20 ноября, 00:47

Treasury Secretary Lew's Exit Memo: Eight Years of Progress at Treasury and a Look to the Future of American Financial Prosperity

  WASHINGTON –U.S. Treasury Secretary Jacob J. Lew has authored a departure memorandum that recounts the progress and work of the U.S. Department of the Treasury over the last eight years. The memo then outlines Secretary Lew’s visions and goals for the future of the Treasury Department. The Secretary closes his departure memorandum with personal reflections on the importance of bipartisan cooperation, his optimism about America’s future, and his hope that future policymakers will take careful stock of the successes of this Administration as they consider the next steps forward.   Please see the memo attached. Treasury Exit Memo.pdf   The full text of the memo is below:         Department of the Treasury Exit Memo     Secretary Jacob J. Lew   Cabinet Exit Memo │January 5, 2017 Introduction   The Department of the Treasury (Treasury) is the executive agency responsible for promoting economic prosperity and ensuring the financial security of the United States.  This role encompasses a broad range of activities, such as advising the President on economic and financial issues, encouraging sustainable economic growth, and fostering improved governance in financial institutions.    Treasury’s mission was challenged like few times before in our nation’s history during the 2008 financial crisis.  As few of us can forget, signs of trouble first emerged in the housing market, which set off a cascade of shocks in 2007 and 2008, including the collapse of Bear Stearns and Lehman Brothers, the freezing of credit markets, and the loss of trillions of dollars of wealth held by Americans in their homes, other assets, and businesses.  By the time President Obama took office, the United States was in the midst of the worst recession since the Great Depression.  The economy was shrinking at its fastest rate in 50 years and shedding more than 800,000 private-sector jobs per month.  Unemployment peaked at 10 percent in 2009, a level not seen in over 25 years.  The auto industry, an embodiment of American ingenuity and economic strength, was teetering on the edge of collapse; the deficit had hit a post-World War II high; and homes in neighborhoods across the United States faced foreclosure.    Though the financial crisis was perhaps the most pressing challenge the country faced in 2008, it was far from the only one.  Health care spending was on an unsustainable path, and millions of Americans lived in fear of facing a significant medical problem without insurance.  Middle-class and working family incomes had stagnated for much of the previous three decades.  Wealth disparities had grown to levels not seen since the 1920s.  And after two major wars in the Middle East and strained relationships in many parts of the world, the standing of the United States around the world was in need of significant repair.   We have come a long way as a country since 2008.  In the following pages, I will recount the Administration’s record of progress, with a specific focus on the role Treasury has played.  I will also articulate a vision for the future, and recommend steps to be taken in the coming years to make progress towards that vision.  Finally, I will end with some personal reflections.   Eight Years of Progress Economic Recovery Over the eight years since President Obama took office amidst the worst financial crisis of our lifetimes, we have seen a sustained economic recovery and a significant decline in the federal budget deficit.  We have cut the unemployment rate in half.  Our economy is more than 10 percent larger than its pre-recession peak.  U.S. businesses have added a total of 15.6 million jobs since private-sector job growth turned positive in early 2010.  Household incomes are rising, with 2015 seeing the fastest one-year growth since the Census Bureau began reporting on household income in 1967.  And our financial system is more stable, safe, and resilient, providing the critical underpinnings for broad-based, inclusive, long-term growth.  There are many factors that explain why the United States was able to bounce back so strongly from the recession.  First and foremost, I credit the resilience of the American people.  In addition, our policy response to the crisis was immediate and robust.  Led by my predecessor, Treasury Secretary Tim Geithner, policymakers put in place a wide-ranging strategy to restore economic growth, unlock credit, and return private capital to the financial system, thereby providing broad and vital support to the economy.  In February 2009, just 28 days after taking office, President Obama signed the American Recovery and Reinvestment Act, which provided powerful fiscal stimulus that resulted in a less severe recession and stronger recovery than we otherwise would have seen. Investments made through our Troubled Asset Relief Program (TARP) provided stability to our financial system, and the Automotive Industry Financing Program helped prevent the collapse of the U.S. auto industry.  TARP also included housing initiatives that helped millions of struggling homeowners avoid foreclosure and lower their monthly payments.  These efforts bolstered the housing market and strengthened consumer finances more broadly.  And funds expended under TARP have been repaid in full, at a profit to taxpayers: in total, TARP invested $412 billion in financial institutions, large and small, during the financial crisis, and as of October 2016, these investments have returned $442 billion total cash back to taxpayers.    Critically, we also acted quickly to reform our financial system, working with Congress to enact the most far-reaching and comprehensive set of financial reforms since the Great Depression: the Dodd-Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act.  Wall Street Reform transformed the way the financial system operates, and Treasury and the financial regulators have continued to work together since its passage to implement important reforms such as the Volcker Rule, risk retention, and resolution planning for large, complex financial institutions.  Because of these efforts, our system today is more stable, more transparent, and more consumer-focused.  Wall Street Reform also created the Financial Stability Oversight Council, a body that looks across the entire financial system to identify future threats to financial stability, and the Consumer Financial Protection Bureau, a watchdog agency that is working hard to protect Americans from unfair, deceptive, or abusive financial practices.   The progress we have made on implementing reform has resulted in a safer, stronger, and more stable American financial system—one better positioned to support growth rather than work against it, more likely for consumers to get fair treatment in their interactions with financial institutions, and less prone to major failures of financial firms that can harm Americans on Main Street.  This progress must be sustained through continued follow-through, to avoid allowing a return to the recklessness and abuse that predated the worst global financial crisis of the last 80 years. A More Inclusive Economy  Beyond working to bring our economy back from the brink and to spur growth, we also undertook efforts to ensure that more citizens have a fair shot at sharing in our nation’s prosperity.  One of the Administration’s most significant achievements was the 2010 passage of the Affordable Care Act (ACA), which extended health insurance to millions of Americans who had not previously had it, allowed young adults to stay on the health plans of their parents, barred insurance companies from denying coverage to people with preexisting conditions, and strengthened Medicare’s solvency.  Once the legislation was signed into law, Treasury implemented the law’s many new tax provisions.  Beyond the ACA, the Administration made a number of other key changes to the tax code that has made our tax system significantly fairer and more equitable.   Through programs like the Community Development Financial Institution Fund and myRA, and through extensive stakeholder engagement, Treasury has worked to promote access to the financial system for underserved and vulnerable populations.  We also successfully worked with Congress to pass bipartisan legislation to enable Puerto Rico to undergo a financial restructuring.  With continued commitment from policymakers in both the Commonwealth and the United States, this legislation will begin to put Puerto Rico on a fiscally sustainable path so that the 3.5 million Americans living there are not denied essential services and economic opportunity.  Leading in the Global Economy As we put into place the financial regulatory framework to prevent future crises in the United States, we also led the international response to the crisis.  We worked through the G-20 to help mobilize $5 trillion in fiscal stimulus, expand the resources of the international financial institutions by $1 trillion, and establish new institutions like the Financial Stability Board to prevent future crises.  Our approach elevated the G-20 as the premier platform for international economic cooperation and put in place a demonstrated mechanism for international response.   Following the financial crisis, many countries turned to policies of fiscal austerity, and Treasury vigorously advocated for a more balanced use of policy levers.  Over the next several years, Treasury engaged closely with our partners and through the G-20 and other multilateral bodies to emphasize the need for short-term growth and longer-term structural reforms to put the global economy on stronger footing.  Through our sustained engagement, we achieved a number of commitments from the G-20, including moving away from austerity-only fiscal policy and avoiding competitive currency devaluation.    We have used the G-20 to advance a global growth agenda, and the U.S.-China Strategic & Economic Dialogue to foster increased bilateral economic coordination and engagement with China.  Our sustained engagement with China has allowed us to exert positive pressure on Chinese exchange rate policy—whereas China once intervened in foreign exchange markets to drive down the value of its currency, in the past year, we have seen China intervene to prevent a rapid depreciation in the renminbi, which would have had negative consequences for the Chinese and global economies.  Treasury also worked to solidify U.S. leadership by modernizing the international economic architecture to ensure that it would remain relevant in a changing world.  In particular, securing the passage of International Monetary Fund (IMF) quota reform sustained U.S. leadership on the global stage.  Our leadership in the IMF in turn enabled us to work through it to promote policies that supported U.S. economic and security objectives, such as economic stability in Ukraine and Greece. Promoting a Safer World Treasury has also continued to use its unique financial capabilities to address a variety of national security and foreign policy threats posed by terrorists, criminals and other bad actors.  To address the changing threat posed by terrorism, including the threat posed by ISIL, we have worked with our international partners to deny terrorist financiers, fundraisers, and facilitators access to the international financial system with financial measures and targeted actions.    Treasury’s sanctions against Iran played a critical role in forcing Iran to the table to negotiate a deal that cuts off the country’s pathways to a nuclear weapon.  To hold Russia accountable for its aggression in eastern Ukraine and its occupation and attempted annexation of Crimea, we imposed sanctions that led to tighter financial conditions, weaker confidence, and lower investment in Russia.  We also secured new domestic and multilateral sanctions measures against North Korea in the face of Pyongyang’s continued provocative behavior with regard to nuclear weapons and weapons of mass destruction.  All the while, we have worked to craft a cohesive vision for the use of sanctions, in which sanctions are informed by financial intelligence, strategically designed, and implemented with our public and private partners to focus pressure on bad actors and create clear incentives to end malign behavior, while limiting collateral impact.   In the face of emerging cyber threats, we have also made significant progress in coordinating cybersecurity efforts among financial regulators and the private sector, both domestically and internationally, to improve the financial sector’s resilience and to establish best practices for industry and government.        A Vision for the Future     Looking across the next five years, 10 years, and beyond, I see four major goals that mirror the progress above.  Treasury should focus on: (i) continuing to promote more inclusive growth; (ii) moving from recovery to long-term fiscal health, (iii) remaining a leader in the global economy; and (iv) adjusting to the new threats in our world.  Each of these goals brings with it major challenges that we must collectively overcome in order to reach them.   Continuing to Promote Inclusive Growth Through the work of this Administration, the U.S. economy is growing again.  But working families have not shared fully in the benefits of economic growth over the past decade, and there is evidence that our society has undergone structural changes that have fundamentally altered the basic social compact.  It is crucial that the next Administration builds on the work already done to ensure that our prosperity is broadly shared.  There are many aspects to inclusive growth, including: investing in infrastructure to create good middle-class jobs and lay the foundation for future growth, giving workers a stronger voice, enacting progressive tax policies, making quality education more available and affordable, and investing in retraining programs for those who have lost their jobs.  One component most directly within Treasury’s purview is increasing access to the financial system; currently, many low-income and minority families are effectively locked out, operating without a credit card or banking history.  Finding creative ways to increase access to the financial system—such as fostering new technologies—will help individuals and families transfer money and make payments safely and affordably.  Financial inclusion allows people to manage life’s unexpected financial shocks, build long-term financial security, and take advantage of economic opportunities, like starting a business.  Our inclusive growth agenda should not, however, be limited to domestic issues: more than 2.6 billion people live in poverty around the world, and more than two billion people rely solely on cash transactions.  Moving underserved populations from a cash economy to formal banking not only increases their economic opportunity but also strengthens our ability to combat illicit and dangerous finance.   Moving from Recovery to Long Term Fiscal Health The actions of this Administration, and the economic recovery those actions helped support, have sharply reduced deficits since 2009.  