• Теги
    • избранные теги
    • Разное1170
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1707
      • Показать ещё
      Люди1133
      • Показать ещё
      Международные организации163
      • Показать ещё
      Издания245
      • Показать ещё
      Формат47
      Компании338
      • Показать ещё
      Показатели17
      • Показать ещё
      Сферы2
09 декабря, 02:37

What Will Be The Future of The Democratic Party?

Photo by Rhododendrites, Wikimedia The 2016 election may be the most confounding political event in living memory. And the need to understand it is urgent. That a candidate so obviously lacking in virtue, principal, and understanding of the world beyond his own narrow ambitions, should break out from the large field of Republican contenders and win the nomination speaks volumes about the failure of the Republican establishment to offer a credible vision for America's future. That so many Americans would choose an outcome that is so obviously to their detriment calls for an explanation. And on the other hand, that the tone deaf Democratic Party establishment considered Hillary Clinton entitled to their loyalty may at first be understandable. But ignoring the unparalleled enthusiasm engendered by Bernie Sanders, then putting every possible obstacle in his way, and actually plotting to sabotage his campaign, revealed a very undemocratic mentality at the core of the party establishment. And how should we evaluate the American people? Are we smart enough to recognize that we are losing our social solidarity and confronted with very serious contradictions in our society, but too dumb to recognize where positive change may lie? Are we incapable of recognizing the people and policies that could change what really needs to change? Now that the choice has been made, we will see the wisdom of the electorate (or the lack of it). Will Donald Trump, for instance, prove to have a coherent set of values and an adequate understanding of the world, or will he fall under the influence of corporate lobbyists, or figures with an even more authoritarian bent than himself? What happens if the Trump train shows itself to have no positive destination, or worse yet, goes off the rails? Donald Trump may be a vulgar, narcissistic, and immature human being, but the extreme degree to which the major media focused on and even exaggerated his faults will only accrue to their discredit. From the beginning they gave him more time than he deserved; we were treated to a moral train wreck in slow motion. I remember the prescient words of my own personal trainer, who admits to knowing nothing about politics, saying that since no one trusts the media, a lot of people were going to automatically think there must be something good about Donald Trump. Actually, Trump's critique of NAFTA and the TPP are anti-globalist policies that most progressives would agree with. His call for the reinstatement of the Glass-Steagall act is, on the face of it, more progressive than Hillary's positions on financial reform. And finally, his much maligned lack of antagonism toward Russia may be a more sensible and humane policy than the demonization of Russia, a very alarming and unjustified belligerence that only neo-cons could love. Hillary added her shrill voice to the chorus of militarists who want nothing less than full-spectrum dominance by the American Empire. In this regard, Donald Trump was almost a model of modesty and fair play. The Democratic Party misjudged not only the so-called "basket of deplorables," but the American people as a whole. So self-satisfied in their granting complete entitlement to Hillary Clinton, ignoring the lukewarm reception given to her by the public, ignoring the many reasons for which she has lost the trust of many people, ignoring, too, the tens of thousands of people who right up to the day before the election were willing to stand in line for hours on cold nights to hear Donald Trump. Perhaps, the bottom line for many Americans was that Donald Trump represented change (at any cost) and Hillary represented more of the same. And why is it that no one in journalism or the media ever brought up Hillary's complicity in some of the greatest tragedies of our time. The fact that the greatest refugee problem since at least the Second World War was entirely generated by poorly conceived interventions in the Middle East by American power. Much of it began with the Afghan and Iraq wars, which President Bush initiated, and Hillary supported for a long time. But even more significantly, she was the primary cheerleader for the attack on Libya, which led to the destruction of civil society there and opened the floodgates of African emigration from the coast of Libya which had until that time been effectively policed by Qaddafi. Hillary as Secretary of State also lent American support for Islamic extremists in Syria, which has been the cause of millions more refugees. Furthermore, Hillary has stood with the shameful record of the Obama administration toward whistleblowers. Courageous people like Manning, Snowden, Kiriakou, and Assange who risked so much, have paid such a high price for bringing to light facts which should never have been secret. Condemned, imprisoned, confined, or exiled, this is how the Democratic (and Republican) establishment treats truth-tellers, while the policy-makers who approved illegal surveillance, torture, war crimes, backing Islamic terrorists in Syria, and covert operations yet to be revealed wear suits of respectability. But to return to the aftermath of the election -- two days before the election Congressman Alan Grayson initiated a poll. "If the Presidential candidates were Democrat Bernie Sanders and Republican Donald Trump, for whom would you vote?" The results were: Sanders 56%, Trump 44%. Grayson reported: "That would have been the largest presidential victory since 1984 (Reagan vs. Mondale), and the largest Democratic victory since 1964 (Johnson vs. Goldwater). Bernie Sanders would have won more than 400 electoral votes. He would have swept every Atlantic state except South Carolina. He would have prevailed in every state bordering Mexico, including Texas, which the Democrats haven't won since 1976." Bernie ran a heroic campaign. In June 2015 about 16 months before the election, I witnessed the effect of one of his earliest speeches at a time when his popularity was said to be about 2%. I felt in my soul and said to anyone who would listen, that Bernie can touch the hearts of the American people; he can be our next president, unless it is stolen from him. There are many ways that elections and primaries can be rigged or stolen -- some of them within the bounds of legality, and some of them definitely not. Major discrepancies in exit polling data compared to final results always favored one candidate, and one candidate alone: Hillary Clinton. The outcomes in New York and California, particularly, raise questions that need to be answered. His was not a perfect campaign, either -- too much emphasis, perhaps, on socialist giveaways, which, by the way, is not really why people got excited about him. But anyone who sensed his authenticity -- especially those who have watched him over decades fighting for the well-being of the average American, and making wise choices in foreign policy -- knew that Bernie could be trusted to do the right thing. Up in the Northeast Kingdom region of Vermont where Democrats are few and far between it was common at election times to see signs for Bernie and Bush in the front yards of farmers and the working poor. These hard-scrabble conservatives understood that Bernie, to use that now so popular military expression, "had their back." Hillary, always the handmaiden of neo-liberalism, would have continued Obama's subservience to the financial fraudulence of Wall Street. This is what the Democratic Party has become. The Democratic Party has become a partner to oligarchy, to neo-liberal economics, and to neo-con militarism. Even under the benign, gracious, and mild administration of Barack Obama bad things have happened: vicious and counterproductive drone attacks have multiplied; the relatively wise and moderate Secretary of Defense Chuck Hagel was removed without explanation and replaced with "liberal" neo-con, Ashton Carter; the financial fraud of the banksters has gone unpunished; fracking continues unabated despite local resistance; GMO and agribusiness lobbyists rule the Department of Agriculture claiming science is on their side, "science" they paid for; more whistleblowers have been prosecuted than in any previous administration; more weapons than ever have been sold, including to Saudi Arabia, which continues to use them to slaughter many thousands of innocent civilians in Yemen; the Ukraine was subjected to an illegal American organized and financed coup, and eventually turned over to fascistic nationalists, GMO promoting agribusiness, and frackers, meanwhile blaming Russia for aggression in Crimaea; while certain elements of the US government continue to incite and threaten Russia, Iran, and China. Meanwhile, those in denial of present realities still cling to the idea that the Democratic party has been the party of humane liberalism, progressive ideals, and the wishes of the vast majority of Americans. They congratulate themselves for the unwieldy and problematic Affordable Care Act, minor gains in environmental protection and alternative energies, and the relatively small cultural victories, the "boutique political issues" such as gay and transgender rights. And let us remember that the crown jewel of Hillary's reign at the State Department, the Iran Nuclear Treaty, may have been an exaggerated solution to a nearly nonexistent problem: neither did United States intelligence nor any international watchdog agency actually accuse let alone prove Iran had a weapons program. Furthermore, the religious dictatorship of Iran, whatever one thinks of it, has always maintained that nuclear weapons are strictly against Islamic law and have no practical use anyway. The neo-con agenda which aims at full-spectrum dominance in a uni-polar world must always seek to create enemies to justify the growth of the military-industrial complex and its own twisted sense of purpose. In the area of finance, the Democrats have failed to question the actualities of the Federal Reserve Bank, oblivious to the idea that it is an unconstitutional, and therefore illegal, privately owned monopoly that creates money merely by entering numbers in a computer and whose books remain un-audited and inaccessible the public. Most liberals seem to have no idea that without the Federal Reserve's cooperation, the military-industrial complex could not proceed with its lavish expenditures, because the American people would not tolerate the cost to themselves, costs that are now hidden and paid for by the central bank's capacity to supply as much money as the war machine needs. This is an area never mentioned by Democratic politicians, and yet it is at the heart of what is impoverishing Americans and enriching the .01%. Americans are confused. They have the sense that something is really wrong, that great injustices are being perpetrated, that their lives and their futures are being taken from them, and not really knowing who to blame, not being able to sufficiently connect the dots, or connect any dots for that matter, many of them would rather hurl rocks through the window of the establishment for no good reason other than to register their protest. The so-called "deplorables" have voted against the deplorable policies of both the Republican and Democratic parties. Even though poll after poll reveals that the vast majority of Americans support what are basically progressive policies, too many Americans allow themselves to be coerced by fears, by scapegoating, by false patriotism and the delusions of American exceptionalism. And the Democrats, for their part, need to not only clarify a progressive vision for this country, hammering hard on the oligarchy, the financial tyranny, the wastefulness of the military-industrial complex, the bogus and counterproductive "War on Terror." These forces need to be confronted on the basis of both moral values and fiscal responsibility. Perhaps in this election Americans sensed that they had no real choice, and so a surprising number defiantly chose what even they realized was the nihilistic option. Other Americans, including those who voted for Trump, are not the enemy. The lack of empathy on both sides of the divide only contributes to further polarization. If Americans are given a real alternative to neo-liberal economic tyranny and neoconservative militarism, would they make the wrong, disastrous choice again? There are truths that need to be communicated to the wounded and/or hardened hearts of the American people, communicated by leaders who can break through the false reality maintained by mainstream and even "alternative" media, who can speak with authenticity and heart. The consideration of Rep. Keith Ellison has head of the Democratic National Committee is promising. The Democratic Party, or perhaps some new Independent Party, could "make America great again" by remembering that America, despite its faults, once had a heart, and could have it again. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

09 декабря, 02:14

The Real Fear That Elected Donald Trump

62,676,271 people voted for Donald Trump, and given Mr. Trump's myriad glaring flaws, lots of people are trying to understand why. Several demographic groups - whites, males, people with lower incomes, people with lesser education, evangelical Christians - are getting much of the focus. But while each had unique motivations to vote as they did, they all shared one thing, and that one thing is the real reason America is now facing four years of President Donald Trump. For one reason or another all these groups feel threatened, powerless and vulnerable and worried literally for their-being and safety because they no longer feel they have any control over the political system that controls their lives. Certainly Trump's bigotry appealed to millions of Americans who remain either quietly or virulently racist. He won the vote of whites 58% to 37%. But not all of Trump's supporters are racists. Certainly his crude sexist remarks appeal to millions of Americans who still consider women second-class citizens and sexual objects. Trump won the male vote 53% to 41%, and 42% of the female vote as well. But that's not enough either. Many credit Mr. Trump's success, especially in rust belt states like Pennsylvania, Ohio, Michigan, and Wisconsin, to the millions of Americans who have come out on the short end of the economic stick of globalization. But that's insufficient too. Mrs. Clinton carried the lowest income brackets by eight to nine percent, while Trump won every bracket making $50,000 or more by between one and four percent. This was more than a revolt of the economic underclass. And it was more than just the revolt of the lesser educated. While Trump had a larger edge among those with no high school degree (51% to 45%) and those with some college or an associates degree (52% to 43%), four out of every ten voters with post graduate degrees cast their ballot for Donald Trump too. And yet four Trump voters out of ten, across these demographic groups, said Trump - the person they voted for - was unqualified for the job, and did not have the temperament for the job. One out of three Trump voters don't trust him. What could compel someone to put control of nuclear weapons, or the world's largest economy, in the hands of a person they believe is temperamentally untrustworthy and generally unqualified? Or compel millions of Americans who are not overtly racially bigoted, or sexist, to put someone in charge of America who manifestly is. What could cause people who are not struggling financially, or who have plenty of education, or who have a literal interpretation of the Christian Bible, to vote for a vulgar, twice-divorced, woefully ill-informed businessman whose history is soiled with multiple major bankruptcies and a long record of contractors he and his company have simply failed to pay? In a word, fear. Real profound fear, far deeper than fear of immigrants or terrorists or crime in the streets. Across their demographic differences, Trump's voters were motivated by the deep fear that eats at all of us when we don't feel like we control what's happening to us. The study of the psychology of risk perception - why we worry more about some things than we need to and less about some things than we should - has found that a sense of control helps us feel safe. Without a sense of control (think about sitting in the passenger seat of a car rather than sitting behind the wheel), we feel powerless, vulnerable, unsafe, threatened. Subconsciously a lack of control makes us wary. It impacts how we think and reason. It makes us more likely to see threats where they don't really exist. It makes us more likely to believe what the leaders of our tribe say, so we assert our loyalty to and earn the protection of our tribe, and so we can contribute to our tribe's cohesion and power as it competes - in each member's interest - to control how society is run. This deep fear explains why so many people could disregard so many profound flaws in Donald Trump. His disqualifying inadequacies didn't matter to people who are afraid enough to believe the promise of a serial liar that he will restore their control of the federal government. The promise of a sense of control - of safety - trumps reason itself. Consider how the desire for control motivated the demographic groups that voted for Trump. The whitelash of Trump's election is the response of racists wanting control of a political system that imposed on them a black president. The rejection of a female candidate for President is the response of millions of Americans, predominantly male, who want a man in control. The susceptibility to fear mongering about immigrants and global trade of millions of Americans who feel worse off economically today - one third of the electorate identified that way, and they went for Trump eight to two - is about what immigrants and global trade represent, a threat to the control of their financial lives and futures. And the overwhelming support for Trump among white evangelical or born-again Christians, or among conservatives (Trump got 81% of the vote in both categories), reflected a desire to get control of government back in order to get society running by the values those people believe in. Never mind Trump's checkered history on all sorts of moral issues, or the fact that, as most of the intellectual leaders of the conservative movement have observed, Trump is way off the reservation on a range of conservative issues. Trump was closer to conservative than Hillary Clinton, so having him in charge gives conservatives more a feeling of control. More broadly than these specific demographic groups, many observers simply (and correctly) call Trump's victory an overthrow of "the elites", of "the politicians and insiders", of "the establishment". But even this is insufficient. Those phrases only label the underlying psychology behind such movements. Brexiteers in England said basically the same thing. Populist revolts all do. They are people saying "I don't have control, and I need it, to feel safe. And I need a sense of control over my life so badly that the details don't matter, not as much as having control matters." So we have the stunning result of November 9, which settled nothing. It just flipped who is up and who is down on the see-saw of power. Half of the voters in the country got that important feeling of control, but half lost it. (Don't forget that only about half of the eligible voters in the country voted, so slightly less than one quarter of the potential electorate actually elected Trump. Claims of a mandate are ludicrous.) People on the losing side are feeling just as Trump voters did before the election. Powerless. Vulnerable. Magnifying the threats they perceive, to Muslims or women or the environment or the economy. But more fundamental than all these emotions is the fear they feel for their own personal futures in a world they now don't control. That helps explain the unprecedented street protests against a President-elect. This all bodes poorly for the not-so-United States. For many reasons the fight over who is in control, so vital for everyone's sense of safety and well-being, has devolved into a zero-sum game of winner and losers, with no room for compromise and sharing. That 'If you disagree with me you are the enemy" attitude is certainly what Trump's combative style is all about, and what his supporters - including the millions who don't trust him or think he's up to the job - voted for. And despite initial pieties about bringing people together, Trump's picks for his cabinet and advisers promise an administration that won't really serve all Americans, just the ones who support him. Given the profound importance of a sense of control for how safe or threatened we feel, the Us Against Them state that American society has devolved into all but guarantees a self-perpetuating conflict that can only continue to tear the nation apart. It will take a remarkable turn for President Trump to recognize what this election demonstrated - the deep need that all people have for a sense of control over their lives. Nothing about him to date suggests he will make that turn, but he must, if he is to avoid profound harm to the country he claims to want to make great again. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

09 декабря, 00:43

China Global Times Claims China Needs More Nukes Should U.S. Treat Beijing Unacceptably

http://www.infowars.com/china-claims-it-needs-more-nuclear-weapons-to-deal-with-trump/ China needs more nuclear weapons to deal with Donald Trump should the US treat Beijing unacceptably, according to a government mouthpiece newspaper. Help us spread the word about the liberty movement, we're reaching millions help us reach millions more. Share the free live video feed link with your friends & family: http://www.infowars.com/show Follow Alex on TWITTER - https://twitter.com/RealAlexJones Like Alex on FACEBOOK - https://www.facebook.com/AlexanderEmerickJones Infowars on G+ - https://plus.google.com/+infowars/ :Web: http://www.infowars.com/ http://www.prisonplanet.com/ http://www.infowars.net/ :Subscribe and share your login with 20 friends: http://www.prisonplanet.tv http://www.InfowarsNews.com Visit http://www.InfowarsLife.com to get the products Alex Jones and his family trust, while supporting the growth of our expanding media operation. [http://bit.ly/2dhnhbS] Biome Defense™ [http://bit.ly/2bnEj91] Bio-True Selenium™ [http://bit.ly/1WYw8jp] Vitamin Mineral Fusion™ [http://bit.ly/1QYBNBv] Joint Formula™ [http://bit.ly/1nNuR3r] Anthroplex™ [http://bit.ly/1ljfWfJ] Living Defense™ [http://bit.ly/1Iobcj2] Deep Cleanse™ [http://bit.ly/1DsyQ6i] Knockout™ [http://bit.ly/1Kr1yfz] Brain Force™ [http://bit.ly/1R5gsqk] Liver Shield™ [http://bit.ly/1cOwQix] ProstaGuard™ [http://bit.ly/1mnchEz3] Child Ease™ [http://bit.ly/1xs9F6t] WinterSunD3™ [http://bit.ly/1L3gDSO] Ancient Defense™ [http://bit.ly/1EHbA6E] Secret-12™ [http://bit.ly/1txsOge] Oxy Powder™ [http://bit.ly/1s6cphV] Occu Power™ [http://bit.ly/1rGOLsG] DNA Force™ [http://bit.ly/1nIngBb] X2 Survival Shield™ [http://bit.ly/1kaXxKL] Super Female Vitality™ [http://bit.ly/1mhAKCO] Lung Cleanse™ [http://bit.ly/1mGbikx] Silver-Bullet - Colloidal Silver™ [http://bit.ly/1xcoUfo] Super Male Vitality™ [http://bit.ly/1z5BCP9] Survival Shield - Nascent Iodine™ [http://bit.ly/1o4sQtc] Patriot Blend 100% Organic Coffee™ [http://bit.ly/1iVL6HB] Immune Support 100% Organic Coffee™ All available at - http://www.infowarsshop.com/ INFOWARS HEALTH - START GETTING HEALTHY BEFORE IT'S TOO LATE - http://www.infowarshealth.com/ Newsletter Sign up / Infowars Underground Insider : http://www.infowars.com/newsletter

08 декабря, 21:08

СМИ сообщили о проведении Россией испытаний подводного беспилотника «Статус-6»

Россия провела испытания подводного беспилотника «Статус-6», способного нести ядерное оружие, что представляет собой серьезную стратегическую угрозу для портов и гаваней США, пишут американские СМИ.

08 декабря, 19:50

Ядерный мир и безопасность

Государства-члены организации договорились усиленно охранять атомные объекты и подписали декларацию по борьбе с незаконным оборотом, транзитом или захватом радиоактивных материалов

08 декабря, 19:29

СМИ сообщили о проведении Россией испытаний подводного беспилотника «Статус-6»

Россия провела испытания подводного беспилотника «Статус-6», способного нести ядерное оружие, что представляет собой серьезную стратегическую угрозу для портов и гаваней США, пишут американские СМИ. Американские спецслужбы якобы зафиксировали испытание беспилотного подводного аппарата, которому Пентагон дал кодовое название «Каньон» («Статус-6»). Аппарат запустили с подводной лодки «Саров» 27 ноября, сообщили источники в Пентагоне. Никаких подробностей о месте проведения испытания или его результатах нет, сообщает The Washington Free Beacon. Официальный представитель Пентагона Джефф Дэвис от комментариев по этому поводу отказался, отметив лишь, что США внимательно следят за российскими подводными испытаниями. Бывший сотрудник Пентагона Марк Шнайдер заявил, что испытание «Статуса-6» представляет собой новую стратегическую угрозу. «Статус-6» - это самая безответственная программа по созданию ядерного оружия, которую придумала путинская Россия» - заявил Шнайдер. Как отмечает портал, ранее в документах говорилось о том, что Россия построит первый прототип «Статуса-6» в 2019 году и тогда же начнет испытания. Однако тест, проведенный 27 ноября, указывает на то, что документ может быть частью операции по дезинформации Вашингтона относительно этой программы, утверждает портал. Издание также утверждает, что испытание беспилотника, который якобы «работает на ядерном реакторе с ограниченной защитой», создает экологические риски. Спецслужбы США считают, что «Статус-6» может быть оснащен крупнейшими ядерными боеголовками с поражающей способностью в миллионы тонн в тротиловом эквиваленте. В сентябре американская пресса писала о том, что министерство обороны США обеспокоено разработкой в России подводного беспилотника, способного нести боеголовки мощностью десятки мегатонн. В ноябре 2015 года в телерепортаже телеканала НТВ о прошедшем под председательством президента России Владимира Путина совещании по вопросам развития ОПК были показаны наглядные материалы по океанской многоцелевой системе «Статус-6». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что в сюжетах российских телеканалов действительно были продемонстрированы засекреченные до сих пор системы вооружений. 18 марта 2016 года представители «Объединенной судостроительной компании», комментируя сообщения об «Статус-6» подтвердили разработку «беспилотного подводного робота», достаточно крупного, чтобы нести собственные торпеды, а также разработку АПЛ-носителей для таких роботов.

