• Теги
    • избранные теги
    • Компании69
      • Показать ещё
      Страны / Регионы64
      • Показать ещё
      Международные организации3
      Показатели6
      • Показать ещё
      Разное20
      • Показать ещё
      Люди5
      Сферы1
      Формат1
      Издания2
Южная фондовая компания
04 октября 2016, 15:50

Крайинвестбанк вернет мэрии Краснодара участок под гольф-клуб

Арбитражный суд Краснодарского края обязал ПАО Крайинвестбанк вернуть мэрии Краснодара участок под строительство гольф-клуба. Речь идет об участке острова на озере Старая Кубань (старое русло реки Кубань) площадью 195 га. Как сообщает РБК, подачу иска в октябре 2015 года инициировала прокуратура. Его подал первый заместитель прокурора края Игорь Бабаев к сторонам сделки муниципалитету Краснодара и группе из восьми компаний: ООО Контакт , Кубанская нива , Лагуна , Новороссталь , Самшит , Управляющая компания жилищных комплексов (УКЖК), Южная фондовая компания (ЮФК), Южный центр правовых услуг (ЮЦПУ). Прокуратура требует признать недействительным договор купли-продажи земельного участка, заключенный сторонами 25 декабря 2014 года.

11 декабря 2014, 15:40

СБРФР предоставила лицензию "Южной фондовой компании" на осуществление деятельности спецдепозитария ИФов, ПИФов и НПФов

Москва, 11 декабря. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/Служба Банка России по финансовым рынкам приняла решение предоставить лицензию на осуществление деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов обществу с ограниченной от...

11 декабря 2014, 00:00

О выдаче лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг

 Банк России 27 ноября 2014 года принял решение выдать лицензию профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление депозитарной деятельности ОБЩЕСТВУ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ЮЖНАЯ ФОНДОВАЯ КОМПАНИЯ» (г. Симферополь).

10 декабря 2014, 16:08

ЦБ выдал лицензию первому крымскому спецдепозитарию - "Южной фондовой компании"

ЦБ РФ принял решение предоставить лицензию на осуществление деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов севастопольской "Южной фондовой компании". Об этом говорится в сообщении Банка России.

10 декабря 2014, 14:03

ЦБ выдал лицензию первому крымскому спецдепозитарию

Банк России выдал севастопольской «Южной фондовой компании» лицензию на осуществление деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов. Об этом говорится в сообщении на сайте регулятора.В ноябре, напоминает ТАСС, УК «Симферопольская компания «Трастовый фонд» первой на Крымском полуострове получила лицензию на осуществление деятельности по управлению инвестфондами, ПИФами и НПФ. В конце сентября ЦБ выдал лицензию профучастника рынка ценных бумаг на осуществление деятельности по ведению реестра симферопольской финансовой компании «Ваш выбор».

10 декабря 2014, 00:00

О предоставлении лицензии

 Банк России 3 декабря 2014 года принял решения предоставить лицензию на осуществление деятельности специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондовОБЩЕСТВУ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ЮЖНАЯ ФОНДОВАЯ КОМПАНИЯ» (г. Севастополь).

31 октября 2013, 17:20

"Южная фондовая компания" выплатила 9-й купон по облигациям серии 01

Москва, 31 октября. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/ООО "Южная фондовая компания" ("ЮФК" ) осуществило выплату 40.392 млн рублей в счет погашения 9-го купона пятилетних облигаций серии 01 (№ 4-01-25502-R от 06.04.2009). Об этом говорится в сообщении компании. Выплата на одну облигацию но...

Выбор редакции
30 октября 2013, 19:44

"Южная фондовая компания" выплатила 40,39 млн рублей за 9-й купон по облигациям серии 01

На одну облигацию был начислен купонный доход в размере 44,88 руб. исходя из ставки 9% годовых.