However, both the Administration and the Congressional Budget Office project that, absent any changes in policy, the deficit will rise steadily over the next decade and beyond.  Thus, while the actions of this Administration have put the country on a solid fiscal footing today, we must also focus on the long-term fiscal health of our nation.   In recent years, the Administration has proposed a combination of smart investments and policy reforms that would keep the deficit under three percent of GDP for the next 10 years and nearly eliminate the fiscal gap over the next 25 years.  Tax reform to curb inefficient tax breaks for the wealthy, close loopholes, and reform the taxation of capital income and financial institutions would make the tax system fairer and lower the deficit.  Comprehensive immigration reform would boost labor force participation, productivity, and ultimately growth, directly addressing key fiscal challenges.  Continued focus on health policy to further improve health care quality and control cost growth remains critical.  This policy vision shows that investments in growth and opportunity are fully compatible with putting the nation’s finances on a strong and sustainable path.  It also shows that responsible deficit reduction can be achieved without endangering vital support to poor Americans or undermining commitments to seniors and workers.   Under President Obama’s leadership, there has been substantial economic and fiscal progress, showing what is possible when strategic investment to grow the economy is paired with smart reforms that address the true drivers of long-term fiscal challenges.  While there is some scope for additional borrowing to finance smart investments in the next few years, ever-increasing borrowing is not sustainable as a long-run strategy, particularly when used to finance spending that does not generate higher growth or improvements for the middle class and in the case of deficit-increasing tax cuts, which deepen income and wealth disparities that are already a serious concern.  Instead, the long-term fiscal health of the nation depends on smart investments in the middle class, tax reforms that close loopholes for the wealthy and ensure that everyone plays by the same set of rules, comprehensive immigration reform, and health reforms that build on our progress to date without sacrificing coverage or quality.   Remaining a Leader in the Global Economy The United States must continue its long history of international economic leadership.  Such leadership benefits American workers and families and enables the United States to project its values abroad to achieve its larger foreign policy objectives.  Of course, the world has changed since the creation of our international financial architecture after World War II, and we must change with it.  Perhaps somewhat counterintuitively, our influence internationally will increase if we share the benefits, as well as the responsibilities, of managing the global economic and financial system with emerging economies, such as China.  Our influence, however, cannot be sustained if we either back away or insist on protecting the status quo.   But we face a host of challenges.  Our relationship with China is one of the most important in the world.  While we have made much progress over the past eight years, the degree to which China is willing to takes the steps necessary to follow through on commitments to reorient its economy toward more sustainable growth, open up to foreign businesses, and be a partner in global governance, remains to be seen.  As we saw from the example of Chinese exchange rate policy, engagement between the United States and China is an important means of maintaining pressure for China to implement policies that are necessary for China’s own medium and long-term economic health and to create a level playing field for the world economy.   The UK’s decision to leave the European Union sent shockwaves through Europe and the world, and we must closely monitor the situation and continue to argue for the benefits of continued integration post-Brexit.  Japan’s economy faces the ongoing challenges of an aging population and high public debt hampering the government’s ability to foster growth.  We must also keep a watchful eye on emerging economies and the unique challenges they face.  In particular, in recent years, we have made progress in our relations with Latin America, particularly with Mexico and Argentina, and we should build on that progress.   Adjusting to the New Threats in Our World With the rise of state-sponsored and lone wolf terrorism, rogue nations, and international strongmen, we must address the reality that we live in a dangerous world.  Making it safer means using every tool available—including the financial tools available to Treasury—to defeat and degrade terrorist organizations like ISIL.  We must continue to leverage our ability to impose crippling sanctions on states and individuals to change behavior.  We must seek to eliminate the proliferation of nuclear weapons.  Cyber attacks on our financial system represent a real threat to our economic and national security, and maintaining vigilant and coordinated efforts to keep pace with and respond to these threats has been and will remain a crucial piece of Treasury’s work.  And we must recognize global climate change for the economic and existential threat that it is and band together with the rest of the world to avert catastrophe.    How to Make Our Vision a Reality How do we accomplish the goals laid out above?  To be sure, there are a host of paths policymakers might take to do so, but I believe the following steps, which range from specific policy prescriptions to more general advice, are the most immediate.  Infrastructure Spending Moving forward, we must redouble our efforts to make investments in our country’s transportation infrastructure, which help create middle-class jobs in the short term and drive broad-based economic growth in the long term.  Indeed, by fixing our aging roads, bridges, and ports, we will help lay a foundation for widely shared economic expansion.  The President’s business tax reform framework, discussed in more detail below, would generate substantial one-time revenues to fund new infrastructure investments.  Paying for these investments by taxing overseas business profits would both be fiscally responsible and would help fix the perception that our tax system is not a level playing field.   Continuing to come up with fresh, new ways to deploy capital will help the country achieve these goals.  Effective partnerships between government and the private sector can play an important role in developing innovative solutions that efficiently leverage resources.  And taking advantage of historically low interest rates to fund high-return public investments is simply smart fiscal policy.  This Administration has long advocated for the creation of a national infrastructure bank, which would provide critical financing and technical support to foster public-private partnerships in U.S. infrastructure and establish a predictable source of long-term financing that would allow U.S. infrastructure to be consistently improved. Business Tax Reform Over the last eight years, Congress and the Administration have taken important steps to make the tax code fairer, support working families, and roll back unnecessary and unaffordable tax cuts for high-income families.  In addition, using its administrative tools, the Administration has made substantial progress over the past eight years in combatting abusive tax practices.  However, our business tax system remains in need of reform.  As I have emphasized repeatedly throughout my time as Treasury Secretary, only Congress can enact business tax reform, which is necessary to remove incentives for businesses to relocate overseas, raise one-time revenues to promote infrastructure spending, and simplify tax compliance for smaller businesses.   President Obama’s proposed plan for business tax reform sets out a framework for modernizing our business tax system.  Among other elements, it would prevent companies from using excessive leverage in the United States to reduce their tax burden, impose a minimum tax abroad to help fight the global race to the bottom, impose a one-time tax on unrepatriated foreign profits, and reform the taxation of financial and insurance industry products.  It also would close loopholes and special credits and deductions to lower rates without shifting the tax burden to individuals.  Enacting such a plan would enhance our competitiveness and create an environment in which business rather than tax considerations drive decision-making.  The President’s framework is also fiscally responsible, ensuring that business tax reform does not add to deficits over the long-term.  I am hopeful that this framework will help to equip the new Congress to take responsible action on business tax reform.   Housing Finance Reform Fixing our housing finance system remains the major unfinished work of post-financial crisis reform.  Though the housing market has made significant strides thanks to efforts on the part of the Administration to help struggling homeowners, stabilize the housing finance system, and restore broader economic growth, many homeowners and neighborhoods continue to struggle.  Fannie Mae and Freddie Mac remain in conservatorship and continue to rely on taxpayer support.  Only legislation can comprehensively address the ongoing shortcomings of the housing finance system.  A starting point for such legislation should be the principles President Obama laid out in 2013, which stressed a clearly-defined role for the government to promote broad access to consumer-friendly mortgages in good times and bad.  While private capital should bear the majority of the risks in mortgage lending, reform also must provide more American households with greater and more sustainable access to affordable homes to rent or own.  Global Economic Integration Global economic integration, including high-standards trade, leads to better economic outcomes than isolation and protectionism.  High-standard trade agreements such as the Trans-Pacific Partnership can expand U.S. economic growth, open markets for American exports, and strengthen labor and environmental safeguards so that American workers can compete on a level playing field.  But economic uncertainty, both domestically and abroad, threatens this framework.  Whether driven by trade, technological advances, or the changing structure of the markets for labor and capital, these anxieties are real and deeply felt.  In order to continue to enjoy the benefits of an integrated world, we need to focus on policies that address the real issues of inequality, such as slowing wage growth and increasing disparities in pay, to ensure that the benefits of trade are broadly felt.      Strengthening the rules, alone, is not enough.  To preserve this important engine of economic growth and international integration the United States and other advanced economies must also design and implement policies—including fiscal and tax policies—that advance the cause of inclusive, sustainable, and broad-based growth.  Not all countries have the fiscal space sufficient to meet these needs, but after years of urging by the United States, policies of austerity are one-by-one giving way to policies designed to grow demand and improve incomes.  The United States must continue to be an active voice in the global discussion of these issues.    The United States must also maintain its leadership in the international financial architecture and ensure that the U.S.-led international financial system is adapting to best preserve U.S. interest in a changing world.  This includes continued governance reforms of the IMF and multilateral development banks to reflect a changing world.  Clear global rules create opportunities and incentives for innovation, invest, and work, which are critical to the United States and drive economic progress in other regions of the world. Continued Engagement with Challenging Partners  Just as global economic integration has fueled economic growth, that integration—and our economic strength—provides us with additional tools to advance our priorities on the international stage.  We should continue to use these tools judiciously to maintain pressure on those countries that take aggressive and destabilizing actions, such as Russia and North Korea, and provide sanctions relief when the targeted malign behavior changes, as with Iran and Burma.  And, as we chart new courses with other countries, such as Cuba, we should be mindful of how we can use our economic tools to create the conditions for a changed relationship.    We must always take care to avoid the overuse of sanctions, particularly our most unilateral tools like secondary sanctions that extend to non-U.S. persons.  If we overuse these powerful tools, we risk lessening their impact when they are most needed and ultimately threaten our central role in the global financial system.  Looking Forward with Optimism We have learned the hard way that deadlock does not produce good results—government shutdowns and near default on our debt cost the United States both economically and in standing around the world.  It did not work in the 1990s, and it did not work over these past eight years. What has worked is finding opportunities in the sometimes quiet periods when bipartisan cooperation can lead to honorable compromise.  In recent years, we have seen that targeted budget agreements could pave the way for more orderly and economically beneficial outcomes.  We have seen that, on issues like creating a path forward for Puerto Rico and multi-year funding for our surface transportation programs, bipartisan compromise is still possible. But there is much more that requires this kind of progress.  Treasury plays a critical role in finding areas where bipartisan solutions are possible.  In a period when many thought little could be accomplished legislatively, we reached agreement on IMF Quota Reform, an approach to deal with Puerto Rico, and a permanent extension of expansions to the earned income tax credit and child tax credits that will reduce the extent or severity of poverty for millions of families with children.  We have also used our existing authorities to limit corporate tax inversions, shed greater light on beneficial ownership to limit tax avoidance, realize tax parity for same-sex spouses, and opened relations with Cuba.  And we have used our sanctions authorities to bring Iran to the negotiating table and limit the resources available to terrorist regimes and groups. I am proud of the record we have built over the past eight years.  But during calmer economic times, policy makers are often tempted to roll back regulations, weaken reforms, and reduce oversight.  I hope that future policymakers will take careful stock of the successes of this Administration as they consider the next steps forward.  I remain an optimist about America’s future and wish the next team entrusted with responsibility for governing much success as it tackles the many challenges that remain and the new challenges that will present themselves over the coming years.  Margaret Mulkerrin is the Press Assistant at the U.S. Department of Treasury.     ###  

