• Теги
    • избранные теги
    • Компании444
      • Показать ещё
      Страны / Регионы792
      • Показать ещё
      Люди409
      • Показать ещё
      Международные организации98
      • Показать ещё
      Разное518
      • Показать ещё
      Издания84
      • Показать ещё
      Формат26
      Показатели12
      • Показать ещё
      Сферы1
ЮКОС
ЮКОС
ОАО «НК „ЮКОС“» — российская нефтяная компания, существовавшая в 1993—2007 годах. 1 августа 2006 «ЮКОС» был объявлен банкротом, до 12 ноября 2007 года в отношении компании осуществлялось конкурсное производство. В течение 2007 года имущество ...

ОАО «НК „ЮКОС“» — российская нефтяная компания, существовавшая в 1993—2007 годах. 1 августа 2006 «ЮКОС» был объявлен банкротом, до 12 ноября 2007 года в отношении компании осуществлялось конкурсное производство. В течение 2007 года имущество компании продавалось на аукционах с целью покрытия долгов. 21 ноября 2007 года компания была ликвидирована.

«ЮКОС» являлась одной из крупнейших компаний России по объёмам реализации. В период с 1995 по 2005 год неизменно входила в число 10 крупнейших компаний России по версии журнала «Эксперт» (лучший результат — 4 место в 2001—2003 годах). Подробнее

Л. Невзлин об участии Р. Абрамовича в судьбе ЮКОС

 

...28 июля международный третейский арбитраж в Гааге обнародовал решение по иску акционеров ЮКОСа к России. Арбитраж признал, что власти страны экспроприировали активы компании, и назначил выплату $50 млрд при заявленных истцами $114 млрд. Срок оплаты истекает 15 января 2015 г. После этого на основную сумму долга будут начисляться проценты.

GML в этом иске представляла три компании, которым в сумме принадлежало около 70,5% акций ЮКОСа: кипрская Hulley Enterprises (56,3%), Yukos Universal с о. Мэн (2,6%) и пенсионный фонд с Кипра Veteran Petroleum (11,6%).

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
19 января, 15:45

Суд России разрешил не выплачивать компенсацию по делу ЮКОСа

Об этом говорится в сообщении на сайте суда.

19 января, 15:37

Россия может не платить компенсации по делу ЮКОСа

Получайте новости телеканала РБК в социальных сетях: Facebook: https://www.facebook.com/rbctv Twitter: https://twitter.com/rbctv_live ВКонтакте: https://vk.com/rbctv_live ---------------------- Подпишитесь на РБК, чтобы быть в курсе главных новостей: http://www.youtube.com/user/tvrbcnews?sub_confirmation=1 Подпишитесь на телеканал РБК, чтобы смотреть тематические программы: http://www.youtube.com/c/rbctvlive?sub_confirmation=1

Выбор редакции
19 января, 15:24

Представитель Юкоса назвал решение суда о компенсации акционерам презрением к закону

Директор по связям с общественностью Group Menatep Limited (GML, чьи «дочки» Yukos Universal Limited и Hulley Enterprises Limited являются бывшими владельцами ЮКОСа) Джонатан Хилл прокомментировал решение Конституционного суда России по выплатам компенсаций бывшим акционерам нефтяной компании. «Сегодняшнее решение КС никого не удивило. Оно подтверждает то, что мы и до того знали: Россия ни перед чем не остановится, чтобы подорвать демократические институты»,— заявил «Ъ» господин Хилл. По его словам, РФ «снова демонстрирует крайнее пренебрежение к верховенству права, нарушая Европейскую конвенцию о правах человека и гарантии каждого человека на свободу и справедливость». «Конвенция ясна: каждый подписавший должен уважать решения ЕСПЧ и выплачивать любые назначенные им компенсации. Здесь не может быть оговорок или возражений: таковы правила и они являются безусловными»,— подчеркнул представитель GML. Он напомнил, что с тех пор, как Страсбургский суд принял решение о компенсации по делу «ЮКОС против России» в…

Выбор редакции
19 января, 15:23

России разрешили не платить компенсацию акционерам ЮКОСа

Конституционный суд РФ вынес свой вердикт по решению ЕСПЧ

19 января, 15:01

19.01.2017 15:01 : КС России назвал невозможным исполнение решения Страсбургского суда по ЮКОСу

Там посчитали, что выплата компенсации акционерам ЮКОСа прошла бы в нарушение основного закона страны. Об озабоченности этим решением уже заявили в Совете Европы. Исполнение решения ЕСПЧ по компенсации в без малого 2 миллиарда евро от июля 2014-го противоречило бы требованиям конституции. Глава КС Зорькин заявил, что отказ от этого – элемент диалога с европейской судебной системой, и отношения эти не должны быть выстроены в порядке подчинения Москвы Европе. На это в заявлении Совета Европы было практически сразу сказано: «Страны — члены Совета обязаны соблюдать положение Европейской конвенции по правам человека и выполнении решений Страсбургского суда». В пресс-службе Михаила Ходорковского оставили решение КС без комментариев. Представитель экс-акционеров ЮКОСа Джонатан Хилл увидел в постановлении КС презрение к международному праву и гарантиям каждого человека на свободу и правосудие. По его словам, акционеры ЮКОСа после консультаций примут решение о дальнейших действиях. Глава сенатского комитета по конституционному законодательству Андрей Клишас, который представляет Совфед в КС, на это сказал: в свое время ЕСПЧ, вынося решение по делу ЮКОСа, ушел от толкования дела согласно международному публичному праву и принципу невмешательства во внутренние дела суверенных государств. В Кремле и вовсе отметили – Россия и дальше будет отстаивать свои интересы в юридическом поле. В Минюсте, правда, уже пообещали подобного рода отказами по решениям ЕСПЧ не злоупотреблять. Два года назад Страсбургский суд посчитал, что российские власти пропустили сроки давности, предъявляя налоговые претензии ЮКОСу. При этом Конституционный суд сегодня допустил, что частичная компенсация акционерам все же может быть выплачена. Но только за счет активов ЮКОСа и на основании «доброй воли» России.

Выбор редакции
19 января, 13:59

За ЮКОС можно не платить

Конституционный суд постановил, что решение Страсбургского суда по правам человека о выплате 1,9 млрд евро экс-владельцам ЮКОСа не соответствует Конституции РФ. Российский суд указывает, что выплаты компенсаций из бюджета нарушают интересы граждан. Юристы говорят, что, хотя решение юридически корректно, мотивация его выглядит несколько притянутой, так как любые выплаты, произведенные государством, могут так или иначе отразиться на бюджете.

Выбор редакции
19 января, 13:59

За ЮКОС можно не платить

Конституционный суд постановил, что решение Страсбургского суда по правам человека о выплате 1,9 млрд евро экс-владельцам ЮКОСа не соответствует Конституции РФ. Российский суд указывает, что выплаты компенсаций из бюджета нарушают интересы граждан. Юристы говорят, что, хотя решение юридически корректно, мотивация его выглядит несколько притянутой, так как любые выплаты, произведенные государством, могут так или иначе отразиться на бюджете.

19 января, 13:59

19.01.2017 13:59 : Постановление ЕСПЧ о выплате большой суммы бывшим акционерам ЮКОСа противоречит нормам российской конституции

Это признал Конституционный суд. Россия вправе решение ЕСПЧ не исполнять, — сказал глава КС Валерий Зорькин. Напомним, Страсбургский суд ранее постановил выплатить бывшим акционерам ЮКОСа почти два миллиарда евро. Поводом к жалобе стала история с требованием бывших владельцев ЮКОСа вернуть им потерянные миллиарды после ликвидации компании. В начале 2000-х Российские суды признали компанию банкротом, который использовал масштабные схемы ухода от уплаты налогов, и продали часть фирмы с аукциона, для возмещения неустойки. Акционеры пожаловались в Страсбургский суд, который встал на сторону бывших владельцев и потребовал от России выплатить им почти 2 млрд евро компенсации. Правда, еспч не нашёл политической подоплеки в этом деле. Платить эти деньги должен Минюст и именно он обратился в КС, так как по российским законам только эта структура может разрешить не выполнять решения Страсбургского суда. В своих заявлениях представители государства говорили, что решение ЕСПЧ может очень сильно ударить по российскому бюджету, а ЮКОС был недобросовестным налогоплательщиком. Конституционный суд занял позицию Минюста, оправдал решения властей, и назвал поведение ЮКОСа угрозой правовой системе страны. Конституционный суд при этом сегодня признал, что Россия может произвести определенные выплаты бывшим акционерам ЮКОСа на основе доброй воли, в процессе распределения вновь выявленного имущества нефтяного гиганта. Решение Конституционного суда во многом совпало с позицией правительства, напомнил «Эху Москвы» представитель кабинета министров в КС Михаил Барщевский. Представители ЮКОСа усмотрели в решении Конституционного суда презрение к международному праву, а в Совете Европы выразили озабоченность. Решение КС считает большой ошибкой член президентского совета по правам человека Илья Шаблинский. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что в Кремле не хотели бы комментировать решение КС. При этом он подчеркнул, что Россия продолжит в юридическом плане отстаивать свои интересы.

Выбор редакции
19 января, 13:58

Представитель Совфеда в КС объяснил невыполнимость решения ЕСПЧ по ЮКОСу

Андрей Клишас заявил, что КС РФ не может поддержать данное ЕСПЧ толкование, если Конституция РФ более полно по сравнению с Венской конвенцинй о праве международных договоров обеспечивает защиту прав

Выбор редакции
19 января, 13:58

Кремль отреагировал на решение Конституционного суда РФ по делу ЮКОСа

Там заверили, что Россия продолжит отстаивать свои интересы

Выбор редакции
19 января, 13:56

Песков: РФ продолжит отстаивать свои интересы в деле ЮКОСа

Конституционный суд РФ постановил, что решение ЕСПЧ о выплате компенсации экс-акционерам нефтяной компании не может быть исполнено

Выбор редакции
19 января, 13:53

Россия может не исполнять решение ЕСПЧ по выплате компенсации бывшим акционерам ЮКОСа

Официальный сайт: http://ren.tv/ Сообщество в Facebook: https://www.facebook.com/rentvchannel Сообщество в VK: https://vk.com/rentvchannel Сообщество в Одноклассниках: http://ok.ru/rentv Сообщество в Twitter: https://twitter.com/rentvchannel Сообщество в Google+: https://plus.google.com/u/0/b/110568841819755425224/110568841819755425224/posts Сообщество в Мой Мир: http://my.mail.ru/community/rentvchannel

19 января, 13:50

Песков отказался комментировать решение КС по делу ЮКОСа

В Кремле не хотят комментировать решение Конституционного суда о невозможности выполнения решения ЕСПЧ о выплате компенсаций бывшим акционерам ЮКОСа, это «вопрос судебный», заявил пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков. Как передает ТАСС, он добавил: «Разумеется, Российская Федерация полностью защищает и продолжит в юридическом плане отстаивать свои интересы».

19 января, 13:48

Песков подтвердил намерение России отстаивать свои интересы по «делу ЮКОСа»

Россия продолжит защищать свои интересы в деле о выплате компенсаций бывшим акционерам ЮКОСа, заявил 19 января пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, сообщает «Лента.ру». «Это вопрос судебный, поэтому мы не хотели бы никак комментировать. Разумеется, РФ полностью защищает и продолжит в юридическом плане отстаивать свои интересы», — сказал Дмитрий Песков. Европейский суд по правам человека признал, что действия России не были «политически мотивированы», а владельцы нефтяной компании уклонялись от уплаты налогов, отметил пресс-секретарь президента. Таким образом Песков прокомментировал принятое несколькими часами ранее решение Конституционного суда РФ, который разрешил России не выплачивать акционерам ЮКОСа более 1,9 млрд евро по вердикту ЕСПЧ. КС решил, что данное постановление нарушает положения Конституции России. Напомним, с декабря 2015 года в России действует закон о приоритете Конституции РФ над международным законодательством.

