость в Швейцарских Альпах в 2015 году рынок элитного жилья в Давосе вернулся к росту в начале 2017 года. "Газета.Ru" разбиралась, сколько стоит купить собственное шале на элитном курорте, где ежегодно с 1972 года проходит Всемирный экономический форум (ВЭФ).

21 января, 15:23

Global inequality: Bridging the gap

Can the World Economic Forum - or new President Trump - make a difference to the growing global wealth imbalance?

21 января, 15:12

Без заголовка

В 2017 году перспективы роста экономики еврозоны будут оптимистичными, ускоряющееся сейчас восстановление пока не попадет под влияние выхода Великобритании из ЕС. Об этом заявил в пятницу министр финансов Германии Вольфганг Шойбле на сессии Всемирного экономического форума /ВЭФ/.

21 января, 14:52

Global inequality: Bridging the gap - Counting the Cost

This week, international charity Oxfam released a statement alleging that the world's eight richest men - including Microsoft's Bill Gates and Facebook founder Mark Zuckerberg - control as much wealth as half the global population combined. Widespread anger over the growing gap between rich and poor led to the rise of populism in the world's largest economy - the United States. With new president Donal Trump sworn into office for the next four years, expectations look to him to restore the 'American dream' as he promised throughout his campaign. But will the new US President actually make a difference to the livelihoods of the working class he has promised so much to or do we, as private citizens, have more power than we think to change things? The World Economic Forum's annual summit in Davos, Switzerland puts inequality high up on its discussion agenda for this year. However, some argue that the event itself is actually part of the problem. More from Counting the Cost on: YouTube - http://aje.io/countingthecostYT Website - http://aljazeera.com/countingthecost/

21 января, 13:47

Без заголовка

Директор-распорядитель Международного валютного фонда /МВФ/ Кристин Лагард, участвовавшая в сессии Всемирного экономического форума /ВЭФ/ в швейцарском Давосе, выступила с предостережением о том, что негативная конкуренция между политическими курсами различных стран может стать самым крупным "черным лебедем" /труднопрогнозируемое событие со значительными последствиями/ для мировой экономики в 2017 году.

21 января, 13:34

Эрдоган признал победу Асада

Власти Турции отказались от требования об уходе президента Сирии.

21 января, 12:50

The Netanyahu Investigations

How the Israeli prime minister's scandal could spoil what should be his perfect political moment

21 января, 11:39

Порошенко и Трамп могут встретиться в конце февраля

Посольство Украины в США рассчитывает на проведение двусторонней встречи президента Украины Петра Порошенко и президента США Дональда Трампа в конце февраля, сообщает телеканал "112 Украина".

21 января, 10:12

Тень майдана над Америкой: Сорос объявил войну Трампу

Наверное, самым сенсационным событием третьего дня работы Давосского форума стали заявления Джорджа Сороса, сделанные в интервью информационному агентству Bloomberg. Сорос – завсегдатай ежегодных встреч Всемирного экономического форума (ВЭФ) в швейцарском

21 января, 10:04

Турция больше не настаивает на немедленной отставке Асада

Турция поменяла позицию о роли Башара Асада в решении сирийского кризиса. Новую точку зрения турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек обозначил на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

21 января, 09:35

Медведев утвердил план поддержки экономики на 2017 год

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на совещании по развитию дорожного хозяйства сообщил, что утвердил план поддержки российской экономики на 2017 год.

21 января, 09:32

Угрозы Трампа в отношении Китая могут подорвать рост мировой экономики

И торговым ястребам Дональда Трампа необходимо это учесть, если действительно готовы идти на серьезный конфликт с Китаем. Это может сорвать двусторонние связи и затормозить зарождающееся глобальное восстановление.

21 января, 08:40

Тень майдана над Америкой: Сорос объявил войну Трампу

И любые высказывания этого прожжённого финансового спекулянта воспринимаются «глобальной элитой» как прогноз, если не как программа на предстоящий год. Что будет с финансовыми рынками. Соросу создали репутацию чуть ли не главного в мире эксперта по финансовым рынкам. Он является основателем и главой хедж-фонда Soros Fund Management и одним из самых богатых людей в мире. Forbes оценивает его состояние в 25 млрд. долл. В прошлом у него были свои просчёты и финансовые потери, но это случалось не часто. А в минувшем году он просчитался по-крупному.  Во-первых, в своих финансовых решениях он исходил из того, что победит Хиллари Клинтон, а не Дональд Трамп. Во-вторых, не исключая некоторую вероятность победы Трампа, он был уверен, что она надолго обвалит финансовые рынки. Всё получилось по-другому. На следующий день после объявления о победе Трампа котировки на американских биржах действительно резко упали, но затем начался их рост, и уровень котировок превысил на 10 процентов показатели перед выборами. Потери Сороса в результате его просчёта составили около 1 млрд. долл.  

21 января, 08:00

На форуме в Давосе компании США предложили властям России восстановить бизнес-диалог

По итогам завершившегося 20 января Всемирного экономического форума в Давосе первый вице-премьер Игорь Шувалов отметил, что, несмотря на санкции, интерес инвесторов к экономике РФ увеличивается.

21 января, 05:21

Франция предостерегает Трампа от односторонних действий

Министр финансов Франции предостерег 45-го президента США Дональда Трампа от принятия односторонних мер по урегулированию финансового сектора США

21 января, 02:09

Weekend Roundup: Inauguration Into The Unknown

This week a whole nation was inaugurated into the unknown. We don’t know what Donald Trump will do once in the White House. But we do know how he got there. Everyone of good faith must hope that the new president will succeed in his promised aim of lifting up the left behind, which the political establishment he ousted could not do. Yet, anyone with the slightest sense of history must also worry how his path to power will define what he does with it. The debasement of the democratic discourse introduced during Trump’s election campaign and since has already inflicted damage that cannot be easily undone. The level of xenophobic demonization of the world outside and enemies within, like his impulsive invective unleashed against even marginal critics, has been unprecedented for any presidential candidate in memory. Perhaps most dangerously, his effort to delegitimize any media, and even denigrate official intelligence agencies, that won’t play along with his fast and loose use of facts or distortion of reality aims to make all information suspect. In this Orwellian universe, truth then becomes only what the self-anointed tribune of the people, speaking on their behalf, declares it is. Fortunately, the Trump electoral mandate fell far short of a majority in a country that has a more diverse and pluralistic civil society than other times and places (such as 20th century Europe) where demagogues have risen to power. Robust cultural resistance will be part and parcel of the Trump years. Whole swaths of the nation, even entire states like California, will stand up and push back. Several polls already show that there is more popular opposition than support for Trump as he enters office. Outside the U.S., concerns abound over what the new president will do next. Angst is probably the greatest south of the border, in Mexico. In grappling with Trump, Sergio Muñoz Bata advises Mexico to look back to its proud history of standing up to the “colossus of the north.” James Zogby predicts that if Trump follows through on his promise to move the U.S. embassy from Tel Aviv to Jerusalem, it “would ignite a spark that would set the region aflame.” Writing from Australia, Helen Clark says the possibility of an American retreat from Asia and rising tensions in the South China Sea are putting the region on edge. Nick Robins-Early interviews an independent Russian journalist who says Russian media coverage of Trump is so sympathetic, “it’s getting bizarre.” Peter Wittig, German ambassador to the U.S., asserts that we need a robust transatlantic alliance more than ever to counter terrorism, deal with Russia and create growth and jobs.  Within the U.S., Juan Escalante, an undocumented immigrant, lays out his emergency plan in case the Trump administration tries to deport his family. A Pakistani Muslim immigrant whose visa is up for renewal this summer, Mahira Tiwana tells us that despite feeling “other” in Trump’s America, she is not ready to give up on the “American dream” yet. Sina Toossi worries that Iranian-Americans will lose the voice they gained under Obama and that the Iran nuclear deal will be dismantled, worsening U.S. relations with Iran. Richard Eskow addresses Americans who voted for Trump because they felt left behind, saying Trump will let them down and that then, the working class should create a “grand alliance,” as Dr. Martin Luther King Jr. advocated. Filmmaker Ethan Coen pens a Dr. Seuss-style poem about Trump, saying, “He’ll change some people used to say / Calm down after Election Day / But Putin and the KKK knew / Trumpet always be that way.” Jon Deutsch suggests the plus side of a Trump presidency could be the disruption of a political system that is long overdue for reform. Ivan Eland argues the U.S. intelligence community ― comprised of 17 huge agencies that don’t communicate effectively ― needs a shake-up, and Trump― who criticized intelligence officials after the release of reports about Russians hacking the election ― may make it happen. Howard Fineman reflects on Obama’s legacy, maintaining that his presidency worked “moderately well in domestic affairs, less well in the world ... is likely to be regarded more as transitional than transformative ... and ... feels oddly more like the end of an era than the beginning of the one he promised.” As Obama and his world order said goodbye, this week also saw China’s President Xi Jinping looking to fill a global power gap. Xi became the first Chinese president to attend the World Economic Forum in Davos, and he gave a speech with strong messages on globalization and climate change. Jane Cai and Frank Tang responded to his presence at the summit, writing, “With choking smog, a weakening currency and a widening wealth gap at home and a fragmented global capitalist system abroad, President Xi Jinping is determined to take advantage of an elite forum to assure the world that China is doing fine and is ready to help pull the world together.” From Beijing, Akshay Shah and Carole Bernard paint another picture, sharing charts they made using new data that show warning signs that China could be headed for a financial crisis. In a WorldPost feature, Danielle Mackey reports from San Salvador that a U.S. program meant to help Central American refugees is leaving most in danger. Saskia Sassen contends global firms and local elites who take land from farmers are partly to blame for skyrocketing violence in Central America. Edward Alden explains why, if Trump wants good jobs and investment, he needs to shape rules for foreign investment competition to avoid a race to the bottom in wage, consumer and environmental standards. From Helsinki, Heikki Hiilamo explores the potential of Finland’s new program testing out basic income for unemployed citizens. “As the world begins to see the impacts of globalized society with the elections of new leaders ― including Mr. Trump ―” he writes, “the answer to the fears of declining economies may just be a basic income system.” Finally, our Singularity series this week looks at how cellular reprogramming boosted the lifespan of mice by 30 percent. WHO WE ARE   EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at The Huffington Post, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. Rowaida Abdelaziz is World Social Media Editor.   EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa), Wadah Khanfar (Al Jazeera), Dileep Padgaonkar (Times of India) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khannaare Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk, Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy, Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen, Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair, Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing, Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