19 ноября, 20:20

Гвоздь в крышку. Как СССР заварил "котел", изменивший ход Второй мировой

Грандиозный по масштабам разгром немецких, румынских и итальянских армий, крупнейшее окружение частей вермахта и новая точка отсчета во Второй мировой войне — в воскресенье исполняется 75 лет с начала контрнаступления советских войск под Сталинградом.

19 ноября, 20:00

Легендарный СЭВ

Как СССР спасал послевоенную Европу от полного крахаК созданию Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) СССР и страны Восточной и Центральной Европы шли с 1945 года, когда СССР начал оказывать помощь освобожденным государствам Европы. С образованием СЭВ в 1949 году эта помощь должна была стать взаимной.Леонид МасловскийДо 1949 года помощь странам Восточной Европы была односторонней: со стороны СССР. Например, неурожай 1947 года мог бы ввергнуть Чехословакию в такие экономические затруднения, из которых страна не могла бы вырваться в течение ряда лет. Ущерб от неурожая 1947 года исчисляется 13 млрд ч/с крон. Только благодаря бескорыстной помощи со стороны Советского Союза Чехословакия не только не пережила кризис с продовольствием, но вышла из него без серьезного пассивного баланса.Уже в 1945 году, когда Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции, советское командование впервые предоставило румынской стороне пшеницу, кукурузу и картофель для посева. Румынии было предоставлено 150 тыс. т пшеницы и 150 тыс. т кукурузы в рамках кредита, который необходимо было вернуть в 1946–1947 годах. Подобный объем зерна на мировом рынке на тот момент стоил около 35 млн долларов. Власти Румынии не смогли вернуть кредит.Засуха 1946 года вновь обострила ситуацию с продовольствием. Тем не менее СССР, который также испытывал довольно серьезные трудности с продовольствием, вновь предоставил Румынии 100 тыс. т зерна. В 1947 году Бухарест вновь обратился к Москве с просьбой о помощи, и СССР поставил в Румынию еще 80 тыс. т зерна.Премьер-министр Румынии Петру Гроза прокомментировал оказанную СССР помощь: «Годы засухи поставили нас в тяжелое положение… Мы были вынуждены снова стучаться в двери наших друзей на востоке. Мы знаем, что у них была засуха и что, несмотря на это, они дали нам взаймы в прошлом году 30 тыс. вагонов зерна с доставкой на дом, не требуя взамен никаких гарантий, не требуя золота, а мы не смогли отдать этот долг. Несмотря на это, мы снова обратились к нашим друзьям, и они поняли нас и помогают нам снова…».Но не только продовольствием в трудные годы СССР помогал странам Восточной Европы. В той же Румынии совместными усилиями румынских нефтяников и советских специалистов к апрелю 1945 года удалось восстановить 1 217 из 1 450 нефтяных скважин, что позволило значительно увеличить добычу нефти. Кроме того, Советский Союз передал Румынии большую часть германского имущества, подлежащего вывозу в СССР в счет репараций.Надо отметить, что в планах СССР при Иосифе Сталине не было создания нового самодостаточного региона в Восточной Европе или чрезвычайно успешной экономики. Восточная Европа прежде всего вошла в сферу особых интересов СССР после Второй мировой войны как пространство, которое отделяло его от Германии, от Западной Европы, проамериканской. И тем не менее, несмотря на тяжелейшее послевоенное положение в самом СССР, странам Восточной Европы была оказана существенная материальная и экономическая поддержка для восстановления после войны.Планировать создание чрезвычайно успешной экономики в странах Восточной Европы начали при Никите Хрущеве, вероятно, потому, что в 1957 году западноевропейские страны сформировали Европейское экономическое сообщество (ЕЭС).Через пять лет после смерти Сталина СЭВ стал оформляться в мощную организацию типа ЕЭС, что стоило СССР больших материальных затрат. Штаб-квартира организации находилась в Москве. Работа структур СЭВ соответствовала работе аппарата большого государства.Экономика стран Восточной Европы развивалась успешно и в темпах развития даже опережала западноевропейские страны ЕЭС. При сравнении СЭВ и ЕЭС надо учитывать, что страны Западной Европы не лежали в 1945 году в руинах, как страны Восточной Европы, а также изначально, еще в довоенное время, имели более высокое промышленное развитие, а США имели по сравнению с СССР более широкие возможности для кредитования региона.Только Чехословакия до начала Второй мировой войны не уступала в промышленном развитии странам Западной Европы, но даже не гитлеровская Германия, а США приложили все силы для разрушения промышленности Чехословакии. Промышленное производство Чехословакии после войны составляло около 50% от предвоенного уровня.Реформы в отношениях со странами – участницами СЭВ, проводимые при Хрущеве, как и подавляющее большинство проводимых им реформ, не были до конца продуманы и наносили ущерб СССР. Например, в 1959 году производство самого массового и незаменимого в сельскохозяйственной авиации самолета Ан-2, которому не было равных в мире, было передано Польше.В 1965 году Польша начала серийное производство легкого с двумя газотурбинными двигателями вертолета Ми-2, производство которого также было передано СССР Польше. США не могли создать подобного вертолета до 1971 года.СССР передавал странам СЭВ не сборку, как это делают западные страны, а полное производство. Даже запасные части на вертолет Ми-2 СССР покупал у Польши. Мир не создал для обработки сельхозугодий лучшей авиационной техники, чем самолет Ан-2 и вертолет Ми-2. Кроме того, они изготавливались в пассажирском варианте для местных авиалиний, а также в санитарном и других видах.Россия в настоящее время для перевозки небольшого количества людей и грузов вынуждена использовать более дорогостоящие в эксплуатации тяжелые вертолеты вместо рассчитанного на восемь пассажиров и 800 кг груза вертолета Ми-2.Передача производства двух выдающихся типов авиационной техники, остро необходимых народному хозяйству СССР, конечно, наносила ущерб экономическим интересам страны. Но, главное, указанные факты говорят об огромном вкладе СССР в развитие промышленности и сельского хозяйства стран – членов СЭВ. Та же Польша не испытывала никаких затруднений в помощи и количестве заказов на строительство кораблей.К сожалению, в настоящее время страны Восточной Европы забыли, что основное количество ныне действующих в странах бывшего СЭВ производственных (включая пищевые отрасли), транспортных и энергетических мощностей было создано с помощью СССР или исключительно Советским Союзом.Наряду с наукоемким производством в страны СЭВ было передано значительное количество производства товаров легкой промышленности. Эти товары пользовались большим спросом среди населения Советского Союза. Спрос опережал предложение и обеспечивал интенсивное развитие легкой промышленности стран – членов СЭВ.По решению Сессии СЭВ (10-е заседание Сессии, декабрь 1958 года) осуществлено строительство крупнейшего в мире нефтепровода «Дружба» (свыше 4,5 тыс. км) для транспортировки советской нефти в ВНР, ГДР, ПНР и ЧССР. По решению Сессии СЭВ (11-е заседание Сессии, май 1959 года) была организована параллельная работа объединенных энергосистем «Мир». В 1962 году образовано Центральное диспетчерское управление объединенных энергосистем (Прага).В этом же 1962 году были одобрены «Основные принципы международного социалистического разделения труда». Сотрудничество в области координации народно-хозяйственных планов стран – членов СЭВ еще более углубилось.Для организации сотрудничества в конкретных областях экономики были созданы международные экономические организации типа «Интерметалл». В октябре 1963 года было подписано Соглашение о многосторонних расчетах в переводных рублях и организации Международного банка экономического сотрудничества.Сессия СЭВ 1969 года приняла решение о разработке Комплексной программы дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции стран – членов СЭВ. Указанная программа развития СЭВ на 20 лет была принята в июле 1971 года на 25-м заседании Сессии СЭВ.Сессия СЭВ 1975 года поручила Комитету и Секретариату СЭВ организовать в 1975–1977 годах разработку проектов долгосрочных целевых программ сотрудничества на период до 1990 года. Программы были разработаны для совместного решения проблем, носящих комплексный характер: обеспечения экономически обоснованных потребностей стран – членов СЭВ в основных видах энергии, топлива и сырья; согласованного на двусторонней и многосторонней основе развития машиностроения на базе глубокой специализации и кооперирования производства; удовлетворения потребностей в продовольствии, а также потребностей в товарах народного потребления.Страны СЭВ участвовали в совместных строительствах крупных промышленных предприятий, магистральных газопроводов, линий электропередачи и других объектов. Это были наиболее сложные объекты, например заводы по производству металлорежущих станков с программным управлением. Соглашения охватывали свыше 3 800 наименований сложной продукции. В 1972–1974 годах страны – члены СЭВ создали международную экономическую организацию «Интерэлектро», хозяйственные объединения «Интератомэнерго», «Интертекстильмаш», «Интерхимволокно», «Интератоминструмент».На долю стран СЭВ приходилось 18,5% территории и 9,4% населения земного шара. Эти 9,4% населения земного шара в 1974 году произвели продукцию, которая составляла одну третью часть (более 33%) мирового производства промышленной продукции. В 1950 году страны СЭВ производили 18% мирового промышленного производства.Китай и Северная Корея не входили в число стран – членов СЭВ, но являлись социалистическими странами, и с учетом промышленного производства в указанных странах очевидно, что социалистические страны уже в 1974 году, несмотря на принесенную войнами разруху, произвели продукцию, которая составляла почти половину мирового производства промышленной продукции.Только за пять лет, с 1971 по 1975 год, национальный доход стран – членов СЭВ увеличился в целом на 36%, выпуск промышленной продукции – на 46%, среднегодовая продукция сельского хозяйства – на 14%.За 1971–80 годах объем производственного национального дохода увеличился в целом по странам СЭВ на 66%, в Болгарии – на 96%, в Венгрии – на 62%, в ГДР – на 59%, в Монголии – на 81%, в Польше – на 73%, в СССР – на 62%, в ЧССР – на 57%.В период с 1971 по 1980 год произошло увеличение объема капиталовложений в экономики стран – членов СЭВ на 73%. За счет больших масштабов капитального строительства возросли основные производственные фонды. К примеру, за период с 1971 по 1980 год фонды возросли в Болгарии в 2,2 раза, в Венгрии – в 1,9 раза, в ГДР – в 1,7 раза, в Монголии – в 2,4 раза, в Польше – в 2,2 раза, в Румынии – в 2,9 раза, в СССР – в 2,2 раза, в ЧССР – в 1,8 раза.В 1980 году доля стран – членов СЭВ в мировом производстве электроэнергии составила 20,8%, в добыче угля – 27,3%, в производстве стали – 29,2%, цемента – 24,5%.С 1971 года и до середины 1980-х годов, то есть до прихода к власти в СССР Михаила Горбачева, в братских странах СЭВ быстрыми темпами развивалась промышленность. Общий объем изготовленной промышленной продукции повысился более чем на 80%. Объем продукции машиностроительной и металлообрабатывающей отраслей увеличился в 2,5 раза, электроэнергетической и топливной – в 1,7 раза и химической – в 2,2 раза. Валовая продукция сельского хозяйства в странах СЭВ в целом повысилась в 1980 году на 22% по сравнению с 1970 годом. Доходы рабочих увеличились, в том числе в СССР – на 36%, в Болгарии – на 20%, в Венгрии – на 22%, в Чехословакии – на 23%, и это было реальное их увеличение, так как инфляция практически отсутствовала.За 1971–1980 годы было возведено более 30 млн квартир, и таким образом более 130 млн человек улучшили свои жилищные условия. Квартиры предоставлялись бесплатно, за исключением сравнительно небольшого количества кооперативного строительства. В Болгарии за этот период было построено 603 тыс. квартир, в ГДР – 1422 тыс., на Кубе – 162 тыс., в Монголии – 32 тыс., в ЧССР – 1 262 тыс. квартир.Данные факты однозначно указывают на то, что страны СЭВ в темпах экономического развития опережали страны Запада и СЭВ прекратил свое существование не по экономическим причинам. Мнение о том, что СССР и СЭВ развалились по экономическим причинам, навязано нашему обществу Западом.Протокол о расформировании организации страны – члены СЭВ подписали в Будапеште 28 июня 1991 года на 46-м заседании Сессии СЭВ. И если СССР всячески способствовал производству разнообразных промышленных товаров в странах СЭВ, то Евросоюз с первого дня начал ограничивать количество промышленных товаров, производимых в странах Восточной Европы. Фактически Запад снова превращает восточноевропейскую экономику в аграрно-сырьевую, какой она в основном была до начала Второй мировой войны.Леонид МасловскийИсточник

19 ноября, 20:00

Запад боится российских СМИ

Российский англоязычный телеканал RT официально зарегистрирован в США как иностранный агент. Это означает маркировку распространяемых материалов и публикацию подробной финансовой отчетности.

19 ноября, 20:00

Запад боится российских СМИ

Российский англоязычный телеканал RT официально зарегистрирован в США как иностранный агент. Это означает маркировку распространяемых материалов и публикацию подробной финансовой отчетности.

19 ноября, 17:02

Ученые исследуют аномальные явления в Балтийском море

Грозящие катастрофой явления в Балтийском море исследуют ученые. Речь идет о так называемом «вихре смерти», который может образоваться вследствие захоронения в водах Балтики изготовленного в гитлеровской Германии химоружия.

19 ноября, 16:44

Маньяк Второй Мировой войны

В разгар Второй мировой войны в Германии бьш схвачен серийный убийца — 45-летний Бруно Людке. За время следствия он сознался в десятках жестоких убийств, начиная с 1924 года. По приказу из Берлина Людке подвергли тайной принудительной эвтаназии, хотя вина его так и не была доказана. Сегодня можно сказать, что Бруно Людке крупно не повезло: он родился […]

19 ноября, 16:00

Винни-Пух оказывается девочка?

В Англии вышла новая книга для детей с говорящим названием «В поисках Вини» и стала открытием не только для основных читателей, но и для их родителей. Там пишут, что Винни на самом деле был женского пола, брюнеткой и родом из Канады. Конечно же во всех мультиках Винни-Пух был хоть и без штанов, однако подразумевался мужского пола.Но ...источник фотоЛейтенант канадской армии Гарри Колборн, который также был и ветеринаром, в 1914 году ехал на Западный фронт, чтобы помогать лошадям, и на железнодорожной платформе городка Уайт-Ривер за $20 купил медвежонка у охотника, который, скорее всего, застрелил медведицу.Медвежонка он назвал в честь родного города Виннипег. Вместе с Винни Колборн проехал до побережья Канады и отправился в Англию, где они провели месяцы перед отправкой Колборна во Францию. Винни осталась в зоопарке Англии, так как Гарри считал, что во Франции ей будет небезопасно.И в итоге после войны Колборн оставил Винни в этом зоопарке, где она и прожила почти 20 лет.Винни была очень популярна среди посетителей зоопарка, куда приходил и Алан Милн вместе со своим сыном Кристофером Робином, который очень любил медвежонка и даже переименовал свою игрушку в честь Винни, хотя изначально игрушку звали Эдвард, поэтому и в книге Милна "Когда мы были ещё маленькие" (1924) сначала появился Медведь Эдвард.Впервые медвежонок упоминается в стихотворении, которое сначала напечатали в журнале «Панч», а затем опубликовали в книге детских стихов Милна «Когда мы были совсем маленькими» в 1924 году. Вскоре к Винни-Пуху присоединился Кристофер Робин и остальные полюбившиеся персонажи – Тигра, Пятачок, Иа и Кенга. Я вам как то рассказывал подробнее про историю появления этих героев, но к сожалению тогда обошел вниманием вот что.А знаете как они выглядели на самом деле ?Кристофер Робин Милн с плюшевым медвежонком, который послужил вдохновением к созданию Винни-Пуха. 1925 год, Фото: Bettmann / CorbisА. А. Милн и Кристофер Робин Милн играют с игрушечным пингвином. 1924 год  Фото: Culture Club / Getty ImagesВ детстве Кристоферу Робину нравилось служить прототипом персонажа из популярных рассказов. Но в школе одноклассники часто дразнили его, и слава перестала приносить радость.Он изучал английский язык в Кембридже, а во времена Второй мировой войны служил в батальоне Корпуса Королевской ИнженерииВ 1948 году Кристофер Робин женился на своей двоюродной сестре Лесли де Селенкур. Вместе они открыли книжный магазин.20 ноября 1925 год. Фото: Bettmann / CorbisНесмотря на дискомфорт, вызванный славой, Кристофер Робин использовал свою известность, когда выступил за недопущение нефтеразведки в Эшдаунском лесу. Именно это место вдохновило Александра Милна написать о Дремучем Лесе, в котором он поселил своих знаменитых персонажей.Кристофер Робин Милн умер в 1996 году в возрасте 75 лет.1926. Фото: Bettmann / Corbis61-летний Кристофер Робин Милн представляет статую медведя, посвящённую его отцу в Лондонском зоопарке. Сентябрь 1981 года  Фото: Keystone / Hulton Archive / Getty ImagesЧто стало с Пухом, Пятачком, Иа и Тигрой? Они переехали в Нью-Йорк. Кристофер Робин отдал игрушки редактору книги о Пухе, который подарил их публичной библиотеке Нью-Йорка в 1987 году, где они выставлялись до сих пор.Плюшевый мишка Эдвард, который послужил вдохновением к созданию Винни-Пуха.  Фото: Нью-Йоркская публичная библиотекаОригинальный Тигра.  Фото: Нью-Йоркская публичная библиотекаОригинальный Иа.  Фото: Нью-Йоркская публичная библиотекаОригинальный Пятачок.  Фото: Нью-Йоркская публичная библиотека.Но для нас конечно Винни Пух всегда останется вот таким:Изначально вторая часть имени Винни-Пуха, Пух, была дана ему в честь лебедя, который жил у знакомых Милнов. В английском языке это звучит как «Пу». Но Борис Заходер в своем, как он это называл, пересказе истории оригинально обыграл значение пуха как производного от слова «пухлый». Хотя можно рассматривать и менее очевидные ассоциации: медвежонок Винни такой же легкомысленный и наивный, как и тополиный пух.Сохранив общую канву повествования, Борис Заходер адаптировал не всегда понятный русскому читателю английский юмор и словесные игры А. Милна. При этом он позволил себе привнести немало нового в отечественную версию повести о медвежонке. Это и большая сказочность, и более активное использование таких приемов, как употребление заглавных букв, одушевление неживых предметов. Персонажи Б. Заходера более эмоциональные, живые, более близкие культуре русского человека. Он органично переплел две разных культуры. Хотя стоит признать, что его попытка не сразу была принята: что интересно, первоначально перевод-пересказ писателя отвергли как излишне «американизированный».А вот еще интересная информация о том, как по настоящему звали диснеевских героев.источникиhttp://cameralabs.org/9204-fotografii-nastoyashchego-vinni-pukha-i-drugikh-personazhej-iz-znamenitykh-knig-a-a-milnahttp://www.prodetey.ru/13102-kak-poyavilsya-vinni-pukh-ot-milna-do-zakhoderahttp://www.litmir.co/br/?b=49110https://www.bel.kp.ru/daily/26455/3326758/http://ottawacitizen.com/uncategorized/naco-in-the-u-k-winnie-the-pooh-and-some-canadian-history-tooДавайте продолжим с вами литературную тематику:  вот например знаете ли вы полностью стихотворение Мишка косолапый, по лесу идет … или Почему комедия называется комедией? А вот Сто книг, по которым граждане России отличают своих от чужих и 35 гениальных цитат Чехова. Вспомните про знаменитые 72 дня вокруг света и интересный вопрос - Из чего были сделаны золушкины туфельки?

