• Теги
    • избранные теги
    • Люди894
      • Показать ещё
      Международные организации188
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1692
      • Показать ещё
      Разное435
      • Показать ещё
      Издания82
      • Показать ещё
      Формат8
      Компании116
      • Показать ещё
      Показатели11
      • Показать ещё
Йенс Столтенберг
Йенс Столтенберг (норв. Jens Stoltenberg; род. 16 марта 1959, Осло) — норвежский государственный и политический деятель, премьер-министр Норвегии в 2000—2001 и 2005—2013 годах, генеральный секретарь НАТО (с 1 октября 2014 года)
Йенс Столтенберг (норв. Jens Stoltenberg; род. 16 марта 1959, Осло) — норвежский государственный и политический деятель, премьер-министр Норвегии в 2000—2001 и 2005—2013 годах, генеральный секретарь НАТО (с 1 октября 2014 года)
Развернуть описание Свернуть описание
26 июня, 23:33

Замгенсека НАТО: Сербия может сотрудничать и с альянсом, и с Россией

Желание Сербии сотрудничать и с РФ, и с НАТО "не является противоречивым", так как Белград и Москва имеют длительные культурные, исторические, экономические связи, считают в альянсе Желание иметь сотрудничество в сфере безопасности и с Россией, и с НАТО не является противоречивым для такой страны, как Сербия. Об этом заявила в понедельник заместитель генерального секретаря НАТО Роуз Готтемюллер."Я считаю, что не надо всегда мыслить о влиянии России или НАТО на какую-то страну как на „игру с нулевым результатом" из теории игр, где невозможно, чтобы оба игрока победили. Это наиболее важная вещь. В НАТО считают, что страны должны иметь возможность выбирать своих партнеров в сфере безопасности, выбирать, с кем сотрудничать", - заявила Готтемюллер.По ее мнению, желание Сербии сотрудничать и с Россией, и с НАТО "не является противоречивым", так как Белград и Москва имеют длительные культурные, исторические, экономические связи, а также связи в сфере безопасности. В том числе Готтемюллер признала право Сербии самостоятельно решать вопрос о Российско-сербском гуманитарном центре в Нише (РСГЦ). Замгенсека сказала, что это "двусторонний вопрос между Россией и Сербией", однако предупредила, что "любая страна, которая собирается предоставить дипстатус гражданскому учреждению должна сначала хорошенько поразмыслить об этом".Комментируя данные соцопроса, согласно которым 84% сербов выступают против вступления в НАТО, Готтемюллер напомнила, что генсек НАТО Йенс Столтенберг еще в 2015 году "выразил сожаление которое ощущают в НАТО в связи с болью, нанесенной населению Сербии". "Хочу еще раз высказать сожаление семьям жертв, но мы тогда чувствовали, что помогаем очень значительным образом преодолеть тяжелый кризис в регионе", - заявила она.В то же время Готтемюллер выразила надежду, что если Сербии нужна помощь в чрезвычайных ситуациях, таких как наводнения, пожары, ликвидация неразорвавшихся снарядов, то граждане со временем станут по-другому думать об альянсе. "Президент и члены правительства должны решить, что имеет больше смысла для Сербии. С точки зрения НАТО, мы считаем, что Сербия хороший партнер, мы осуществляем сотрудничество во многих областях", - сказала замгенсека.Роуз Готтемюллер приняла участие в церемонии инаугурации президента Сербии Александара Вучича 23 июня. В мероприятии участвовали более 60 иностранных делегаций и около 5 тыс. гостей. По данным сербского руководства, такого количества иностранных гостей Сербия не видела с момента похорон первого президента и генерального секретаря ЦК компартии Югославии Иосипа Броз Тито 8 мая 1980 года. Российскую делегацию возглавил вице-премьер Дмитрий Рогозин, в ее состав также вошли замсекретаря Генсовета "Единой России", депутат Госдумы Сергей Железняк и вице- спикер Госдумы Петр Толстой.(http://tass.ru/mezhdunaro...)

26 июня, 05:35

Порошенко анонсировал визиты Тиллерсона, Гутерреша и Столтенберга в Киев

Ранее Порошенко сообщил, что Украину посетит глава Минобороны США Джеймс Мэттис

26 июня, 00:54

В АП анонсировали визит в Украину руководства НАТО, ЕС и ООН в июле

В Киеве ожидают генсеков НАТО и ООН, а также председателей Европарламента и Еврокомиссии.

25 июня, 21:24

Порошенко анонсировал визиты Тиллерсона, Гутерреша и Столтенберга на Украину в июле

Президент Украины Пётр Порошенко заявил, что в июле Киев посетят госсекретарь США Рекс Тиллерсон, а также генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и Генсек ООН Антониу Гутерреш. Читать далее

25 июня, 21:20

Госдепартамент США не подтвердил информацию о визите Тиллерсона на Украину в июле

Ранее президент Украины заявил, что в июле визит на Украину нанесут Тиллерсон, а также генеральные секретари НАТО Йенс Столтенберг и ООН Антониу Гутерриш

25 июня, 21:16

Украину летом посетят представители Белого дома и главы НАТО и ООН, - Порошенко

В ближайшее время Украину с визитами посетит ряд лидеров международных организаций, в частности, НАТО и ООН, а также правительственные чиновники США. Об этом заявил президент Петр Порошенко в интервью украинским телеканалам, сообщает пресс-служба главы государства. "Мы ждем уже в июле визит Государственного секретаря США Рекса Тиллерсона в Киев, где также будут продолжены наши наработки в Вашингтоне...

25 июня, 21:16

Украину летом посетят представители Белого дома и главы НАТО и ООН, - Порошенко

В ближайшее время Украину с визитами посетит ряд лидеров международных организаций, в частности, НАТО и ООН, а также правительственные чиновники США. Об этом заявил президент Петр Порошенко в интервью украинским телеканалам, сообщает пресс-служба главы государства. "Мы ждем уже в июле визит Государственного секретаря США Рекса Тиллерсона в Киев, где также будут продолжены наши наработки в Вашингтоне...

25 июня, 20:38

Тиллерсон посетит Киев июле

Украинское руководство продолжит с госсекретарем США переговоры, начатые в Вашингтоне.

