• Теги
    • избранные теги
    • Люди89
      • Показать ещё
      Разное107
      • Показать ещё
      Страны / Регионы116
      • Показать ещё
      Формат1
      Компании15
      • Показать ещё
      Сферы5
      Международные организации5
      Показатели1
      Издания3
09 декабря, 08:44

ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел

Американцы пытаются сделать Черное море натовским озером

07 декабря, 09:13

Как СССР формировал современные границы Литвы

Советский Союз сформировал Литву в её современных границах, присоединив к ней почти 20% её нынешней территории и свыше 550 тыс. человек населения.

29 ноября, 11:03

Как Сталин добирался на Тегеранскую конференцию

Источник: ИА Regnum С 28 ноября по 1 декабря 1943 года в столице Ирана Тегеране руководители СССР, США и Великобритании — Сталин, Рузвельт и Черчилль обсуждали положение на фронтах Второй мировой войны. Об этой конференции написано много, снят знаменитый фильм «Тегеран-43», есть воспоминания советских разведчиков. Тем не менее осталось ещё множество нераскрытых загадочных сюжетов. Об одном из них — как и какими путями лидеры СССР, Англии и США добирались до Тегерана сегодня речь. Карта Ирана. Тегеран. Граница 1941—1943 Дороги, которые вели союзников из Москвы, Вашингтона и Лондона в Тегеран, были полны трудностей и опасностей. Сталин, Черчилль и Рузвельт обменялись 32 посланиями, прежде чем определили сроки и место встречи. Сталин предлагал провести конференцию на территории СССР — на юге, в Астрахани, либо на севере, в Архангельске. Рузвельт же считал, что территория СССР для переговоров не подходит, и предлагал собраться на Аляске. Варианты Багдада и Каира тоже были отклонены. Черчилль говорил о Скапа-Флоу на Оркнейских островах Англии. В конце концов, выбрали Тегеран. Причины понятны. Территория этой страны контролировалась советскими, английскими и частично американскими войсками. Части Красной Армии и британский военный контингент вошли в Иран в конце 1941 года. Американские войска появились там в конце 1942 года. Но обстановка в Иране оставалась сложной. После отречения и отъезда из Ирана Реза-хана на престол был возведен его старший сын Мохаммед-Реза. Официальные представители Германии и ее союзников, а также большинство их агентов были интернированы и высланы. Тем не менее в начале сентября 1943 года в Тегеран были заброшены две группы немецких диверсантов: одна в район, где проживали кашкайские племена, другая — через границу Турции под видом торговцев чаем. Связано это было с тем, что сведения о планируемой в Тегеране встрече Сталина, Черчилля и Рузвельта стали все же известны германской армейской разведке. Историки считают, что «утечка» произошла от законспирированного агента Абвера «Цицерона» в британском посольстве. На основе этой информации в штабе адмирала Канариса был разработан план операции «Длинный прыжок», направленной на ликвидацию лидеров «большой тройки».Так что опасности для Сталина, Рузвельта и Черчилля были реальными. Американский линкор «Айова» 13 ноября 1943 года линкор «Айова», эскортируемый эсминцами, на борту которого находился президент Рузвельт, вышел в Атлантический океан, взяв курс к берегам Африки и утром 20 ноября пришвартовался в алжирском порту Оран. 22 ноября самолет Рузвельта приземлился на каирском аэродроме английских ВВС. Черчилль отправился в путешествие из Плимута на корабле «Ринаун», который утром 21 ноября бросил якорь в Александрии. В Каире состоялись двусторонние англо-американские переговоры, на которых была проведена «сверка часов» перед встречей со Сталиным в Тегеране. 27 ноября Рузвельт прибыл на каирский аэродром. В 7 часов утра президентский самолет «Священная корова» поднялся в воздух и после почти семичасового беспосадочного полета приземлился на тегеранском аэродроме. Американская служба безопасности обеспечила строжайшую секретность — почти никто не встречал президента, не было выстроено почетного караула. Без эскорта бронемашин Рузвельт проследовал в миссию США в Иране, став гостем американского посланника Луиса Дрейфуса. Черчилль направился из Каира в Тегеран также на рассвете 27 ноября, но своим путем. В Тегеране его встретили с большей помпой и меньшей степенью безопасности. Президент Франклин Рузвельт на C-54 Skymaster (самолёт с названием «Священная корова») Особые мероприятия по обеспечению безопасности приезда Иосифа Сталина в Тегеран предпринимала и Москва. В первую очередь в любой секретной переписке было строжайше запрещено употреблять слово «Тегеран». 12 октября 1943 года в район Астары в Азербайджан прибыл специальный полк НКВД. Задача, для выполнения которой эта часть была специально создана, состояла в обеспечении безопасности Тегеранской конференции. Если подходить к этому вопросу с формальной точки зрения, то справка, подготовленная одной из российских спецслужб о маршруте Сталина из Москвы в Тегеран и опубликованная в одном из выпусков газеты «Комсомольская правда», не вызывает острых вопросов. Тем более что сведения, приведенные в этом материале, не повергаются сомнениям со стороны большинства современных историков.Но. Литерный поезд № 501 Вечером 22 ноября 1943 года Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов и Клим Ворошилов отбыли специальным поездом из Москвы в Баку. Литерный поезд № 501 шел по маршруту Москва — Сталинград — Баку. Сталин располагался в отдельном бронированном вагоне, весившем более 80 тонн. В отдельном вагоне ехал и Берия, ответственные работники Наркомата иностранных дел и Генерального штаба. По пути следования не обошлось без «приключений». На одном из участков пути поезд чуть было не попал под налет германских бомбардировщиков. Были и технические неполадки. Как следует из донесений, это происходило «из-за выделения неисправных паровозов, расплавления подшипников, горения буксов, выявления лопнувших рельсов…». Поездная бригада еле-еле укладывалась в график. 26 ноября литерный поезд № 501 прибыл на станцию Килязи, что в 85 километрах от Баку. Литерный поезд № 501 Недавно бакинский историк Эльчин Гасанов разыскал в местных архивах отчетную справку, составленную, судя по всему, одним из азербайджанских партийных работников. В ней утверждается, что Сталин все же прибыл на главный железнодорожный вокзал Баку «Сабунчи», где его встретил тогдашний Первый Секретарь Азербайджана, Мир-Джафар Багиров. Они уселись в служебную машину, и Сталин попросил прокатиться по улицам Баку, так как он тут был в последний раз в 1920 году. Спустя несколько часов, как утверждает историк Эльчин Гасанов, Сталин улетел в Тегеран. Теперь попытаемся сопоставить приведенную информацию с той, которая содержится в мемуарах Александра Евгеньевича Голованова, командующего Дальней авиацией. «В Баку было четыре часа утра, когда мне позвонил Сергей Круглов, начальник оперативного управления НКВД, и сообщил, что в пять часов я должен быть на вокзале, — пишет Голованов. — Не успел поезд ещё остановиться, как я услышал свою фамилию и направился к вагону, откуда меня позвали. Прошел в салон, где, кроме Сталина, были Ворошилов, Молотов и Берия. Поздоровавшись, Сталин спросил, все ли в порядке. Ответив утвердительно, я доложил, что погода, как говорится, по заказу. Кругом тихо, на всем маршруте безоблачно, болтанка отсутствует. Выслушав меня, Сталин сказал, что имеется в запасе день. В Тегеране нужно быть завтра, и поэтому он предлагает мне слетать туда и вечером вернуться обратно, а завтра вместе полетим в Тегеран. Решение было принято, и некоторое время спустя все отправились на аэродром, где уже ждали самолеты. Машины поднялись в воздух, по-моему, часов в восемь утра. Самолеты дошли до Тегерана отлично». Александр Евгеньевич Голованов Но Александр Голованов не ставит «точку». В момент, когда вышли в свет его мемуары, аналогичные воспоминания были уже опубликованы маршалом С.М. Штеменко. В этой связи Александр Голованов счел необходимым сделать следующую ремарку: «Некоторые авторы мемуаров делают попытку описать полет Сталина в Тегеран по-своему, как будто они присутствовали при этом или, по крайней мере, знали, как шла подготовка к полету и его организация. Так, С.М. Штеменко в своей первой книге «Генеральный штаб в годы войны» пишет: «…К вечеру приехали в Баку. Здесь все, кроме меня, сели по машинам и куда-то уехали. Я ночевал в поезде. В 7 часов утра за мной заехали, и мы отправились на аэродром. На летном поле стояло несколько самолетов Си-47. У одного из них прогуливался командующий ВВС А.А. Новиков и командующий Авиацией дальнего действия А.Е. Голованов. У другого самолета я заметил знакомого мне летчика В.Г. Грачева. В 8 часов на аэродром прибыл И.В. Сталин. Новиков доложил ему, что для немедленного вылета подготовлены два самолета: один из них поведет генерал-полковник Голованов, другой — полковник Грачев. Через полчаса пойдут ещё две машины с группой сотрудников Наркоминдела. А.А. Новиков пригласил Верховного Главнокомандующего в самолет Голованова. Тот сначала, казалось, принял это приглашение, но, сделав несколько шагов, вдруг остановился. Маршал авиации Александр Новиков на командном пункте. 1943 — Генерал-полковники редко водят самолеты, — сказал Сталин, — мы лучше полетим с полковником. И повернул в сторону Грачева. Молотов и Ворошилов последовали за ним. — Штеменко тоже полетит с нами, в пути доложит обстановку, — сказал Сталин, уже поднимаясь по трапу. «Нужно сказать, что написанное С.М. Штеменко не соответствует действительности, — уточняет Голованов. — Во-первых, поезд прибыл в Баку ранним утром, а не накануне вечером; во-вторых, А.А. Новиков не мог прогуливаться с А. Е. Головановым около самолета просто потому, что Новикова там не было, и о полете Сталина в Тегеран он ничего не знал. Если бы Новиков действительно был на аэродроме, он не мог докладывать Верховному о генерал-полковнике Голованове, ибо последний имел воинское звание маршала; в-третьих, ни с кем никакого разговора на аэродроме Сталин не вел, ибо и вести-то его было незачем, так как все вопросы полета были решены в вагоне. Свидетельствую все это, как лицо, несшее прямую ответственность как за всю организацию, так и за сам полет в Тегеран и обратно». Но перед нами лежат ещё одни «Воспоминания», написанные сотрудником Госбезопасности Александром Яшиным: «Сталин и его свита сразу же проследовали на аэродром, где их уже ждали шесть американских самолетов «Дуглас» С-47. Как в Тегеран, так и обратно вся делегация летела в одном самолете, что, на мой взгляд, было очень опасно. За штурвалом первого самолета был командующий авиацией дальнего действия маршал Александр Голованов, а второго — личный пилот Сталина полковник Валентин Грачев. Когда руководители СССР подходили к первому самолету, у него чихнул мотор. А это, как известно, плохая примета. Сталин развернулся, и все пошли во второй самолет — к Грачеву. Полет от Баку до Тегерана продолжался 50 минут. Около полудня 26 ноября «Дуглас» со Сталиным на борту благополучно приземлился в Тегеране». С-47 Теперь наступает очередь процитировать ещё одни «воспоминания» якобы свидетеля событий Юрия Тихонова, которого разыскали липецкие журналисты: «Утром, в четыре часа, Сталин прибыл на станцию Килязи, в 85 километрах от Баку. Следующая остановка — военный аэродром «Бина», откуда советская делегация должна была улететь в Иран. Вождю предоставили один из шести «дугласов» С-47. Доподлинно известно, что командиром экипажа был испанец, учившийся в Липецком авиацентре». Но окончательно запутывает ситуацию сын Лаврентия Берии Серго. Он пишет, правда, со ссылкой на рассказ упомянутого уже Сергея Штеменко, в то время начальника Оперативного управления Генерального штаба: «Литерный шел на Сталинград, затем проехали Кизляр, Махачкалу. О станции назначения Сергей Матвеевич не имел ни малейшего представления. Лишь однажды, пригласив Штеменко после очередного доклада о положении на фронтах пообедать, Сталин заговорил со своими спутниками о какой-то конференции, в которой должны были участвовать Рузвельт и Черчилль. Обедали часа полтора, и все это время разговор шел лишь о предстоящей встрече. По словам генерала Штеменко, в Баку прибыли вечером. Утром на летном поле стояло несколько самолетов Си-47. У одного из них прогуливались командующий ВВС, будущий Главный маршал авиации и дважды Герой Советского Союза Александр Александрович Новиков, он же заместитель наркома обороны по авиации, и командующий авиацией дальнего действия, тоже будущий Главный маршал авиации, Александр Евгеньевич Голованов. У другого самолета генерал Штеменко увидел знакомого летчика В.Г. Грачева. Когда в восемь утра на аэродром приехал Сталин, Новиков доложил, что к полету готовы два самолета. Первый поведет генерал-полковник Голованов, второй — полковник Грачев. Верховному предложили лететь с Головановым». «Вспоминая об этом случае, генерал армии Штеменко упустил одну деталь — полковник В.Г. Грачев пилотировал самолет члена ГКО Лаврентия Павловича Берия, — уточняет далее Серго. — Вместе они и прибыли в Тегеран — Сталин, Молотов, Ворошилов и мой отец. Этим же самолетом полетел и генерал Штеменко, доложив в воздухе руководителям страны обстановку, сложившуюся на фронтах за минувшие сутки. В самолете, который вел генерал-полковник Голованов, летели ответственные сотрудники Наркомата иностранных дел и охрана. Вслед за этими машинами курс на Тегеран взяли ещё несколько самолетов. После трехчасового полета полковник Грачев повел самолет на посадку». Вид с места летчика С-47 Наконец, нельзя обойти вниманием ещё один документ, который оказался в нашем распоряжении. Он принадлежит участнику Великой Отечественной войны Василию Свиридову — одному из первых в Новороссийске, кого наградили памятным орденом «Маршал Жуков — защитник России». «Сталин прибыл в Тегеран на день раньше открытия конференции, — утверждает Свиридов. — Конечно, в свое время это была государственная тайна. Сталин прилетел в Тегеран на обыкновенном самолете — «кукурузнике» вместе с генералом Штеменко. Я по долгу службы также знал, что из Москвы Сталин добрался на санитарном самолете до Красноводска, потом на буксирном пароме по Каспию до иранского порта, а оттуда уж в Тегеран». То есть по этой версии Сталина вообще не было в Баку, поскольку до Красноводска можно на самолете добраться и из Сталинграда, затем перелететь в иранский портовый город Энзели, откуда на машине до Тегерана километров 100−150. Сопоставляя приведенные факты, мы не ставим под сомнение свидетельские «показания» авторитетных участников событий. Они часто сходятся в деталях, но имеют серьезные принципиальные различия, при которых историку практически невозможно свести концы с концами. Например, как оценивать воспоминания личного переводчика Сталина Валентина Бережкова, которыми зачитывалась чуть ли не вся страна: «В Москве уже все было готово к отъезду в Тегеран на конференцию трех держав. Возглавляли делегацию Сталин, Молотов, Ворошилов (позже, в Тегеране, к ним подключился Берия). Они в бронированном поезде ехали через Баку в Иран, я же, по условиям, должен был лететь на самолете». По этой версии, Берия следовал в Тегеран своим особым маршрутом и присоединился к советской делегации только в Иране. Да и вообще, выходит, что Сталин прибыл в Тегеран на своем литерном поезде № 501, а не самолетом, как утверждают «очевидцы». Как после приведенных фактов следует оценивать целые сентенции Валентина Бережкова, на которые добросовестно ссылаются сейчас многие историки. Например, одно из них: «Мой самолет задержался в пути, и я ворвался в здание посольства буквально за 15 минут до встречи» большой тройки». Извинился перед Сталиным. Он был в маршальской форме, но, как и всегда, неряшлив: в мятых брюках и в своих неизменных кавказских мягких сапогах. Курил не трубку (врачи ему запретили), а папиросы «Герцеговина Флор». Сталин степенно прохаживался по комнате. Осень стояла здесь восхитительная: тепло, все цветет, в окна льется солнечный свет. Сталин говорит: «Товарищ Бережков, я буду сидеть у окна, вы — на этом месте (он показал на диван). Рузвельт же в коляске — напротив меня… Я понял: он хочет сидеть спиной к свету. Сталин не хотел, чтобы первое впечатление от оспы на его лице были неприятно президенту… Рузвельта в комнату привез слуга-филиппинец. Лидеры двух сверхдержав встречались впервые, но атмосфера во время переговоров была доверительной, непринужденной, не было предварительного изучения друг друга». Сталин и Рузвельт Советская делегация покинула Тегеран во второй половине дня 2 декабря. 1943 года. Первыми с тегеранского аэродрома, который усиленно охранялся специально введенным в иранскую столицу полком, в воздух поднялись два двухмоторных самолета. В одном из них был И.В. Сталин, во втором — группа экспертов Генерального штаба. Через некоторое время в Тегеран по военной радиосвязи поступило сообщение о том, что самолеты приземлились в Баку. Без приключений вернулись домой Рузвельт и Черчилль. В письме Рузвельту 6 декабря 1943 года Сталин, отмечая успех Тегеранской конференции и особое значение её решений, писал: «Надеюсь, что общий враг наших народов — гитлеровская Германия — скоро это почувствует».7 декабря 1943 года в советской печати было опубликовано сообщение о встрече руководителей СССР, США и Великобритании в Тегеране, напечатаны тексты Декларации и других документов, принятых в ходе конференции. В этот день в СССР впервые стало известно о том, что Сталин выезжал из Москвы и в течение четырех дней участвовал в переговорах в Тегеране с руководителями США и Великобритании. Оригинал размещён в моём блоге.