19 января, 13:46

Россия продолжит отстаивать свои интересы в деле о выплатах бывшим акционерам Юкоса

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не стал комментировать решение Конституционного суда в деле о выплате бывшим акционерам ЮКОСа. «Это вопрос судебный, поэтому мы не хотели бы никак комментировать»,— сообщил он. «Разумеется, РФ полностью защищает и продолжит в юридическом плане отстаивать свои интересы»,— добавил господин Песков.«ЕСПЧ установил, что действия России не были политически мотивированными, и что владельцы компании уклонялись от уплаты налогов. Это то, что можно констатировать. В дальнейшем продолжится юридическая защита наших интересов»,— пояснил он.Ранее Конституционный суд разрешил российским властям по запросу Минюста не выплачивать бывшим акционерам ЮКОСа €1,9 млрд, присужденных Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) 31 июля 2014 года.Подробнее о решении суда читайте в материале «Ъ» «КС разрешил России проявить "добрую волю" к акционерам ЮКОСа».

Выбор редакции
19 января, 13:45

Песков отреагировал на решение КС о выплате €2 млрд экс-акционерам ЮКОСа

Ранее Россия фактически отказалась исполнять вердикт ЕСПЧ

19 января, 13:44

Конституционный суд решил, что Россия может не платить экс-акционерам ЮКОСа 1,9 млрд евро

Конституционный суд РФ разрешил России отказаться от исполнения решения Европейского суда по правам человека, который ранее постановил выплатить компенсацию экс-акционерам ЮКОСА, сумма которой составляет порядка 1,9 миллиарда евро. Решение ЕСПЧ названо «беспрецедентным» и нарушающим принципы справедливости и равенства.

Выбор редакции
19 января, 13:38

Михаил Емельянов: решение КС по постановлению ЕСПЧ о деле ЮКОСа вполне естественно

Заместитель руководителя фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Госдуме Михаил Емельянов прокомментировал постановление Конституционного суда о том, что решение ЕСПЧ о выплате более €1,866 млрд компенсации по делу ЮКОСа не может быть исполнено. "Это вполне естественно. Решение по делу ЮКОСа было политическим. Есть решения по менее громким делам, но они тоже политизированы, в частности, по компенсациям бывшим чеченским боевикам", – сказал депутат. По его мнению, в действиях ЕСПЧ по отношению к России наблюдается вполне отчетливая тенденция. "Дело ЮКОСа и "закон Димы Яковлева" – это нашумевшие дела, так как затрагивают интересы многих людей, но есть менее резонансные дела, в которых тоже просматривается политическая ангажированность ЕСПЧ", – отметил он. Как считает Михаил Емельянов, решение КС ничем не грозит России. "У нас проблем быть не может в этой части. Единственная проблема – если они попытаются нас исключить из Совета Европы и ЕСПЧ, но они на это не пойдут, поскольку наше пребывание там выгодно им – они имеют очень мощный политический рычаг давления на нашу страну, контроль наших судебных решений, а через это и нашей политики, поэтому ни на какие резкие движения они не пойдут, и это решение КС проглотят", – заключил парламентарий.

Выбор редакции
19 января, 13:36

Борис Вишневский, За украденный «ЮКОС» платить не будут. Кто бы сомневался

Если бы КС заставил платить за ЮКОС не всех российских граждан, а только тех, кто его воровал – я бы первый ему аплодировал...

21 апреля 2016, 10:35

Ходорковский открыл тайны своих партнеров... И 70 тысяч долларов правозащитнику

Окружной суд Гааги рассмотрел жалобу России на решение Третейского суда о выплатах экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд в качестве компенсаций. 20 апреля 2016 года огласил свое решение. «Наша жалоба на решение арбитража в Гааге о выплате 50 миллиардов долларов полностью удовлетворена", - сказал глава Международного центра правовой защиты Андрей Кондаков. Апелляционный суд установил, что в компетенцию арбитража не входило рассмотрение исков подобного рода. «Сегодняшнее решение ведет к отмене требования о выплате Россией многомиллиардных компенсаций», - подчеркнул Кондаков. В разъяснениях, опубликованных на сайте суда, говорится о том, что Россия не ратифицировала договор к Энергетической хартии, на которую ссылались истцы. По мнению судей, привлекать страну к подобным спорам можно лишь после ратификации этого документа. На снимке: Фрагмент решения Окружного суда Гааги Окружной суд Гааги признал недействительными шесть арбитражных решений (три промежуточных и три окончательных), вынесенных Постоянной палатой третейского суда в Гааге. В окончательных решениях Российская Федерация была обязана выплатить ущерб в размере $50 млрд долларов в качестве компенсации трем бывшим акционерам ЮКОСа, однако, с признанием этих арбитражных решений недействительными Россия теперь не обязана платить компенсацию сторонам. Как отмечается, в случае несогласия с таким решением одной из сторон, оно может быть обжаловано в двух вышестоящих инстанциях - Апелляционном суде и Верховном суде Нидерландов.Ранее Россия подала в гаагский суд три ходатайства по числу истцов, добивающихся компенсации, среди которых кипрский офшор Hulley Enterprises Limited, зарегистрированная на Кипре компания Veteran Petroleum и офшор с острова Мэн Yukos Universal Limited - все они связаны с Group Menatep Limited и контролировали около 70,5% ЮКОСа. Иск бывших акционеров ЮКОСа третейский суд в Гааге удовлетворил в июле 2014 года. Тогда Россию обязали выплатить истцам 50 миллиардов долларов. После чего началась охота за деньгами и имуществом Российской Федерации.  Плюс массовый пиар в западных и российских оппозиционных СМИ, взахлеб рассказывающий о справедливых решениях западных судов, нехорошей России и праведнике Ходорковском и его подельниках. Несмотря на то, что Россия обжаловала вердикт – то есть решение суда не было окончательным и находилось под вопросом, - ряд стран проявил достойную лучшего применения инициативу, накладывая аресты не только на имущество, но и счета различных компаний, имеющих партнерские проекты с западными компаниями. Так, власти Франции и Бельгии наложили арест на ряд активов, которые посчитали российскими. Среди прочего были заморожены средства на банковских счетах представительства МИА "Россия сегодня" во Франции. Но несколько дней назад суд большой инстанции Парижа признал незаконной заморозку счетов. Похожая история произошла с «Роскосмосом», где власти Франции настолько поспешили ухватить что-нибудь российское, что ударили по собственной космической отрасли, наложив арест на $700 млн. Речь, однако, шла о тех средствах, которые уплачивались России компанией Arianespace за работы, осуществленные в рамках программы "Союз" в ГКЦ". Суд Франции услышал позицию «Роскосмоса», который выиграл спор. Стоит напомнить, что, когда партнеры и экс-акционеры НК ЮКОС затевали все эти процессы, они уверяли, что дело в восстановлении справедливости, и уповали на Энергетическую Хартию, которую, как отмечено в решении суда, Россия не ратифицировала, а стало быть, документ в отношении России не действует. Было понятно изначально, что дело не в поисках справедливости для экс- акционеров. На снимке: Сбежавший в Израиль гр. Невзлин Л.Б. 1959 г.р., приговоренный к пожизненному лишению свободы за убийстваНапример, осужденный на пожизненное заключение за убийства и покушения беглый Леонид Невзлин, стал открыто намекать, что группа GML (Group Menatep Limited) может решиться на переговоры о снижении суммы компенсации, которую должна выплатить Россия, в обмен на свободу фигурантов дела ЮКОСа, что попахивало откровенным шантажом. Такие «фишки» Невзлин и его команда пытались применять даже на стадии ареста и расследования преступлений Ходорковского. В 2004 году, например, было заявлено, что арабские нефтяники готовы погасить все долги империи Ходорковского перед государством, в обмен на пакет акций и прекращение уголовного преследования руководства НК ЮКОС. Однако оказалось, что арабские нефтяники есть, но намерений спасать МБХ, и тем более платить за него, у них нет. То есть, блеф чистой воды.И вот таких «базарных торгов» с привкусом шантажа, за друзьями Ходорковского – не перечесть. И тогда они стали бороться «за справедливость» тратя на это миллионы долларов. Наиболее откровенно раскрыл карты якобы «не имеющий отношения к этим спорам» Михаил Борисович Ходорковский. Комментируя вчерашнее решение, которое вынес Окружной суд Гааги по жалобе России, Ходорковский заявил, что: «Запад решил ослабить давление. Мои друзья продолжат противостояние. Я же шел и иду к смене режима другим путем». Ну прям как Ильич, только представляющий не рабочих и крестьян, а «партию жирных котов». Получается, что, исходя из утверждений Ходорковского, все решения западных судов в пользу ЮКОСа – политически мотивированы, приняты не на основе права, а в рамках политического давления на Россию, с целью смены конституционного строя в России. Со слов Ходорковского выходит, что его друзья взяли на себя миссию давления деньгами, а сам Михаил Борисович взял на себя финансирование «гражданских проектов», с той же целью – осуществление кровавой революции. Впрочем, один раз НК ЮКОС уже пытался поменять конституционный строй в нашей стране, своими силами и как умеет – коррупционным путем. Не вышло. Теперь решили сделать тоже самое, но уже при поддержке русофобов Запада. Почему бы об этом Михаилу Борисовичу, как честному человеку, не заявить прямо, чтобы у граждан России было понимание, с кем и чем они имеют дело, слушая россказни про «строительство гражданского общества» и «борьбе за справедливость для бывших акционеров»? Возвращаясь к решению Окружного суда Гааги, стоит отметить, что суд также постановил выплатить Москве судебные издержки, понесенные в ходе разбирательства по искам. Их размер предварительно оценивается в 16 801 евро. Однако это, прямо скажем, небольшие цифры, в сравнении с тем, во что обошлись эти игрища в первую очередь истцам, которым пришлось платить не только юристам и экспертам, но и организовывать пропагандистские мероприятия в прессе, в первую очередь для давления на российскую сторону. Такие расходы, тем более у ЮКОСа учету практически не подлежат. Официальные же расклады в прессе подавались так, что «Россия теряет и тратит. Тратит и теряет». Но это заголовки, которые зачастую не вяжутся с тем, что написано в самой статье. В судах стороны несли примерно равные расходы – начиная с официального взноса денег на депозит, для начала разбирательства, заканчивая техническими расходами. Но, как с трепетом сообщал РБК, «на разбирательство по делу ЮКОСа, которое растянулось почти на десять лет, Россия потратила 37 млн. долларов – столько ушло на оплату работы юристов и экспертов». Однако для защиты интересов страны за десять лет, согласитесь, это не такие большие деньги – возьмите калькулятор и подсчитайте. И Россия привлекала к делу реальных экспертов, хотя зачастую в их адрес звучал скепсис, поскольку вариантов поведения при этом споре было несколько. И это понятно – сколько юристов, столько и мнений.  У партнеров Ходорковского оказалась расписана стоимость услуг каждого эксперта. Например, юристу Владимиру Гладышеву бывшие акционеры ЮКОСа заплатили 1,3 млн долларов. Правозащитник Сергей Ковалев получил 70 тысяч долларов. Столько же за «потраченное время и расходы» было выплачено выступавшему в качестве свидетеля бывшему адвокату Ходорковского, ныне покойному Юрию Шмидту.Но совсем непонятно то, чем занимался в финансовом (!) споре правозащитник Сергей Ковалев, получивший от истцов за участие 70 тысяч долларов США? Возможно, опять призывал Россию сдаваться, или, может, он тайный нефтяник-акционер?  Будем надеется, что правозащитник хотя бы «показал» этот гонорар налоговым службам России. Источник