19 ноября, 15:09

Украина поняла, за счет чего может "сделать" Россию

В арсенале "тайного оружия" - лесопилки, маслобойки и картошка фри

19 ноября, 15:00

Человечно - к агентам

На прошлой неделе депутаты Госдумы РФ приняли закон о СМИ — иностранных агентах. Голосование проходило при редком единодушии. «Логичный зеркальный ответ. Тут была общая позиция всех фракций, так что оперативно прошло», — рассказал на своей странице в фейсбуке депутат Госдумы от «Справедливой России» Дмитрий Ионин.  Напомним, речь идет о законе, который стал ответной реакцией на действия американских властей по отношению к редакции Russia Today в США. От филиала российской телекомпании потребовали зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Минюсту России решено было дать право также признавать СМИ, которые зарегистрированы за рубежом или получают деньги от иностранцев, агентами.  «После получения статуса иностранного агента такое СМИ, если оно хочет продолжать работать в России, должно каждый квартал представлять отчет в Минюст о своей деятельности, а также о получении и расходовании денег. Все публикации, в том числе в интернете, должны сопровождаться пометкой, что их выпустило СМИ — иностранный агент», — напоминает «Медуза».  Между тем, в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека пришли к выводу, что законопроект, одобренный депутатами Госдумы на прошлой неделе, имеет ряд существенных недостатков. Об этом пишет ТАСС со ссылкой на собственные источники в СПЧ. На следующей неделе, 22 ноября, документ должны рассмотреть в Совете Федерации, и правозащитники надеются заблокировать его на этом уровне.  «Совершенно очевидно, что любое иностранное СМИ финансируется именно из иностранных источников (доходы от рекламы, подписки, продажи прав и т.д.). Следовательно, любое иностранное СМИ может быть признано выполняющим функции иностранного агента совершенно произвольно, по решению Министерства юстиции Российской Федерации», — цитирует ТАСС авторов послания в Совфеде.  Кроме того, есть и иные несостыковки в законе о СМИ-иноагентах. Например, тот факт, что СМИ «могут быть не только некоммерческими организациями, но также физическими лицами и коммерческими организациями, регулирование их деятельности выходит за пределы предмета регулирования закона об НКО». Также, по мнению членов СПЧ, в Госдуме были допущены нарушения процедуры при принятии законопроекта — ко второму чтению существенным образом были изменены не только его наименование, но и концепция. «С учетом изложенного, Совет рекомендует отклонить федеральный закон… и вернуть его в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации для устранения выявленных недостатков», — говорится в проекте заключения СПЧ. Многие СМИ, пишущие в России и для России, также высказывались против закона. В частности, журналисты указывали на то, что ответ не является адекватным тому, чего потребовали власти США от RT — телеканалу не придется отчитываться, хотя некоторые ограничения все же есть.  «Возможности RT реально ограничит незаметная поправка, включенная в очередной бюджет США: буквально и дословно она разрешит кабельным сетям разрывать отношения с RT без юридических последствий (сегодня наличие российского канала во многих местах защищено принципом must-carry, обязывающим кабельщиков поддерживать вещание информационных, новостных каналов вне зависимости от аудитории или их политических взглядов)», — пишет вице-президент Гильдии издателей Василий Готов в колонке для The Insider.  Представители российских властей отметили, что закон — не более, чем инструмент для ответа в случае репрессивных действий в отношении российских средств массовой информации. «Если переводить с юридического на бытовой, то все просто: не будут закрывать российские СМИ за рубежом — в России СМИ этих стран будут работать так же, как работали и всегда; если же в отношении отечественных медиа и журналистов будут практиковаться репрессивные методы воздействия, для ответной реакции имеются все необходимые инструменты», — написала официальный представитель МИДа Мария Захарова на своей странице в фейсбуке.  Напомним, в США сейчас действует т.н. Акт о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act).  «Закон был принят в 38-м году в рамках подготовки ко Второй мировой войне, прямо скажем. И имел целью отражение нацистской пропагандистской агрессии. В 1968-м году он был очень сильно переписан и с тех пор действует в измененном виде. Закон FARA 1938-го года довольно сильно напоминал тот закон, который действует у нас с вами, те поправки в закон об общественных организациях, которые известны как закон об иностранных агентов», — напомнила в эфире «Эхо Москвы» Екатерина Шульман. 

19 ноября, 15:00

‘I Want This for George’

Iraq, a family dynasty and George H.W. Bush’s secret pain over his son’s complicated legacy.

19 ноября, 13:28

Операция «Уран»: 75 лет назад советские войска начали контрнаступление под Сталинградом

19 ноября 1942 года советские войска начали операцию «Уран» по окружению сталинградской группировки вермахта. В результате в котле оказались 300 тыс. немецких военнослужащих. Несмотря на отчаянные попытки гитлеровских войск вырваться из окружения, им не удалось это сделать. Немцы капитулировали, в плен были взяты более 90 тыс. солдат и офицеров, в том числе командующий 6-й армией фельдмаршал Фридрих Паулюс. Под Сталинградом нацистская Германия потерпела сокрушительное поражение. Эта битва изменила ход Второй мировой войны. О том, как Красной армии удалось достичь стратегического успеха, — в материале RT. Читать далее

19 ноября, 13:09

Вооружены и прекрасны: очаровательные девушки армии Израиля

Армия Израиля отличается от многих других тем, что там женщины являются военнообязанными. Красотки в нашей подборке знают не только, как позировать для фото в Instagram, но и как при случае дать отпор обидчикам. Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Май 21 2017 в 8:38 PDT Стоит отметить, что израильтянки не воспринимают армейскую службу как проблему, для них это, скорее, является отличной возможностью освоить какую-то специальность. Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Авг 18 2017 в 1:34 PDT Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Июл 31 2017 в 11:48 PDT Участие еврейских женщин в обороне Израиля имеет давнюю историческую традицию, корни которой идут от библейской героини Деборы, с оружием в руках защищавшей свою страну от иноземных захватчиков. Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Авг 11 2017 в 1:18 PDT Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Авг 4 2017 в 12:33 PDT Традиция эта возродилась в современном Израиле. Женщины играли заметную роль в подпольных боевых организациях (Хагана, Лехи, Эцель), сражавшихся за независимость Израиля. В годы Второй мировой войны тысячи женщин добровольно вступили в британскую армию. Среди парашютистов, которых британское командование готовило вместе с Хаганой к заброске в оккупированную нацистами Европу, были десятки девушек. Многие из них геройски сражались и погибли в боях с нацистами. Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Июл 19 2017 в 10:22 PDT Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Июл 16 2017 в 1:08 PDT В соответствии с Законом о воинской службе, принятом в 1959 году, призыву на воинскую службу подлежат женщины в возрасте от 18 лет, годные по состоянию здоровья, не состоящие в браке, не имеющие детей. Для религиозных женщин, а также для тех, для кого служба в армии противоречит их моральным ценностям, предусмотрена гражданская служба. Срок обязательной воинской службы для женщин составляет 1 год и 9 месяцев, однако в последние годы он постепенно приближается к 3 годам — сроку обязательной службы для мужчин. Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Сен 20 2017 в 12:30 PDT Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Сен 15 2017 в 2:43 PDT Публикация от GIRLS DEFENSE IDF (@girlsdefense) Окт 6 2017 в 1:35 PDT

19 ноября, 11:56

По ком гудит клаксон. Почему ежегодно в ДТП гибнет население целого города

Каждый год в России на дорогах погибают более 20 тысяч человек, что равносильно потере населения небольшого провинциального города. Количество раненых исчисляется сотнями тысяч. Во всемирный День памяти жертв ДТП РИА Новости выяснило, сколько жизней забрали пьяные водители, как отсутствие дорожной разметки обрывает судьбы людей и почему мобильные телефоны можно приравнять к ангелам-хранителям.Невидимая война С января по октябрь 2017 года ДТП унесли жизни 15 477 россиян. Для сравнения: за всю историю ведения статистики авиационных происшествий (с 1945 года) на территории России произошло 516 авиакатастроф, в которых погибли 8260 человек (данные Aviation Safety Network). Каждый разбившийся самолет - это поток сообщений в СМИ, доскональное выяснение причин трагедии, иногда - траур в масштабах всей страны. Погибших в ДТП оплакивают в основном родственники, в редких случаях о крупных авариях пишут новостные издания, а резонансных дорожно-транспортных происшествий, подобных несчастью с Алешей Шимко, и вовсе единицы.С 2015 года ГИБДД России ведет детальную статистику обстоятельств каждой аварии. Согласно этим данным, за последние десять месяцев почти половина всех ДТП со смертельным исходом, унесших 7072 жизни, произошла в темное время суток, более четырех тысяч граждан умерли в результате наезда на пешеходов, почти 5,6 тысячи человек погибли в ДТП, произошедших на участках с плохим дорожным покрытием.   "Треть всех смертей произошла там, где зафиксированы нарушения обязательных требований к состоянию автомобильных дорог, - рассказывает координатор проекта Общероссийского народного фронта „Дорожная инспекция ОНФ/ Карта убитых дорог", депутат Госдумы Александр Васильев. - Треть ДТП произошла на трассах, которые не соответствуют требованиям ГОСТ: не была нанесена разметка либо она стерлась, либо ее не было видно, либо она находилась под слоем снега и грязи. Еще в пяти процентах случаев причиной автоаварий стали ямы. Причем на дорогах со множеством выбоин водители обычно не превышают скорость, а там, где трасса хорошая, яма может сыграть роковую роль".По мнению Александра Васильева, на магистралях России не хватает освещения, ограждений и разметки: "Если посмотреть на города, где сейчас проходит ремонт, то мы нигде не увидим нормальной разметки, а ее нужно наносить. Если она появится на всех трассах, то большую часть ДТП с дорожным фактором можно будет исключить".   "Благодаря правильному финансированию и действиям правительства в России стали чинить трассы в соответствии с инженерными требованиями, - считает Михаил Блинкин, директор института экономики транспорта и транспортной политики НИУ Высшей школы экономики. - На федеральных магистралях ситуация заметно изменилась: около 70% дорог этого уровня находится в надлежащем техническом состоянии, а в ближайшие пару лет показатель вырастет до 100%. К сожалению, то же самое не скажешь о региональных трассах, но это задача на ближайшее будущее".Давайте жить дружноСамая частая причина аварий - нарушение водителями правил дорожного движения. Каждый пятый погибший в 2017 году лишился жизни по вине пьяных водителей. Пока решению этой проблемы не способствуют ни высокие штрафы, ни сотни камер на улицах, ни жесткие меры воздействия вплоть до уголовного преследования. По мнению Михаила Блинкина, негативное поведение простых автомобилистов во многом формирует дорожная элита, что приводит к росту аварийности и смертности на дорогах. Так, некоторые государственные служащие, обладающие "дорожным иммунитетом", по мнению Блинкина, нарушают ПДД не по служебной необходимости, а ради собственного удобства."Простой водитель не видит, кто конкретно сидит за рулем - прокурор или судья, он видит, что одному можно нарушать правила, а другому нельзя, - говорит Блинкин. - В науке даже есть понятия: „позитивная дорожная коалиция" и „негативная дорожная коалиция". В России, да и во многих странах мира, к сожалению, мы пока говорим о „негативной коалиции".Курс на жизньВ 1991 году на дорогах России погибли 37,5 тысячи человек, в 2016-м - 20,3 тысячи. По прогнозам ГИБДД, смертность в результате ДТП в нынешнем году вряд ли превысит цифру в 20 тысяч. Положительная динамика наблюдается вот уже несколько лет подряд. И это несмотря на то, что сейчас погибшими в автомобильной аварии стали считать людей, скончавшихся в течение 30 дней после инцидента, а не семи, как это было до 2009 года. "У профессионалов есть понятие транспортного поведения. Именно оно в последние годы изменилось в лучшую сторону, - считает Михаил Блинкин. - По мере роста количества транспортных средств население учится уживаться с ними. К сожалению, автомобилизация в России началась только в 1990-м году, тогда как в Европе - сразу после Второй мировой войны, а в США - еще раньше, с 1908 года". По мнению экспертов, смертность также снижается во многом благодаря развитию медицины катастроф. Быстрее реагируют не только экстренные службы - произошла целая революция в области мобильной связи. Всего 20 лет назад вызвать помощь на региональных трассах без участия других водителей было невозможно, а теперь количество сим-карт превышает количество населения страны. Если пострадавшего в аварии доставляют в больницу в течение первого часа после получения травмы, то его шансы остаться в живых существенно возрастают. Этот промежуток времени медики всего мира называют "золотым часом". Оперативному реагированию также способствует оборудование большого количества транспорта, прежде всего автобусов и грузовиков, системой экстренного вызова помощи ЭРА-ГЛОНАСС. ДТП - не только разрушенные судьбы конкретных людей, но и проблема для государства. Водители, как правило, принадлежат к работоспособному населению, поэтому каждая такая смерть обходится дорого. По данным ГИБДД, из-за аварий на транспорте Россия ежегодно теряет до двух процентов ВВП.Согласно проекту стратегии безопасности дорожного движения до 2023 года, подготовленному ГИБДД, через пять лет смертность на дорогах России может снова возрасти до 30-33 тысяч человек. В качестве причин названы "неконтролируемая автомобилизация населения, старение автопарка, отсутствие действенного контроля за техсостоянием машин и повышение среднего возраста водителей". "Все эти разговоры о неконтролируемом росте автопарка взяты непонятно откуда, - считает Михаил Блинкин. - У нас темпы автомобилизации ничем не отличаются от европейских или американских. Что касается старения водителей, то пожилой шофер в отношении смертности на дорогах абсолютно безобиден. Это последний в списке автомобилистов, кто может превысить скорость или исполнить шахматное маневрирование. Международная база данных о ДТП - IRTAD (International Road Traffic and Accident Database) - данные о возрасте вовсе не учитывает, там считают только убитых и раненых, что правильно. Поэтому водители преклонного возраста портят разве что показатели аварийности, но не статистику смертности в ДТП".Уровень развитых странВ 2015 году Всемирная организация здравоохранения собрала подробные данные о ДТП во всем мире. Согласно отчету ВОЗ, Россия находится на среднемировом уровне: 18,9 смертей на 100 тысяч человек. Для сравнения: у Италии и Франции этот показатель равен 6,1 и 5,1 соответственно, в Швеции - 2,8, а в Таиланде - 36,2. "В мировой практике индекс аварийности разных стран измеряется количеством погибших на дорогах на 10 тысяч автомобилей. Это так называемые транспортные риски. Использовать метод расчета на душу населения не совсем правильно: так обычно делают, когда надо сравнить число жертв в ДТП со смертностью от заболеваний или убийств, но не государство с другим государством, - разъясняет Михаил Блинкин. - Транспортные риски в России последние два года снижаются на 15% каждые 12 месяцев - у нас один из лучших показателей в мире. При этом уровень российских транспортных рисков выше четырех единиц, то есть больше четырех погибших на десять тысяч машин, что пока не является идеальным. Во многих развитых странах этот показатель ниже единицы. Однако российская динамика очень хорошая: еще 10 лет назад в нашей стране было десять единиц, а теперь этот показатель снизился до четырех".ВОЗ признала, что правила дорожного движения в России написаны так, чтобы обеспечить практически идеальную безопасность дорожного движения. Исключением стал лишь вопрос допустимого содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе: в нашей стране он составляет 0,03 промилле для всех водителей. По мнению организации, для молодых водителей со стажем вождения менее двух лет этот порог не должен превышать 0,02 промилле. В США при управлении автомобилем допустим уровень 0,08 промилле в выдыхаемом воздухе, однако треть всех ДТП там происходит именно по вине пьяных водителей. ВОЗ также не удовлетворило антиалкогольное законодательство Франции, Испании, Финляндии и многих других стран. Еще один упрек в сторону России - скоростные ограничения в населенных пунктах: у нас можно ездить 60, а не 50 километров в час, как в Европе. По всем остальным показателям Россия не уступает и зачастую превосходит развитые страны мира, что позволяет верить в то, что когда-то это невидимая война на дорогах все же закончится. (https://ria.ru/avto/20171...)