27 ноября, 22:00

Профессор Хасбулатов: политики идут в РАН ради титулов

Путин провел заседание президентского Совета по науке и образованию. Обсуждали стратегию научно-технического развития России, которую президент поручил подготовить еще в июле 2015 года. В конце заседания Путин обратился к президенту РАН Фортову с вопросом - зачем чиновники стремятся в академики?

11 ноября, 11:03

30 лет назад. «Улыбка сибирской зимы» Вячеслава Молотова

Источник: foto_history В 40-е и 50-е годы портрет Молотова не раз появлялся на обложке журнала «Time» Исполнилось 30 лет со дня смерти В. М. Молотова (1890—1986), одного из организаторов Октября 1917 года и бывшего главы Советского правительства. Когда-то имя Вячеслава Михайловича знал каждый советский школьник, а в 70-е годы, когда я начал учиться в школе — не знал ни один. «Молотов? — Кто такой Молотов?» — удивлённо спросили бы они все в один голос, включая и меня самого, услышав эту фамилию. А ведь биографическая справка о нём всё-таки сохранялась в советских энциклопедиях, причём его наделили невиданным титулом «советский политический деятель». (Дело в том, что написать о нём, как обычно было принято — «советский партийный и государственный деятель» — посчитали неуместным, ведь он был в то время исключён из КПСС). И в художественных фильмах тех лет он тоже присутствовал: например, в популярнейшем в 70-е годы сериале «17 мгновений весны» именно он даёт официальную выволочку британскому послу, хотя и показан в этой сцене в основном со спины. Я ещё застал «последний взлёт» Вячеслава Михайловича: в 1984 году, во время недолгого правления К. У. Черненко, его пригласили в ЦК КПСС и состоялась историческая беседа тогдашнего генсека и упрямого лидера антихрущёвской «антипартийной группы». Константин Устинович лично вручил Молотову партийный билет и поздравил его с восстановлением в партии, чего тот добивался почти четверть века. Об этом сообщили в советской прессе. Западная печать оживлённо откликнулась на это событие, его комментировали «радиоголоса», которые тогда были аналогом нынешних оппозиционных интернет-сайтов. Одна западная газета поместила карикатуру, где пожилой Черненко вручает ещё более престарелому Молотову партбилет, с иронической подписью «Черненко готовит себе преемника»... Вячеслав Михайлович в 20-е и 30-е годы, как известно, принял самое деятельное участие в разгроме «левой оппозиции» Троцкого. Но история — дама ироничная, и после победы над троцкистами Вячеслав Михайлович, по ряду вопросов расходившийся со Сталиным (чего он позднее нисколько не отрицал), сам оказался в роли своего рода «оппозиционера» в Кремле. Настолько, насколько это вообще было возможно в те времена. Так было и при Сталине, причём в последние годы его жизни расхождения между ними достигли наивысшего градуса. Но при этом Молотов был единственным человеком из выступавших на похоронах Сталина, в чьей речи сквозь сухие официальные слова пробилось живое чувство... Ну, а потом был 1957 год, и Никита Хрущёв победоносно разгромил новую левую оппозицию в Кремле — т. н. «антипартийную группу» во главе с Молотовым, участников которой обозвали «начётчиками и догматиками». Потом был ещё 1961 год, когда на XXII съезде партии Молотова и его единомышленников ещё крепче заклеймили и исключили из партии. «Молотов-коктейль». Карикатура из нидерландской печати: Никита Хрущёв стремится ещё плотнее «спрессовать» своего упрямого оппонента Василий Ефанов. И. В. Сталин и В. М. Молотов с детьми. 1947 год В 70-е и 80-е годы очень большую и ценную для истории работу сделал поэт Феликс Чуев, который на основании встреч с Молотовым составил книгу «140 бесед с В. М. Молотовым». В общем, эта очень ёмкая и содержательная книжка обязательно должна стоять на полке (ну, или находиться в закладках браузера) любого человека, всерьёз интересующегося советской историей, даже вне зависимости от его отношения к В. М. Молотову лично. (А желающие насладиться полной коллекцией симптомов заболевания «либерализм головного мозга», могут прочитать послесловие к книге, написанное доктором исторических наук, профессором кислых щей неким г-ном Кулешовым. Без такого антикоммунистического послесловия книжка эта выйти в годы перестройки, конечно, не могла). Советский шарж на Молотова 1931 года В 1986 году Молотова не стало. Последнего человека, принимавшего прямое участие в подготовке Октября. Но никто из тогдашнего советского руководства не посчитал нужным прийти на его похороны или прислать свои соболезнования... Официальное сообщение о смерти бывшего главы Совнаркома, сухое и краткое, появилось в газетах с опозданием. Впрочем, по случаю его смерти был объявлен государственный траур... в Албании. «Вячеслав Молотов — человек выдающихся способностей и хладнокровно беспощадный, — писал о нём Уинстон Черчилль. — Его улыбка сибирской зимы, его тщательно взвешенные и часто мудрые слова, его любезные манеры делали из него идеального выразителя советской политики в мировой ситуации, грозившей смертельной опасностью... Дожив до старости, я радуюсь тому, что мне не пришлось пережить того напряжения, какому он подвергался, – я предпочел бы вовсе не родиться. Что же касается руководства внешней политикой, то Сюлли, Талейран и Меттерних с радостью примут его в свою компанию, если только есть такой загробный мир, куда большевики разрешают себе доступ». Современная статуэтка В. М. Молотова для какой-то игры на историческую тему Оригинал размещён в моём блоге.

08 ноября, 06:08

«Господин Нет» Красной империи

30 лет назад, 8 ноября 1986 года, ушёл из жизни Вячеслав Михайлович Молотов. Вячеслав Молотов был одной из главных фигур в советской политике с 1920-х годов, когда он возвысился при поддержке Сталина. Фактически Молотов стал вторым лицом в советском государстве и пользовался большой популярностью в народе.

29 октября, 05:28

Кондитерский и прочие тормоза

При виде журналистки Сони Кошкиной, ведущей программы «Левый берег с Соней Кошкиной», у министра иностранных дел Украины Павла Климкина случился очередной приступ воинственного патриотизма. Дыша в пупок пышнотелой медийщице, Павел и себе решил побыть «хероем» и низвергнуть в тартарары целый «Мордор», откуда он, кстати, родом... Но этому выходцу из Курска, видимо, мало было трелей знаменитых тамошних соловьев. Звуки трембит настоящих смерековых ариев и укров из Карпат и Триполья позвали его в дорогу, и он совершил удивительный кадрово-ментальный кульбит. Не только поменял родину, но и из выпускника факультета аэрофизики и космических исследований Московского ФТИ стал дипломатом №1 независимой Украины, Что, опять же кстати, говорит об уровне и страны, и ее дипломатии. Но то пустое...

08 октября, 07:30

Мемория. Полина Осипенко

8 октября 1907 года родилась легендарная летчица Полина Осипенко   Личное дело Полина Денисовна Осипенко (в девичестве Дудник, 1907—1939) родилась в селе Новоспасовка (ныне — Осипенко Запорожской области Украины) в большой крестьянской семье, где была девятым ребенком. Окончив два класса церковно-приходской школы, работала нянькой, а когда подросла — батрачкой. После революции стала птичницей на птицефабрике. Окончила вечернюю школу, была назначена заведующей птицефабрикой. В 1926 году вышла замуж за односельчанина, военного летчика Степана Говяза. В 1931 году уехала к мужу в поселок Кача под Севастополем, где тот служил. Говяз готовил ее к поступлению в Качинскую школу военных летчиков. С первой попытки 24-летней Полине поступить не удалось, и она устроилась на работу в столовую при училище. По легенде, во время визита на Качинский аэродром Климента Ворошилова упросила его принять ее в училище. Так или иначе, в 1933 году стала летчицей. Годом ранее вступила в ВКП(б). Служила в Бобруйской авиабригаде — летчицей, затем командиром звена истребителей. Когда Полину Говяз как одну из женщин-пилотов стали готовить к авиационным рекордам, ее мужа отправили в Ростовскую область. Позже он был репрессирован, а Полина в 1935 году повторно вышла замуж за однополчанина Александра Осипенко — командира летного звена, участника войны в Испании. В 1937 году Полина Осипенко побила сразу три мировых рекорда по высотным полетам. 22 мая поднялась на самолете МП-1 («Морской пассажирский первый») на 8864 метра, улучшив рекорд для женщин-пилотов на самолетах с поршневыми двигателями сразу на три километра. 25 мая того же года побила рекорд по максимальному набору высоты с грузом в 500 килограммов — поднялась на 7605 метров. В тот же день побила рекорд с грузом в тонну, поднявшись на 7009 метров. «Вам удалось выжать из машины все!» — заявил летчице представитель конструкторского бюро. В 1938 года совместно с сокурсницей по Качинскому училищу Верой Ломако и Мариной Расковой установила рекорд полета по замкнутому кругу на гидросамолете. Из Севастополя через Евпаторию и Очаков, и обратно в Севастополь летчицы добрались за девять с половиной часов, пролетев 1749 километров. 2 июля 1938 года женский экипаж во главе с Осипенко на МП-1 пролетел по маршруту Севастополь — Киев — Новгород — Архангельск, преодолев 2416 километров Газета «Правда» писала: «Вслед за Владимиром Коккинаки и Александром Бряндинским, совершившими беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток блестящий успех выпал на долю трех советских летчиц — Осипенко, Ломако и Расковой». Летчицы были награждены орденами Ленина. 24 сентября 1938 года экипаж в составе командира Валентины Гризодубовой, второго пилота Полины Осипенко и штурмана Марины Расковой на самолете Ант-37 «Родина» вылетел из Москвы на Дальний Восток. Полет происходил на специально переоборудованном самолете Ант-37 «Родина». За 26 часов 29 минут летчицы преодолели 6450 километров, поставив очередной мировой рекорд. В ноябре им — первым женщинам в СССР — было присвоено звание Героев Советского Союза. В мае 1939 года Осипенко вместе с Героем СССР, участником войны в Испании Анатолием Серовым (мужем актрисы Валентины Серовой) отправились в Рязанскую область на учебно-тренировочные сборы. 11 мая 1939 года во время отработки полетов по приборам их УТИ-4 («учебно-тренировочный самолет», ставший впоследствии И-16), сорвался в штопор, оба пилота погибли. В СССР был объявлен траур. Урну с прахом Осипенко нес к месту захоронения в Кремлевской стене Вячеслав Молотов, а урну Серова — сам Сталин. Летчице был всего 31 год.   Чем знаменита   Полина Осипенко. Известная летчица 1930-х, первая украинка, получившая звание Героя Советского Союза. На счету Полины Осипенко пять международных женских авиарекордов: три мировых рекорда по высотным полетам с грузом и без него; и два по дальности перелетов, в том числе знаменитый рейс из Москвы на Дальний Восток на самолете Ант-37 «Родина». Ее именем названы улицы и площади во многих городах бывшего СССР.   О чем надо знать 24-25 сентября 1938 года АНТ-37 «Родина» должен был долететь без посадки из Москвы в Комсомольск-на-Амуре. Из-за сложных погодных условий летчицы не нашли комсомольский аэродром и израсходовали горючее ближе к побережью Охотского моря. Командир экипажа Валентина Гризодубова решила сажать самолет в лесу. Штурман Марина Раскова по ее приказу выпрыгнула с парашютом. Осипенко и Гризодубова сели на болото в верховьях таежной реки Амгуни, установив рекорд по дальности перелета. В Москве летчиц встречали как героев. Во время поисков «Родины» столкнулись самолеты «Дуглас» и ТБ-3. В результате погибли 15 человек, включая командующего ВВС 2-й отдельной Краснознаменной армии Якова Сорокина и главного штурмана НИИ ВВС Александра Бряндинского. Следствие установило следующее: «Сорокин без какой бы то ни было надобности и разрешения центра… вылетел на ТБ-3 к месту посадки самолета "Родина", очевидно, с единственной целью — чтобы потом можно было сказать, что он, Сорокин, также принимал участие в спасении экипажа… Вслед за Сорокиным на "Дугласе" вылетел Бряндинский, который также не имел на то ни указаний, ни права, целью которого были, очевидно, те же мотивы, что и у Сорокина».   Прямая речь: О знакомстве Полины Осипенко с Валентиной Гризодубовой (летчица Марина Раскова в книге «Записки штурмана»): «Когда Полина приехала в Москву, мы вместе с ней отправились к Вале. Валя сидела в своем обычном летнем платье и баловалась с Соколиком (маленьким сыном Валерием — ред.). Полина смотрела на Валю с явным недоверием. Она в это время, наверное, думала: "Не может быть, чтобы такая "комнатная" с виду женщина была способна на дальний перелет". Действительно, Валя у себя дома ничем не напоминала Валентину Гризодубову, знаменитую советскую летчицу. Ничто в ней не обнаруживало летного человека. А когда мы с Валей сели за рояль и стали играть, Полина была совсем сбита с толку. Впоследствии она сама откровенно призналась, что в эти минуты думала: "Вот, какой-то женский базар. Несерьезное это дело..."». О любви к рыбе (там же): «Однажды вечером в выходной день мы с [летчицей] Верой [Ломако] гуляли по севастопольским улицам. Было уже не очень холодно, и мы шли в летних кожанках. Вдруг видим: навстречу идет человек в тяжелом кожаном пальто на меху, в руках — рыба. Мы удивились, что он так тепло одет, и даже пожалели его. Смотрим, да ведь это наша Полина. Она широко улыбается, помахивая своей рыбой. — Откуда такая огромная рыбища, Полина, зачем она тебе? — В Азовском море поймала, — хвасталась Полина. — Привезла сестре... Пусть изжарит». Об умениях морского летчика (там же): «Единственно, чего Полина не умела, это — плавать. Она тщательно скрывала от нас этот невинный недостаток, очевидно, опасаясь насмешек. Правда, трунили мы друг над дружкой весьма безобидно и трогательно. Полина научилась грести на байдарке, в которую села тоже в первый раз в жизни. И это нужно уметь морскому летчику. Байдарка ей так понравилась, что, сидя в ней и залихватски, как завзятый моряк, запуская весло в воду, Полина приговаривала: — Вот это здорово! Здорово! А я и не знала, как это хорошо. Однажды она ушла так далеко в открытое море, что сопровождавший нас доктор, оставленный далеко позади, стал кричать: — Вернитесь, вернитесь! Из медицинских соображений я не разрешаю плавать так далеко!» О любви к родным местам (там же): «В один из тренировочных полетов мы проходили вдоль берега Азовского моря. Я взглянула на Полину, лицо ее было очень мягким и добрым. Она внимательно смотрела вниз, на землю. Под нами был поселок. Что, думаю, она там ищет? Полина продолжала пристально смотреть вниз. Потом передает мне записку: "Это Новоспасовка, мое родное село". Привязала к карандашу записочку и бросила вниз: "Привет односельчанам! Полина Осипенко"».   6 фактов о Полине Осипенко Осипенко была далеко не единственной выпускницей Качинского военного авиационного училища летчиков. В одном 1933 году вместе с ней его закончили Вера Ломако, Лина Юдина, Мария Нестеренко, Тамара Казаринова, Надежда Сумарокова и Клавдия Уразова — всего шесть летчиц. Однажды Осипенко пригласила родных на аэродром и показала им фигуры высшего пилотажа — «петлю Нестерова», «штопор» и «бочку». В 1936 году на всесоюзном совещании жен командного состава РККА она торжественно поклялась: «Обещаю летать выше всех девушек мира!». В том же году за успехи в боевой и политической подготовке получила свою первую награду — орден Трудового красного знамени. Ее первый муж Степан Говяз писал родным: «Отдельные лица разбивали нас [с Полиной] своими переводами и разделами в разные стороны, что и привело к окончательному разрыву… В марте 1939 года я выйду на волю, и не приеду до тех пор, пока обратно не восстановлюсь в авиацию и не получу звание. Не подумайте, что я преступник в полном смысле слова, что я враг народа. Нет!». Из заключения он так и не вернулся. Самолет АНТ-37, который решили использовать для перелета Москва — Комсомольск-на-Амуре, претерпел значительные изменения. В КБ имени Сухого с машины сняли все военное снаряжение, по просьбе штурмана Марины Расковой изменили носовую часть, сделав сплошное остекление. Также заменили двигатели, установили дополнительные бензобаки и баки для масла, рации. Переоборудование обошлось в 975 588 рублей. Поэт Александр Твардовский посвятил летчице стихотворение «Полина»: «Над великой русскою равниной, / Над простором нив, лесов и вод / Летчица, по имени Полина, / Совершила славный перелет…»   Материалы о Полине Осипенко: Статья в Википедии Биография на Airaces.narod.ru Очерк журналиста Владимира Шака Биография на сайте «Одна Родина»