23 июня, 00:08

Remarks by Vice President Pence at the Wilson Center

Ronald Reagan Building and International Trade Center Washington, D.C.  1:00 P.M. EDT THE VICE PRESIDENT:  Thank you all for that warm welcome, and thank you to Jane Harman for that very kind introduction and those stirring words.  And thank you for your leadership at the Wilson Center.  I served in the Congress of the United States with Jane Harman and it was always better to be with her than against her.  (Laughter.)  Do join me in thanking Jane Harman for her great leadership here at the Wilson Center.   Let me also mention someone, who, as Jane noted, is not here today but may well be looking on.  When I grew up in a small town in Southern Indiana, there was a fixture in that town -- someone who was actually elected to the Congress from Columbus, Indiana, but he was no stranger to anyone in the town.  On any given week it would be easy to find Congressman Lee Hamilton walking down Washington Street in Columbus, Indiana, stopping on the curb -- always available.  I have great memories, although it may pain him, of the times that he visited my high school and would lean against the teacher’s desk and explain in a way that he’s so capable of the uniqueness and specialness of the United States House of Representatives.  And, Lee, I know you’re looking on today, and while our politics are still different, my respect for you is boundless.  Thank you for your service to the country, and thank you for your leadership in your years here at the Wilson Center.  God bless you.  (Applause.)  It’s an honor to be here at the Director’s Forum with the members and friends of this well-respected institution -- an institution of “independent research, open dialogue, and actionable ideas.”  It’s truly a bipartisan stalwart here in Washington, D.C. -- the Woodrow Wilson International Center for Scholars.  I’m honored to have the opportunity to speak to so many leaders from public life, academia, and the international community, especially.  And to all of you, I bring greetings from the 45th President of the United States of America, President Donald Trump.  (Applause.)  And I’m here, at the President’s direction, to reaffirm the United States’ commitment to, in his words, an America First agenda -- an agenda of advancing security and prosperity and freedom across the world.  And I’m also here to reaffirm our commitment to the Western Hemisphere as a whole and especially the nations and people of Central America. But before I do, let me, again, thank the Wilson Center for hosting this forum and for all you do all across this country. The Wilson Center and all of you gathered here today have a unique perspective on America’s essential role in global affairs.  And that’s been true since the founding of this institution in 1968.  You recognize that the world looks to America as the standard bearer for freedom; that American strength is critical to peace and prosperity across the wider world.   From the outset of this administration I can tell you, we’ve been busy.  We’ve been busy holding up that standard in the world, but we’ve also been busy here at home keeping our promises to the American people.   Quick report for my fellow citizens gathered here today. President Trump has signed 39 bills into law since Inauguration Day.  He’s actually signed more bills into law rolling back federal red tape than any President in American history.  And along the way in the first 100 days, we confirmed a principled jurist to the Supreme Court of the United States in Justice Neil Gorsuch.  The President’s put a renewed focus on American energy, set the stage for historic tax relief for working families and American businesses.    And today, my fellow Americans here can be assured before this summer is out, working with the Congress, President Donald Trump will keep his promise to repeal and replace the Affordable Care Act.  Following on the work of the House of Representatives, today the United States Senate released its repeal-and-replace bill.   And the President and I are grateful to Leader Mitch McConnell and all the Senate Republicans for their deliberative efforts over the past month.  We look forward to working with the Senate majority to move this legislation forward.  And the President and I are determined, before this summer is out, to keep our promise to the American people -- to repeal and replace Obamacare and give the American people the kind of world-class healthcare they deserve. So we’ve been busy here at home.  But in case you haven’t noticed, we’ve been busy abroad, as well.  Since day one of this administration, President Trump has been taking decisive action to restore America’s role as the leader of the free world by putting America first.  Just last week, in defining his foreign policy, President Trump said that the United States is adopting a principled realism rooted in our values, our shared interests, and common sense. And this President, by his actions, has shown the world that America Ffirst does not mean America alone.  Since the outset of this administration, President Trump has engaged with the wider world in new and in renewed ways, and this President has rebuilt America’s standing in the world and forged even stronger ties with our allies and friends across the globe.   President Trump has personally spoken to foreign leaders 93 times since he’s taken office.  He’s hosted 32 foreign leaders at the White House.  In fact, President Trump hosted Japanese Prime Minister Abe, Israeli Prime Minister Netanyahu, Prime Minister May of the United Kingdom, and of course, Chinese President Xi of the People’s Republic of China, just to name a few.  And in just a few days, the President will host the new President of South Korea and the Prime Minister of India -- yesterday, was speaking to the new Crown Prince of Saudi Arabia.   The world saw the leadership that this American President has taken on the world stage just last month when President Trump traveled to the Middle East and Europe.  And our President took the occasion of that trip to reaffirm historic alliances and forged new partnerships to ensure the safety and security of the American people in a time of widening challenges and unknowable threats.   For my part, I can tell you it’s been very humbling and a great privilege for me to have the opportunity to represent this President and meet many world leaders here in Washington, D.C. and travel across the world on the President’s behalf.  In February, the President sent me to the Munich Security Conference to deliver a message to the nations and people of Europe that under President Trump, the United States strongly supports our North Atlantic alliance and strongly supports NATO, and we will be unwavering in our commitment to that alliance.  (Applause.)  The President had me deliver a message then that he reiterated on his recent trip that we expect our allies to live up to their word.  We expect NATO to continue to evolve as changing threats occur in the world stage.  I reiterated this message in Brussels in my meeting with NATO Secretary Jens Stoltenberg, and at the President’s direction, I met with leaders from the European Union to reinforce our ties with those nations as well. But President Trump also dispatched me to the Asian Pacific to strengthen our alliances and partnerships across that vital region with South Korea, Japan, Indonesia, Australia on the itinerary and all the members of the Association of Southeast Asian Nations.  I had the opportunity to meet with the representatives of ASEAN when I was there. As I told them, our primary focus was on the greatest threat to security in the Asian Pacific -- the brutal regime in North Korea.  And my message was very straightforward:  When it comes to North Korea, under this administration, the era of strategic patience is over. This week, American hearts broke with the news that Otto Warmbier had passed away shortly after being restored to his family from his brutal incarceration at the hands of the regime in North Korea.  And our prayers are with Otto’s family and friends today as they lay him to rest and give their final goodbyes. As the President said just a few days ago, North Korea’s treatment of Otto Warmbier was a disgrace.  And I can assure you it only deepens our determination to prevent such tragedies from befalling innocent people in the days ahead.   As I expressed on the President’s behalf on my trip to the Asian Pacific, under this administration, the United States will continue to work diligently with our allies across the region and China and the wider world to bring increased economic and diplomatic pressure to bear on North Korea.  And we will do so until North Korea abandons its nuclear and ballistic missile programs once and for all.  (Applause.)   Under the leadership of President Trump, the United States stands strong for our most cherished ideals.  And to protect these ideals, we stand with our allies and our partners across the world.  And that holds true here in our hemisphere, and literally with our neighbors to the south.  We feel a connection, as I said last week in Miami -- a connection in history, a connection in geography.  And I’m here to tell you, Latin America is a priority for the Trump administration.  (Applause.)   Our partnerships and alliances throughout the region are critical to our national interests.  The President has said -- in his words -- it’s best for America to have freedom in the Western Hemisphere.  And last Friday, on that count, as Jane just mentioned, the President took decisive action to end the last administration’s failed policy toward Cuba and support the courageous Cuban people in their six-decade struggle for liberty. Under this administration, the United States now will restrict financial transactions with repressive military, security and intelligence services of the Castro regime and instead redirect lawful commerce to entrepreneurs, to private enterprises in Cuba, and to all those brave Cuban citizens who yearn for freedom and for a brighter future. No longer will America enrich the Cuban regime at the expense of the Cuban people.  Because America stands for opportunity, not oppression; for liberty, not tyranny.  The Cuban regime must make real progress on human rights and individual freedom.  And as the President has said, our policy will not change until all political prisoners are freed, freedoms of assembly and expression are respected, all political parties are legalized, and free and internationally supervised elections occur.  That’s what American leadership looks like.  (Applause.)   But, as we all know, Cuba is not the only nation in the region where democracy and freedom are in steep decline and at risk of being completely eradicated.  It’s increasingly true of the troubled nation of Venezuela.  Venezuela’s collapse into authoritarianism and anarchy has been heartbreaking to see.  The people of that once-rich nation now suffer rampant crime and grinding poverty on a daily basis. Just as we stand with the people of Cuba, under President Trump, the United States stands with the people of Venezuela.  The United States of America condemns the Maduro regime’s abuse of power and the abuse of its people, and we call upon the Maduro regime to restore a robust democracy and the rule of law, and do it now.  (Applause.)   Throughout this week, our diplomats at the Organization of American States General Assembly in Cancun worked with likeminded partners to build a consensus in support of democracy and the rule of law in Venezuela.  