18 сентября 2013, 14:01

Большинство бирж АТР закрылось в плюсе на ожиданиях поэтапного сокращения QEIII

Большинство фондовых индексов Азиатско-Тихоокеанского региона в среду закрылись в плюсе на ожиданиях, что возможное сокращение стимулирования со стороны Федрезерва будет постепенным, свидетельствуют данные бирж. К концу торгов японский Nikkei Stock Average 225 вырос на 1,35% - до 14 505,36 пункта, TOPIX - на 0,97%, до 1 193,07 пункта. Индекс Шанхайской фондовой биржи SSE Composite повысился на 0,29%, достигнув 2 191,85 пункта. Сингапурский Straits Times Index прибавил 0,41% и составил 3 193,85 пункта. Гонконгский Hang Seng потерял 0,27% и составил 23 117,45 пункта. Австралийский S&P/ASX200 закрылся в минусе на 0,28% на отметке 5 230,36 пункта. Фондовый рынок Южной Кореи сегодня закрыт в связи с праздниками. «Любое объявление ФРС так или иначе повлияет на рынок, независимо от того, будет ли сокращение стимулирования или нет. Но мы считаем, что уменьшение будет постепенным, поэтому настроены оптимистично по рынку акций», - заявил агентству Bloomberg управляющий директор Kapstream Capital Ник Марутсос. Поддержали индексы АТР и данные по рынку жилья Китая, согласно которым в Пекине и Шанхае цены увеличились в августе на 15%, а в Шэньчжэне - на 18%. Акции девелоперских компаний выросли к концу торгов, в частности, ценные бумаги крупнейшего в стране девелопера Poly Real Estate Group Co прибавили в цене 0,85%.

06 мая 2013, 13:15

"Южная Фондовая Компания" выплатила 8-й купон по облигациям серии 01

Москва, 6 мая. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/ООО "Южная Фондовая Компания" ("ЮФК") осуществило выплату 40.392 млн рублей в счет погашения 8-го купона пятилетних облигаций серии 01 (№ 4-01-25502-R от 06.04.2009). об этом говорится в сообщении компании. Компания разместила 900 тыс облигаций серии 01 на общую сумму 900 млн рублей в мае 2009 года. Выплата на одну...