14 сентября, 09:43

Территориальные подарки буржуазной Литве от советских "оккупантов"

Оригинал взят у byrnas в Территориальные подарки буржуазной Литве от советских "оккупантов"В наши дни нередки случаи, когда политики одного из молодых государств членов ЕС, под названием Литва, то и дело вспоминают свое проклятое советское прошлое, про то, как их страна плохо жила под советской оккупацией, однако, про то, как эти самые советские оккупанты фактически сформировала Литву в ее современных границах, присоединив к ней запросто так почти 20% её нынешней территории и свыше 550 тыс. человек населения об этом, почему то этими политиками стыдливо умалчивается.         Из истории вопроса известно, что как только РСФСР в июле 1920 года признала независимость Литвы, то это новообразованное государство сразу вступило в борьбу с Польшей за Виленский край.         Что интересно, реальных оснований для притязаний на Виленский край у Литвы в то время не было. Об этом конкретно говорят сведения, представленные в Верховный Совет Антанты в 1919 году, из которых видно, что население Вильны на тот момент состояло на 56,2% из поляков, на 36,1% — из евреев.         На долю же литовцев приходилось всего 2,3%. От всего населения. В Виленском сельском округе соотношение польского населения также существенно преобладало над литовским и составляло как 87,3 к 3,6%.       Этнически и этнографически это были по настоящему польские земли и, хотя Польша подписала перемирие с Литвой, при этом она тайно вооружала повстанческую армию под командованием генерала Желиговского, которая 9 октября 1920 года вытеснила литовские части сначала из города Вильно, а потом и из большей части Виленского края.       На занятой территории Желиговский объявил о создании государства Срединная Литва, избранный сейм которого вскоре провозгласил присоединение Виленского края к Польше. 15 марта 1923 года конференция послов мирных держав, уполномоченных Лигой Наций, подтвердила законность этой акции, и до Второй мировой войны иного международного и правового документа о статусе этого края не было. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54         Кроме Вильно литовцы боролись с поляками еще за один регион, который находился в Прибалтике, за так называемый Мемельский край или как его ещё называли литовцы - Малая Литва.         По Версальскому мирному договору 1919 года Мемельский край был отторгнут от Германии и за владение им также началась борьба и опять между Литвой и Польшей. Варшава мечтала о незамерзающем порте в восточной Балтике, а Париж — союзник и покровитель Польши — при этом получал базу для своего флота в Мемеле для противодействия германскому ВМФ в Кенигсберге.       Одно время, это с 1920-го по 1923 год этим краем управляла даже французская администрация от имени Лиги Наций. Однако захват Францией и Бельгией немецкого Рурского угольного бассейна вызвал разногласия в лагере союзников по Антанте, чем и воспользовалась Литва.       В декабре 1922 года мемельские литовцы создали в крае «Главный комитет по спасению Малой Литвы» (так назывались Мемельский и Тильзитский районы Восточной Пруссии). 10 января 1923 года около 3 тыс. шауляй — стрелков литовской армии, переодетых в штатское, под видом рабочих, рыбаков, крестьян проникли в Мемель, Шилуте и другие населённые пункты и инициировали там «народное восстание литовцев за присоединение края к Литве». Боевики из «Союза стрелков» разогнали немецкую директорию — исполнительный орган власти в Мемельском крае — и сформировали «свою» администрацию.       Несмотря на этот акт открытой агрессии против их союзника, французы промолчали. Мемельские немцы тоже проглотили обиду, так как они считали, что в будущем им будет легче избавиться от слабой Литвы, чем от более сильной Польши, за которой стояла Франция. Не протестовал и Берлин.      Лишь Польша призывала мировые державы прибегнуть к жёстким мерам против Литвы и готовилась использовать свои войска. Ситуация продолжала обостряться, 16 января 1923 года в Мемельский порт вошёл польский крейсер, но решительный протест Москвы удержал Варшаву от военных акций.     В итоге крошечная, но амбициозная Литва так и добилась своего, Совет послов великих держав принял решение передать Мемельский край Литве, но со статусом автономного и правом Лиги Наций контролировать положение немецкого населения. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54       Не смотря на то что литовцы в начале 20-х годов потерпели от поляков поражение в борьбе за Виленский край, в дальнейшем они так и не остановились от своих намерений совершить реванш.       Литовская дипломатия при этом резко развернулась на восток, решив сыграть на противоречиях между Польшей и СССР, так как эти две страны в те годы находились друг с другом не в самых лучших отношениях, между ними только совсем недавно завершилась кровопролитная война.         Как и следовало ожидать в этом конфликте СССР поддержал Литву, заключив с ней в 1926 году договор о ненападении, который дважды удержал Польшу от агрессии против своего маленького восточного соседа — в 1927 и в 1938 годах.         К концу 30-х годов в Европе резко запахло порохом, Германия шаг за шагом восставала из пепла и постепенно отходила от позора «Версаля», Мемельский край немцы планировали заново воссоединить с Восточной Пруссией.         Опасения потерять Малую Литву заставили часть литовских правителей подумать даже о конфедерации Польши и Литвы, но при условии, что Польша вернёт Литве Виленщину, однако подавляющая часть литовского населения выступала против объединения с Польшей.         По настоящему знаковые и решающие события для Литвы развернулись в сентябре 1939 года, это когда Красная Армия по пакту о ненападении с Германией вступила в Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленский край.       В итоге, главный враг и соперник Литвы – буржуазная Польша рухнула под напором германских танков.         Не успели поляки капитулировать, как на Литву тут же полились щедрые советские территориальные подарки, так уже 10 октября 1939 года СССР передал Литве Вильнюс и большую часть Виленского края.         К 55 тыс. кв. км своей территории (здесь учитывается и Клайпедский край) Литва прибавила ещё 6,9 тыс. кв. км виленской земли. Председатель Совнаркома СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, выступая на 5-й сессии Верховного Совета СССР, отмечал:       «Литовское государство с его населением в 2,5 млн. чел. значительно расширяет свою территорию, увеличивает на 550 тыс. чел. своё население и получает город Вильно, число жителей которого почти в 2 раза превышает население теперешней столицы Литовской Республики. Советский Союз пошёл навстречу передаче города Вильно Литве не потому, что в нём преобладает литовское население. Нет, в Вильно большинство составляет нелитовское население...         В заграничной печати указывалось, что в мировой истории не было ещё случая, чтобы большое государство по собственной воле отдавало бы малому государству такой большой город» («Известия», 1 ноября 1939 г.). Весть о присоединении Виленского края к Литве вывела на улицы литовских городов многочисленные демонстрации, участники которых в знак благодарности СССР несли портреты Ленина, Сталина, Молотова, Димитрова.       Литовское же правительство и сам президент Антанас Сметана долго не решались переезжать из прежней столицы Каунас в Вильнюс, опасаясь волнений среди поляков и терактов польских националистов.       Однако вскоре в Литве поменялось не только правительство, но и весь государственный строй это когда 3 августа 1940 года Народный сейм Литвы объявил о вступлении страны в состав Советского Союза.       Предварительно формировать территориальное устройство теперь уже Литовской ССР завершили в ноябре 1940г. это когда по решению Москвы в состав Литвы от Белоруссии передали почти весь Свенцянский район, часть Островецкого района и других земель, в том числе Друскеники (Друскининкай); всего — 2,6 тыс. кв. км.       В Литве ныне утверждают, что на новоприобретённых территориях якобы преобладали литовцы. Но в действительности в Свенцянском (Швенчёнском) районе поляков проживало почти половина - 44,3%, а литовцев всего 27,6%. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54     Интересно сложилась судьба Мемельского края, 21 марта 1939 года немцы вызвали полномочных представителей Литвы в Берлин и вечером следующего дня заставили их подписать документ о передаче Мемеля Германии. 23 марта Гитлер вошёл в Мемель на карманном линкоре «Дойчланд», а вечером этого дня выступил в «Штадт театре» с речью перед неистовавшей толпой «освобождённых немцев».      Тогда в марте 1939г. никто не заставлял литовцев передавать Мемель Германии запросто так, однако сейм Литвы утвердил передачу Мемеля единогласно, в итоге литовцы в отличие от поляков не захотели проливать свою кровь за Мемель за них это сделали в 1945г. советские солдаты. Извечные противники литовцев – поляки осенью 1939г. в Данциге хоть и капитулировали, но до этого дрались с немцами как могли, держались стойко.       В дальнейшем, понадобились потерять тысячи жизней советских солдат, чтобы в январе 1945 года выбить немцев из Мемеля и под новым названием Клайпеда включить его в состав Литовской ССР.       В 1945г. в ходе кровопролитных боев Мемельский край был полностью освобожден Красной Армией, однако сразу после освобождения Мемель юридически не был включен в состав Литовской СССР. Это произошло только в апреле 1948 года (дата появления Клайпедской области Литовской СССР). Этот год и является окончательным в деле оформления границ Литвы, границ которые Литва имеет на сегодняшний день.       Удивительна «забывчивость» современных политиков Литвы, прекрасно осознавая, что Литва является государством, 20% территории которого были присоединены к метрополии при помощи, прежде всего усилий тогдашнего соседа - СССР, эти самые политики с настойчивым упорством продолжают постоянно напоминать о советской оккупации теперь уже правопреемнику Советского Союза – России.       При этом они, почему то забывают, что современные границы Литвы в любой момент могут быть оспорены её соседями, в частности Польшей и Беларусью.       В истории никогда не было таких «оккупантов», которые в ходе оккупации налево и направо могли бы раздавать соседним странам огромные территории вместе с населением.В основном, как правило, оккупанты только и делали что все отбирали и забирали.

11 сентября, 20:27

Даже не знаю, как и назвать это госсиртаки

Оригинал взят у mysea в Даже не знаю, как и назвать это госсиртаки Анастас Микоян, Никита Хрущев, Иосиф Сталин, Георгий Маленков, Лаврентий Берия, Вячеслав Молотов. https://russiainphoto.ru/)

09 сентября, 00:09

Роковая любовь Надежды Аллилуевой. Почему застрелилась жена Сталина?

9 сентября (по старому стилю) 1901 года родилась Надежда Аллилуева, вторая жена Иосифа Сталина.

06 сентября, 22:30

Как вы город назовёте...