We were, frankly, disappointed that the OAS did not act in the face of crisis and was unwilling to protect the inter-American democratic charter that was founded to preserve.  Nevertheless, 20 nations did courageously speak out against the Maduro regime’s repression.  And to them, we say thank you.  And rest assured, the United States of America will continue to support international efforts to restore freedom, democracy and the rule of law to Venezuela until freedom occurs.  (Applause.)   America cares deeply for the plight of the Venezuelan people and the Cuban people, because what happens in our neighborhood affects everybody in the neighborhood.  And that holds true in Central America.  Under President Trump, the United States has three priorities when it comes to that vital region, particularly in the Northern Triangle nations of Guatemala, Honduras and El Salvador.  We seek to destroy the gangs and criminal networks, to halt illegal immigration.   And lastly, we’re working to stop the flow of illegal drugs into our country, into our communities that are tearing apart American families.  Last Thursday, at the President’s direction, I traveled to Miami to discuss these goals at the Conference on Prosperity and Security in Central America that we organized along with our ally, Mexico.  The conference was co-hosted by our Departments of State, Homeland Security, and the government of Mexico.   And in my remarks, I commended Foreign Minister Videgaray and Interior Minister Osorio for their actions to address the serious problems throughout the region.  And I had time with the foreign minister privately when we were there.  Mexico is a valued partner of this administration.  And we will continue to seek ways to advance security and prosperity in the region with them.  (Applause.)   When we met, I reaffirmed that the United States is grateful for the significant investments made by leaders in Guatemala, Honduras and El Salvador to strengthen security, to promote prosperity, and to bring real reforms to their nations, and to promote reform across the region.  And on President Trump’s behalf, I assured them the United States is with them. We stand with them to root out corruption and crime.  We stand with them to stop the scourge of illegal drugs and illegal migration.  And under President Donald Trump, the United States stands with the nations and the people of the Northern Triangle to ensure a brighter future for themselves and their posterity.  (Applause.)   These three nations literally sit at the heart of the Western Hemisphere, where north meets south.  And every day, countless people and products pass over their streets, through their airports, their seaports, and across their borders.  By and large, this flow of commerce and crowds benefits us all, and the exchange of cultures as well as goods and services.  But, as we all know, Central America is also plagued by vicious gangs, vast criminal organizations that drive illegal immigration and carry illegal drugs north into the United States. Sad truth is that American demand is driving the flow of drugs.  And fully 80 percent of documented drug smuggling travels through Central America.  The cartels and kingpins cause untold suffering in that region, and so too do these merchants of death spread violence and leave victims all across America.  President Trump has said this must end.  And working with our allies in the region, and with men and women of law enforcement in this country, this will end.  (Applause.)   The President has already taken decisive action to protect the American people from the harshest consequences of illegal immigration and the transnational drug trade.  At the President’s direction, American law enforcement is targeting gangs and criminals like never before.  As President Trump has pointed out, criminal cartels like MS-13 are being decimated, in his words, and being sent directly to prison.   Thanks to President Trump and with the help of our partners in Mexico and in the Northern Triangle, reports of illegal border crossings at America’s southern border are already down nearly 70 percent since the first of this year. This progress is remarkable.  But President Trump knows that fully addressing these problems requires confronting them in new and in renewed ways.  And just last night, President Trump called for new immigration rules that will say that those seeking admission to our country would not be able to do so unless they can support themselves financially.  And he promised to take action very shortly to ensure that that is the policy and practice of the United States.  And beyond our immigration laws, the United States is committed to addressing the demand for illegal drugs here in our nation, which drives so many of the problems south of our border.  And finally, under President Trump, the United States is firmly committed to cracking down on the gangs and criminals before they ever reach this nation; to partnering with nations in Central and South America to foster prosperity and give their people the opportunities they need to prosper. As we all know, the United States has long partnered with nations in the region to accomplish these goals.  Under President Trump, this administration is now directed to continue to work in new and renewed ways with our partners to support the programs that prove effective.  The President made that clear in our commitment when he requested an additional $460 million in our budget for security and prosperity in Central America.  Yet the most important work throughout the region belongs -- the President and I know -- to the nations and the people who call the region home. As I said at the conference in Miami last week, Guatemala, Honduras, and El Salvador must now redouble their efforts to bring about the reforms that will protect their citizens and promote economic growth; to give people hope, a reason to put down roots in their own homes; to give them a vibrant economy and an alternative to a life of poverty or, worse, a life of crime.  I made it clear that they must bring in new partners in the business community, in the faith community, and the public sector to ensure continued progress.   Now, I am pleased to report that the conference in Miami has already generated concrete results.  At the conference, key private sector leaders identified policies that will promote sustainable economic growth and create a more attractive destination for investment.  And the Northern Triangle governments have now committed to enact the kind of reforms to improve their business climates, including minimizing red tape, improving transparency, and streamlining business formalization and processes. Three nations have also committed to develop a roadmap to enhance economic integration in the region, and streamline import/export systems and customs procedures.  And we began initial discussions to further integrate energy markets and develop infrastructure. And on security, the United States is committed to enhancing our work with Mexico and the Northern Triangle countries to combat organized crime, strengthen citizen security, improve border security, and promote regional security cooperation through programs that are focused on capacity building and information sharing. These steps are encouraging, and I hope all of you find them as heartening as we do.  And in the days and months ahead, I can assure you this administration will continue to work with the Northern Triangle, and with all of Central and South America, to promote prosperity and security throughout the Western Hemisphere. As I announced last week, in less than two months, at the President's direction, I will be trying to build on the work that's been done thus far in this administration.  I'll be traveling to Colombia, Argentina, and Chile, and Panama to represent the United States and the commitment of this administration to the nations and the people of that region.  And it will be my great honor to go. Each of these nations is an important partner for this administration, and I look forward to discussing areas of shared concern and new opportunities for collaboration, for the benefit of our people and the benefit of this hemisphere that we all call home. We are, all of us, bound together -- as I said at the outset, we're bound together by history and geography in this new world.  And under the leadership of President Trump, I believe we're entering a new era in the new world.  The Old Book tells us that we should encourage one another and build each other up, just as, in fact, we are doing. Under President Trump's leadership, I can assure you that we will build on the foundation of friendship in this hemisphere, between our lands and between our people.  Together, we will achieve new heights of security and prosperity.  And I have faith that with our partners across this hemisphere, and with the help of all of you gathered here, and with President Trump in the White House -- together, we will claim the promise of a brighter future for ourselves, for our hemisphere, and for generations to come.  So, thank you.  And God bless you.  And God bless the work you do in these halls.  And God bless the United States of America.  (Applause.)  MS. HARMAN:  Well, Mr. Vice President, I was looking out at the heads nodding as you charted the course of continued U.S. engagement in the world.  It matters a lot to my colleagues at the Wilson Center and this international audience that the United States project strong and secure and sure leadership.  And the things you were talking about are really central to doing that, so thank you.  And thank you also for doing something that I know is unusual so far in your vice presidency and that is agreeing to take a few questions.  And I offer these questions on behalf of myself, but also my colleagues and some in the audience, and they relate specifically to the summit, which is our topic today.   So you described what is happening coming out of the summit, which is only a week ago.  Time flies.  What’s new?  What are things that you are doing that, perhaps, the past administrations -- all of which talked about Latin America and most of the leaders visited Latin America.  What’s different in the approaches you’re taking, especially in the Northern Triangle? THE VICE PRESIDENT:  Well, thank you, Jane, and again thank you for the opportunity to be here and thank you all for making time to be here for this forum today.  I think what’s new is a new and renewed engagement that combines security and prosperity as co-equal goals in the region, and perhaps especially in the Northern Triangle.   Our Secretary of Homeland Security, Secretary Kelly, in his last assignment, when it was General Kelly, forged extraordinary relationships with leaders in countries across the region.  And at the President’s direction, he tasked Secretary Kelly and Secretary Tillerson to bring together the nations in the region around the conference that's focused on both of those issues, and to seek ways that we could work with countries in the region to fight insecurity, impunity, lack of opportunity, but also coordinate in ways that would advance public safety in those nations and our national security. As I mentioned in my speech, I think what’s also new is a renewed energy that we see, particularly in the Northern Triangle, to advance not only cooperation on security issues -- which, in the case of almost all the countries, has been strong in other countries in the region -- but, also as I described, the discussion of standardizing customs rules, of creating a more attractive business environment.   