01 апреля 2013, 10:19

Российская макроэкономика за неделю

Российская макроэкономика за неделю         На текущей неделе основным событием в российской экономике стало развитие ситуации вокруг Кипра. Обсуждалось смягчение условий по кредиту, выданному Россией Кипру, а также потери россиян и компаний. Ситуацию на Кипре обсуждали во вторник в российском правительстве. Премьер Дмитрий Медведев дал понять: Россия не отказывается помогать киприотам, однако избегает поспешных решений. Необходимо просчитать последствия кризиса на Кипре, заявил премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече с вице-премьерами. "Там, по-моему, продолжают грабить награбленное. Поэтому нужно понять, во что вся эта история, так сказать, превратится, и каковы будут последствия для международной финансово-валютной системы, стало быть и для наших интересов тоже", - отметил премьер-министр. При этом вице-премьер Игорь Шувалов отметил, что кризис на Кипре является хорошим сигналом для тех, кто намерен держать деньги в российских банках. Президент Владимир Путин поручил правительству и Минфину проработать с кипрскими партнерами условия реструктуризации ранее предоставленного Кипру кредита. История достаточно быстро получила продолжение. Министр финансов Антон Силуанов рассказал в интервью телеканалу "Россия 24", что Россия пересмотрит условия предоставления кредита Кипру. Рейтинговые агентства достаточно быстро отреагировали на ситуацию. Аналитики S&P считают, что события на Кипре окажут относительно небольшое влияние на финансовые показатели российских банков. Рейтинговое агентство Moody's подтвердило долгосрочный кредитный рейтинг России на уровне "Ваа1". Прогноз по рейтингу "стабильный". В Moody’s отмечают, что сохранение рейтинга связано с относительно низким уровнем государственного долга, сбалансированным бюджетом, а также с положительными изменениями в монетарной политике. Еще одним важным событием стал саммит БРИКС в ЮАР. Главы стран Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки одобрили проект создания фонда валютных резервов общим объемом в $100 млрд. Шла речь и о создании Банка развития БРИКС. Хотя министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что странам БРИКС потребуется больше времени для создания нового Банка развития, президент РФ Владимир Путин отметил, что Россия выступает за создание банка, но работать он должен на рыночных принципах. Глава Минфина уточнил, какие именно вопросы потребуется обсудить в дальнейшем: размер оплачиваемого и заявленного капитала в банке от каждой страны и где территориально будет размещаться Банк БРИКС. По словам Силуанова, на встрече министров финансов БРИКС речь шла о капитале банка в $50 млрд. Также можно отметить заявление Владимира Путина о том, что уровень социального расслоения по доходам, сложившийся сегодня в России, является "запредельным". Он высказался за то, чтобы размеры вознаграждения топ-менеджеров компаний были разумными. Прогнозы Минэкономразвития понизит прогноз роста ВВП России на 2013 г., сейчас прогноз составляет 3,6%. При сохранении текущих подвижек в экономике рост может быть ниже 3%. По итогам I квартала дефицит федерального бюджета России составит 130,8 млрд руб., что эквивалентно 0,9% ВВП. ЦБ РФ ожидает, что смягчение кредитно-денежной политики Банка России скорее приведет к ускорению инфляции, чем к экономическому росту. Инфляция в России в 2013 г. может превысить прогноз ЦБ и Минэкономразвития (6%), если в стране соберут плохой урожай зерна. Минфин ожидает ускорения экономического роста в России во II и III кварталах. Временная стагнация связана с ожиданиями ухудшения положения в экономике осенью прошлого года. Министерство экономического развития РФ ожидает, что инфляция в марте составит 0,4-0,5%, что ниже прошлого прогноза. Статистика Международные резервы России по состоянию на 22 марта составили $522,4 млрд против $520 млрд на 15 марта. Таким образом, за неделю объем резервов увеличился на $2,4млрд, что предполагает рост на 0,46%. Денежная база в узком определении в России по состоянию на 25 марта 2013 г. составила 7500,7 млрд руб. На 18 марта денежная база составляла 7495,8 млрд руб. Отток капитала из фондов, вкладывающих средства в российский фондовый рынок, за неделю с 21 по 27 марта продолжился и составил $235 млн против оттока в размере $139 млн неделей ранее.

28 марта 2013, 15:04

Фондовая Азия закрылась в минусе

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона снизились к концу торгов четверга после сообщения Минфина Южной Кореи об ухудшении прогноза по ВВП страны на 2013 год. К концу торгов японский Nikkei Stock Average 225 уменьшился на 1,26% - до 12335,96 пункта, индекс широкого рынка TOPIX - на 0,93%, до 1036,78 пункта. Корейский KOSPI понизился на 0,22% и составил 1989,05 пункта. Индекс Шанхайской фондовой биржи SSE Composite потерял 2,82%, достигнув 2236,30 пункта, сообщает РИА «Новости».  Гонконгский Hang Seng ослабел на 0,74%, составив 22299,63 пункта. Сингапурский Straits Times Index опустился на 0,15% и составил 3308,10 пункта. Австралийский S&P/ASX200 закрылся в минусе на 0,54% и достиг отметки 4979,87 пункта. Министерство финансов Южной Кореи ухудшило прогноз по росту ВВП страны на текущий год до 2,3% с 3% из-за уменьшения объемов экспорта и слабых показателей потребления. «Наша экономика теряет темпы, а благосостояние граждан не увеличивается. Мы будем принимать разные меры, включая выделение дополнительных бюджетных средств для оживления экономики», - цитирует сообщение ведомства газета Financial Times.  Бизнесу корейских экспортеров наносит ущерб снижение курса иены к вону - за последние полгода оно составило 18%. В феврале экспорт упал на 8,6% в годовом выражении. В таких условиях корейским производителям электроники и автомобилей становится труднее конкурировать с японскими компаниями.  Снижение фондовых индексов в четверг также связано с сохраняющимися опасениями за ситуацию в Европе, в частности, на Кипре и в Италии. «Неопределенность, которую создает помощь Кипру и неспособность политиков Италии сформировать правительство, негативно влияет на рынок», - заявил агентству Bloomberg глава по исследованием рынков инвестиций Colonial First State Global Asset Management Стивен Холмарик. Закладки:

28 марта 2013, 14:59

Биржи АТР закрылись в минусе на новостях из Южной Кореи

Фондовые индексы Азиатско-Тихоокеанского региона снизились к концу торгов четверга после сообщения Минфина Южной Кореи об ухудшении прогноза по ВВП страны на 2013 год, свидетельствуют данные бирж. К концу торгов японский Nikkei Stock Average 225 уменьшился на 1,26% - до 12 335,96 пункта, индекс широкого рынка TOPIX - на 0,93% до 1 036,78. Корейский KOSPI понизился на 0,22% и составил 1 989,05 пункта. Индекс Шанхайской фондовой биржи SSE Composite потерял 2,82%, достигнув 2 236,30 пункта. Гонконгский Hang Seng ослабел на 0,74%, составив 22 299,63 пункта. Сингапурский Straits Times Index опустился на 0,15%, оказавшись на отметке 3 308,10. Австралийский S&P/ASX200 закрылся в минусе на 0,54% и достиг 4 979,87. Министерство финансов Южной Кореи ухудшило прогноз по росту ВВП страны на текущий год до 2,3% с 3% из-за уменьшения объемов экспорта и слабых показателей потребления. «Наша экономика теряет темпы, а благосостояние граждан не увеличивается. Мы будем принимать разные меры, включая выделение дополнительных бюджетных средств для оживления экономики», - цитирует сообщение ведомства газета Financial Times. Бизнесу корейских экспортеров наносит ущерб снижение курса иены к воне - за последние полгода оно составило 18%. В феврале экспорт упал на 8,6% в годовом выражении. В таких условиях корейским производителям электроники и автомобилей становится труднее конкурировать с японскими компаниями. Снижение фондовых индексов в четверг также связано с сохраняющимися опасениями за ситуацию в Европе, в частности на Кипре и в Италии. «Неопределенность, которую создает помощь Кипру и неспособность политиков Италии сформировать правительство, негативно влияет на рынок», - заявил агентству Bloomberg глава по исследованиям рынков инвестиций Colonial First State Global Asset Management Стивен Холмарик.

20 марта 2013, 08:37

Нажившийся на ажиотаже вокруг Facebook инвестор арестован в США

Инвестиционный консультант 71-летний Крейг Беркман был арестован американскими властями по подозрению в присвоении 8 млн долларов, вырученных от инвесторов, желавших приобрести акции социальной сети Facebook. По данным следствия, незадолго до первичного размещения на бирже НАСДАК акций Facebook, которое состоялось в мае 2012 года, Беркман сообщил нескольким инвесторам, что сможет купить для них ценные бумаги этой компании по выгодной цене, сообщает ИТАР-ТАСС. Под этим предлогом он получил около 8 млн долларов от более чем 50 инвесторов. Однако вместо того, чтобы направить эти средства на приобретение акций, финансист стал тратить их в личных целях. Беркман решил «нажиться на ажиотаже, царившем на фондовом рынке в преддверии выхода на биржу Facebook, отмечается в заявлении Комиссии США по ценным бумагам и биржам. 71-летний мошенник, который одно время даже рассматривался в качестве кандидата на пост губернатора штата Орегон, был задержан в своем доме в городе Одесса штата Флорида. Если Беркман будет признан виновным, ему грозит до 80 лет лишения свободы. По данным Forbes, в ходе расследовании дела о незаконной продажи акций социальной сети, удалось установить, что противоправные действия совершались в период с октября 2010 года по сентябрь 2012 года. И как отмечает издание, жертвами подозреваемого финансиста стали не 50 инвесторов, а 120. За указанный период Беркман получил от них около 13,2 млн долларов. По версии следствия, он уверил клиентов в том, что у него есть особый доступ к акциям Facebook. Большую часть из полученных средств он потратил в своих интересах. Кроме того, фигурантом этого уголовного дела стал и юрист из Южной Каролины 49-летний Джон Б. Керн. По данным следователей, он помогал Беркману в осуществлении преступного замысла, в частности предоставлял инвесторам подложные сведения о возможностях подозреваемого. Закладки:

18 марта 2013, 10:38

Кризис и эволюция

Кризис и эволюция Чан Ха Чжун беседует с Мануэлем Монтесом С учетом масштаба экономического кризиса и кризиса экономической теории, который за этим стоит, можно было бы надеяться на пересмотр многих ранее непреложных догм экономической теории. Но как раз в ней почти ничего не изменилось. Полный текст будет опубликован в книге «Двадцать способов наладить дела в мире: интервью с ведущими мировыми мыслителями» (Twenty Ways to Fix the World: Interviews with the World’s Foremost Thinkers) под редакцией Петра Дуткевича и Ричарда Саквы. Издание выйдет в свет в рамках проекта Совета по исследованиям в области социальных наук и New York University Press (SSRC/NYUP, 2013), осуществляемого при поддержке Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» (Москва–Вена). Всегда откровенно высказываясь на любые экономические темы, Чан Ха Чжун дает беспощадную оценку нынешнему состоянию экономической теории и практики: и то и другое в плачевном состоянии. Чан утверждает, что если бы какая-либо теория потерпела такой крах на практике, как теория свободной рыночной экономики, она давно уже была бы дискредитирована и даже запрещена. Но разновидности неолиберальной экономики все еще живы. Он винит в этом внутреннюю политику и инерцию экономической науки, а также элиты, которые наживаются на свободных рынках и пытаются убедить всех нас, что нам это тоже выгодно. Однако, в отличие от тех, кто призывает к масштабному переформатированию всей мировой экономики, Чан отстаивает целесообразность прагматичного постепенного подхода, который не должен быть огульным или глобальным. Мануэль Монтес: – Первый вопрос достаточно очевиден: как вы оцениваете нынешнюю экономическую ситуацию? Чан Ха Чжун: – Теоретически глобальная рецессия 2008 г. закончилась, поскольку ее основным признаком является падение производства и ВВП в течение двух или более кварталов подряд. Но, конечно, никто не может смириться с мыслью, что она завершилась, поскольку большинству стран Севера не удалось восстановить докризисный уровень доходов. Во многих государствах безработица все еще очень высока – более 20%. Даже в США официальный уровень безработицы – 9%, однако многие люди хотели бы работать на полную ставку, но вынуждены довольствоваться работой на полставки. Другие отказались от поиска работы. Формально они не считаются безработными, поскольку не зарегистрированы на бирже труда, но фактически ими являются. Если включить их в общую статистику, то некоторые полагают, что безработица может достигать 15%. Некоторые страны, такие как Великобритания, снова скатились в рецессию. Хотя по официальным данным в Соединенных Штатах и многих других странах возобновился рост экономики, не думаю, что мы прошли даже полпути после начала кризиса. ММ: – Не кажется ли вам, что речь идет о неуклонном спаде экономической активности в богатых странах? Или они будут упорно пытаться вернуться по крайней мере на докризисный уровень? ЧХЧ: – Если мы всерьез не изменим политику, ситуация во многом будет напоминать 1990-е гг. в Японии («потерянное десятилетие»). В принципе перманентной рецессии может и не быть, но за умеренным ростом экономики следует спад. Потом происходит какая-то внешняя катастрофа, и все начинают паниковать. Затем экономика может восстановиться, но что-то снова случается, мы опять скатываемся в кризис, и так далее. Мне кажется, можно говорить, по сути, о повторении той ситуации, которая в Японии длилась все 1990-е годы. MM: – В случае с Японией ни экономическая теория, ни экономическая политика не пересматривались. Может быть, нынешняя ситуация даст толчок к переосмыслению политики? ЧХЧ: – Знаете, даже в Японии происходило некоторое переосмысление политики в том смысле, что японцы никогда не были склонны к кейнсианству, но в течение 1990-х и 2000-х гг. они чрезвычайно и беспрецедентно увеличили государственные расходы и