24 февраля 2016, 06:00

«У него все хорошо при нынешнем режиме»: кто такой Сергей Горьков

Бывший кадровик ЮКОСа займет пост ушедшего в отставку главы Внешэкономбанка Владимира Дмитриева

21 сентября 2014, 12:41

Ходорковский заявил о готовности стать Президентом России

Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский заявил, что рассматривает для себя возможность стать Президентом России, если это потребуется для преодоления кризиса в РФ. Об этом он заявил вчера в Париже, передает французское издание Le Monde. Отвечая на вопрос о своем желании когда-нибудь в будущем стать Президентом России, Ходорковский ответил: "Я не ставлю такой цели перед собой. Я бы не интересовался подобной идеей стать Президентом Российской Федерации, если бы страна развивалась нормально". "Но если для того, чтобы преодолеть кризис и провести конституционную реформу, суть которой заключается в том, что передать полномочия Президента судебной системе, парламенту и гражданскому обществу, то я был бы готов взять на себя эту часть работы", - отметил Ходорковский. Напомним, Ходорковский более десяти лет провел в заключении по приговору суда за мошенничество и хищения. Президент России Владимир Путин 20 декабря 2013 г. подписал указ о его освобождении. Ходорковский заявлял о том, что не намерен вмешиваться в политическую жизнь страны.

28 июля 2014, 17:43

Очередной удар по доверию к западной фин.системе

Новый креатив от США и Европы по политизации разбирательства дела Юкоса как бы намекает на то, как небезопасно держать активы в западной юрисдикции. Т.к. существуют риски молниеносной экспроприации активов при малейшем подозрении. Дело Юкоса со скрипом проворачивалось почти 10 лет и внезапно (!) сразу после крушения Боинг, на котором погибло свыше сотни голландцев, гаагский суд (находящиеся как раз в Нидерландах) принимает беспрецедентное решение о взыскании с РФ 50 млрд долл (самый значительный денежный штраф в истории человечества). Глупо считать, что могли быть такие совпадения на фоне исключительно агрессивной антироссийской пропаганды в западных СМИ и на политической арене. Самый «демократический» и «справедливый» суд в Гааге под давлением США форсировал судебный процесс и принял то решение, которое от него ожидали хозяева и спонсоры. Впрочем, в Европе теперь все решения принимаются под политическим давлением США. Чего только стоит демонстративное давление США на страны ЕС по принятию санкций в отношении России? Если официальные представители США через пол часа после крушения Боинг заявляли о причастности Путина и России к этой трагедии, не имея ни одного доказательства, то не стоит сомневаться в том, что у них хватит смелости и наглости экспроприировать золотовалютные резервы России в счет погашения задолженности по гаагскому суду. Например, арест российских 50 млрд, которые находятся в трежерис. Международное законодательство под этот повод может измениться "задним числом", чтобы "легализовать" экспроприацию средств. Примерно также, как они без суда и следствия на голом волюнтаризме и самодурстве блокировали и арестовывали счета в Ливии, Сирии, Иране и других странах, попавшие под санкции. Поэтому это решение «о 50 млрд» стоит рассматривать именно в контексте неблагонадежности иностранных партнеров и опасности удержания активов в западной юрисдикции, т.к. здравая логика и буква закона там растоптаны, уничтожены и давно не действует. Работает «право сильного» и больше ничего. США уже подорвали доверие, когда в апреле на свойственном им самодурственном угаре заблокировали транзакции по картам Visa и MasterCard, нарвавшись на обеспечительный взнос в ЦБ РФ на сотни миллионов долларов, что эквивалентно или превышает размер прибыли на российском рынке. Кто знает, откуда очередной бес выскочит, т.к. цена американских галлюцинаций становится слишком высокой. Сейчас им это показалось и без суда и следствия блокирует счета физических и юридических лиц в одностороннем порядке за 30 минут. Потом другое показалось и заблокирует государственные счета, т.к. законы отныне меняются под конъюнктурные факторы. Например, в данный момент выгоден один ход развития событий и подстроили законодательство под него, завтра стал выгоден другой вектор развития событий, и снова подмяли законодательную базу под свои интересы. Так что не стоит надеяться на справедливость, объективность, беспристрастность, когда речь касается мирового лидерства США. Америка агонизирует, теряя влияние на мировой арене и доверие к финансовой системе, отсюда лепит столько ошибок. Но действия США и Европе наносят урон, прежде всего им самим (конкретно финансовой системе), т.к. теперь только сумасшедший может рассматривать эту зону, как тихую гавань. Вот такая замечательная тихая гавань, где счета блокируются за пол часа на одних лишь домыслах и предположениях в социальных сетях. Ход развития событий, скорее всего, вынудит ЦБ РФ и правительство пересмотреть формат инвестирования и удержания золотовалютных резервов. Например, выпуск государственных долгосрочных инвестиционных облигаций на пол триллиона долларов, чтобы распределить инвестиционную активность на 10-15 лет без риска срыва в инфляционный штопор. Т.е. дозировать впрыск денег в экономику, не допуская перегрева. Это позволит реализовать массу инвестиционных проектов в России, стимулируя экономический рост (добавляя, по крайней мере, дополнительные два процентных пункта к ВВП в год), также снизит риски экспроприации ЗВР со стороны США и Европы. Плюс важный момент – последние события заставят развиваться внутреннему рынку капитала, прежде всего развитие корпоративных облигаций и фондирование в рублевой зоне на приемлемых условиях. Эти идиоты в США и Европе вместо того, чтобы снижать порог входа и проводить экспансию, принудительно закрывают собственные рынки капитала от России. Это, на минуточку, тогда, как спрос на кредитные ресурсы в Европе от России был в разы выше (за 2010-2013 года), чем от всех стран Еврозоны. Страны Еврозоны сокращали кредитование и едва не единственные в Евразии, кто демпфировал делевередж – это российские компании, которые фондировались в евро и долларах (как кредиты, так и облигации). По крайней мере, теперь приоритеты расставлены. Закрытие, изоляция западного рынка капитала от РФ несет массу положительных моментов – развитие собственной фин.системы и переориентация на азиатские рынки, что напрямую ударяет по позициям доллара, т.к. Китай также снижает долларовые расчетные операции, плюс фондирование в евро зоне и долларовой зоне. Когда враг раскрыт, детектирован, то, как то проще стало и понятнее. У многих иллюзии ушли относительно тихой гавани в США и Европе. View Poll: Решение гаагского суда по делу Юкоса  View Poll: Решение гаагского суда по делу Юкоса  Я считаю, что решение полностью политизировано, но при этом особой спешки с выплатой штрафа не будет, т.к. это просто самоубийство, если США или Европа принудительно арестуют иностранные гос.счета РФ, например, в трежерис. Скорее всего будет апелляция, на которой Россия, естественно, проиграет. Сумма штрафа может быть понижена, но отвергнута Россией, где уже может разгореться более серьезный скандал и уже тогда начнутся какие либо принудительные блокировки средств, но не сейчас. 

28 июля 2014, 17:36

С России просят 50 миллиардов: Гаагский суд опубликовал текст решения по делу ЮКОСа

Постоянная палата арбитражного суда в Гааге обнародовала решение по иску Group Menatep Limited (GML), представляющей интересы нефтяной компании ЮКОС. Общая сумма компенсации, присужденной истцам, составила 50 миллиардов 20,87 миллиона долларов.

Выбор редакции
28 июля 2014, 15:26

Бывший Вице-Президент ЮКОСА Леонид Невзлин

Бывший Вице-Президент ЮКОСА Леонид Невзлин  БЫВШИЙ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ЮКОСА ЛЕОНИД НЕВЗЛИН: «50 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ — ЭТО НЕ ТАКИЕ БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ, ЧТОБЫ... From: Экономика ТВ Views: 0 0 ratingsTime: 09:27 More in News & Politics

28 июля 2014, 15:13

«БАШНЕФТЬ» – ВТОРОЙ «ЮКОС».

«БАШНЕФТЬ» – ВТОРОЙ «ЮКОС».  События, которые разворачивались в последние две недели вокруг одной из крупнейших нефтяных компаний Росс... From: Экономика ТВ Views: 1 0 ratingsTime: 20:10 More in News & Politics

28 июля 2014, 02:42

Гаагский суд приговорил Россию к выплате 50 миллиардов за «отъем» ЮКОСа

В понедельник утром будет опубликовано решение постоянной палаты третейского суда в Гааге по иску бывших акционеров ЮКОСа к России. 18 июля суд единогласно принял решение удовлетворить иск GML, признав, что Россия нарушила Энергетическую хартию и экспроприировала активы ЮКОСа. Group Menatep Limited (GML), представляющая интересы Леонида Невзлина, Владимира Дубова и других требовала возмещения $114 млрд, но суд оценил потери примерно в $50 млрд, сообщает «Коммерсант». Стороны договорились не комментировать ситуацию вплоть до объявления итогов 28 июля, взяв время на ознакомление с более чем 500-страничным решением. Собеседники издания считают, что Россия будет в любом случае пытаться обжаловать вердикт суда. В 2003 году государство выдвинуло против ЮКОСа обвинения в неуплате налогов, президент и основной акционер компании Михаил Ходорковский был арестован, осужден за мошенничество в 2005 году, помилован и выпущен на свободу в декабре 2013 года. В конце 2004 года через аукцион за 263 млрд руб. ($9,3 млрд на тот момент) был продан основной актив ЮКОСа, "Юганскнефтегаз" (сейчас принадлежит "Роснефти"). Судебный процесс начался в 2005 году. В том же году Михаил Ходорковский продал своим партнерам долю в GML, и она стала контролировать 70,5% ЮКОСа.