08 декабря, 19:10

Trump Could Turn Western Values Into a Facade

Joseph Nye is one of America’s top political scientists. He is the former dean of the Harvard Kennedy School and has been chair of the National Intelligence Council and assistant secretary of defense for international security affairs. Alex Görlach, founding editor of the magazine The European, and Constantin Weiss interviewed Nye about his 2015 book, “Is The American Century Over?” and the election of Donald Trump as the next U.S. president. In your book, you answer the question by saying, no, it isn’t. Now that we have President-elect Donald Trump, would you like to revise that thesis? Well, much depends on the definition. If one asks if the U.S. will remain the most powerful country in terms of resources, I still believe, in the next 25 years or so, we will still be the strongest country. The question that has changed is how we will use that power. With Trump headed to the White House, we have no guarantee that the policies set in place over the past 70 years will remain. The maintenance of alliances and institutions ― the liberal international order ― is not clear. If we look at history, we see that after World War I, America was then also the world’s most powerful country. But it did not use that power in the international realm and decided to focus on domestic policy, which incidentally led to the economic chaos in the 1930s. Since World War II, the U.S. has been the most significant international actor and whether that will continue under Trump is unclear. After the U.S. election, many have commented that German Chancellor Angela Merkel is now the last remaining upholder of the West’s values. Would you agree?  No question, Merkel and Germany are great defenders of Western values. But on its own, Germany does not have the power to take on a Russia with nuclear weapons or a China with a high sustained growth rate. Yes, Germany deserves credit for respecting and asserting Western values as others fade, but it’s essential that these values are backed up by power. If there is no American power behind those values, they will become a façade, simple rhetoric. It’s a matter of combining values with policy and implementation. Take Russia’s invasion of Crimea, for example. Russian President Vladimir Putin stole land from his neighbor using force ― something that is against any post-1945 agreement. Without U.S.-imposed sanctions, Putin surely would have gotten away with it much easier and perhaps would have continued seizing territory. Are the West and Western values in crisis? The main issue is maintaining international order. Putin, Hungarian Prime Minister Viktor Orban and their like-minded friends have not managed to change the fundamental world order ― yet. If one interprets the rise of populism as something that will continue and change the large countries, then you will have long-term change in international order. But, we should not over-interpret the American election. Hillary Clinton won the popular vote, and if 100,000 supporters in three Rust Belt states had voted differently, then we would see no need to talk about this at all!  Something is happening, no doubt. Brexit won narrowly, though the younger voters were not in favor of Brexit at all. The same in America; the young vote didn’t embrace Trump. Before we label this as an irreversible wave of populism, though, we need to closely look at these numbers and realize what they represent.  If there is no American power behind Western values, they will become a façade. But doesn’t that say something about the relevance of politics in the younger generation’s minds? As a millennial myself, I can say that my generation has grown up in an environment shielded from any chaos. Western millennials have not experienced any tangible threats of war. Are we an ungrateful generation that forgot the importance of politics? The type of world your generation grew up in is one of outward-looking internationalism. Millennial attitudes are open to the international mindset, but they don’t vocalize their beliefs effectively. That’s why the youth vote lost in the Brexit vote and U.S. elections. Millennials have had an incredibly easy life. Young people in Europe should not take the E.U. for granted! It’s worth reminding them that it was the E.U. that brought an end to centuries of conflict between European powers.  But does that mean that the generational conflict is yet another cause of conflict in addition to xenophobia, income inequality, sexism and racism? Is it yet another cause for polarization? There have been studies on this new wave of populism showing that populism is mainly associated with old white males. The polarization also goes beyond economic situations and addresses a change in culture and loss in status. Take the U.S. for example: America was the country of old white males, but now you have women, immigrants and LGBT people in leadership positions challenging the dominance of these old white males. Should this be a generational problem, then it will cease to be in two or three decades time. As younger people, with higher diversity and better education, go to the polls in the future, this populism should decrease significantly. Before we label this as an irreversible wave of populism, we need to closely look at these numbers and realize what they represent. That’s assuming there will be no “explosion” of sorts. We may see an explosion of tension between pro and anti-Trumpists and a turning point!  Unless you have an economic crisis, nothing will happen. These conflicts ― Black Lives Matter, alt-right, cultural conflicts ― will continue over time but on a low flame. An economic crisis, however, will throw gasoline in that fire and cause an explosion.  What role does immigration play in this? Immigration is a much more universal problem in the international sphere. The question is how you combine native culture with immigrant culture to prevent polarization of societies. Europe is struggling with it, and so is America. But large countries ― most notably Canada ― have managed to successfully immigrate people into their culture. Though Trump has made a big deal out of immigration, a recent Pew poll suggests that the majority of Americans actually thinks the U.S. handles immigration well, and that it is good for the country! Personally, I would worry more about a recession or an economic depression. Doesn’t the current debate on trade deals give us reason to worry about the possibility of a depression? Just because the large-scale agreements like the Trans Pacific Partnership and the Trans-Atlantic Trade and Investment Partnership may be over does not mean trade is over. Trade is driven not by agreements but by commercial entrepreneurs. We may see less large-scale trade agreements, but I don’t think protectionism will resurface. Will going back on these trade deals impact the progress of technological innovation in America? How will Silicon Valley be impacted?  If America were to become protectionist, that would certainly make life for tech companies much more difficult. But again, Trump is unpredictable. The scrapping of TPP may reduce American technology gains, but apart from that, I think Silicon Valley may not notice much of a difference during a Trump presidency. How do Western policymakers adjust to this new era? What are the next sensible steps for them? They need to have policies that take into account the inequalities that result of trade and technological change but also need to address cultural issues. Even if you are a protectionist economy, your jobs will still be taken over by robots! We ought to have policies that compensate this job loss ― policymakers need to come up with a solution here. At the same time, Western countries individually need to maintain a stable economic growth rate. There has been talk about investment in infrastructure here in the U.S., and I am a supporter of this. We need to worry less about debt and austerity and more about whether the economy is growing fast enough. The majority of Americans actually thinks the U.S. handles immigration well, and that it is good for the country! How does America overcome the divisive society created by the election and during a Trump presidency? I don’t think you can do it in four years. Trump can try to ease income inequality, and he can try to bring jobs back to America again. But there are problems that will not go away ― for example, the coal industry, whose miners he claimed would get their jobs back. They are suffering from competition with the natural gas industry, yet Trump said he would stimulate fracking. There simply are some things Trump will not be able to solve. I have a feeling he will struggle immensely with adapting the labor market to long-term technological change and displacement of jobs by machine intelligence. So, the politically conflicted atmosphere will be with us for the next four years? I would be surprised if we saw a reduction in partisanship over the course of this presidency. But then again, Trump is unpredictable and may surprise us with something completely unexpected. Looking to 2020, what do you see? This upcoming presidency is marking an unprecedented era of uncertainty for many of us. Trying to predict how Trump will behave is very difficult. This country has never experienced a commander in chief who is this unpredictable. And that surely is dangerous. Original Published at Save Liberal Democracy -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

08 декабря, 19:10

Trump Could Turn Western Values Into a Facade

Joseph Nye is one of America’s top political scientists. He is the former dean of the Harvard Kennedy School and has been chair of the National Intelligence Council and assistant secretary of defense for international security affairs. Alex Görlach, founding editor of the magazine The European, and Constantin Weiss interviewed Nye about his 2015 book, “Is The American Century Over?” and the election of Donald Trump as the next U.S. president. In your book, you answer the question by saying, no, it isn’t. Now that we have President-elect Donald Trump, would you like to revise that thesis? Well, much depends on the definition. If one asks if the U.S. will remain the most powerful country in terms of resources, I still believe, in the next 25 years or so, we will still be the strongest country. The question that has changed is how we will use that power. With Trump headed to the White House, we have no guarantee that the policies set in place over the past 70 years will remain. The maintenance of alliances and institutions ― the liberal international order ― is not clear. If we look at history, we see that after World War I, America was then also the world’s most powerful country. But it did not use that power in the international realm and decided to focus on domestic policy, which incidentally led to the economic chaos in the 1930s. Since World War II, the U.S. has been the most significant international actor and whether that will continue under Trump is unclear. After the U.S. election, many have commented that German Chancellor Angela Merkel is now the last remaining upholder of the West’s values. Would you agree?  No question, Merkel and Germany are great defenders of Western values. But on its own, Germany does not have the power to take on a Russia with nuclear weapons or a China with a high sustained growth rate. Yes, Germany deserves credit for respecting and asserting Western values as others fade, but it’s essential that these values are backed up by power. If there is no American power behind those values, they will become a façade, simple rhetoric. It’s a matter of combining values with policy and implementation. Take Russia’s invasion of Crimea, for example. Russian President Vladimir Putin stole land from his neighbor using force ― something that is against any post-1945 agreement. Without U.S.-imposed sanctions, Putin surely would have gotten away with it much easier and perhaps would have continued seizing territory. Are the West and Western values in crisis? The main issue is maintaining international order. Putin, Hungarian Prime Minister Viktor Orban and their like-minded friends have not managed to change the fundamental world order ― yet. If one interprets the rise of populism as something that will continue and change the large countries, then you will have long-term change in international order. But, we should not over-interpret the American election. Hillary Clinton won the popular vote, and if 100,000 supporters in three Rust Belt states had voted differently, then we would see no need to talk about this at all!  Something is happening, no doubt. Brexit won narrowly, though the younger voters were not in favor of Brexit at all. The same in America; the young vote didn’t embrace Trump. Before we label this as an irreversible wave of populism, though, we need to closely look at these numbers and realize what they represent.  If there is no American power behind Western values, they will become a façade. But doesn’t that say something about the relevance of politics in the younger generation’s minds? As a millennial myself, I can say that my generation has grown up in an environment shielded from any chaos. Western millennials have not experienced any tangible threats of war. Are we an ungrateful generation that forgot the importance of politics? The type of world your generation grew up in is one of outward-looking internationalism. Millennial attitudes are open to the international mindset, but they don’t vocalize their beliefs effectively. That’s why the youth vote lost in the Brexit vote and U.S. elections. Millennials have had an incredibly easy life. Young people in Europe should not take the E.U. for granted! It’s worth reminding them that it was the E.U. that brought an end to centuries of conflict between European powers.  But does that mean that the generational conflict is yet another cause of conflict in addition to xenophobia, income inequality, sexism and racism? Is it yet another cause for polarization? There have been studies on this new wave of populism showing that populism is mainly associated with old white males. The polarization also goes beyond economic situations and addresses a change in culture and loss in status. Take the U.S. for example: America was the country of old white males, but now you have women, immigrants and LGBT people in leadership positions challenging the dominance of these old white males. Should this be a generational problem, then it will cease to be in two or three decades time. As younger people, with higher diversity and better education, go to the polls in the future, this populism should decrease significantly. Before we label this as an irreversible wave of populism, we need to closely look at these numbers and realize what they represent. That’s assuming there will be no “explosion” of sorts. We may see an explosion of tension between pro and anti-Trumpists and a turning point!  Unless you have an economic crisis, nothing will happen. These conflicts ― Black Lives Matter, alt-right, cultural conflicts ― will continue over time but on a low flame. An economic crisis, however, will throw gasoline in that fire and cause an explosion.  What role does immigration play in this? Immigration is a much more universal problem in the international sphere. The question is how you combine native culture with immigrant culture to prevent polarization of societies. Europe is struggling with it, and so is America. But large countries ― most notably Canada ― have managed to successfully immigrate people into their culture. Though Trump has made a big deal out of immigration, a recent Pew poll suggests that the majority of Americans actually thinks the U.S. handles immigration well, and that it is good for the country! Personally, I would worry more about a recession or an economic depression. Doesn’t the current debate on trade deals give us reason to worry about the possibility of a depression? Just because the large-scale agreements like the Trans Pacific Partnership and the Trans-Atlantic Trade and Investment Partnership may be over does not mean trade is over. Trade is driven not by agreements but by commercial entrepreneurs. We may see less large-scale trade agreements, but I don’t think protectionism will resurface. Will going back on these trade deals impact the progress of technological innovation in America? How will Silicon Valley be impacted?  If America were to become protectionist, that would certainly make life for tech companies much more difficult. But again, Trump is unpredictable. The scrapping of TPP may reduce American technology gains, but apart from that, I think Silicon Valley may not notice much of a difference during a Trump presidency. How do Western policymakers adjust to this new era? What are the next sensible steps for them? They need to have policies that take into account the inequalities that result of trade and technological change but also need to address cultural issues. Even if you are a protectionist economy, your jobs will still be taken over by robots! We ought to have policies that compensate this job loss ― policymakers need to come up with a solution here. At the same time, Western countries individually need to maintain a stable economic growth rate. There has been talk about investment in infrastructure here in the U.S., and I am a supporter of this. We need to worry less about debt and austerity and more about whether the economy is growing fast enough. The majority of Americans actually thinks the U.S. handles immigration well, and that it is good for the country! How does America overcome the divisive society created by the election and during a Trump presidency? I don’t think you can do it in four years. Trump can try to ease income inequality, and he can try to bring jobs back to America again. But there are problems that will not go away ― for example, the coal industry, whose miners he claimed would get their jobs back. They are suffering from competition with the natural gas industry, yet Trump said he would stimulate fracking. There simply are some things Trump will not be able to solve. I have a feeling he will struggle immensely with adapting the labor market to long-term technological change and displacement of jobs by machine intelligence. So, the politically conflicted atmosphere will be with us for the next four years? I would be surprised if we saw a reduction in partisanship over the course of this presidency. But then again, Trump is unpredictable and may surprise us with something completely unexpected. Looking to 2020, what do you see? This upcoming presidency is marking an unprecedented era of uncertainty for many of us. Trying to predict how Trump will behave is very difficult. This country has never experienced a commander in chief who is this unpredictable. And that surely is dangerous. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
08 декабря, 18:59

Китай заявил о разработке дальних бомбардировщиков нового поколения

Китай разрабатывает бомбардировщики дальнего радиуса действия следующего поколения Н-20, подтвердил командующий ВВС страны Ма Сяотянь. Недавно Центральное телевидение Китая показало чертеж предполагаемого бомбардировщика, что вызвало огромный интерес в военной среде, сообщает Defense Aerospace. Отмечается, что Китай прежде не строил крупнотоннажных и стратегических бомбардировщиков дальнего радиуса действия. Ранее у Китая был самолет H-6 - лицензионная копия советского Ту-16. Он мог нести ядерный боезаряд, но не был стратегическим бомбардировщиком. Планируется, что Н-20 оснастят стелс-технологией. Бомбардировщики уже сравнивают с самолетами B-2 ВВС США. В руководстве ВВС страны ожидают, что на разработку новой машины потребуется более десяти лет. Отмечается, что Китай имеет благоприятные условия для развития стратегических бомбардировщиков, так как страна накопила опыт производства самолетов - в том числе стелс-истребителей. Кроме того, в руководстве ВВС Китая отмечают, что страна уже производит крылатые ракеты, ядерное оружие и другое вооружение и оборудование, которое будет перенесено на бомбардировщики, что может ускорить процесс разработки.

08 декабря, 17:56

Are Nuclear Weapons Pushing India and Pakistan towards War?

Prateek Joshi Security, Asia There's a reason why Pakistan's nuclear missiles are named after medieval invaders who plundered the Indian subcontinent. The nuclear doctrines of India and Pakistan have more or less clearly defined contours, especially in the event of an Indo-Pak conflict. The twin pillars of “No First Use” and “Credible Minimum Deterrence” define India’s policy. Pakistan’s nuclear doctrine is still not officially declared, though the missiles, named after medieval invaders who plundered the Indian subcontinent, leave no doubt that India is their destination. As bilateral relations continue to experience a downward spiral, both nations are looking for new strategies to inflict maximum punishment on each other, further stretching the limits of their nuclear umbrellas. Anchoring the Threshold With Pakistan going nuclear, India’s superiority in conventional strength got blunted and the more balanced equation gave further impetus to protracted sub-conventional warfare with India. The emergence of a wide spectral vacuum allowed Pakistan to escalate tensions, yet discouraged New Delhi to engage conventionally. Only a year after its nuclear tests in 1998, Pakistan launched a limited war in Kargil. Although India responded firmly and recaptured the intruded positions, the Kargil misadventure also prompted Pakistan to develop a successful deterrence strategy which would later thwart New Delhi’s ability to engage with a nuclear Pakistan following the 2001 Parliament Attack and the 2008 Mumbai attacks. Pakistan’s addition of tactical nuclear weapons or the Hatf-IX Short Range Ballistic Missiles, equipped with low yield nuclear warheads, to its arsenal has lowered the threshold, as not only they miniaturize the theatre of conflict but also point toward a shift from centralized to delegated command and control (an authorization to junior officers). According to leading Indian military strategist Brigadier (Ret.) Gurmeet Kanwal, Pakistan is developing “nuclear weapons designed for battlefield use.” The Pakistani army claims that it is willing to use these weapons against the Indian army if it crosses into the Pakistani territory, which shows its resolve to deter the Indian army from even planning any move on these lines. Adjustments Under the Modi Government Read full article

08 декабря, 16:39

Ядерный чемоданчик для Порошенко

Юрий Городненко о том, что ждет «незалежную»: путь права или дорога Фиделя

08 декабря, 14:01

Иран: сохранение ядерного соглашения выгодно США

Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф заявил, что сохранение в силе положений соглашения по иранской ядерной программе, подписанного прошлым летом, отвечает интересам США. Незадолго до этого американский Сенат продлил санкции против Ирана на 10 лет.

08 декабря, 14:01

Иран: сохранение ядерного соглашения выгодно США

Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф заявил, что сохранение в силе положений соглашения по иранской ядерной программе, подписанного прошлым летом, отвечает интересам США. Незадолго до этого американский Сенат продлил санкции против Ирана на 10 лет.

08 декабря, 13:30

СЯС России нового времени: путь от руин к гиперзвуку

Имея деньги и колоссальный производственный потенциал, создать надежный ядерный щит страны может кто угодно. А вы попробуйте сделать это, когда вам достались в наследство руины, а в государственной казне пусто. А ведь именно так и начиналось возрождение военной мощи России, в том числе и ее главного...

08 декабря, 13:12

The many contradictions of Trump's secretary of state candidates

Good luck trying to figure out Trump's foreign policy vision by looking at these contenders.

08 декабря, 12:59

Исламабад счел серьезной эскалацией передвижение подлодок Индии в водах Пакистана

Передвижение индийских подлодок в территориальных водах Пакистана является серьезной эскалацией ситуации, заявила замглавы пакистанского МИД Тасним Аслам. «Что касается передвижения индийских подлодок в территориальных водах Пакистана – это очень серьезная эскалация», – заявила Аслам в интервью РИА «Новости». «По какой-то причине Индия нагнетает напряженность», – сказала она. Она напомнила, что в настоящее время пакистанские военные вовлечены в борьбу с терроризмом на границе с Афганистаном. «Ситуация улучшается, мы очистили большинство областей, и мы хотим убедиться, что это надолго. В то же самое время Индия пытается отвлечь Пакистан (от борьбы с терроризмом). Это очень серьезный вопрос. Может ли это означать некое содействие ТТП, ИГИЛ, Аль-Каиде? И почему они это делают?» – сказала дипломат. Кроме того, по словам Аслам, очень сложная ситуация с правами человека сохраняется в Кашмире. «Более 150 человек были убиты и более 16 тыс. ранены за последние четыре месяца. Это попытки Индии сместить внимание от того, что происходит в Кашмире, на напряженность в отношениях с Пакистаном. Это незрелый подход. Это поведение очень опасное и безрассудное. Это несет опасность и риск эскалации. И мы указали на это в ООН, что Индия играет с огнем. Пакистан и Индия – государства, обладающие ядерным оружием. Нельзя продолжать нагнетать напряженность», – подчеркнула Аслам. Напомним, 23 ноября армия Индии открыла массированный огонь на линии контроля с Пакистаном. 21 ноября при обстреле с территории Пакистана в Кашмире погиб индийский военный. Газета ВЗГЛЯД подробно сообщала о вероятности возникновения полномасштабного конфликта между Индией и Пакистаном.