19 ноября, 11:43

Гвоздь в крышку. Как СССР заварил "котел", изменивший ход Второй мировой

Грандиозный по масштабам разгром немецких, румынских и итальянских армий, крупнейшее окружение частей вермахта и новая точка отсчета во Второй мировой войне - в воскресенье исполняется 75 лет с начала контрнаступления советских войск под Сталинградом. Оно продолжалось с 19 ноября 1942-го по 2 февраля 1943 года, завершившись окружением и ликвидацией 300-тысячной группировки Фридриха Паулюса. Именно там, в заснеженных степях у берегов Волги, нацистская военная машина получила самый сокрушительный удар за всю историю, от которого так и не смогла полностью оправиться. После поражения в Сталинградской битве Германия впервые за годы войны объявила национальный траур. О том, как развивались события, - в материале РИА Новости. "Ад на Земле"Началу контрнаступления советских войск под Сталинградом предшествовали 75 дней второго этапа обороны. Защитники города устояли под натиском четырех штурмов. С середины сентября 1942-го механизированные части гитлеровцев без передышки утюжили позиции 62-й и 64-й армий, немецкая артиллерия методично перемешивала с землей и бетоном целые кварталы. Однако взять набережную Волги и центральную часть города врагу так и не удалось, несмотря на пятикратное превосходство в силах и огневых средствах."Сталинград - это ад на Земле, Верден, Красный Верден с новым вооружением. Мы атакуем ежедневно. Если нам удастся утром занять 20 метров, вечером русские отбрасывают нас обратно", - писал домой один из солдат вермахта.  Гитлер негодовал и требовал от генералов вновь и вновь бросать потрепанные части на приступ. В последний, уже четвертый за осень штурм города пошли пять пехотных и две танковые дивизии. Однако обескровленная, разрубленная на три части 62-я армия Василия Чуйкова не уступила и метра земли. К середине ноября немцев остановили по всему фронту, вынудив перейти к обороне и окопаться. В общей сложности о неприступные стены Сталинграда разбились более 1000 немецких танков, около 1,4 тысячи самолетов, 2000 орудий и минометов, 700 тысяч солдат и офицеров вермахт потерял убитыми и ранеными.  Операция "Уран"Быстро оценив обстановку, советское командование решило не давать врагу времени на передышку и нанести сокрушительный ответный удар. Разработкой плана контрнаступления руководили генерал армии Георгий Жуков и генерал-полковник Александр Василевский. Операция получила кодовое обозначение "Уран".  К этому моменту на сталинградском направлении сосредоточилась мощная группировка войск Юго-Западного, Донского, Сталинградского и Воронежского фронтов, спешно усиленных механизированными частями из резерва Ставки. В нее входило более миллиона человек личного состава, 15 тысяч орудий и минометов, около двух тысяч самолетов, полторы тысячи танков и самоходок.  С оперативной точки зрения к ноябрю 1942-го на подступах к Сталинграду для вермахта сложилась не самая выгодная ситуация. Увлеченные штурмом, немцы стянули к городу свои самые лучшие ударные части, "прикрыв" фланги слабыми румынскими и итальянскими дивизиями. Именно на них пришлись мощные удары главных сил Юго-Западного и Сталинградского фронтов, брошенных с двух направлений. В качестве плацдармов для атаки были выбраны районы Серафимовича и Клетской (к северо-западу от Сталинграда), а также район Сарпинских озер, расположенный южнее города. Первыми 19 ноября в наступление двинулись войска Юго-Западного фронта под командованием генерал-полковника Николая Ватутина и части Донского фронта. Ударив в левый фланг немецкой группировки с севера, они пробили оборону 3-й румынской армии и за день вклинились в боевые порядки противника на глубину до 35 километров. Спустя сутки в атаку с юго-востока пошли стрелковые дивизии Сталинградского фронта под командованием генерал-полковника Андрея Еременко, которые с ходу разбили позиции 4-й румынской армии и прорвались в тылы на глубину до 30 километров. Перед наступлением румынские окопы 80 минут "обрабатывала" советская артиллерия."Ошеломленные и растерянные, мы не сводили глаз с наших штабных карт, - писал офицер разведотдела немецкого армейского корпуса. - Нанесенные на них жирные красные линии и стрелы обозначали направления многочисленных ударов противника, его обходные маневры, участки прорывов. При всех наших предчувствиях мы и в мыслях не допускали возможности такой чудовищной катастрофы!"Смяв фланги противника, советское командование двинуло ударные кулаки Юго-Западного и Сталинградского фронтов навстречу друг другу. Двадцать второго ноября 26-й танковый корпус захватил мост через Дон и занял Калач, расположенный прямо "за спиной" 6-й немецкой армии и частей 4-й танковой. За считаные дни на горле 300-тысячной немецкой ударной группировки сомкнулась железная клешня советских соединений. В "котле" оказались 22 немецких дивизии и более 160 отдельных частей. Тридцатого ноября их блокировали окончательно.  Эффект кольцаОкруженные немецкие войска занимали площадь более 1500 квадратных километров, протяженность кольца по периметру - 174 километра, с севера на юг - 35 километров, с запада на восток - 43 километра. Внешний фронт от кольца окружения был удален на 170-250 км. Лишенные продовольствия, боеприпасов, горючего и медикаментов, солдаты и офицеры Паулюса мерзли на 30-градусном морозе. Умирая от голода, они съели почти все строевых лошадей, охотились за собаками, кошками и птицами. Несмотря на очевидную безысходность положения, из Берлина шли директивы "Стоять до конца и не сдаваться!".В декабре немцы попытались снаружи прорвать кольцо с помощью специально сформированной группы армий "Дон" генерал-полковника Германа Гота, состоявшей из 30 дивизий и ударившей из района поселка Котельниково. Возможно, им бы это удалось, если бы на пути "Дона" не встала 122-тысячная 2-я гвардейская армия генерал-лейтенанта Родиона Малиновского, экстренно подтянутая из резерва Ставки. В итоге танки Гота увязли в боях у реки Мышкова и были остановлены. Руководивший этой операцией генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн попросил Гитлера разрешить Паулюсу прорываться навстречу Готу, но получил отказ. Фюрер тогда еще верил, что 6-я армия все-таки сможет удержать Сталинград. Войска Донского фронта под командованием генерала Константина Рокоссовского в январе-феврале 1943-го рассекли окруженную группировку на несколько частей и уничтожили. Генерал-фельдмаршал Паулюс и его генералы сдались в плен. По продолжавшей сопротивляться северной группе войск генерала Карла Штреккера советская артиллерия нанесла мощный огневой удар из тысячи орудий и минометов. Немецкие солдаты и офицеры сдавались толпами, бросая оружие. В советском плену оказалась 91 тысяча человек, в том числе 2500 офицеров и 24 генерала.Всего во время Сталинградской наступательной операции были разгромлены немецкие 6-я армия и 4-я танковая армия, 3-я и 4-я румынские армии, 8-я итальянская армия. Общие потери противника составили около полутора миллионов человек.  (https://ria.ru/defense_sa...)

19 ноября, 11:40

Украинский экс-министр: Польша блокирует транзит из-за "игр в Бандеру"

Польша заблокировала транзит украинских грузов через свою территорию из-за политики Киева. Об этом заявил в эфире телеканала ZIK экс-министр транспорта и связи Украины Евгений Червоненко. "Во Львове, на всех западных границах - тысячи грузовиков из-за того, что мы заигрались в Бандеру, Шухевича. Нам полностью перекрыли путь в Европу. А до этого благодаря „Свободе" нам перекрыли путь транзита через страны СНГ", - заявил Червоненко, отметив, что он пытался решить возникшую проблему с министром инфраструктуры Владимиром Емельяном. "Благодаря заигрыванию с западным электоратом мы потеряли очень большие деньги и большое будущее. Мы почти потеряли транзит", - добавил экс-министр, уточнив, что когда он возглавлял ведомство в 2005 году, объем транзита достигал 5 миллионов тонн, тогда как сейчас эта цифра составляет лишь 250 тысяч тонн."И если мы не победим сейчас здравым смыслом, то сотни тысяч людей останутся без работы вместе с семьями", - заключил Червоненко.В последнее время отношения между Киевом и Варшавой обострились из-за разногласий по историческим вопросам. Польша осуждает Украину за героизацию Организации украинских националистов - Украинской повстанческой армии*.В субботу польские пограничники отказали во въезде в страну секретарю государственной межведомственной комиссии Украины Святославу Шеремету, который оказался в черном списке лиц, придерживающихся антипольской позиции.МИД Украины вызвал посла Польши Яна Пекло и обвинил Варшаву в срыве договоренностей, достигнутых в ходе встречи представителей консультационного комитета президентов Украины и Польши.* Экстремистская организация, запрещенная в России. (https://ria.ru/world/2017...)

19 ноября, 11:00

John Piper; Surrealism in Egypt: Art et Liberté 1938-48 – review

Tate LiverpoolJohn Piper’s gift for making England glow in the dark is lost in a chaotic show. For sheer strangeness, try the Egyptian surrealists next doorA John Piper story – quite possibly the only Piper story. The much-lauded artist is commissioned to paint Windsor Castle during the second world war in case the buildings are destroyed. In his watercolours, the castle looks paler than ever against a series of ragingly portentous skies. The royals are not amused. George VI remarks, with some acuity: “You seem to have very bad luck with your weather, Mr Piper.”It is never a fine day in the work of John Piper (1903-92); not even in the Shell Guides which, together with his stained glass windows in the cathedrals of Liverpool and Coventry surely remain among his greatest contributions to English art. But the king’s quip gathers new meaning in this very odd survey at Tate Liverpool. Here is an English landscape painter, a neo-romantic admired for his atmospheric sense of place, from the soft Wiltshire hills to the rolling Sussex Downs to the chalky Chilterns where he lived for 60 years; a war artist respected for his burned-out London and wintry desolation in the shires. But instead we are presented with Piper the internationalist. Continue reading...