12 января 2014, 08:42

EchoMSK, Леонид Невзлин: "Все, что принадлежало Ходорковскому, теперь принадлежит мне"

Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин впервые после освобождения из заключения своего экс-партнера по бизнесу Михаила Ходорковского дал интервью. С предпринимателем беседовал ведущий программы 9 Канала "От шабата до шабата" Михаил Джагинов. Мы предлагаем вам запись этой беседы. Михаил Джагинов: Сегодня улетел Михаил Борисович Ходорковский, он прилетал к вам на пару дней. Зачем? Леонид Невзлин: Михаил Борисович Ходорковский, с моей точки зрения, отдает долги. Он общается с теми людьми, к которым он чувствует благодарность за поддержку в тот период, когда он находился в тюрьме. Я думаю, что если бы я мог прилететь в Берлин, я бы находился там на следующий день или в тот же день, когда он появился. Но ни я, ни Брудно, ни Дубов, к сожалению, не можем полететь в Берлин по известным причинам. И я хочу указать важный момент. В Израиле ведь есть еще люди, пострадавшие от "советской власти" в деле ЮКОСа. Я не хотел бы их называть, поскольку они, слава Богу, вовремя уехали и не подверглись уголовному преследованию, но вернуться туда они тоже не могут. И Михаил Борисович хотел увидеть также и этих людей, и эти семьи, и он это сделал. Михаил Джагинов: Как прошла эта встреча после столь долгой разлуки, чисто эмоционально? Леонид Невзлин: Вы знаете, у нас всегда были очень мужские отношения, все мы – ребята достаточно жесткие, все такие "гевер-гевер". И я просто в первый раз в жизни обнимал Ходорковского. И то, что переполнило меня… Очень эмоциональный момент. Михаил Джагинов: Михаил Борисович прилетал с семьей? Леонид Невзлин: Михаил Борисович прилетал с Павлом и Настей. Но почему я педалирую на этом тему? Всю мою жизнь, сколько я знаю Ходорковского, сколько я с ним работал, сколько я с ним дружил, - мы всегда здоровались за руку. В первый раз в жизни мне захотелось его обнять, и он обнял меня. Михаил Джагинов: Инстинктивный эмоциональный порыв, я понимаю. Столько лет не виделись. Леонид Невзлин: Столько пережили… Михаил Джагинов: О чем говорили? Помимо каких-то личных моментов – "Как ты? Что ты? Как себя чувствуешь?" Леонид Невзлин: Все относились очень тактично к человеку, который 10 лет провел в тюрьме, и мы все прекрасно понимаем, что психологически все равно даже у такого сильного человека что-то происходит. И мы все договорились и мы не давили информацией излишней, идеями, проектами. Мы говорили только о самом существенном. Самое существенное – это, естественно, семьи, здоровье, дети, старики, образование детей, это базовая канва всех наших разговоров, всех наших встреч, за общими столами или частным образом. Михаил Джагинов: Говорят, что незадолго до ареста в Новосибирске 25 октября 2003 года Михаил Борисович был у вас, и вы ему очень настоятельно советовали не возвращаться в Россию. Это было? Леонид Невзлин: Это было. Михаил Джагинов: И что он вам ответил? Леонид Невзлин: Если не входить в детали разговора, он сказал примерно следующее: каждый выбирает сам свою судьбу. Михаил Джагинов: Верите ли вы, что Путин освободил Ходорковского якобы из жалости к его больной маме? Леонид Невзлин: Верю. Я верю именно в эту версию. Меня нельзя заподозрить в том, что я большой поклонник Путина, наверное, но я думаю, что процесс шел, конечно, сам по себе, шли какие-то переговоры, но то, что мама так сильно больна, и то, что сын хочет видеть маму, а мама хочет видеть сына… Думаю, что Путин в каком-то смысле, как человек верующий, не захотел взять на себя грех. Михаил Джагинов: А как вы относитесь к такому предположению, что досрочный выход Ходорковского – это часть сделки по внесудебному урегулированию претензий акционеров ЮКОСа, требующих от России, от российских властей через Гаагский суд огромную сумму – 100 миллиардов долларов? Что фактически обменяли Ходорковского на этот иск? Леонид Невзлин: Эта версия не релевантна. Михаил Джагинов: Вы это говорите со всей серьезностью, со всей ответственностью? Леонид Невзлин: Со всей ответственностью человека, который находится на вершине пирамиды информации, поскольку благодаря Михаилу Борисовичу я являюсь самым большим бенефициаром ЮКОСа, и я вам ответственно говорю, что никаких переговоров и никаких обсуждений, связанных с этой сделкой с российской властью, не происходит и не происходило. Михаил Джагинов: А что такое, собственно, ЮКОС сегодня? Ведь широкая российская публика, наверное, не представляет, о чем идет речь, потому что люди уверены, что с тех пор, как Ходорковского и Лебедева посадили, а потом на аукционе распродали имущество ЮКОСа, компании как таковой не существует. Но ведь есть менеджмент, есть зарубежные акционеры, есть какие-то компании, фонды. Расскажите, пожалуйста, о чем речь? Леонид Невзлин: Юридически, поскольку мы не признаем законность банкротство ЮКОСа, законность требований, которые привели к банкротству ЮКОСа и самой процедуры банкротства, мы отстаиваем эту позицию... Когда я говорю "мы", я прошу воспринимать это, как фигуру речи. Это не Невзлин, который идет в суд. В данном случае я выражаю мнение людей, не только акционеров, но и менеджеров, и многих других людей, которые просто не признают легитимной процедуру банкротства, произошедшую в России. Михаил Джагинов: И сколько их, в общей сложности? Леонид Невзлин: Десятки тысяч. Таким образом, де-факто те структуры, которые были дочерними структурами ЮКОСа и которые остались в разных юрисдикциях, в том числе в Голландии, как вы знаете, они находятся во владении фонда, представляющего из себя фонд всех акционеров ЮКОСа. И этот фонд - потенциальный выгодополучатель от всего, что бывший менеджмент большого ЮКОСа, а ныне менеджмент Yukos Finance, Yukos Capital принесет внутрь компании, вернет в компанию. Про цифры я вам могу сказать, что в результате исков к "Роснефти", продажи части имущества и так далее, около двух миллиардов долларов средств находятся на счетах в Голландии, в распоряжении голландского суда пока. Эти деньги не подлежат пока распределению, процессы не закончены. Михаил Джагинов: Понятно. Эта сумма в 98 миллиардов долларов, которая фигурирует применительно к процессу, происходящему в Гаагском суде, каким образом она начислена? Леонид Невзлин: Я не знаю. Михаил Джагинов: Вы имеете отношение к этому иску? Леонид Невзлин: Как выгодополучатель – да, но как инициатор – нет. Михаил Джагинов: Но этот процесс координировался с вами, как с главным бенефициаром компании? Леонид Невзлин: Нет, этот процесс с нами не координировался, он был инициирован группой, президентом группы Тимом Осборном, и в ходе этой работы нам было предложено стать свидетелями на процессе в Гааге. Двое из нас согласились, это я и Дубов, мы были свидетелями на процессе в арбитраже, который происходил в Гааге, и реально уже давно закончен. В конце прошлого года он закончен, как процедура, и сейчас находится в стадии рассмотрения судьями всех аргументов сторон для вынесения решения. Михаил Джагинов: Вы с Дубовым летали в Гаагу, вам был предоставлен какой-то юридический иммунитет от преследования? Потому что до сих пор существует ордер на ваш арест? Леонид Невзлин: Да, конечно. Хотя есть хорошие новости. Хорошая новость для меня: два дня назад "Интерпол" признал, что в моем преследовании есть политическая составляющая, и вписал это в мою карточку, что приводит к тому - как мне говорят, и я могу только молиться об этом, - что в скором времени Red Notice, красный ордер "Интерпола" для меня исчезнет. Михаил Джагинов: Вы сказали, что должно быть вынесено решение в Гааге, это, как я понимаю, произойдет летом этого года? По крайней мере, такие сроки назывались? Леонид Невзлин: Мы знаем точно: до 30 июня мы будем знать, что решил Высший арбитражный суд в Гааге. Михаил Джагинов: А ведь в принципе, если решение будет принято в вашу пользу, и Россия не захочет платить, то может начаться просто охота на российскую собственность, на российских граждан по всему миру? Леонид Невзлин: Михаил, я хочу, во-первых, прояснить: никто на самом деле не знает, в какую сторону склоняются или не склоняются судьи. Об этом знают только три арбитра, и я вас уверяю, они об этом ни с кем не делятся. Я даже не уверен, что они делятся сейчас друг с другом. Думаю, что в результате решения каждого, а дальше – совместного решения, мы поймем, куда они склоняются и куда они склонились. Если кто-то сейчас спекулирует, что он знает, что решение будет в ту или иную пользу, то это ложь. Это спекуляция. Это во-первых. Во-вторых, отвечаю на ваш вопрос так: если нам удастся выиграть, неважно, 100 миллиардов долларов, - выиграют все акционеры ЮКОСа. 10 миллиардов долларов, 2 миллиарда долларов, 15 миллиардов долларов, в любом случае, мы будем добиваться возврата этих средств в группу МЕНАТЕП, в GML (Group MENATEP Limited, прим. Ред.), и дальнейшего распределения этих денег акционерам как нашей группы, так и большому количеству миноритарных акционеров. Вы знаете, что наше участие в ЮКОСе было близко к 70%, в совокупности. Михаил Джагинов: В общей сложности. 