6 сентября 1991 года по итогам городского референдума Ленинграду было возвращено его историческое название — Санкт-Петербург. Переименование города произошло на пике кампании по возвращению переименованным в советское время городам старых названий. Старые отечественные географические карты идеально иллюстрируют бурный ХХ век с его политическими завихрениями. Некоторые населённые пункты умудрились по три-четыре раза поменять своё название за небольшой промежуток в 30—40 лет. Государственные деятели, в честь которых называли города, попадали в опалу, и их имена безжалостно вычёркивались с географической карты. Переоценка политических ценностей и смены режима также приводили к масштабной ревизии карт. Лайф вспомнил историю этих топонимических баталий.  Революция, Петроград и Ленин Первая по-настоящему крупная волна переименований обрушилась на страну после революции. Хотя ещё в годы Первой мировой войны несколько городов с названиями, звучащими по-немецки, были переименованы по политическим причинам. Так Петербург стал Петроградом, а городок немецких колонистов Екатеринштадт — Екатеринградом. Но это были штучные переименования.  Действительно масштабное переименование населённых пунктов прошло уже при Ленине, после гражданской войны, в рамках демонархизации. Новые названия подбирались по политическим мотивам. Так, уже упоминавшийся Екатериноград стал Марксштадтом, в честь Карла Маркса, разумеется.  Город Екатеринбург сменил своё название на Свердловск, в честь видного большевика Якова Свердлова. Хотя сам Свердлов был родом из Нижнего Новгорода, он некоторое время провёл на Урале в качестве доверенного лица партии большевиков. Кроме того, он несколько месяцев сидел в тюрьме неподалёку от Екатеринбурга. Своих видных большевиков там было не так уж много, поэтому в 1924 году местный горсовет решил переименовать город в честь самого высокопоставленного члена партии, работавшего в городе.  Город Екатеринодар был переименован в Краснодар. Инициатором переименования выступил Ян Полуян — бывший председатель совета народных комиссаров Черноморско-Кубанской советской республики (это советское полугосударственное образование просуществовало несколько месяцев в 1918 году).  Небольшой уездный город Николаевск был переименован в Пугачёв, поскольку считается, что именно там мятежный казак впервые объявил себя чудесно выжившим императором Петром III. По другой версии, город переименовал лично Василий Чапаев, который, разумеется, не знал таких подробностей о Пугачёве и потому назвал его в честь одного из своих отрядов (Пугачёвского), который и захватил город в ходе гражданской войны.  "Столица Сибири" — город Новосибирск, ранее называвшийся Новониколаевск, получил политически нейтральное название, благодаря чему волна переименований его больше не тревожила.  Стоит отметить, что первые большевики ещё стеснялись называть города в свою честь. Даже главные лидеры революции — Ленин и Троцкий — городов в свою честь не переименовывали. В честь Троцкого было переименовано небольшое село Бемыж, которое стало Троцким, а кемеровское село Кольчугино было переименовано в Ленино. У Ленина было много недостатков, но в тщеславии он не был замечен, поэтому при его жизни ни один из городов в честь ныне живущих членов партии не переименовали. Но его соратники, по всей видимости, его взглядов не разделяли, и сразу после смерти вождя начался настоящий парад переименований городов.  Ленинград, Сталинград и Беднодемьяновск Прежде всего, был переименован Петроград, который теперь стал Ленинградом. Инициатором переименования был глава города Григорий Зиновьев. Петербург более 200 лет был российской столицей, но в 1918 году её перенесли в Москву. И, даже не смотря на это, к середине 20-х годов в городе ещё сохранялся столичный дух, а сам Зиновьев был заинтересован в усилении своих позиций. В борьбе за власть, которая разгорелась после смерти Ленина, он пытался использовать ленинское наследие, представляясь едва ли не первым учеником Ленина. Разумеется, и переименование "колыбели русской революции" в город имени Ленина отвечало его интересам, поскольку повышало статус. В 1925 году произошло ещё одно заметное переименование. Крупный город Царицын был переименован в Сталинград. Сталин не был уроженцем тех мест, как было бы логично предположить, просто он участвовал в обороне города в годы гражданской войны. У нового названия был конкурент — Мининград. Так предлагали назвать город некоторые активисты царицынского отделения партии большевиков ещё с дореволюционным партийным стажем. Сергей Минин был руководителем городской большевистской ячейки до революции. Парадокс в том, что на момент переименования и Сталин, и Минин был живы и находились в самом расцвете сил. В итоге победил компромиссный вариант: город переименовать в честь Сталина, а один из районов города назвать Мининским.  В некоторых случаях вообще затруднительно понять, чем руководствовались при переименовании города. Маленький городок Спасск из дореволюционной Тамбовской губернии неожиданно переименовали в Беднодемьяновск, в честь "придворного поэта" Демьяна Бедного. При этом Бедный не рождался в Спасске, не работал там и вообще никогда в жизни не был. К слову, обратное переименование Беднодемьяновска в Спасск стало одним из последних переименований на настоящий момент, оно произошло в 2005 году.  В следующее десятилетие кампания по переименованию городов только разрасталась. В некоторых случаях доходило до абсурда, когда города переименовывались каждые два-три года. Небольшой городок Баталпашинск в 1934 году был переименован в Сулимов, в честь высокопоставленного партийного деятеля Даниила Сулимова, который на тот момент был председателем совета народных комиссаров РСФСР. Правда, в честь Сулимова было бы логичнее назвать что-то на Урале, откуда он был родом и где работал долгое время, но в итоге его имя дали этому городу.  Однако в 1937 году товарищ Сулимов вышел из доверия и был расстрелян. После этого город Сулимов был переименован в Ежово-Черкесск, в честь нового главы НКВД Николая Ежова. Но уже через полтора года подошла очередь товарища Ежова, он был арестован, а затем тоже расстрелян, а город снова переименовали, и тогда он и получил своё нынешнее название — Черкесск.  Уральский городок Надеждинск в 1934 году был переименован в Кабаковск, в честь нового руководителя Свердловской области Ивана Кабакова. Однако спустя три года Кабаков был расстрелян за "правый уклон" и городу вернули прежнее название. Но ещё через два года город был вновь переименован. На этот раз ему дали имя погибшего лётчика Александра Серова, который родился неподалёку от него. Это название город носит до сих пор.  Маленький городок Сучан в 1935 году был переименован в честь видного партийного деятеля товарища Гамарника, но после его расстрела в 1937 году ему было возвращено старое название.  В некоторых случаях оказывалось, что в честь видных партийных деятелей названо маловато населённых пунктов, и на карте появлялось сразу несколько городов с одинаковыми названиями. Например, в 30-е годы на карте появилось четыре города с названием Орджоникидзе и ещё больше других населённых пунктов помельче, с различными вариациями фамилии или имени Серго Орджоникидзе в названии. Сталинодар В честь Сталина было переименовано сразу шесть городов (нынешние Волгоград, Душанбе, Новомосковск, Донецк, Новокузнецк, Цхинвал), получивших названия с различными вариациями фамилий вождя. На пике репрессий возникла инициатива по переименованию союзной столицы — Москвы, в Сталинодар. Эту идею, в частности, активно лоббировал нарком внутренних дел Ежов в 1938 году. Однако сам Сталин счёл эту инициативу чрезмерной, и после Ежова уже никто не осмеливался предлагать её.  Города меняли названия не только в честь живых, но и мёртвых. Среди них существовала своеобразная иерархия — чем значительнее был товарищ, тем больше населённых пунктов переименовывалось в его память. В этом всех затмил Ленин, в честь которого было переименовано около 30 населённых пунктов, включая второй по значению город РСФСР. Почти все они, за исключением пары сёл, были переименованы уже после его смерти.  Второй мёртвый герой партии — Сергей Киров также был увековечен в десятках названий населённых пунктов. Одних только городов в честь Кирова было переименовано 12. Причём переименования продолжались даже после смерти Сталина. В отличие от всех остальных партийных деятелей города, названные в честь Кирова, после распада СССР не переименовывались, за исключением тех населённых пунктов, которые оказались за пределами России.  Умерший в 1935 году Валериан Куйбышев получил пять городов. Вероятно, это было связано не с тем, что его убили, как Кирова, а с тем, что он умер естественной смертью. Тем не менее в честь Куйбышева переименовали Самару — достаточно старый город с богатыми традициями.  В память об умершем Дзержинском назвали четыре года, причём довольно маленьких. Жданов умер позже всех из сталинских соратников, поэтому в честь него переименовали только два города (один в УССР, другой в Азербайджанской ССР).  У живых соратников Сталина тоже была своеобразная иерархия. Климент Ворошилов получил четыре города: нынешние Ставрополь, Уссурийск, Алчевск и Луганск носили имя Ворошилова в различных вариациях.  Михаил Калинин в разные годы также удостоился чести переименования четырёх городов (нынешние Королёв, Тверь, Сарбанд и Калининград), а также нескольких посёлков.  Вячеслав Молотов оказался скромнее этих сподвижников вождя. В его честь было названо всего три города. Правда, ещё около двух десятков посёлков и несколько географических объектов. Не совсем понятно, почему так обидели Молотова, ведь остальным сподвижникам отца народов досталось по четыре города, а ему только три. Впрочем, Лазарь Каганович вообще получил только один город (крохотный Терновск в Московской области) и несколько посёлков.  Ещё один советский писатель кроме Демьяна Бедного, также увековеченный на карте, — Максим Горький. В честь его возвращения из эмиграции в 1932 году город Нижний Новгород был переименован в его честь. Такой подарок был приготовлен к возвращению пролетарского классика. В отличие от ситуации с переименованием Спасска, в котором Демьян Бедный вообще никогда не был, Нижний Новгород был родным городом Горького, где он родился и вырос.  В 1940-е годы несколько небольших городов было переименовано в честь Героев Советского Союза, погибших там или поблизости от этих населённых пунктов. Но в целом лихорадка переименований сошла на нет. Новые переименования если и были, то в основном городам давались абстрактные названия типа Красноармейска. В некоторых случаях городам даже возвращали старые названия. Так, Слуцк, названный в честь революционерки Берты Слуцкой, в 1944 году получил старое название — Павловск.  Одно из немногих исключений — город Рыбинск, переименованный в честь недавно умершего партийного деятеля Щербакова в 1946 году. Рыбинск в плане переименований вообще один из самых многострадальных городов. В 1946-м он стал Щербаковым, но в 1957-м ему вернули старое название. В 1984 году его переименовали в память об умершем Андропове, который провёл там часть своей жизни, но уже в 1989 году всё переиграли и вернули городу прежнее название.  Хрущёв и обратный путь  При Хрущёве все переименования проводились в рамках внутрипартийной борьбы. После того как в 1957 году сталинская гвардия выступила против Хрущёва, но была им побеждена, городам, названным в их честь, вернули прежние названия или подобрали новые. Ворошилов стал Уссурийском, Ворошиловград — Луганском, Ворошиловск — Алчевском. Молотов снова стал Пермью, а два Молотовска — Северодвинском и Нолинском. Каганович стал Новокаширском. Будённовск переименовали в Прикумск. Также были переименованы почти все остальные населённые пункты, названные в их честь: сёла, посёлки, аулы.  Поскольку Калинин и Жданов умерли ещё при Сталине и против Хрущёва не выступали, города, названные в их честь, не стали переименовывать. В 1961 году в рамках развенчания культа личности Хрущёвым было инициировано переименование городов, названных в честь Сталина. Сталинград стал Волгоградом, Сталинабад — Душанбе, Сталино — Донецком, Сталинск — Новокузнецком, Сталиногорск — Новомосковском, а Сталинири — Цхинвали.  За несколько месяцев до смещения Хрущёва Ставрополь-на-Волге был переименован в Тольятти, в честь умершего на отдыхе в СССР многолетнего лидера итальянской компартии. Брежнев и старые новые имена При Брежневе переименовательский зуд продолжал беспокоить партийное руководство, но уже меньше. Разве что теперь города стали переименовывать не в честь самих себя, а в честь заграничных товарищей. В самом начале правления Брежнева в 1965 году город Лиски был переименован в Георгиу-Деж, в честь недавно умершего лидера румынской компартии. А уже в 70-е годы город Мелекесс в Ульяновской области переименовали в Димитровград, в честь 90-летия со дня рождения лидера болгарской компартии Георгия Димитрова.  После смерти Будённого городу Прикумску, переименованному при Хрущёве, снова вернули сталинское название Будённовск, а Луганск снова стал Ворошиловградом до 1990 года. Вполне возможно, что в случае смерти Молотова Пермь снова переименовали бы в его честь, но он прожил достаточно долго, умерев уже в перестройку.  Андропов, Черненко, Горбачёв  В 1980-е годы мания переименований постепенно стала затихать. Во многом из-за того, что новые вожди были уже стары и больны и им было не до этого. А у Горбачёва были совсем другие интересы. Тем не менее в эти годы штучные переименования всё же происходили. В 1984 году город Ижевск был переименован в Устинов, в честь маршала и министра обороны Устинова. Через три года ему вернули старое название. Рыбинск, который когда-то уже неудачно переименовывали в Щербаков, но позднее вернули старое название, после смерти Андропова был переименован в его честь и назывался так до 1989 года, когда ему опять дали старое название. Маленький сибирский городок Шарыпово получил название Черненко, после его смерти. Но через три года вновь стал Шарыповом. В том же 1988 году вернули старое название — Набережные Челны городу Брежнев, который был переименован после смерти генсека. Эти переименования породили популярный анекдот того времени: рейс Брежнев — Черненко — Устинов — Андропов задерживается по вине Брежнева. В конце 80-х на волне гласности и кампании по борьбе с бюрократизмом и критикой номенклатурных привилегий, процесс качнулся в обратную сторону. По стране прокатилась волна возвращения городам старых дореволюционных названий. Свердловск стал Екатеринбургом, Калинин — Тверью, Горький — Нижним Новгородом, Куйбышев — Самарой. Эта кампания завершилась с распадом СССР. В постсоветской России переименование быстро сошло на нет, поскольку начали разворачиваться такие процессы, что жителям стало не до названий городов. Единственные "политические" переименования постсоветского времени — подмосковный Калининград стал Королёвым, а Беднодемьяновск снова превратился в Спасск в 2005 году, что стало одним из последних переименований городов на настоящий момент.

03 сентября, 21:32

98 лет назад. "Неужели террор спасёт Революцию?"

Демонстрация в сентябре 1918 года в поддержку красного террора5 сентября 1918 года — революционная дата, о которой больше любят вспоминать враги революции, нежели её друзья. День объявления красного террора. Что ж, взглянем на эти дни 1918 года вначале глазами ярого белогвардейца-колчаковца (а потом сменовеховца-сталинца) профессора Николая Устрялова."Страшный, роковой день 30 августа… Покушение на Ленина. "Русская Шарлотта Кордэ"… Тяжелая рана, и первые дни казалось, что смерть неминуема. Все чувствовали, что жизнь или смерть Ленина есть жизнь или смерть революции. "Правда" выходит с аншлагом: "Товарищ Ленин будет жить — такова воля пролетариата". И вот бюллетени становятся оптимистичнее. Кризис, наконец, миновал, и революция торжествует: голова её удержалась на плечах… Но кровь вождя вопиет об отмщении... "Всё для спасения революции".Тут-то и начинается настоящий террор, настоящий ужас, небывалый, неслыханный. Большевизм ощетинивается и переходит к "прямому действию". Циркуляр комиссара внутренних дел Петровского местным советам дышит кровью с первой буквы до последней. Разносит за сентиментальничество и разгильдяйство, требует немедленного и самого действительного осуществления массового террора против враждебного класса как такового, — против буржуазии и интеллигенции..."Циркуляр наркома внутренних дел Петровского, который, по оценке Устрялова, "дышал кровью с первой буквы до последней". Григорий Петровский, бывший депутат Государственной Думы, был назначен на пост наркома ВД, так как большевики считали, что он, один из немногих среди них, имеет хоть какой-то опыт государственной деятельности. Тот самый Петровский, чьи памятники валили в минувшем году на Украине, и чьё имя стирали с картыУстрялов продолжает: "И вот разгорается вакханалия... Гибнут офицеры, расстреливаются не успевшие бежать или скрыться политические деятели антибольшевистского лагеря. В газетах ежедневно торжественно публикуются длинные именные списки казненных... Даже и сейчас уже, припоминая настроения тех дней, ощущаешь в душе какое-то особое, сложное, трудно формулируемое состояние. Воистину, только тот, кто пережил те дни в России, знает, что такое — революция, и Мережковский глубоко прав, когда говорит, что между знающим и незнающим — "стена стеклянная"... Каждый день в роковом списке — знакомые имена. Сразу — какая-то придавленность, угнетённость повсюду. Полное преображение привычной среды, а потому и весь город кажется другим… Вот в синих очках, нелепом картузе и без бороды профессор М… Редко кто из литераторов или политических людей ночует дома. Это нудное, тоскливое чувство — оказаться без своего пристанища. Слоняешься без смысла, с пустой душой. Вдобавок голодно… Ю.Н. Потехин, — нынешний "сменовеховец", — спешно ликвидирует уютную обстановку, собирается в Киев и по ночам ходит спать, кажется, куда-то на чердак…Со всех сторон слышишь вопросы:— Вы куда?— К гетману — куда же ещё?Или, гораздо реже:— К чехам… [т. е. в Поволжье — район белогвардейского восстания чехословаков. — Прим. автора]. Авось как-нибудь проберусь… (пробираться к чехам трудно и небезопасно).И почему-то уже тают надежды, что "вот через неделю"… Смельчаки перестают храбриться. Офицеры спасаются кто куда. О восстаниях что-то уж меньше слышно. "Ну, батенька, это дело затяжное"… Эсеровские убийства как рукой сняло. На Волге хуже, и это самое непонятное: — отвоёвана Казань. Чехи отступают… Перед кем? "Неужели этот сброд?" Что же это значит? — Неужели террор спасёт Революцию?".Стандартная "шапка" местной газеты начала сентября 1918 годаКонечно, праволибералу Устрялову, который тогда восторженно приветствовал любые антибольшевистские шаги (например, он одобрил анафему большевикам, провозглашённую патриархом Тихоном — многим либералам поддержка церковной анафемы показалась чем-то уж слишком средневековым), красный террор представлялся "настоящим ужасом". Именно на таких ярых врагов революции, как он или его соратник Потехин, тогда и велась охота. Но при этом — продолжали выходить оппозиционные меньшевистские газеты "Утро Москвы" и "Вечер Москвы", выпускали свою прессу анархисты и другие левые течения и партии...Меньшевики в своей печати "взвешенно" осуждали и большевиков, и стрелявших в них эсеров-террористов, попутно расхваливая последних: "Как бы ни были идейны и чисты граждане, свершившие это покушение [на Ленина], как бы ни были благородны их побуждения... к этим террористическим актам может быть только одно отношение: возмущение и негодование. Убийство - не доказательство. Спор между сторонниками демократии и сторонниками советской власти не может быть решен ни террористическими актами, ни расстрелами по суду и без суда".В.Н. Пчелин (1869-1941). Покушение на В.И. Ленина в 1918 году.А анархисты в выражениях не стеснялись: "Полнейшее убожество духа и мысли правящей партии, — писал московский "Вольный голос труда" 16 сентября, — чрезвычайно ярко и выпукло выразилось... в так называемом красном терроре... Выхватывание наугад из буржуазных рядов заложников, кандидатов на расстрел, — это позор, который мог не смущать Тамерлана, но который недопустим в наше время". Журналист той же газеты Григорий Лапоть негодовал: "Расстрел заложников, что это такое?! Где мы живём?! В Африке? Или мы вернулись к временам Цезаря?.. Опомнитесь, господа большевики, не губите революцию!".А были — сейчас об этом мало кто помнит — и такие оппозиционные советские партии, которые, не соглашаясь с большевиками, тем не менее посчитали красный террор жестокой необходимостью. Так, журнал эсеров-максималистов "Максималист" 7 октября 1918 года провозглашал: "Красный террор всем врагам народа, буржуазии и всем её прихвостням!". Газета другой народнической партии — партии революционного коммунизма — "Воля труда" писала 15 сентября: "Нам надо пройти через жестокости красного террора. Как неизбежное зло мы его принимаем".Нельзя сказать, что и сами большевики с восторгом принимали перспективу красного террора. Им была известна цитата Энгельса о революционном терроре: "Мы понимаем под последним господство людей, внушавших ужас, в действительности же, наоборот, это господство людей, которые сами напуганы. Террор - это большей частью бесполезные жестокости, совершаемые для собственного успокоения людьми, которые сами испытывают страх. Я убежден, что вина за господство террора в 1793 году падает почти исключительно на перепуганных, выставлявших себя патриотами буржуа, на мелких мещан, напускавших в штаны от страха, и на шайку прохвостов, обделывавших свои делишки при терроре". Заметим всё же, что, по Энгельсу, террор представляет собой ненужные жестокости хоть и "большей частью", но не на 100%. Однако природа человека, включая и революционера, понятна: хочется быть добрым и великодушным, даже к самым отъявленным врагам. Поэтому в мае 1918 года досрочно, по амнистии, отпустили черносотенца Пуришкевича, который до этого собирался без церемоний вешать большевиков... Ещё раньше отпускали многих будущих главарей белогвардейцев, таких, как генерал Краснов, освободили арестованных после Февраля сановников и министров царского режима, отменили смертную казнь... Владимир Ульянов с досадой говорил летом 1918 года (ещё до покушения на него и до убийства Урицкого): "Если повести дело круто (что абсолютно необходимо), - собственная партия помешает: будут хныкать, звонить по всем телефонам, уцепятся за факты, помешают. Конечно, революция закаливает, но времени слишком мало... Добер русский человек, на решительные меры революционного террора его не хватает".Настроение переломилось только в начале сентября. Большевики, представлявшиеся правым оторванной от жизни интеллигентской сектой, которую "один раз хорошо толкни — и упадет", вдруг "ощетинились" и показали неожиданную твёрдость. Как писал Троцкий: "В эти трагические дни революция переживала внутренний перелом. Её "доброта" отходила от неё..."Ну, а итоги этой политики неплохо подытожил процитированный выше белогвардеец Устрялов: "тают надежды... смельчаки перестают храбриться... офицеры спасаются кто куда... о восстаниях что-то уж меньше слышно... эсеровские убийства как рукой сняло... отвоёвана Казань... чехи отступают... неужели террор спасет Революцию?".Владимир Ульянов замечал: "Мы говорим: нам террор был навязан... Если бы мы попробовали... действовать словами, убеждением, воздействовать как-нибудь иначе, не террором, мы бы не продержались и двух месяцев, мы бы были глупцами". Однажды он сказал Горькому: "Нашему поколению удалось выполнить работу, изумительную по своей исторической значительности. Вынужденная условиями, жестокость нашей жизни будет понята и оправдана. Всё будет понятно, всё!"А Вячеслав Молотов вспоминал такой эпизод: "Как-то вечером после работы он [Ленин] говорит мне: "Зайдём ко мне, товарищ Молотов". Пили чай с черносмородиновым вареньем. "У нас такой характер народный, — говорил Ленин, — что для того, чтобы что-то провести в жизнь, надо сперва сильно перегнуть в одну сторону, а потом постепенно выправлять. А чтобы сразу всё правильно было, мы ещё долго так не научимся. Но, если бы мы партию большевиков заменили, скажем, партией Льва Николаевича Толстого, то мы бы на целый век могли запоздать"".