21 января, 02:09

Weekend Roundup: Inauguration Into The Unknown

This week a whole nation was inaugurated into the unknown. We don’t know what Donald Trump will do once in the White House. But we do know how he got there. Everyone of good faith must hope that the new president will succeed in his promised aim of lifting up the left behind, which the political establishment he ousted could not do. Yet, anyone with the slightest sense of history must also worry how his path to power will define what he does with it. The debasement of the democratic discourse introduced during Trump’s election campaign and since has already inflicted damage that cannot be easily undone. The level of xenophobic demonization of the world outside and enemies within, like his impulsive invective unleashed against even marginal critics, has been unprecedented for any presidential candidate in memory. Perhaps most dangerously, his effort to delegitimize any media, and even denigrate official intelligence agencies, that won’t play along with his fast and loose use of facts or distortion of reality aims to make all information suspect. In this Orwellian universe, truth then becomes only what the self-anointed tribune of the people, speaking on their behalf, declares it is. Fortunately, the Trump electoral mandate fell far short of a majority in a country that has a more diverse and pluralistic civil society than other times and places (such as 20th century Europe) where demagogues have risen to power. Robust cultural resistance will be part and parcel of the Trump years. Whole swaths of the nation, even entire states like California, will stand up and push back. Several polls already show that there is more popular opposition than support for Trump as he enters office. Outside the U.S., concerns abound over what the new president will do next. Angst is probably the greatest south of the border, in Mexico. In grappling with Trump, Sergio Muñoz Bata advises Mexico to look back to its proud history of standing up to the “colossus of the north.” James Zogby predicts that if Trump follows through on his promise to move the U.S. embassy from Tel Aviv to Jerusalem, it “would ignite a spark that would set the region aflame.” Writing from Australia, Helen Clark says the possibility of an American retreat from Asia and rising tensions in the South China Sea are putting the region on edge. Nick Robins-Early interviews an independent Russian journalist who says Russian media coverage of Trump is so sympathetic, “it’s getting bizarre.” Peter Wittig, German ambassador to the U.S., asserts that we need a robust transatlantic alliance more than ever to counter terrorism, deal with Russia and create growth and jobs.  Within the U.S., Juan Escalante, an undocumented immigrant, lays out his emergency plan in case the Trump administration tries to deport his family. A Pakistani Muslim immigrant whose visa is up for renewal this summer, Mahira Tiwana tells us that despite feeling “other” in Trump’s America, she is not ready to give up on the “American dream” yet. Sina Toossi worries that Iranian-Americans will lose the voice they gained under Obama and that the Iran nuclear deal will be dismantled, worsening U.S. relations with Iran. Richard Eskow addresses Americans who voted for Trump because they felt left behind, saying Trump will let them down and that then, the working class should create a “grand alliance,” as Dr. Martin Luther King Jr. advocated. Filmmaker Ethan Coen pens a Dr. Seuss-style poem about Trump, saying, “He’ll change some people used to say / Calm down after Election Day / But Putin and the KKK knew / Trumpet always be that way.” Jon Deutsch suggests the plus side of a Trump presidency could be the disruption of a political system that is long overdue for reform. Ivan Eland argues the U.S. intelligence community ― comprised of 17 huge agencies that don’t communicate effectively ― needs a shake-up, and Trump― who criticized intelligence officials after the release of reports about Russians hacking the election ― may make it happen. Howard Fineman reflects on Obama’s legacy, maintaining that his presidency worked “moderately well in domestic affairs, less well in the world ... is likely to be regarded more as transitional than transformative ... and ... feels oddly more like the end of an era than the beginning of the one he promised.” As Obama and his world order said goodbye, this week also saw China’s President Xi Jinping looking to fill a global power gap. Xi became the first Chinese president to attend the World Economic Forum in Davos, and he gave a speech with strong messages on globalization and climate change. Jane Cai and Frank Tang responded to his presence at the summit, writing, “With choking smog, a weakening currency and a widening wealth gap at home and a fragmented global capitalist system abroad, President Xi Jinping is determined to take advantage of an elite forum to assure the world that China is doing fine and is ready to help pull the world together.” From Beijing, Akshay Shah and Carole Bernard paint another picture, sharing charts they made using new data that show warning signs that China could be headed for a financial crisis. In a WorldPost feature, Danielle Mackey reports from San Salvador that a U.S. program meant to help Central American refugees is leaving most in danger. Saskia Sassen contends global firms and local elites who take land from farmers are partly to blame for skyrocketing violence in Central America. Edward Alden explains why, if Trump wants good jobs and investment, he needs to shape rules for foreign investment competition to avoid a race to the bottom in wage, consumer and environmental standards. From Helsinki, Heikki Hiilamo explores the potential of Finland’s new program testing out basic income for unemployed citizens. “As the world begins to see the impacts of globalized society with the elections of new leaders ― including Mr. Trump ―” he writes, “the answer to the fears of declining economies may just be a basic income system.” Finally, our Singularity series this week looks at how cellular reprogramming boosted the lifespan of mice by 30 percent. WHO WE ARE   EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at The Huffington Post, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. Rowaida Abdelaziz is World Social Media Editor.   EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa), Wadah Khanfar (Al Jazeera), Dileep Padgaonkar (Times of India) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khannaare Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk, Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy, Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen, Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair, Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing, Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

03 июня 2016, 10:24

Четвёртая технологическая революция

То, что происходит сейчас, рисует будущее полным как возможностей и перспектив, так и страхов потерять свою человеческую природу, а то и свою жизнь в итоге. Ни много, ни мало... Четвёртая технологическая революция (4ТР), как наиболее удобный способ бесструктурного управления человечеством, может полностью перевернуть наш мир. Как уже перевернули три предыдущих технологических революции 3ТР, 2ТР и 1ТР. С одной стороны они углубили рабство землян, переведя его в цифровую плоскость. Но с другой мир стал более прозрачным, и для каждого появилось больше возможностей узнать правду. Но риски от внедрения 4ТР могут быть настолько же велики, как и открывающиеся возможности. К чему нас готовят? И к чему стоит готовиться?

28 января 2016, 10:00

Итоги Давоса 2016

Давосский экономический форум, всегда отличавшийся своей неформальностью и по-швейцарски уютной атмосферой, в этом году прошел под знаком всеобщего напряжения, если не сказать нервозности. Главным раздражителем — и надо признать, не без помощи журналистов, — стал тот факт, что форум решили проигнорировать лидеры практически всех ведущих мировых держав. Помимо Владимира Путина в Давосе также не появились […]

24 января 2016, 00:00

Давос-2016: что в сухом остатке?

Одним из главных событий конца января стала 46-я сессия Всемирного экономического форума (ВЭФ), проходившая с 20 по 22 января в швейцарском Давосе. Основатель и бессменный руководитель Давосского форума швейцарский профессор Клаус Шваб только что издал свою книгу о «четвёртой промышленной революции» (The Fourth Industrial Revolution, by Klaus Schwab. World Economic Forum, 2016), название которой и послужило обозначением главной темы форума 2016 года: «Возглавляя...