59,5% у Ходорковского, это имеется в виду? Леонид Невзлин: Нет, у Ходорковского нет акций. Все, что принадлежало Ходорковскому или управлялось Ходорковским, теперь принадлежит мне. Михаил Джагинов: Скажите, пожалуйста, вот, допустим, вы получите какую-то сумму, которая вас удовлетворит. Я чисто теоретически пытаюсь сейчас представить ситуацию. Леонид Невзлин: То есть, мы выиграли процесс, возникла какая-то сумма, и нам удалось ее получить за конечный период времени? Михаил Джагинов: Вам удалось ее получить. Не 100 миллиардов, может, какую-то меньшую сумму, но сумму, которая вас удовлетворит, по крайней мере, вы не станете оспаривать решение суда. Что будет дальше? В бизнес-плане, допустим? Леонид Невзлин: В бизнес-плане мы все уже давно независимы, и хотя некоторые из наших друзей делают проекты вместе, я думаю, сейчас не место для деталей, но ряд людей работают вместе, это не секрет. Скажу, например, в области недвижимости в Америке инвестиции Михаила Брудно и Владимира Дубова в достаточной степени скоординированы, они работают вместе. А я, например, работаю совершенно отдельно. Я заявил свою позицию, когда получил в свои руки рычаги управления, что мы сначала расходимся, и каждый решает, чем кто занимается, - оставаясь близкими друзьями и соседями в нашей большой стране, я имею в виду, в Израиле, мы все соседи. А дальше мы смотрим, делаем мы что-то вместе или не делаем, потому что возможностей много. Картина будет такая: кто-то с кем-то будет делать проекты, кто-то будет делать отдельно проекты, кто-то будет делать проекты с другими партнерами. И в общем, так сейчас и происходит, и независимо от того, получим мы новые деньги, или нет. Это уже происходит, получим новые деньги – будет продолжать происходить, но в больших объемах, в смысле бизнеса и инвестиций. Михаил Джагинов: Позвольте уточнить: вы сказали, что владеете акциями Ходорковского, он передал их вам в траст, или вы просто управляете ими? Как это происходит? Леонид Невзлин: Юридически ситуация такая: трасты, группа трастов, являются владельцем GML, группы МЕНАТЕП. У трастов есть бенефициары. И это не только мы, но и кто угодно, кого, например, при создании траста или при дальнейшей жизни траста туда записали. Например, в моей ситуации в разных трастах присутствуют разные члены моей семьи. Но если мы сейчас будем говорить только о, что называется, верхнем списке, о нас, обо мне, о Дубове, о Брудно, о Шахновском и о Платоне Лебедеве, то мы все вместе являемся выгодополучателями, в конечном итоге, от решения Гаагского трибунала. Если оно будет позитивно для нас. Михаил Джагинов: Подождите. Я, возможно, не очень подкован в экономике, но я не понял. Те 59,5% акций Ходорковского, вы сказали, что они у вас, или я неправильно понял? Леонид Невзлин: Вы неправильно поняли. Вы не виноваты, что вы неправильно поняли, просто, когда я получил в свои руки определенные рычаги управления, я по согласованию с партнерами, естественно, перераспределил эти 50%, которые были в управлении у Михаила, пропорционально долям партнеров. То есть, грубо говоря, я 50% не взял себе, а я эти 50%, имея к тому моменту 8%, 8,1%, я получил соответственно пропорционально к этому приложение из общей части – эти 8% и еще 9,5% Ходорковского. И вместе у меня получилось в результате… Михаил Джагинов: 26%-27%. Леонид Невзлин: Даже побольше. Мы сейчас не на уроке математики, но побольше. Михаил Джагинов: Больше четверти ЮКОСа. Леонид Невзлин: У меня самый большой пакет… Не ЮКОСа, мы про группу говорим. Михаил Джагинов: Группу МЕНАТЕП. Леонид Невзлин: Основной актив группы – это ЮКОС. Просто есть и другие деньги, другие проекты, другие процессы, мы их просто сейчас не обсуждаем. Михаил Джагинов: Но самое главное, что бренд – это ЮКОС. Леонид Невзлин: Да, я – основной выгодополучатель от всего того, что касается GML. Основной, но не единственный. Михаил Джагинов: Простите, я, конечно, не хочу вдаваться в какие-то материальные моменты, но вы получили акции Михаила Борисовича, перераспределили их, а ему что-то досталось? Есть у вас какая-то договоренность сейчас, после того, как он освобожден, что ему будет что-то возвращено? Леонид Невзлин: Знаете, я не первый раз отвечаю на этот вопрос. Решения Ходорковского обычно всегда точны и окончательны. Когда он сказал, будучи в тюрьме, еще, по-моему, в 2004 или в начале 2005-го года о своем решении, и вышел полностью из бизнеса, он вышел. И никакой доли или роли его в том, что сейчас происходит с бывшим ЮКОСом, - суды, продажа активов - его роль ноль. Он не занимается бизнесом, он не является партнером в группе, его там нет. Михаил Джагинов: Да, я понимаю. Но ведь, согласитесь, чисто по-человечески: он своих огромных денег лишился в результате произвольного решения российских властей, и вы их получили, по большому счету, случайно. Ну чисто по-дружески, по-человечески, вы с Брудно и Дубовым не обсуждали какую-то возможность частично или полностью компенсировать Михаилу Борисовичу его потери? Леонид Невзлин: Я не понял, почему вы сказали "случайно". Мы свои деньги получили так же, как их получил Михаил Борисович, от распределения дивидендов ЮКОСа, ну, или от продажи других активов, других компаний, я могу вам про них рассказать, если хотите. "Транспетролиум", "Мажейкяй Нафта", и так далее. Длинный список. Все, что было до момента выхода Ходорковского из бизнеса – оно находится в распоряжении Ходорковского. Сколько у него денег – я не знаю, как он их тратит – я не знаю, и обычно такие вещи между нормальными людьми не обсуждаются. Михаил Джагинов: То есть, между вами и Михаилом Борисовичем, а под вами я имею в виду тройку проживающих здесь мажоритарных акционеров, нет никаких материальных расчетов в данный момент. Леонид Невзлин: Взаиморасчетов – никаких. Михаил Джагинов: По вашим сведениям, существуют ли какие-то договоренности между Ходорковским и Путиным, помимо того, что, как сообщал Михаил Борисович в интервью после освобождения, что он не будет заниматься бизнесом, по крайней мере, в России, и не будет заниматься политикой. Что-то известно еще, кроме этого? Леонид Невзлин: Мне кажется, "бизнесом вообще" он сказал, а не только в России. Михаил Джагинов: Будет заниматься общественной деятельностью. Леонид Невзлин: Естественно, как все нормальные люди, я интересовался этим вопросом, а я имею больше возможностей, чем другие люди, интересоваться этим у Ходорковского, он сказал – никаких обязательств он на себя не взял. Михаил Джагинов: В России остаются ваши товарищи, то есть, это фактически заложники нынешней российской власти, потому что Кремль, Путин давно привыкли к каким-то товарно-денежным отношениям, вспомните историю с Гусинским, вспомните историю с Глушковым… Леонид Невзлин: И в этом, извините, что я вас перебью, отличие дела ЮКОСа. Михаил Джагинов: В чем? Леонид Невзлин: У нас никогда не было товарно-денежных отношений с Кремлем. Михаил Джагинов: Я имел в виду подход Кремля к решению этих проблем. Леонид Невзлин: Я ровно об этом вам сразу и говорю. Нам никогда не предлагали: ребята, отдайте столько-то или отдайте все, и мы не будем возбуждать дела, или мы не будем вас разгонять, сажать в тюрьмы и так далее. Михаил Джагинов: Так это было в случае с Гусинским, с Березовским и Патаркацишвили. Леонид Невзлин: Березовскому дали выплатить деньги, он получил свою долю в "Сибнефти" и в телевидении, он получил компенсацию, уже будучи давно в изгнании, с возбужденными уголовными делами, в конфликте с Путиным, и так далее. Я считаю, что у нас случай уникальный: с нами никто не вел переговоров. Михаил Джагинов: Иными словами, вы хотите сказать, наверное, даже повторить, поскольку вы этого уже вскользь коснулись в начале разговора, что утверждение, будто Кремль торгует заложниками, в данном случае неуместно. Леонид Невзлин: В нашей ситуации ничего такого не происходит, тем не менее, каждый нормальный человек, а я считаю нас нормальными людьми, не будет делать ничего такого, что может повредить Платону Лебедеву или Алексею Пичугину, находящимся в тюрьме. И это даже не вопрос к Путину. Это вопрос к тому, кто вокруг Путина, вопрос к тому, кто может начать сводить свои личные счеты, и так далее, и тому подобное. Поэтому я считаю так: никаких договоренностей и обсуждений на эту тему нет, но этот фактор присутствует, и мы будем его учитывать в своей деятельности. Михаил Джагинов: Понятно. Была угроза третьего уголовного дела, предупреждали о ней. Как вы считаете, она сохраняется до сих пор? Леонид Невзлин: Вы знаете, я считаю и всегда считал, что третье дело возможно только в том случае, если Путин примет решение не выпускать Ходорковского из тюрьмы. Мы сейчас не будем говорить про другие факторы, основная история – это история Ходорковского. Если Путин такое решение уже принял, то необходимость в третьем уголовном деле отпадает, потому что второе дело было уже настолько искусственным… Первое было грубым и несправедливым, потому что в том, что делали все с налогами, обвинили, осудили и обанкротили именно нас. Хотя налоговые схемы у всех были одинаковыми и не считались незаконными на тот период. Второе дело, как вы помните, было анекдотичным. Михаил Джагинов: Вы украли сами у себя. Леонид Невзлин: Не только украли сами у себя нефть, а мы уже потеряли компанию из-за того, что эти налоги были изъяты, а сейчас оказывается, что налоги не надо было платить, потому что нефть-то украли. Что такое третье дело в этой ситуации? Еще больший абсурд? Поэтому я думаю, что многие, понимая или чувствуя, что Ходорковского не хотят выпускать из тюрьмы... Не обязательно это Путин, я в большей степени уверен, что весь негатив шел и идет от Игоря Ивановича Сечина. Этот третий процесс начал моделироваться в умах людей, достаточно, как бы это сказать, неправильное немножко слово, но это звучало и выглядело для меня комедийно, потому что эта история с делом экспертов, как третьим