19 ноября, 09:07

Как выглядит медицина США для ветерана войны на практике? (alexsword)

Номинальные расходы на медицину в США самые большие в мире (на душу населения), но значительная часть просто пилится в паразитарных наростах и прокладках, поэтому реальный продукт таков, что многие эмигранты, столкнувшись с проблемами, зачастую едут лечиться в "тоталитарную" Россию. А вот небольшая зарисовка о том, как эта система выглядит для "простого Джо". В медицинском центре Атланты скончался ветеран второй мировой войны. По документам и показаниям персонала все было ок - все необходимые процедуры вовремя проведены, но героические усилия персонала не помогли спасти жизнь больного... Возраст, знаете ли. Однако, родные установили в палате скрытую камеру, которая зафиксировала следующее: 75 комментариев

19 ноября, 08:26

Кох и Свинаренко: новый разговор. Часть 1

Мы публикуем первую часть новой беседы Альфреда Коха и Игоря Свинаренко. Их предшествующие беседы составили «Ящик водки» и «Отходняк после ящика водки».  Игорь Свинаренко. Начать бы надо с того как жить. Какие то же задачи стоят перед человеком. Надо ли это знать человеку или нет. Но начнем мы с другого. Вот ты когда-то в Нью-Йорке «скрывался от правосудия» – как это мы описали в «Ящике водки» – а теперь на новом витке диалектической спирали ты опять же скрываешься в Баварии. Тогда ты называл свою жизнь в Штатах – в шутку (тогда это было смешно, наши победили, и было приятно вспоминать былые трудности, преодоленные, а теперь тогдашняя победа кажется маленькой и временной) – своей маленькой эмиграцией, а теперь у тебя эмиграция нешуточная, настоящая, в полный рост. Первый раз всё происходит как трагедия, второй раз – как фарс. Что ты можешь на это сказать? И вот уже и Алексашенко пошёл по твоему пути. Является ли это новым витком диалектической спирали? Альфред Кох. Ну, какая же это эмиграция! Германия – это страна предков моего отца. Это то, что со мной было с самого раннего детства. Я даже книжку про это написал «История одной деревни» – про свою родину, про бывшую немецкую колонию Михаэльсфельд, ныне - деревню Джигинка, что возле Анапы. Ну, конечно, в этот раз это всё серьёзней, чем с Америкой. Германия - это страна, которая мне не чужая, которая гостеприимно приютила меня. И не выдала. Страна, в которую я осознанно стремился и давно уже тут имел бизнес. Игорь Свинаренко. Ты как чувствовал! Да? Альфред Кох. Я с 2004 года жил как бы в двух странах – в России и Германии. Но, поскольку Россия для меня закрылась, то я окончательно приехал сюда. Хотя (ты же знаешь) я и раньше тут подолгу был. И ты, кстати, со мной – тоже здесь торчал месяцами…  Игорь Свинаренко. Ты поехал в Германию как я бы например поехал в ДНР: тут родина у тебя, а у меня там родина… Альфред Кох. Ну, не знаю, мне кажется, что всё-таки Германия - более солидная страна. Впрочем, тебе виднее насколько государственность ДНР стоит принимать всерьез… Но… да, всё это серьезней (чем тогда, когда я жил в Нью-Йорке). Теперь вот живу в Германии Я люблю ее. Я ее гражданин. И жена моя здесь, и – тоже теперь гражданка Германии, и сын мой здесь… Игорь Свинаренко. А помнишь, было когда-то, что тебе тут сказали, что ты должен платить налог типа на евреев, на помощь им. А ты хотел отказаться, поскольку оба твоих деда воевали в Красной Армии и никаких злодейств за ними не числилось. Но тебе сказали: если ты такой умный, вот и езжай в Россию и там гордись ею, а если хочешь быть немцем, то раздели историческую вину своего народа. Если я правильно запомнил. Альфред Кох. Да, что-то такое припоминаю. Давно это было. Игорь Свинаренко. Вот то, что ты немец, это раньше воспринималось твоим окружением на уровне шутки. Некоторые считали своим долгом дарить тебе эсэсовские кинжалы и какие-то ордена со свастиками. Эсэсовская фуражку тебе подарили... Альфред Кох. И, заметь: все без исключения такие «подарки» мне делали мне мои друзья-евреи! Почему-то они считали это хорошей шуткой! Ну так и мы тоже тогда будем считать это хорошей шуткой, не правда ли? Игорь Свинаренко. Ох, они шутники. Я помню, помню, - но мы не будем тут называть их фамилии, зачем палить людей. А помнишь, мы с тобой с утра пошли за пивом, в сельпо недалеко от дачи? Как-то внезапно похолодало тогда, и я надел фуражку которая у тебя висела на гвозде в коридоре. Такая как у Швейка, только черная и с эсесовской символикой. А когда мы вернулись, нас на крыльце ждал Боря Немцов, только подъехал. И его эта фуражка потрясла. Он был уверен, что я ее надел чтобы его эпатировать, оглянувшись и достав ее из кармана. Но мне просто было холодно! Это одна из моих любимых историй. Не может быть, говорит Боря, что ты в этой фуражке прошел всю деревню и тебе никто слова не сказал! Вот какая была реакция у продавщицы? Я ответил честно: «Она посмотрела на меня и спросила: «Ребята, вам, наверно, пива?» Я ему тогда сказал: «Боря, сразу видно, какой ты чистый человек как хорошо ты думаешь о людях, типа они пойдут сражаться против фашизма. Но, как мы видим, никто не готов. Ты страшно далек от понимания реальной русской жизни. Хочешь вести людей в светлое будущее, а они не такие...». Ну, всё это были шутки чёрного юмора, теперь они кончились и ты живешь в Германии. Скажи, а как ты сам ощущал эволюцию своей немецкости? Или эволюции не было и для тебя самого начала всё было чётко и ясно? Отец у тебя немец и его сестры и братья, твои тетки и дядьки, - немцы. Они жили в деревнях и не знали по-русски... Альфред Кох. Русский они знали, но по-немецки говорили лучше. Жили под Анапой в немецкой колонии, потом их выслали в Казахстан, а после они вернулись… Я тебе рассказывал, что, куда бы я ни попал, в любую компанию, кто-то сразу говорил: «А, вот палочка Коха!» Вот скажет человек и улыбается, и оглядывается по сторонам, чтобы удостовериться, что люди оценили его оригинальную и тонкую шутку.  Как остроумно обыгрывается фамилия Кох! Такое бывало даже в интеллектуальных компаниях. Даже Лев Рубинштейн не отказал себе в такой шутке. Как ты думаешь, сколько раз в своей жизни я эту «шутку» слышал?  Игорь Свинаренко. Ну да. Ты украинец – значит, только сало ешь? Ты русский – ну, выпей стакан водки! Это на Западе так пытаются шутить. Ладно, поехали дальше. Так счастливо получилось, что ты уехал в эмиграцию, но на родину… Альфред Кох. Я никак не могу понять, почему это тебя так волнует? Ты считаешь, что нам надо посвятить этот вечер обсасыванию темы эмиграции? Мне кажется, что с учетом распада СССР и огромной русскоязычной диаспоры по всему миру: от Украины до Канады, от Германии до Израиля, тема эмиграции стала рутиной и частью обычной жизни. И обсуждать это нужно не больше, чем переезд человека из Самары в Питер. Разве нет? А вот почему ты не хочешь поговорить о том, что происходит с Россией? Почему тебе интереснее, как я уехал? Это же никого не интересует! Во всяком случае – не должно интересовать. Немец переехал жить в Германию. Боже – какая сенсация! Еврей приехал в Израиль! Ну, где ажиотаж? Ах, всем важно узнать про мои переживания? Не понимаю... Сразу скажу, что никакой ностальгии я не испытываю. Во всяком случае в том смысле, в котором это описано в белоэмигрантской литературе. Игорь Свинаренко. Вот я тебе скажу: как только заходит речь о тебе, так сразу люди интересуются подробностями твоей эмиграции. И никто мне не говорит, что это неинтересно. Никто не просит меня рассказать о том, что происходит в России – в связи с темой Kоха. Тебе непонятно, а людей это волнует… Так, значит, ностальгии ты не испытываешь. Вообще надо бы разобраться, что такое ностальгия. Может, ее и нету вовсе, а это только PR? Альфред Кох. Не знаю. «Поеду в Россию и будь что будет, приеду, и пусть меня сразу арестуют...» – Как этот генерал Хлудов в булгаковском «Беге»… Кстати его прототип, врангелевский генерал Слащев, действительно вернулся и работал в Академии РККА. Его потом уже застрелили, случайно, на улице какие-то хулиганы застрелили. Уже в конце двадцатых годов. Игорь Свинаренко. Бог есть. Альфред Кох. Мда… Может, и не хулиганы, а брат или сын кого-то из казненных им... Кого-то из тех, кого генерал в Крыму вешал на столбах. Но красные его не расстреляли. Он им командиров готовил. Игорь Свинаренко. Кстати, Булгаков описал ностальгию не выезжая из России. А знаешь, откуда он черпал фактуру? Альфред Кох. Может с Алексеем Толстым на эту тему общался? Игорь Свинаренко. Хуже! Пушкин расспрашивал Арину Родионовна о жизни крестьян, а Булгаков снимал показания со своей жены. Которая уехала, а потом вернулась. Он, небось, ее просил: «Расскажи, как русский генерал под мостом ночевал и ходил по Парижу без штанов!» Альфред Кох. Именно! Чтобы в эсэсэрии, у пьески проходняк был! Это ж такой бальзам комиссарам на раны: белый генерал без штанов побирается по Парижу… Игорь Свинаренко. Видимо, да. Альфред Кох. И как аристократические дамочки на панель идут. Да, это очень хорошо проходило в советской России.  Игорь Свинаренко. Не знаю, как она там устроилась Но, может, действительно какие-то ее подруги пошли на панель. Альфред Кох. Да, это он уже сам придумал. Это – нетрудно. Игорь Свинаренко. Так что интерес к этому делу, к подробностям эмиграции, у людей есть там. Альфред Кох. Да, нету его! Так или иначе, но мне достаточно того, что мне самому неинтересно на эту тему говорить. Игорь Свинаренко. Ну, с тобой бесполезно спорить, это я давно усвоил. Конечно, ты лучше меня знаешь, что происходит в Москве... А, вот ещё что я слышу то и дело – про твои «ошибки» допущенные, в ходе «разгрома» НТВ. Мне иногда теперешние диссиденты говорят: «Вот, Кох практически наш, тоже против кровавого режима, но, чтоб мы его приняли в свои ряды, он должен извиниться за те ошибки». Я пытаюсь напомнить про некоторые подробности того конфликта. Что Гусинский взял денег и не вернул, стал форшмачить правительство, которая ему дало кредит... Я привожу как аргумент эпизод из фильма «Служебный роман». Там персонаж Мягкова возвращает персонажу Басилашвили деньги взятые ранее в долг, и только потом объявляет, что его сослуживец – негодяй. Чисто ситуация с НТВ, только наоборот. А мне раздражённо отвечают: «Ну, при чем же тут деньги, все же понимают, что дело в другом. Идеи важнее, чем деньги!» По-моему Максим Ковальский написал, что это удивительная страна где люди обсуждают – надо ли возвращать долг, если деньги взяты у неприятного тебе человека. Интеллигенция всерьез это обсуждает. Альфред Кох. Вот именно! Особо отметим, что кредитор стал неприятным, как только выяснилось, что деньги нужно отдавать! А пока давал деньги, был очень даже приятным! Вот этот парадокс «интеллигентского» сознания еще ждет своего исследователя… Игорь Свинаренко. Ну, наверное, с этим ничего нельзя будет сделать, хотя сколько уже времени прошло... Альфред Кох. Да я всерьёз не воспринимаю все это истории. И все эти условия зачисления меня в либеральный лагерь... Как в свое время Томас Манн сказал: «Немецкая культура там, где я». Помнишь? Когда он уехал в Англию, а Геббельс выступил по радио и сказал что немецкая культура обойдется без господина Манна. А тот ответил: «Немецкая культура там, где я». Люди думают, что это они зачисляют в лагерь либералов или вычеркивают из него, они думают, что у них есть такое право. А на самом деле это я определяю, кто либерал, а кто нет. Это я их в свой лагерь не зачисляю! Я и мои тогдашние товарищи проводили либеральные реформы, а не они! А они служили за бабки олигарху. Поэтому на сегодняшний день они ещё должны сделать много правильных вещей, прежде чем я соглашусь зачислить их в либеральный лагерь.  Игорь Свинаренко. Мы сейчас не будем называть фамилии людей, которым ты посылаешь бабки, чтобы они были правильными либералами? Чтобы их не спалить.  Альфред Кох. И которые просят у меня бабки тайно, стесняясь признаться, что они со мной знакомы и что берут деньги у меня? Они мне говорят: мы-то все про тебя понимаем и даже в глубине души – на твоей стороне, но у тебя такая репутация… Да, конечно, мы понимаем почему тебе ее создали, но тем не менее… Давай как-то не будем афишировать наши контакты, а? Игорь Свинаренко. И все-таки, если ты обнародуешь список, то это будет неправильно. Альфред Кох. Да. Это будет неправильно… Игорь Свинаренко. Ну, пусть борются за светлое будущее на твои анонимные пожертвования. «Если к правде святой мир дороги найти не сумеет...» Как там дальше? Альфред Кох. У меня был хороший разговор с одним из этих либералов, которого мы называть не будем. Речь зашла о Мединском который утверждает, что никакой истории как науки в реальности не существует, а есть только цепочка мифов, и эти мифы бывают как полезными, так и вредными. И надо у людей культивировать полезные мифы, которые вдохновляют людей на подвиги, а с вредными – бороться. Было 28 панфиловцев или нет – не важно. Был миф, который вдохновлял, и потому мы победили фашизм… Игорь Свинаренко. Типа «Если бы Бога не было, то его следовало бы придумать», приписываемое Вольтеру? Альфред Кох. Ну, да! И вот это мифотворчество Мединского у того либерала вызвало жуткое отторжение, он говорил, что это всё вредная чушь. Что создавать эти мифы не надо, а лучше узнать настоящую историю своей страны и своего народа – а не жить выдуманными мифами. Это дезориентирует людей и ведет к ложным выводам… Потом через какое-то время мы начали говорить о Боре Немцове. Я ему, этому либералу, сказал: «Мы-то с тобой знаем, что на самом деле Боря не был таким человеком, каким его сейчас пытаются представить. Идет со стороны либерального лагеря очевидная мифологизация Бори. Живого и противречивого человека превращают в плоскую и приторную легенду, в бездарный памятник на коне и с саблей».  