06 февраля 2014, 14:46

Россия, Иран и США: геополитическая игра

Одним из главных событий Всемирного экономического форума в Давосе стало выступление иранского президента Хасана Рухани, состоявшееся 23 января. Оно подтвердило стремление иранских властей к нормализации отношений с Западом. Запланированный ход вещей не нарушил даже скандал вокруг неучастия иранской делегации в международной конференции по Сирии «Женева-2»: 21 января генсек ООН Пан Ги Мун отозвал ранее выданное Ирану приглашение. Несмотря на это, иранские власти сохранили самообладание: по возвращении из Давоса президент Рухани заявил, что его участие в работе форума затмевает «Женеву-2».Рухани меняет курсОттепель в отношениях Ирана с Западом стала возможной после смены власти в стране в августе 2013 г.: победу на них одержал прагматично настроенный Хасан Рухани. Поддержку ему оказали ветераны иранской политики: бывшие президенты Али Акбар Рафсанджани и Мохаммад Хатами, стоявшие во главе правительства в 1989 – 2005 гг. и проводившие умеренный политический курс. Аятолла Али Хаменеи, которому принадлежит высшая власть в стране, дал согласие на возвращение в большую политику некоторых видных государственных деятелей того периода. Помимо поста президента, они заняли ряд других ключевых должностей: первого вице-президента, секретаря высшего совета национальной безопасности, глав МИДа и министерства нефти.С воинственной риторикой прежнего президента Махмуда Ахмадинежада было покончено. Рухани изначально не скрывал своего стремления нормализовать отношения с Западом и провести переговоры о снятии с Ирана экономических санкций. Очевидно, что такой подход требует от Тегерана уступок по ключевому вопросу – иранской ядерной программе. Несмотря на проявления недовольства в среде иранских консерваторов, Рухани удалось заручиться поддержкой Хаменеи, заговорившего о «героической гибкости» иранской дипломатии. Получается, что линия Рухани отражает общую точку зрения многих влиятельных кругов в политике, к мнению которых Хаменеи решил прислушаться.Но какие причины заставили высшего руководителя Ирана сменить внешнеполитический курс?Нефть, газ и геополитикаВо-первых, на иранских политиков повлияло действие экономических санкций. После прихода к власти президента Ахмадинежада в августе 2005 г. экономические санкции стали планомерно ужесточаться как по линии Совбеза ООН, так и со стороны США и ЕС. Наиболее болезненным стал запрет ЕС на импорт иранской нефти, установленный в марте 2012 г. Объёмы иранской нефтедобычи, достигнув пика в июле 2005 г. – октябре 2006 г. (4,1 млн. барр./день), в 2011 г. упали до 2,5 млн. барр./день, а за первые 9 месяцев 2013 г. составили лишь 1,1 млн. барр./день. При этом цены на нефть с октября 2006 г. по сентябрь 2013 г. выросли с 58 до 111 долл./барр., что, по-видимому, усиливало стремление иранской политической элиты выйти из-под действия санкций.Потеря рынка ЕС стала далеко не единственной проблемой для иранской нефтяной отрасли. Большие сложности возникли с получением страховых услуг и осуществлением танкерных грузоперевозок: иностранные компании опасаются попасть под действие западных санкций. Более того, в декабре 2011 г. конгресс США одобрил введение жёстких мер против иностранных банков за финансовое взаимодействие с иранским центральным банком. Президент США получил право освобождать иностранные банки от действия этих мер только в том случае, если они в течение 6 месяцев сокращают объёмы финансового взаимодействия с центробанком Ирана как минимум на 18 %, причём эта процедура подлежит повторению каждые 6 месяцев (т.е. сокращение должно быть постоянным). Как следствие, Иран стал терять позиции и на азиатских нефтяных рынках: его поставки в Японию, Индию, Южную Корею, Турцию сократились примерно на 40 %, в Китай – на четверть.Власти Ирана открыто выражают стремление восстановить свои позиции на мировом нефтяном рынке. Так, 4 декабря министр нефти Ирана Бижан Зангане заявил, что Иран нарастит объём своей нефтедобычи до 4 млн. барр./день, даже если цены на нефть упадут до 20 долл./барр. Такой значительный рост нефтедобычи невозможен без нормализации отношений с Западом.Во-вторых, Иран стремится стать крупным игроком на мировом газовом рынке. По данным “BP”, в Иране находится 18 % мировых запасов природного газа, но доля страны в мировой добыче составляет лишь 5 %, а доля в мировом экспорте – менее 1 %. В ноябре 2013 г. национальная газовая компания Ирана вынуждена была объявить о банкротстве. В условиях международного давления потенциал Ирана в качестве «газовой державы» не имеет шансов на реализацию. Эта проблема имеет два основных измерения: неучастие Ирана в конкуренции проектов магистральных газопроводов (таких, как «Южный поток» и «Набукко») и незначительные объёмы производства СПГ.Возросшие амбиции Ирана на мировом рынке природного газа заявляются открыто. В декабре 2013 г. генеральный директор национальной компании Ирана по экспорту газа Али Реза Камели определил главной целью рост доли Ирана на мировом газовом рынке до 16 %, причём экспорт газа планируется осуществлять не только трубопроводным транспортом (как сейчас), но и виде СПГ. По данным “TheWallStreetJournal”, иранские власти рассчитывают на то, что ежегодно будут получать до 130 млрд. долл. от торговли газом: в таком случае, объём газовой отрасли превзойдёт объём нефтяной.В-третьих, амбициозные планы Тегерана в нефтяной и газовой сфере требуют значительных капиталовложений. В Давосе президент Рухани заявил, что целью Ирана является получение 110 млрд. долл. инвестиций в нефтегазовую отрасль, 75 млрд. долл. – в нефтехимический комплекс и 32 млрд. долл. – в другие отрасли экономики. У Ирана нет столь значительных финансовых ресурсов: объём его золотовалютных резервов оценивается менее чем в 100 млрд. долл. Приток иностранных инвестиций – непременное условие реализации заявленных целей. Тегерану также необходимо сотрудничество в технологической сфере – особенно при налаживании производства и экспорта СПГ, а также при разработке крупнейшего в мире газового месторождения «Северное/Южный Парс», расположенного на иранском и катарском шельфе.В-четвёртых, в последние годы изменилась военно-политическая обстановка в регионе. После прихода к власти Барака Обамы США вывели свои войска из Ирака. На 2014 г. намечен вывод международных сил из Афганистана. С одной стороны, в новых условиях Иран может испытывать меньше беспокойства по поводу окружения своих границ американскими войсками. Но, с другой стороны, у США высвобождаются руки для проведения военной операции против Ирана в нужный им момент: например, в 2007 – 2008 гг. желание провести такую операцию было сильным, но войны в Ираке и Афганистане отнимали слишком много сил. Иными словами, в Иране стало менее острым ощущение непосредственной военной угрозы, но в скором времени военная угроза может стать ещё значительнее, чем была в конце 2000-х гг. С точки зрения иранского руководства, возникшим «временным окном» следует воспользоваться.Это «окно возможностей» имеет и другое измерение. Нежелание президента Обамы ввязываться в новую войну на Ближнем и Среднем Востоке очевидно и уже привело к значительному охлаждению американо-израильских отношений. Руководство Израиля не исключает нанесения военного удара по иранским ядерным объектам: перед выборами президента США в 2012 г. эта возможность была козырем премьера Биньямина Нетаньяху в отношениях с Бараком Обамой. После переизбрания Обамы этот сценарий стал менее вероятным: Вашингтон настаивает на том, что операция должна быть согласована и может произойти лишь в крайнем случае. Смягчением своей внешнеполитической линии Иран стремится усилить противоречия между США и Израилем.Прагматики и консерваторыПомимо этих причин, на смену внешнеполитического курса Ирана оказала влияние логика внутриполитических процессов. Политическая система Ирана нестандартна. Должность рахбара (верховного руководителя) является пожизненной, но президенты периодически сменяются на конкурентных выборах. Таким образом, система сочетает в себе как преемственность и управляемость, так и гибкость, демократичность. Именно благодаря последним свойствам «арабская весна» не стала потрясением для иранских властей.Одной из главных функций рахбара является поддержание определённого внутриполитического баланса. Это достигается путём чередования у власти различных политических групп: условных «прагматиков» и «консерваторов». Однако в 2009 г. президентские выборы в Иране сопровождались скандалом: прагматик, бывший премьер Мир-Хосейн Мусави не признал их результат – победу консерватора Махмуда Ахмадинежада. Произошедшие беспорядки поставили под вопрос сохранение консенсуса политической элиты по вопросу о распределении власти в стране.Выборам 2013 г. предшествовали «арабская весна», усиление международного давления и нарастание экономических сложностей. Поэтому аятолла Хаменеи был заинтересован в том, чтобы выборы дали возможность населению и ведущим политикам «выпустить пар» недовольства. Эта задача была успешно решена: прагматики вновь были допущены к власти.Ирано-американская оттепельНовый внешнеполитический курс Рухани имеет три взаимоувязанных составляющих: символические шаги, укрепление взаимодействия с США и достижение официальных договорённостей.Символические шаги Рухани следуют один за другим. Это и инаугурационная речь, и выступление на заседании Генассамблеи ООН, и интервью ведущим западным телеканалам и изданиям, и даже публикация программной статьи в американском издании “WashingtonPost”. В этот же ряд вписываются недавнее выступление в Давосе и интервью, которое иранский президент дал известному политологу Фариду Закарии для телеканала CNN. В этих выступлениях демонстрируется готовность к диалогу, поиску взаимовыгодных решений, а острые моменты (такие, как ситуация в Сирии и отношения с Израилем) по возможности не акцентируются.От слов власти Ирана быстро перешли к установлению прямых контактов с США. Через месяц после смены власти в Иране, в сентябре 2013 г. произошли сразу три важных контакта. Вначале президенты Ирана и США обменялись письмами: Рухани ответил на поздравление Обамы с победой на выборах. Вскоре между главами Ирана и США состоялся первый после 1979 г. телефонный разговор: его центральной темой стала иранская ядерная программа. Через несколько дней состоялись личные переговоры между главой МИД Ирана Джавадом Зарифом и госсекретарём США Джоном Керри. На фоне этих событий президент Рухани выступил с очередной символической инициативой: установить авиасообщение между Ираном и США.Главным результатом всех этих действий стало достижение конкретных договорённостей по иранской ядерной программе: это произошло 24 ноября 2013 г. на встрече министров иностранных дел Ирана и «шестёрки» стран-посредников (пять постоянных членов Совбеза ООН плюс Германия), проходившей в Женеве. Соглашение вступило в силу 20 января 2014 г.