08 декабря, 06:09

Press Briefing by Press Secretary Josh Earnest, 12/7/2016

James S. Brady Press Briefing Room 12:24 P.M. EST MR. EARNEST:  Good afternoon, everybody.  Very calm in here.  Let’s see if we can keep it that way.  (Laughter.)  Josh, no pressure, but you’ll go first. Q    Thanks, Josh.  I wanted to start with a statement that President Obama and some of the Western leaders released this morning on Syria and the crisis in Aleppo.  And I was wondering if that statement was intended to signal support specifically for this five-day ceasefire that a number of Syrian rebel factions are calling for, or if the leaders were just referring more generally to the crisis and trying to call attention to it.  MR. EARNEST:  Josh, my understanding is they’re not seeking to show support for any one specific plan.  There are a variety of proposals that have been put forward that would reduce the violence sufficiently to allow innocent Syrians in Aleppo to get out of harm’s way, and for the consistent flow of humanitarian aid to commence, particularly to those regions of the country and to those areas of the city that have been under siege for a long time. So as you’d expect, Josh, these kinds of statements take some time to be negotiated through diplomatic channels, and so this isn't in response to one specific proposal that's been put forward, but rather demonstrating clear, unified international support for some kind of diplomatic arrangement that reduces the violence and allows the flow of humanitarian assistance to commence in a sustained way. Q    And the statement was very critical, even condemning, of Russia for its role in facilitating the continuation of violence through its actions at the U.N. and elsewhere.  And I'm wondering, given the fact that the U.S. is still talking with Russia about this -- I believe Secretary of State Kerry is meeting Lavrov even today in Germany -- what is the utility of continuing to try to work with Russia on that when we're, in the same breath, saying you guys are the problem, you're the reason that there is not progress on this? MR. EARNEST:  Well, Josh, I think the strategy is essentially to apply pressure to Russia because of the tactics that they have been willing to not just condone but, in some cases, actively support that have resulted in significant innocent loss of life.  And it's continuing.  And the President does not believe it's an effective strategy to gloss over or somehow obscure Russia’s complicity in this sordid affair in order to reach a solution.  In fact, we actually believe that Russia bears special responsibility to help bring about a diplomatic solution because of the way that it intervened on behalf of the Assad regime and because of their own stated significant national interest in the outcome of the situation inside of Syria. So we're not going to advance a diplomatic solution by somehow acting like Russia has been a good actor when they haven't, or pretending that Russia somehow doesn’t have a stake in the outcome when the truth is they’ve got as big a stake in the outcome as any other country outside of Syria.  So it's time for them to play a responsible role.  And thus far, they haven't. And that's isolated them in the international community.  It's what makes them the object of so much criticism and even scorn from the international community because of their willingness to support actively the depraved tactics of the Assad regime to try to bomb innocent civilians into submission. Q    Philippine President Duterte has given out a readout of his recent conversation with President-elect Trump and he says that Trump said basically, don't worry about U.S. concerns about your fight against drug criminals; go ahead, you're doing a good job.  How alarming is that to the U.S., given that what we're essentially talking about -- or what you’ve talked about from that podium is the killing of thousands of people without any kind of due process? MR. EARNEST:  Josh, I have no special knowledge of the telephone conversation between the President-elect and the President of the Philippine, so I can't be in a position to critique the view that's being expressed by the President-elect to the President of the Philippines. What I can do, however, is restate the position of this administration, the position of the current U.S. government, and that is simply that extrajudicial killings are entirely inconsistent with the notion of the rule of law and a commitment to upholding basic, universal human rights.  It’s plain and simple. There is a significant challenge facing the government of the Philippines to combat the drug trade in their country.  And it raises significant questions about their economy and about the security situation in the Philippines.  That is a legitimate problem that's worth confronting.  And, in fact, the United States has been supportive of previous efforts by the Philippines to confront the drug trade and try to limit, if not eradicate it. But President Duterte has certainly raised concerns about the degree to which his government is at least willing to look the other way while these kinds of extrajudicial killings are taking place and while vigilante justice is being meted out.  That's not going to solve the problem.  The President gave a long speech about this yesterday, about how it’s important that our efforts to advance the interests of the United States and provide for the security of the United States is enhanced when we do it consistent with our values.  That same principle applies to other countries, as well. The other principle that I think is at stake here is a little higher-level principle, but it’s an important one nonetheless.  One of the reasons that it’s important for us to invest in the durability and strength of our alliances is so that we can acknowledge publicly when we disagree.  It’s the sign of a strong relationship that we can acknowledge differences of opinion and encourage our closest friends around the world to live up to the values that our countries and our people prioritize.  It’s a sign of weakness in a relationship if you can't acknowledge differences of opinion.  That's true in interpersonal matters; it’s also true in international diplomacy.  And we don't agree with our allies on every issue.  And preserving the strength of those alliances and investing in the strength of those alliances allows us to, where appropriate, air those differences and not shy away from them.  And in this case, it’s important because the United States draws upon our adherence to these values because it contributes to our influence around the world.  Countries want to be allied with the United States because they recognize what it is that we stand for.  And when we stay true to those values, it only enhances our influence around the globe.  That makes us safer. And signaling a willingness to backtrack from those values is bad for our individual relationships, but it’s also bad for -- degrades our ability to exert our influence around the world. Q    And lastly, is the White House amenable to adding a provision in the short-term spending bill to essentially fast-track a waiver for General Mattis, given that the President is going to have to sign this bill to keep the government funded? MR. EARNEST:  Well, there are a couple of principles at play here, Josh.  The first is that President Obama has long made the argument that while the Senate does have some responsibility to confirm the President’s nominees -- to offer that advice and consent is a fundamental responsibility of the Senate -- at the same time, the President of the United States should be given a lot -- significant latitude to assemble his team.  In many instances, that courtesy was not extended to this President by Republicans in the Senate.  But the President believes that's an important principle.  And again, that is a principle that can be faithfully observed without eroding the constitutional responsibility of the United States Senate to offer their advice and consent. Second, when it comes to General Mattis, we're talking about somebody that President Obama knows.  General Mattis served as the commander of Central Command for two or three years while President Obama was in office.  He is somebody who served his country with distinction.  He’s a decorated Marine Corps veteran. But President Obama believes that -- well, the standard that we have tried to set is to not comment on, pass judgment on the individuals that the President-elect has put forward to serve in his Cabinet.  And I’m going to try to abide by that principle here. Q    This isn’t really about General Mattis and his own views on issues or anything.  It’s about the fact that he’s a general, and that in order for him to be confirmed there would have to be a waiver passed by Congress to permit that.  So it’s kind of a different principle. MR. EARNEST:  Yes, well, I think all these principles come into play, though.  And I certainly wouldn’t want any sort of commentary about this matter to be construed as some sort of implicit criticism of General Mattis -- for a variety of reasons, including he’s somebody who has served this country with distinction under Democratic and Republican Presidents, and he’s supported, based on the public comments I’ve seen, by both Democrats and Republicans that he’s interacted with in the context of his job. What I will say seems odd is that Senate Republicans feel the need to tuck this provision into a budget bill in order to advance it, instead of having this question of a waiver be considered on its merits.  So the kind of tactics and legislative strategy, to the extent there is one, that has regularly been applied by senators in the Congress is one that I’ve been mystified by in the past, so this is not exactly an unprecedented kind of situation.  But, in general, what I can say is that President Obama believes in the principle of the President being able to assemble a team.  He certainly believes in the principle that somebody like General Mattis is a decorated Marine, has demonstrated his patriotism and service to the country, has served this country with distinction, but ultimately the President-elect and the next Congress are going to have to determine how exactly to advance his nomination to the Senate.  Ayesha. Q    More on appointments.  Today, President-elect Trump told the “Today Show” that he has consulted President Obama about some of his appointments and that he takes the President’s recommendations very seriously, and also that I guess at least one of the appointments or some of the appointments were highly  -- or were liked by President Obama, according to President-elect Trump.  So I just wondered -- I know that you have declined to kind of talk about what the President thinks of all the appointments, but I guess what type of advice is the President giving to President-elect Trump?  Trump talked about it today.  So what type of advice is he giving him as he appoints his Cabinet?  And also can you speak even about this kind of burgeoning relationship?  I mean, at this point, Trump has repeatedly said that he likes President Obama and he thinks President Obama likes him, too.  So can you talk about this relationship?  (Laughter.)  MR. EARNEST:  This would probably make for an interesting episode of “Dr. Phil.”  (Laughter.)  Not that I’m giving them any programming ideas -- but they can take that one and run with it. Look, I know that the President-elect had an opportunity when he was asked in an interview to talk a little bit about his consultations with President Obama.  And he’s the President-elect of the United States, and he’s on the other end of the phone when the President is talking, so he’s got a little more latitude to do that than I do.  I’m going to, from here, in my role, going to protect the ability of the President of the United States to consult in private with the President-elect.  I’ve, on a number of occasions, confirmed that there have been at least a handful of conversations between the President and the President-elect, in addition to the Oval Office meeting that all of you observed, something that took place 36 hours after the votes were tallied on Election Day.  And after that meeting, the President-elect told all of you that it was his expectation the he would consult frequently with the President of the United States because he believed it would be helpful to him. And since that time, we've made clear that President Obama was not just a willing participant in those kinds of conversations but that he would welcome the opportunity to be as helpful as he possibly could to the incoming President. And that's what he has tried to do.  That's what we have tried to do as an administration in terms of ensuring a smooth and effective transition to the next administration.  But for the content of the conversations that are occurring between the two men, that's not something that I'm going to speak about from here. Q    So there’s no -- like you couldn't talk about maybe an overarching kind of guidance that he’s trying to give him when it comes to the Cabinet? MR. EARNEST:  Look, I think the way that I would describe it is consultation, and the President is responsive to requests and phone calls from the President-elect.  But beyond that, I just don't have any additional insight that I can share about the nature of the telephone conversations. Q    Going back to Aleppo, I just want to be clear.  Does the administration have a position on what the rebels should do? Should they withdraw from Aleppo?  I guess Syria and Russia have called for that, said they will not consider a ceasefire until the rebels leave Aleppo.  Does the U.S. have a position on that? MR. EARNEST:  The U.S. position is that the United Nations is working tirelessly to try to broker the kind of ceasefire in Aleppo that would allow for the significant flow of badly needed humanitarian assistance.  The opposition has agreed to the U.N. plan.  And we believe that the Syrians should, too.  We believe that the Russians should use their influence with the Assad regime to get them to agree to that plan.  But whether it's the U.N. plan or some other diplomatic negotiation that results in a reduction of violence and an increase in humanitarian assistance, that's what we're after.  And the chief obstacle to that goal has been the depraved military tactics of the Assad regime and the complicity of the Russians and Iranians.  And that's the position that we're trying to get them to change.  And it's a position that, thus far, has resulted in widespread bloodshed and a genuine human tragedy inside of Syria.  And the longer that the Syrian government and the Russians and Iranians resist this potential solution, the more conflict and more violence and more bloodshed and more tragedy will occur. Michelle. Q    Just to clear up some of these things that have been said on both sides of these phone calls between the President and President-elect -- does the President enjoy these phone calls?  MR. EARNEST:  The President is pleased that he can play a role in ensuring a smooth and effective transition.  And that's something that he has identified as a very high priority, particularly for his last several weeks in office here.  So he’s certainly pleased that he can offer advice and assistance that may be useful to the incoming administration. Q    And now that President-elect Trump has been pretty detailed in his description and he, just today, as Ayesha was saying, he said that he really does like -- that he loves getting his ideas.  Can it at least be said -- does the President like Donald Trump?  Does he like talking to him as a person? MR. EARNEST:  Listen, for the President’s personal feelings you should just talk to the President about that.  And it's important that -- we'll do another news conference here and maybe somebody will choose to ask.  But I can't speak to their personal relationship.  What I can speak to is the President’s ongoing commitment to coordinating effectively with the President-elect’s team and the President-elect personally to ensure a smooth and effective transition.  And that's included not just in the Oval Office meeting 36 hours after the votes were tallied, but it’s also included additional telephone calls between the two men and a variety of meetings at a variety of levels at agencies all across the federal government to give the incoming administration the best opportunity to get off to a running start. Q    Since the last time we asked you about these phone calls -- and you mentioned that there had been a handful -- have there been any more between then and now? MR. EARNEST:  I don't remember exactly the last time that I was asked, so I can't confirm any additional calls at this point. Q    One thing you have spoken to a number of times both before and after the election are what you call the deep concerns that the President has going forward with this new administration.  So is it safe to say that the President still has concerns about some of the picks that Trump has made? MR. EARNEST:  Well, I don't have a -- we're not going to take a position on individual nominees that are put forward by the President-elect.  I think what those deep concerns often referred to were some of the rhetoric and policy positions that were advocated by Mr. Trump when he was running for President.  But elections have consequences.  And while those concerns have not gone away, the election is over, and the institutional responsibility of the President and everybody who works for him is to focus on putting our political differences and our political opinions aside and fulfilling the duties that the American people have entrusted us with, which is to serve the public and to give the choice of the American voters the opportunity to succeed in the years ahead. Q    So the numerous concerns that both the President and you listed haven't been assuaged at all by anything you’ve seen since the election? MR. EARNEST:  Listen, I think it's too early to judge.  And people all across the country will have the opportunity to do exactly that.  And, look, President-elect Trump ran for office advocating a much different approach to running the country than the one that President Obama has pursued over the last eight years.  He said he wanted to do things differently and he found a variety of very colorful ways to make that quite clear to everybody who was walking into the voting booth.  And the outcome of the election is such that Secretary Clinton got 2.5 million more votes, but President-elect Trump won the election.  He won the Electoral College.  He will be the next President of the United States.  And the American people will have an opportunity to see whether or not the different kind of approach that he’s advocating actually yields better results. So we certainly want people to understand exactly what kind of progress this country was able to make under the leadership of President Obama, to persuade them of the wisdom of that approach so that they’ll be able to evaluate it against the kind of changed approach that President-elect Trump is vowing to pursue. Q    Over the last couple of days we’ve heard some pretty heavy criticism of certain of Donald Trump’s picks.  And I know you don't want to get into individual assessments or anything, and I'm not asking for that.  But when you talk about concerns that are still there, do those include the people that he’s choosing to be around him? MR. EARNEST:  Well, I don't want to signal a position one way or the other on some of --on any of the President-elect’s personnel decisions.  I think the obvious thing that I would be willing to say is that President-elect Trump is choosing people with different views and different styles than the kinds of people that President Obama chose.  And the American people were very well served by the service of people like Secretary Burwell, who has effectively implemented the Affordable Care Act; or Secretary McDonald, who has implemented a series of reforms and reduced the backlog at the VA, and expanded and improved the delivery of benefits being provided to our veterans; or there are people like Secretary Carter, who has undertaken significant efforts to strengthen our military and making sure that we're making smart planning decisions so that the future of the U.S. military is effectively adapted to the challenges that we may face moving forward.  So, look, I could cite examples all across the administration, not just at the Cabinet level, but also at the White House.  The kinds of people that President-elect Trump has chosen appear to have, in many cases, different priorities, different styles and, in some cases, starkly different bank accounts.  (Laughter.)  But the President-elect should benefit from the latitude -- significant latitude to choose his team. Q    -- a little contrast there? MR. EARNEST:  Yes, I think I am.  (Laughter.)  I do think that over -- look, at the end of eight years, we will have a variety of benchmarks and metrics to evaluate how the United States of America benefitted from the priorities, agenda, and leadership style of President Obama.  And there will be a very clear opportunity for all of you, in particular, to evaluate whether or not the kinds of changes that President-elect Trump puts in place benefit the country.  And that's an open question, but it’s an experiment that the American people in all their wisdom have chosen to conduct. Q    Are you saying their bank account affects someone’s capability? MR. EARNEST:  Not at all.  I think it -- I don't think it would actually have much of an impact at all on anybody’s ability to serve the country.  Q    Why did you say it then? MR. EARNEST:  Mostly to be funny.  (Laughter.)  And it got a couple of chuckles. Q    Thanks for spelling that out.  (Laughter.)  MR. EARNEST:  I guess that goes to that old adage, though, if you have to explain the joke, it wasn’t that funny.  (Laughter.)  So maybe it wasn’t. Cheryl. Q    Okay, the CR.  MR. EARNEST:  Yes. Q    Yes, it came out last night -- April 28th, a lot of riders, but a lot of funding.  Will the President sign it? MR. EARNEST:  Well, I can tell you that the President and his team were up late last night -- I don't know if the President was up late last night reviewing the bill, but the President’s team, the experts at the OMB and other agencies that are trying to understand the consequences of some of the proposals that are included in the CR have been carefully analyzing that.       I’m not ready to render a judgment one way or the other on the proposal.  But I can tell you that we continue to review the legislation and are looking at the finer points to make sure we understand exactly what impact the passage of the bill would have on funding the U.S. government. Q    Do you believe that we can avoid a government shutdown in two days?  Is there enough time to pass this CR? MR. EARNEST:  Well, I’m certainly no expert on legislative procedure and as I’ve observed on many other occasions, even simple things have posed a significant challenge to this Republican-led Congress, so I’m not making any predictions.  I certainly hope we’ll be able to avoid a government shutdown.  I can't envision a scenario in which the U.S. economy or the American people somehow benefit from a government shutdown.  So hopefully that's something we’ll be able to avoid. What it will require is something that it’s required the last couple of years, which is compromise.  And that is another thing that Republicans in Congress have not demonstrated much of an ability to do.  But it will be required in this instance.  It’s going to require bipartisan compromise for this bill to pass both houses of Congress and be signed into law by a Democratic President.  The President is willing to compromise.  He doesn't expect that every element of the CR should be something that he wholeheartedly supports.  He recognizes that this will be a compromise.  But we're taking a look at the bill to understand exactly what sort of compromise will be required, and we’ll let you know as soon as we can about the final conclusion that's been reached. Q    Do you expect to have a judgment today on that? MR. EARNEST:  I don't know how much progress they've been able to make on it today, but we’ll keep you posted. Ron. Q    Anything on the General Flynn-Ambassador Rice meeting? MR. EARNEST:  I don't have anything on that.  I know that there have been some reports about Ambassador Rice meeting with the individual that the President-elect designated to succeed her in the fancy corner office in the West Wing.   What I can tell you is that, more generally, the National Security Council, under the leadership of Dr. Rice, has spent months preparing materials, assembling briefing books, compiling information to ensure a smooth and effective transition into the next administration.  So I’m not in a position to confirm any individual meetings that have taken place, but I can tell you that there have been a variety of meetings that have already occurred that are focused on achieving that goal. And when we're talking about the National Security Council, we're talking about the organization that is responsible for managing a range of very sensitive issues.  So a lot of close coordination and consultation will be required to ensure a smooth handoff here.  And we're certainly committed -- and I know that Dr. Rice is personally committed -- to ensuring that we're going to do everything that's required to make that happen. Q    The statement on Syria by the six nations, how was that initiated?  Was that something that the President initiated?  Or who?  I’m not sure, you may have answered that.  But I -- MR. EARNEST:  Yes, I’m not aware that there was any individual presidential-level conversation about this.  But obviously the President has had a number of conversations with some of the world leaders who signed on to this statement about the situation in Syria.  Q    I ask because you've always emphasized how the President is trying to use every diplomatic means available to him to effect a more positive situation there.  So this doesn't fall into that category?  MR. EARNEST:  Well, no -- look, the President has worked assiduously to mobilize the international community to respond to the situation inside of Syria, and there were a number of conversations that President Obama has had with the leaders of these countries who signed on to the statement in a variety of settings.  And this has been a long-running effort. And, look, I think this is a good example of how U.S. leadership is important in the international community and is effective in advancing our interests.  It doesn't benefit the United States of America for there to be continued chaos inside of Syria.  And President Obama continues to rally the international community both through our counter-ISIL coalition, but also through diplomacy like this to try to find the kind of diplomatic solution that will bring an end to the violence inside of Syria that will expedite the provision of humanitarian assistance, but also make the world safer for the American people. Q    In an interview -- in a tease about an interview that the President did on CNN -- I believe it was about ISIS -- he said something to the effect that ISIS’s ability to launch a major land offensive “was not on my radar.”  Have you heard that? MR. EARNEST:  I think this may be the CNN documentary that's running later today.  Q    So the statement, again, ISIS’s ability to launch a major land offensive was not on my radar -- does that suggest a huge failure on the part of the administration to see this threat coming? MR. EARNEST:  Maybe you're making a reference to an event that's not coming to mind here.  What are you referring to here? Q    The President’s statement in this interview where he said, ISIS’s ability to launch a major land offensive was not on my radar. MR. EARNEST:  So you're talking about in Iraq in 2014? Q    Exactly.  MR. EARNEST:  Okay.  I thought this was a reference to the President’s speech yesterday.  But now I see what you're trying to talk about.  Look, I think this may be a situation where let’s take a look at the President’s -- the entire context of the President’s remarks.  I think we've talked a lot about how the Iraqi security forces did not perform at a level that we expected them to, even in the face of this threat from ISIL.  And that's something that I know that I’ve talked about from here, and something the President has talked about before.  But we’ll take a closer look at the President’s comments when they air in full tonight. Q    He seemed to suggest an intelligence failure -- or admit one -- on the part of the United States -- not necessarily a failure by the Iraqis, a failure on the American side to see this coming.  Lastly, what does the President think of Joe Biden in 2020? MR. EARNEST:  I haven’t asked him about it.  I think that as the Vice President was answering the question, I think that he -- well, I didn't talk to the Vice President about it either, so -- Q    You couldn't think of anything funny to say?  (Laughter.) MR. EARNEST:  Well, not for the first time in my life and certainly not for the first time in the context of this job. I’ll let the Vice President’s comment stand.  And if he chooses to further clarify them, then he’ll do that himself, or I’ll have a conversation with him and see if I can bring some greater clarity. Margaret, nice to see you. Q    Nice to see you.  The President, yesterday in his remarks, talked about Guantanamo -- hundreds of millions’ expense to keep 59 guys there, a blot on our national conscience.  But he stopped short of saying that he’s actually going to shut the place down before he leaves.  Was this a final sort of coming to terms with the fact that the prison is going to stay open after he leaves office? MR. EARNEST:  Well, listen, we have been deeply dismayed at the obstacles that Congress has erected to prevent progress on this significant national security priority.  Democratic and Republican national security experts strongly support the President’s position that closing the prison at Guantanamo Bay would save taxpayer dollars and make the country safer.  A variety of military leaders have reached that conclusion.  Even President George W. Bush, who has different views on foreign policy than President Obama in most areas, but in this area, he agrees that the prison should be closed. So there’s strong bipartisan agreement among those who have dedicated their lives to protecting the country that the prison at Guantanamo Bay should be closed, and the American people would benefit from it. But this is a political situation that members of Congress in both parties, to be fair, have allowed to persist that prevents this kind of common-sense policy from being implemented. That's been deeply disappointing to the President.  And we're going to continue to do everything we can between now and the President’s departure to reduce the prison population at Gitmo. And there’s a strategy that we have initiated that includes the individual review of these prisoners to determine the wisdom of transferring them overseas.  And when this interagency panel determines that an individual, under the right restrictions, can be safely transferred to another country, we're doing the important diplomatic work of finding another country who will take them. And since President Obama has been in office, there are about 175 Gitmo detainees that have been transferred under these conditions.  And that's been good for the country.  But Congress has repeatedly thrown up obstacles that prevent the successful closing of the prison. Q    That wasn’t admitting defeat? MR. EARNEST:  Well, the President has been deeply disappointed by how Congress has refused to fulfill their basic responsibility to save taxpayer dollars, or at least spend their money judiciously, and enhance the national security of the United States.  On both metrics, with regard to this policy, Congress has fallen down on the job.  And that's been a source of significant frustration that we've expressed from time to time over the last eight years.  Q    You talked about some of the national security officials who support closure.  One of them who clearly did not is the man who looks to be the new Department of Homeland Security chief, General Kelly, who has argued that Guantanamo is not only operated well, but that it has a place in our national security framework, and prisoners should be there.  So is the President disappointed to see that the President-elect is putting someone into this position who is on record saying no one is innocent at Gitmo and that it should stay open? MR. EARNEST:  Listen, I want to be real clear about our position about the need to close the prison at Guantanamo Bay should not be viewed by anybody as an attempt to impugn or criticize the service of our men and women in uniform who are operating that prison.  That's difficult work.  And so I don't want this policy position to be portrayed by somebody as a criticism of our men and women in uniform. With respect to General Kelly’s comments, I’m going to reserve comment on anybody that President-elect Trump has put forward for a senior Cabinet-level position.  Obviously, as I alluded to earlier, many of them have positions that are different than positions that this administration has prioritized.  And that's not particularly surprising given the outcome of the election.  But I don't have a specific reaction to General Kelly’s stated position on this issue. Q    A question on Syria, to come back to it? MR. EARNEST:  Sure. Q    In the language of the statement you released this morning, you seem to be suggesting something like sanctions.  You said “restrictive measures on entities and individuals are being considered”.  You've got sanctions on Russia, sanctions on Iran, sanctions on the Assad regime.  These are all punitive.  They are clearly not prohibitive.  They've done absolutely nothing to stop the violence in Aleppo or in Syria.  So is this kind of rhetoric the extent of the action the United States and the world powers are going to take right now? MR. EARNEST:  Well, the extent of the action that we are taking is, first and foremost, military action against ISIL terrorists and other extremists inside of Syria that are trying to capitalize on the chaos to plot and execute attacks against the United States and the West.  And so -- Q    Well, the statement was about that 200,000 civilians and children are being denied medicine and food.  That's what you're statement was about.  MR. EARNEST:  That was what the statement was about.  But people should not be confused about the totality of U.S. action to protect the American people and advance our interests around the world, including in Syria.  And our actions in Syria have taken ISIL leaders off the battlefield.  They've taken other extremists off the battlefield, including extremists who are plotting and planning to carry out attacks against the United States and our allies in the West. And so there is a lot of focus on the situation in Aleppo, and there should be.  In fact, there probably should be more.  But we should not allow the tragedy in Aleppo to obscure the important work that's being done by the United States military and our 67 coalition partners to take the fight to ISIL, to increase pressure on extremists, and to enhance the national security of the United States.  With regard to Aleppo, our efforts don't just include negotiations among Canada, France, Germany, Italy, and the U.K.  They also include supporting a U.N.-led effort to try to facilitate a diplomatic agreement.  And they also include extensive repeated discussions with the Russians to try to bring them to the negotiating table so that they use their influence with the Assad regime to get us closer to an agreement.  But the Russians have been resistant to doing that.  And that's what’s allowed this tragedy to continue.  But ultimately, the United States is playing a leading role in the international community -- to organize the international community to apply pressure to Russia, Iran and Syria to bring them to the negotiating table.  They’re going to have to be a part of any negotiated solution.  And that's what we're trying to bring about. Q    Respectfully, the international community efforts -- five or six U.N. resolutions have been killed so far, all the diplomatic talks have failed.  So that's why the question -- MR. EARNEST:  The reason why we're still working on it is because we haven't gotten the results we’d like to see yet. Q    But it's just rhetoric, it's just words at this point. And there’s an immediate crisis.  I mean, Kerry is talking to Lavrov today.  He’s going to Paris this weekend.  But in the meantime, there are people very much in crisis, which is what your statement is about.  So is the statement the extent of immediate action? MR. EARNEST:  No.  There’s a meeting with Russia that Secretary Kerry is planning later this week.  There are continued efforts at the U.N. to apply diplomatic pressure to the situation.  There are continued talks that are being led by the U.N. to try to facilitate a diplomatic agreement.  If there were an obvious or simple military solution, it's certainly possible that the United States and our allies, or at least our partners in the counter-ISIL coalition, would have considered it by now.  But we have said from the beginning, from day one, that the ultimate solution here is a diplomatic one.  And diplomacy is hard.  And Russia, in particular, has been resistant to engaging constructively in pursuit of that negotiated solution.  And we've been profoundly disappointed by that, and lives have been lost as a result of that.  There’s no denying that.  But it's certainly not for any sort of lack of effort or lack of action on the part of the United States.  And we continue to mobilize and lead the international community both to look after the national security interests of the United States but also to try to bring this human tragedy to an end. Q    What are the restrictive measures that you're talking about in the statement? MR. EARNEST:  Well, there are a variety of things that have been considered, including the kinds of financial penalties that the United States has been able to apply in coordination with our allies in a variety of situations.  And I certainly wouldn't rule out something like that in the future, but I would also acknowledge that we haven't seen those sorts of sanctions bring about the entirety of the change in strategy that we’d like to see. Kevin. Q    Thanks, Josh.  Is the President aware of the declared mistrial in the case of the South Carolina officer that killed Walter Scott?  What’s his reaction to that? MR. EARNEST:  He is aware of that, Kevin, and the reason I can't offer you a reaction is that the police officer in question is facing civil rights charges that were brought by the Department of Justice.  So there is an ongoing legal proceeding, and I wouldn't want to say something or comment on this situation in a way that could have an impact on that legal proceeding. So the Department of Justice is going to continue to do their work, and that is work that they have done independent of any sort of direction or opinion that has been shared by the President of the United States. Q    Any idea if the President might accelerate the number of commutations between now and the end of his administration?  The New York Times had a fairly interesting piece, in one part lauding him for doing something on criminal justice reform that he was not able to do broadly, and yet they also point out that there are thousands, perhaps even tens of thousands of people that might be candidates for that sort of special consideration. MR. EARNEST:  Kevin, when the President was asked about this question back in August at the Pentagon, he made clear that there is a process that the Department of Justice is administering to consider individually the applications for clemency that have been submitted, and the President does not envision circumventing that process.  His expectation, and what we have tried to do particularly over the last year or 18 months, has been to turbocharge that process, to offer more resources to that process, so that it can function more efficiently, and to consider more applications.  But I do not envision a scenario in which that process is somehow shortened or that we cut corners in that process so that more individuals can benefit from this clemency.  The President believes that rigor being applied to that process benefits the American people and benefits those who are given this special opportunity for a second chance. Q    I know I've asked you previously about the President’s comments about Pearl Harbor Day, and I know that there’s something scheduled for later in the month.  I'm just curious, how is he spending this particular Pearl Harbor Day?  Is he reaching out to any veterans or doing anything in particular today? MR. EARNEST:  I'm not aware of any specific actions on the part of the President, but obviously he had an opportunity on Veterans Day, less than a month ago, to travel to Arlington National Cemetery to lay a wreath at the Tomb of the Unknowns, and to restate once again the profound debt that we owe to military veterans of all generations, including the Greatest Generation.  And this was a generation that was summoned to action based on the tragic attack perpetrated by the Japanese 75 years ago today.  And I think all of us, including the President, have thoughts of deep gratitude for the sacrifice and service of the Greatest Generation of Americans. And the President himself has talked quite a bit about his grandfather who served, I believe it was in the United States Army, in World War II in the European theater.  And that's his own personal connection to that generation.  And I think all of us, to one extent or another, even though many of them are no longer living, have our own connection to those who served and to those who fought and even those who died in ensuring that tyranny was defeated in World War II. Q    Last thing, I wanted to ask you about welfare reform.  House Republicans are said to be considering laying the groundwork for a fresh effort to overhaul the food stamp program and coming up with different work and eligibility requirements.  And I ask you that in part because I remember previously this month you talked about the steep decline in the rate of poverty growth in America.  And so I'm wondering if the White House feels like now is a good time for a fresh look at SNAP. MR. EARNEST:  Well, I haven't seen the individual proposals that have been put forward by Republicans, so I don't know if I can comment on those specifically.  But obviously, there was a government report earlier this year that indicated that poverty in 2015 fell faster in that year than in any year since the 1960s.  I think it might be one indication that the anti-poverty economic strategy that President Obama has pursued worked pretty well.  And that is true when you consider how significantly poverty has been reduced over the last year.  It's also true when you consider how significantly wages for working people have gone up -- the highest on record that same report showed.  And wage growth was actually higher for lower- and middle-income families than it was for those at the top.  So it's not just that we're reducing poverty; we're actually making some progress in reducing inequality as well. I think it's a pretty good indication that the kind of strategy that we've implemented has worked.  And if Republicans want to implement a new strategy, we'll see what impact it has.  This sort of goes back to what I was saying to Michelle.  If Republicans want to try a different approach, we'll have an opportunity to see if it works.  We'll have an opportunity to see -- if by making some of these changes Republicans can further reduce the poverty rate beyond the historic success that we’ve had in reducing the poverty rate, we'll have an opportunity to tell. I'm skeptical that they’ll succeed in doing that, but the American people have given them the opportunity to try. Q    By the measure of success you're saying that it's gone better under the President’s program and the poverty rate is not rising at a faster rate -- certainly slower rate than it has in half a century.  And I just wanted to throw a couple numbers at you.  SNAP apparently serves about 44 million people at the cost of $74 billion.  Those are 2015 numbers, but that's up significantly since 2008.  So I'm just curious if it's going better -- based on your own assessment -- is it now a good time to maybe take a fresh look at programs like these? MR. EARNEST:  Well, the President actually in his -- back in January, the President delivered his State of the Union address to a joint session of Congress, and one area that he identified in that speech was an opportunity to work in bipartisan fashion with Democrats and Republicans on a proposal that Speaker Ryan himself had long advocated, and that was essentially the expansion of tax cuts for low-income workers that don't have kids.  Unfortunately, the Speaker of the House didn’t take him up on that opportunity for cooperation.  So I'm not suggesting that somehow there aren't further improvements that could be made.  In fact, President Obama has offered his support for some of the ideas that Republicans have put forward to do that.  I don't think that SNAP falls in that category, but I can't speak at length about the proposal just because I haven't seen it. But there certainly are areas where President Obama would -- has already indicated his strong support for some of these proposals that he believes would have a beneficial impact on the economy and would further reduce inequality in this country. April. Q    Josh, I want to ask a couple of questions.  First -- and I want to go back to the Trump thing and the phone calls -- how many times has President Obama spoken by phone with President-elect Donald Trump? MR. EARNEST:  We played this game a couple times over the last couple of weeks -- Q    It’s not a game, I’m asking a real question, though. MR. EARNEST:  I didn’t say it wasn’t a real question.  What I’m telling you is I’m not going to get into the details of reading out individual phone calls.  So they’ve spoken several times since their face-to-face Oval Office meeting just after the election, but I don’t have a specific number to give you. Q    Okay, well, it’s more than twice.  We know that.  Maybe three or four now? Q    I think he said “a handful” last time. MR. EARNEST:  So I did say “a handful” last time.  I’m saying “several” this time. Q    Two handfuls?  (Laughter.) MR. EARNEST:  I’m being intentionally ambiguous. Q    We know it’s at least two times.  Maybe three, four?  (Laughter.) MR. EARNEST:  April, I would suggest that maybe we pursue a more fruitful line of questioning, respectfully. Q    Respectfully.  All right, well, now, on Donald Trump and his comments this morning about how President Obama is a likable sort -- if, indeed, these two would have talked, do you believe -- earlier -- that some of this division, some of these, the thought process and some of the words may not have been used to cause the divide that continues right now in this nation?  Do you believe if they had talked prior to the elections that we would not be seeing the efforts to come together because of the comments that were made? MR. EARNEST:  Listen, it’s difficult to answer counterfactuals because nobody really knows.  I think the one thing we do know is that Republicans laid out a very clear strategy on the day that President Obama was inaugurated the very first time, which is to block and obstruct every single thing that he tried to do and to, as much as they could, to try to delegitimize his presidency.  That was the strategy that was pursued by Republicans, and they did not succeed in limiting President Obama to one term.  In fact, President Obama was not just elected once, but twice, with a strong majority of the American electorate.  And that gave him a mandate to go and pursue an agenda that has benefited the American people.  And that’s everything from strengthening our economy, preventing a second Great Depression, rescuing the American auto industry, to reforming our health care system in a way that ensures every American has access to quality, affordable health insurance and can’t be discriminated against because they have a preexisting condition.  It also gave him a mandate to go and advance our interests around the world, to prevent Iran from obtaining a nuclear weapon by working through diplomacy and not firing a single shot, but actually confronting what most people, including some of our closest allies, had identified as the greatest national security threat that the world was facing. I could obviously go on at some length, and I’ll stop.  But the fact is President Obama has repeatedly sought to work with Republicans, but that ran counter to the political strategy that Republicans laid out to try to block him at every turn and to refuse to cooperate with him even on things they supported.  And the country did not benefit from that.  But this was a political strategy that has yielded some political benefits for Republicans.  And a lot of that is what led to the election of Mr. Trump.  But that will be something for historians and others to carefully consider. What I think the President’s hope is that what all of you consider as you report on the next administration is to evaluate what impact their changes are having, particularly when you consider the strong trajectory that the country currently enjoys. Q    On your thoughts about Rahm Emanuel in Trump Tower? MR. EARNEST:  Listen, there are a number of Democrats that have accepted an invitation from the President-elect to meet with him, and it certainly makes sense that the mayor of the third-largest city in the country might want to have a conversation with the President of the United States. Q    And lastly, going back to what Kevin said about -- more so about the area and what happened -- Charleston, North Charleston area.  It was in the news last year.  It caused a lot of change in the mind and in the heart and on so many levels -- President Obama, weeks after what happened to Walter Scott, President Obama was there.  He preached a sermon for the nine that died in Mother Emanuel church.  And now Dylann Roof is -- the jury has been seated in this trial.  What does the President say, looking back a year to today, after what happened?  And I understand that you can’t say much on the issue that is going to the federal piece.  But what does he say about the area and how it made a mark in this nation from that time to today? MR. EARNEST:  Well, listen, I can’t talk about the individual cases for the reasons that you cited, but I think both of these cases, just gauging by the news media interest, have captured the attention of people all across the country.  And I think all of this debate and examination can sometimes be painful, but ultimately that’s the kind of examination and debate that will be required to move the country forward.  And the President gave a powerful speech -- a sermon at a memorial service in Charleston about 18 months ago, and that certainly captured the attention of the American people as well. And to the extent that the President was able to contribute to a healthy examination of some of these issues and a healthy debate and discussion and dialogue in this country, he’s pleased with that. One example, one manifestation of that is the way that a lot of people reconsidered their view of the confederate flag in light of these issues, in terms of what it symbolizes.  That was a healthy thing for that country.  But this is going to be part of process.  And there’s not just going to be one event, or one landmark jury decision, or one heart-wrenching tragedy that’s going to solve all these problems. This is going to be a process.  And it’s going to be a process that the President hopes the country can pursue together -- that the more that we can remember that the differences that unite are more powerful and more influential and more numerous than the things that divide us, that will certainly benefit us as we make our way down this path. Q    And the last question.  You say it’s going to be a process, and as we go through this transition, I’m thinking about that process that you said and what the President said in that sermon that he delivered for Reverend Pinckney.  He talked about “amazing grace,” and he kept talking about grace.  Is it about grace, or is it more so about heart, or is it about legislation as we deal with the newness of life for the next couple of months? MR. EARNEST:  Listen, I think more grace in our public discourse in every area, not just when it comes to national politics, I think is something that the entire country and all of our citizens would benefit from. Kenneth. Q    Thanks, Josh.  Going back to Rahm Emanuel at Trump Tower today, we know that he urged the President-elect not to deport DREAMers -- of course, hundreds of young people -- or people who were brought here as children who were covered under the President’s DACA program.  Even in the past hour, there have been some Republicans and Democrats on Capitol Hill who said they were encouraged by the President-elect’s remarks, and people -- I think he said that we have to look at this and take a look at something that will work and that the American people would be proud, according to his words.  So is the White House -- this White House -- encouraged by those words as well? MR. EARNEST:  Well, listen, the President has been crystal-clear, both in words and in deeds, about his view that young people who are American in every way but their papers shouldn’t be deported, shouldn’t be ripped away from family members, when the truth is that they came to the United States through no fault of their own. A policy of deporting them would be inconsistent with our values and one that would be a setback for the country, particularly when you consider the remarkable contribution that many of those young people have already made to our country, whether it’s by starting a business, or signing up to serve in our military, or otherwise living as upstanding members of communities all across the country.  So I can’t speak to what policy the next administration intends to pursue.  I think the perspective and values that I’ve just given voice to are the kinds of values that enjoy strong bipartisan support not just in Washington and not just in Congress but all across the country.  And hopefully Democrats and Republicans will be able to find a way to deal with this situation in a way that’s consistent with our values, in a way that’s consistent with our laws.  And if they do, the country stands to benefit not just from a national security perspective, not just from a quality of life perspective, but also from an economic perspective as well. Q   I'm sure you would agree, there are a number of people -- undocumented immigrants and people who are covered under the President’s executive actions who want to know what is this White House doing?  You say you don’t know what the next one is going to do, but we want to know what is this White House doing to have an impact and maybe even change some minds or policies from the incoming President? MR. EARNEST:  Well, the thing that we certainly have done is we have taken quite seriously the transition process to ensure that the incoming administration understands MR. EARNEST:  Well, the thing that we certainly have done is we have taken quite seriously the transition process to ensure that the incoming administration understands what policies we've pursued and why we've pursued them, and what impact it has had across the country.  But ultimately, the next President will take office on January 20th.  And his policies that will be implemented. Q    Finally, can you confirm a report that the First Lady held a good-bye party for White House staff and brought everyone to tears at a local pizza restaurant?  I know there’s a lot of good-byes happening over the next few weeks, or 44 days left.  Can you confirm that?  And were staff -- were they moved to tears?  Were you one of them? MR. EARNEST:  I was on the President’s trip to Florida yesterday, so I did not participate in an event like that.  But let me see if I can get you some more information about it, okay? Toluse.  Q    Thank you, Josh.  Is it still the position of this administration that Assad must go?  I know the President said that a few years ago.  But does that stand? MR. EARNEST:  That continues to be the policy of the administration.  And again, it’s not just because he stands in the way of a solution -- a diplomatic solution, although he does. And it’s not just that we are so offended morally by his willingness to use the military might of his country against innocent civilians.  There’s also a practical consideration, which is that he has waged war on a substantial number of citizens in his country; his country has been torn apart; he has made it clear that he is unable to lead that country.  And in order for us to find the kind of political solution that will bring that violence and chaos to an end, he can't continue to serve as President of that country.  And that's been our policy for years.  And it continues to be our policy today. Q    In the statement today, the five or six countries said that there must not be impunity for those responsible.  Is that statement specific to Assad?  And do you believe that he should face war crime challenges for what he’s done? MR. EARNEST:  That statement is an indication that there must be accountability, particularly with regard to the kinds of depraved tactics that have been used by the regime against innocent civilians.  Accountability in these situations is necessary and consistent with our values as a country. Q    Let me ask you about the Cabinet that's being formed -- not specifically about specific picks, but the fact that there seem to be a large number of generals who have been chosen or who are being interviewed -- the Department of Defense, NSA, now the Department of Homeland Security, and potentially the State Department.  Does the White House have any thoughts about the fact that Donald Trump seems to be potentially choosing a Cabinet that's very heavy on retired military? MR. EARNEST:  No, just because I don't want to be in a position of criticizing or being -- even appearing to criticize decisions being made by the President-elect. What I’ll say is that the President spoke as recently as yesterday about the values and leadership qualities that are exhibited by the men and women of the United States military.  And many of the people that President-elect Trump has put forward are people that have served this country in the military with distinction.  And that is -- even where political differences exist, that service and that commitment to sacrificing for the country are worthy of respect.  The President certainly has exhibited that respect.  I certainly tried to exhibit that respect. But ultimately, what qualifications and criteria the President-elect wants to use in choosing his Cabinet is something that I’ll let him decide.  Q    Secretary Hillary Clinton is going to be on Capitol Hill for the unveiling of Harry Reid’s portrait tomorrow.  Is there any chance that President Obama will meet her, speak to her tomorrow?  MR. EARNEST:   I’m not aware that they’ll meet, but we’ll keep you posted.  I don't think I can commit at this point to announcing that meeting if it does occur.  But let me see if I can get you guidance.  Q    Thanks, Josh.  MR. EARNEST:  John. Q    Thanks a lot, Josh.  Since the presidential election four weeks ago, the President has nominated numerous individuals to government boards such as the Surface Transportation Board, Legal Services Corporation, the Kennedy Center Board.  Is it the President’s expectation that the lame duck Senate will take up these nomination up or down? MR. EARNEST:  Well, John, I actually don't know to what extent the individuals that you have named actually require Senate confirmation.  But we can certainly have somebody take a look at that for you. Q    Is there an agreement with the Senate Majority Leader that the lame duck Senate will take up various nominations that require Senate confirmation? MR. EARNEST:  I don't know what sort of agreements, if any, have been reached with Senate Republicans. JC. Q    We had discussed the benefits of, in a sense, living above the store for the President, the immediacy to a crisis situation where he can meet in the Situation Room with his Joint Chiefs, his security team, members of Congress, et cetera.  And the fact that Donald Trump has been choosing to stay -- at least for now -- at Trump Tower, and possibly maybe the first bi-city President, so to speak -- what in a sense -- now that we have a price tag, it’s literally costing the American taxpayer and the New York City taxpayer in excess of $3 million a day to keep Mr. Trump safe in the tower.  Do you have any additional thoughts about that?  I know you made a comment about wherever the President goes, his security team is close by. MR. EARNEST:  That's right.  Look, over the years I have been in a variety of situations, in a variety of settings where I have fielded questions about criticism from Republicans with regard to the President’s travel, and I’m not going to give into the temptation to do the same thing to the President-elect. Mark Knoller, you had your hand up earlier.  I’ll give you the last one if you still have a question. Q    You bet I do.  MR. EARNEST:  Okay. Q    I wanted to ask you to clarify your answer earlier about the waiver for the Defense Secretary.  Were you saying the President would not sign a waiver if it reached his desk, that he’d prefer it happen during the new administration? MR. EARNEST:  No, I think what I’m saying is the short answer to your question is, no, I was not signaling an unwillingness on the part of the President to sign a bill containing such a waiver.  I think the observation that I was making is that it seems odd that congressional Republicans would be choosing to sneak a provision in a budget bill to expedite the confirmation of somebody who is a decorated Marine Corps officer, somebody who has served Presidents in both parties, somebody who Democrats and Republicans have spoken warmly of.  So I can't really explain it. I’m not indicating that the administration will refuse to cooperate with them.  In fact, the principle that I was giving voice to earlier was the idea that Presidents should be given some latitude to choose the people that they want to have on their team.  The President was not extended that courtesy consistently by Republicans in the Senate, but it’s a principle that the President believes in not just since he’s coming in the door, but on his way out the door.  And it’s one that we’ll -- that he believes in. So, hopefully -- did that clarify -- Q    You're saying a standalone bill on the waiver is the way to go? MR. EARNEST:  Well, I guess I find it strange that Republicans in Congress seem to be taking an unconventional step to avoid the straightforward consideration of this waiver purely on its merits and on the merits of General Mattis’s service to the country.  So I think it’s a question that I’m raising that I think is worth asking.  But it’s one that only congressional Republicans can answer. Q    And I wanted to ask about what the President said yesterday, that it was the last time he was going to hear “Hail to the Chief” on the road.  What does that tell us about travel between now and January 20th? MR. EARNEST:  Well, I think it’s an indication that the President’s travel between now and January 20th is likely to be limited, at least with respect to official events.  The President does still intend to travel to Hawaii to spend time with his family there over the holidays. All right?  Thanks, everybody.  We’ll see you tomorrow. END 1:37 P.M. EST