делом ЮКОСа, мной никогда всерьез не воспринималась. Я бы никогда не сказал, что в России, даже в нынешней ситуации, возникнет идея обвинить Ходорковского или нас всех в отмывании денег, которые потом отправляются на оплату экспертов, которые потом влияют на законодательство Российской Федерации через экспертные оценки, влияя на Общественный совет при президенте или Государственную Думу. Михаил Джагинов: А что это было на самом деле, это так называемое дело экспертов? По вашему мнению? Леонид Невзлин: Вы знаете, я о нем ведь не знал ничего. Я узнал, когда был тот всплеск с Гуриевым. Мне кажется, что это абсурднейшее, позорнейшее дело Следственного Комитета. Я думаю, что это эксцесс исполнителя, кого-нибудь типа Каримова, которому, даже не знаю, поручил Сечин, или он сам так хочет засадить Ходорковского и всех остальных. Но это фарс. Третья история – это уже фарс. Михаил Джагинов: К Путину это прямого отношения, на ваш взгляд, не имело, и не от него исходило? Леонид Невзлин: Я думаю, что не имело, потому что было две иллюстрации: во время пресс-конференции он высказался против третьего дела, то есть, о чем мы говорим. Михаил Джагинов: Последней пресс-конференции? Леонид Невзлин: Последней, да. Михаил Джагинов: Когда он объявил, что отпускает Ходорковского? Леонид Невзлин: Да, а когда он вышел, когда она закончилась, он случайно сказал, что он выпускает Ходорковского. Михаил Джагинов: Он не случайно. Путин никогда ничего случайно не говорит. Леонид Невзлин: Ну, я, когда говорил "случайно", я сказал "случайно" тоже не случайно. Михаил Джагинов: Вы в одном из очень давних интервью высказали довольно серьезное обвинение, что на ваш взгляд, к разгрому ЮКОСа имел непосредственное отношение Роман Абрамович. Михаил Борисович об этом, как я понял, услышал недавно, и он сказал, что у вас поинтересуется, что вы имели в виду. Поинтересовался? Леонид Невзлин: И историю вопроса, и аргументы я изложил Михаилу Борисовичу подробно, потому что мы не могли этим обменяться никаким образом, когда он был в тюрьме. Он сказал, что он свое мнение сформирует по мере дальнейшего получения информации, потому что одного разговора, двух разговоров недостаточно: вопрос очень серьезный. Михаил Джагинов: А нам вы можете сказать, почему именно Абрамовича вы считаете виновным в разгроме ЮКОСа? Леонид Невзлин: Знаете, может быть много, может быть мало. Ближе к Путину человека на тот момент не было. Это Абрамович привел Ходорковского в разговор о слиянии компаний к Путину и приобретении или обмена акций с крупной американской компании. Это все было на живой нитке. Михаил Джагинов: Абрамович хотел убрать конкурента? Леонид Невзлин: Я абсолютно уверен по дальнейшим его действиям, что Абрамович хотел захватить ЮКОС. Михаил Джагинов: Но ЮКОС достался Сечину. Леонид Невзлин: Это эксцесс исполнителя. Михаил Джагинов: То есть, Игорь Иванович обыграл Романа Аркадьевича в аппаратной игре? Леонид Невзлин: Я не могу делать за них выводы. Я скажу так: я думаю, и это мое субъективное мнение, что в их ситуации… Михаил Джагинов: Или они договорились? Леонид Невзлин: Вот скорее они договорились так, что Абрамович получил что-то другое. Михаил Джагинов: Размен? Леонид Невзлин: Да. Вы, кстати, помните, - я не хочу сказать, что это связанные процессы, но через несколько лет Абрамович продал "Газпрому" "Сибнефть" за очень большие деньги, достаточно не маленькие деньги, 13 или 14 миллиардов долларов, я точно не помню. Михаил Джагинов: То есть, Роман Аркадьевич не проиграл? Леонид Невзлин: Роман Аркадьевич не проиграл. Более того, сейчас остался вопрос, который подлежит юридическому осмыслению, который мы еще не понимаем до конца: Роман Аркадьевич ведь не вернул 3 миллиарда ЮКОСу, которые были выпущены авансом при слиянии. И потом, по-моему, чукотский суд расторг сделку, а потом банкротный управляющий Регбун (Эдуард Регбун. Прим. ред.) не подал петицию Абрамовичу внести в банкротную массу эти 3 миллиарда. Я не хочу обвинять сейчас никого, потому что у меня нет юридического заключения – должен был Абрамович вернуть, не должен, должен он ЮКОСу или бывшему ЮКОСу эти деньги, или не должен, – но во всяком случае, я хотел просто, чтобы Михаил Борисович обратил на это внимание. Михаил Джагинов: И вы ему сказали об этом? Леонид Невзлин: Я ему об этом сказал. Он сказал, что ничем таким заниматься не будет, для него это опять бизнес. Поэтому я считаю, что все на мне. На мне, моих партнерах, друзьях, сотрудниках, юристах и так далее. Но мы будем разбираться в этом вопросе. Михаил Джагинов: Вы наверняка слышали, что сказал Игорь Иванович после освобождения Михаила Борисовича, Игорь Иванович Сечин. Если Михаил Борисович обратится, он что-нибудь ему подыщет. Вы как к этому относитесь? Леонид Невзлин: Я отнесся к этому, как к шутке. Это неуклюжая шутка человека, который понял, что проиграл. Это была глупая, кстати, шутка. Михаил Джагинов: Но Михаил Борисович ответил довольно элегантно. Вы слышали? Леонид Невзлин: Я слышал, он ему предложил другой вариант. Михаил Джагинов: Предложил поменяться местами. "Пусть посмотрит, чем я занимался". Леонид Невзлин: Грубо говоря, пусть полгодика пошьет рукавички, что-нибудь в этом духе. Михаил Джагинов: Михаил Борисович сказал, опять-таки, в одном из интервью, что он сейчас готов даже спокойно разговаривать с Игорем Ивановичем Сечиным, при том, что прекрасно известна роль этого человека в его судьбе. А вы? Леонид Невзлин: Если мы говорим о Пичугине и Лебедеве, я готов разговаривать с кем угодно. Лишь бы это принесло результат. С дьяволом, с Сечиным, с кем угодно. Михаил Джагинов: Говорят, что у Путина к Ходорковскому были претензии очень личного характера, между ними пробежала в какой-то момент черная кошка. Помните, выступление о том, что бизнес душат, которое якобы не было санкционировано Путиным. А к вам, как вы думаете, есть у него какие-то личные претензии? Леонид Невзлин: Во-первых, то выступление, которое Ходорковский делал в Кремле по поручению Российского союза промышленников и предпринимателей, как один из руководителей этого союза, было согласовано с администрацией, с премьер-министром, и тему коррупции по понятным причинам надо было поднимать, он ее поднял, к сожалению, ее опустили и дожили до того, до чего дожили. Вся страна сейчас построена на абсолютной коррупции. Без коррупции сейчас не происходит ни одно движение в этой стране. Что касается меня, у меня нет ни хороших, ни плохих личных отношений с Путиным. Мы с ним знакомы. Он разговаривал со мной очень уважительно – до всего этого, после этого мы с ним не разговаривали. Я разговаривал всегда с ним уважительно, я не считаю его глупым человеком. Более того, я считаю, не поймите только, что я хвалю Путина, но поймите, что я благодарен ему за то, что он выпустил Ходорковского. И естественно, мой интонационный настрой несколько изменился. Но я надеюсь, что у него есть понятия. Понятийно, я надеюсь, у нас с ним нет причин для разборок. Михаил Джагинов: Сейчас, в связи с освобождением Ходорковского? Леонид Невзлин: В нынешней создавшейся ситуации, кроме того, что он будет держать, не дай Бог, Лебедева и Пичугина в тюрьме. Процесс пошел, но он должен когда-то завершиться. И ничего личного я по отношению к Путину не испытываю. В смысле, личного эмоционального. Точно он мне не друг, но никакой неприязни я к нему не испытываю. И еще раз подчеркну, я благодарен ему за этот ход, за то, что он выпустил Ходорковского. Михаил Джагинов: Этот ход для вас стал неожиданностью? Леонид Невзлин: Абсолютной неожиданностью. Михаил Джагинов: Вроде бы в одном из последних разговоров или в последнем разговоре между Михаилом Борисовичем и Путиным, Михаил Борисович послал Путина на три буквы. Было? Леонид Невзлин: Не могло быть никогда, потому что Михаил Борисович никогда никого не посылал на три буквы, даже в сердцах. Михаил Борисович полностью контролирует свою речь. Михаил Джагинов: В любой ситуации? Даже в самой эмоциональной? Леонид Невзлин: Даже в самой эмоциональной. Я никогда не видел Михаила Борисовича кричащим, грубящим, матерящимся. Этого не могло быть. Михаил Джагинов: Последний вопрос, Леонид Борисович. Хотели бы вы вернуться в Россию после десяти лет, прожитых в Израиле? Леонид Невзлин: Честно? Нет. Михаил Джагинов: Эмоционально вас ничто уже не связывает с этой страной по истечении десяти лет жизни в Израиле? Леонид Невзлин: Я вам скажу честно, откровенно. Я всех родственников, кого мог вывезти, вывез. Всех, кого могу, кто уже пожилой, кого могу, держа там, лечить и поддерживать, - я делаю это в России, я делаю это на Украине, - но большая часть моих родственников, самых близких, она здесь со мной. И здесь мой дом, моя родина. Михаил Джагинов: То есть, Москва не снится? Леонид Невзлин: Ну, об этом мы вообще не говорим. Единственное, я не хочу, чтобы меня, не дай Бог, заподозрили, что я не люблю Россию. Я люблю Россию, я вырос в Москве, я реально такой же москвич, как и тель-авивец теперь, и нью-йорковец, кстати говоря. Я бы хотел только одного: свободно перемещаться туда, куда я хочу, и когда хочу. Когда вы спросили, хочу ли я вернуться, то есть, сделать центром жизни Россию, - нет, не хочу. Михаил Джагинов: Но бывать в Москве, вы, безусловно, хотели бы? Леонид Невзлин: Да, потому что у меня там осталось огромное количество друзей. Да, они все приезжают, но они приезжают два раза в год, а я хочу их видеть четыре раза в год. Вот на таком уровне. И мне интересно, как там будет дальше. Оригинал