Игорь Свинаренко. Это либерал тебе говорит? Альфред Кох. Нет, это я ему. «Зачем же вы молодым людям рассказываете слащавые сказки о Немцове в духе «Рассказов о Ленине» Зощенко?» И знаешь, что он мне говорит? Игорь Свинаренко. Что? Альфред Кох. Он мне говорит ровно как Мединский: «Как же иначе? Ведь людям, особенно – молодёжи, нужны позитивные примеры! Иначе у нее не будет идеалов!» Немая сцена… Игорь Свинаренко. Да, помню я встретил в компании одного знакомого, и тот говорит: «Зачем вы Мединского ругаете? Я к нему позитивно отношусь». Почему? «А он мне деньги платит». Ну, это другое дело. Как же человек должен относиться к своему кормильцу? Альфред Кох. Или например мифология вокруг Ельцина сейчас создается в либеральном лагере, что он такой-сякой был. Людям нужен позитивный образ девяностых. Либералы творят мифы о безупречном Ельцине, о великом и свободном «старом НТВ», о «кошмарных залоговых аукционах» и так далее… Игорь Свинаренко. Ну, а что делать? Альфред Кох. Но раз так, тогда не критикуйте Мединского! Он свои мифы творит, вы – свои, и ваши мифы борются с его мифами. Но если вы сторонник правды, то говорите правду. Всю, какая она есть, а не только ту ее часть, которая работает на ваши задачи. Игорь Свинаренко. Ну, на войне надо защищать своих, это простая логика. Стрелять по противнику. Особенно когда мы проигрываем. Альфред Кох. Ну да, ну да… А я тут попал в промежуток – непонятно, где свои, а где чужие. В любом случае меня не принимает ни тот, ни другой лагерь. И получается, что мне проще всего говорить правду. Так что ли? Игорь Свинаренко. Раз ты про это заговорил, тебе бы коротко дать свое видение: какими были эти два Бориса: Ельцин и Немцов, и чем они отличаются от мифов о них? Альфред Кох. Давайте буквально парой слов опишите последние открытия в элементарной физике, так что ли? Игорь, ну в самом деле: когда ты отучишься от этой м… журналистской привычки? Ну как я могу дать тебе коротко свое видение о двух этих непростых и противоречивых мужчинах? Да и кто я такой, чтобы давать им оценки? Я же не так самонадеян как Путин и не так глуп как Медведев… Игорь Свинаренко. Слушай! Что я тебя не спрошу, тебе не нравится! Про эмиграцию – не нравится. Про Ельцина с Немцовым – не нравится. А что нравится? Что волнует известного русского писателя Альфреда Коха, который сидит затворником в Баварских Альпах? Ну, расскажи! Поведай нам, простым ребятам, твоим бывшим собутыльникам, что тебя мучает теперь? Судьбы России? Что? Альфред Кох. Что волнует? Смотри: мы ходили с тобой к этому памятнику у нас в баварском городке, который поставлен в честь местных жителей, которые погибли на фронтах Первой и Второй мировых войн. Там рядом стела с их именами. Там даже есть пара человек с фамилией «Koch»… А по телевизору показывают, что в рамках политкорректности (которая сейчас шибко ценится), в США хотят снести памятники генералу Ли, потому что он воевал не на правильной стороне. И памятники неизвестному солдату армии южан – тоже хотят снести… Выходит, и наш памятник надо снести, а? Ведь эти солдаты точно воевали не на правильной стороне… Игорь Свинаренко. Ну, политкорректность всё равно придётся в скором времени отменять. Альфред Кох. Не похоже, что это скоро произойдет. Пока идет ровно противоположный процесс: они наоборот хотят freedom speech отменить. И соответствующую поправку к конституции США. Потому что свобода слова дает возможность восхвалять рабство... Но нельзя же чтить память героев-южан, которые боролись за рабство? Так ведь получается? Игорь Свинаренко. А вот и в Европе мадьяры и поляки отказались пускать к себе беженцев. Альфред Кох. Это другая история. Игорь Свинаренко. Почему же – другая? Это всё про политкорректность. Вернее – про отказ от нее мадьяр и поляков. Вот говорю я тебе: политкорректности скоро конец.  Альфред Кох. Подожди, тема неполиткорректности в том смысле, что мы не пустим в свой дом кого мы не хотим – это немного другое… Но одновременно на другом полюсе разгорается борьба за политкорректность. И доходит до того, что надо ограничить гражданские права людей. Ну, чтобы не давать трибуну тем, кто провозглашает ценности, которые мы считаем неправильными… Игорь Свинаренко. То есть ты не думаешь, что политкорректность закончится? Просто закончится и всё? Альфред Кох. Судя по тому, что происходит в Америке, политкорректность как раз наступает. Она расцветет всё сильнее! Игорь Свинаренко. И что, американцы возьмут к себе сирийских беженцев? Альфред Кох. Не знаю. Может, и не возьмут… Ты меня спросил о чем я думаю – я тебе отвечаю. Может, сирийских беженцев они и не возьмут, но, судя по тому, что я смотрю по телевизору, у них есть желание ради политкорректности отказаться от гражданских прав. По-моему это очень опасно. Отказаться от гражданских прав – легко. И во власти всегда найдутся люди, которые горячо поддержат эту инициативу снизу… Только вот потом обратно завоевать это право будет очень трудно. Почти – невозможно. А вдруг оно, это право на свободу слова, понадобиться снова? А такого права уже нету! Вот, как в России: посчитали, что демократия нам не нужна: болтовня одна. А потом хватились: а нету… Ладно, проехали… Ты мне все-таки расскажи, что происходит в Москве? Игорь Свинаренко. Что-то ужасное. Там все поссорились со всеми. Со страшной силой! Тот же ты вел открытые дебаты с Чубайсом и обзывал его агентом Кремля. Альфред Кох. Ну, агентом Кремля, я его, положим, не называл… Да и не было там никаких дебатов… Игорь Свинаренко. Как – не было? Альфред Кох. Это разве дебаты? Просто мы после убийства Немцова в фейсбуке друг другу что-то гавкнули недипломатично. И все… А кстати: то, что он – кремлевский, это разве тайна? Игорь Свинаренко. Ну, не знаю...  Альфред Кох. У меня с ним никаких контактов нету больше. Он мне позвонил последний раз где-то в феврале 2014 года. Приглашал на заседание Наблюдательного Совета Фонда Гайдара. Я тогда ему как раз и сказал, что против меня уголовка возбуждена и в Россию я больше, похоже, не приеду. Он выслушал меня и трубку повесил. И все, больше ничего… Тишина. И потихоньку меня из всех органов Фонда вывели… Хотя я в этот Гайдаровский фонд мильонов семь баксов собрал со своих друзей. И все мои проекты в Фонде – тоже зарубили… Может это и правильно, конечно: так можно спасти Фонд от наездом. Но, так или иначе, это все произошло… Игорь Свинаренко. Что-то все рассыпалось... Альфред Кох. А было ли что-то? Игорь Свинаренко. Это ты скажи, было или нет. Это же ты был в политике, а не я. Альфред Кох. Давно это было… Двадцать лет назад… Было или не было? Теперь мне кажется, что и не было... Была команда, которая при первых же трудностях - развалилась. Мне тогда казалось, что было что-то, какое-то братство, а на самом деле – не было… Простые, проверенные тысячелетиями вещи: карьера, деньги, безопасность оказались сильнее юношеских идеалов. Впрочем, все это банально и было миллионы раз до нас и будет после нас… Игорь Свинаренко. Это описывается словом «разочарование». Альфред Кох. Да нет. Это просто пришла старость. Или, если сказать комплиментарно по отношению к самому себе - мудрость. Хотя я бы на свой счет не обольщался. Как говорил Жванецкий, иногда старость приходит одна… Игорь Свинаренко. Путь к просветлению типа. Да, так ты хотел рассказать, что происходит в России. Альфред Кох. Нет, дорогуша! Ты меня не заболтаешь! Это я тебя хотел спросить, что там происходит! Ты как-то сразу в интервьюеры себя записал. А на самом деле у нас с тобой роли не распределены. Ты же меня не допрашиваешь, а мы с тобой просто так разговариваем. Игорь Свинаренко. Слово «допрашиваешь» ты же тут в шутку употребляешь? Альфред Кох. Ну, это же ты любишь про интервью говорить – «допросил такого-то». Игорь Свинаренко. Да-да, это моя шутка. По военной специальности – допрос военнопленных. Нас учили.  Альфред Кох. Я не позволю тебе себя допрашивать. Ты вот приехал из России, так расскажи, что там происходит. Игорь Свинаренко. Ну, так приблизительно чувствую себя как в дурдоме. Сам я не лежал, но навещал пациентов. Бывает, поговоришь с психбольным – и думаешь: как ему объяснить что он не прав и на самом деле всё в жизни не так? Не объяснишь ведь. Ну, что тут скажешь? Там некоторые мне пишут, что надо зайти в Кремль и там взорваться динамитом, в знак протеста. Ну, почему они мне дают такие советы? Я лично не мечтаю стать шахидом. Люди пишут – мы не въездные, а то б сами что-то сделали. Ну, так прилетите – как Матиас Руст – на самолете на Красную Площадь и вперед! Альфред Кох. Ну, что еще происходит в России? Игорь Свинаренко. Про Явлинского ты сам давно уже написал, что он договаривается с либералами о совместных действиях – и каждый раз в последний момент спрыгивает. Объясняя своё спрыгивание высокими мотивами и ничем иным. Его действия, да, всегда можно предсказать. Лера умерла. Борю застрелили. Кто еще? Касьянов – я его видел несколько раз. Он какой-то слишком... солидный. Вальяжный. Мне кажется, что это не очень политический типаж. Я так и не понял, чего он хочет. Хакамада проводит  тренинги пo внутреннему росту над собой. Лев Рубинштейн ходит на митинги – белые ленты, в таком духе. Пишет колонки на grani.ru. Пархоменко вернулся из Америки, делает «Последний адрес». Кто-то из молодёжи уехал в эмиграцию. Например, Бабченко. Иной раз думаешь: что случилось, куда всё делось? Кантор пишет, что в России нет либералов и нет оппозиции. Удальцов вышел из лагеря и хвалит коммунистов. Альфред Кох. Удальцов – дурак. Искренний, но – дурак. Кто у нас еще был в оппозиции? Лимонов? А, вот: Прилепин! Игорь Свинаренко. Тот тоже недоволен Путиным. (Насколько я знаю – давно его не читал.) Но недоволен он с другой стороны – вот, не пошёл до Одессы. И Гиркин-Стрелков тоже недоволен: патриотами, за то что те массово не поехали воевать в Донбасс. Я с большим удовольствием смотрел видеообращение этого «ополченца», в котором он клеймил диванных вояк-патриотов. Альфред Кох. Значит, идея Русского мира не овладела массами... То есть идея многим понравилась, но, когда надо было взять в руки автомат, люди подумали, что в этот раз они, пожалуй, пропустят.  Игорь Свинаренко. Да, я часто спрашиваю у казенных патриотов о привлекательных сторонах Русского мира. Мне обещают накидать примеров, но не получается. Красота Русского мира, говорят мне, в том, что люди стоят 5 часов на службе в храме. Духовный подъем на службе и слезы наворачиваются. Небось, нету такого в Америке. Русский мир, говорят мне, хорош тем, что мы к нему привыкли.  Альфред Кох. И этой причины достаточно, чтобы хотеть его расширить? И даже включить в него тех, кто к нему не привык? Или уже успел за почти тридцать постсоветских лет отвыкнуть? Игорь Свинаренко. Да, расширить, а потом начать потихоньку исправлять его, улучшать… Альфред Кох. А нельзя наоборот: сначала улучшить, а потом расширять уже улучшенную модель? Игорь Свинаренко. Так, они говорят, что улучшить без того, чтобы всем объединится – нельзя. Надо сначала собрать весь Русский мир, а без этого никакого улучшения не получится... Что там еще? Про Новороссию вроде совсем перестали писать. И про коридор в Приднестровье – тоже. Захар, бывший наш с тобой собутыльник, поехал в Донбасс замполитом. Я его когда-то призывал других не звать на войну, если сам не едешь. И вот он как бы отвечая – мне и другим – уехал.  Альфред Кох. Правда, злопыхатели пишут, что он все больше по Москве лазит. Ну, да ладно… А что Шаргунов? Игорь Свинаренко. Не поехал. Альфред Кох. Что так? Грыжа? Плоскостопие свалило бойца? Игорь Свинаренко. А он же депутат. Много дел. Теперь он себе не принадлежит: у него избиратели. Вообще, то, что происходит в России, вызывает во мне оптимистические мысли.  Альфред Кох. И какие же? Игорь Свинаренко. А такие, что я уже старый и мне, может, скоро помирать. А вы тут е… как хотите. И мне не надо будет про всё это думать. Альфред Кох. Но детям твоим надо будет думать?  Игорь Свинаренко. Детям – да... Но, с другой стороны, настал какой-то момент истины. И максимальной свободы. Люди делают и говорят всё, что хотят, демонстрируют свой идиотизм – и никто над ними не смеется... Всякий может демонстрировать свою придурь! Я при советской власти думал: если появятся свободные газеты, люди почитают их и устроят нормальную вменяемою жизнь. Поняв всё, станут жить по-людски. И даже еще в девяностые была иллюзия, что власть – наша. А дальше просто не пошло. Мы думали, что дело в советской власти, а дело оказалось - в людях. Как сказал Чехов, все беды людей от того, что 9 человек из десяти непроходимо глупы. Или, как мне сказал один старый писатель, народ – говно.  Альфред Кох. А у меня есть выражение, я сам его изобрел: делайте, что хотите, но рано или поздно у вас всё равно ничего не получится. Как говорил Столыпин: «В России каждые десять лет меняется все, а за двести лет - ничего». Таким образом, рано или поздно у вас опять ничего не получится… Или все еще «у нас»? Как ты думаешь, я еще могу говорить – «у нас»? Игорь Свинаренко. Тебе хорошо – ты любишь жить в эмиграции. Ты доволен. У тебя всё в порядке. Альфред Кох. Не понимаю, почему ты говоришь о моей жизни как о жизни в эмиграции. Какая эмиграция? У христианина нет отечества… Я перемещаюсь по земному шару. У меня весь мир - страна родная. Я не понимаю почему я должен думать о своей жизни как об эмиграции? Ты знаешь мою биографию... Я не родился в России. Я родился и жил в Казахстане. Когда я в России жил, я с одного места на другое переезжал. Перемещался по ней. Я 8 лет прожил в Казахстане, 9 лет прожил на Волге. Потом – 15 лет в Питере. После ещё 15 в Москве. Теперь живу в Германии. Не знаю с какого года считать: 4 года или 13 лет, с тех пор как я тут первую гостиницу купил? В Нью-Йорке мне было хорошо, когда я там жил. И ты, кстати, тоже много раз говорил, что Нью-Йорк – это город, в котором ты мог бы спокойно жить. Игорь Свинаренко. Да, если бы эмигрировал. Альфред Кох. Да. И я с тобой согласен: Нью-Йорк - это город, в котором ты не чувствуешь себя чужаком. Вот, сейчас где твоя родина – в Москве или в Донбассе? Игорь Свинаренко. Мне кажется, ты просто себя уговариваешь, что все в порядке. Альфред Кох. Нет. Я действительно не могу тебе сказать, что мне роднее – Тольятти или Усть-Каменогорск? Или: Питер или Москва? München или New York? Я тут проездом был в Нью-Йорке. Прошелся мимо «Русского самовара», мимо Линкольн –центра, по Бродвею погулял… Реально ком в горле. Кроме шуток. Как если бы я по Питеру гулял. И вот скажи мне: что такое – родина? Игорь Свинаренко. Кстати, зачем ты в Германии поселился в деревне? Альфред Кох. Мне здесь нравится. Так случилось. Каждому овощу, как говорится, свой срок. Или, в данном случае – грядка. Игорь Свинаренко. Деревенщина ты. Альфред Кох. Да. Я со всех сторон – из крестьян. Мне тут нравится. Горы, леса, луга. Коровы. Пахнет сеном, молоком и навозом. Запах детства… Летом жара, в горы ходим. Зимой - снега по пояс. Мы на лыжах катаемся… Я живу в часе езды от центра Мюнхена. Я и в России жил в часе езды от Москвы: на Рублевке. Просто там всё время пробки, очень медленно едешь. А тут – 120 км в час. 40 минут – и ты уже подъезжаешь к городу… Игорь Свинаренко. То, что ты заранее перебрался в Германию, еще до уголовки – это у тебя бизнес-чутье. Ты рассказывал что принял решение продавать русские акции – когда стоял в пробке на Рублёвке под рекламным щитом: «70 000 долларов за сотку в Барвихе, налетай!» Ты сказал себе: «Нет, это не бизнес! Это крах и тупик!» И тут же позвонил своему маклеру и велел продавать акции.  Альфред Кох. Да, что-то было такое… Игорь Свинаренко. А твой партнер отказался продавать. Но, по-моему, у него тоже всё в порядке? Альфред Кох. Да. Но не называй эту чутьем. Может, я и не выиграл от этого, а проиграл, потому что цены после еще долго росли. Это был 2006 год, а рынок рухнул только в 2008-ом.   Продолжение следует