We actually had at the conference last week a significant number of American businesses who have a great interest or would consider investing in the region, and connecting those businesses with those countries we believe is a key part of advancing our security and prosperity interests. So I think it's a holistic approach, looking at security and prosperity simultaneously; a great focus on promoting the kind of reforms in the Northern Triangle that we think will advance their prosperity and our interests.  And that's what might be fresh. MS. HARMAN:  Well, I applaud you for that, and for sending  -- I applaud the administration for sending the A-team down there.  And just so you know, Secretary Kelly is no stranger to the Wilson Center.  The Homeland Secretary Department has some offices in this building, and he’s already hosted one of his advisory board meetings -- I sit on that board -- here at the Wilson Center.  And he does offer unique leadership because of his experience as head of the Southern Command. So congratulations to you -- and also to him.   Let me turn to Mexico.  You mentioned Mexico and the fact that Mexico co-chaired the conference -- I think that was a brilliant idea -- and that Vice President Videgaray and others were there.  There have been a few bumps in the road in terms of a relationship with Mexico in the last months, but there have also been some very good stories.  And it's complicated, as they say. The Southern border between Mexico and the Northern Triangle is, I think, quite secure now.  And that's a great credit to Mexico.  The Northern border with the U.S. between Mexico and the U.S., as you said, is working better.  Bad people are being stopped at the Northern border.   What are your expectations in the relationship with Mexico? And what do you want them to do to be the best ally for the United States?  And what do you think the United States should do to be the best ally for Mexico? THE VICE PRESIDENT:  Well, thank you for making mention in your remarks and reiterating it.  This was a conference that was conceived of when the Secretary of State and the Secretary of Homeland Security visited Mexico earlier this year and said, where are ways that we can begin to work together on issues of common interest.   And I don't want to paper over -- look, we're in the Reagan Building, and President Reagan is my second favorite President.  (Laughter.)  He had some memorable lines.  One of them is, a nation without borders is not a nation.  And people know that President Trump has made it clear we're going to invest in border security, we're going to build a wall.  We're going to secure the Southern border of the United States of America.  And he’s spoken very plainly about that, both in the campaign and in the course of this administration. But that being said, we've also been engaging with Mexico.  I know that's created some tension, but we've also been engaging with Mexico on areas where we strongly agree.  And we do strongly agree on the issue of transnational migration.  And you're right, Mexico has made great progress securing their Southern border.  We've been providing assistance to them with regard to confronting criminal gangs, and we will continue to. We also just minted a very successful trade agreement on sugar with Mexico.  And so where we agree to disagree, where we have differences, our friends will always know where those are.  But I can assure all those present that we're going to continue to work with the Mexico as a critical partner in the region, critical partner in this hemisphere, and dealing with the issues of promoting security in the region and promoting prosperity in the region is in the interest of the United States of America. And so I appreciate that.  We saw Miami as a great example of both governments’ commitment to find things that we can work on together, and we'll continue to do so. MS. HARMAN:  Well, I'm totally unbiased, but our Mexico Institute here at the Wilson Center is absolutely best in class. And we're really proud -- Duncan Wood, where are you?  We're really proud of what we have.  And we're happy to have it.  (Applause.)   THE VICE PRESIDENT:  That's great. MS. HARMAN:  So turning to a painful subject -- drugs.  You mentioned it, Mr. Vice President.  And this morning, I was on Capitol Hill participating on something called the National Security Forum.  And John Kelly was there, and he said, “Our drug demand is brutalizing Northern Triangle societies.”  Our drug demand.  The U.S. drug demand.  The pull factor.  I mentioned that 90 percent of the cocaine last year that came into our country came in from Central America to Mexico to the U.S. And I don't think it's as big a problem in Indiana as perhaps opioids are, but it's a huge problem in California, my home state of California.  You mentioned that we're doing things. But we've spent billions of dollars on this problem.  What can this administration do hopefully to solve this problem? THE VICE PRESIDENT:  Well, I think that the President’s view of this is that we've got to deal with this in a multifaceted way.  It's the reason why the President has taken decisive action to secure our borders and to prevent the flow of illegal drugs into our country to begin with. We’ve also, with the Justice Department, working with local law enforcement, we’ve been taking swift and decisive action against drug gangs across this country -- not just people that are in the country illegally that are involved in these gangs, but we’re moving very swiftly to interdict.  We announced 12 cities’ federal grants just yesterday morning, and are encouraging even greater collaboration. But the President also recognizes that while we must vigorously secure our borders, we must vigorously enforce our laws.  We’ve also got to recognize, particularly when it comes to opiate abuse and addiction, that we’ve got to lean into this challenge with new and compassionate efforts.  I mentioned healthcare reform, which continues to make progress on Capitol Hill.  And we remain hopeful that there will be action in the coming days in the United States Senate.   I can tell you that, as governor of the state of Indiana, our Medicaid program that we were able to modify through a state waiver plan was enormously important in dealing with opiate abuse and drug abuse and addiction in our state.  And we’re working with members of Congress to give states greater flexibility to focus resources in Medicaid on the point of the need.   I have to tell you, I’ve sat at kitchen tables with recovering addicts, great young people, top of their class, promising futures who found themselves addicted to opiates, oftentimes beginning with prescription medication that then avalanched into heroin abuse.  And then I’ve also sat at kitchen tables with parents who buried their children.  And that’s one of the reasons why the President tapped Governor Chris Christie, established a commission to confront opiate abuse in the country.  And our administration is deeply committed to identifying new approaches. Vigorous law enforcement, strong border security, but also finding ways that we can extend health and healing and compassion to people that are caught up in the grip of drug abuse and addiction in this country.  The approach has to be multifaceted, and President Trump is committed to advancing that in our administration. MS. HARMAN:  Well, I appreciate your use of the word “compassion.”  And maybe we could add prevention too, if there’s a way, possibly, to start -- to stop the process before it starts.  Because it is taking our youngest and best lives. Finally, you mentioned North Korea.  I’m not going to ask you about North Korea, but it obviously is an urgent problem, something else that we know a great deal about at the Wilson Center.  But North Korea, the problems in Syria, challenges around the world are also commanding U.S. attention.  And so my question is, how does this conference las week on security and prosperity in Central America fit into our broader engagement in the region and in the world? THE VICE PRESIDENT:  Well, I think the conference this week was an expression of the President’s desire to ensure that we are advancing security and prosperity in our neighborhood.  Even as we see widening asymmetrical threats developing around the world we’d do well to see to Central and South America to ensure that these countries are advancing the kind of reforms that will encourage growth, promote prosperity and promote security. And we also -- I was with the President in Miami at the close of our conference when he announced that we were abandoning the last administration’s policy on Cuba and implementing -- new approach demanding that if -- Cuba live up to the empty promises it made to the last administration about advancing reforms.  And we’ll hold them to that. And also, the issue of Venezuela, which continues to spin out of control.  The headlines this morning about even new developments in Venezuela -- I think the President will continue to call for real leadership in the region to bring pressure on Venezuela, to hold elections as their constitution requires, and to uphold free elections and the rule of law. And so I think it’s -- for us it’s about putting first things first.  And the first priority of President Trump and this administration is the safety and security of the American people.  And that begins with ensuring the security and prosperity of nations in this region, but also I think people have seen, as I mentioned in the first part of my speech, this is a President who will always stand for America first.  That doesn’t mean America alone. What I’ve seen this President do in one meeting after another in the Oval Office, what the world saw him do as he traveled around the world was engage -- engage on behalf of the United States, engage on behalf of the people of this country and our vital national interests.  But the United States is engaging.  We’re going to continue to engage.   I think that involves diplomacy.  The President believes strongly that involves rebuilding our military to ensure that we have the readiness and capability as the arsenal of democracy to see to our vital national interests around the world and those of our treaty allies.   But it all begins close to home, and I hope, as we confront challenges in the Middle East, in the Asia Pacific, and we confront them with firmness and resolve and with clarity, that our neighbors in this hemisphere know that we’re also with them, we stand with them, and we are determined to advance the peace and security and prosperity of this hemisphere. So I thank you, Jane.  Thank you for the invitation.  And thank you all for making time to join us here today.  God bless you.  (Applause.)     MS. HARMAN:  Well, if I just might add one thing -- and then we’ll applaud you again -- you started your comments by talking about Lee Hamilton.  And Lee Hamilton was a mentor to me, as well as to you, and he was a role model in the United States Congress of the kind of person we need more of.  He was well-informed.  He was humble.  He was bipartisan.  He was friendly.  And if he were here, he’d be totally embarrassed by these comments.  He provided enormous leadership at the Wilson Center for 12 years, and with other Hoosiers like Dick Lugar, showed that bipartisanship can work.   So it’s just my plea to a town where there is too much partisanship that Lee Hamilton remain as a model not just to the Wilson Center and to me and to Vice President Pence, but to all of us.   And in this spirit, thank you so much for coming here.  It’s a huge honor for us.  (Applause.)   END 2:05 P.M. EDT  