22 ноября 2013, 10:17

Forbes.ru: Эхо ЮКОСа: куда исчез автор залоговых аукционов Константин Кагаловский

 Слева направо: Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Бадри Патаркацишвили, Анатолий Чубайс, Владимир Потанин, Джаванфар Замани, Борис Березовский, Александр Шохин, Петр Авен, Виталий Малкин, Константин Кагаловский. Известный бизнесмен уже 10 лет живет в Британии в добровольной ссылке. Почему он не торопится возвращаться на родину? Кагаловский вполне мог стать одним из лидеров российского списка Forbes. Он все время был на расстоянии вытянутой руки от огромных денег и власти. Сначала в гайдаровском правительстве, где отвечал за взаимодействие с МВФ. А затем и в крупном бизнесе. Именно он разработал в 1995 году схему залоговых аукционов, которая по сей день служит точкой отсчета состояний большинства лидеров списка Forbes, и был правой рукой Ходорковского в операции по приватизации ЮКОСа. В 1999 году он оказался вовлечен в скандал с русскими капиталами в Bank of New York, завершивший романтический период отношений России и Запада. Кагаловский оказался одним из немногих ключевых людей в «Менатепе», кого не коснулись уголовные дела, заведенные на совладельцев и менеджеров нефтяной компании ЮКОС.  Однако предприниматель уже 10 лет находится в Великобритании в добровольной ссылке и на родину не торопится. В России его почти забыли. Но на Украине Кагаловский в последние годы стал чуть ли не главным защитником свободы слова. Телеканал, принадлежащий Кагаловскому, превратился в ведущий оппозиционный ресурс страны, на защиту его от посягательств власти выходило 10 000 человек. При этом на трибуна он не похож. «Это получилось ситуативно, совершенно случайно», — говорит, разводя руками, Кагаловский в разговоре с корреспондентом Forbes. Он совсем не готов бороться за украинскую демократию и с гораздо большим энтузиазмом рассказывает о политике… в Камбодже. Из Бибирево в Вашингтон «Ты приготовила что-нибудь? К нам едет Костя, надо его кормить», — кричал молодой семьянин Михаил Леонтьев жене. Примерно раз в неделю в квартире Леонтьева появлялся худой и сутулый аспирант Константин Кагаловский. Когда он приезжал к другу, то наедался на неделю вперед. Будущий телеведущий и апологет путинского режима Михаил Леонтьев познакомился с Кагаловским еще до поступления в институт. Они были в одной неформальной компании, пили портвейн, периодически переходя на водку. В компании они казались белыми воронами, потому что имели интересы за пределами общего раздолбайства. Кагаловский, к примеру, где-то раздобыл и прочел толстенную «Экономику» Самуэльсона — классику западной экономической теории, переведенную на русский «для служебного пользования». После вуза Кагаловского забрали начфином в воинскую часть в Забайкалье, недалеко от границы с Китаем. Леонтьев рассказывает: «Вел он себя вызывающе. Военная контрразведка изъяла у него девять страниц тезисов будущей диссертации». В работе говорилось о неравенстве доходов советских людей. Однажды Кагаловского обвинили в том, что тот «принудил бойцов отказаться от пищи». Он ответил, что этого быть не могло, «поскольку пищи в наличии не было». После армии молодой экономист пошел работать в ЦЭМИ, Центральный экономико-математический институт РАН, — знаменитый закрытый НИИ, где пытались найти математические решения экономических проблем. В ЦЭМИ, кроме Кагаловского, о судьбах советской экономики размышляли Андрей Вавилов, Александр Шохин, Владимир Машиц и другие экономисты, которые потом вошли в состав первого демократического правительства, сформированного Борисом Ельциным. Хотел ли Кагаловский быть ученым? «При социализме, если люди не хотели делать партийную карьеру, наука оставалась единственной нишей, где можно было делать что-то интересное, — говорит Кагаловский. — Половина тогдашних ученых при другом раскладе учеными бы и не стали». Кагаловский очень быстро вошел в круг Егора Гайдара, работавшего в дружественном ВНИИ системных исследований (ВНИИСИ). Однако пока Кагаловский учился и работал в ЦЭМИ, денег ему не хватало даже на мебель. «Он снимал квартиру в Бибирево. Там вообще отсутствовала мебель и была только кухня, — рассказывает Леонтьев. — Туда периодически заселялись люди, и потом их Костя долго и муторно выселял. Он лишал их пищи, доступа, воздуха, сортира». Все изменила революция, точнее крах СССР. Ельцин назначил Гайдара ответственным за реформы, и тот стал формировать правительство. План реформы и состав первого правительства рисовался на госдаче №15 в Сосенках, и Кагаловский был одним из основных разработчиков. Его ставили всегда в пару Егору Гайдару, когда упоминали о «независимых экспертах», разрабатывавших план. Как рассказывает Кагаловский, он сам придумал для себя должность полпреда по связям с мировыми финансовыми организациями. Сначала он взаимодействовал с кредиторами в Москве и в командировках, а в октябре 1992 года, почувствовав, что правительство Гайдара вот-вот падет, Кагаловский решил ехать в Вашингтон, где стал директором Международного валютного фонда от России. Как рассказывает близкий друг Кагаловского, американские контрагенты были немного шокированы манерой общения нового директора. «Они говорили, мол, Кагаловский делает вид, что плохо понимает по-английски. Наиболее употребляемый глагол Кагаловского в разговоре с американцами был must». Содержательные тезисы Кагаловского удивили американцев еще больше. Кагаловский доказывал, что Россия является не дебитором, а нетто-кредитором, взвалив на себя большинство стран постсоветского пространства. Простив им долги и отпуская им энергоносители по демпинговым ценам, Россия решала проблему МВФ. Жесткость Кагаловского оказалась очень полезной, когда он торговался по квоте России при включении в МВФ. Ему удалось довольно существенно ее повысить — с 2,5% до 3%. Цифра только кажется небольшой, на самом деле благодаря этим полпроцента кредиты обходились дешевле и просить можно было больше, а главное — выше становился экономический и политический статус России, поскольку по размеру квоты страна стояла сразу за «большой семеркой» и Канадой. С окончанием срока в ноябре 1994 года он покинул свой пост. «У меня не было желания делать государственную карьеру, а в МВФ все прорывы уже были сделаны и осталась рутинная работа», — объясняет Кагаловский. Но есть и другая версия. «В Вашингтоне Кагаловский не терял времени даром — он там обзавелся хорошими знакомствами и, что важнее, выяснил современные финансовые технологии. Как работают рынки капиталов, инвестиционные и просто банки… по тем временам такое знание было настоящим товаром», — вспоминает бывший подчиненный Кагаловского. — А в Москве было много покупателей…» Из чиновников — в бизнес С Михаилом Ходорковским и его ближайшим партнером Леонидом Невзлиным Кагаловский стал приятельствовать еще в Вашингтоне. Кагаловского интересовала возможность начать бизнес, а Невзлина — связи и понимание финансовых рынков. «Бизнесовая сфера для меня тогда была непонятна, — говорит Кагаловский. — Это был взаимовыгодный контакт. Не в смысле выгоды, как принято сейчас, — я чиновник, ты нам помоги это, а мы тебе дадим то. Это был контакт скорее на интеллектуальном уровне». Когда у Кагаловского стал заканчиваться контракт с правительством, он решил уйти в бизнес. Предложений было много, в том числе и от нынешних лидеров списка Forbes, говорит Кагаловский, не называя фамилий. Однако экс-чиновник решил идти в «Менатеп». Сам Кагаловский объясняет это тем, что у него «душа лежала» к Ходорковскому. По его словам, в партнеры «Менатепа» его не взяли, однако предложили «очень серьезную зарплату». Первое время Кагаловский смотрел по сторонам, общался с подчиненными, пытаясь вникнуть в бизнес-процессы: «Было непросто. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы понять, как все функционирует». По словам Кагаловского, руководитель «Менатепа» рассчитывал, что он станет общаться с чиновниками. «Был Невзлин, который был довольно эффективным менеджером по GR, все сотрудники, которые взаимодействовали с правительством, были под ним, — рассказывает бывший акционер и директор по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович. — Но не все топ-менеджеры компании могли с ним работать». Михаил Ходорковский отказался ответить на вопросы Forbes о Кагаловском. «Ходорковский смотрел, как у этого человека получится, — рассказывает о себе в третьем лице Кагаловский. — Не у всех чиновников в бизнесе хорошо пошло. Но Ходорковский думал, что из меня выйдет прок». И, похоже, он не ошибся. Бой за ЮКОС Оправдывать надежды Кагаловский начал уже через несколько месяцев. Он придумал масштабную сделку с правительством, которая изменила ход экономической истории России и во многом определила политическую. Сразу несколько источников подтвердили Forbes, что именно Кагаловский придумал идею залоговых аукционов и продвигал ее через все возможные ресурсы. При этом официально автором идеи считается Владимир Потанин. Тридцатого марта 1995 года Потанин совместно с Ходорковским и еще одни банкиром, главой банка «Столичный» Александром Смоленским официально предложил правительству план «займа в обмен на акции». Консорциум банков был готов предоставить правительству кредит почти на $2 млрд под залог акций предприятий. Это была огромная для России сумма, но в список входили лучшие активы страны. В случае невозврата кредита банки получали право продать акции предприятий. Авторы идеи в числе прочего рассчитывали, что реформаторы в правительстве будут заинтересованы в ослаблении позиций «красных директоров». Сейчас Кагаловский не скрывает, что банки сами хотели приобрести эти акции и стать собственниками предприятий. Владимир Потанин нацелился на «Норильский никель» — крупнейшую горно-металлургическую компанию, а Михаил Ходорковский — на ЮКОС, вторую по объему добычи и в то время первую по запасам нефтяную компанию России. За эти две жемчужины и конкуренты были не прочь побороться. Основная опасность исходила от зарубежных компаний. Если в России не было денег даже у правительства, то у западных предпринимателей с лихвой хватило бы средств, чтобы перебить цену. Кагаловский, правда, считает, что среди иностранцев не было серьезных инвесторов, а «были одни жулики», и эту мысль тем или иным способом Он доносил до чиновников правительства. Но как не подпустить к аукционам иностранцев? Он придумал простой способ — не прописывать четко, кого считать иностранной компанией, а кого нет. «Когда четко не прописано — это значит, что решение вопроса остается на усмотрение российского суда. Если суд признает, что конечный бенефициар иностранный, деньги конфискуют в российский бюджет». Между тем именно на иностранный капитал рассчитывал Альфа-банк в борьбе с «Менатепом» за ЮКОС. Кагаловский рассказывал, что Альфа-банк даже предлагал «Менатепу» перепродать ЮКОС американцам, поделив прибыль пополам. По словам Кагаловского, Альфа-банку удалось привлечь к сделке в качестве партнера калифорнийского нефтепромышленника, основателя Martin Oil Марвина Девиса. «Я не поленился ж… оторвать, слетать в Лос-Анджелес и поговорить с Девисом», — рассказывает сейчас Кагаловский. «Вы должны понимать: если мы докажем, что деньги ваши, результаты конкурса аннулируются, а деньги останутся в российском бюджете», — пересказывал ход той встречи Кагаловский. Девис выслушал его с большим интересом и вскоре после этого разговора отказался от сделки. Источник в Альфа-банке подтвердил, что переговоры с иностранным партнером действительно велись, но исход войны решился не отказом Девиса, а неожиданным ходом Анатолия Чубайса. Альфа-банк все же решился участвовать в конкурсе, объединившись с «Российским кредитом» и Инкомбанком, однако консорциум не был допущен по формальным причинам — из-за того, что часть из депонированных $350 млн они внесли ГКО. Как рассказывает источник в «Альфа-Групп», к тому времени консорциум договорился со всеми, включая Центробанк, однако всю операцию прикрыл в последний момент Чубайс, отказавшись брать ГКО. «Чубайс изначально был на стороне покупки ЮКОСа Ходорковским», — объясняет источник. По его словам, именно Кагаловский занимался аукционом и позиционной войной с консорциумом банков. В итоге 45% акций ЮКОСа достались «Менатепу» за $159 млн — всего на $9 млн больше стартовой цены. Позже выяснилось, что ранее правительство разместило в банке депозит на $120 млн. Как получилось, что правительство разместило именно в «Менатепе» крупную сумму незадолго до того, как попросить ее в качестве кредита? В Минфине тогда в ранге первого заместителя министра финансов работал давний друг Кагаловского Андрей Вавилов. Именно Вавилов от имени министерства финансов подписывал документы по залоговым аукционам. Но Кагаловский этот факт отрицает, а Вавилов на вопрос Forbes о том, он ли принимал решение о передаче $120 млн на хранение в банк «Менатеп», заявил, что такого не помнит. Как отразилась эта блестящая лоббистская операция на состоянии Кагаловского? Сейчас Кагаловский говорит, что Ходорковский его не обидел. По его словам, по итогам сделки ему хорошо заплатили. Однако достался ли Кагаловскому хоть сколько-нибудь значимый пакет ЮКОСа? В число бенефициаров Group Menatep, владевшей 61% акций ЮКОСа, Кагаловский не вошел. Алексей Голубович, другой миноритарий ЮКОСа, утверждает, что не видел Кагаловского в составе акционеров. Другой топ-менеджер компании говорит, что если Кагаловскому и достался пакет компании, то не более 2%. По словам бывшего топ-менеджера ЮКОСа, Кагаловский продал акции в 2003 году и мог получить за них до $800 млн (8 октября 2003 года стоимость компании достигла максимума — $43 млрд). Сам Кагаловский не отрицает и не подтверждает заявленную сумму, скромно напоминая, что о деньгах в Европе говорить не принято. Черная метка После покупки за бесценок ЮКОСа Кагаловский еще раз сослужил службу Ходорковскому, нейтрализовав опасного врага. Американский инвестор Кеннет Дарт купил акции дочерних компаний ЮКОСа на несколько десятков миллионов долларов, а затем блокировал любые решения компании, жалуясь на то, что вся прибыль оседает в головной компании. В ЮКОСе расценили эти действия как шантаж, классический «гринмейл». Война шла в несколько этапов. Сначала акции компании была спрятаны в офшорные зоны, затем были подготовлены планы размывания доли Дарта в компаниях, параллельно велись переговоры о покупке доли миноритария за адекватную цену. На борьбу с миноритарием был брошен Кагаловский. Применялись самые неожиданные средства. Например, в июне 1999 года, когда представители Дарта прибыли в офис ЮКОСа на собрание акционеров «Томскнефти», они увидели записку о том, что собрание перенесено в городок на юге Подмосковья. Когда же они помчались туда на машине, то по указанному адресу обнаружили здание в процессе реставрации. Поднявшись по лестнице без перил, они увидели комнату с семью стульями и на столе повестку дня собрания. «Собрание закончилось минут 20 назад», — сообщил им человек в помятой куртке строителя. По словам близкого к Кагаловскому источника, тот с помощью родственников Дарта даже выяснял психотип этого человека, чтобы знать все его слабые места. В итоге Дарт получил более $120 млн, хотя первоначальные требования доходили до $750 млн. Кагаловский справился с этим делом, сэкономив для компании немалые средства и выведя из-под удара дочерние предприятия. Но уже в том же 1999 году Кагаловский был исключен из совета директоров ЮКОСа — «в немалой степени из-за недовольства его деятельностью со стороны Невзлина», вспоминает бывший чиновник правительства, хорошо знакомый с Кагаловским (Невзлин от комментариев для этой статьи отказался). Это совпало с тем, что Ходорковский взял курс на рост капитализации, создание открытой публичной компании. По несчастливой случайности именно в это время один из ключевых его менеджеров оказался вовлечен с крупный международный скандал. Жена Кагаловского, глава восточно-европейского отделения Bank of New York Наталья Гурфинкель стала фигурантом громкого дела. Западные СМИ обвинили руководство этого крупного американского банка в пособничестве при отмывании денег русской мафии. Статьи про русскую мафию и американский банк появились в ведущих мировых СМИ в конце августа 1999 года. В одной говорилось, что с октября 1998-го по март 1999-го через Bank of New York прошло $4,2 млрд, в другой речь шла о сумме $10 млрд. Упоминали деньги Инкомбанка, которые якобы выводили менеджеры втайне от собственника Владимира Виноградова. 