01 сентября, 17:45

Историческое невежество: зачем Польша переписывает историю Второй мировой

Польша в очередной раз пытается выставить Россию агрессором. На этот раз глава Минобороны Польши Антони Мачеревич заявил, что началом Второй мировой войны послужил пакт Молотова-Риббентропа.

01 сентября, 17:05

Министр обороны Польши обвинил Россию в развязывании Второй мировой войны

Глава Минобороны Польши заявил, что Вторую мировую войну спровоцировал «российско-немецкий союз».

24 августа, 13:15

Освобождение Сахалина и Курил от японцев стоило две тысячи жизней советских воинов

Источник: sakhalinmedia.ru Японцы до сих пор надеются вернуть «Северные территории» — острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и группу островов Хабомаи. Сахалин, 23 августа, SakhalinMedia. Ставка главного командования Советских войск Дальнего Востока, оценивая успех действий Забайкальского и Дальневосточных фронтов в первые дни войны с Японией, 11 августа решила начать боевые действия по освобождению Южного Сахалина и островов Курильской гряды. Эта задача была возложена на части 16-й армии, находящейся на Камчатке и Сахалине, а также соединения Второго Дальневосточного фронта и силы Тихоокеанского флота. Скорбный список воинов, отдавших свои жизни в боях на юге Сахалина и Курильских островах, насчитывает около 2000 человек. За освобождение островов сотни солдат и офицеров награждены орденами и медалями, высокого звания Героя Советского Союза были удостоены 14 человек. Военный историк и писатель Алексей Суконкин специально для РИА PrimaMedia подготовил материал о ходе и итогах Сахалинской и Курильской операций. Вместо предисловия: «Японцы пришли сюда в 1905 году, чтобы сорок лет подряд в спешном порядке вывозить с Южного Сахалина лес, пушнину, уголь, рыбу, золото. Они не чувствовали себя хозяевами этой земли. Они торопились, предугадывая недолгий свой сахалинский век,» — так очень точно охарактеризовал японские порядки на Сахалине известный писатель-маринист Николай Черкашин. *** Еще в 1905 году в результате подписания унизительного для России Портсмутского мирного договора, Россия лишилась южной половины Сахалина – до 50-й параллели. Однако японцы пошли дальше – в 1920 году, пользуясь фактическим отсутствием реальной власти на Сахалине, они оккупировали весь остров и вернулись за 50-ю параллель только в 1925 году после подписания Советско-японской конвенции об основных принципах взаимоотношений (Пекинский договор 1925 года). Тем не менее, СССР вынужден был предоставить Японии право концессии на угольные, нефтяные и рыбные ресурсы – такое послабление было вызвано, в первую очередь, желанием стабилизировать и без того сложные взаимоотношения сторон. В результате Япония свои войска вывела, но начала активно разрабатывать природные ресурсы Северного Сахалина. При этом японская сторона систематически нарушала концессионные контракты, создавая конфликтные ситуации с советской стороной. Вскоре ситуация изменилась, и в 1941 году, во время заключения Советско-японского пакта о нейтралитете (13 апреля), СССР поставил вопрос о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине. Япония дала на это письменное согласие, но оттягивала его выполнение в течение трех лет. И только убедительные победы Советской Армии над войсками Германии побудили японское правительство пойти на выполнение ранее данного согласия. 30 марта 1944 года в Москве был подписан Протокол о ликвидации японской нефтяной и угольной концессий на Северном Сахалине и передаче советской стороне всего концессионного имущества японской стороны. Этот факт почему-то не принято особо озвучивать, освещая сложные советско-японские отношения того периода. 5 апреля 1945 года Вячеслав Молотов принял японского посла Наотакэ Сато и довел до его сведения, что продление действия Договора о нейтралитете сторон в условиях, когда Япония воюет с союзниками СССР, теряет смысл и становится невозможным, а посему этот договор подлежит денонсации. Японский посол отметил, что только аннулирование договора прекращает его действие, и что денонсация юридически не отменяет действие договора до конца оговоренного срока — 13 апреля 1946 года. Стороны остались при своём мнении, а 26 июля 1945 года США, Британия и Китай обратились к Японии с предложением о безоговорочной капитуляции. 8 августа СССР объявил Японии войну… Подготовка За полтора месяца до начала войны с Японией части 79-й стрелковой дивизии, которые располагались в северной части Сахалина, начали тренировки по преодолению заградительных полос и уничтожению долговременных огневых точек. О серьезности намерений говорит тот факт, что в 79-й дивизии была построена точная копия японского Харамитогского (другое название – Котонский УР) укрепленного района – в натуральную величину, с точным расположением всех известных огневых точек, всех заграждений и минных полей. И солдаты день за днём, до седьмого пота, учились штурмовать вражеские позиции. ДОТ Котонского УР. Фото: Предоставлено автором Географическая конфигурация центральной части острова Сахалин определяла единственно возможный путь с юга на север и обратно – по долине реки Поронай. С двух сторон долина была зажата горными хребтами, которые сами по себе уже являлись естественной преградой для войск. А дорогу и долину реки японцы закрыли мощным Харамитогским укрепленным районом, который занимал до 12 км по фронту и до 16 км в глубину. Фланги укрепрайона упирались на западе в труднодоступный горный хребет, а на востоке в лесисто-болотистую долину реки Поронай. Строительство сооружений было начато ещё в 1939 году. Здесь были построены десятки капониров и других фортификационных сооружений. Всего в укрепленном районе было 17 железобетонных дотов, 31 артиллерийских и 108 пулеметных огневых точек, 28 артиллерийских и 18 минометных позиций, до 150 различных убежищ. Все эти сооружения были расположены вдоль дороги, соединявшей Северный Сахалин с Южным, а также вдоль проселочных дорог и троп — то есть в местах вероятного развертывания боевых действий. Укрепрайон был защищён противотанковыми рвами, проволочными заграждениями, минными полями и обеспечен большим запасом продовольствия. Гарнизон укрепрайона состоял из 125-го пехотного полка 88-й пехотной дивизии, артиллерийского дивизиона и разведывательного отряда этой же дивизии. Всего здесь находилось не менее 5400 японских военнослужащих. Вперед, в атаку! Боевые действия на Сахалине начались с ударов авиации флота по различным объектам японской военной инфраструктуры. В 9 часов утра 11 августа 79-я стрелковая дивизия (командир – генерал-майор И. П. Батуров), 2-я стрелковая бригада (полковник А. М. Щекала), 214-я танковая бригада (подполковник А. Т. Тимиргалеев), а также 178-й и 678-й отдельные танковые батальоны, отдельный сахалинский стрелковый полк и 82-я отдельная стрелково-пулеметная рота перешли государственную границу СССР и Японии и начали действия по прорыву японского укреплённого района. Передовой отряд 165-го стрелкового полка 79-й стрелковой дивизии в 11 часов утра завязал бой за пограничный опорный пункт Хонда. Командир передового отряда капитан Григорий Светецкий захватил четыре ДОТа и прочно закрепился на достигнутом рубеже, но японцы взорвали мост через реку, чем закрыли проход танкам. Такой вариант был просчитан, и, используя заранее заготовленные бревна, советские воины за ночь выстроили новую переправу (!!!), по которой с утра двинулись танки. Послав одну роту в обход, Светецкий смог заблокировать противника, перекрыв ему путь к отступлению. Вечером вражеский гарнизон предпочел сдаться. Захват Хонды позволил выйти к переднему краю главной полосы обороны Харамитогского укрепленного района. За умелую организацию боя и проявленные при этом мужество и героизм капитану Григорию Григорьевичу Светецкому было присвоено звание Героя Советского Союза. В ночь на 12 августа, пока 165-й и 157-й полки 79-й дивизии добивали гарнизон опорного пункта, передовой отряд 179-го полка под командованием капитана Леонида Смирных скрытно прошел по заболоченному участку вдоль реки Поронай (по пояс в воде, держа оружие над головой!) и неожиданно для противника атаковал опорный пункт Муйка. В ходе стремительной рукопашной схватки опорный пункт был захвачен, а его гарнизон уничтожен. Все эти действия складывались в копилку успеха, но давались они большой ценой – в подразделениях появились убитые и раненые. В ночь на 13 августа капитан Смирных повел свой батальон к следующему опорному пункту, и утром они вышли к Котону – главному узлу обороны всего укрепленного района. Сходу батальон предпринял попытку захватить железнодорожную станцию, но путь им пресёк пулемётный ДОТ, который не позволял продвинуться вперёд. Для уничтожения вражеской огневой точки была назначена группа из пяти бойцов: четверо должны были вести непрерывный огонь по амбразуре, а старший сержант Антон Буюклы, вооружившись гранатами, пополз вперед, толкая перед собой станковый пулемет. Прикрываясь бронированным щитом пулемета «Максим», он практически в упор смог подползти к ДОТу. Отсюда он кинул несколько гранат и вражеский пулемет замолчал. Рота подняла с криком: «Ура!», но пулемет ожил – в цепи атакующих появились раненые и убитые. И тогда Антон Ефимович Буюклы поднялся, толкнул «Максим» вперед, закрыл им амбразуру и навалился сверху, удерживая свой пулемет, чтобы его не снесло от амбразуры вражескими пулями. Отважный воин получил несколько тяжелых ранений в руки и ноги, но продолжал закрывать амбразуру до последнего своего вздоха – пока наступающая рота не преодолела простреливаемый участок. Ценой своей жизни он оборвал огонь вражеского пулемета, чем обеспечил успех действий всего полка. Посмертно Антон Буюклы был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. А гарнизон японского ДОТа, доставившего столько проблем атакующим, товарищи погибшего Героя в плен брать не стали – сожгли из огнемета. Герой СССР Антон Буюклы. Фото: Предоставлено автором Бой за Котон закончился только на вторые сутки. Увлекая в бой своих подчиненных, 16 августа командир батальона Леонид Владимирович Смирных пал смертью храбрых. Его смелые и решительные действия определили успех в захвате важного узла сопротивления, и подвиг его был оценен по заслугам – Указом Президиума ВС СССР посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Два населенных пункта Сахалина теперь названы его именем и фамилией – поселки Леонидово и Смирных. В Котоне советским войскам сдались свыше 3 300 японских военнослужащих. Прорвав Харамитогский укрепленный район, 79-я стрелковая дивизия вышла на оперативный простор и уже 20 августа освободила город Сикука (современный Поронайск). Далее советские части двинулись на юг в направлении Тойохара (сейчас – Южно-Сахалинск), а в помощь им пришла морская пехота. Пошел десант на Сахалин! С 16 августа с целью содействия наступающим войскам в скорейшем захвате острова на западную и южную часть Сахалина с кораблей Северной Тихоокеанской флотилии началась высадка войск 16-й армии. Порт Торо (ныне Шахтерск) был выбран для высадки первого морского десанта, целью которого было блокирование прибрежной дороги и дальнейшее содействие частям 79-й дивизии, которая, прорвав японский укрепрайон, продвигалась на юг острова. В качестве десанта было решено использовать 365-й отдельный батальон морской пехоты Северной Тихоокеанской флотилии, а также второй батальон 113-й отдельной стрелковой бригады. В Советской Гавани и Ванино десант погрузился на корабли десантного конвоя, в состав которого входило четыре тральщика, девятнадцать торпедных и шесть сторожевых катеров, а также минный заградитель и сторожевой корабль. Они должны были оказать десанту артиллерийскую поддержку в момент высадки и боя за плацдарм. Командиром сил высадки десанта был назначен капитан 1 ранга А. И. Леонов, командиром десанта — командир 365-го отдельного батальона морской пехоты подполковник К. П. Тавхутдинов. Переход кораблей с десантом на борту через Татарский пролив проходил в сложнейших условиях густого тумана и штормовой погоды. Хуже всего пришлось экипажам и десанту небольших торпедных катеров – их кидало из стороны в сторону, многих людей стала одолевать морская болезнь. Сама высадка была произведена непосредственно на причалы и мол порта, а также на песчаную отмель, примыкавшую к порту. Рано утром 16 августа первым высадился разведывательный отряд, в задачу которого входило подавление небольшого японского гарнизона. Следом была произведена высадка основных сил десанта, после чего морская пехота и стрелки двинулись в юго-восточном направлении, ломая сопротивление небольших японских подразделений. К концу дня Торо, Ниси-Онура, Тайхэ и Нью-Хаку были очищены от японцев. Большую помощь высаженному десанту оказывала авиация Тихоокеанского флота в периоды, когда устанавливалась лётная погода. Бомбардировщики и штурмовики действовали в условиях слабой противовоздушной обороны противника, которую японцы оказывали только с использованием зенитных пулемётов. Выяснилось, что у японцев на острове нет боевой авиации. В развитие достигнутого успеха первой высадки советское командование принимает решение отправить последующий морской десант — в порт Маока (современное название — Холмск). Корабли, назначенные к высадке, были сведены в три десантных отряда, отряд огневой поддержки и отряд охранения. Первый десантный отряд состоял из семи сторожевых катеров, второй — из четырех тральщиков, третий — из трех транспортов, спасательного судна и буксира. В отряд огневой поддержки были включены минный заградитель «Океан» и сторожевой корабль «Зарница», в отряд охранения — четыре торпедных катера. Высадку десанта, основываясь на опыте уже проведенной операции в Торо, было решено провести непосредственно на причалы порта. Также предполагалось, что между первым броском десанта (штурмовой отряд из автоматчиков), первым эшелоном (сводный батальон морской пехоты) и вторым эшелоном (113-я стрелковая бригада) не будет длительного разделения по времени. Командиром сил высадки снова был назначен капитан 1 ранга А. И. Леонов, а командиром десанта был назначен командир 113-й стрелковой бригады полковник И. З. Захаров. 