Иран обязался полностью заморозить свою ядерную программу сроком на шесть месяцев. Половина обогащённого до 20 % иранского урана должна быть переработана в топливные стержни, а другая половина – обеднена до 5 %. В свою очередь, США и ЕС не будут вводить новые санкции. Определённые послабления в режиме действующих санкций уже действуют. В частности, Тегеран вновь получил возможность свободно торговать нефтью с третьими странами: санкции перестали действовать в отношении танкерной транспортировки нефти и страхования грузоперевозок. Но отмена санкций станет возможной лишь после достижения окончательного соглашения, которое планируется разработать в ближайшие полгода.Последствия для РоссииИрано-американская оттепель может оказать серьёзное влияние на мировой энергетический рынок, региональную обстановку и объём российских внешнеполитических возможностей. По своему значению для России это влияние может быть положительным либо неоднозначным.1)  Положительные последствияИз числа положительных последствий наиболее очевидным является сохранение мира в регионе. В случае военных ударов США по Ирану мог бы возникнуть наплыв беженцев в Закавказье, что резко ухудшило бы гуманитарную обстановку вблизи российских границ и могло бы дестабилизировать политическую обстановку в Азербайджане. Политические потрясения в Азербайджане могли бы привести к возобновлению военного противостояния с Арменией – союзной России страной. В этом смысле примирение Ирана и Запада означает сохранение политической стабильности и мира в Закавказье.Не менее важен тот факт, что успешное создание ядерного оружия в Иране не только нанесло бы очередной удар по режиму нераспространения, но и могло бы повлечь за собой цепную реакцию в регионе. В этих условиях предотвратить появление атомной бомбы у Саудовской Аравии было бы сложной задачей. А ядерный статус Эр-Рияда и начало региональной атомной гонки не отвечает интересам ни России, ни Запада.Другим положительным последствием является демонстрация того факта, что даже наиболее острые внешнеполитические противоречия можно разрешить дипломатическим путём. Со времени окончания «холодной войны» наблюдается снижение порога применения силы со стороны США и других западных стран в отношении суверенных государств (Югославии, Ирака, Ливии и др.). Параллельно происходит снижение реальной политической роли Совбеза ООН. Нападения на суверенные государства могут осуществляться в наши дни под самыми разными предлогами, в т.ч. откровенно надуманными. Это «порочный круг»: прогрессирующее снижение порога применения силы приводит к новым военно-политическим эксцессам. На этом фоне мирное разрешение ситуации вокруг Ирана и сирийского кризиса станут положительными примерами для тех западных политиков, которые в последние два десятилетия всё больше склоняются к решению проблем военными средствами.Ещё одним положительным последствием для России может стать возобновление военно-технического сотрудничества с Ираном. Принятая в июне 2010 г. резолюция Совбеза ООН № 1929 запрещает поставки в Иран основных видов обычных вооружений (танков, боевых самолётов, военных кораблей и др.), а Россия в одностороннем порядке расширила этот перечень за счёт зенитных ракетных систем С-300. По данным СИПРИ, доля иранского импорта на мировом рынке вооружений сократилась с 1,9 % в 1992 – 2002 гг. до 1,1 % в 2003 – 2007 гг., а в 2008 – 2012 гг. упала до незначительных показателей (0,3 %). При этом на долю России приходилось в 1992 – 2012 гг. более половины иранского импорта вооружений (52 %). Начиная с 2008 г., объём российских поставок в Иран упал до минимальных значений. Возможный пересмотр эмбарго Совбеза ООН на поставки вооружений окажется выгодным прежде всего для России.2)  Неоднозначные последствияРешение иранской ядерной проблемы может привести к возвращению прежних позиций Ирана на мировом нефтяном рынке и его появлению в качестве одного из ключевых игроков на мировом газовом рынке.Увеличение предложения нефти на мировых рынках создаст предпосылки для снижения цен на «чёрное золото». Но, по-видимому, эта проблема будет урегулирована в рамках ОПЕК: наращивание нефтедобычи в Иране должно вызвать её сокращение в Саудовской Аравии и других странах ОПЕК. Эти страны уже получили дополнительные доходы от снижения объёмов иранского нефтеэкспорта. В новых политических условиях будет проще договориться с Ираном, позволив ему выйти на объёмы добычи середины 2000-х гг., чем способствовать падению цен. На газовом рынке изменения могут быть намного более значительными. Примирение Ирана и США откроет для Тегерана возможность участвовать в конкуренции проектов магистральных газопроводов. Вплоть до настоящего времени неучастие в них Ирана было козырем российской дипломатии и во многом предопределило неудачу проекта «Набукко». Также это препятствовало выходу центральноазиатского газа на европейские рынки, кроме как через территорию России: транзит через территорию Ирана был исключён, а нерешённость правового статуса Каспийского моря закрывала и этот перспективный маршрут.С учётом скорого выхода Ирана на мировой газовый рынок, России необходимо как можно быстрее начать строительство «Южного потока». Руководство ЕС уже почувствовало себя более уверенно: в начале декабря 2013 г., вскоре после достижения Женевских соглашений по Ирану, Еврокомиссия обвинила «Газпром» в нарушении европейского законодательства – положений третьего энергопакета ЕС. На этом основании Брюссель потребовал пересмотреть межправительственные соглашения по строительству «Южного потока». Для России это тревожный сигнал: с дальнейшим улучшением ситуации вокруг Ирана возможно нарастание давления ЕС на российских поставщиков.Что касается выхода Ирана на рынки СПГ, то в краткосрочной и среднесрочной перспективе это не повлечёт за собой серьёзных последствий для России. Практически весь российский СПГ экспортируется в Японию, обеспечивающей более чем треть мирового спроса на этот ресурс. После аварии на АЭС «Фукусима-1» работа атомной отрасли Японии приостановлена, что стимулирует сохранение высокого спроса на СПГ.По-настоящему важным последствием ирано-американской оттепели станет то, что Россия в ходе взаимодействия с США больше не сможет «разменивать» уступки по Ирану на смягчение американской позиции в таких вопросах, как ПРО, расширение НАТО и политика США на постсоветском пространстве. Как и ситуация в Афганистане, события вокруг Ирана усиливали на рубеже 2000-х – 2010-х гг. переговорные позиции России в отношениях с США. Теперь этих возможностей не будет.Сложности для РуханиНеобходимой предпосылкой для наступления всех этих последствий является достижение окончательных договорённостей между Ираном и странами Запада. Но такое развитие событий не является предопределённым. На пути к этому у Ирана может возникнуть немало сложностей, которые могут обратить вспять весь переговорный процесс.У США, обративших внимание на ослабление иранских переговорных позиций, может возникнуть желание «выкрутить руки» Тегерану. В Вашингтоне понимают, что у президента Рухани ограниченные внешнеполитические ресурсы и неустойчивое внутриполитическое положение. При этом он в большей степени заинтересован в успехе переговоров, чем западные страны. Это открывает дорогу для усиления американского давления на Рухани. Например, это может найти отражение в «увязке» сирийской проблематики с иранской ядерной программой. Требование США отказаться от поддержки законных властей Сирии может стать для Ирана камнем преткновения на переговорах.В свою очередь, усиление американского давления на Рухани может вызвать ответную реакцию в среде иранских консерваторов, занимающих важное положение в силовых структурах и армии. Противоречия между Рухани и влиятельным Корпусом стражей исламской революции (КСИР) уже вышли в публичную плоскость. Так, командующий КСИР Мохаммад Али Джафари 10 декабря 2013 г. заявил, что правительственные структуры страны заражены влиянием Запада. В случае, если президент Рухани пойдёт на значительные уступки в Сирии, противодействие в среде консерваторов может вызвать изменение позиции аятоллы Хаменеи и свёртывание курса на сближение с Западом.Ещё одной сложностью является незаинтересованность ближайших партнёров США в регионе – Израиля и Саудовской Аравии – в нормализации ситуации вокруг Ирана. Обе страны не заинтересованы в том, чтобы Иран стал выходить из слабого, изолированного положения, в котором находится сейчас. Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху не доверяет мотивам властей Ирана и считает, что усовершенствованные технологии дадут Тегерану возможность обогатить уран с 3,5 % до 90 % за несколько недель. Руководство Саудовской Аравии поддерживает вооружённую оппозицию в Сирии, опасается роста политической активности шиитского населения на западном побережье Персидского залива (по бахрейнскому сценарию) и получает преимущества от действия санкций против Ирана в экономической и военно-политической сфере. Наконец, для Ирана сохраняется проблема военно-политических гарантий. Администрация Обамы не готова воевать с Ираном, но что делать после 2016 г.? Полностью свернув свою ядерную программу, Иран может оказаться уязвимым в случае возобновления прямого военного давления в духе политики Дж. Буша-младшего. Вряд ли администрация Обамы может дать Ирану какие-либо гарантии на этот счёт. Поэтому непременным условием Тегерана при достижении окончательных договорённостей должна стать отмена всех ограничений на поставку вооружений, принятых Совбезом ООН с 2006 по 2010 гг. Западные страны тоже могут столкнуться со значительными сложностями. Главной из них является вопрос: насколько можно доверять намерениям Ирана? Не использует ли Рухани благоприятную возможность для того, чтобы ввести западные страны в заблуждение и затянуть время? Не успеет ли Иран испытать атомную бомбу до того, как станет мишенью для военного удара США и Израиля? На данный момент возникает ощущение, что у руководства США растёт доверие к президенту Ирана. Об этом свидетельствует достижение Женевских договорённостей. Но это отношение может измениться в том случае, если добросовестное исполнение Ираном этих договорённостей будет поставлено под сомнение.ВыводыСмена внешнеполитического курса Ирана вызвана комплексом причин, в первую очередь связанных с действием экономических санкций. Аятолла Хаменеи – высший руководитель Ирана – поддерживает налаживание отношений с Западом, несмотря на признаки недовольства в консервативных кругах страны. От громких деклараций руководство Ирана быстро перешло к прямому взаимодействию с США и подписанию предварительных соглашений. Помимо положительных последствий, это может означать для России появление сильного конкурента на мировом газовом рынке и ослабление переговорной позиции в отношениях с США по ключевым вопросам (ПРО, расширение НАТО и политика США на постсоветском пространстве). Улучшение ирано-американских отношений в ближайшей перспективе продолжится, хотя нельзя исключать возникновения значительных сложностей внешне- и внутриполитического происхождения.Центр научной политической мысли и идеологии 