22 августа в старейшем британском еженедельнике The Observer вышла статья «Русская мафия взяла цель на Сити», посвященная Константину Кагаловскому. Ни следствия, ни суда в связи с этими обвинениями так и не было, однако Гурфинкель отправили в отпуск, а затем освободили от должности, а финансовые связи Кагаловского на Западе стали рассматривать исключительно через призму этого дела. Кагаловский говорит, что эта история отразилась на семье скорее психологически. «Константин, конечно, был ни при чем, просто пострадал за жену», —рассказывает бывший коллега Кагаловского в «Менатепе». Гурфинкель подала в суд на руководство банка, обвинив его в незаконном увольнении и нанесении ущерба репутации, и в итоге заключила мировое соглашение, получив от банка несколько миллионов долларов. Однако для ухода из ЮКОСа у Кагаловского были и другие причины. Он сам говорит, что устал от рутины. Но и это не все. Он не всегда подчинялся корпоративным требованиям. Михаил Леонтьев рассказывает, что Кагаловский не захотел отдавать свои акции в «общий котел», когда Ходорковский собирал всех акционеров в Group Menatep. Это был первый конфликт Кагаловского с Ходорковским. Потом конфликты стали возникать все чаще. Оказавшись без работы, Кагаловский поначалу пытался встроиться в политический истеблишмент. По словам Леонтьева, экс-менеджер «Менатепа» основал небольшой исследовательский институт и занялся прикладной экономикой. При этом большую часть времени Кагаловский уже жил в Лондоне. Но поработать не удалось даже в таком «половинчатом» формате. Началось «дело ЮКОСа». Когда Ходорковского арестовали, Кагаловский успел ему позвонить — у того еще не отобрали телефон. «Костя, я сейчас не очень могу говорить, я в прокуратуре», — сказал Ходорковский. Это был последний разговор Кагаловского с Ходорковским. Буквально через пару недель Кагаловский улетел в Лондон. Дел в России он больше не вел. Лишь однажды Кагаловский вступился за родную компанию. В мае 2004 года он собрал группу иностранных инвесторов, которая обратилась в правительство России с предложением выкупить долги ЮКОСа в обмен за право приобрести контрольный пакет компании. В число инвесторов входили самые разные люди — от Джорджа Миллера, главы IWMS (компании, чей основной бизнес — очистка систем стоков британских свиноферм), до семьи Аль-Мактум, из которой происходят шейхи и наследные принцы ОАЭ. Однако его инициатива наткнулась на полное непонимание российской стороны. Приватное дело После увольнения из Bank of New York Наталья Гурфинкель переехала из Нью-Йорка в Лондон, и Кагаловские замкнулись в семейном мирке. «Обсуждали детей, школу, другие вещи, как там в Лондоне быт — тысячу вопросов. Но мы никогда не касались бизнеса», — рассказывает его товарищ, предприниматель Андрей Вавилов. Из спячки Кагаловского вывел беглый предприниматель Владимир Гусинский. Бывший медиамагнат и основатель НТВ предложил ему вложиться на двоих в новый медиапроект на Украине. Кагаловский, в отличие от Гусинского, мог свободно перемещаться по миру и согласился туда съездить. «Решил — посмотрим, любопытно, телевидением я никогда не занимался». Проект ТВi партнеры основали в 2008 году. Гусинский пригласил на работу двух человек, сыгравших ключевую роль в создании НТВ, — бывшего президента телекомпании НТВ Игоря Малашенко, который стал главным внешним консультантом и де-факто управляющим, и Евгения Киселева, который начал вести еженедельную телепрограмму, а также стал главным редактором-консультантом. Почти сразу отношения партнеров не заладились. Кагаловского не устроило то, что весь менеджмент привел Гусинский, не дав ему возможности влиять на управление. К тому же возник финансовый спор: большая часть эфира была отдана сериалам и фильмам производства компании Гусинского New Media Distribution Company. Пока телеканал присутствовал лишь в кабельных сетях, сериалы обходились компании в копейки. Но амбиции бывших олигархов требовали иного масштаба. Свободных частот на тот момент не было, поэтому они решили арендовать региональные передатчики у телекомпаний, у которых оставался свободный местный эфир. После того как ТВi стал полноценным эфирным каналом, расценки на фильмы и сериалы пошли вверх. Кагаловского раздражало, что Гусинский «сгружал» на ТВi фильмы, которые другие не брали, по ценам, сравнимым с теми, что выставляли другим украинским каналам. «Я Гусинскому сказал: у тебя конфликт интересов — ты отвали от правления и сиди тихо, — рассказывает Кагаловский. — А он: я на это пойти не могу». Малашенко считает, что конфликт интересов, наоборот, возник бы, если сериалы продавались бы ТВi по дешевке. Миноритарным акционером New Media Distribution Company была страховая компания AIG, которой было бы сложно объяснить, почему сериалы отдаются за бесценок. Мотивация Кагаловского была иной, считает Малашенко: «Он хотел быть главным, чтобы его уважали как некоего медиамагната. Он вложил деньги в канал ради уважения и самореализации. Но так этого и не приобрел. В этом была главная причина, почему он начал разрабатывать план захвата канала». К сентябрю 2009 года инвестиции Гусинского в общий бизнес составил $12 млн, а Кагаловского — $11,6 млн. К этому времени ТВi поднялся в рейтинге украинских телеканалов с 47-го на 14-е место. Кагаловский забрал канал у партнера привычными методами — как он сам говорит, «по старинному российско-украинскому рецепту», который называется «дополнительная эмиссия». «Доля Гусинского с 50% уменьшилась до одного. Что вы, не слыхали, что в России это делается?» — с ласковой улыбкой говорит Кагаловский. В результате серии транзакций в сентябре 2009 года 99% ТВi стало принадлежать компаниям Aspida и Seragill, которые, в свою очередь, принадлежат компании Кагаловского Beta Trust. Как следует из материалов нью-йоркского суда, в котором разбирался спор Гусинского и Кагаловского, вся операция обошлось Кагаловскому в $68 000. Чтобы Гусинский не заподозрил неладное, Кагаловский присылал ему письма, в которых говорил о важности сотрудничества. Спокойный и довольный Гусинский продолжал финансировать по сути уже чужой канал и перевел с сентября 2009-го по январь 2010 года более $3 млн структурам Кагаловского. Узнав об изменениях в составе акционеров компании, Гусинский подал в арбитраж Нью-Йорка. Двухлетнее судебное разбирательство завершилось его полной победой (решение суда есть в распоряжении редакции Forbes). Кагаловский остался должен Гусинскому вместе с процентами и издержками около $36 млн (сейчас дело на апелляции). Хотя дело и было проиграно в суде, в течение двух лет Кагаловский мог чувствовать себя полноценным медиамагнатом. Постепенно телеканал стал одним из влиятельных независимых медиаресурсов. Фильмы производства NMDC сначала заменили на более дешевые сериалы National Geographic, а позже этот жанр и вовсе исчез из эфира, который насыщался новостными программами и расследованиями. В начале 2010 года Национальный совет по вопросам телерадиовещания наконец выделил ТВi частоту. Однако в феврале президентом Украины стал Виктор Янукович и освободил от должности и. о. главы Нацсовета, а лицензию ТВi не получил. Следующей мишенью новой украинской власти стали владельцы телеканалов. С украинскими предпринимателями удалось сладить довольно быстро. И неожиданно ТВi оказался главным независимым и оппозиционным телеканалом в стране. По словам бывшего гендиректора ТВi, депутата Верховной рады Николая Княжицкого, канал стал главным общественным явлением Украины: «На него ориентировалась вся интеллигенция. Пика влияния канал достиг в мае 2012 года». В сентябре 2012 года, когда канал стали отключать в регионах, а на Княжицкого завели уголовное дело в связи с неуплатой налогов, в Киеве вышли на митинг более 10 000 человек. Когда Княжицкий объявил о сборе средств на телеканал, чтобы заплатить налоги, за несколько дней люди принесли сумму эквивалентную €400 000, рассказывает депутат. Зачем Кагаловскому понадобилось становиться знаменосцем оппозиции в украинском телеэфире? Он пожимает плечами: «Это ситуативно произошло. Но отступать в этой ситуации уже было западло». Весной 2012 года ТВi был настолько популярен на Украине, что в рейтингах обогнал полноценный эфирный «5 канал». Однако с осени 2012-го начал постепенно терять аудиторию. Сказалось как отключение от региональных телеэфиров, так и промахи Кагаловского, который, по утверждению Княжицкого, лично участвовал в подборе программ, ведущих и тем. Депутат напоминает, что украинская аудитория с трудом восприняла новую программу Павла Шеремета, на кандидатуре которого настоял основной акционер. «Кагаловский просто захотел быть очень большим игроком и мнил себя великим, — убежден Княжицкий. — И это всех, с кем я разговаривал, раздражало». Дальнейшая судьба этого телеканала в чем-то повторяет судьбу «старого» НТВ. 23 апреля 2013 года гендиректор ТВi Наталья Катеринчук пришла, как обычно, на работу, но в офис ее не пустили. Оказалось, что компания «Медиа инфо», которая владеет 100% «ТРК ТелеРадиоСвит» (владелец лицензии на вещание) провела собрание акционеров, на котором приняла решение об увольнении Катеринчук с поста гендиректора. От владельцев участвовал только генеральный директор «Медиа Инфо» и ее же миноритарий (1%) Олег Радченко. Бенефициаром «Медиа инфо» и владельцем канала объявил себя предприниматель Александр Альтман. Буквально за несколько дней от менеджмента Кагаловского не осталось и следа. Часть журналистов уволилась с канала в знак протеста против рейдерского захвата, часть — осталась. Кагаловский называет операцию рейдерским захватом и утверждает, что ее курировал замсекретаря Совета безопасности Украины Владимир Сивкович (его представитель от комментариев отказался), а технически осуществлял Николай Княжицкий. Княжицкий от участия в судьбе канала открещивается, заявляя, что всего лишь хочет, чтобы канал продолжал дальше работать. Кагаловский уехал в Лондон, откуда теперь уже сам пытается вернуть канал. Он подал иск в Высокий суд Англии, где сейчас неспешно разбирается это дело. Кагаловский говорит, что рассчитывает вернуть хотя бы часть вложений. Он не рассчитывал, что канал станет бельмом в глазу власти, — он всего лишь «хотел с помощью него заработать». Заработать у него как раз не получилось: по словам Княжицкого, даже на пике популярности доходы канала покрывали лишь половину его расходов (по оценке Княжицкого — $4 млн из $8 млн). Говорить о размере своего состояния Кагаловский отказывается, намекая, впрочем, что денег хватит еще не на один проект. Во что он готов их вкладывать? Теперь только холодный расчет, все инвестиции под контролем супруги — финансиста Натальи Гурфинкель. Увидит ли Россия человека, который в свое время изменил ее судьбу и породил первых долларовых миллиардеров? «Сейчас в России любая деятельность — это конкуренция. В любой конкуренции дружба и связь с Ходорковским будет использоваться против меня», — убежден Кагаловский. Разговор о политике в России плавно переходит на ситуацию в Камбодже. Там тоже недавно прошли выборы, партия власти умудрилась их провалить. Кагаловскому это очень интересно.   Посмертное свидетельство Через несколько дней после таинственной смерти Бориса Березовского в марте 2013 года Константин Кагаловский неожиданно объявил, что покойный владел долей в «Сибнефти». За полгода до этого Лондонский суд и судья Элизабет Глостер пришли к прямо противоположному выводу: доли в «Сибнефти» у Березовского не было. Кагаловский рассказал Forbes, что документальных подтверждений у него не было. Однако интересно, что во время работы Кагаловского в «Менатепе» ЮКОС впервые предпринял попытку слияния с «Сибнефтью». В январе 1998 года ЮКОС и «Сибнефть» подписали протокол о намерении объединить свои управленческие и операционные структуры. Создаваемый холдинг ЮКСИ по доказанным запасам нефти и газа (3,2 млрд т) должен был занять первое место среди мировых нефтекомпаний, а по нефтедобыче (65 млн т) стать третьим после Shell и Exxon. Вскоре после сообщений о создании ЮКСИ появились слухи о скором развале этого холдинга. Кагаловский говорит, что в объединении компаний задействован не был, но правду насчет Березовского «знала каждая собака». Свидетельствовать об этом в суде Кагаловский не стал. http://www.forbes.ru/sobytiya/biznes/247636-ekho-yukosa-kuda-ischez-avtor-zalogovykh-auktsionov-konstantin-kagalovskii