17 августа южнее порта Маока была проведена специальная операция — с подводной лодки была высажена разведывательная группа, которая провела разведку мест высадки, уточнила расположение вражеских огневых точек и инженерное обеспечение системы противодесантной обороны японцев. Полученная от разведчиков информация позволила командованию тщательнее спланировать применений морской пехоты по данному объекту. Утром 19 августа корабли с десантом взяли курс на Маоку. Погода на переходе морем, продолжавшемся около суток, была прескверной, что привело к задержке начала высадки. В 7 часов 30 минут 20 августа в сплошном тумане корабли смогли обнаружить вход в центральную гавань порта, после чего в него устремились сторожевые катера с первым броском десанта. Противник был застигнут врасплох, и высадка первого броска советского десанта завершилась быстро и без потерь. Однако в дальнейшем, по мере продвижения десанта вглубь суши, враг начал оказывать сильное сопротивление. К полудню первый эшелон десанта овладел всей территорией порта и завязал бой в разных частях города. Благодаря смелым и решительным действиям советских воинов к 14 часам дня город Маока был взят. Потери японцев составили более 300 солдат и офицеров убитыми, до 600 пленными. Спасаясь от губительного огня советских десантников, самураи отступили вдоль железной дороги вглубь острова. Но там их достали основные силы десанта — в ночь на 23 августа 113-я отдельная стрелковая бригада захватила железнодорожную станцию Футомата и начала наступление на Отомари (Корсаков). Курильская десантная операция и освобождение Южного Сахалина. Японские военнопленные. Фото: Предоставлено автором В это время штаб Северной Тихоокеанской флотилии уже готовил морской десант для высадки в Отомари, чтобы лишить японское командование последней возможности эвакуировать войска и грузы на Хоккайдо. Решение о высадке этого десанта было принято сразу после взятия порта Маока. План высадки предусматривал высадку трех батальонов морской пехоты.Справка. В период наращивания сил для предстоящего десанта на Хоккайдо, в Маоко из Владивостока в числе прочих был переброшен 357-й стрелковый полк 342-й стрелковой дивизии. После войны дивизия осталась на Сахалине, в 1957 году была переформирована в 56-ю мотострелковую дивизию, а 357-й стрелковый полк – в 390-й мотострелковый полк. И уже на базе 390-го мотострелкового полка был сформирован 390-й полк морской пехоты, который был передислоцирован в Славянку, а позже был развернут в 55-ю дивизию морской пехоты – которая сегодня известна как 155-я бригада морской пехоты, дислоцированная во Владивостоке. Вот такая судьба у наших морпехов! Утром 23 августа отряд кораблей с десантом на борту взял курс на Отомари. Шторм был такой, что рвались буксирные тросы. Корабли вынуждены были зайти в порт Хонто и переждать штормовую погоду (заодно была принята капитуляция небольшого местного гарнизона). Из-за потери времени десант был высажен в Отомари только утром 25 августа, когда к окраине города уже подходила 113-я стрелковая бригада. К 10 часам утра военно-морская база Отомари была освобождена. Японский гарнизон, состоявший из 3400 солдат и офицеров, сложил оружие и сдался в плен. В то же время передовые части 79-й стрелковой дивизии вступили в город Тойохара (Южно-Сахалинск). К полудню боевые действия на острове закончились. В результате проведенной операции на Сахалине было взято в плен 18 320 японских солдат и офицеров. А теперь – Курилы! Освобождением островов Курильской гряды занимались подразделения 101-й стрелковой дивизии, а так же корабли и суда Петропавловской военно-морской базы, суда торгового флота, а также 128-я смешанная авиационная дивизия и 2-й отдельный морской бомбардировочный полк. Замыслом операции предусматривалась внезапная высадка десанта на остров Шумшу с задачей овладеть плацдармом, обеспечить высадку основных сил десанта и впоследствии, нарушив систему японской обороны, наступать на острова Парамушир, Онекотан и другие. На острове Шумшу японцы имели сильный военный гарнизон, основу которого составляла 91-я пехотная дивизия, два батальона 11-го танкового полка и 31-й полк ПВО, которые вместе насчитывали более 8500 человек, порядка 100 орудий и минометов, до 60 танков. На острове было обустроено и замаскировано 34 артиллерийских ДОТа, 24 пулеметных ДЗОТа, 310 укрытых пулемётных точек, многочисленные подземные укрытия для войск и военного имущества глубиной до 50 метров. Большинство оборонительных сооружений были соединены подземными ходами в единую оборонительную систему. Особенность десантной операции на Шумшу состояла в том, что разработана она была в исключительно короткий срок — всего за сутки. За это время операторам штаба нужно было подготовить, а командованию принять решение на проведение боевой операции, отдать необходимые распоряжения по массе вопросов, сосредоточить в пунктах погрузки транспорт и высадочные средства, доставить сюда части 101-й дивизии, назначенной к высадке в качестве морского десанта. Благодаря высокой организации работы командования и подчиненных штабов, беззаветности всего личного состава подготовка десантной операции прошла организованно и закончена была в означенный срок. В пять часов вечера 17 августа конвой с десантом на борту (всего 64 вымпела) вышел из Авачинской бухты к острову Шумшу. Передовой десантный отряд состоял из батальона морской пехоты под командованием майора Т. А. Почтарева, роты автоматчиков старшего лейтенанта С. М. Иноземцева, минометной и саперной рот, разведывательного взвода и взвода химической защиты. Командиром передового отряда был назначен заместитель командира 138-го стрелкового полка майор П. И. Шутов. В первом эшелоне десанта находился 138-й стрелковый полк, во втором эшелоне – 373-й стрелковый полк, артиллерийский полк и отряд пограничников. Посадка десантных сил на судно перед высадкой на Шумшу. Фото: Предоставлено автором 18 августа в 4 часа 30 минут на трехкилометровом участке побережья между мысами Кокутан и Котомари в северо-восточной части острова Шумшу началась высадка передового десантного отряда. Десантникам пришлось пройти широкую прибрежную отмель, после чего они с ходу овладели двумя линиями пустых окопов. И только после того, как передовой отряд углубился в остров на два километра, японцы наконец-то обнаружили высадку. Береговые батареи открыли сильный огонь. Японское командование прилагало все силы, чтобы сорвать высадку десанта. Тем не менее, под смертельным огнем врага, передовой отряд выполнил свою ближайшую задачу – захватил плацдарм для высадки главных сил десанта. Подходившие к пункту высадки корабли подвергались жестокому обстрелу. Темп сосредоточения сил на плацдарме оставался невысоким, артиллерия на начальном этапе вообще не высаживалась. До 9 часов утра отсутствовала радиосвязь кораблей огневой поддержки с высаженными подразделениями, из-за чего передовой отряд не мог выдать целеуказание для поражения основных целей. В критический момент боя помощник командира взвода морской пехоты старшина первой статьи Николай Вилков и матрос Петр Ильичев подобрались к вражескому доту на расстояние броска гранаты. ДОТ на минуту умолк, и рота поднялась в атаку… но японцы вновь открыли огонь, и тогда оба морских пехотинца своими телами закрыли две амбразуры. Пример Александра Матросова прочно окопался в сознании советских воинов, которые даже в этой, казалось бы, короткой войне, в горячке яростного боя часто принимали это страшное, самоубийственное, но спасительное для других решение. Посмертно они оба стали Героями Советского Союза. А в это же время с японскими танками, которые пытались сбросить десант в море, сражались другие бойцы передового отряда. Командир автоматчиков старший лейтенант С. М. Иноземцев из противотанкового ружья уничтожил два танка. Младший сержант Султанов вскочил на вражеский танк и через смотровую щель в борту башни расстрелял из автомата экипаж. С Парамушира японцы стали перебрасывать на Шумшу подкрепление, осложняя положение нашего десанта. Огнем береговых батарей и ударами своей авиации японцам удалось потопить или уничтожить у берега семь десантных судов, пограничный катер, два малых катера, также были повреждены семь десантных судов и транспорт. Так, экипаж самоходной баржи в составе старшины 1-й статьи Василия Сигова, моториста Крюкова и матроса Киселева, невзирая на смертельный риск, трое суток без отдыха занимались перевозкой войск и боеприпасов, эвакуировали раненых. Сигов был ранен в голову и руку, но до конца десантной операции продолжал выполнять боевую задачу. За героические действия Василий Сигов стал Героем Советского Союза, а его экипаж получил боевые ордена. К исходу дня главные силы десанта были высажены на остров, а в ночь на 19 августа на плацдарме появились артиллерийские части – это стало возможным после разгрома береговых батарей, которые не давали кораблям десанта приблизиться к берегу. К 11 часам десантники изготовились для решительного наступления по всему острову, но японцы вдруг запросили перемирие. Поверив им, советское командование направило к военно-морской базе Катаока отряд кораблей для принятие капитуляции, но как только советские корабли оказались в зоне досягаемости японских береговых батарей, так тут же были обстреляны. Как только коварство врага было раскрыто, главные силы десанта, забыв про запрашиваемое перемирие, перешли в решительное наступление. 2 августа, потерпев сокрушительное поражение, теперь уже по-настоящему японцы начали складывать оружие. Всего на Шумшу были взяты в плен один генерал, 525 офицеров и 11700 солдат. Среди трофеев оказалось 57 полевых и 9 зенитных орудий, 214 лёгких пулемётов, 123 тяжёлых пулемёта, 20 зенитных пулемётов, 7420 винтовок, несколько уцелевших танков и 7 самолётов. АКТ о капитуляции Японии. Фото: Предоставлено автором Освобождение острова Шумшу стало решающим событием всей Курильской десантной операции – занятие остальных островов не потребовало от советских войск такого напряжения сил.23 августа, осознавая бесполезность сопротивление перед советской морской пехотой, без сопротивления сдался гарнизон острова Парамушир: около 8000 человек (74-я пехотная бригада 91-й пехотной дивизии, 18-й и 19-й мортирные дивизионы, рота 11-го танкового полка), до 50 орудий и 17 танков. 25 августа отряд десантников высадился на Матуа – здесь их ждал 41-й отдельный смешанный полк, который сдался в полном составе – 3795 человек. Отвлекаясь от темы, хочется заметить, что недавно на Матуа вновь был высажен десант – на этот раз российские военные пришли туда для строительства военной базы, с которой в будущем можно будет контролировать практически все острова Курильской гряды и проливы между ними. 28 августа десантный отряд высадился на Уруп, где принял капитуляцию 129-й пехотной бригады японцев. В тот же день на Итурупе капитулировали 13500 человек из состава 89-й пехотной дивизии. 1 сентября был занят Кунашир – с него планировалось развивать наступление на другие острова, в том числе и на Хоккайдо – здесь капитулировали 1250 человек. В этот же день сдался гарнизон острова Шикотан – капитулировала 4-я пехотная бригада в количестве 4800 человек. К 4 сентября были заняты все острова Курильской гряды. После боёв на Шумшу Тихоокеанский флот не понёс боевых потерь в районе Курильских островов. Всего на Курильских островах было разоружено и пленено 50 442 японских солдат и офицеров, в их числе 4 генерала. Высадка на Хоккайдо не состоялась по личному распоряжению Иосифа Сталина. *** Прошли десятилетия, но японское руководство до сих пор пытается оспорить результаты Второй Мировой войны, в которых закрепление за СССР и Россией так называемых «северных территорий» является юридически обоснованной нормой. Видимо, японским самураям до сих пор тяжело признавать факт позорной капитуляции, к которому склонились большинство их воинских частей, занимавших позиции на островах и проявивших потрясающее малодушие перед лицом своего врага… Но ни в коем случае нельзя говорить о легкости достигнутой победы! Ведь отдельные японские гарнизоны показали, на что способны потомки древних самураев, и это на самом деле придает им чести, нисколько не умаляя заслуг советских воинов! Оригинал размещён в моём блоге.