08 декабря, 06:07

США сделали рокировку на Окинаве

Передавая часть территории военной базы, американцы пытаются отвлечь Японию от проблемы Северных территорий, чтобы Токио и Москва не пришли к компромиссному решению

07 декабря, 21:22

Показана карта с расположением ядерных бомб по всему миру

Американские блогеры продемонстрировали карту с расположением ядерных бомб по всему миру

07 декабря, 20:33

THE ARTS WORLD: Rivalry, Drama, Betrayal—and the Opera Hasn’t Even Started Yet: Feuding Maltes…

THE ARTS WORLD: Rivalry, Drama, Betrayal—and the Opera Hasn’t Even Started Yet: Feuding Maltese houses live to upstage each other; ‘let us enjoy squabbling.’ The tiny island of Gozo, population about 37,000, has one hospital and one McDonald’s. But it has two opera houses. Astra and Aurora are owned by rival band clubs that both […]

Выбор редакции
05 октября, 10:32

Нет у нас никакого плутония!

Самоутилизация американского оружейного плутония на производственной площадке в Хэнфорде, штат Вашингтон. 2009 год.Уже в третий раз в личку присылают один и тот же текст по последней ситуации с плутонием, который включает весьма показательный пассаж:«Проблема в том, что есть два весьма важных обстоятельства. Первое - оружейный плутоний даже при соблюдении всех штатных мероприятий по его хранению в силу идущих в нем ядерных реакций деградирует и примерно через 15 лет теряет свои боевые свойства. То есть, взорваться он может - но уже совсем по другой картине, с обычным тепловым разбросом, выделить предусмотренную штатную мощность он уже не сможет. Деградация заряда - сложная картина, связанная и с ядерными реакциями, и с изменением картины тепловыделения, и с последующими ядерными реакциями по цепочке у возникших в результате распада новых элементов (в частности, при распаде содержащегося в оружейном плутонии Пл-241 возникает америций-241, который тоже начинает распадаться и загрязнять, а кроме того, существенно меняет картину тепловыделения). В общем, процессы многофакторные и все они ведут к прекращению через некоторое время боевых свойств оружейного плутония.Именно поэтому для поддержания боеготовности в нормальной стране имеется один (или несколько) специальных реакторов-бридеров (накопителей), единственной задачей которых является наработка оружейнго плутония.И здесь возникает второе обстоятельство. В 2010 году (при Медведеве, но кто тогда был премьером, мы все помним) было торжественно объявлено о закрытии последнего такого реактора в горно-химическом комбинате Железногорска в Красноярском крае. То есть - с тех пор (уже 6 лет) новый плутоний не вырабатывается, заменять выбывающие запасы нечем. Приблизительно к 2025 году все запасы оружейного плутония естественным образом закончатся. Есть соглашение об утилизации, нет его - к 25 году оружейный плутоний в России и так самоутилизируется.»Отвечу просто и незатейливо, с понятными ссылками для умных людей.Отчёт Министерства энергетики США (DOE) о запасах оружейного плутония в период 1944-2009 годов, опубликованный в 2012 году.Краткое описание основной площадки по производству американского плутония — Хэнфорда, штат Вашингтон. Последний реактор на ней закрыт в 1987 году.Краткое описание второй площадки, на которой в США производили оружейный плутоний — Саванна-Ривер, штат Южная Каролина. Последний реактор на ней закрыт в 1992-м году.Таким образом, уже к 2007-му году весь американский оружейный плутоний уже, как вы понимаете, «самоутилизировался» и беспокоиться нам не о чем. Американские термоядерные бомбы просто не взорвуться. Му-ха-ха.Ну а Министерство энергетики США что-то там придумывает то ли о 99,5, то ли о 95,4 тоннах оружейного плутония и об уменьшении общих запасов «оружейки» (по различным причинам) на 4,1 тонны (4%) за период 1994-2009 годов. Нет у них уже никакого плутония вот уже лет десять точно.Я и фоточку вам приложил.ЗЫ. Если вы прочитали текст по ссылкам и пояснения к нему с изрядной долей авторского сарказма, но так и не поняли, «что там с плутонием?», то вам сюда.

27 сентября, 12:55

КНДР официально завершила разработку ядерного оружия

Посольство КНДР в Москве разослало сегодня по российским СМИ пресс-релиз, в котором было заявлено, что Северная Корея завершила разработку ядерного оружия и полностью освоила технологию выпуска ядерных боеголовок.Пхеньян заявляет, что в основном завершил разработку ядерного оружия. Об этом говорится в пресс-релизе посольства КНДР в России, поступившем в РИА Новости."Пожалуй, это и есть выражение уверенности в том, что страна в основном завершила исследование, разработку ядерного оружия", — говорится в документе.В пресс-релизе указывается, что "в последнем испытании окончательно проверены, подтверждены характерные черты устройства и действия, технические свойства и мощь нормированной, стандартизированной ядерной боеголовки для стратегических БР (баллистических ракет — ред.) частей артиллерии "Хвасон" стратегических войск КНА (Корейской народной армии — ред.)"."Ее нормирование, стандартизация дали КНДР возможность полностью освоить технологии выпуска и использования разновидных расщепляемых веществ, по своему выбору, в нужном количестве изготовить ядерные боеголовки разного назначения, миниатюризованные, легковесные, разнородные и отличающиеся более мощной ударной силой, и прочно поставить степень применения ядерного заряда к оружию на новую, более высокую ступень", — отмечается в документе.https://ria.ru/world/20160927/1477931865.html - цинкPS. Таким образом, Северная Корея теперь позиционирует себя как полноценная ядерная держава имеющая как технологии производства ядерных боеголовок, так и средства их доставки наземного и морского базирования. Соответственно, за этим последует доработка существующих технологий связанных с раширением дальности полета МБР, создание разделяющихся боеголовок, модернизация системы базирования. Главными проблемами для корейцев станут - слабая электронная база, которая затруднит работы по увеличению точности ракет и их способности преодолевать системы ПРО, а так же стоимость такой программы, которая серьезным грузом лежит на экономике страны, которая пытается жить по средствам в рамках своей идеологии чучхэ-сонгун. С другой стороны, международная обстановка вокруг КНДР делает этих расходы фактически неизбежными.Вполне очевидно, что несмотря на осуждение из-за рубежа, угрозы и санкции, КНДР не откажется от своей ракетно-ядерной программы, которая дает наилучшие гарантии того, что на нее не нападут. Это вполне резонная позиция с учетом того, сколько стран полагавшихся на "международное право" были банально уничтожены внешними агрессорами. Поэтому КНДР ведет себя как в басне Крылова про кота Василия - стоически выслушивает упреки из-за рубежа, а между тем продолжает испытывать новые все более дальнобойные ракеты и ядерные боеголовки к ним. И практически наверняка - новые санкции приведут лишь к обратной ситуации - чем более настойчиво на КНДР будут давить из-за рубежа, тем активнее КНДР будет испытывать бомбы и ракеты.Разумеется, с точки зрения "дела мира", КНДР надо принять в клуб легальных ядерных держав, добиться от нее обязательств выполнять договор о нераспространении ядерного оружия (чтобы недопустить утечки северо-корейских технологий в другие страны), снизить накал военной истерии со стороны США и Южной Кореи, прекратить враждебную приграничную пропаганду и нормализовать отношения между Северной и Южной Кореей. Но это было бы возможно в некоем идеальном мире, на практике же, военная истерия на корейском полуострове будет нарастать, с периодическими обострениями, когда стороны начинают сыпать угрозами полномасштабной войны и рассказами о том, как они уничтожат столицу оппонентов. КНДР в этом вопросе продвинулась несколько дальше южан, так как раньше обещали в основном сравнять Сеул с землей в случае чего, а теперь еще могут и ядерной боеголовкой для верности утрамбовать. Южанам в случае с Пхеньяном приходится в основном довольстоваться более стандартными угрозами. Так и живут.Россию и Китай по понятным причинам отнюдь не радует эскалация на Корейском полуострове, пользуясь которой, США укрепляют свои позиции в Южной Корее, так как резонно подозревают, что ядерная программа КНДР это только предлог, а наделе, действия США направлены прежде всего против Китая и России. Схема в этом случае выглядит достаточно просто:1. Угрожаем КНДР, проводим военные учения у ее границ, возобновляем враждебную пропаганду на границе, рассказываем о том, как скоро "режим Ким Чен Ына падет".2. КНДР в ответ начинает более активно развивать свою ядерную программу и угрожать своим врагам ядерным экстерминатусом.3. Закатываем истерику "ужасная КНДР хочет поработить мир".4. Увеличиваем контингент в Южной Корее, размещаем там системы ПРО, дополнительные силы авиации.5. Profit!Россия и Китай заинтересованы в поддержании статус-кво, но вполне понятно, что КНДР в одностороннем порядке не прекратит разработку и производство ядерных боеголовок и ракет, пока США будут продолжать ее на это провоцировать своими угрозами.

20 сентября, 09:01

Гудым. Советская ядерная база у границ США

Самая таинственная и труднодоступная заброшка находится на Чукотке - ядерная военная часть Анадырь-1 или, как называют её местные, Гудым. Появилась она в начале 60-х годов для размещения ядерных ракет поближе к возможному противнику, то есть США. База была супер-секретной, местные знали только что поблизости какая-то воинская часть.Сердце Гудыма - огромная бетонная "нора" со складами для хранения и обслуживания ядерных ракет. Как и каким образом её "грызли" в вечной мерзлоте для меня загадка. Кроме военного объекта, был ещё городок, где проживали служащие и их семьи.Впрочем, в традиционной попытке всех "жестко переиграть", мы переиграли, главным образом, самих себя. 8 декабря 1987 года в Вашингтоне состоялась советско-американская встреча на высшем уровне, в ходе которой Горбачёв и Рейган подписали бессрочный "Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности", после чего с базы вывезли всё вооружение. Некоторое время подземные помещения использовать как базу хранения Анадырского военного гарнизона, но в 2002 году Гудым полностью забросили.Сегодня это город-призрак. Что было более-менее ценное разворовали. Тем не менее, несмотря на прогнившие станы домов и облупленную краску подземных тоннелей, можно увидеть грандиозные масштабы Гудыма...Склады по пути к базе. Кругом валяются крылатые ракеты. Судя по всему учебные. На панораме они слева у синей бочки:3. Их тут очень много. Не считал, но навскидку штук 20:4. 5. Закрылки на ракете:6. Внутри какие-то шары:7. 8. Итак, Гудым. Через 3 дня после меня в Анадырь приезжал Шойгу и должен был посещать эту заброшенную базу. Сейчас этот объект никем не охраняется и никому не нужен, но может скоро сюда повесят замок и тогда я стану последним блогером, кто побывал внутри:9. На подъезде к нему незаметный ДОТ:10. Крупнее:11. Вход в главный военный объект, где хранились ракеты:12. Туда прямо на машине заехали. Внутри длинный коридор с ответвлениями. В ответвления не совались, а по туннелю проехали:13. Тоннель закрывается массивной бронированной дверью, весом в 40 тонн (вес среднего танка). Время закрытия примерно 2 минуты:14. Пульт рядом с дверью:15. Объект имеет полную противоатомную защиту, рассчитан на бомбежки с воздуха:16. Интересно, конечно, куда ведут эти ответвления, но изучать не решились:17. Второй выход:18. Признаки бывшей охраны военного объекта:19. Но сейчас Гудым охраняют только евражки:20. 21. Зловещие инсталляции оставлены, по видимому, редкими путешественниками. Местным до этого точно нет дела, они выпиливают последние двери:22. Военный городок сейчас полностью разрушен и разворован. Не представляет интереса в качестве "заброшки", так как тут ничего не осталось:23. Местные приезжают сюда как на склад стройматериалов и тащат всё, что не приколочено. Я видел 3 машины с бригадами, которые отдирали доски и бревна от домов и грузили на прицепы:24. Какой-то интерес может вызвать бывший торговый центр:25. Для военного городка на крайнем севере он немаленький:26. Здания:27. 28. 29. Бывший штаб:30. Внутри полная разруха:31. 32. Надпись: "В карауле, как на войне - будь бдительным вдвойне". Это карцер:33. Помещение охранников:34. 35. Комната отдыха:36. Вход в тюрьму:37. Камеры:38. Мягко скажем, небольшие:39. Напоследок, короткая экспозиция неизвестного военного автора:40. В следующем посте я покажу более оптимистичное место - Анадырский поселок Угольные Копи. Stay Tuned!Подписаться на обновленияЯ в других социальных сетях:

27 августа, 16:01

Мир вокруг «иглы» 1

Впрочем, можно назвать и несколько иначе – полцарства за “иглу”. Да – я снова про то, что имеет страна-бензоколонка и как она живет без айфона… Только в этот раз вынужден заранее попросить прощения: много технических деталей, без разъяснения которых понять, что к чему, зачем и почему – не получится.Что происходит внутри атомного реактора, если на пальцах? Ядерная реакция – в реакторе созданы условия для того, чтобы ядра атомов урана успешно разваливались, без взрывов выделяя при этом энергию, которую мы научились использовать себе во благо. Помните школьное: “в ядро атома попадает нейтрон, выбивает из него 2 нейтрона, те выбивают из следующих атомов еще по 2 нейтрона“? Ну, вот оно самое. Но, как нам известно из политики – разваливается только то, что подспудно к развалу готово: есть атомы, которые после удара нейтрона разваливаются, но куда больше тех, которым такие удары глубоко по барабану, стучи ты в него или не стучи. БОльшая часть атомов урана именно так себя и ведет – не выколачиваются из него нейтроны, да и все тут.Ядро атома урана состоит из 238 протонов и нейтронов, и им вместе “хорошо”. В 30-е годы прошлого века Энрико Ферми разгонял на ускорителе нейтроны и обстреливал ими уран: хотел, чтобы ядра “приняли” эти нейтроны внутрь себя и получились химические элементы тяжелее, чем уран. Стрелял-стрелял, да что-то никакого толка от этого не было. В 1939 два немца – Отто Ган и Фриц Штрассман смогли понять, в чем проблема: часть атомов урана разваливается на куски, выпуливая еще и дополнительные нейтроны. Почему я про Гана и Штрассмана вспомнил? Чтобы напомнить: именно Германия, уже ставшая гитлеровской, была ближе всех к созданию атомной бомбы. И это нам оказалось полезно – но уже после войны. А миру повезло с тем, что Гана больше интересовало, на что именно разваливаются атомы урана, а не то, как использовать “лишние” нейтроны. Этими “лишними” нейтронами занялись американцы, результат их трудов на себе почувствовали японцы в 1945-м году…Так что такое с ураном-то? То он делится, то он не делится… Большая часть природного урана – 99,3% – это уран-238, в нем никакая цепная реакция не идет. Но есть среди атомов урана и отщепенцы – уран-235, у которых в ядре на 3 частицы меньше. Вот эти “оппозиционеры”, как и всегда, воду мутят и не дают спокойно жить. Прибывший нейтрон разваливает уран-235 на куски, при развале урана-235 и идет выделение той самой энергии, которая может и города в куски разрывать, и мирно греть воду, которая крутит турбины атомных электростанций. Но, развалившись, уран-235 превращается в атомы других элементов, которые больше участия ни в каких таких полезных нам ядерных реакциях участвовать не желают. Развалился уран-235 один раз – и все, в дальнейшей игре он уже не участвует. Значит, чтобы реактор работал долго, урана-235 надо много. Как этого добиться? Ну, либо берем гору природного урана, либо добиваемся того, чтобы урана-235 в нем было не 0,7%, а больше.Поэкспериментировали – выяснили, что если уран-235 в куске природного будет 5-7%, получится то, что надо: гореть будет спокойно, без взрывов, гореть будет достаточно долго, отдавая человеку нужную ему энергию. Поскольку человеки завсегда думают про деньги, процесс увеличения концентрации урана-235 в природно уране-238, они назвали “обогащением”. Ну, так уж мы устроены)Короче: хотите, чтобы уран был полезен для АЭС – обогащайте его. Хотите, чтобы уран взрывался в едрен-батонах – обогащайте его.Тут и встал вопрос: а как этого добиться-то? Ну, вот лежит перед тобой кусок урана – как выкинуть из него лишние атомы-238 и оставить только атомы-235? Задачка… Достаточно быстро удалось выяснить, что уран легко присоединяет к себе атомы фтора, превращаясь в кристалл, которому нужно всего 56 градусов тепла, чтобы стать газом. Если точнее – смесью газов. В одном из них атомы чуть крупнее и чуть тяжелее – это фтор с ураном-238. Второй газ состоит из атомов чуть поменьше и чуть полегче – фтор с ураном-235. Ну – разделяй и властвуй!Изначально физики прицепились к словам “больше – меньше”. Ставим сетку, прогоняем через нее газ – уран-235 проскочил, уран-238 застрял, мы в дамках. Собственно, проблемой разделения изотопов теоретически начал заниматься еще в начале 30-х сам Пауль Дирак – звезда первой величины в физике. Группа ученых под его руководством сделала расчеты и для изотопов урана, по которым получалась, что разделение при помощи центрифуг – антинаучная утопия. Как происходит разделение при помощи центрифуги? Да по тому же принципу, по которому в сепараторе делают масло из молока. Берем ось, которая будет вращаться, вставляем в бочку, наливаем в нее молоко. Раскручиваем как следует ось – масло на оси, все, что легче – на стенках. Делов-то! Вот только расчеты теоретиков показали: для того, чтобы легкие атомы урана-235 отделить от тяжелых атомов урана-238, ось центрифуги должна вращаться со скоростью не менее 1200 оборотов в … секунду. Так не бывает – вот вердикт физиков. Нет таких моторов, никакой металл для оси не выдержит такую нагрузку, никакие подшипники не выдержат такой скорости, никакой материал для стенок не пройдет частоту резонанса (ось набирает скорость постепенно, и обязательно проходит так называемую “критическую частоту”, совпадающую с частотой резонанса стенок центрифуги. Помните роту солдат на каменном мосту, шагающей нога в ногу, из-за чего мост просто разваливается?), не разлетевшись на куски. “Безнадега!” – сказали большие физики. Yes! – ответили американцы и в “Манхеттенском проекте” стали заниматься исключительно сетками.Научное название метода – “диффузионное разделение”: газ ведь проходит сквозь сетку, а в физике такой процесс и называют диффузией. Как работается с этими сеточками? Кропотливый труд: одна сетка отделяет 1,0002 так нужного атома урана-235. Чтобы добраться до нужных для АЭС 7% урана-235 нужно поставить друг за другом 1 500 сеток. Сама сетка – произведение инженерного искусства. Величина дырочек в ней – 0,000 01 мм, при этом сетка должна выдерживать температуру под 100 градусов, материал должен не бояться постоянной радиации. И таких сеток нужны тысячи и тысячи. На функционирование каскадов этих сеток уходит прорва электроэнергии: даже после 50 лет усовершенствования этого метода на единицу разделения тратилось 2 500 кВт*ч. Но результаты таких трудов и таких затрат того стоили – благодаря этим самым сеточкам американцы не только уничтожили Хиросиму и Нагасаки, но и могли строить планы ядерной бомбардировки городов СССР.В СССР в декабре 1945 года работа по созданию диффузионных производств была поручена Исааку Константиновичу Кикоину. Один из плеяды блистательных советских ученых, ставший доктором физических наук в 27 лет, в годы войны Кикоин занимался, как и вся страна, спасением страны. За изобретение и внедрение в производство магнитных взрывателей для противотанковых мин Кикоину в 1942 была присвоена Сталинская премия. А чуть позже, 28 сентября 1942 настал день, который можно считать днем рождения атомного проекта в СССР. В этот день вышло постановление ГКО (государственного комитета обороны) № 2352с – “Об организации работ по урану”. Исаак Кикоин стал одним из первых, кого привлекли к этой работе, потому и в 1945 от предложения Лаврентия Павловича Берии возглавить 2-й отдел Лаборатории № 2 в Спецпроекте Исаак Константинович и не думал отказываться. Времени с той секретной поры прошло много, теперь даже можно “перевести на русский” задачу, которая была поставлена Кикоину. Тогда это звучало так: “Обеспечить строительство завода № 813 в Свердловске-44“. Что-нибудь понятно? Перевод: создать проект и обеспечить строительство завода газо-диффузионного обогащения урана в новом закрытом городе. Не в городке, а именно в городе – в советские времена населения там было 150 тысяч человек. Завод и сейчас работает, хотя давно уже перешел на центрифуги. Это – Уральский электрохомический комбинат в городе Новоуральске Свердловской области. Задание было успешно выполнено, свидетельством чему и стал взрыв в Семипалатинске нашей Бомбы № 1 уже в 1949 году.Но Лаврентий Берия не был бы Берией, если бы не делал свою работу с “перезакладом”. Сеточки с диффузией – дело хорошее, но стоит ли сбрасывать со счетов центрифуги? Расчеты Дирака показали, что надо именно сбросить, но это всего-навсего Дирак, да и сказал он это не на допросе в НКВД… Лаврентий Павлович прекрасно знал, что теоретические расчеты группы Дирака экспериментально пытались перепроверить в Германии. По этой причине лагеря военнопленных внимательно проверяли в поисках именно этих специалистов. В конце сентября 1945 в лагере в Познани сверхштатный сотрудник Ленинградского физтеха (да-да, именно так звучала эта должность) Лев Арцимович обнаружил бывшего сотрудника фирмы “Сименс” Макса Штеенбека. А, собственно, где должен был находиться один из разработчиков кумулятивного заряда для фаус-патронов? Жить бедолаге оставалось недолго – если бы не Арцимович. Для Льва Андреевича Штеенбек был не заурядным нацистом, а одним из ведущих специалистов в физике плазмы, автором двухтомного учебника для вузов. В общем, Лев Андреевич предложил Штеенбеку, как это сейчас говорят, очень выгодный контракт – 10 лет поработать гастарбайтером в СССР, а тот и не отказался, причем совершенно добровольно. Удивительно, правда? Безработица в послевоенной Германии – и только она! – помогла группе сверхштатных сотрудников всяческих советских научных институтов набрать еще около 7 000 таких же добровольцев. Правда, все они в своих мемуарах называли этих самых сверхштатных сотрудников исключительно “офицерами НКВД”, но это все, конечно, какое-то массовое заблуждение. 300 человек из них решили, что им очень хочется работать в городе Сухуми, где в 1951 году и был создан широко известный в узких кругах Сухумский физико-технический институт. Возглавил его, само собой, очень уважаемый в научных кругах специалист – генерал НКВД Кочлавашвили. И я не ёрничаю ни разу: уважали его немецкие ученые, даже очень уважали. Попробовали бы не уважать – были бы гастарбайтерами не 10 лет, а все 20…Группе Макса Штеенбека было поручено перепроверить возможность обогащения урана при помощи центрифуг. Штеенбек собрал всех, кто мог быть полезен – около 100 человек, в числе которых оказался и инженер Гернот Циппе. Инженерил он при Гитлере по поводу радаров и совершенствования самолетных пропеллеров, вот и испытал в 1945 году неимоверную тягу поработать в СССР годиков так с десяток. Бывает…Работали немцы старательно, дисциплинированно и достаточно результативно. Но мы ведь помним, кто руководил Спецкомитетом? Мог этот замечательный человек доверять этим славным людям безоговорочно? Ответ очевиден. Поэтому рядом с немцами появился еще один инженер (а не соглядатай, как некоторые могли подумать) – Виктор Иванович Сергеев. Этот молодой парень (1921 года рождения) перед войной учился на инженера в МВТУ, Какие это были люди и какое было время… С начала июля 1941 Виктор Сергеев – доброволец Бауманской дивизии народного ополчения Москвы. Уцелел, выжил. С января 1943 участия в боях больше не принимал, поскольку получил совсем другое задание: ему было поручено изучать и находить самые слабые места в конструкциях “Тигров”, “Пантер” и прочих “Фердинандов”. К концу войны Виктор Сергеев прекрасно разбирался в том, как работает немецкая инженерная школа и – где чаще всего допускает ошибки. Так что рядом с Штеенбеком он оказался совершенно не случайно. Умел Берия подбирать кадры – ой, как умел!.. Виктор Иванович Сергеев, Герой Социалистического Труда, наш секретный Инженер с большой буквы, оказался в нужное время в нужном месте. Чертовски хочется дожить до тех дней, когда имя Виктора Сергеева будет знать и помнить вся Россия!Штеенбек решил проблему подшипника – его стараниями этот узел вообще исчез из конструкции центрифуги. Нижняя часть оси опирается на иглу, которая стоит на подложке из очень твердого сплава. Пока немцы экспериментировали с этим сплавом, пришел Сергеев и все упростил: немцы просто не были в курсе, что в Армении еще до войны научились выращивать искусственный корунд – второй по твердости минерал после алмаза. С такой же душевной простотой был решен и вопрос с материалом самой иглы. Центрифуги в России продолжает выпускать Владимирский завод “Точмаш”. Заводу много лет: основан он был в 1933 году, и назывался он тогда … Владимирский граммзавод. Выпускал самую что ни на есть мирную продукцию – патефоны и хромированные иголки к ним. Замечательные иголки, просто вот лучшие в мире. Немцы про этот завод были, как водится, не в курсе, а вот 30-летний парень Виктор Сергеев не иначе, как любил послушать патефон. Догадаться, что чуть ли не самый мирный завод может быть полезен для атомного проекта – это надо действительно обладать не шаблонным мышлением. Советская инженерная школа обеспечивала немалый кругозор…Не думаю, что у Сергеева сложились хорошие отношения с группой Штеенбека: немцы прекрасно понимали, что этот человек занят поиском их ошибок и недочетов. Найди он их в слишком большом количестве – и контракт на гастарбайтерство в СССР мог быть продлен автоматически…. Ну, а уж сам герр Штеенбек, ученый с мировым именем, к крестьянскому сыну точно никакого пиетета не испытывал. В 1952 группу Штеенбека перевели в Ленинград, в конструкторское бюро Кировского завода, и это стало решающим моментом в истории “Советской иглы”.Позволю себе последнюю техническую подробность, поскольку она остается главной во всей работе по обогащению урана.Газ с ураном – это ведь не молоко со сметаной, правда? Если кто-то сбивал масло в домашних условиях, то помнит, как все заканчивается: центрифугу надо остановить, ось вытащить и счистить с нее масло, а все прочее – слить в канализацию. Так то – масло, а тут – уран с его радиацией. Да и не “прилипает” газ к оси – а разделить надо. Сергеев предложил внутри центрифуги разместить так называемую трубку Пито, но Штеенбек поднял его на смех, поскольку никакая теория такого безобразия не допускала. Если ось вращается со скоростью 1 500 оборотов в секунду – с такой же бешеной скоростью вращается и газ, а потому любое препятствие обязано вызвать всяческие турбулентности, из-за которой разделенный газ снова смешается в “общую кучу”, и вся работа по разделению пойдет насмарку. Виктор Иванович пытался спорить, но переубедить упрямого немца не смог и – просто махнул на него рукой. Каким таким макаром Сергеев сумел “воткнуть” в центрифугу свою трубку, почему никаких таких турбулентностей не появляется – сие тайна велика есть. Но и обращение к Исааку Кикоину ничего не изменило. Группа Кикоина, без всякой связи с группой Штеенбека, разработала теорию обогащения на центрифуге – и точно так же уперлась в ту же самую турбулентность. Но Сергеев не успокоился и сумел найти двух человек, которые просто поверили в его разработку – директора конструкторского бюро Кировского завода Николая Синева и одного их руководителей Средмаша генерала-маойра НКВД/КГБ Александра Зверева. На дворе стоял уже 1955 год, из жизни ушли Сталин и Берия, Спецкомитет стал “министерством среднего машиностроения”, но “атомный генерал” Александр Дмитриевич Зверев остался в атомном проекте вплоть до своей смерти прямо на рабочем месте в 1986 году. Бывший профессиональный контрразведчик стал профессиональным атомщиком, с формулировкой “за заслуги перед атомной отраслью” в 1962 получил звание Героя соцтруда. О Звереве вообще можно книги писать, но давайте остановимся на том, что уже после истории с Виктором Сергеевым именно Александр Дмитриевич был руководителем государственной приемной комиссии по запуску нашего первого реактора на быстрых нейтронах – БН-350. Вот такие были люди в ведомстве Берии…При поддержке Николая Синева и Александра Зверева Сергеев “продавил” через … партком конструкторского бюро Кировского разрешение на создание первой центрифуги. Но в одиночку он бы точно не справился, а потому усилиями все того же Зверева к работе был привлечен Иосиф Фридляндер. Это имя многое говорит специалистам авиастроения: из сплавов, разработанных Фридляндером, создавались и создаются корпуса и всяческие узлы Ту-16, Ту-95, Ил-86, Ил-96, МиГ-23, Су-30, Су-35, баки “Протона”. Корпуса центрифуг первого поколения – это его заслуга. Корпуса, которые выдерживали давление, температуру, излучение. Поскольку в моем распоряжении только открытые источники, все, что я могу сказать про этот материал – так только то, что называется он “алюминиевый сплав 1960”, он же – “сплав В96ц”. Вот такая славная компания создала опытные образцы центрифуг, которые успешно прошли все испытания, и уже в 1958 году Владимирский граммзавод стал “Точмашем”. Известны и слова Исаака Кикоина, видевшего, как все это происходило: “Да сделайте вы так, чтобы они работали, а теорию мы подгоним!” И подогнал, само собой. В 1953 году он стал академиком АН СССР. именно за теорию обогащения урана.Таким было начало истории “иглы” – рождение и становление получились достаточно бурными, но это было только начало. От себя прошу попробовать запомнить имена тех, без кого атомный проект в его нынешнем виде был бы попросту невозможен. Кикоин, Штеенбек, Сергеев, Зверев, Фридляндер – каждый из них достоин памяти и уважения. Почти 60 лет назад их умом, настойчивостью страна-бензоколонка обрела технологию, позволившую обогнать производителей айфонов на десятки лет.“Игла” в СССР и в РоссииПервый завод по обогащению урана на центрифужной технологии был построен в Новоуральске 4 октября 1957 года. Да-да, именно в тот день, когда весь мир узнал русское слово “Спутник”. Вот про него знали все, а про начало новой эпохи в атомном проекте не только СССР, но и всего прочего мира – только те, кто имел к этому событию непосредственное отношение. Не стоит забывать, что у урана две ипостаси: он и топливо АЭС, и основа самого страшного оружия. Сравнивая работу по разделению урана при помощи диффузии и при помощи центрифуг самого первого поколения, Средмаш уже все понял: на одинаковый объем урана-235 центрифуги требовали электроэнергии в … 17 раз меньше, чем “сеточки”. Соответственно диффузионный завод Д-1 был реорганизован в то, что нынче известно, как Уральский электрохимический комбинат.Гарантии на первое поколение центрифуг были недолгими – три года. Первый блин, впрочем, комом не оказался – они проработали больше 10 лет, поскольку по ходу эксплуатации выяснилось, что самая большая страшилка центрифугам вовсе не грозит. А боялись … сейсмических колебаний. Ка-а-ак тряхнет, как коснется бешено вращающаяся “игла” неподвижной стенки, ка-а-ак разнесет все на куски!!! Но выяснилось, что вращающаяся “игла” к колебаниям устойчива так же, как устойчив гироскоп при стабильной скорости вращения. И теперь “бочоночки” центрифуг высотой меньше метра стоят в три яруса и крутятся, крутятся, крутятся… Я вот пишу – 1 500 оборотов в секунду, даже не комментируя, а давайте попробуем представить, что это такое. Стиральные машины с пылесосами у всех есть – гляньте, сколько у них оборотов. 1 200 – 1 500 в минуту. Сколько времени они при таких оборотах могут работать – несколько часов? А “игла” центрифуги – в 60 раз быстрее и 30 лет без единой остановки. Поломки? Да, имеют место быть – 0,1% в год, такова статистика. Из тысячи центрифуг 1 за год может аварийно отключиться. Подшипников нет, “гореть” нечему. Поколения центрифуг обновлялись, в среднем, раз в 8 лет. Немножко увеличивалась скорость вращения, немножко улучшался материал корпуса и т.д. Эти “немножко” за минувшие годы снизили энергозатраты на единицу работы разделения в 10 раз, а вот производительность центрифуг – выросла, причем в 14 раз. “Уходят” поколения центрифуг неторопливо: в 2009 году, к примеру, выключили центрифуги пятого поколения, которые были раскручены в 1979 году – при Леониде Ильиче Брежневе. Грустно – не растет ВВП, не работает “Точмаш” в три смены… А что взять с ватников? Сделали “бочонки” и давай водку с медведем пить… Ну, а если без анекдотов, то Виктор Сергеев, отладив работу центрифуг для урана, и не думал сидеть, сложа руки. Под его руководством созданы центрифуги для разделения изотопов самых разных химических элементов, Виктор Иванович продолжал работу до своего ухода в 2008 году. Люди этого поколения и этой закалки с работы уходили тогда же, когда и в мир иной…Итоги вращения советско/российской “иглы” ежегодно подводит МАГАТЭ. Мировая мощность заводов по обогащению урана в 2015 году составила 57 073 тысячи единиц работы разделения. Мощность заводов компании ТВЭЛ – 26 578. 46,6% мировых мощностей. Впрочем, можно учесть еще и Китай, в котором обогащение идет на советских центрифугах шестого поколения – 4 220 тысяч ЕРР. Тогда российская доля производства топлива для АЭС получается 54%. Такая вот арифметика. И, напоследок – снова о Викторе Сергееве. Росатом продал Китаю завод по обогащению: в 2008 году в Шэньси за 1 миллиард долларов поставили каскады центрифуг 6-го поколения. Как китайцы умеют копировать технологии – известно: что угодно, быстро и дешевле оригинала. Российские центрифуги разобрали до последнего винтика – но вот на дворе уже 2016, а никакой информации о том, что китайцы справились с копированием технологии их изготовления, по прежнему нет. А в России Росатом в 2015 году запустил центрифуги 9-го поколения, после чего настало время для НИОКР поколения № 10. О том, какие деньги на этом зарабатывает Россия, я расскажу позже – после того, как припомню историю приключений “иглы” в Европе, в США, в Пакистане, Северной Корее, в Иране, в Японии, Индии, Китае. Не просто ж так я придумал заголовок-то.geoenergetics.ru

18 августа, 11:11

Россия, Иран и Турция определяют будущее Сирии

Обзор основных событий иранской внешней политики.  Россия, Иран и Турция — новый союз на Ближнем Востоке? 11 августа министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф прибыл в Анкару с официальным визитом. Глава МИД ИРИ в турецкой столице провел переговоры с руководителем...

15 марта, 17:14

Андрей Фурсов - Скрытые шифры 2015

Школа аналитики Фурсова 14 марта 2016-го года. Аналитический взгляд историка Андрея Фурсова на знаковые события ушедшего года, их подоплеку и взаимосвязь. Продолжение с сентября 2015 по март 2016 по ссылке https://youtu.be/TJK8bG3fX4g Запись с диктофона (более чистый звук) по ссылке https://youtu.be/HXN7dT4ot6M Организатор СНО МосГУ https://vk.com/sno_mosgu

21 февраля, 08:45

Убийства под аплодисменты Причина массовой гибели российских ученых – профессиональная деятельность