19 ноября, 08:07

История бренда Адидас и как он завоевал мировой рынок спортивных товаров

Бренд Адидас более полувека лидирует на рынке спортивных товаров. Его история - это путь от домашней мастерской по пошиву тапочек до всемирного признания. Такой успех стал возможным благодаря упорству, изобретательности и увлеченности спортом Ади Дасслера, создателя марки и идейного вдохновителя Адидас.

22 мая, 12:34

10 теорий заговоров, которые оказались правдой

Как правило, теории заговоры возникают тогда, когда не хватает подтвержденных фактов, связанных с противоречивым, а иногда и трагичным событием.

27 апреля, 08:24

Станет ли ракета «Циркон» чудо-оружием российского флота?

Новая российская гиперзвуковая противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».В этом году ракета проходит государственные испытания, а после принятия на вооружение ей будут оснащены тяжелые атомные крейсера «Петр Великий» и «Адмирал Нахимов». Предполагается, что «Цирконы» заменят тяжелую противокорабельную ракету П-700 «Гранит». Дальность полета «Циркона», согласно открытым источникам, 350-500 км.Помимо ракетных крейсеров, планируется оснастить «Цирконами» атомные эсминцы проекта «Лидер», атомные подлодки класса «Ясень» и атомные субмарины пятого поколения «Хаски», модифицированные для уничтожения авианосных ударных групп. В конце марта этого года министр обороны Сергей Шойгу назвал «Цирконы» «главной ударной силой флота РФ». По его словам, «Циркон» «одним ударом сможет уничтожить новейший британский авианосец».Как выглядит ракета «Циркон», достоверной информации нет по понятным причинам. Тактико-технические характеристики (ТТХ) «Циркона» засекречены, в том числе и «экстерьер этой ракеты». Изображений настоящего «Циркона» никто в открытых источниках не приводил, а та картинка, которую дает «Гугл» - это просто рисунок перспективного гиперзвукового летательного аппарата. Вернее, аппарата с гиперзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Расположение гиперзвукового прямоточного воздушно-реактивного двигателя под корпусом летательного аппарата (ЛА) или ракеты предназначено для создания дополнительной подъемной силы за счет выхлопа двигателя и характерно для всех гиперзвуковых ЛА.Разработка гиперзвуковых ЛА сдерживается высокой стоимостью летных испытаний и невозможностью полноценных наземных испытаний. Лишь в самое последнее время специалисты по вычислительной гидрогазодинамике накопили достаточное количество экспериментальных данных для реалистичного компьютерного моделирования проблем, связанных с полетом гиперзвуковых ЛА.Большинство экспериментов с гиперзвуковыми ЛА засекречены. Экспериментальный гиперзвуковой беспилотник «X-43» корпорации «Боинг» 16 ноября 2004 года установил рекорд скорости в 11 850 км/ч (Мах 9,6 = 3,2 км/с). В сентябре прошлого года Индия сообщила об испытаниях гиперзвукового прямоточного воздушно-реактивного двигателя (SCRAMJET).Ряд российских военных экспертов прогнозирует ослабление роли авианосных ударных групп США в пользу российских атомных крейсеров, которые предполагается оснастить гиперзвуковыми «Цирконами». Дело в том, что современные системы ПВО рассчитаны на перехват ракет, движущихся со скоростью не больше 2,5М, то есть не более 2,5 тысяч километров в час.Справка: Число Маха представляет собой отношение скорости течения воздушного потока в данной точке к местной скорости распространения звука в движущейся среде. Названо в честь австрийского учёного Эрнста Маха. Численное выражение числа Маха зависит, прежде всего, от высоты полёта (чем больше высота, тем ниже скорость звука и выше число Маха). Число Маха — это истинная скорость в потоке (то есть скорость, с которой воздух обтекает, например, самолёт), делённая на скорость звука в конкретной среде, поэтому зависимость является обратно пропорциональной. У земли скорость, соответствующая 1 Маху, будет равна приблизительно 340 м/с (скорость, с которой люди привычно считают расстояние приближающейся грозы, измеряя время от вспышки молнии до дошедших раскатов грома) или 1224 км/ч. На высоте 11 км из-за падения температуры скорость звука ниже — около 295 м/с или 1062 км/ч. Стоимость ракет «Циркон» неизвестна, но она в любом случае гораздо выше стоимости тех же «Калибров». Поэтому дорогостоящие гиперзвуковые противокорабельные ракеты будут нацелены на уничтожение самых крупных кораблей потенциального противника, в первую очередь авианосцев.Чисто теоретически «Цирконы» могут уничтожить или значительно повредить крупный корабль противника, в том числе и авианосец, за счет высокой кинетической энергии, даже без наличия боеголовки. Однако, авианосная ударная группа США (АУГ), в которую входят десяток кораблей охранения и обеспечения, в том числе пара атомных подводных лодок, создает глубокую эшелонированную оборону глубиной до 700 километров. Если учесть, что предполагаемая дальность «Цирконов» не более 500 километров, то ни подводную лодку, ни атомный крейсер или другой надводный корабль на такое расстояние просто никто не допустит, а если такое все же произойдет, то ответный удар АУГ гарантированно уничтожит запустивший ракету корабль. Имеет реальные шансы поразить одной единственной ракетой американский авианосец затаившаяся на прибрежном шельфе даже одиночная подводная лодка. Именно поэтому американские АУГ до сих пор остаются на солидном отдалении от берегов КНДР, где могут находится в засаде северокорейские подлодки «Синпо», вооруженными ядерными ракетами.На равных вести бой с авианосной ударной группой может только другая авианосная ударная группа, либо береговая оборона таких стран как Россия и Китай. Что касается американцев, то они долгое время просто пренебрегали разработкой высокоскоростных и гиперзвуковых противокорабельных ракет, так как полагались на подавляющее численное превосходство над любым противником. Их дозвуковые противокорабельные ракеты «Гарпун», разработка которых началась еще в 1965 году, - это оружие флота-гегемона. Военно-морская доктрина США в течение многих лет была нацелена на то, чтобы побеждать не столько качеством, сколько количеством. Массированный удар тысяч «Томагавков» и «Гарпунов» способен перенасытить ПВО и ПРО любой страны, включая Россию и Китай. Кстати, именно поэтому главным фактором стратегического сдерживания является ядерное оружие, а не конвенциональные вооруженные силы. Типичным флотом-гегемоном был британский «Гранд Флит» во время первой мировой войны. В Ютландском морском сражении германский «Флот Открытого Моря» имел преимущество и потопил значительно больше кораблей англичан. Но после этого боя соотношение сил настолько изменилось в пользу британского флота, что германские тяжелые корабли никогда больше за всю войну не выходили в открытое море.Противника, имеющего подавляющее численное превосходство, можно попытаться остановить с помощью так называемого «чудо-оружия» (вундер -ваффе). Таким чудо-оружием были германские ракеты «ФАУ-1» и «ФАУ-2», а также реактивные истребители Ме-262. Но они появились слишком поздно, да и в небольшом количестве. Вторая мировая война была выиграна Советским Союзом и США за счет общего численного превосходства в количестве вооружений и военной техники, а также необходимых ресурсов.Танки Т-34-85 и «Шерман» уступали немецким «Тиграм» и «Пантерам», но их было настолько больше, что к концу войны все сухопутные сражения, учитывая такое же превосходство в артиллерии и ВВС, неизменно заканчивались в пользу союзников.Японский флот, попытался притормозить неизбежное поражение в противостоянии с американским ВМФ, прибегнув к тактике «камикадзе», но результат оказался близким к нулю. Впервые тактика применения «смертников» (тех же камикадзе) принесла успех джихадистам во время нынешних боевых действий на Ближнем Востоке. Но и это чудо-оружие уступает совокупной военной мощи ведущих мировых военных держав, которые близки к тому, чтобы полностью вытеснить ИГИЛ (запрещен в РФ) из крупных городов и остановить процесс создания террористического государства.Чудо-оружием древности были железные мечи древних ассирийцев, македонская фаланга, боевые слоны Ганнибала и греческий огонь Византии. Стоит вспомнить и устрашавшие римлян боевые машины Архимеда. Но все эти вундер-ваффе рано или поздно уступали сбалансированной и маневренной боевой мощи более передовых в социальном и военно-техническом отношении государств.Ракеты «Циркон», безусловно, могут стать грозным оружием против любого возможного противника. Но сыграть серьезную роль в достижении военной победы в реальных сражениях они могут, лишь став составной частью сбалансированной и мощной военной машины, сравнимой количественно и качественно с вооруженными силами тех же США. Представляется, что в обозримом будущем России не удастся достигнуть баланса в конвенциональных вооруженных силах с США и НАТО. Поэтому утверждения, что ракета «Циркон» может «одним ударом» уничтожить какой-либо авианосец, носят чисто декларативный характер.И это на самом деле не так уж плохо.Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук http://argumentiru.com/army/2017/04/463012