08 августа, 11:17

Спасителя евреев Валленберга казнили по приказу Сталина

О судьбе шведского дипломата стало известно из мемуаров экс-главы КГБ, который, в свою очередь, узнал об этом при допросе Виктора Абакумова

01 августа, 10:00

Русские деньги и ФРС

Вот уже больше сотни лет Россия ведёт необъявленную войну. Войну против мировых финансовых кланов. Для полной и окончательной победы против нас используют все методы: подкуп, шантаж, убийство. Мало кто знает, например, что Федеральная резервная система США на самом деле – порождение небезызвестного финансового клана Ротшильдов. И основана она, как оказалось, на российском золоте. «АН» встретились […]

17 июля, 08:48

Мемория. Максим Литвинов

17 июля 1876 года родился революционер и советский дипломат Максим Литвинов. Личное дело Максим Максимович Литвинов (Меер-Генох Мойшевич Валлах, 1876 – 1951) родился в Белостоке, в Царстве Польском в семье банковского служащего. Окончил реальное училище, после чего в 1893 году поступил вольноопределяющимся в российскую армию. Служил в Баку. Во время воинской службы начал увлекаться книгами Писарева и Добролюбова, затем перешел к чтению Маркса. В 1896 году отказался стрелять по бастующим рабочим. Хорошо относившийся к нему офицер спас его от военного суда, но из армии он был вынужден уйти. Работал бухгалтером в городе Клинцы, затем управляющим на сахарном заводе в Киеве. С 1898 года стал членом РСДРП, выбрал партийную кличку Литвинов, которая впоследствии стала его фамилией. Участвовал в революционной деятельности в Киеве, Петербурге, Риге, других городах. В 1901 году арестован, через год вместе с десятью заключенными ему удалось бежать из Лукьяновской тюрьмы в Киеве. Нелегально выехал в Швейцарию, где занимался доставкой в Россию газеты «Искра». После Второго съезда РСДРП примкнул к большевикам. В 1903 Литвинов нелегально вернулся в Россию. Стал был членом Рижского комитета РСДРП, участвовал в работе Третьего съезда партии. В октябре 1905 года Литвинов вместе с Леонидом Красиным в Петербурге издавал первую легальную большевистскую газету «Новая жизнь». В 1906 году снова бежал за границу, где отвечал за покупку оружия на «экспроприируемые» деньги и переправку его в Россию. Снова нелегально вернулся на родину, но был выслежен полицией и бежал. С 1907 года Литвинов стал секретарем Лондонской группы РСДРП. Работал служащим в издательской фирме «Уильямс и Норгейт». Был делегатом от РСДРП на Международном социалистическом конгрессе в Штутгарте. Подвергался арестам во многих европейских странах. В начале января 1918 года Максим Литвинов был назначен полпредом Советской России в Великобритании, но официально британские власти не признавали его дипломатического статуса, как не признавали и правительство большевиков. В конце 1918 года Литвинов был арестован, а позднее обменян на арестованного в Москве британского дипломата Брюса Локкарта. В России Литвинов стал членом коллегии Наркомата иностранных дел РСФСР. В 1918-1919 годах возглавлял советскую миссию в Копенгагене, вел переговоры о прорыве политической блокады РСФСР. В начале 1920 года Литвинов был включен в состав советской торговой миссии, направлявшейся в Великобританию, но был признан персоной нон грата. С начала 1921 года – полпред в Эстонии, с мая 1921 года – заместитель наркома по иностранным делам РСФСР. В 1922 году заместитель главы советской делегации на Генуэзской, а затем глава делегации на Гаагской конференции. В 1923 году Литвинов успешно вел переговоры с Англией о снятии блокады Советской России, подписал торговые договоры с Норвегией, Германией. С середины 20-х годов фактически возглавил наркомат иностранных дел, так как нарком Чичерин, тяжело болевший, все меньше принимал участие в работе ведомства. В 1930 году Литвинов стал наркомом иностранных дел СССР и был представителем СССР в Лиге Наций. В 1933 году провел успешные переговоры об установлении дипломатических отношений с США. С 1934 года вошел в состав ЦК ВКП(б), в 1936 году был награжден орденом Ленина. 3 мая 1939 года был снят с поста наркома иностранных дел. Новая дипломатическая карьера Литвинова началась после начала Великой Отечественной войны. Он в сентябре 1941 года участвовал в переговорах с представителями США и Великобритании в Москве о военных поставках, а в ноябре того же года был назначен советским послом в США. В 1942 – 1943 годах также был посланником СССР на Кубе. Вернулся в Советский Союз в 1943 году. С 1946 года на пенсии. Умер Максим Литвинов 31 декабря 1951 года.   Чем знаменит   Максим Литвинов В 1920-х – 1930-х годах Максим Литвинов в разном статусе представлял Советский Союз за границей. Его деятельность была в основном направлена на преодоление блокады Советской России. Для этого Литвинов активно использовал призывы к борьбе за мир, необходимости разоружения и предотвращения большой войны, предупреждал об опасности фашизма. Также задачей Литвинова было скрывать или представлять в положительном свете неприглядные стороны СССР, в первую очередь «большой террор» середины 1930-х. Его Литвинов пытался представить мировой общественности как успешную ликвидацию огромной шпионско-диверсионной сети, созданной Германией и Японией. При этом любую собственную инициативу Литвинов должен был согласовывать со Сталиным.   О чем надо знать Снятие Литвинова с поста наркома иностранных дел в 1939 году связывают с поворотом внешней политики СССР и новым курсом на сближение с гитлеровской Германией. Он не мог участвовать в переговорах с Риббентропом, так как был евреем. К тому же Сталину было выгодно представить на переговорах свою прежнюю антигерманскую политику как деятельность уже отправленного в отставку Литвинова. В августе 1939 года Гитлер сказал, что в сближении с Советской Россией «смещение Литвинова сыграло решающую роль».   Прямая речь «Первый, главный миф, который стал распространяться в 30-е годы западными доброхотами, а позже перекочевал в лексикон советской интеллигенции, скрыто или, намного позже, открыто симпатизировавшей Западу, состоял в том, что, якобы, существовала “литвиновская внешняя политика”. Именно Литвинов, мол, был инициатором установления дипломатических отношений СССР с США в 1933 г.; именно по его предложению СССР вскоре вступил в международную организацию Лигу Наций; именно им был провозглашен советский курс на создание системы коллективной безопасности и брошен лозунг “мир неделим” (он означал, что агрессивные военные действия, начавшись в одном районе земного шара, неизбежно распространятся на другие страны и континенты). Перечень приписываемых Литвинову инициатив можно продолжить. Адепты “литвиновской”, то есть миролюбивой и прозападной, внешней политики ссылаются далее на то, что Литвинов утратил реальное влияние во внешнеполитической сфере с начала 1939 г., когда Сталин решил пойти на сближение с Гитлером. При этом лишь вскользь упоминается, что Литвинов был евреем. Вновь и вновь подчеркивается его прозападная ориентация, которая в 1939 г. стала неприемлемой для высших советских кругов. При этом “литвиновцы” вроде бы не замечают ловушки, которую они сами себе расставили: оказывается, не Литвинов, а кто-то другой реально творил внешнюю политику СССР. В меньшей степени, но в копилку литвиновских ценностей укладывают и его пребывание в США в качестве советского посла в 1941-1943 гг. Скрупулезно отмечаются и подсчитываются инициативы и демарши, которые он предпринимал. Деятельность его активно способствовала развитию союзнических отношений СССР и заокеанской державы в совместной войне, и с этим трудно не согласиться. На миф о “литвиновской внешней политике” накладываются другие, более мелкие слухи, легенды, версии, цель которых состоит в том же – любой ценой противопоставить Литвинова советскому руководству в целом и прежде всего кровавому диктатору Сталину, представить Литвинова чуть ли ни либералом. Всячески муссируются и раздуваются частные разговоры Литвинова, злобные и враждебные высказывания о нем сталинских приближенных, в частности Молотова и Микояна. Естественно, в трактовке тех, кто симпатизирует Литвинову, гневные обвинения по существу дела меняют свой отрицательный знак – трансформируются в объективно весьма положительные характеристики». Георгий Чернявский «Литвинова держали послом в США только потому, что его знал весь мир. Человек оказался очень гнилой. Всю войну договаривались, обходя его. Литвинов был совершенно враждебным к нам. Хотя умница, прекрасный, а ему не доверяли. Он заслуживал высшую меру наказания со стороны пролетариата. Любую меру… Литвинов только случайно жив остался». Вячеслав Молотов (по книге Феликса Чуева «140 бесед с Молотовым») «Первыми вопросами на каждом заседании Политбюро обычно идут вопросы Наркоминдела. Обычно присутствует нарком Чичерин и его заместитель Литвинов. … Чичерин и Литвинов ненавидят друг друга ярой ненавистью. Не проходит и месяца, чтобы я [не] получил «строго секретно, только членам Политбюро» докладной записки и от одного, и от другого. Чичерин в этих записках жалуется, что Литвинов — совершенный хам и невежда, грубое и грязное животное, допускать которое к дипломатической работе является несомненной ошибкой. Литвинов пишет, что Чичерин — педераст, идиот и маньяк, ненормальный субъект, работающий только по ночам, чем дезорганизует работу наркомата; к этому Литвинов прибавляет живописные детали насчет того, что всю ночь у дверей кабинета Чичерина стоит на страже красноармеец из войск внутренней охраны ГПУ, которого начальство подбирает так, что за добродетель его можно не беспокоиться. Члены Политбюро читают эти записки, улыбаются, и дальше этого дело не идет». Борис Бажанов   7 фактов о Максиме Литвинове Помимо псевдонима «Литвинов» революционер использовал ряд других: Феликс, Папаша, Ниц, Лувинье, Кузнецов, Латышев, Казимир. Был женат на дочери английского журналиста, его жена – Айви Вальтеровна Лоу – до конца жизни сохраняла английское подданство. В СССР она преподавала английский язык в Военной академии имени Фрунзе. Во время Пятого съезда РСДРП в Лондоне Сталин, выпив в одном из пабов, ввязался в драку. Литвинов сумел уговорить прибывших полицейских его не задерживать. В 1939 – 1940 годах органы НКВД готовили обвинение против Литвинова, но начавшаяся война спасла бывшего наркома. Есть ряд свидетельств, что к концу войны в НКВД разрабатывался план убийства Литвинова. Внук Максима Литвинова, Павел Михайлович Литвинов, стал известным правозащитником. Он был одним из семерых, вышедших на демонстрацию протеста на Красной площади 25 августа 1968 года, после введения советских войск в Чехословакию. В 1955 году в Нью-Йорке был издан дневник Литвинова, который, как выяснилось, оказался подделкой.   Материалы о Максиме Литвинове Статья о Максиме Литвинове в русской Википедии Максим Литвинов в проекте «Хронос» Георгий Чернявский «Феномен Литвинова» (часть 1, часть 2, часть 3) Шейнис 3. С. «Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, человек»

12 июля, 18:41

Сталин: русофил или русофоб?

Едва ли не вся идеологическая политика Иосифа Сталина определялась изменениями его взглядов на роль русской нации в развитии СССР. При этом решающее влияние на грузинского революционера Иосифа Джугашвили оказал человек, которого Сталин, с одной стороны, считал своим Учителем (с большой буквы), а с другой – с политическими взглядами которого по большому счету боролся всю жизнь. Звали этого человека Владимир Ульянов-Ленин.

04 декабря 2015, 19:24

Молотов и Яковлев (из истории советской политической жизни 70-х)

На первый взгляд, сопоставление этих двух имён — Вячеслава Молотова, имеющего стойкую репутацию "сталиниста", и бывшего члена Политбюро Александра Яковлева, который в 90-е годы дошёл до утверждений "большевизм — это фашизм", и чья фотография до сих пор украшает собой многие антикоммунистические сайты, может показаться странным.Но только на первый взгляд. Не следует забывать (хотя сам он сделал всё, чтобы об этом забыли), откуда идёт политическая биография Яковлева. А идёт она из советской внутрипартийной оппозиции конца 60-х, а именно группы "Железного Шурика", Александра Шелепина. Это была, возможно, последняя оппозиция в верхушке КПСС, которая имела не только личные, но и некоторые идейные разногласия с большинством, то есть сторонниками Л. И. Брежнева.Главным идейным отличием было желание "нормализовать отношения с КНР". Поскольку КНР как раз в это время переживала разгар "культурной революции" и пик воинственной антикремлёвской риторики, то такое примирение требовало весьма существенных идейных подвижек со стороны Москвы: в первую очередь, переоценки роли Сталина в положительном ключе, но и ещё многого другого. Так что есть, пожалуй, все основания говорить, что "шелепинцы" представляли собой оппозицию брежневцам "слева". Л. И. Брежнев вручает награду А. Н. ЯковлевуВ ноябре 1972 года Яковлев опубликовал в "Литературной газете" свою знаменитую статью "Против антиисторизма", где резко критиковал писателей-деревенщиков и тех, кого мы сейчас бы назвали "булкохрустами", с левых позиций. Пожалуй, эту статью можно назвать одним из последних "выстрелов" шелепинской оппозиции.Вот как Яковлев высказывался о тех, кто умиляется иконами, "церковными луковками" и минаретами:"И церкви, и мечети, и синагоги, и костёлы всегда были идеологическими центрами, защищавшими власть имущих. Мы не забываем, что под сводами храмов освящались штыки карателей, душивших первую русскую революцию, что с церковного амвона был предан анафеме Лев Толстой, что колокольным благовестом встречали палача Кутепова, вешателя Деникина, банды Петлюры. Да ведь и самая «демократическая» религия в конечном счете реакционна, представляет собой идеологию духовного рабства. Коли уж говорить об уважении к исторической правде, то не надо подсахаривать эти горькие истины."Яковлев обвинял своих оппонентов в "идейной позиции, опасной тем, что объективно содержит попытку возвернуть прошлое". Как это было метко замечено! :)Весьма жёстко Яковлев высказывался и в поддержку коллективизации, против литераторов, идеализировавших старую деревню: "Сегодняшние ревнители патриархальщины, восторгаясь созданным ими же иллюзорным миром, защищают то прошлое в жизни крестьянства, с которым без какого-либо сожаления расстался современный колхозник. Если говорить точнее, то здесь речь идёт даже не о старой деревне, а о том самом «справном мужике», у которого действительно и за обильным столом творилось священнодействие, и богатый киот был ухоженным, и книжек «школы богомерзкой» не водилось. Только называли такого «справного мужика» на селе просто и ясно - «мироед». И то, что его жизнь, его уклад порушили вместе с милыми его сердцу святынями в революционные годы, так это не от злого умысла и невежества, а вполне сознательно. Так сделали для того, чтобы в кабале у «справного мужика» ходивший, воспетый поэтом, стомиллионный «сеятель и хранитель» не страдал, а "был полноправным гражданином и хозяином государства трудящихся. А «справного мужика» надо было порушить. Такая уж она неумолимая сила, революция, — рушит всё, что восстаёт против человечности и свободы."За эту статью Яковлев поплатился "ссылкой" в Канаду в качестве советского посла.Посол в Канаде. В губернаторском паркеНо удивительно ли, что у В. М. Молотова, к тому моменту исключённого из партии, тезисы Яковлева вызвали живейшее одобрение? И тут мы имеем любопытное свидетельство Леонида Млечина, который в октябре опубликовал в либеральной "Новой газете", как положено, апологетическую статью про пламенного антикоммуниста А. Н. Яковлева. Сталин и Молотов. Таких картин с Яковлева не писали"Яковлев, — пишет Млечин, — обвинял представителей "русской партии" в отступлении от классовых позиций, от партийных взглядов. Поэтому его поддержал сталинский соратник Вячеслав Михайлович Молотов. Встретив его в санатории, сказал: статья верная, нужная. Владимир Ильич часто предупреждал нас об опасности шовинизма и национализма." "Историю с этой статьёй, — добавляет Млечин, — я знаю из первых рук. Её в "Литературке" опубликовал мой отец".Весело! Архитекторы перестройкиС этой точки зрения становится понятной подоплека разговора молотовского соратника по "антипартийной группе" Лазаря Кагановича и поэта Феликса Чуева, который последний зафиксировал в книге "Так говорил Каганович":"— Не молотовский человек — Яковлев?— Нет. Ярый aнтистaлинец.— И следовaтельно, aнтимолотовского плaнa. А мне кaзaлось, что он молотовец.Кaгaнович вздохнул."Занятно, что в 1986-1987 годах Яковлев начал идейную перестройку с той самой точки, на которой вынужденно остановился в 1972 году: с критики "деревенщиков" и поклонников "патриархальности", с "ленинских позиций". Вот только чем он её закончил?.. Только одна цитата из книги Яковлева 1995 года "По мощам и елей" (сопоставим её на минутку с его же статьёй 1972 года):"Когда в страшную стужу января 1924 года рабочие заступами и ломами рыли котлован под Мавзолей, то пробили канализационную трубу. Но пробоина замёрзла. Весной же Мавзолей залило нечистотами. Узнав об этом, патриарх Тихон, мученик и патриот, сказал: "По мощам и елей!"".Да, поистине удивительных превращений полна жизнь. "Левак" Яковлев, в 70-е годы пытавшийся своей статьёй сдвинуть позицию ЦК влево, в 90-е годы обернулся ярым булкохрустом, антикоммунистом, прославителем клерикалов... Как говорил Ленин: "История знает превращения всяких сортов; полагаться на убеждённость, преданность и прочие превосходные душевные качества — это вещь в политике совсем не серьёзная. Превосходные душевные качества бывают у небольшого числа людей, решают же исторический исход гигантские массы, которые, если небольшое число людей не подходит к ним, иногда с этим небольшим числом людей обращаются не слишком вежливо."В данном случае, впрочем, всё вышло наоборот: сравнительно "небольшое число людей" из правящей верхушки "не слишком вежливо" обошлось с "гигантскими массами", которые вовсе не желали восстановления буржуазного строя и распада СССР. Яковлев оказался превосходным рупором для этих людей.Но что самое занятное — либералы, вроде того же Млечина, отнюдь не выбросили из своих святцев старую, 1972 года, "шелепинскую" статью Яковлева. Видимо, уже и в ней было некое ценное "зерно", которое выросло в его последующую антикоммунистическую позицию.Впрочем, старик Молотов тоже заметил "ненадёжность" в позиции Яковлева — в 1986 году, незадолго до своей смерти. Опять из Чуева ("140 бесед с Молотовым"):"— Яковлева на XXVII съезде избрали Секретарём ЦК.— Что-то не очень надёжный, — говорит Молотов.""И опять, как в воду глядел", — резюмировал Чуев.

14 октября 2015, 14:56

Молотов В.М.

Оригинал взят у kaverdon в Молотов В.М.Вячеслав Михайлович Молотов - сподвижник Сталина, лицо советской дипломатии на Западе, один из высших руководителей ВКП(б) и КПСС и организаторов репрессий.1. Народный комиссар иностранных дел и глава советской делегации В.М. Молотов покидает Дом Ветеранов после первой встречи Руководящего комитета. Конференция ООН в Сан-Франциско. 26 апреля 1945.2. Советская делегация общается с прессой после речи Молотова .8 мая 1945.3. Первая Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, вторая сессия. Молотов общается с Элеонорой Рузвельт. 23 октября 1946.4. Молотов подписывает советско-германский договор. На церемонии присутствует Сталин. Август 1939 года5. Представители "Большой Тройки" обсуждают что-то во время пленарного заседания 1-ого мая. Слева направо: Павлов, народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов (СССР); государственный секретарь Эдвард Стеттиниус (Соединенные Штаты Америки); государственный секретарь по иностранным делам Энтони Иден (Великобритания). Конференция в Сан-Франциско. 1 мая 1945 г.6. На снимке: Энтони Иден (Великобритания), Эдвард Стеттиниус-мл. (Соединенные Штаты Америки), В. М. Молотов (СССР) и Сун Цзывэнь (Китай), встречаются в апартаментах Стеттиниуса в отеле Fairmont в Сан-Франциско. Конференция в Сан-Франциско. 1 июня 1945 г.7. Сталин и Молотов на трибуне с детьми. Москва, 1947 год.8. На фото: госсекретарь США Джон Фостер Даллес, министр иностранных дел Великобритании Антони Иден, председатель Совета Министров СССР Николай Булганин, министры иностранных дел СССР и Франции Вячеслав Молотов и Антуан Пинэ. Женева, 1955 год.9. На фото: делегаты чрезвычайного 8-го Всесоюзного съезда Советов Никита Хрущев, Андрей Жданов, Лазарь Коганович, Климент Ворошилов, Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов, Михаил Калинин и Михаил Тухачевский (слева направо в первом ряду), Москва, декабрь 1936 года.10. Молотов в кругу семьи, 1953 год.Источники: Фотохроника ТАСС, www.unmultimedia.org.