02 февраля 2014, 20:01

Иран и США: Развитие политического диалога

Многие зарубежные и отечественные эксперты поспешили заявить, что своей жесткой позицией  относительно участия Ирана в конференции «Женева-2» , посвященной конфликту в Сирии, «Запад» решил нажать на тормоза переговорного процесса с Тегераном.  Однако последующие события продемонстрировали, что  никакого «застоя» в развитии диалога не наблюдается. Так, уже с 20 января 2014 года официальный Тегеран начал выполнение, взятых на себя обязательств. В частности, Иран объявил о приостановке обогащения урана до 20% и начал подготовку к снижению уже высокообогащенного урана до 5%, были также разъединены каскады большинства центрифуг. Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано на Мюнхенской конференции по безопасности заявил: «Мы договорились, что Иран предпримет шесть практических шагов в течение трех месяцев. Я могу вам сообщить, что эти практические меры осуществляются в соответствии с планом и будут завершены в начале февраля. Скоро начнутся новые переговоры». В свою очередь, США и ЕС также выполнили условия ноябрьского соглашения. Иран получил доступ к замороженным активам в размере 4,2 млрд. долларов. Кроме того, Женевским соглашением был отменен запрет на страхование международными компаниями партий поставляемой на экспорт иранской нефти, что означает снятие основных ограничений, препятствующих экспорту иранских энергоносителей зарубежным потребителям. Но, в рамках беседы с главой внешнеполитического ведомства Ирана Мохаммедом Зарифом госсекретарь Джон Керри отметил, что Вашингтон сохранит в силе определенный пакет санкций, которые не позволит Тегерану существенно увеличить экспорт своей нефти. Однако это не стало сюрпризом для иранской стороны, так как Белый Дом многократно заявлял, что до подписания окончательного соглашения, о снятии всех санкций не может быть и речи. Важно также отметить, что Вашингтон в определенной степени пролоббировал участие Ирана в 44-й сессии Всемирного экономического форума в Давосе. Таким образом, Хасан Рухани стал вторым иранским лидером, после президента Хатами, принявшим участие в работе форума подобного масштаба. Во время его заседания, иранский президент сделал заявление, в котором подчеркнул факт нормализации отношений с «Западом»: «Ядерному оружию нет места в нашей стратегии безопасности, и у нас нет намерений двигаться в этом направлении. Но Иран никогда не откажется от своего права на развитие мирной атомной программы. Отношения Ирина с США и Европой нормализуются. А к сентябрю этого года Иран и вовсе будет иметь привлекательную инвестиционную модель для нефтяных контактов западных стран».   Вечером 28 января президент США Барак Обама выступил с ежегодной речью в Конгрессе «О положении в стране».  В политической части своего выступления президент отметил успехи американской дипломатии, которые позволили «остановить прогресс ядерной программы Ирана». Глава Белого Дома также подчеркнул, что Иран уже начал избавляться от запасов высокообогащенного урана и отказался от дальнейшего внедрения современных центрифуг. «Беспрецедентный контроль помогает миру каждый день следить за тем, что Иран не создает бомбу»; — заявил президент Обама. Более того, он  призвал Конгресс не вводить новые санкции и дал четко понять, что готов наложить вето, если законопроект «Кирка-Менедеса» все же будет одобрен. При этом ряд конгрессменов по-прежнему считают необходимым принятие нового пакета санкций. Так, лидер Республиканского меньшинства, сенатор Митч Макконел, заявил, что президент Обама не смог внятно пояснить, почему законопроект «Кирка – Менендеса» «столь вреден для американской дипломатии». «Если Белый дом выступает против санкций, он может объяснить свою позицию, однако у нас есть повод верить, что санкции – это лучший инструмент гарантии выполнения Ираном своих обязательств»; — подчеркнул Макконел. Несмотря на столь бескомпромиссную позицию ряда конгрессменов, позицию президента Обамы поддержали многие высокопоставленные чиновники. Так, бывший министр обороны США Роберт Гейтс заявил: «Я считаю, что позиция президента, выступающего против законопроекта, который позволит ввести новые санкции сейчас, является правильной. Проголосовать за дополнительные санкции сегодня означает, на мой взгляд, подорвать возможность достичь соглашения с Ираном». В свою очередь, подчеркнем, что законопроект, предусматривающий введение дополнительных санкций против Ирана, был представлен под спонсорством сенаторов Марка Кирка и председателя сенатского комитета по иностранным делам Роберта Менедеза. Дело в том, что сенаторы Кирк и Менедез, как и действующий лидер Демократического большинства Гарри Рид уже много лет являются членами группы по армянским делам Конгресса США и последовательно лоббируют интересы Диаспоры, Армении и НКР на Капитолийском холме. В данном контексте, многие высокопоставленные лица Исламской Республики Иран, подчеркивали политическую роль армянской диаспоры по всему миру. Так, президент Хасан Рухани еще в ноябре 2013 года заявил, что армянское лобби может сыграть ощутимую роль в развитии отношений Ирана и Армении. Ранее, бывший глава иранского МИДа  Али Салехи  также затронул данный вопрос: «Будучи маленькой страной, Армения благодаря своей диаспоре смогла стать влиятельным государством на международной арене. Посредством политических консультаций Иран и Армения могут совместно решать многие региональные проблемы».     Безусловно, нормализация отношений Ирана с «Западом» исходит из национальных интересов официального Еревана. В данном контексте, необходимо, чтобы армянское лобби активизировало свои усилия в Конгрессе, чтобы не допустить принятия новых санкций против Ирана, который является стратегическим союзником Армении и имеет общие границы с Нагорно-Карабахской Республикой. Более того, процесс лоббирования данного вопроса, позволит сделать вывод о том, заслуживают ли сенаторы Марк Кирк, Роберт Менедез и  Гарри Рид голоса американских армян и высших наград, полученных от Армянского Национального Комитета Америки.   Галстян Арег.  «time to analyze» — politics, society, and ideas         