За последние 14 лет при невыясненных обстоятельствах погибли больше семидесяти крупных научных работников. Раскрыто только три убийства. Остальные скорее всего останутся тайной. Некоторые падкие на сенсации журналисты обвиняли в смерти ученых даже пришельцев из космоса. Но очевидно, что для поиска преступников надо смотреть не в дали Вселенной, а за Атлантический океан.Отношение нашей страны к Западу напоминает череду приливов и отливов. То вдруг распахиваются объятия в надежде, что нас примут в «семью цивилизованных государств». То вспоминается, что мы Русь, неповторимая, самобытная, у которой свои путь и судьба. Позволим спросить: а может ли Россия вообще доверять Западу? Наши собственные культурные, научные и экономические достижения были бы неизмеримо более высокими, не мешай нам «цивилизаторы». Примеров тому, увы, великое множество. По сей день убивают ученых, чья работа способна возродить промышленную и прежде всего военную мощь нашего государства.В начале 2012 года на праймериз республиканской партии сразу несколько кандидатов в президенты Соединенных Штатов открыто выступали за физическую ликвидацию российских ученых, владеющих секретами разработки и создания ядерного оружия. Они-де представляют угрозу безопасности США. В цитадели «борцов за права человека и демократию» звучали призывы, которые нельзя интерпретировать иначе, как террористические. Цитирую Рика Сантрума: «Мы тут говорили о тайных операциях. Уже находили трупы ученых-ядерщиков из России и Ирана. Я надеюсь, что США были вовлечены в это. Надеюсь, в ходе тайных операций мы предпринимаем все необходимые шаги». Солидная публика, слушавшая республиканца, известного крайне консервативными взглядами, поднялась с мест и стала бурно аплодировать. Другой кандидат в президенты, бывший спикер палаты представителей Милл Гиндридж предложил, чтобы Америка проводила эти операции по всему миру. И снова рукоплескания.К слову, еще об одном поводе к аплодисментам для джентльменов («нежных людей» в буквальном переводе на русский). В 2006 году ведущий американский вирусолог Эрик Пьянка, выступая на торжественном заседании в Техасском университете, заявил, что с помощью нового штамма лихорадки Эбола (по его словам, обладающего фантастической летальностью) можно «на благо планеты» сократить человечество на 90 процентов. Присутствовавшие в зале американские ученые в едином порыве встали и устроили ему овацию... И что интересно: на борту «Боинга-MH17», сбитого в небе над Донбассом, летел представитель Всемирной организации здравоохранения Гленн Томас, ведущий консультант по инфекционным болезням, СПИДу и вирусу Эбола. Он участвовал в расследованиях, связанных с экспериментами над африканцами в финансируемой Джоржем Соросом лаборатории биологического оружия, расположенной в больнице Кенеме (Сьерра-Леоне): здоровых людей заражали вирусом смертельно опасной лихорадки для разработки вакцины.По странному стечению обстоятельств в том же «Боинге» находились летевшие на конференцию в Мельбурн вирусологи, в их числе Дж. Ланге, профессор Амстердамского университета, самый выдающийся специалист по СПИДу, болезни, которая, вырвавшись из американских лабораторий, была впервые обнаружена весной 1981 года в Калифорнии и не имела никакого отношения к Африке и «маленьким зеленым обезьянкам», как бы Штаты ни пытались убедить человечество в обратном. Не исключено, что он и его коллеги везли с собой результаты многолетней работы, может быть, даже долгожданное лекарство от чудовищной болезни: незадолго до конференции сотрудники профессора Ланге говорили, что его выступление должно произвести сенсацию в научном мире.В группе риска первые – атомщикиКаждая масштабная провокация решает не одну, а целый комплекс задач. Украинский истребитель, сбивший малайзийский «Боинг», оказал массу услуг Америке: помог объединить «негодующий Запад» против России, якобы повинной в катастрофе, привел к режиму санкций, а также убрал нежелательных свидетелей, осведомленных о работе секретных лабораторий США, разрабатывающих биологическое и бактериологическое оружие. Кстати, смертность среди американских вирусологов и микробиологов, как подсчитали независимые эксперты в тех же Штатах, в десятки раз превышает среднестатистические показатели, а авиакатастрофы – один из испытанных способов устранения специалистов, работающих по контрактам ЦРУ и Пентагона. Так что погибают не только русские и иранские ученые. Но Рик Сантрум и другие кандидаты в президенты на праймериз республиканской партии и не заикались о фактах странных смертей своих научных светил. Зато сообщение о мертвых русских сразу повысило его рейтинг на несколько процентов. Коллаж Андрея Седых Первой жертвой среди наших физиков-ядерщиков был, очевидно, Рувим Нуреев, главный инспектор по ядерной и радиационной безопасности Минатома. Летом 1996 года он находился в командировке в Новосибирске, выполняя задание государственной важности. 21 июня разрезанное тело главного инспектора нашли на железнодорожных путях. Смерть представили как самоубийство, хотя родственники Нуреева утверждали: у инспектора не было причин бросаться под поезд. Преступление не раскрыто.В январе 2000 года погиб первый заместитель министра по атомной энергии Александр Белосохов. К смерти якобы привел несчастный случай: ученый катался на снегоходе. Уголовное дело по факту покушения на убийство, хотя первоначально такая версия присутствовала, возбуждать не стали. 13 мая 2001 года в автокатастрофе погиб вице-президент концерна «Росэнергоатом» Евгений Игнатенко. Он ехал на Калининскую АЭС. Столкновение было лобовым. Игнатенко умер от полученных травм. Машина, виновная в аварии, с места происшествия скрылась… В марте 2003 года скончался от черепно-мозговой травмы доктор технических наук профессор Бугаенко, генеральный директор Международного центра по ядерной безопасности Минатома РФ. Его убийство произошло вскоре после визита в Москву заместителя госсекретаря США Джона Болтона, курировавшего вопросы контроля за режимом нераспространения ядерного оружия. В центре внимания на переговорах, которые высокопоставленный американский дипломат вел в Москве, была программа российско-иранского сотрудничества. Болтон прибыл в Москву вскоре после того, как США обнародовали спутниковые снимки секретных иранских ядерных объектов. Смерть профессора Бугаенко напрямую связывают с иранским ядерным досье.Перечисление фактов, связанных с убийствами наших ученых-ядерщиков, можно продолжать очень долго. Скажем о самом, может быть, вопиющем. 20 июня 2011 года у деревушки Бесовец (Прионежский район, Карелия) произошло крушение самолета Ту-134. Здесь погибли сразу пять ведущих российских ученых – цвет нашей атомной промышленности: генеральный конструктор опытно-конструкторского бюро «Гидропресс» Сергей Рыжов, его заместитель Геннадий Банюк, главный конструктор доктор технических наук Николай Трунов, начальник управления ОАО «Атомэнергомаш» Валерий Лялин и главный технолог ОКБ машиностроения им. И. И. Африкантова Андрей Трофимов. Последний работал на строительстве АЭС «Бушер» в Иране. Сергей Рыжов был одним из ведущих специалистов строительства ядерного завода в Индии. Все атомщики летели в Петрозаводск на совещание, на котором планировалось обсудить вопросы разработки новых ядерных реакторов. Официально сообщалось, что причиной катастрофы стала ошибка экипажа. Возможно... Но странным образом авиакомпания, организовавшая роковой рейс Москва – Петрозаводск, в последнюю минуту поменяла самолеты, не известив пассажиров, и тем самым допустила грубое нарушение процедуры. В результате вместо канадского Bombardier CRJ-200 в полет отправился старый Ту-134. Выходящая в Иерусалиме газета Haaretz почти сразу после катастрофы предложила принять к рассмотрению версию заговора. По мнению израильских журналистов, он был направлен против российских специалистов-ядерщиков, которые помогали Ирану развивать ядерную программу. Ведь в Иране тоже идет планомерное уничтожение лучших ученых, занятых в оборонных отраслях. За последнее время убиты несколько физиков-ядерщиков. В ноябре того же 2011 года в результате взрыва погиб генерал Хасан Могаддам, руководитель ракетной программы Исламской Республики Иран.Заказчик оставляет меткуПогибают не только ядерщики. Убивают докторов технических, математических, биологических, химических, медицинских наук – интеллектуальный цвет России. Среди них немало микробиологов, психологов, специалистов по нейролингвистическому программированию, конструкторов. Эти люди занимались стратегическими разработками, создавали новые виды вооружения, работали над уникальным космическим двигателем, занимались новыми видами топлива, стояли на страже нашего здоровья... Многие открытия и изобретения продолжают жить после ухода их авторов. Но некоторые так и остались на бумаге. Для того, чтобы понять, чего лишается Россия, остановимся на гибели известнейшего микробиолога Валерия Коршунова.Профессор, заведовавший кафедрой микробиологии Российского государственного медицинского университета, был забит насмерть битами в феврале 2002 года в Москве, в подъезде своего дома. Валерий Коршунов считался одним из ведущих исследователей в своей области. Ученому принадлежит более 150 научных работ. Его разработки активно используются в ведущих лабораториях России, США и Канады. Коршунов создал несколько приоритетных направлений в микробной экологии человека, таких, например, как инфекционные осложнения острой лучевой болезни. И предложил оригинальные методы их коррекции. Разработки применялись при лечении пациентов, получивших сильную дозу облучения, в том числе ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС. «В результате его гибели остановлена работа по важнейшему направлению науки. Сотни, если не тысячи людей в России остались обреченными, – сказал генеральный директор Государственного научного центра прикладной микробиологии профессор Николай Уранов. – Последовавшие одно за другим жестокие убийства ведущих российских ученых не могут быть просто случайностью! Я считаю, что зловещая череда убийств лучших умов России – это целевое изъятие, один из каналов диверсий».Кто-то целенаправленно вырывает из жизни высший слой нашей научной элиты. 4 января 2002 года в Санкт-Петербурге был убит член-корреспондент РАН, директор НИИ электромашиностроения Игорь Глебов. В конце января 2002-го забит битами директор НИИ психологии РАН Андрей Брушлинский, руководитель исследований по борьбе с терроризмом пси-методами. В похищенном портфеле ученого были труды по новейшим методам поиска террористов. За несколько месяцев до гибели Брушлинского убит его заместитель – профессор Валерий Дружинин. Валерий Коршунов скончался буквально через несколько дней после похорон Брушлинского.Проректор Всероссийской государственной налоговой академии, ученый-специалист в области пси-защиты Эльдар Мамедов тоже был забит бейсбольными битами. Однотипные орудия убийства – бейсбольные биты – явный намек на то, из какой страны поступил заказ на ликвидацию ученого. Это еще и метод устрашения коллег покойного. Если угрозы не действуют, следует расправа.Известный физик-ядерщик профессор Андрей Горобец, уехавший из России в конце 90-х, в 2009 году решил вернуться на родину и громко об этом заявил. С ним несколько раз встречались люди из ЦРУ. Но уговоры не подействовали, и он уже купил билет на самолет. Горобца застрелили средь бела дня в центре Нью-Йорка. Убили демонстративно, чтобы все ученые из России, которые задумают вырваться из «самой свободной страны», знали, какой конец их ждет.Конвейер убийств русских ученых работает, не зная сбоев. 23 ноября 2012 года в Туле в пятистах метрах от работы убит заместитель генерального конструктора ГУП КБП Вячеслав Трухачев. По всем признакам заказ выполнен высокопрофессиональным киллером. Единственная пуля из пистолета Макарова выпущена так, что у жертвы не оставалось шансов. Конструктор погиб мгновенно, вероятность поимки убийцы минимальна. Вячеслав Трухачев конструировал противопехотные и противотанковые гранатометы, малокалиберные автоматические пушки для самолетов и ЗРК сухопутного и морского базирования, комплексы активной защиты бронетанковой техники, боеприпасы. Как видим, речь идет о тех вооружениях, которые всегда были сильной стороной нашего ОПК.Убивают ученых, не только занимающихся разработками, связанными с ОПК. Такое впечатление, что их порой убирают просто для того, чтобы уменьшить число выдающихся умов в России. Иначе никак не объяснить, зачем 19 августа 2006 года на пешеходной дорожке Ленинского проспекта мотоциклист насмерть сбил члена-корреспондента РАН Леонида Корочкина. Убийцу, как водится, не нашли.Корочкин занимался работами в области фундаментальной генетики, выдвинул новую теорию пути дифференцировки клеток – «теорию качелей». Леонид Иванович утверждал, что клетка может выбирать программу развития в зависимости от действующих на нее факторов, утверждал возможность ее «передетерминации», иными словами – смены специализации при определенных условиях. То есть даже клетка не знает предопределения, не лишена степеней свободы, даже на этом уровне не работает принцип судьбы. Работы генетиков последних лет на практике подтвердили теорию Корочкина, выдвинутую им в 2002 году. А ведь убитый ученый плодотворно работал и в нейрогенетике, биологии развития, изучал клонирование и стволовые клетки.Православный христианин Леонид Корочкин был философом от науки. В общении скромный, благожелательный человек, несколько застенчивый, в своих книгах и статьях он в годы государственного атеизма отчаянно боролся с дарвинизмом. Смело анализировал проблемы философии биологии, проводил сравнительный анализ различных философских систем, выдвинул принцип триединства религии, науки, искусства (кстати, Корочкин – автор интересных живописных работ). «Мировая наука и культура понесли огромную потерю», – справедливо писал в некрологе, посвященном Леониду Корочкину, его бывший коллега профессор Валерий Сойфер, давно ставший гражданином США. А может, в этом и заключается разгадка. Валерий Николаевич живет в Америке, является генеральным директором соросовской программы образования в области точных наук, отказываться от нового гражданства не собирается, и поэтому его жизнь вполне благополучна...Киллеры памятиВпрочем, чтобы полностью нейтрализовать ученого, как оказалось, необязательно убивать. Можно стереть его память так, чтобы он забыл собственное имя, совершенно не помнил, чем занимался раньше. Сразу после развала Союза такие люди стали появляться в разных точках нашей страны. Странный недуг в 99 процентах случаев поражает мужчин до 45 лет. Он лишает памяти, но весьма избирательно: сохраняются все функциональные навыки и общие познания о мире. Люди помнят, как водить автомобиль или играть в теннис, как пользоваться душем и бритвой. Они понимают, что за помощью следует обращаться в милицию и «скорую помощь», но не помнят ничего, что касается лично их. Людей со стертой биографией находили на обочинах дорог, на железнодорожных путях и в кюветах, но каждый раз – на расстоянии сотен километров от родного дома«За последние 20 лет в Центре социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского побывали более тридцати человек, которые будто с Луны свалились, – рассказывает психолог Ирина Грязнова. – Среди них немало ученых, работавших в различных НИИ. Они не могли назвать даже своего имени. Причем причина потери памяти крылась не в стрессе и не в наследственных заболеваниях. Во всех этих историях прослеживается закономерность. Эти люди непременно были в дороге: ехали на работу, в институт или следовали на дачу. Потом они пропадали. И оказывались в сотнях или даже тысячах километров от дома. К примеру, профессор М., живший в Казани, ехал на работу. Но в своей лаборатории так и не появился. Нашелся под Саратовом через полгода... Можно ли говорить о том, что кто-то вмешался в разум ученых? Сегодня существует несколько способов стирания памяти: медикаментозный – с применением наркотических препаратов, а также техногенный – с использованием генераторов. Но самый действенный – это их комбинация».В октябре 2003 года в Железногорске (бывший Красноярск-26) вдруг исчез физик-ядерщик Сергей Подойницын. Он занимался утилизацией облученного ядерного топлива и одновременно открыл, как выращивать искусственные изумруды. Подойницына объявили в федеральный розыск. При этом было известно, что ученым весьма интересовались американцы – он поддерживал контакты с коллегами из США. 21 мая 2005 года Сергей Подойницын вдруг появился на пороге родного дома. Кто он и откуда, ученый не помнил. Как попал домой – тоже. Никаких документов при нем не было.«Структура человеческой памяти послойна, – продолжает Ирина Грязнова. – И события жизни в нашей памяти записываются хронологически. Человек запоминает и себя, и окружающих. И вдруг целиком стирается весь автобиографический стержень. Получается, что мир есть, а человека в нем нет...»«Спецслужбы США выполняют самые разнообразные операции по всему миру, – говорит генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. – Американцы занимаются всеми. Американцами не занимается никто».Россия не имеет права вести себя нейтрально, тем более если принять во внимание события на патронируемой Соединенными Штатами Украине, где терроризм против русских стал политикой в масштабах целого государства. Америкой нельзя не заниматься.И еще: научную элиту страны надо защищать. Наши профессора, живущие на скромную зарплату, не могут нанимать себе охранников. Значит, позаботиться о них надлежит государству. При Сталине проблема решалась просто: ученых сажали в «шарашки», где им обеспечивали сносные условия жизни и все возможности для работы. Их, конечно, лишали свободы, но зато ни один работник ЦРУ или агент МИ-6 не мог к ним проникнуть, чтобы выкрасть или убить. Сегодня это не лучший метод защиты верхнего интеллектуального слоя нации, но почему бы не создать охраняемые дачи для ученых, не держать под постоянным контролем их передвижение на работу и домой. Спутники и современные системы навигации такой контроль легко обеспечат, это даст возможность силовым структурам в случае необходимости реагировать так, чтобы никто из покусившихся на жизнь и здоровье научного работника не ушел от возмездия. Только тогда список пострадавших от террористов ученых перестанет расти.http://oko-planet.su/politik/politiklist/306576-ubiystva-pod-aplodismenty-prichina-massovoy-gibeli-rossiyskih-uchenyh-professionalnaya-deyatelnost.html

09 февраля, 19:35

Георгий Малинецкий. Готовимся к войне?

"Александр III говорил, что у России нет союзников, кроме армии и флота. Так вот, сейчас у нас нет ни армии, ни флота. У нас осталось только ракетно-ядерное оружие". Член экспертного совета военно-промышленной комиссии, доктор физико-математических наук, профессор Георгий Малинецкий о готовности России и российского общества к глобальному военному конфликту. Ведущий - Дмитрий Перетолчин. Для оказания помощи и поддержки канала День-ТВ, можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

17 января, 13:05

Иран освобождается от санкций

Президент Ирана Хасан Роухани назвал снятие экономических и финансовых санкций ООН «золотой страницей» в истории страны. Роухани благодарит аятоллу Хаменеи, в то время как ООН, МАГАТЭ и страны «шестерки» приписывают лавры себе. Пока Иран и его партнеры, включая Россию, подсчитывают гипотетические барыши от открытия страны миру, минфин США напоминает, что санкционное ярмо с Ирана вовсе не снято. Снятие экономических и финансовых санкций с Ирана будет способствовать росту экономики страны, «настало время для новых усилий по улучшению экономики и качества жизни населения», заявил в воскресенье иранский президент Хасан Роухани, выступая перед меджлисом – парламентом исламской республики. Об отмене санкций в отношении Ирана было объявлено накануне поздно вечером в Вене с началом реализации ядерного соглашения, заключенного в июле 2015 года Тегераном и шестью мировыми державами (пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Россию, плюс Германия). Накануне страны МАГАТЭ получили финальный доклад экспертов агентства по иранской ядерной программе, предшествующий официальному началу ее реализации. Евросоюз и США подтвердили снятие с Ирана экономических и финансовых санкций, связанных с его ядерной программой. Иран «выполняет свои обязательства по демонтажу большей части своей ядерной программы», и посему США и Евросоюз «немедленно снимают санкции, связанные с ядерной сферой», цитирует Wall Street Journal заявление госсекретаря США Джона Керри. «Так как Иран выполнил все свои обязательства, сегодня международные и односторонние санкции с Ирана, касающиеся его ядерной программы, снимаются в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД)», – в свою очередь торжественно объявила глава европейской дипломатии Федерика Могерини, зачитав совместное заявление с министром иностранных дел Ирана Мохаммедом Джавадом Зарифом. 25 лет мониторинга «мирного атома» Директор Международного агентства по ядерной энергии Юкия Амано с удовлетворением подвел черту предшествующей более чем 15-летней работе. «Мы прошли долгий путь с тех пор, как в 2003 году МАГАТЭ впервые начало работу по иранской ядерной проблеме. Для того чтобы прийти к нынешней точке, был проделан большой труд. Реализация этого (нового) соглашения потребует аналогичных усилий», – цитирует главу МАГАТЭ Wall Street Journal. Представители агентства уже в воскресенье вылетят в Тегеран на встречу с Роухани и другими высокопоставленными представителями Ирана, чтобы начать обсуждение мониторинга ядерной сделки. «Договор предусматривает проведение очень строгих проверок, которые, однако, в течение последующих 25 лет будут постепенно ослаблены или сокращены», – поясняет в комментарии Deutsche Welle эксперт по вопросам безопасности и контроля над вооружениями берлинского Фонда науки и политики (SWP) Оливер Майер. В числе прочего некоторые из атомных объектов Ирана планируется при участии международных экспертов преобразовать в исследовательские центры. Речь идет о подземной лаборатории в Фордо (где находится завод по обогащению урана) и ядерном реакторе в Араке. Спасибо рахбару за «золотую страницу» «Переговоры по ядерной тематике удались благодаря участию великого рахбара (верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – прим. ВЗГЛЯД), при поддержке народа и всей политической системы страны, их успех можно назвать одной из золотых страниц в истории страны», – объявил президент Роухани, обращаясь к парламентариям. Страна должна в полной мере использовать возможности, открывающиеся с отменой санкций, цитирует ТАСС иранского президента. Напомним, в числе прочего снимаются ограничения на действие системы SWIFT в Иране, на покупку нефти и газа у этой страны, и, что крайне важно для российско-иранских экономических связей, сняты ограничения на поставки туда оборудования для нефте- и газодобычи. Как напоминает РИА «Новости», Россия и Иран рассматривают реализацию проектов на сумму до 40 млрд долларов, в ближайшее время по ним уже могут быть подписаны контракты. Москва и Тегеран рассмотрят возможность создания совместного российско-иранского банка, который будет кредитовать эти проекты. Снятие санкционного ярма уже приносит свои плоды – Роухани говорит об уже достигнутом сокращении инфляции (с 40% до 13,7%). В бюджете страны заложен расчет на рост экономики в 8%, что потребует ежегодно привлекать иностранные инвестиции в размере от 30 до 50 млрд долларов. Иран рассчитывает ежедневно экспортировать до 2,25 млн баррелей нефти. Показательно, что уже в субботу, в преддверии снятия санкций представители крупнейших нефтяных компаний Shell и Total прибыли в Тегеран для участия в переговорах с представителями Национальной нефтяной компании Ирана. При этом Роухани не мог не констатировать, что цена на черное золото на мировом рынке «упала ниже 30 долларов за баррель, сократившись на 75%». Поэтому, делает вывод иранский президент, страна не может «более ориентироваться только на этот источник доходов». Необходимо «раз и навсегда» сократить зависимость иранской экономики от продажи нефти. В частности, власти страны планируют, что к 2020 году туристический поток в страну возрастет до 20 млн человек. Очевидны и политические подвижки. Еще до обнародования сообщения МАГАТЭ в субботу состоялись отдельные переговоры верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини и главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, увенчавшиеся упомянутым выше совместным заявлением, а также встреча Могерини, Зарифа и Керри. Анонсируя отмену санкций, Зариф заявил в субботу, что «сегодняшний день станет хорошим и памятным для Ирана, региона и мира». По словам Зарифа, «реализация Совместного всеобъемлющего плана действий приведет к укреплению мира в регионе», кроме того «сделка продемонстрировала всему миру, что существующие проблемы необходимо решать с помощью дипломатии». Спасибо Обаме за аэробусы Пока же Ирану дают понять всю выгоду полюбовного соглашения с Западом. В день переговоров президент США Барак Обама отменил 10-летний запрет на экспорт гражданских самолетов в Иран (в связи с действовавшими экономическими санкциями в последние десять лет особенно пострадал гражданский авиапарк Ирана, многие самолеты не летают из-за отсутствия запчастей). Показательно, что первым контрактом, подписанным Тегераном после судьбоносного решения по санкциям, стало заключенное в субботу соглашение с компанией Airbus на покупку 114 самолетов для иранской авиакомпании Iran Air, занимающейся международным воздушным сообщением. Как известно, Airbus – не американская, а европейская компания, но мнение Вашингтона, очевидно, оказалось решающим. По новому контракту первые аэробусы прибудут в Иран уже до 20 марта, сообщает агентство dpa со ссылкой на министра дорог и городского транспорта республики Аббаса Ахунди.  В целом Иран планирует закупить до 400 новых самолетов в ближайшие десять лет. Торжествовать рано Впрочем, следует отметить, что США пока отменили только «второстепенные санкции» против Ирана, которые касались зарубежных филиалов американских компаний и иностранных фирм. Эти «второстепенные санкции» были оговорены в одном из приложений СВПД. «Первостепенные санкции, вводящие запрет на деловые контакты с Исламской Республикой физических и юридических лиц США, пока останутся в силе. Внутреннее эмбарго США на торговлю с Ираном продолжает действовать», – поясняется в заявлении пресс-службы минфина Соединенных Штатов. США продолжат вводить санкции против Ирана, не касающиеся ядерной сделки с ним, заявил в воскресенье американский министр финансов Джейкоб Лью. СВПД предусматривает поэтапную отмену санкций, пояснил в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт Оливер Майер. «В день, когда документ вступает в силу, перестают действовать торговые и финансовые санкции против Ирана. Полностью отменяются только штрафные меры, введенные ООН в связи с ядерной программой Тегерана. Что же касается санкций Евросоюза и США, то они лишь приостанавливают свое действие, – объясняет германский эксперт. – Самое позднее через восемь лет должен наступить день, когда наконец отменится действие всех санкций». Окончательное снятие может наступить и раньше, если МАГАТЭ представит развернутое заключение, подтверждающее, что иранская ядерная программа служит исключительно мирным целям. При этом СВПД не предусматривает новые санкции против Ирана, если тот нарушит договоренности, поясняет DW Майер. В этом случае снова вступят в силу действовавшие ранее санкции, и для их введения не потребуется нового официального постановления. Взаимное помилование Демонстрируя стремление к диалогу, влекущему за собой очевидные экономические выгоды, Тегеран сигнализирует о готовности смягчить внутреннюю политику. Накануне иранский суд освободил четырех заключенных с двойным гражданством. «На основе положений Высшего совета национальной безопасности в интересах всего политического порядка страны четверо иранских заключенных были освобождены в субботу в рамках обмена заключенными, имеющими двойное гражданство», – говорится в заявлении суда. Все освобожденные имеют американское и иранское гражданство. Среди освобожденных – корреспондент газеты Washington Post Джейсон Резаян, арестованный в июле 2014 года в Иране. Сообщалось, что власти Ирана обвинили журналиста в шпионаже. Власти Ирана также освободили христианского священника иранского происхождения – протестантского пастора Саида Абедини, приговоренного к трем годам тюремного заключения за подрыв национальной безопасности; бывшего американского морского пехотинца Амира Хекмати, осужденного на 10 лет за сотрудничество с «врагами» ИРИ; бизнесмена Сиамака Намази, арестованного в прошлом году после достижения соглашения по ядерной программе. Как сообщает New York Times, также был освобожден американский гражданин Мэтью Треветик, некоторое время назад «прибывший в Тегеран для изучения языка» и арестованный иранскими властями, «о чем не было заявлено публично», в том числе о местонахождении американца не знала его семья. По сведениям New York Times, Треветик первым из освобожденных покинул страну – еще в субботу. «Иран предпринял значительные шаги, в самой возможности которых сомневались многие – действительно, очень многие», – эмоционально прокомментировал добрую волю Тегерана госсекретарь США Керри, выступая в штаб-квартире МАГАТЭ. В свою очередь США собираются освободить из тюрем или прекратить уголовное преследование в отношении нескольких граждан Ирана. По данным телеканала CNN, освобожденные Вашингтоном иранцы отбывали наказание или проходили под следствием за нарушение режима санкций в отношении Тегерана. Как сообщает New York Times, речь идет о семерых иранцах, фамилии еще 14 граждан исламской республики были из списка лиц, объявленных США в международный розыск. Заметим, что в Госдепе при этом добавили, что освобождение заключенных не имеет отношения к имплементации сделки с Ираном. Решение администрации Обамы произвести этот обмен заключенными уже вызвало резкую критику со стороны кандидатов в президенты от Республиканской партии, отмечает New York Times. Фаворит республиканских симпатий миллиардер Дональд Трамп и сенатор от Флориды Марко Рубио осудили обмен как признак слабости Белого дома; оба кандидата не преминули напомнить, что в случае избрания президентом они разорвут ядерное соглашение с Тегераном. «Обнадеживающий сигнал» или сохраняющаяся угроза Помимо республиканских кандидатов в президенты США, скепсис в отношении очередного соглашения с Ираном высказал Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху вновь предостерег об угрозе, исходящей, по его мнению, от исламской республики. «Тегеран будет и впредь дестабилизировать Ближний Восток и распространять терроризм по всему миру. Он не отказался от стремления заполучить ядерное оружие», – цитирует израильского лидера Deutsche Welle. Нетаньяху призвал мировые державы внимательно следить за Ираном и реагировать на каждое допущенное Тегераном нарушение. Но в целом в мире очередной шаг в разрешении иранской атомной проблемы был встречен с оптимизмом. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал выполнение договора по атомной программе Ирана «обнадеживающим и мощным сигналом». «Россия сыграла ключевую роль в создании условий для начала выполнения СВПД. В результате тесного взаимодействия между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Организацией по атомной энергии Ирана за пределы территории Исламской Республики вывезен весь предусмотренный СВПД объем обогащенного урана», – напомнил российский МИД в официальном обращении. С огромным интересом к снятию санкций отнеслись в Берлине. Как передает Deutsche Welle, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер назвал случившееся «историческим успехом дипломатии», а министр экономики в правительстве Ангелы Меркель Зигмар Габриэль назвал отмену западных санкций против Ирана хорошей основой для возобновления германо-иранских экономических и финансовых отношений. «В условиях, когда перед всем ближневосточным регионом стоят огромные по своим масштабам вызовы и в нем царит сильная напряженность, я высказываю надежду, что тот дух сотрудничества, которым отмечены инициативы, увенчавшиеся заключением договора, найдет свое продолжение и в отношении других региональных проблем», – заявил глава МИД Франции Лоран Фабиус, подчеркнувший, что именно Париж внес весомый вклад в переговоры «шестерки». Укрепить «исторически дружественные» отношения с Ираном пообещал министр иностранных дел Японии Фумио Кисида, а МИД Южной Кореи выразил надежду, что пример Ирана «станет основой дальнейших совместных действий мирового сообщества» для ядерного разоружения на Корейском полуострове. Изменения баланса в регионе Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», политолог Аждар Куртов отметил в интервью газете ВЗГЛЯД, что опасения растущего влияния Ирана, которые озвучивают политики некоторых стран, являются не более чем намерениями части государств сохранить статус-кво и оставить за Ираном статус государства-изгоя, наделенного чертами некоего регионального зла. «Но из этого ничего не выйдет, – уверен эксперт. – Иран – страна с богатейшей историей и культурой, его государственность насчитывает больше двух с половиной тысяч лет». Иранцы, конечно же, имеют право на повышение своего статуса в решении региональных проблем. «Ну а как иначе? Страна, имеющая население в несколько десятков миллионов человек, имеющая огромные достижения в культуре, внесшая вклад не только в ближневосточную, но и в мировую цивилизацию, – отмечает Куртов. – Поэтому опасения, которые сейчас высказываются в адрес Ирана, чрезвычайно политизированы. Они основаны на том, что Иран вынашивает агрессивные планы в отношении своих соседей и Израиля. Но все эти обвинения являются надуманными». По его мнению, «опыт последних десятилетий показывает, что если у кого и есть планы экспансии, то не у Ирана, а у радикального суннитского ислама». «Иран после снятия санкций будет заинтересован в наращивании своего регионального влияния, но это произойдет благодаря тому, что у него есть для этого объективные основания. Он будет наращивать свою торговлю углеводородами, исправит диспропорции в своем хозяйстве, которые сложились в результате работы в режиме жесткой экономии, и станет участником решений важнейших вопросов в регионе. По крайней мере, он будет стараться. Но ведь эта задача стоит перед многими государствами, и отсюда отнюдь не возникает некая агрессивность Ирана. У этой страны есть региональные интересы, они состоят в том, чтобы создавать в окружающих государствах благоприятную обстановку и не допускать появления там антииранских политических сил. Никакой резкой подвижки в балансе сил я не вижу. Что касается этих изменений к российским интересам, то снятие санкций может привести к тому, что Иран сможет еще более активно участвовать в урегулировании сирийского конфликта. А здесь позиции Ирана и России во многом совпадают. Тегеран и Москва заинтересованы в том, чтобы прекратить кровопролитие в Сирии и чтобы фазу гражданской войны сменила фаза восстановления», – подытожил эксперт. Долгая дорога к сделке Напомним, 14 июля прошлого года Иран и «шестерка» международных посредников достигли исторического соглашения после 10 лет переговоров. Иран взял на себя обязательства избавиться от 98% обогащенного урана и не обогащать уран свыше 3,67% на протяжении 15 лет. При этом договоренности предусматривают, что санкции будут быстро введены вновь, если Иран нарушит условия сделки. 17 октября руководство Ирана уведомило МАГАТЭ о начале применения дополнительного протокола к соглашению, предоставив агентству больший доступ к своим данным по ядерной деятельности. На следующий день президент США Барак Обама поручил начать процесс отмены санкций против Ирана. На фоне подготовки к отмене санкций российское руководство предприняло шаги по углублению сотрудничества с Ираном. Эксперты отмечали, что когда Иран начнет экспорт нефти, у него появятся деньги на строительство объектов инфраструктуры и закупку импорта, после чего он станет еще более важным торговым партнером, а американские и европейские компании будут стремиться застолбить рынки в Иране, особенно энергетический. В то же время в конце декабря появились сообщения о готовящихся санкциях в отношении компаний и лиц, причастных к иранской программе создания баллистических ракет. Наблюдатели связывали эти процессы с внутриполитической ситуацией в Вашингтоне – часть сил пытается таким образом укрепить свои позиции. Одновременно сообщалось о морском инциденте: американские военные пожаловались на то, что иранские ракеты в ходе учебных пусков пролетели в относительной близости от американского авианосца. На этой неделе произошел еще один инцидент, грозивший осложнить отношения между Тегераном и Вашингтоном: власти исламской республики задержали недалеко от острова Фарси в Персидском заливе два катера с 10 моряками ВМС США. Их заподозрили в шпионаже: на острове, по некоторым данным, находится база Корпуса стражей Исламской революции, а катера этого проекта способны высаживать десант на необорудованное побережье. Однако инцидент обошелся без последствий: на следующий день моряков отпустили, а командующий иранскими ВС заявил, что это должно послужить Вашингтону уроком. Теги:  США, Иран, санкции, МАГАТЭ, атомная энергетика, ядерные технологии, Россия и Иран Закладки:

15 декабря 2015, 08:35

Комплексная стратегия США в отношении России

Американский стратегический исследовательский институт "Heritage Foundation" http://www.heritage.org/ опубликовал "Комплексную стратегию США в отношении России", в которой помимо оценки текущей ситуации в отношениях между США и РФ, делаются конкретные предложения для американского руководства "как правильно вести себя с Россией". Надо отдельно указать, что когда будете читать текст ниже, помните, что данный фонд ориентирован на Республиканскую партию США http://inosmi.ru/heritage_org/, а сделанные оценки и предложения отражают как общую критику текущей внешнеполитической линии администрации Белого Дома в отношении России, так и типовые предложения со стороны республиканских спикеров на тему того "как правильно наказать Россию, потому что Обама делает это неправильно".В этой связи текст ниже дает неплохое понимание того, чего можно ожидать от США, в случае вероятной победы республиканского кандидата на приближающихся президентских выборах. Вместе с тем, некоторые оценки и выводы, вполне соответствуют заявлениям и действиям текущей администрации. В целом, текст хорошо дает понять некоторые тенденции в американском военно-политическом истеблишменте в отношении России. Некоторые моменты, вроде восхваления Немцова и про способных к бою грузин читать немного смешно, но это довольно стандартные американские заблуждения. Само собой текст доклада набит и различными пропагандистскими клише вроде "Россия напала на Украину" и "тиранический режим".Комплексная стратегия США в отношении РоссииС окончанием Холодной войны в США не было всеобъемлющей, комплексной стратегии в отношении России. Российское вторжение на Украину продемонстрировало, что США заплатило высокую цену за это упущение, а многие соседи России поплатились куда дороже. Суть этого досадного пробела кроется в нежелании оценить российский режим исходя из реалий. Зачастую, США полагаются на свои предрассудки, а не на факты.В отличие от реалий Холодной войны, Россия не является основным противником США. Хотя сама Россия думает иначе.В рамках данной стратегии, Россия представляет четыре отдельные, но взаимосвязанные между собой проблемы для американской политики:1. Путинский режим, который сочетает в себе несоблюдение политических, гражданских и экономических прав с нефункционирующей экономикой;2. Вторая (и самая опасная для США) проблема заключается в том, что Россия бросает стратегические и дипломатические вызовы по всему миру, включая наращивание ядерного арсенала и военного потенциала;3. Россия представляет угрозу отдельным партнерам, союзникам США, а также интересам США;4. Сотрудничество России с «плохими» режимами.Раздел № 1. Канва комплексной стратегии СШАС 1991 года американские политики, ученые и журналисты действовали, исходя из предубеждений, что постсоветская Россия была на сложном пути к демократии. Это предубеждение настолько ослепило исследователей, что они упустили из виду то, что Россия уже была на верном пути к тому, чтобы стать клептократической автократией. Конечно же этот режим не способствовал модернизации российской экономики. Однако, с середины 90-х гг., Россия начала резко стремиться к свободе. Вместо этого, её лидеры, в частности В.В. Путин, очень мудро и систематично действовали с целью того, чтобы Россия стала тем, чем является сейчас: функционирующей, высокоразвитой тиранией.Неудачи США в том, что никто не заметил этот путь и конечные цели этого пути России привели к новой стратегии: стратегии сближения. Россию пригласили в различные международные организации, куда обычно приглашают государства с процветающей демократией, которой Россия на самом деле никогда не была. Назначение Дмитрия Медведева на пост Президента РФ в 2008 году было воспринято как серьезный шаг на пути к демократии, а также как предвестника светлого будущего, а не как назначение номинального главы государства, которым он являлся.В 2001 году президент США Дж. В. Буш «посмотрел Путину в глаза и подумал, что он (Путин), должно быть, очень прямолинейный и надежный человек». Но в конце 2008 года, после того как Россия напала на Грузию, ошибка Буша стала очевидна.Долгая история взаимоотношений России с западными странами дала мощный импульс в написании данной стратегии. По меньшей мере с конца 17 века Россия колеблется между двумя полюсами: то она представляет себя в основном западной страной, то великой имперской силой, у которой есть историческое право контролировать своих соседей.Этот вопрос не решен до сих пор, он до сих пор является жизненно важным. По тем же причинам американским политикам стоит учитывать то, что определяет путинский режим – либо он движим идеологией (т.е. сожаления о распаде СССР, ненависть к США и западным странам с их миропорядком, и желание восстановить как можно больше обломков прошлого) или более традиционным русским империализмом. Это не новый вопрос, во время холодной войны США приходилось это учитывать.У России нет тех преимуществ в экономике, какие были у СССР.Слабые места путинского режима:1. Отсутствие цельной экономической стратегии;2. Опора на внешнюю «мощь» и на репрессии с целью удержания власти.Когда американцы думают от комплексной стратегии в отношении России, они часто возвращаются к политике сдерживания. Но в этом нет никакого смысла:во-первых, сдерживание не являлось политикой. Сейчас «сдерживание» часто используется как «заклинание», чтобы уйти от реальности;во-вторых, в некоторых сферах сдерживание неэффективно, вот почему коммунистический режим ещё у власти на Кубе;в-третьих, сдерживание не дает понимания того, что является жизненноважным, а что представляет меньшую важностьв-четвертых, сдерживание можно было применять в отношении СССР из-за того, что его площадь была значительной, а политика устрашающей.Путинская Россия даже близко не стоит с СССР конца 1940-х гг. Призывы применять политику сдерживания в отношении путинской России больше направлены на перспективу, чем Россия на самом деле заслуживает.Раздел №2. Режим Владимира ПутинаЯдром проблем в российско-американских отношениях является путинский режим. С утверждением Путина как самодержца отношения России с западом безусловно ухудшились.Тема: права человека в России Проблема: Россия – не свободная страна. В рейтинге за 2015 год, составленном Домом Свободы, Россия определяется как «несвободная». Россия в этом рейтинге находится на одном уровне с такими странами как Иран, Ирак и Демократическая республика Конго. Убийство Бориса Немцова, лидера оппозиции, устранило выдающегося человека, голос демократии в России. Большинство НПО США вывели свои офисы за границы России, а большинство оппозиционеров находятся в изгнании, хотя и за границей нет никаких гарантий безопасности (отравление Александра Литвиненко радиоактивным полонием-210 в Лондоне в 2006). Российские СМИ находятся под контролем, а Кремль ведет тихую, но хорошо спонсируемую войну в этой сфере.Рекомендации: США стоит:1. Быть честными. США потеряют многое, если не будут искренними в вопросах несоблюдения прав человека при Путине, потому что его режим направлен против США. В самодержавии нет уважения к независимости гражданского общества.2. Приводить примеры. США не могут детально рассматривать каждое злоупотребление России, но во время Холодной войны США регулярно приводили примеры основных, бросающихся в глаза, свидетельств преступлений СССР. США стоит поступать так же и сегодня. Путинский режим опасается прежде всего не враждебности США, а враждебности русских граждан, которые могут восстать в случае раскрытия преступлений, взяточничества и дезорганизации руководства. США стоит особо обращать внимания на подобные случаи.Тема: Российская экономика, торгово-экономические санкцииПроблема: Перспективы российской экономики мрачные. Россия это неудачливое, коррумпированное нефтяное государство со стремительно стареющим населением. Российская экономика ухудшается.Россия это энергетический гигант, экспортирующий значительные объемы нефти и газа в страны Западной Европы. Ее доля на европейском рынке дает России мощнейший геополитический рычаг воздействия, потому что заменить экспортируемые Россией продукты невозможно за короткие сроки. Половина российского бюджета складывается из доходов от продажи нефти и газа. В 2014, Россия подписала энергетический контракт с Китаем на сумму 400 млрд. долларов для того, чтобы переместить стержень бюджета подальше от ЕС. Ухудшающиеся экономические условия могут сделать российскую экономику и внешнюю политику менее предсказуемой. Путин может стать более агрессивным в связи с кризисом. Он продолжит сотрудничать с Китаем.Рекомендации: США стоит:1. Оказывать сопротивление попыткам европейских стран сократить количество санкций или вовсе их снять.2. Повышать возможности европейских стран реализовывать санкции;3. Поддерживать строительство трубопроводов, огибающих российские территории. США следует поддерживать строительство трубопроводов таких как транскаспийский трубопровод из Туркменистана через Азербайджан и Грузию в Турцию, что снизит возможности России по контролю европейской энергетики.4. Снять все ограничения с поставок нефти и природного газа США, что даст альтернативные энергоресурсы Европе и Азии.5. Исключить Россию из банковской системы СВИФТ.Раздел №3. Мировые вызовы внешней политики и политики безопасностиБольшинство вызовов, которые стоят перед всеобъемлющей стратегией США во взаимодействии с РФ не привязаны к конкретному региону. Напротив, они подчеркивают необходимость глобальной стратегии для защиты интересов США и союзников от угроз ядерной и кибератак и важность возможности доступа США к космическому ресурсу. Глобальные проблемы также включают проблемы внешней политики, в частности необходимость противодействия российской пропаганде и важность использования дипломатии и международных институтов для того, чтобы донести до международного сообщества то, что режим Путина - это антиамериканская автократия.Тема: Контроль над вооружениями и политика в области использования ядерного потенциалаПроблема: Российская программа модернизации ядерного вооружения и нарушения Россией режима контроля над вооружениями создают необходимость для США изменить подход в отношении режима контроля над вооружениями и в отношении ядерного потенциала США. Преимущество РФ в тактических вооружениях составляет 10:1 , также Россия обладает более продвинутым ядерным оружием.Рекомендации: США следует:1. Модернизировать ядерное оружие. Законодательный акт о контроле военного бюджета и тот факт, что президент Обама не успел увеличить финансирование данного вопроса до подписания СНВ 3 может лишить США возможности быстро обновлять свое ядерное оружие и оперативно реагировать на развитие ядерных программ других государств.2. Продвигать в своей внешней политике идею защиты граждан США, стоит принять меры, чтобы лишать страны-противники благ, которые они могут получить от нападения на США3. Выйти из СНВ 3. Договор ограничивает возможности США4. Не вести переговоры по поводу заключения договора о запрещении или сокращении тактического ядерного вооружения в Европе. У РФ преимущество в тактическом ядерном вооружении. Заключение договора вынудит США убрать оружие из Европы в то время, как Россия просто уберет свое оружие за Урал, откуда она все еще будет угрожать Европе.5. Привлекать внимание к тому, что Россия нарушает режим контроля над вооружениямиРоссия редко подписывает договоры о контроле над вооружениями, которые она впоследствии не нарушает. РФ нарушает заключительный Хельсинский Акт, Будапештский меморандум, соглашение убрать войска из Грузии и Молдавии, Конвенцию о Химических вооружениях.Тема: ПРОПроблема: Россия выступает против программы ПРО США, так как Россия хочет, чтобы США и их союзники были уязвимы по отношению к баллистическим ракетам РФ.Рекомендация: США следует:1. Увеличить финансирование программы ПРО США и разработать многоуровневую всеобъемлющую систему ПРО. Система должна быть способна сбивать баллистические ракеты, включая системы залпового огня. Системы перехвата, располагающиеся в космосе, отлично подходят для этой цели.2. Передать РЛС систему со спутниковой связью европейскому члену НАТО. Ранее Чехия лучше всего подходила для отслеживания баллистических ракет, запущенных Ираном.3. Призвать союзников-членов НАТО улучшить собственную ПРО и ПВО.4. Публично заявить, что стратегическая стабильность больше не является основой для отношений между РФ и США, так как Россия стала модернизировать свое ядерное вооружение и ПРО.Тема: КибербезопасностьПроблема: Российская киберагрессия представляет собой опасность для военной, экономической, государственной и социальной инфраструктуре СШАРекомендации. США следует:1. Обеспечить обмен информацией по вопросу кибербезопасности между частным и государственным секторами2. Ограничить возможность негосударственных акторов (компаний) обеспечивать защиту информации3. Принять более серьезные меры против РоссииДипломатия США должна быть направлена на публичное очернение кибератак РФ. Если агрессия РФ не прекратится, то США стоит еще более активно продвигать демократию и усилия по пропаганде интернет-свободы в РоссииТема: Космическое пространствоПроблема: Космическая программа США стала зависеть от России по ряду миссий как например доступ на МКС и получение ракетных двигателей для определенных установок запуска спутников.Рекомендации. США следует:1. Модернизировать космическую индустриальную базу США2. Обеспечить безопасность США в космосеТема: Российская пропагандаПроблема: Россия старается оказывать серьезное воздействие в огромном масштабеРекомендация:1. Организовать информационное противодействие РФ2. Организовать всеобъемлющую проверку информации, поступающей из РФТема: Обменные программы между США и РФПроблема: Ряд программ по инициативе РФ были закрытыРекомендации: США следует:1. Провести тщательную проверку оставшихся программ обменов2. Упразднить президентскую комиссию по обменным программам между РФ и СШАТема: Деструктивная роль РФ в международных организацияхПроблема. Большинство организаций основывается на западных ценностях, которым РФ не соответствует.Рекомендации. США следует:1. Проводить работу по исключению РФ из главных международных организаций2. Инициировать процессы по проверке вклада РФ в деятельность международных организаций.Раздел 4: Защита друзей и союзников США и сокращение влияния РоссииОдна основная цель США - обезопасить союзников и друзей США от России, при одновременном снижении ее способности влиять или доминировать над другими нациями в пути, который подрывает американские интересы.Тема: Будущее НАТОПроблема. Россия, как Советский Союз во время «холодной войны», стремится нейтрализовать или даже «сломить» НАТО. Она угрожает восточно-европейским союзникам и ведет психологическую и дипломатическую войну, особенно в прибалтийских государствах-членах НАТО.Рекомендации. США должны:1. Обеспечить, чтобы НАТО после саммита 2016 года четко установила свои цели;2. Медленно изменить вектор учебной подготовки НАТО в Европе от противоповстанческих операций по направлению к операциям по обеспечению коллективной безопасности;3. Делать акцент союзников на оборону (при этом Президент США должен решать связанные с этим вопросом проблемы напрямую со своими европейскими коллегами);4. Вовлекать в деятельность министров финансов (каждый саммит НАТО должен включать специальные сессии для министров финансов);Тема: Безопасность северных и балтийских странПроблема. Балтийские народы оказались на линии фронта НАТО и Россия воспринимается как их экзистенциальная угроза. Российские вторжения в воздушное пространство, морские вторжения и вторжения через эстонско–российскую границу сохранили высокую напряженность в регионе (так, например, Финляндия и Швеция были объектом нескольких воздушных и морских вторжений российских войск).Рекомендации. США должны:1. Решать проблему предварительной установки военного вооружения и техники в Прибалтике;2. Улучшить отношения США с Финляндией и Швецией в области безопасности, хоть они и не являются членами НАТО;3. Рассмотреть вопрос о создании балтийского центра переброски войск;4. Повысить уровень сотрудничества по проблемам кибербезопасности со странами Балтии;5. Продолжить проведение совместных учений;6. Взять на себя обязательство установки быстрой и надежной системы противоракетной обороны США в Европе;7. Содействовать экспорту сжиженного природного газа (СПГ) из США в Балтийский регион;8. Продолжить делать вклад в патрулирование воздушного пространства Балтии;Тема: Россия как угроза для Центральной ЕвропыПроблема. Центрально-европейские страны уже давно оценили риски, связанные с безопасностью и создаваемые Россией. Несмотря на неоднократные призывы многих государств Центральной Европы, НАТО до сих пор не имеет ни одного постоянного базирования в регионе. Трудности добавляет и тот факт, что этот регион сильно зависит от российских энергоресурсов.Рекомендации. США должны:1. Организовать постоянное присутствие НАТО в Восточной Европе;2. Устранить барьеры для американского экспорта энергоносителей для создания нового рынка без участия России;3. Взять на себя обязательство обеспечения надежной противоракетной обороны в Европе;Тема: российское влияние на Балканах, в Греции, на КипреПроблема. Хотя безопасность в Балканском регионе заметно улучшилась с 1990-х годов, но все же никуда не делась межконфессиональная рознь, что усугубляется слабой экономикой, высоким уровнем безработицы и политической коррупции. Москва использовала эти противоречия для продвижения своих целей по выведению этих стран из НАТО.Рекомендации. Так как Россия пытается подорвать политическую ситуацию и ситуацию с безопасностью в регионе, США должны:1. Оставаться в регионе (Россия надеется, что США будут отвлекаться на другие международные события и абстрагироваться от региона);2. Сохранять миротворческий контингент НАТО в Косово;3. Работать в тесном контакте с европейскими союзниками;4. Сблизиться с Грецией и порвать российские связи с Кипром (коррумпированные российские олигархи, повязанные с режимом Путина, предпочитают Кипр по многим причинам. США должны дать понять Кипру, что ее будущее связано с Западом и подтолкнуть Кипр разорвать связи с Россией. Также требуется провести модернизацию деятельности органов власти);Тема: вторжение России в УкраинуПроблема. В 2014 году Россия незаконно аннексировала Крым. Самое недавнее соглашение о прекращении огня находится на грани полного краха. 17 июля 2014 года, российские сепаратисты в Восточной Украине сбили самолет компании Малайзия Эйрлайнз, летевшего рейсом MH-17, при этом погибли почти 300 человек. Владимир Путин использовал трагический инцидент в качестве предлога для отправки на Украину примерно 4 000 военнослужащих. В ответ на это украинское правительство приступило к изначально успешным крупным военным наступательным операциям, чтобы вернуть под свой контроль территории, находящиеся в руках сепаратистов. С помощью российских войск сепаратисты оттеснили украинские силы. Поскольку Украина не является членом НАТО, она не пользуется гарантии безопасности от США, но вторжение России в Украину, помимо нарушения мира в Европе, широко воспринято союзниками США как угрозу собственному суверенитету и территориальной целостности.Рекомендации. США должны:1. Предоставить вооружение украинским ВС и проводить совместные учения;2. Расширить список российских чиновников, попадающих под акт Магнитского;3. Поощрять экономические и политические реформы в Украине, так как если она не улучшит способность защищать свою территорию, то США и Запад не смогут сдерживать дальнейшую агрессию России в долгосрочной перспективе.Тема: российское нападение на ГрузиюПроблема. После российского вторжения в 2008 году и последующие оккупации Россией 20% территории Грузии, Грузия решила провести военные реформы и участвовать в многочисленных зарубежных военных операциях, чтобы получить жизненно важный боевой опыт.Рекомендации. Грузины зарекомендовали себя как способные в бою. Они также осуществляют программу по обороне, который является примером для стран-членов НАТО. В благодарность за самопожертвование грузин в Афганистане, США должны:1. Помочь Грузии обеспечить самооборону и поставить противотанковое ракетное и зенитное вооружение в Грузию. Грузины живут под постоянной угрозой со стороны России;2. Продолжать проводить грузино–американские военные сборы;3. Содействовать укреплению институциональных связей между Грузией и НАТО;4. Содействовать либерализации визового режима и оказать давление на Европейский Союз и европейские страны, не входящие в ЕС, чтобы предоставить Грузии безвизовый режим.5. Подчеркнуть важность создания зоны свободной торговли между Америкой и Грузией;6. Оказывать помощь Грузии в повышении ее способности реагировать на чрезвычайные ситуации;7. Снизить пошлины на грузинские товары и открыть американские рынки для грузинской продукции путем реформирования общей системы преференций;Тема: РФ и Центральная АзияПроблема: РФ оказывает слишком сильное влияние в Центральной Азии в то время, когда влияние США в регионе незначительно.Рекомендации. США следует:1. Оставаться вовлеченными в регионе2. Продвигать идею соперничества и разнообразия в регионе3. Серьезно применять стратегию «Нового Шелкового пути»Тема: Российская роль в ситуации в АфганистанеПроблема: На фоне кризисов в Грузии и Украине сотрудничество РФ и США в Афганистане снизилось.Рекомендации: США следует:1. Стратегически не зависеть от российской помощи в Афганистане2. Продвигать политику открытости по отношению к российским дипломатическим усилиям в Центральной Азии для урегулирования ситуации в Афганистане3. Взаимодействовать с Москвой на основе взаимных интересов4. Не делать уступок РФ в АфганистанеТема: Отношения РФ и ИндииПроблема: Хорошие отношения с РФ сказались на отношении Индии к присоединению Россией Крыма. Индия высказалась нейтрально. Россия обеспечивает 65% военных нужд ИндииРекомендации. США следует:1. Не мешать индийско-российскому взаимодействию в рамках кризиса в Афганистане2. Стремиться заменить РФ в контексте обеспечения военных нужд ИндииРаздел 5. Двусторонние отношения России и региональные вызовыРоссия возвращается к стратегии СССР, которая заключается в том, чтобы участвовать в международных делах не для того, чтобы преследовать собственные интересы, а для того чтобы создавать проблемы США и приобретать чувство собственной значимости.Тема: Действия России на Ближнем ВостокеПроблема. Москва возобновила политику времен холодной войны на Ближнем Востоке для того, чтобы принизить роль США в регионе и для того, чтобы установить былое влияние, практически исчезнувшее в 90-х гг. При Путине, Россия оказывает значительную поддержку режиму Асада в Сирии; повышает уровень сотрудничества в торговой и ядерной сфере, а также продает вооружение Ирану; любезничает с суннитскими правительствами в Египте, Саудовской Аравии, Иордании и Объединенных арабских эмиратов; поддерживает дипломатические контакты с ХАМАСом (исламской террористической организацией Палестины). В сентябре, Россия начала интервенцию в Сирии, для того, чтобы бороться с оппозицией правительства Асада, применяя авиаудары и ракеты.Рекомендации: США стоит:1. Распознать кто является врагом. Противодействие российскому влиянию на Ближнем Востоке означает противодействие правительству Асада в Сирии, режиму Хаменеи в Иране и террористическим группировкам, таким как ХАМАС, которые связаны с Ираном.2. Оглашать факты тесных связей Москвы с Сирией и Ираном и стыдить за это.3. Применять санкции в отношении российских фирм и банков, которые поставляют вооружения и технологии двойного назначения в Сирию и Иран.4. Приостановить сотрудничество с Россией в рамках Квартета (США, ООН, ЕС и Россия)Тема: Российские угрозы в Северовосточной АзииПроблема: Россия сблизилась с Северной Кореей, чтобы минимизировать усилия США по изоляции и давлению на Пхеньян, вызванные нарушениями резолюций СБ ООН.Москва:1. Огласила план проведения совместных военных учений в 2015 году.2. Заявила, что российско-корейские бизнес-проекты и финансовые операции могут быть осуществлены в рублях, тем самым обходя санкции США в банковской сфере, которые регулируют долларовые транзакции.3. Подтвердила, что Ким Юнг-ин в мае посетит с визитом Москву и встретится с Путиным.4. Простила Северной Корее долги и согласилась помогать ей восстанавливать полуразрушенную энергосистему и ж/д сеть в обмен на редкоземельные минеральные ресурсы.5. Россия регулярно совершает вторжения в воздушное пространство Японии на бомбардировщиках и самолетах-разведчиках, вынуждая Токио применять истребители-перехватчики. Москва и Токио имеют разногласия по поводу государственной принадлежности северных территорий (Курильских островов), на которые заявляет права Япония, но которые удерживает Россия.Рекомендации: США должны:1. Финансировать оборонные обязательства США в Азии.2. Полностью применять меры, предусмотренные законодательством США в отношении противоправных мероприятий Северной Кореи.3. Применять более значимые санкции в отношении Северной Кореи.4. Поддерживать действия Японии в случаях вторжения ВС РФ.Тема: Российско-китайские отношенияПроблема: Россия и Китай сближаются после санкции, наложенных на Россию в связи её интервенцией на Украине. Не обязательно, что экономические связи приведут к созданию стратегического альянса. В отношениях Москвы и Пекина есть как антипатия, так и симпатия. Тем не менее, дальнейшее сближение между двумя странами будет представлять дипломатический, политический и военный вызовы политике США в АТР.Рекомендации: США следует:1. Понять интересы обеих стран. Несмотря на то, что у Китая и России сложные отношения с США, у них мало точек соприкосновения и их взгляды значительно отличаются. Объединять две страны станет ошибкой, необходимо распознать и использовать в своих интересах различия между Россией и Китаем.2. Понять, что ни Россия, ни Китай не станут на сторону США.3. Укреплять альянсы в регионе.Владимир Путин совершил значительный подвиг. Он одурачил двух Президентов США в том, что он был или мог стать надежным, а также в том, что он мог стать партнером для США. Два раза США были разочарованы. Нельзя допустить, чтобы США одурачили и в третий раз. Основу всех проблем составляет российское правительство. Ясное видение комплексной стратегии США в отношении России начинается с понимания того, что Россия не на пути к демократии. Это автократия, которая удерживает политическую власть силой, мошенничеством и тщательными идеологическими нападками на запад в целом и на США в частности. США нужно исходить из реалий, а не из своих предубеждений.В 1943 году Уинстон Черчилль сказал: «опыт научил меня, что нет никакого смысла спорить с советскими людьми. Стоит противостоять им только с помощью оглашения новых фактов, а потом ждать их реакции».Это именно тот курс, в соответствии с которым стоит действовать в отношении России. США ничего не добьется путем споров в случае с Россией. Стоит говорить правду, спокойно демонстрировать, что США не считает правительство Путина полноправным международным партнером, и дать понять, что российская агрессия и враждебность в конечном счете приведет к ощутимым последствиям. Стоит лишь ждать реакции России и реагировать соответственно.http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/416/6450 - цинкhttp://www.heritage.org/research/reports/2015/12/us-comprehensive-strategy-toward-russia - оригинал на английском языкеPS. Не трудно заметить, проект предлагает комплексную стратегию поддержания американской гегемонии в Евразии, что требует ограничения влияния России как в приграничных государствах, так и в ключевых странах Евразии, за счет которых Россия избегает столь желаемой США международной изоляции. Данный курс не предусматривает какого-то паритетного отношения между США и РФ, это программа в духе администрации Буша-младшего, предусматривающая широкий комплекс военно-политических и экономических мероприятий сопоставимых по затратам с программами времен первой Холодной Войны. На фоне половинчатой линии администрации Обамы, подобный курс выведет конфронтацию между США и РФ на совершенно другой уровень. Уже сейчас подобные настроения влияют на формирование оборонного бюджета и различные вопросы связанные с Россией при рассмотрении в Сенате или Конгрессе. Если республиканцы победят, то уже в следующем году значительную часть из этих пунктов могут попытаться реализовать на практике, а некоторые уже собственно сейчас реализуются даже в рамках стратегии Обамы. При таких делах о "партнерстве" и "вхождении в Западный мир" можно забыть. США добровольно не откажутся от своей мировой гегемонии и подобные схемы являются набросками для возможных действий в рамках реализации курса на сохранение мирового лидерства, которое Россия и ряд других стран начали вольно или невольно ставить под вопрос. Само собой, через год будет интересно вернуться к этому тексту и посмотреть, насколько авторы изложенных выше рекомендаций предугадали действия Белого Дома, Госдепа и Пентагона в идущей Холодной войне.