22 июня, 15:27

Exercise Iron Wolf: NATO battlegroups train together in Lithuania

At one of Lithuania’s largest annual military exercises, Iron Wolf, distinguished visitors such as Lithuanian President Dalia Grybauskaitė and NATO Secretary General Jens Stoltenberg view the combat readiness and multinational togetherness of NATO’s enhanced Forward Presence battlegroup situated in Lithuania. The battlegroup is led by Germany and includes troops from Belgium, Luxembourg, the Netherlands and Norway. The display included a bridge building exercise enabling the transport of armoured vehicles across a river. As well as troops from NATO’s multinational battlegroup in Lithuania and Poland, the exercise also involved soldiers from 10 other NATO countries. ▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬ SUBSCRIBE to this channel http://bit.ly/NATOsubscribe SUBSCRIBE to NATO News http://bit.ly/NATONewsSubscribe SUBSCRIBE to NATO History http://bit.ly/NATOHistorySubscribe Connect with NATO online: Visit the Official NATO Homepage: http://bit.ly/NATOhomepage Find NATO on FACEBOOK: http://bit.ly/NATOfacebook Follow @NATO on TWITTER: http://bit.ly/NATOtwitter Find NATO on Google+: http://bit.ly/NATOgoogleplus Find NATO on LinkedIn: http://bit.ly/NATOlinkedin Find NATO on Flickr: http://bit.ly/NATOflickr

22 июня, 09:10

Бешеному псу развязали руки

Министр обороны США Джеймс Мэттис, известный в военных и политических кругах под прозвищем Бешеный пёс, очень доволен новым решением Дональда Трампа. Президент США разрешил Пентагону самому определять, сколько войск следует отправить в Афганистан. «Это просто развязывает нам руки», — сообщил довольный Мэттис.

21 июня, 14:20

Шойгу: Европа и США будут проинформированы об учениях «Запад-2017»

Минобороны России детально проинформирует западных партнеров о российско-белорусских учениях «Запад-2017» по дипломатическим каналам и через СМИ, сообщил министр обороны генерал армии Сергей Шойгу. Он отметил, что подготовка к стратегическому учению, которое проводится раз в два года, уже начата. Шойгу подчеркнул, что «Запад-2017» носит исключительно оборонительный характер, передает РИА «Новости». «В установленные международными договорами сроки наши партнеры получат более детальную информацию об этом учении, как по дипломатическим каналам, так и через средства массовой информации», - заверил Шойгу, отметив, что посетить учения смогут международные журналисты и наблюдатели. Кроме того, министр обороны подчеркнул, что в учениях «будет задействовано значительно меньше военнослужащих и техники», чем на учениях стран НАТО в Европе. Накануне генсек НАТО Йенс Столтенберг в очередной раз призвал Россию и Белоруссию обеспечить «прозрачность и прогнозируемость» учений «Запад-2017». Ряд стран НАТО считают, что учения «Запад-2017» каким-то образом угрожают их безопасности. Так, президент Литвы Даля Грибаускайте в числе трех главных угроз безопасности назвала в том числе военные учения России и Белоруссии «Запад-2017».

20 июня, 19:29

Памятка для латышек: перед тем как отказать солдату НАТО, подумай дважды

Анатолий Вассерман, для РИА Новости Сегодня на военной базе в Латвии прошла торжественная встреча многонационального батальона НАТО, в которой приняли участие президент Латвии, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, министр обороны Канады Хардж Саджан и другие официальные лица.  Накануне главком Вооруженных сил Латвии предупредил солдат из интернационального батальона НАТО о том, что нужно быть готовыми к провокациям. А министр обороны Латвии заявил, что для опасений есть основания: в соседней Литве уже недавно распространялись слухи о том, что натовские солдаты якобы изнасиловали местную девушку.Источник провокаций очевиден: это Россия и ее местная агентура.Что по данному поводу хотелось бы отметить.Насколько мне известно, натовские солдаты не особо церемонятся с местными жителями даже в тех странах, которые изначально создавали НАТО. Скажем, к тому времени, когда президент де Голль вывел Францию из военной структуры НАТО, накопилось уже очень много претензий французов к тому, что американские и британские солдаты из различных, хотя и немногочисленных во Франции, структур, мягко говоря, полагали, что любая француженка должна упасть в обморок от счастья, поскольку американский или французский солдат обратил на нее внимание.Я уж не говорю о Германии, где сохранилась традиция, установившаяся в западных зонах оккупации еще в 1945 году. Эта традиция потом, собственно, и породила легенду о двух миллионах немок, изнасилованных советскими солдатами. Легенда эта опирается на статистику одного из берлинских госпиталей, где чуть ли не каждая десятая роженица сообщала, что отец ребенка советский солдат. Впрочем, об изнасилованиях сами эти женщины не говорили ничего. Также эта статистика опирается на то, что где-то до середины 50-х годов и в СССР, и в Германии аборты были разрешены только по строжайшим медицинским показаниям или в случае, если ребенок был зачат в результате изнасилования. Естественно, в те годы практически любая женщина, желавшая избавиться от беременности, сообщала, что забеременела в результате изнасилования.Но, повторяю, третьим источником этой легенды были массовые изнасилования немок американскими солдатами (в основном негритянскими, мстившими таким образом белым вообще за унижения, которым подвергались на родине) и французами, мстившим за оккупацию своей страны.Но главное, что, зародившись на оккупированных территориях, такая традиция обращения с местным населением понемногу распространилась и на территории формально не оккупированные, а дружественные. И по понятным причинам полная статистика изнасилований местных жительниц натовскими солдатами не публикуется, но тех немногих случаев, что все-таки попадают в открытые источники, достаточно, чтобы признать: традиция эта давняя и не являющая признаков сокращения.Соответственно, можно не сомневаться, что натовские солдаты, дислоцируемые на территории прибалтийских членов НАТО, будут вести себя примерно так же, как уже привыкли в других регионах. Кроме того, полагаю, что сходная традиция бытует и в отношении многих иных правонарушений. Солдатам вообще в этом плане с давних времен позволялось довольно многое - особенно в тех армиях, которые не рассчитывают воевать в обозримом будущем. Понятно, что солдат, привыкший преступать закон, преступит и законы воинской дисциплины, и поэтому во всех воюющих армиях нещадно борются с мародерством. Хотя это вроде бы должно снимать с командования изрядную долю забот по снабжению войск - но создает куда больше проблем в части воинской дисциплины.  По этой же причине во время Великой Отечественной войны в советских войсках крайне жестко пресекали и мародерство, и изнасилования на территории Германии, тогда как войска англосаксонские в 1945-м уже не встречали практически серьезного сопротивления: немецкие войска предпочитали им сдаваться. И поэтому на территориях, оккупированных англосаксами, и мародерство, и изнасилования расцвели: командование просто не нуждалось в поддержании столь жесткой дисциплины. Собственно, как только стало ясно, что до Берлина они первыми просто не добегут, они расслабились и продвигались в основном либо там, где немцы им сдавались, либо там, где авиация превращала перед ними города в щебеночные дороги.С учетом всей этой традиции я совершенно не сомневаюсь, что на территории тех же прибалтийских республик натовские солдаты будут вести себя в меру своей распущенности, совершенно не заморачиваясь существованием местных законов. И в этом смысле нас ждет еще очень много сообщений о коварных русских агентках (самим своим видом провоцирующих доблестных солдат НАТО) и агентах (провоцирующих тех же доблестных солдат призывным видом витрин).Заодно местному населению дается сигнал о том, что в случае каких-нибудь конфликтов с натовскими солдатами у их недовольства будет "презумпция русской провокации".(https://ria.ru/analytics/...)