28 января 2014, 08:15

Итоги Давосского форума: От перипетий мировой экономики до бойкота Украины

На минувших выходных в швейцарском Давосе завершился 44-й ежегодный Всемирный экономический форум - одно из крупнейших событий в году, эксклюзивная встреча сильных мира сего - политиков, миллиардеров, глав транснациональных корпораций, "властителей дум" от науки и культуры. В течение четырех дней участники форума, коих набралось 2,5 тыс., обсуждали судьбы мира и самые актуальные проблемы современности - преимущественно экономического характера. Впрочем, Давосский форум, в сущности, никогда не был "экономическим форумом" в узком смысле: это уникальное и противоречивое мероприятие со своей философией, культивирующее широкий, интеллектуальный взгляд на мир как на динамическую систему, в которой экономические отношения неотделимы от политики, социума, этики и мышления. У форума в Давосе есть и оборотная сторона: по выражению New York Times, для многих форум является "прославленной четырехдневной коктейльной вечеринкой", на которой титаны бизнеса и политики могут пообщаться неформально, заключить сделки и даже спеть караоке в баре местного отеля. Две стороны Давосского форума - официальная и неофициальная - причудливо дополняют друг друга и не вступают в неразрешимое противоречие, хотя и затрудняют целостное восприятие форума сторонним наблюдателем. В этом контексте подведение "итогов" Давосского форума - задача нетривиальная и в некотором роде бессмысленная. В отличие от саммитов и конференций классического типа, на ВЭФ не составляют "итоговых деклараций" и не проводят финальных пресс-конференций. "Давос" и не ставит перед собой задачи предложить какие-либо решения или выводы: мир устроен слишком сложно, и эталонный "Давосский человек" хорошо это осознает. Идеальная цель форума - узнать нечто большее о мире, при этом сознавая, что наших знаний недостаточно для того, чтобы принципиально изменить мир, - независимо от объема власти и финансовых ресурсов. "Люди, которые думали, что знают все, уезжают из Давоса с более обширными знаниями и нередко - с меньшей гордыней", - рассуждает глава международной гуманитарной организации Mercy Corps Нил Кени-Гуйе, участник "Давоса-2014". Что в таком случае остается обозревателям? Сосредоточиться на частностях и попытаться "реконструировать" общие идеи, порожденные в давосских дискуссиях и определившие настроения их участников. РБК предлагает собственное видение того, каким был Давосский форум - 2014, ни в коем случае не претендуя на полноту. Самоуспокоенность настораживает Многие наблюдатели отмечали, что нынешний Давосский форум впервые за годы после глобального экономического кризиса проходит в обстановке относительного спокойствия - без ощущения нависшей экзистенциальной угрозы, будь то крах мировой финансовой системы или распад еврозоны. Разумеется, никто не списывал со счетов известные экономические риски, главным из которых считается сворачивание политики монетарного стимулирования ФРС США, однако в целом, после сверхуспешного для фондовых рынков 2013г., большинство участников форума оценивали экономическую ситуацию - по крайней мере в перспективе ближайшего года - весьма оптимистично. Накануне открытия форума агентство Bloomberg опубликовало результаты опроса своих подписчиков, которые показали, что оптимизм международных инвесторов в отношении перспектив глобальной экономики находится на высшей отметке за последние 4,5 года. Эти настроения укрепил всемирный экономический прогноз МВФ, опубликованный 21 января. Впервые почти за два года МВФ улучшил, а не ухудшил свою оценку перспектив мировой экономики, повысив прогноз по росту глобального ВВП в 2014г. до 3,7% (самый быстрый рост с 2011г.). "Самоуспокоенность - одновременно плюс и минус Давосского форума в этом году, - считает руководитель консалтинговой компании Blackstone Advisory Partners Джон Стадзински. - С одной стороны, мы больше не рассматриваем возможность распада еврозоны, но с другой стороны, люди не придают должного значения многим важным вещам, например, реформе образования, необходимой для разрешения противоречий на рынке труда, особенно в Европе и США". Несогласные в Давосе Среди респектабельных фигур Давосского форума, не поддержавших общий благодушный настрой, оказались несколько руководителей корпораций, включая исполнительного директора крупнейшей в мире управляющей компании BlackRock Лоуренса Финка. "На финансовых рынках слишком много оптимизма", - предупредил он на одной из панельных дискуссий. По мнению Л.Финка, "общий тренд в экономике будет неплохим", но нужно быть готовым к "определенным рыночным срывам". Как признался сооснователь инвестиционной группы Carlyle Group Дэвид Рубенстайн, его больше всего беспокоит тот факт, что "никто ни о чем не беспокоится". "За последние пару лет люди стали намного меньше волноваться (по поводу мировой экономики), однако не стоит забывать, что рядом постоянно ходят "черные лебеди", - указал Д.Рубенстайн, имея в виду непредвиденные события, которые приводят к серьезным последствиям. Гендиректор немецкого концерна Siemens Джо Кайсер вообще озвучил крамольную мысль, поставив под сомнение сам факт восстановления мировой экономики. "Возможно, мы чувствуем себя хорошо лишь потому, что нам просто удалось немного унять боль", - заявил он, задавшись риторическими вопросами: "Сколько рабочих мест было создано? Сколько из тех миллионов и миллионов безработных в Европе нам удалось пристроить?" Безработица - ключевая проблема предстоящих десятилетий Согласно отчету Международной организации труда (МОТ), опубликованному 20 января, общее количество безработных по всему миру в 2013г. выросло на 5 млн и достигло почти 202 млн человек. При этом МОТ предупреждает, что мировая безработица продолжит расти вплоть до 2018г. и на протяжении всего этого периода будет превышать докризисный уровень примерно на 0,5 процентного пункта. Мировой бизнес не спешит создавать рабочие места, все еще опасаясь экономической неопределенности. Хорошим индикатором того, что для бизнеса кризис далек от завершения, являются данные по объемам денежных средств, аккумулированных на балансах компаний. По данным Thomson Reuters, на конец 2013г. компании по всему миру держали на балансах почти 7 трлн долл. денежных средств и их эквивалентов - это более чем вдвое превышает показатель 10-летней давности. Общемировой уровень капиталовложений в отношении к объемам продаж корпораций находится на 22-летнем минимуме. На форуме в Давосе представители технологических компаний много говорили о перспективах, которые открывают миру новые технологии, например, 3D-принтеры. Оборотной стороной нового витка технологического прогресса является риск утраты актуальности многих занятий и даже целых отраслей, в связи с чем председатель совета директоров Google Эрик Шмидт назвал проблему рабочих мест "определяющей в предстоящие 20-30 лет". Волнения на развивающихся рынках являются тревожным звонком Символично, что Давосский экономический форум, на котором вроде бы не было кризисных настроений, совпал с началом серьезных волнений на финансовых рынках развивающихся стран. К концу второго дня форума многие участники настороженно наблюдали за ситуацией в Аргентине, где Центральный банк неожиданно прекратил поддержку национальной валюты, позволив ей обвалиться на 11%. Девальвация аргентинского песо ускорила бегство инвесторов из других валют emerging markets: 24 января заметно подешевели турецкая лира, бразильский реал, российский рубль, южноафриканский ранд, индийская рупия, украинская гривна. Впрочем, у последней для этого имелись собственные веские причины - эскалация внутриполитического кризиса на Украине. Падение валют развивающихся стран указало на то, что инвесторы и экономисты, возможно, недооценили риски, связанные со сворачиванием программы "количественного смягчения" (QE) в США (о первом сокращении программы было объявлено в конце 2013г.). До начала 2014г. многие аналитики полагали, что emerging markets уже успели подготовиться к выводу монетарных стимулов и пройдут через это относительно безболезненно, однако теперь этот тезис поставлен под сомнение. Многие чиновники из развивающихся стран, участвовавшие в Давосском форуме, по традиции перекладывали часть вины за волнения на рынках на США и Федрезерв, однако сейчас, когда развивающиеся страны переживают все больше внутренних проблем, такая позиция не выглядит убедительной. По-видимому, осознавая это, вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович стал едва ли не единственным из участников дискуссии на тему перспектив стран BRICS, который не стал переваливать вину за внутренние экономические проблемы на внешние факторы. "Главные причины (замедления экономики России. - примеч. РБК) не внешние, а внутренние. Деловая среда недостаточно хороша", - признал чиновник, хотя и оговорился, что российская экономика не изолирована, "Россия связана с Европой и США". По мнению уже упоминавшегося главы BlackRock Л.Финка, сворачивание QE - лишь предлог для оправдания волнений на некоторых развивающихся рынках, а подлинной причиной является "плохая политика" в соответствующих странах. Исследовательская фирма Capital Economics выделяет пять подгрупп развивающихся стран и рекомендует инвесторам вырабатывать дифференцированный подход. Россию Capital Economics относит к группе стран со "структурными внутренними проблемами", их перспективы будут определяться не конъюнктурой в Европе или США, а тем, насколько эффективно и своевременно власти будут проводить экономические реформы. А Украину наряду с Аргентиной эксперты относят к категории государств с "системным пагубным управлением экономикой". Украина - новый изгой? Ситуация на Украине стала отдельной темой для обсуждения на форуме в Давосе. При этом в сознании участников форума Украина была приравнена едва ли не к Сирии: неслучайно Давос бойкотировал украинского премьера Николая Азарова, который приехал на форум вместо президента Виктора Януковича и надеялся, что ему предоставят трибуну для выступления. "Репутация правительства Украины упала так низко, что господина Азарова даже не пустили в конгресс-центр", - пишет журналист Financial Times Гидеон Рахман. Сам Н.Азаров прокомментировал это следующим образом: "Форум имел уникальную возможность выслушать главу украинского правительства, чтобы получить более широкое представление о происходящем. Сложно сказать, кто потерял больше". В эксклюзивном интервью РБК премьер-министр Украины, по сути, обвинил Европу в двойных стандартах: "Когда госпожа Меркель, например, говорит о необходимости сдержанности, я задаю себе вопрос: а как бы она себя вела, если бы здание ее канцелярии штурмовали тысячи боевиков, экстремистов?" "Если бы канцлер Меркель, или Жозе Мануэл Баррозу, или кто-то еще жестко сказали тем, кому они покровительствуют, что это не европейская норма, и призвали прекратить заниматься насилием реальным, я думаю, после этого начались бы переговоры", - заявил Н.Азаров. Вместе с тем на Давосском форуме охотно встретили украинского политика и миллиардера Петра Порошенко, который даже выступил на закрытой сессии "Перспективы Украины". Он назвал правительство В.Януковича "преступным и коррумпированным", заявив об утрате им легитимности. Прошелся бизнесмен и по России: по его словам, Москва "поддерживает режим финансово и таким образом способствует происходящему (насилию. - Примеч. РБК)". Очевидно, что подобная изоляция украинского правительства по образцу "Давоса-2014" заметно снижает шансы В.Януковича на то, чтобы удержаться у власти. Иван Ткачев, РБК

25 января 2014, 14:30

Davos 2014 - The Path from Crisis to Stability

http://www.weforum.org/ · Mario Draghi, President, European Central Bank, Frankfurt Introduced by · Klaus Schwab, Founder and Executive Chairman, World Economic Forum Chaired by · Philipp M. Hildebrand, Vice-Chairman, BlackRock, United Kingdom

24 января 2014, 11:47

Давос - 2014. День второй

Давос - 2014. День второй  Второй день Всемирного экономического форума открылся деловым завтраком ВТБ. Обсуждали, как привлекать инвесторов в Россию и как остановить утечку капитала и... From: Кац ТВ Views: 43 0 ratingsTime: 03:40 More in News & Politics

23 января 2014, 03:56

Топ-10 цитат первого дня Давосского форума

В швейцарском Давосе проходит 44-й Всемирный экономический форум. С 21 по 25 января ведущие экономисты мира обсудят глобальные события в области экономики, финансов и политики. В этом году российскую делегацию представляют вице-премьер Аркадий Дворкович и министр экономического развития Алексей Улюкаев. Всего участие в форуме примут более 2,5 тыс. политиков и бизнесменов со всего мира. Редакция РБК собрала топ-10 цитат первого дня работы форума. Папа Римский Франциск: "Наша задача - сделать так, чтобы деньги служили человечеству, а не правили им". Вице-премьер России Аркадий Дворкович: "Мы не пытаемся нарисовать яркую светлую картину, мы пытаемся быть объективными". Министр торговли и промышленности Индии Ананд Шарма: "Цель Индии - увеличить долю промышленного производства в ВВП с 16 до 25% и создать 100 млн рабочих мест для опытных сотрудников и рабочих. Это необходимость". Премьер-министр Японии Синдзо Абэ: "Япония должна стать страной, где женщины могут проявить себя. К 2020г. 30% руководящих позиций в стране будут занимать женщины". Президент Южной Кореи Пак Кын Хе: "Каждый человек может внести свой вклад в успех и развитие новой, креативной экономики". Президент Либерии Элен Джонсон-Серлиф: "Давайте признаемся - решить проблему безработицы среди молодежи нелегко. Однако сотрудничество между правительственным и частным секторами может помочь в улучшении ситуации". Президент компании Yahoo! Марисса Майер: "К концу текущего года объем мобильного интернет-трафика превысит объем трафика с персональных компьютеров". Президент Dangote Group Алико Данготе: "Африку часто недооценивают. К 2050г. мы увидим объединившуюся Африку со своим единым рынком". Генеральный секретарь Amnesty International Салил Шетти: "Вопрос права на неприкосновенность личной жизни должен стать определяющим вопросом нашего времени". Председатель Фонда Рокфеллера Джудит Родин: "Филантропия может взять на себя риски, которые остальные брать на себя не смогут или же не захотят".

23 января 2014, 00:51

Экономика. Выпуск новостей от 19:51 22.01.2014

Экономика. Выпуск новостей от 19:51 22.01.2014  По мнению Владимира Путина, отказ от регулируемого курса рубля будет способствовать эффективности экономики. В Давосе стартовал Всемирный экономический форум... From: Кац ТВ Views: 0 0 ratingsTime: 08:34 More in News & Politics

16 сентября 2013, 01:57

Новая империя? В поисках альтернатив гегемонии глобального капитала

ГЛОБАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ Примиряет одежды с чужого плеча, пытаясь вести дискуссии о социальном государстве и равных возможностях для стран с догоняющими экономиками Алексей Сутурин 12 сентября 2013 года в Институте экономики РАН состоялся международный семинар на тему «Новая империя? В поисках альтернатив гегемонии глобального капитала». С докладом выступил Самир Амин, всемирно известный исследователь проблем догоняющего развития и неравномерности экономического развития, автор более 30 книг, переведенных на десятки языков мира (включая 4 – на русском), директор Форума третьего мира, профессор (Париж – Даккар). Со-доклад - Александр Бузгалин, профессор МГУ, главный редактор журнала «Альтернативы». В качестве хозяина площадки встречу открыл Дмитрий Сорокин, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор, 1-й зам.директора Института экономики РАН, зав.кафедрой Финансового университета при Правительстве РФ. Я ехал на эту встречу, пожалуй, с одним вопросом: «Почему идеологии, в основе которых лежат идеи социальной справедливости, терпят поражение, или точнее, не поддерживаются сегодня основным населением национальных государств? Не отрицаются, но не владеют их умами?» К примеру, судя по России, основной отклик в сердце обывателя находит программа Форекс, которая, если отбросить многочисленные детали, внедряет в сознание надежду сразу, за одну ночь, играя с акциями, деривативами, вообще на рынке ценных бумаг, стать долларовым миллионером. Вот, так, сразу, за час, а потом греться на песке на островах Персидского залива или прожигать жизнь в кругосветных круизах на гигантских лайнерах с сигарой в зубах за игральным столом. Серьезный психолог определил бы это стремление как болезнь, зависимость конкретного человека. Социальный психолог квалифицировал бы эту иллюзию как массовый психоз в общественном сознании. Заметьте, игры на рынке Форекс помимо выкачивания последних денег у необразованных обывателей, ломают их сознание. И эта болезнь уже носит планетарный характер. Самир Амин, по сути, настаивал именно на таком предметном анализе, говоря о том, что глобальный капитал захватил и сделал его поистине глобальным не только финансовый рынок, но и рынок СМИ и культуру, когда гонка за долларом становится главной идеей. Но в этой гонке есть и будет только один победитель – глобальные корпорации, которые уже создали глобальную финансовую империю, и хотят управлять миром, используя и военные операции к неугодным режимам. Свежий пример – Сирия. Противовес этой программе – Россия. Не только Россия, если говорить о глобальных планах финансового капитала и их альтернативах. Но об этом несколько позже.