11 декабря 2015, 09:08

Термоядерный аргумент

Как я в компании с президентом Путиным  и министром Лавровым Обаму кошмарилОдно из двух: либо президент Путин читает мой ЖЖ, либо мы с ним мыслим конгениально(это такое научное слово из арсенала Остапа Бендера).Вот мой пост в ЖЖ от 5 декабря сего года: «ТУРКИ ХОТЯТ ПОГОРЯЧЕЕ...Турецкая армия вторглась в Ирак в районе города Мосул. Армия вторжения невелика - танковый батальон. Но турки вошли на территорию Ирака без разрешения его правительства. Иракцы грозят им бомбардировкой. Дележ Сирии и Ирака вступает в новую фазу, и пока невозможно предсказать, какой она будет. В худшем варианте - это прямое столкновение российский и турецкой армии. Дружественные эсперты оборвали мой телефон, предупреждая о возможных провокациях со стороны НАТО и турок. В регионе порядка 450 самолетов НАТО. А Россия даже самолеты ДРЛО А-50 не перебросила  в Сирию. Турок поддерживают и американцы своими АВАКСами,и другие страны НАТО. Только что Германия отказалась войти в военный союз с Россией. Очередная провокация может произойти на море,  считает военный эксперт Алексей Леонков. Наша небольшая эскадра состоит из устаревших кораблей, а у тех же туррк противокорабельные ракеты вполне современные, германского производства. Возле крейсера "Москва" пасутся турецкие подлодки. НА ЗРС С-400 идет настоящая охота суперсовременных натовских систем РЭБ. Нам готовят ловушку. Вопрос только в том, когда она состоится. Наша группировка отрезана от своей  территории, и слишком мала, чтобы устоять перед неожиданным ударом превосходящих сил неизвестного пока противника. Выручить нас может  только решимость применить ядерное оружие. Если только нам поверят.Первые две провокации остались  безнаказанными - уничтожение лайнера А321 и бомбардировщика Су-24. Когда на провокацию не отвечают адекватно, то агрессор наглеет.Есть простое и бескровное решение, ведь мы гуманисты, - взорвать термоядерный заряд в верхних слоях атмосферы. Это будет понятно даже Эрдогану».http://vvprohvatilov.livejournal.com/50705.htmlНе скрою, в комменты зашло немало троллей и прочих неучей, которые ни на вот столечко не разбираются в тонкостях медиа-манипулирования, особенно на международном уровне. Ах, если мы такое учиним, так ведь нас санкциями обложат…Ребята-демократы! После термоядерного шоу в высоких слоях атмосферы некоторые господа из числа наших конкурентов в ключевых регионах мира будут не о санкциях печься, а о том, как  унять дрожь в  руках и иных интимных частях буржуинского тела.… А вот заявление Президента России Владимира Путина от 8 декабря сего года:«Президент РФ Владимир Путин поручил проанализировать результаты ударов по боевикам "Исламское государство" (организация запрещена в РФ) новым высокоточным оружием."Надо, конечно, все проанализировать, и все, что происходит на поле боя, как работает оружие. И "Калибры", и ракеты "А-101" в целом себя зарекомендовали очень хорошо, это новое, современное и высокоэффективное, теперь мы это понимаем, высокоточное оружие, причем может оснащаться как обычными боеголовками, так и специальной боеголовкой, то есть с ядерным исполнением. Естественно, в борьбе с террористами это ничего не нужно, надеюсь, никогда и не потребуется", — сказал он на встрече с министром обороны Сергеем Шойгу.Путин также выразил надежду, что в борьбе с террористами оружие не потребуется оснащать ядерными боеголовками, передает РИА Новости.Ранее сообщалось, что Россия впервые нанесла удар по позициям ИГ с подводной лодки из Средиземного моря. Об этом президенту РФ Владимиру Путину доложил министр обороны Сергей Шойгу. Подводная лодка "Ростов-на-Дону", вооруженная крылатыми ракетами "Калибр-ПЛ", вошла в восточную часть моря, недалеко от побережья Сирии».http://www.rosbalt.ru/main/2015/12/08/1469509.htmlВот как прокомментировал его слова министр Лавров:«Использовать ядерное оружие против террористов нет никакой необходимости. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью итальянским СМИ. "Конечно, нет, - сказал он. - Президент об этом сказал. Использовать против террористов ядерное оружие нет необходимости, с ними можно справиться обычными средствами. Это полностью соответствует нашей военной доктрине". http://tass.ru/politika/2512286Нетрудно заметить, что в риторике Президента и министра есть некоторые различия. Это понятно. Понятно и то, что риторика эксперта, в том числе и моя риторика,  также имеет свои особенности. Во-первых, я по своему душевному укладу, очень большой, просто-таки великий гуманист. И посему мое предложение носило абсолютно абстрактный человеколюбивый характер. Взорвать (для начала) ядерную боеголовку высоко-высоко… Вреда никакого, а намек настолько толст, что даже Эрдоган прозреет и охолонится. Хотя намек-то этот не в его сторону. А в сторону Черного Властелина, который за спиной мальчика-эрдоганчика спрятался.Президент и министр выразились намного прозрачней. И не к террористам был обращен их мессидж. Тут и северокорейский лидер пуганул Обаму, признавшись, что у него есть водородная, то есть термоядерная бомба. Вам  не кажется, уважаемый читатель, что в этих как бы совпадениях, есть толика закономерности? Чем еще вразумить  незваных претендентов на роль мировых властителей, как не демонстрацией большой-пребольшой дубины, против которой у них нет приемлемых аргументов?Вся эта жесткая и устрашающая риторика находится, так сказать, в пределах необходимой обороны, не более того. Зачем было тратить сумасшедшие деньги на создание термоядерного меча и щита, если мы даже припугнуть наглых империалистов ими не решаемся?Вот и припугнули. А дальше что? Пустим ли эту термоядерную дубину в ход или… Вот что я вам скажу! Как сказал Президент и как подтвердил министр, мы надеемся, что ядерное оружие не придется применять. И точка. Пусть Черный Властелин разгадывает эту шараду.  Для того, мы (Я, Путин и Лавров) ему ее и загадали, чтобы занять его беспокойный ум чем-то более важным, чем  вмешательство во внутренние дела независимых государств, которые попросили нас о защите от международных бандитов, которых  мистер Обама натренировал  для того, чтобы будоражить весь мир, а самому, лежа на печи, манипулировать  взбудораженным человечеством для собственного обамовского удовольствия и величия. Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), эксперт Академии военных наук  

02 декабря 2015, 22:07

Иран считает тему "военных аспектов" ядерной программы закрытой после доклада МАГАТЭ

Замглавы МИД страны отметил, что в докладе нет даже упоминания о том, что Тегеран уклонялся бы от исполнения своих обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия

22 ноября 2015, 11:41

Юбилей убийства Джона Кеннеди

Юбилей убийства Джона Кеннедиperiskop напомнил о том, что сегодня - годовщина со дня убийства Кеннеди.Этот день врезался в мою память, хотя я была совсем маленькой. Я сидела и каталась на качельке, прибитой в эркере между комнатой и кухней. Когда приходит домой отец с изменившимся лицом и говорит драматическим голосом маме: "Убит Кеннеди!". И они смотрят друг на друга, и вдруг по щекам у мамы катятся слезы.Да, тогда имя Кеннеди было на устах у советских людей.  Ему в заслугу ставили то, что при  нем Америка сумела отойти от пропасти, за которой начиналась ядерная война, что у него хватило мужества принять предложения Соаетского Союза во время Карибкого кризиса. Привлекал образ мужественного, романтического героя войны, при котором Советский Союз и США, смогут найти друг с другом общий язык и сообща строить  лучшее будущее, которое приведет нас к Эре Встретившихся Рук. Да, это была эпоха романтиков.Что успел сделать Кеннеди?Хорошо известно, что в считанные дни после трагедии в Далласе внешняя и внутренняя политика США резко поменялась. Новым президентом Линдоном Джонсоном подозрительно быстро было отменено несколько принципиально важных решений Кеннеди: о выводе американских войск из Вьетнама; о выпуске государственным казначейских билетов США (что подрывало монополию на выпуск долларов не подотчетного правительству Федерального Резерва США); об организации уголовного преследования израильских фирм “NUMEC” и “Permindex”, похитивших из военного арсенала США 280 кг обогащенного урана и осуществлявших экспорт в Израиль материалов, необходимых для создания ядерного оружия. Между тем, с «Перминдексом» был связан двойной агент ЦРУ и «Моссад» Клей Шоу, обвиненный в 1968 году новоорлеанским прокурором Джимом Гаррисоном в организации убийства Кеннеди.Вообще же, врагов у Кеннеди было так много, что трудно остановится на ком-то конкретно как на предполагаемом заказчике убийства.Он, в частности, угрожал «разбить на тысячу кусков и развеять по ветру» ЦРУ и начал приводить свою угрозу в исполнение: уволил директора ЦРУ Даллеса и его ближайшее окружение. Кстати, комиссия Уоррена состояла в основном из сотрудников ЦРУ, в том числе и Аллена Даллеса.Но поскольку живу в современных украинских реалиях, не могу воздержаться от современного украинского колорита и не написать, что - ДА! - - Кеннеди тоже был украинцем!!!Еще в 2008-м году в СМИ появилось "расследование", что отец президента — украинский эмигрант Василий.[AD]В Интернете появилось сообщение, что к числу украинцев причислили 35-го президента США Джона Кеннеди.Со сслыкой на неких американских ученых Артура Смайла и Питера Щепинского сообщается, что мать Роза Элизабет Фитцжеральд в конце 1916-го года, чуть более чем за полгода до рождения будущего президента, ушла от своего мужа, Джозефа Патрика Кеннеди. Учитывая статус и значимость отца семейства (он был весьма влиятельным ирландцем в аристократических кругах Америки), факт раскола в семье якобы тщательно скрывался и даже друзья ничего не знали, и этот факт не попал в официальную биографию семейства Кеннеди. За 9 месяцев до рождения Джона Кеннеди его мама якобы жила с украинским эмигрантом Василием Прокопчуком. "Исследователи" раздобыли фото украинца, который, мол, очень похож на убитого в 1963 году американского президента. А также им в руки попало ранее неизвестное письмо Джозефа Патрика Кеннеди своей жене, датированное 27-м декабря 1916-го года. В нем ирландец уговаривает жену вернуться, что она и сделала в начале 1917-го года — буквально за несколько месяцев до рождения Джона.В данной информации, которая разошлась по украинским интернет-ресурсам, не указано, в каких институтах работают сделавшие сенсацию исследователи. В западной прессе мы тоже не смогли найти каких-либо упоминаний об этом сенсационном открытии, больше похожем на выдумку. На интернет-форумах во всю говорят о том, что это неудачная "утка"."Не, до исследований Зинухова (историк из Харькова) по украинскому происхождению Чингисхана это не дотягивает. Тщательней надо", — написал один из коментаторов форума sukhoi.ru.Но если бы это было правдой, было бы совсем не удивительно. Ведь, например, в прошлом году украинские корни нашли у бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Оказалось, в населенном пункте Розенблаум, что до революции 1917 года был около Киева, а сейчас не существует, жил его отец и дед. Межведомственный научно-методический совет Украины по вопросам географических названий установил по архивам ВР и Госслужбы геодезии место, где проживали родственники Шредера в Украине. Это исследование было проведено по просьбе внука канцлера.К слову, напомню, что в 1961 году именно по указу президента Кеннеди было создано правительственное Агентство США по международному развитию (USAID), которое уже полвека под чутким руководством Госдепартамента (американский МИД) несет демократию по-американски всем народам Земли.

13 ноября 2015, 08:29

О модернизации РВСН

В минувшую среду, 11 ноября, в сочинской резиденции «Бочаров ручей» состоялось заседание с участием руководителей государства, представителей министерства обороны и оборонной промышленности. В ходе этого мероприятия президент Владимир Путин сделал важное заявление, моментально разлетевшееся по лентам новостей. Глава государства призвал наверстывать упущенное в предыдущие годы и развивать вооруженные силы. При этом, однако, он отметил, что страна не должна втягиваться в какую-либо гонку вооружений. Главной задачей является обновление армии, которое позволит избавиться от последствий предыдущих десятилетий недостаточного финансирования.

13 ноября 2015, 08:08

Сверхсекретный проект «Статус-6» напоминает идею академика Сахарова

Кремль довольно легко признал, что засекреченные до сих пор системы вооружений действительно оказались «засвечены» в эфире федеральных каналов. Эта легкость наводит на мысль, что речь идет о психологической войне, цель которой – убедить США отказаться от проекта глобальной ПРО. Если это так, провокация удалась – СМИ англосаксонского мира в панике.   История с якобы случайной «засветкой» планов нового секретного вида...

11 ноября 2015, 04:02

Иран остановил демонтаж центрифуг для обогащения урана

В Иране приостановили начатый демонтаж центрифуг для обогащения урана. Об этом сообщил Али Шамхани, секретарь Высшего совета национальной безопасности страны.

09 ноября 2015, 10:39

Ядерная война произошедшая между СССР и США в 1946-1963 годах.

Оригинал взят у aspirin_for_all в Ядерная война произошедшая между СССР и США в 1946-1963 годах.Мало кто понимает что наша страна уже пережила ядерную войну несколько десятилетий назад.Ядерная война имеет очень интересную особенность по сравнению с другими видами войн. В ней противники бомбят в основном только свою территорию. Может в дальнейшем что то изменится (хотя маловероятно), но на сегодняшний день всё именно так.Baker, 24 июля 1946, Атолл Бикини, 21 Кт. Прародитель женского бикини. Пожалуй единственный положительный результат той войны.George 1, 18 мая 1951, 225 Кт.Charlie, 30 октября 1951, 14 Кт.Dog 1, 1 ноября 1951, 21 Кт.Dog 2, 1 ноября 1951, 19 Кт.Dog 3, 1 ноября 1951, 19 Кт.Able, 1 апреля 1952, 1 Кт.Charlie 1, 22 апреля 1952, 31 Кт.Fox, 25 мая 1952, 11 Кт.George 2, 1 июня 1952, 15 Кт.Hau, 5 июня 1952, 14 КтKing, 15 ноября 1952, Эниветок, 500 Кт.Anny, 17 марта 1953, 16 Кт.Klimax, 4 июня 1953, 61 Кт.Simon, 25 апреля 1953, 43 Кт.Grable, 25 мая 1953, 15 Кт.Bravo, 28 февраля 1954, Атолл Бикини, 15 Мт (термоядерный взрыв).Union, 25 апреля 1954, Атолл Бикини, 6,9 Мт (термоядерный взрыв).Mouse, 22 февраля 1954, 2 Кт.Hornet, 12 марта 1952, 4 Кт.Apple, 29 матра 1954, 14 Кт.Mat, 15 апреля 1954, 22 Кт.Seminole, 6 июня 1956, Эниветок, 13,7 Кт.Dacota, 25 июня 1956, Атолл Бикини, 1 Мт (термоядерный взрыв).Mohawk, 2 июля 1956, Эниветок, 350 Кт.Apache, 8 июля 1956, Эниветок, 1,9 Мт (термоядерный взрыв).Boltzmann, 28 мая 1957, 12 Кт.Smoky, 31 августа 1957, 44 Кт.Fizeau, 14 сентября 1957, 11 Кт.Galileo, 2 октября 1958, 11 Кт.Cactus, 5 мая 1958, Эниветок, 18 Кт.Umbrella, 8 июня 1958, Эниветок, 9 Кт.Santa Fe, 30 октября 1958, 1,3 Кт.Aztec, 27 апреля 1962, Остров Рождества, 20 Кт - 1 МтArkansas, 2 мая 1962, Остров Рождества, 1 Мт (термоядерный взрыв)Bluestone, 30 июня 1962,Остров Рождества, >1 Мт (термоядерный взрыв)Bluestone 2, 30 июня 1962, Остров Рождества, >1 Мт (термоядерный взрыв)Sunset, 10 июля 1962. Остров Рождества, 20 Кт - 1 МтChama, 18 октября 1962, Остров Джонстон, >1 Мт (термоядерный взрыв) Ядерный полигон в Неваде. Наши дни. Можно наглядно оценить интенсивность боевых действий этой войны.Наши государевы люди тоже захотели кого нибуть по бомбить. И в соответствии с правилами этой войны начали разносить ядерными взрывами территорию собственной страны и её военный бюджет. Вдоволь наигравшись с дорогостоящими ядерными игрушками вояки смогли нанести ущерб только собственным странам и гражданам. В придачу ещё и основательно загадив родную планету, не только взрывами но и отходами производства ЯО.Интересный факт хорошо характеризующий настроения той эпохи в Америке. Ядерный туризм. Люди специально приезжали в Лас-Вегас удалённый от полигона ВСЕГО ЛИШЬ на сто километров, что бы посмотреть на ядерные испытания. Ну и между делом перекинутся в картишки и развлечься с платными блудницами.Почему же ядерная война не перешла в стадию бомбардировки противника? В силу не эффективности ядерного оружия именно как оружия. Оно хорошо как средство массового уничтожения не комбатантов боевых действий.К 1963 году военным стало очевидно бесперспективность ЯО именно как оружия. И ядерная война между нашими странами закончилась. По результатам боевых действий счёт можно признать ничейным. Наша страна обогнала американов по совокупной и максимальной единичной мощности применённых фугасов. США лидирует по количеству взрывов.Что же такое ядерное оружие - абсолютное оружие? Нет. Красивая физика, абсолютный террор мирного населения и дорогая игрушка для атомных ковбоев.Повторилась история химического оружия.PS Прошу не считать этот пост осуждением ядерных испытаний в нашей стране. Американцы применили ЯО совершенно без всякой военной необходимости против уже поверженной Японии и ни сколько не сомневаюсь что применили бы его и против нас. Появись у них такая возможность. Они люди совершено беспринципные и безжалостные не только к гражданам чужих стран, но и к своим. За ними бы не заржавело. Поэтому по любому нам пришлось участвовать в ядерной войне. А следовательно решение испытывать или не испытывать ЯО лежало не в нашей компетенции. На нас напали мы защищались как могли...... делает ничтожными знамения лжепророков и обнаруживает безумие волшебников, мудрецов прогоняет назад и знание их делает глупостью....

08 ноября 2015, 23:02

Алексей Козлов: патриотизм и любовь к Родине для меня святы

Вести недели. Эфир от 08.11.15 2 ноября на 81-м году жизни скончался Герой России, знаменитый разведчик-нелегал Алексей Козлов. Именно он в конце 70-х сообщил, что расистское правительство ЮАР в условиях международных санкций испытало атомную бомбу. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал «Вести»: http://bit.ly/subscribeVesti Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Вести.Экономика - https://bit.ly/VestiEconomics Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

26 октября 2015, 22:37

Состояние "ядерного щита" России

Доклад Петра Белова на II Всероссийской конференции аналитиков. О чём знают, но молчат, политики, и о чём не знает народ. http://neuromir.tv/

22 октября 2015, 22:52

Генри Киссинджер. Как спасти Ближний Восток от коллапса

О Ближнем Востоке: http://khazin.ru/khs/2100077 .