20 июня, 19:29

Памятка для латышек: перед тем как отказать солдату НАТО, подумай дважды

Анатолий Вассерман, для РИА Новости Сегодня на военной базе в Латвии прошла торжественная встреча многонационального батальона НАТО, в которой приняли участие президент Латвии, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, министр обороны Канады Хардж Саджан и другие официальные лица.  Накануне главком Вооруженных сил Латвии предупредил солдат из интернационального батальона НАТО о том, что нужно быть готовыми к провокациям. А министр обороны Латвии заявил, что для опасений есть основания: в соседней Литве уже недавно распространялись слухи о том, что натовские солдаты якобы изнасиловали местную девушку.Источник провокаций очевиден: это Россия и ее местная агентура.Что по данному поводу хотелось бы отметить.Насколько мне известно, натовские солдаты не особо церемонятся с местными жителями даже в тех странах, которые изначально создавали НАТО. Скажем, к тому времени, когда президент де Голль вывел Францию из военной структуры НАТО, накопилось уже очень много претензий французов к тому, что американские и британские солдаты из различных, хотя и немногочисленных во Франции, структур, мягко говоря, полагали, что любая француженка должна упасть в обморок от счастья, поскольку американский или французский солдат обратил на нее внимание.Я уж не говорю о Германии, где сохранилась традиция, установившаяся в западных зонах оккупации еще в 1945 году. Эта традиция потом, собственно, и породила легенду о двух миллионах немок, изнасилованных советскими солдатами. Легенда эта опирается на статистику одного из берлинских госпиталей, где чуть ли не каждая десятая роженица сообщала, что отец ребенка советский солдат. Впрочем, об изнасилованиях сами эти женщины не говорили ничего. Также эта статистика опирается на то, что где-то до середины 50-х годов и в СССР, и в Германии аборты были разрешены только по строжайшим медицинским показаниям или в случае, если ребенок был зачат в результате изнасилования. Естественно, в те годы практически любая женщина, желавшая избавиться от беременности, сообщала, что забеременела в результате изнасилования.Но, повторяю, третьим источником этой легенды были массовые изнасилования немок американскими солдатами (в основном негритянскими, мстившими таким образом белым вообще за унижения, которым подвергались на родине) и французами, мстившим за оккупацию своей страны.Но главное, что, зародившись на оккупированных территориях, такая традиция обращения с местным населением понемногу распространилась и на территории формально не оккупированные, а дружественные. И по понятным причинам полная статистика изнасилований местных жительниц натовскими солдатами не публикуется, но тех немногих случаев, что все-таки попадают в открытые источники, достаточно, чтобы признать: традиция эта давняя и не являющая признаков сокращения.Соответственно, можно не сомневаться, что натовские солдаты, дислоцируемые на территории прибалтийских членов НАТО, будут вести себя примерно так же, как уже привыкли в других регионах. Кроме того, полагаю, что сходная традиция бытует и в отношении многих иных правонарушений. Солдатам вообще в этом плане с давних времен позволялось довольно многое - особенно в тех армиях, которые не рассчитывают воевать в обозримом будущем. Понятно, что солдат, привыкший преступать закон, преступит и законы воинской дисциплины, и поэтому во всех воюющих армиях нещадно борются с мародерством. Хотя это вроде бы должно снимать с командования изрядную долю забот по снабжению войск - но создает куда больше проблем в части воинской дисциплины.  По этой же причине во время Великой Отечественной войны в советских войсках крайне жестко пресекали и мародерство, и изнасилования на территории Германии, тогда как войска англосаксонские в 1945-м уже не встречали практически серьезного сопротивления: немецкие войска предпочитали им сдаваться. И поэтому на территориях, оккупированных англосаксами, и мародерство, и изнасилования расцвели: командование просто не нуждалось в поддержании столь жесткой дисциплины. Собственно, как только стало ясно, что до Берлина они первыми просто не добегут, они расслабились и продвигались в основном либо там, где немцы им сдавались, либо там, где авиация превращала перед ними города в щебеночные дороги.С учетом всей этой традиции я совершенно не сомневаюсь, что на территории тех же прибалтийских республик натовские солдаты будут вести себя в меру своей распущенности, совершенно не заморачиваясь существованием местных законов. И в этом смысле нас ждет еще очень много сообщений о коварных русских агентках (самим своим видом провоцирующих доблестных солдат НАТО) и агентах (провоцирующих тех же доблестных солдат призывным видом витрин).Заодно местному населению дается сигнал о том, что в случае каких-нибудь конфликтов с натовскими солдатами у их недовольства будет "презумпция русской провокации".(https://ria.ru/analytics/...)

20 июня, 17:18

Столтенберг прокомментировал размещение батальонов НАТО в Прибалтике

Размещение на восточном фланге альянса четырех батальонов передового базирования он назвал самой значительной оборонительной мерой блока со времен холодной войны

20 июня, 16:59

Генсек НАТО назвал батальоны на востоке сильнейшей мерой со времен холодной войны

НАТО принял самые значительные меры со времен холодной войны, разместив на восточном фланге силы передового базирования.

20 июня, 16:59

Батальоны НАТО в Европе являются сильнейшей оборонительной мерой — Столтенберг

Размещение на восточном фланге Североатлантического альянса сил НАТО передового базирования стало самой значительной военной мерой...

20 июня, 15:13

Столтенберг назвал цель размещения батальонов НАТО у границ России

По словам генерального секретаря Северного Альянса, подразделения НАТО у границ РФ демонстрируют преданность Альянса обязательствам перед союзниками.

20 июня, 15:02

Столтенберг призвал сделать прозрачными учения России и Белоруссии

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг призвал Россию и Белоруссию обеспечить «прозрачность и прогнозируемость» учений «Запад-2017». Он подчеркнул, что Североатлантический альянс тщательно отслеживает военную деятельность у своих границ. Столтенберг сообщил, что по теме учений «Запад-2017» в настоящее время идут консультации в формате Совета Россия – НАТО, передает ТАСС. С такими заявлениями Столтенберг выступил в ходе визита в Литву, власти которой выражают особенную обеспокоенность по поводу учений «Запад-2017». Так, президент этой страны Даля Грибаускайте в числе трех главных угроз безопасности назвала «продолжающуюся агрессивную милитаризацию Калининградской области» и военные учения России и Белоруссии «Запад-2017», которые якобы «направлены против Запада».

20 июня, 14:06

Генсек НАТО объявил о завершении переброски войск в страны Балтии и Польшу

Йенс Столтенберг считает количество войск в регионе достаточным, продолжения переброски не планируется. Он подчеркнул, что это лишь "средство сдерживания", и призвал страны альянса продолжать поиск путей для диалога с Москвой.

14 марта, 13:42

Турция vs Нидерланды: цена скандала

Турция заявила о том, что готовит введение дипломатических санкций против Нидерландов, что стало результатом дипломатического конфликта двух стран, разразившегося, после того как Нидерланды запретили въезд в страну двум турецким министрам.

02 декабря 2015, 11:30

Черногорию пригласили вступить в НАТО

НАТО возобновила процесс расширения. В Брюсселе принято историческое решение, подчеркнул генсек альянса Йенс Столтенберг: приглашение к вступлению в Североатлантический военный альянс получила Черногория.