07 марта 2013, 09:04

ВЭФ: Мировая экономика переключается на газ

Нефть, уголь и газ останутся главными источниками энергии и в 2030 году — к такому выводу пришли эксперты Всемирного экономического форума (ВЭФ) в очередном обзоре, посвященном ТЭКу. Переход к возобновляемым источникам энергии ВЭФ признал неизбежным, но в ближайшие 20-30 лет мировая экономика будет по-прежнему использовать преимущественно топливную инфраструктуру. Изменения могут коснуться самой тройки товаров—лидеров ТЭКа: потребность в нефти, по мнению экспертов, будет последовательно снижаться; популярность газа — расти; спрос на уголь, резко возросший за последнее десятилетие, может оказаться устойчивее, чем ожидалось; а сланцевая революция предвещает коренным образом изменить баланс мировой торговли энергоресурсами, - пишет Коммерсантъ . Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

04 февраля 2013, 09:00

СРП по сланцевому газу на Украине

08.08.2012Интервью с главой компании Shell в Украине Грэхемом Тайли было записано накануне 3 августа, когда Shell подала заявку на участие в тендере на разработку Скифского месторождения на Черноморском шельфе. Поэтому Тайли в своих оценках относительно дальнейших планов компании в Украине был очень осторожен и больше рассказывал о работе на Юзовском месторождении и особенностях добычи сланцевого газа.Давайте сначала разберемся в понятиях. Деятельность Shell в Украине связана с разработкой потенциала газа уплотненных песчаников. Есть разные классификации так называемого нетрадиционного газа, который, кстати, по своему химическому составу ничем не отличается от традиционного. Это тот же природный газ.Разница состоит лишь в способе его залегания в породе. Обычно выделяют три подтипа нетрадиционного газа, а именно сланцевый газ, газ уплотненных пород и метан угольных пластов. Общая черта этих ресурсов - газ содержится в очень плотной породе (в сланцах, уплотненных породах (например, песчаниках), угольных пластах). Поэтому для их разработки мы должны применять такие технологии, как гидроразрыв.Сейчас Shell задействована в двух проектах в Украине. Они находятся в Харьковской и Донецкой областях. На этой карте можно увидеть два больших участка (рис. 1), на которых будет работать наша компания. Красным обозначены те лицензионные участки, разработка которых предусмотрена вместе с нашим партнером ГК «Укргаздобыча». В сентябре прошлого года мы переподписали договор о совместной деятельности и уже в этом году мы готовы начинать работы.Желтым обозначен Юзовский лицензионный участок. В результате конкурса мы получили право подписания соглашения о разделе продукции по этому участку. Результаты конкурса были согласованы межведомственной комиссией, а также Кабинетом министров. Сейчас мы находимся в процессе переговоров о подписании того самого соглашения о распределении продукции. До его подписания никакие работы не начнутся.Важно отметить и то, что мы считаем, что большинство газа в этих проектах находится не в сланцах, а в уплотненных песчаниках.Главная разница между сланцевым газом и газом уплотненных песчаников в глубине. Скважины для добычи сланцевого газа имеют глубину 2-2,5 км. Если добывать газ из уплотненных песчаников, то нужно бурить скважины 4-6 км (рис. 2). Поэтому, когда мы говорим о влиянии технологии гидроразрыва на грунтовые воды, которые используются для питья или полива, то надо помнить, что между местом проведения гидроразрыва и грунтовыми водами находятся километры и километры непроницаемых пород.Вы спросили об инвестициях. Если говорить о договоре о совместной деятельности, то мы обязались оплатить расходы до 200 млн долл. на этапе предварительной разведки. Сейчас мы готовимся к бурению своей первой скважины и занимаемся подготовкой бурового площадки. Финансовые обязательства по Юзовской области будут окончательно определены в соглашении о распределении продукции. Общий объем инвестиций по каждому из этих двух проектов будет зависеть от успешности каждой фазы проекта.Юзовский лицензионный участок, а также лицензионные участки, которые мы разрабатываем с «Укргаздобычей», находятся в геологическом бассейне Днепровско-Донецкой впадины. Несколько лет наши геологи занимались подробным изучением этой впадины и именно наша компания предложила вынести Юзовский участок на конкурс о распределении продукции. Одновременно мы заинтересованы в увеличении нашего присутствия в Украине, например, путем участия в проектах на шельфе Черного моря. Вы наверное слышали о том, что в 2006 г. мы участвовали в конкурсе по Прикерченскому участку.http://www.rbc.ua/rus/interview/show/grehem-tayli-v-sluchae-polnomasshtabnoy-razrabotki-yuzovskogo-08082012104200forbes.ua: Надра ЮзовскаяСвоего сайта у компании "Надра Юзовская", конечно, нет :)29.01.2013Межведкомиссия по СРП в мае 2012 года определила победителями конкурса на разработку Юзовской площади (Харьковская и Донецкая облсти) компанию Shell, Олесской площади - Chevron.Первоначально предполагалось, что соглашения с победителями конкурса будут подписаны в течение 120 календарных дней после объявления итогов конкурса, однако в середине сентября этот срок был продлен до 160 дней, а конце октября до 190 дней.В освоение Юзовского участка, прогнозные ресурсы которого оцениваются в 4,054 трлн куб. м газа разных типов, на этапе геологического изучения планируется привлечь минимум 1,6 млрд грн инвестиций и 30 млрд грн на этапе промышленной разработки.В освоение Олесского участка, прогнозные ресурсы которого оцениваются в 2,98 трлн куб. м сланцевого газа, на этапе геологического изучения планируется привлечь минимум 1,3 млрд грн инвестиций и 25 млрд грн на этапе промышленной разработки.Доля государства при распределении прибыльной углеводородной продукции, добываемой в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) с Shell и ООО "Надра Юзовская" на Юзовской площади, будет составлять 31-60%.Согласно проекту соглашения, доля государства будет корректироваться в зависимости от затрат на добычу углеводородов в предыдущем периоде.За подписание СРП Shell и "Надра Юзовская" перечислят государству бонус в размере $25 млн, при начале первой разработки – еще $50 млн, получении первого газа – еще $25 млн, при достижении пикового уровня добычи – $100 млн.За получение спецразрешения на недропользование инвесторы заплатят государству $4 млн, за данные по участкам - $5 млн.Кроме того, инвесторы обязаны ежегодно осуществлять социальные инвестиции в объеме $2 млн, а после начала первой разработки - $3 млн, или 0,5% годового бюджета.Shell и "Надра Юзовская" обязаны ежегодно направлять $1,2 млн на подготовку персонала буровых и спонсировать целевые программы исследований в одном из украинских университетов на $0,3 млн. Инвесторы будут выделять по $2 млн в течение трех лет на создание "Украинского института газа нетрадиционных источников".http://www.kommersant.ua/news/211583530.01.2013Компания Shell получила беспрецедентные налоговые льготы для разработки месторождения сланцевого газа в Украине. Обнародованный вчера проект соглашения с компанией предполагает освобождение ее от уплаты налогов и сборов на общую сумму до $80 млн в год. Оппозиционные партии назвали договор опасным и намерены оспорить его в суде, однако юристы считают, что их шансы на победу невелики. Эксперты констатируют, что Shell удалось добиться условий работы, о которых инвесторы, работающие в Украине, могут только мечтать.Вчера депутат Харьковского облсовета Иван Варченко ("Батькивщина") обнародовал проект соглашения между Shell и "Надра Юзовская" по разработке Юзовского месторождения сланцевого газа. Согласно проекту, компания освобождается от целого ряда сборов и налогов: таможенного, экологического, сбора за специальное водопользование и на обязательное пенсионное страхование, платы за землю, рентной платы за добычу газа, целевой надбавки к действующему тарифу на газ. Инвестор также не будет уплачивать сборы, взимаемые при продаже иностранной валюты, с услуг мобильной связи, при покупке недвижимости. Shell и "Надра Юзовская" при разработке Юзовской площади будут платить исключительно налог на прибыль, НДС и вносить плату за недропользование. Независимо от изменений украинского законодательства, ставка налога на прибыль для инвесторов проекта будет составлять 19%, а с 2014 года — 16%. При этом проектом соглашения предусмотрены санкции к государству, в случае несвоевременного возврата НДС — пеня в размере 120% учетной ставки НБУ за каждый день просрочки. На инвестора не распространяется действие любых нормативных документов правительства Украины, органов местного самоуправления, если они ограничивают права инвестора. Проверки деятельности Shell и "Надра Юзовская" должны осуществляться одним госорганом и не чаще одного раза в три года, а их продолжительность не может превышать 10 дней. Доля государства при распределении прибыльной углеводородной продукции, добываемой в рамках соглашения о разделе продукции, будет составлять 31-60%. Согласно документу, она будет корректироваться в зависимости от затрат на добычу углеводородов в предыдущем периоде. За подписание соглашения о разделе продукции Shell и "Надра Юзовская" перечислят государству бонус в размере $25 млн. При начале первой разработки — еще $50 млн, получении первого газа — еще $25 млн, а при достижении пикового уровня добычи — $100 млн. За получение спецразрешения на недропользование инвесторы заплатят государству $4 млн, за данные по участкам — $5 млн. Господин Варченко убежден, что документ несет ряд рисков для государства. "Опасность для интересов государства, бюджета и отдельных граждан может составлять право доступа к земельным участкам вне границ договорного участка. Кроме того, угрозу представляют пункты, согласно которым инвесторы имеют