09 марта 2015, 11:43

Второй после Сталина

Годовщина со дня рождения Вячеслава Михайловича МолотоваМолотов (Скрябин) Вячеслав Михайлович родился 9 марта 1890 г. в слободе Кукарка Вятской губернии (г. Советск Кировской области) и был третьим сыном в семье приказчика Михаила Скрябина. Отец был относительно обеспеченным человеком и дал сыну неплохое образование: Вячеслав окончил в Казани реальное училище, получил и музыкальное образование. Там же в 1906 году шестнадцатилетним вступил в партию большевиков.В 1909 году — первый арест и высылка в Вологодскую губернию, где Вячеслав создает большевистскую организацию и обретает опыт профессионального революционера. По окончании ссылки в 1911 году Скрябин переезжает в Петербург и поступает в Политехнический институт. Начинает работать в большевистской газете «Звезда», затем в «Правде». При работе над ее первым выпуском 5 мая 1912 года (по новому стилю) на явочной квартире на Пороховой знакомится со Сталиным. Становится членом Петербургского комитета партии, ведет переписку с Лениным.С началом Первой мировой войны партия направляет Вячеслава Скрябина на работу в Москву, где он воссоздает разгромленную большевистскую организацию. В июне 1915 года — снова арест и ссылка в с. Манзурка Иркутской губернии, откуда в мае 1916 года он бежит и возвращается в Петроград. Кооптируется в уцелевший — после арестов и эмиграции многих лидеров партии — состав Русского бюро ЦК.С первых дней февраля 1917 года, будучи членом ЦК партии и исполкома Петроградского Совета, сотрудником редакции «Правды», Скрябин становится заметной фигурой в революции. Участвует в VII (Апрельской) конференции большевиков, в работе VI съезда партии, а в дни Октября входит в состав Военно-революционного комитета, руководившего восстанием в Петрограде.Молотов. ВосхождениеПосле Октября 27-летний Вячеслав — один из руководителей Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. С января 1918 года — председатель Совета Народного Хозяйства (СНХ) Северного района, в который входило 8 губерний. Тогда же впервые на брошюре об участии рабочих в хозяйственном строительстве Скрябин ставит авторскую подпись МОЛОТОВ, ставшую вскоре его постоянной фамилией, которая позднее незримой нитью и навсегда оказалась связанной с фамилией СТАЛИН. Правой рукой вождя и фактически вторым человеком сталинской эпохи он и вошел в историю.В 1919 году Молотов назначается уполномоченным ЦК РКП(б) и ВЦИК в Поволжье, где проводит большую работу по восстановлению партийных и советских организаций после изгнания колчаковских войск. С конца 1919 года — председатель Нижегородского губисполкома, затем — секретарь Донецкого губкома партии. На IX съезде партии Молотов избирается кандидатом в члены ЦК РКП(б), в ноябре 1920 года — секретарем ЦК Компартии Украины. На Х съезде РКП(б) в марте 1921 года становится членом ЦК, а решением пленума ЦК — секретарем Центрального Комитета и кандидатом в члены Политбюро ЦК.И далее движение по восходящей. До 1930 года Молотов — секретарь ЦК, с 1926 года — член Политбюро ЦК. В 1928—1930 годах одновременно был секретарем МК ВКП(б). После чего с декабря 1930 года становится Председателем Совета Народных Комиссаров СССР. В годы первых пятилеток на этом посту он завоевывает огромный авторитет в стране.Второй23 мая 1939 года Молотов, оставаясь главой правительства, одновременно назначается народным комиссаром иностранных дел СССР. В этом качестве он ведет переговоры с немецким послом Шуленбургом, вместе со Сталиным встречает в Кремле министра Риббентропа и 23 августа 1939 года подписывает советско-германский Договор о ненападении — пакт Молотова—Риббентропа. Осенью этого же года ведет переговоры с финским правительством об обмене части советской территории в Карелии на Карельский перешеек и часть финских земель близ Ленинграда с целью отодвинуть границу от города. По окончании зимней войны 12 марта 1940 года подписывает советско-финляндский договор.Осенью 1940 года после появления германских войск в Финляндии и Румынии, что вызвало закономерное беспокойство в СССР, Сталин направляет Молотова в Берлин для переговоров, и Вячеслав Михайлович входит в историю как единственный из советских руководителей, кто лично общался в рейхсканцелярии с Гитлером.13 апреля 1941 года Молотов подписывает с министром иностранных дел Японии Мацуокой Пакт о нейтралитете, что позволило СССР избежать войны на два фронта. Но гроза надвигалась. 6 мая 1941 года Сталин возглавил Совнарком СССР, Молотов — его первый заместитель и нарком иностранных дел. А 22 июня, в 12 часов дня, вся страна слушала его глуховатый, чуть с хрипотцой голос: «Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня, в 4 часа утра… Без объявления войны… Напали на нашу страну… Подвергли бомбежке наши города…» Но — «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»Являясь заместителем Сталина, который был Председателем Государственного Комитета Обороны, Молотов вел огромную работу по обеспечению Победы. С первых же дней войны против танков стали применяться бутылки с зажигательной смесью, наносившие немцам большой урон (постановление о массовом производстве таких бутылок было подписано В. Молотовым, и немцы прозвали их «коктейлем Молотова», причем это название бытует до сих пор). Указом Президиума Верховного Совета СССР в сентябре 1943 года за особые заслуги в области усиления производства танков в трудных условиях военного времени Молотову присваивается звание Героя Социалистического Труда.В конце мая 1942 года Вячеслав Михайлович на самолете, пилотируемом летчиком Э. Пусэпом, в летном меховом комбинезоне, унтах, шлеме, с кислородной маской совершает секретнейший, тяжелейший и опаснейший перелет над фронтами воюющей Европы и океаном для переговоров по вопросу открытия второго фронта в Европе. Это был настоящий подвиг. Сначала в течение недели Молотов вёл переговоры в Лондоне с Черчиллем. Безуспешно. Затем в течение 5 дней в Вашингтоне — с Рузвельтом. Здесь определенное взаимопонимание было достигнуто, и стороны подписали соответствующее коммюнике. С этим коммюнике Молотов возвращается в Лондон и ставит Черчилля перед свершившимся фактом, подвигнув того, пусть и со значительным числом оговорок и поправок, присоединиться к подписанию документа.Молотов участвовал во всех конференциях «Большой тройки» — Тегеранской (1943), Ялтинской и Потсдамской (1945), многих других важнейших международных совещаниях и переговорах. Вот характеристика, которую Молотову-дипломату дал его яростный оппонент Черчилль: «Вячеслав Молотов был человеком выдающихся способностей и хладнокровной беспощадности. Его подобная пушечному ядру голова, черные усы и смышленые глаза, его каменное лицо, ловкость речи и невозмутимая манера себя держать были подходящим выражением его качеств и ловкости… Один за другим щекотливые, испытующие, затруднительные разговоры проводились с совершенной выдержкой, непроницаемостью и вежливой официальной корректностью. Ни разу не обнаружилась какая-либо щель. Ни разу не была допущена ненужная полуоткровенность. Его улыбка сибирской зимы, его тщательно взвешенные и часто разумные слова, его приветливая манера себя держать делали его совершенным орудием советской политики в дышащем смертью мире».В конце войны США, СССР, Англия и Китай приняли решение создать организацию государств, которая бы следила за сохранением мира на планете. От имени СССР на конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945 года Устав Организации Объединенных Наций подписывал В. Молотов. В последующие годы ему не раз приходилось выезжать в Нью-Йорк для участия в работе ООН. Поскольку уже начиналась «холодная война», а у США было большинство голосов, то Молотову часто приходилось прибегать в Совете Безопасности к праву «вето», за что в кругах ООН его прозвали «Господин НЕТ».Арест ЖемчужинойПосле войны в связи с преобразованием Совнаркома СССР в Совет Министров СССР В. Молотов в марте 1946 года становится заместителем Председателя Совмина И. Сталина и министром иностранных дел. До марта 1949 года — ареста Жемчужиной.Жена Вячеслава Михайловича — Полина Семёновна Жемчужина (1897 г.р., член партии с 1918 г.) в советское время тоже занимала высокие должности: была членом ЦК, зам. наркома пищевой промышленности, наркомом рыбной промышленности, начальником управления Главпарфюмера. Работала в Еврейском антифашистском комитете. Но в декабре 1948 года «за связь с международным сионизмом» (дружба с послом Израиля Голдой Меир, переписка со старшим братом — капиталистом, эмигрировавшим в США в начале века) Жемчужина была снята с работы, а в феврале 1949 года арестована. Провела более года в тюрьме, а потом 3 года — в кустанайской ссылке. При обсуждении вопроса о ее аресте все члены Политбюро проголосовали «за». Молотов воздержался, но и против не выступил, полагая, что партийная дисциплина всегда должна быть выше личного.Происшедшее не могло не сказаться на политическом статусе Вячеслава Михайловича, дальнейшее пребывание его на посту министра иностранных дел было признано нецелесообразным. Вместе с тем В. Молотов по-прежнему оставался членом Политбюро. 9 марта 1950 года за большие заслуги и в связи с 60-летием его награждают четвертым орденом Ленина. Тем не менее симптомы политического недоверия вождя к своему многолетнему другу стали ощутимы. На Пленуме ЦК после ХIХ съезда КПСС (октябрь 1952 г.) Молотов был подвергнут Сталиным жесткой критике, избран «только» членом ЦК и членом расширенного (36 членов и кандидатов) Президиума ЦК.После СталинаСмерть И. Сталина 5 марта 1953 года Молотов воспринял тяжело. В день похорон, 9 марта, его выступление с трибуны Мавзолея, в сравнении с выступлениями Хрущёва и Берии, было искренним, со скорбью и болью в голосе. Когда, спускаясь с трибуны, Хрущёв и Маленков сухо поздравили его с близким днем рождения и спросили, какой сделать подарок, он коротко ответил: «Верните Полину». На следующий день Жемчужина была освобождена.После марта 1953 года Молотов снова становится первым заместителем Председателя Совета Министров СССР Г. Маленкова и министром иностранных дел. Будучи вторым при Сталине, стать первым после его смерти Вячеславу Михайловичу было уже не суждено — начиналось время Хрущёва и «хрущёвщины». Стать же вторым «под» Хрущёвым Молотов не смог и не захотел.Правда, вначале, в силу многолетней приверженности партийной дисциплине, Молотов еще поддерживал Хрущёва: проголосовал за арест Берии в июне 1953-го, через год — за снятие Маленкова с должности Предсовмина СССР и назначение Н. Булганина. Но когда Хрущёв «полез» в вотчину Молотова, всё еще министра иностранных дел, по-настоящему делать внешнюю политику, — «искрить» стало по-настоящему. Молотов стал возражать уже при обсуждении вопроса об освоении целинных земель. Был принципиально против «реабилитации» И. Тито. Не был сторонником скорейшей нормализации отношений с Японией (Декларация 1956 г. по Курилам «аукается» нам до сих пор).ХХ съезд (февраль 1956 г.) и закрытый доклад Хрущёва на нем «О преодолении культа личности и его последствий» привели к еще большему расхождению между Хрущёвым и Молотовым. Вячеслава Михайловича поддержали на этот раз Маленков, Каганович, Ворошилов. О расхождениях стало известно в обществе. И когда в марте 1956 года в Тбилиси состоялись массовые манифестации против решений ХХ съезда, среди лозунгов, которые выкрикивали участники, можно было услышать не только «Долой Хрущёва!», «Долой Булганина!», но и «Молотова — в премьер-министры СССР!», «Молотова — во главе КПСС!»После съезда Молотов фактически отстранился от выполнения большинства своих обязанностей в МИД, а за день до приезда в СССР «лучшего друга» Тито был освобожден от обязанностей министра иностранных дел. Но оставался зампредсовмина и членом Президиума ЦК. К тому же Молотов всё еще был популярен среди простых людей, хорошо помнивших его роль и значение для страны. 22 апреля 1957 года, в день рождения В.И. Ленина, Молотов опубликовал в «Правде» большую статью «О Ленине», в которой красной линией провел мысль о том, что он — единственный из тогдашнего партийно-государственного руководства, кто работал непосредственно с Лениным.ПадениеРешающее столкновение Молотова с Хрущёвым произошло в июне 1957 г. на заседании Президиума ЦК. Здесь у Молотова было большинство — к Г. Маленкову, Л. Кагановичу, К. Ворошилову примкнули другие влиятельные фигуры «старой гвардии»: Н. Булганин, М. Первухин, М. Сабуров, Д. Шепилов. И, казалось, кресло под Хрущёвым могло сильно пошатнуться. Но тот успел сыграть на опережение, срочно созвав Пленум ЦК, где большинство было уже у «новой волны» хрущёвцев.Участь Молотова была решена. Пленум ЦК вывел «антипартийную группу» Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова из состава Президиума и исключил из ЦК КПСС. Всем городам и поселкам, носящим имя Молотова, были возвращены прежние названия. Политическая карьера второго человека сталинской эпохи фактически завершилась.Далее последовала «почетная ссылка» послом СССР в Монголию, подальше от Москвы и Кремля. Затем малозначимая должность советского сопредседателя Международного агентства по атомной энергии при ООН в Австрии. Летом 1961 года в СССР началась активная подготовка к очередному, ХХII съезду КПСС. Был опубликован проект новой Программы КПСС для всенародного обсуждения. Молотов направил в ЦК свое заявление, где назвал проект ошибочным и «ревизионистским». Это вызвало сильнейшее раздражение Хрущёва: Молотов был снят со всех постов и, более того, решением первичной организации, в которой состоял на учете, исключен из партии.Опальный пенсионерС 1961 года пенсионер Молотов ушел в политическое небытие, тихо доживая свой век на даче в Жуковке с женой Полиной. Без льгот и привилегий. Вячеслав и Полина всю жизнь очень любили друг друга, и её смерть 1 мая 1970 г. стала тяжелейшим ударом для Молотова. Хоронила Жемчужину партийная организация фабрики, где она состояла на партийном учете и куда из последних сил до последних дней ходила на собрания. Она была безгранично предана партии и искренне верила в коммунистическую идею.Теперь еще почти на полтора десятка лет Молотов оставался фактически один. Охраны у него не было, бывший второй был предоставлен самому себе. Молотов начал готовить свои мемуары, работал в библиотеках, посещал музеи, выставки, концерты, часто ходил в театры. Доживал свой век одинокого пожилого пенсионера.При этом Молотов никогда не оставлял надежду на восстановление в КПСС. Но только в начале 1984 года, когда Генеральным секретарем ЦК стал К. Черненко, а в составе Политбюро усилилось влияние А. Громыко, в 40-е годы тесно сотрудничавшего с Молотовым в МИД, Молотов был вызван в Кремль, где не был практически четверть века, и, по согласованию с членами Политбюро, К. Черненко сообщил ему о принятом решении о восстановлении в КПСС.Скончался Вячеслав Михайлович 8 ноября 1986 года на 97-м году жизни. Коммунист с 80-летним стажем был скромно похоронен на Новодевичьем кладбище.Вечная ему — второму после Сталина — Память и Слава!...Иосиф Виссарионович Сталин и Вячеслав Михайлович Молотов принимают цветы от московских школьников на Всесоюзном параде физкультурников. 1946 год.Крымская (Ялтинская) конференция 1945 г. Заседание министров иностранных дел. Ливадийский дворец. Присутствуют: В.М.Молотов, А.А.Громыко, А.Иден, Э.СтеттиниусПодписание протокола Крымской конференции. За столом (слева направо): Э.Стеттиниус, В.М.Молотов и А.ИденНарком иностранных дел СССР В.М.Молотов подписывает документы Крымской конференции. Слева Госсекретарь США Э.СтеттиниусПроводы и отлет президента США Ф. Рузвельта. Стоят (слева направо): А.Я. Вышинский, У. Черчилль, Ф.Т. Гусев, В.М. Молотов, Н.Г. Кузнецов и другиеПеред посадкой в самолет президента США: В.М.Молотов беседует с Ф.РузвельтомВ.М.Молотов, Ф.Т.Гусев, переводчик В.Н.Павлов, Э.Стеттиниус, А.А.Громыко покидают аэродром после посадки президента США Ф.Рузвельта в самолетТегеранская конференцияИ.В.Сталин и В.М. Молотов на Потсдамской конференцииИ.В.Сталин ,Г.Трумен,К Эттли,В.М.Молотов.Потсдамская конференцияВ.  Молотов в Артеке