01 декабря 2015, 14:04

Турецкий гамбит

Турецкий гамбитС точки зрения здравого смысла остаётся загадкой, для чего, с какой целью турки демонстративно сбили российский самолёт. Совершенно непонятно, чем они при этом руководствовались и какую выгоду планировали от этого получить. Никакой угрозы для Турции российский бомбардировщик не представлял, даже если допустить, что, как утверждает Анкара, 17 секунд он летел над турецкой территорией. В любом случае это не причина для того, чтобы сбивать самолёт. Да и не успели бы спонтанно истребители Турции за это время обнаружить и атаковать нарушителя.Всё это свидетельствует о том, что «сушку» достаточно долго «вели», чтобы можно было в удобный момент атаковать. А это значит, что сбили российский самолёт не с целью обеспечения безопасности. Причины данной акции лежат в политической плоскости. Самолёт планировали сбить заблаговременно.Поэтому совершенно естественно выглядит и то, что процесс уничтожения Су-24 был профессионально зафиксирован на видео заранее приехавшими к месту события журналистами, а расстрелом с земли катапультировавшихся российских лётчиков командовал гражданин Турции.Понятное дело, что подобные вещи не прощаются. Де-факто Турция напала на Россию. Возможно, сама того не осознавая. За подобные вещи наказывают. Причём предельно жёстко, с нанесением агрессору максимального урона и ущерба.Однако объявления войны не будет. В этом нет надобности. У России есть повод, но нет причин начинать войну с Турцией. Война ей не нужна. Однако отныне Россия будет относиться к Турции как к врагу. И поступать соответствующим образом. «Ответка» придёт, но в «гибридном» виде, без бурных эксцессов и хватания за грудки.Весь инцидент со сбитым Су-24 в целом выглядит как подготовленная провокация. Можно предположить, что Турция планировала её использовать в своей политической игре. А кто-то ещё, в свою очередь, планировал использовать Турцию. Поэтому всё пошло не так, как хотелось Анкаре. «Факир был пьян, и фокус не удался». Вместо того чтобы существенным образом усложнить позицию России в сирийском конфликте, Турция своими действиями лишь развязала ей руки, подставив себя под прямой удар с разных сторон.До инцидента с Су-24 ВКС РФ приходилось действовать с учётом «турецкого фактора». Дело в том, что на приграничных сирийских территориях, (северо-запад Сирии), существуют анклавы, опосредовано контролируемые Турцией. Основу находящихся там вооружённых формирований составляют т.н. сирийские туркмены (туркоманы), воюющие против сирийского правительства с 2012 года. Они являлись и являются главным военно-политическим инструментом Турции в Сирии. Именно на них Анкара сделала ставку, когда начала продавливать план т.н. «буферной зоны» на сирийской территории. Этой «буферной зоной» Турция пытается прикрыть свою интервенцию.Вышеупомянутые территории – неофициальная зона влияния Турции. Практически все находящиеся там исламистские бандформирования непосредственно зависимы от Анкары и ей подчиняются. Это известный факт. О нём особо не говорят, но его всегда учитывают. В том числе его учитывала и Россия.Чтобы не обострять отношения с Турцией, российская авиация осуществляла бомбардировки по принципу «мы не трогаем вас, вы не трогаете нас». Это позволяло сохранять шаткий баланс интересов.Но вдруг турецкие истребители сбивают российский бомбардировщик и тем самым ломают вышеупомянутый баланс интересов.В связи с этим возникает вопрос: зачем Анкара сознательно, целенаправленно и демонстративно пошла на конфронтацию с Москвой? Какую цель она преследовала?Прежде всего, можно предположить, что уничтожение Су-24 это некий акт устрашения, который должен обеспечить неприкосновенность турецкой зоны влияния на сирийской территории.Однако идея того, что Россию можно таким способом принудить к отказу от реализации своих военно-политических планов, является крайне неудачной. Тут даже к гадалке ходить не надо. Кроме предельно жёсткой ответной реакции со стороны Москвы, сбитый российский самолёт ничего другого вызвать не мог. И эту жёсткую реакцию мы сейчас непосредственно наблюдаем.По сообщениям сирийских СМИ, уже вечером 25-го ноября ВКС РФ нанесли массированные ракетно-бомбовые удары по территории, над которой был выведен из строя российский спасательный вертолёт, и где в условиях ближнего боя проходила эвакуация российского лётчика.Не сложно понять, что все объекты на этом участке, которые так или иначе, были идентифицированы в качестве потенциальных мест базирования туркоманских бандформирований, были стёрты с лица земли бомбардировщиками ВКС РФ. Мнение Турции по этому поводу больше не учитывается.Также вечером 25 ноября появились первые фото и видео уничтоженной автоколонны фур неизвестного происхождения, которая прибыла из Турции в сирийский город Аазаз. Этот населённый пункт контролируют турки. Аазаз – турецкая перевалочная база, куда из Турции доставляется оружие, боеприпасы, медикаменты, горючее, техника, провиант и пр., а затем всё это идёт вглубь Сирии. Так Анкара осуществляет снабжение исламистских банд, действующих на сирийской территории.Об этом, кстати, писала даже турецкая пресса. В мае 2015 газета Cumhuriyet («Республика») опубликовала фотографии колонны турецких грузовиков. Как сообщало издание, они перевозили оружие и амуницию для боевиков, воюющих против сирийской правительственной армии.По заявлениям журналистов, снимки были сделаны в январе 2014 года. Тогда представители местных властей остановили и обыскали грузовики, направлявшиеся в Сирию, вступив при этом в конфликт с представителями турецкой разведки. Газета утверждала, что фотографии являются доказательством того факта, что Анкара тайно снабжает сирийских террористов оружием.И что же Эрдоган? А он не стал заморачиваться по поводу изложенных турецкими журналистами фактов. Он просто приказал арестовать главного редактора газеты Джана Дюндара и корреспондента издания Эрдема Гюль за госизмену. Турецкий президент истерично потребовал для них пожизненного заключения. Как известно, Эрдоган обещал подать в отставку, если кто-то докажет что он поддерживает террористов. А тут вот они – доказательства.Поэтому хозяин уничтоженной автоколонны пожелал остаться неизвестным. Шли себе грузовики и шли, а чьи они – Бог его знает. Впрочем, официальных сообщений о том, кто уничтожил этот турецкий конвой, тоже нет. Прилетело что-то откуда-то, хлопнуло и всё загорелось. А что это было непонятно.Можно предположить, что расстрел данной автоколонны – яркая прелюдия к широкомасштабной ракетно-бомбовой обработке всей приграничной территории, так или иначе, контролируемой турками. Нет никакого сомнения в том, что теперь там будет последовательно уничтожаться вся транспортная инфраструктура, созданная Турцией для снабжения исламистов, а российская авиация начнёт уделять особое внимание всему, что так или иначе связано с присутствием Турции на территории Сирии. Теперь для России это не только вопрос стратегической целесообразности, но также дело чести и принципа.Сможет ли Турция этому противодействовать?Вряд ли это ей по силам. Её авиационное превосходство легко гасится российскими зенитно-ракетными комплексами. Против С-300 и тем более С-400 турецкая авиация бессильна. Для того чтобы успешно сбивать турецкие самолёты, залетевшие на территорию Сирии, нет надобности в использовании российских истребителей. За них всё сделают зенитно-ракетные комплексы, которые, если верить турецким СМИ, уже активированы и контролируют воздушное пространство Турции.По сути, на данный момент ни один самолёт турецких ВВС не отважится ни то что пересечь турецко-сирийскую границу, но даже просто приблизиться к ней. Анкара прекрасно понимает, что Россия готова бить. Причём бить без предупреждения и наповал. Устраивать воздушную войну с русскими турки не рискнут. Потому что шансов выиграть её, у них нет. Как говорит народная мудрость, «против лома нет приёма». Тем более, когда этот «лом» – ЗРК С-300 и С-400. Сколько бы у Турции не было самолётов, на каждый из них у России всегда найдётся своя ракета, а то и две. И в Анкаре это прекрасно понимают. Поэтому, как сообщила турецкая газета Hurriyet, власти Турции решили прекратить полеты боевой авиации над Сирией.Судя по всему изрядно переволновавшись, Эрдоган в интервью американской телекомпании CNN поспешил заявить о том, что если российский С-400 собьет турецкий самолет над Сирией, он сочтет это актом агрессии. По мнению президента Турции, «это будет агрессия по отношению к нашему праву на суверенитет» (!). Понятное дело, что человек переживает.