право ввозить и вывозить за пределы Украины товары без оплаты таможенных сборов",— заявил господин Варченко. Его поддержали и в партии "Свобода". "Принципиально мы поддерживаем добычу нефти и газа в Украине. Однако процесс создания совместной компании был крайне непрозрачным. Мы хотим, чтобы договоры обсуждались и чтобы местное население было защищено как в части экологических рисков, так и в экономическом отношении",— отметил пресс-секретарь партии "Свобода", народный депутат Юрий Сиротюк. Юрий Сиротюк отмечает, что до сих пор нет гарантий того, что газ будет поступать на внутренний рынок и его не станут экспортировать. "Если же он будет идти на экспорт, то смысла в соглашении вообще нет. Поэтому мы намерены оспорить этот договор в суде уже в ближайшее время",— отметил он. О том, что нефтяные компании допустили ошибку, отказавшись обсуждать соглашение на общественных слушаниях, заявил в пятницу на Всемирном экономическом форуме в Давосе вице-премьер по ТЭК Юрий Бойко: "Они должны были провести работу с населением и объяснять, что это безопасно". Партнер юридической фирмы "Правовые партнеры" Андрей Доманский скептически оценивает будущие иски "Свободы": до сих пор ни одной политической силе не удавалось через суд расторгнуть договоры, подписанные Кабмином. "Проект договора соответствует украинскому законодательству, и Кабмин имеет полномочия подписывать такие соглашения",— добавляет управляющий партнер юркомпании "Астерс" Алексей Дидковский. В пресс-службе представительства Shell в Украине и Минэнерго вчера отказались от комментариев. Источник "Ъ" в компании заверил, что Украина получит до 60% добываемого газа, который намерена продавать исключительно на внутреннем рынке. Высокопоставленный источник "Ъ" в департаменте нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Минэнерго добавляет, что самой существенной из предоставленных льгот стала отмена налога на водопользование. "В добыче сланцевого газа используется технология гидроразрыва пластов, для чего необходимо очень много воды",— говорит собеседник "Ъ". По его словам, исключенные рентные платежи компенсируются передаваемой государству продукцией. По его словам, объем налоговых послаблений не превысит $80 млн в год, тогда как в случае добычи даже 5 млрд кубометров газа на месторождении в год прогнозируемый доход государства составит более $690 млн. Старший аналитик ИК Dragon Capital Денис Саква отмечает, что Shell удалось добиться условий работы, о которых мечтает любой западный и украинский инвестор. "Если бы такие условия ввели у нас еще в 2010 году, Украина уже стала бы для всех чистым экспортером газа",— уверен директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич. Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research отмечает, что в США цена сланцевого газа, когда его начинали добывать, составляла $8 за млн BTU (единица измерения энергии), а издержки были на уровне $2-3 за млн BTU (с учетом налогов). В Украине же только налоговые издержки на добычу сланцевого газа для Shell до введения льгот превышали $4 за млн BTU. http://www.kommersant.ua/doc/211612630.01.2013Shell на первом этапе инвестирует 410 млн долл. в разработку Юзовского месторождения. Об этом сегодня заявил министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий, передает корреспондент РБК-Украина. "Согласно договору, на первом этапе компания Shell обязалась выполнить геологическую разведку и инвестировать 410 млн долл., которые будут потрачены в ближайшие 3-5 лет", - сказал министр. По словам министра, правительство уже к 2015 г. ожидает получить первые результаты по Юзовскому участку."Первые результаты по инвестпрограмме мы ожидаем получить уже до 2015 г. По оптимистическому сценарию компании Shell, добыча на Юзовском участке будет составлять почти 20 млрд куб. м в год", - резюмировал Ставицкий.Также Министерство энергетики и угольной промышленности в ближайшее время ожидает подписания двух договоров о разделе продукции - на Олесском месторождении и Скифской площади. "В ближайшее время должны быть подписаны еще два договоры о разделе продукции. Один из них - это Олесское месторождение Львовской и Ивано-Франковской областей, а также Скифская площадь шельфа Черного моря", - заявил Ставицкий.анее министр экологии Украины Олег Проскуряков заявлял, что общие инвестиции Shell в Юзовское месторождение составят от 10 до 50 млрд долл.Напомним, 24 января 2012 г. Украина и англо-голландский нефтегазовый концерн Royal Dutch Shell в Давосе подписали соглашение о распределении продукции (CРП) от добычи сланцевого газа на Юзовском месторождении в Харьковской и Донецкой областях.По условиям соглашения, Shell освобождается от уплаты налогов и сборов на общую сумму до 80 млн долл. в год. Проектом соглашения предусмотрены санкции к государству, в случае несвоевременного возврата НДС - пеня в размере 120% учетной ставки НБУ за каждый день просрочки. На инвестора не распространяется действие любых нормативных документов правительства Украины, органов местного самоуправления, если они ограничивают права инвестора. Проверки деятельности Shell и "Надра Юзовская" должны осуществляться одним госорганом и не чаще одного раза в три года, а их продолжительность не может превышать 10 дней.Также за подписание договора о разделе продукции на Юзовском месторождении Shell и "Надра Юзовская" перечислят в бюджет бонус в размере 25 млн долл., при начале первой разработки - еще 50 млн долл., получении первого газа - еще 25 млн долл., а при достижении пикового уровня добычи - 100 млн долл. Доля государства при разделении прибыльной углеводородной продукции, которая будет добываться в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) с Shell и "Надра Юзовская" на Юзовском участке будет составлять 31-60%. Доля государства будет изменяться в зависимости от затрат на добычу углеводородов в прошедшем периоде.Прогнозные ресурсы Юзовского газового месторождения оцениваются в 2-4 трлн куб. м. газа. Это площадь сланцевого газа, в котором Украина видит альтернативу дорогостоящему российскому газу.Если с добычей сланцевого газа на востоке Украины уже практически все решено, то аналогичные программы на западе притормозили в Ивано-Франковском и Львовском облсоветах. Оппозиционные партии, которые составляют там большинство, выступают против разработки сланцев в Украине из-за вреда такого производства для окружающей среды. Технология фрекинга, как правило, приводит к исключению больших земельных площадей с риском необратимой потери плодородных почв, к удалению значительных объемов воды (от 5 до 20 тыс. кубометров на одну скважину), а также к загрязнению водоносных горизонтов и потере подземных питьевых источников.Сейчас Украина платит России около 430 долл. за 1 тыс. куб м газа, согласно газовым соглашениям 2009 г.http://www.rbc.ua/rus/top/show/shell-v-blizhayshie-3-5-let-investiruet-410-mln-doll-v-yuzovskoe-30012013114200- - - - - - - -Все получили искомоеi/ Shell налоговые льготыii/ Chevron Скифское месторождение как компенсацию за возможные убытки на Олесской площадиВполне вероятно, что по политическим мотивам Chevron и правительство Украины будут много говорить об успехах на Олесской площади, ведь убытки на Олесской площади будут компенсированыприбылью на Скифском месторождении, если конечно западноукраинские власти не будут ставить палки в колеса.Относительные успехи на Юзовской площади также ожидаемы, поскольку площадь расположена в пределах Днепровско-Донецкого НГБ достаточно хорошо изученного в советское время.

24 января 2013, 21:48

Кэмерон объявил политическое объединение Европы ...

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон объявил дальнейшую евроинтеграцию ошибкой. Об этом он заявил в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе в четверг, 24 января, передает Reuters. Глава британского правительства предостерег европейских лидеров от попытки углубить политические связи в Евросоюзе. По его словам, Лондон не будет участвовать в этом процессе.

24 января 2013, 12:45

Улюкаев раскрыл структуру международных резервов РФ

Первый зампред Банка России Алексей Улюкаев раскрыл валютную структуру международных резервов России.Улюкаев раскрыл структуру международных резервов РФ "Валютная структура международных резервов России представлена следующим образом: 46% - доллары США, 40,5% - евро, около 9% - фунты стерлингов, 3% - канадский доллар, 2% - австралийский доллар", - отметил Улюкаев в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе в четверг. "Структура действительная для нескольких недель и месяцев", - добавил чиновник. Международные резервы представляют собой финансовые активы, находящиеся в распоряжении Банка России и правительства. Международные резервы состоят из активов в иностранной валюте, монетарного золота, специальных прав заимствования (СДР, special drawing rights, расчетная денежная единица, используемая Международным валютным фондом, МВФ), резервной позиции в МВФ и других активов. Часть средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, номинированная в иностранной валюте и размещенная на счетах в Банке России, также входит в состав международных резервов. Рекордного значения международные резервы России достигли в начале августа 2008 г. - $598 млрд. В кризис объем резервов уменьшился до $376 млрд (в марте 2009 г.). Что касается ставки рефинансирования, то "мы допускаем возможность изменения ставок в ближайшее время и в ту сторону, и в другую сторону", - пояснил Улюкаев. По его словам, положение в мировой экономике остается вязким и ЦБ готов к любому развитию событий. "Я думаю, что в январе-феврале у нас будет некоторое увеличение показателя инфляции. Весьма вероятно, мы дойдем до 7%", - ответил Улюкаев на вопрос об уровне инфляции в России.