Вот только какое отношение территория Сирии имеет к турецкому суверенитету понять трудно, но Анкара явно осознала тот очевидный факт, что отныне её самолётам не летать над сирийской территорией. Отсюда и поспешное заявление турецкого генштаба о том, что он предпринимает меры для предотвращения нежелательных инцидентов между вооруженными силами Турции и России. По сути это звучит как: «мы осознали свою ошибку и готовы исправиться. Ведь главное это – дружба и мир!» Однако перспективы этой «дружбы» пока неясные, поэтому российская авиация, на глазах беспомощных турок запускает процесс тщательной зачистки ракетно-бомбовыми ударами всей приграничной территории. Благо Франция за это обеими руками «за». Судя по всему, сирийско-турецкая граница, рано или поздно, окажется перекрытой. Для исламистских террористических группировок это может иметь роковые последствия. При этом нет никакого сомнения в том, что российские операторы ЗРК будут с удвоенным старанием отслеживать турецкие самолёты. И не дай бог, какому ни будь из них оказаться над Сирией.Похоже на то, что за уничтожением российского самолёта должны были последовать некие коллективные действия со стороны турецких союзников. Во всяком случае, поведение Эрдогана свидетельствовало именно об этом. Однако что-то не срослось. Такое ощущение, что главу Турции «кинули». Причём «кинули» сознательно, в надежде стравить Москву и Анкару.После инцидента с Су-24, турецкий президент мгновенно оказался в политическом вакууме. Его стремительный рывок в сторону НАТО ничего не дал. Внеочередное заседание Североатлантического совета закончилось ничем. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг после встречи в Брюсселе сделал дежурное заявление о солидарности и поддержке территориальной целостности Турции, но категорически отказался вдаваться в детали самого инцидента. Он даже не стал назначать виновного и делать какие либо предупреждения России. Вместо этого он порекомендовал «дальнейшие контакты между Москвой и Анкарой» и заявил о важности «спокойствия и де-эскалации».Обама благостно заявил о том, что «Турция, как и все страны, имеет полное право защищать своё воздушное пространство и свою территорию», но при этом ни словом не заикнулся относительно того, что её верные союзники по НАТО спешат к ней на помощь. Союзники «отморозились».В конечном итоге Турция оказалась один на один с Россией. «Подписываться» за неё никто не захотел. Таковы странные, но закономерные реалии Североатлантического Альянса.Оставаться один на один с Путиным ему страшно. Похоже на то, что на такое он «не подписывался». Отсюда грусть, растерянность и внезапно пробудившееся миролюбие турецкого президента, который, как оказалось, готов всё простить и забыть. Ну, сбили самолёт. Ну, застрелили лётчика. Ну и что? С кем не бывает? Разве это причина для каких-то обид и тем более извинений? Сделаем вид, что ничего не было. «Турция абсолютно не желала, чтобы произошел инцидент, подобный нынешнему, но, к сожалению, он произошёл. Но мы не расцениваем его как источник напряженности. Нашим странам надо пожать друг другу руки и продолжить сотрудничество», — считает турецкий президент.Публичное удивление президента Турции относительно жёсткой реакции Москвы, а также его желание сохранить с Россией отношения стратегического партнёрства, при этом, даже не извинившись перед ней, выглядят не только странно, но и достаточно неадекватно. По всему видно, что Эрдоган пытается «съехать с темы», дать «задний ход» не потеряв лица. Но это у него не получается.Отсюда и его горячее желание срочно встретиться с президентом России. Как недавно сообщил Эрдоган, «я запросил о встрече с главой российского государства Путиным в Париже 30 ноября, но ответа пока не получил». И крайне сомнительно, что он его получит. Не заслужил. Во всяком случае, пока.Достаточно критично, если не испугано повели себя западные СМИ. Дружного восторга по поводу сбитого российского самолёта с их стороны не последовало. С одной стороны прозвучали сдержанные комментарии относительно чрезмерности оборонительных действий Турции, а с другой раздались обвинения в «сознательной провокации» со стороны турок, их «серьёзной ошибке» и «непредсказуемости». Некоторые журналисты заговорили о том, что Турция член НАТО «больше на словах, нежели на деле». Судя по публикациям европейской прессы, многие в Европе полагают, что Анкара намеренно пыталась втянуть Россию и НАТО в противостояние и тем самым разрушить намечающуюся коалицию против «Исламского государства».Особенно ярко на фоне антитурецких подозрений блистал бывший заместитель начальника штаба ВВС США и эксперт Fox News Том Макинерни, заявивший в частности о том, что «это могла быть намеренная провокация со стороны турецкого президента Эрдогана. Знаете, Турция была очень светским государством, но он повёл страну к исламскому обществу с законами шариата и прочим. И поэтому, думаю, у него могли быть скрытые планы. Вероятно, он был бы не против, если бы Россия и НАТО ввязались в новый конфликт, как это было на Украине. В конфликт, который нам не нужен. И тогда то, что происходит в данном регионе, оказалось бы вне поля зрения мирового сообщества».Даже польская газета Obserwator Polityczny не удержалась от резкого комментарии, заявив, что для Анкары и Вашингтона сбить самолёт над территорией другого государства – не проблема. «Сейчас мы имеем такие международные стандарты, следовательно, прошу не удивляться, если вдруг россияне из Калининграда собьют натовский самолёт, совершивший провокацию на границе в районе Калининградской области, а тот упадёт на литовской или польской стороне либо в международных водах. В этом не будет ничего плохого, так можно делать, потому что любая страна имеет право защищать свою территорию» — написала Obserwator Polityczny.Не в восторге от случившегося и европейские политики. Особо любви к туркам у них никогда не было. Не случайно Турция столько лет корячится перед закрытой дверью ЕС. А теперь европейцам их с трудом сдерживаемую неприязнь к туркам можно и не скрывать. После недавних кровавых терактов в Париже, Европе необходим военный альянс с Россией против ИГ, а не военное противостояние одного из членов НАТО с Москвой. Кроме того, Европу крайне сильно раздражает факт негласного сотрудничества турецкой верхушки с вождями т.н. «Исламского государства». Все прекрасно понимают, что ИГ активно торгует нефтью и эта нефть идёт на мировой рынок через турецкую территорию. Точно так же ни для кого в Европе не секрет, что турецкие спецслужбы давно поддерживают группировки террористов, и исламисты не только свободно передвигаются по турецкой территории, но лечатся там и тренируются. Если раньше на всё это Запад стыдливо закрывал глаза, то теперь с данной темы табу снято.На международной повестке дня – проблема негласного альянса Турции и «Исламского государства». После инцидента с российским Су-24 для многих на Западе стал очевиден тот факт, что Турция непосредственно заинтересована в существовании, укреплении и расширении «Исламского государства». Понятное дело, что для Европы и США это неприемлемо.Похоже на то, что интимные отношения турецкой верхушки с «Исламским государством» утомили даже Вашингтон. The Wall Street Journal позволил себе процитировать слова представителя администрации США, который прямо заявил о том, что…Полностью читать ЗДЕСЬ

27 октября 2015, 14:26

Эсминец США взял «дракона» на прицел

Пентагон начал патрулирование вблизи искусственных островов Китая

25 мая 2015, 16:06

Приднестровье в условиях внешнего давления: вызовы региональной безопасности

Cовременная Украина демонстративно игнорирует свой статус «страны-гаранта» в молдо-приднестровском урегулировании В.В. Игнатьев За почти четверть века своей новейшей истории Приднестровье фактически постоянно находилось в условиях внешнего прессинга, испытывая разной интенсивности периоды санкций, блокад и прочих ограничительных действий со стороны своих ближайших соседей – Молдовы и Украины. Особо показательным является тот факт, что с марта 2006 […]

13 мая 2015, 19:57

НАТО проведет осенью учения на Украине

Осенью на Украине будут проведены совместные учения украинской армии и НАТО под названием «Южный ответ». Об этом заявил генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг

01 октября 2014, 20:09

«Левый» генсек НАТО «Факты»

«Левый» генсек НАТО «Факты»  From: Время-Вперед! Views: 1 0 ratingsTime: 11:59 More in News & Politics