стали больше кейнсианцами, чем прежде. Они также начали практику, которую мы сегодня называем количественным стимулированием, так что какие-то изменения последовали. Но вы правы, что они безнадежно отстали в экономическом мышлении. Проблемы с японским экономическим «символом веры» в том, что вплоть до падения Советского Союза на экономических факультетах университетов Японии преобладали марксисты-схоласты, которых мало интересовал реальный мир. Поэтому, когда они утратили влияние, остались в лучшем случае лишь сторонники неоклассической теории. И когда эти последние стали задавать тон, неолиберальная повестка дня (идеи свободного рынка) проталкивалась такими людьми, как Дзюнъитиро Коидзуми (премьер-министр в 2001–2006 гг.), который все время говорил: «Нам нужно становиться все больше и больше похожими на Америку. Это путь к восстановлению». Всем известно, что в итоге произошло. ММ: – Что вы думаете в целом об экономическом мышлении и об экономической политике? ЧХЧ: – Как я уже сказал, в Японии произошли некоторые важные изменения в политике, но с точки зрения экономического мышления, мне кажется, японцы еще больше запутались. Когда в 2008 г. грянул кризис, многие ожидали перемен в экономике. Откровенно говоря, если бы любая другая теория потерпела такой крах, как теория свободной рыночной экономики, ее, возможно, уже предали бы анафеме. Поначалу даже экономисты, стоявшие на позициях свободного рынка, посыпали голову пеплом. Например, такие как американский консерватор Ричард Познер, который согласился, что Кейнс говорил много разумных вещей. Все это было, но я не думаю, что экономика на самом деле меняется. К сожалению, мы не наблюдаем сколько-нибудь широкого признания изъянов и недостатков капиталистической экономики. Когда английская королева посетила Лондонскую фондовую биржу, она спросила: «Почему никто не смог этого предвидеть или предсказать?» Ответ Королевского экономического общества был таким: «Мадам, каждый экономист хорошо выполнял свою работу, но нам не хватило коллективного воображения – за деревьями мы не увидели леса». Постойте, при чем тут воображение? Ему вообще не место в экономике свободного рынка, которая оправдывает политику невмешательства государства в экономику тем, что все ведут себя рационально и «каждый знает, что делает». По сути дела, не было приведено ни одного вразумительного аргумента. И, по правде говоря, это дает пищу для размышлений. Вне академических кругов существует большой спрос на различные экономические теории, хотя во взглядах экономистов мало что изменилось. ММ: – В каком направлении мы движемся? На какой основе выстраивать политику? ЧХЧ: – Мне кажется, здесь речь идет о двух проблемах. Первая заключается в том, что медленнее всего в мире меняется научное сообщество. За политиков избиратели могут не проголосовать, лидеры бизнеса могут обанкротиться, но университетские профессора обычно остаются на своем посту всю жизнь. Знаменитый немецкий физик Макс Планк однажды сказал примерно следующее: «Научный прогресс измеряется количеством похорон ученых». То же можно сказать и об изменениях в экономической теории. Правда, это трудноразрешимая проблема. Целая группа людей, сделавшая себе карьеру и имя на конкретной экономической теории, так просто от нее не откажется. Но еще важнее интересы властных структур. Людям, имеющим власть и деньги, выгодно сохранение статус-кво в экономике, и они готовы бесконечно повторять: «Все прекрасно, даже если выглядит не столь радужно, потому что мы действуем рационально, а рынки эффективны. Так что даже если мир кажется хаотичным и глупым, это лучший из возможных миров». Им до такой степени выгодно, чтобы люди верили в такой тип экономики, что они так просто не откажутся от своих подходов. ММ: – Довольно мрачная картина. ЧХЧ: – Думаю, что да, но, знаете, надо смотреть на вещи в долгосрочной перспективе. Двести лет назад казалось безумием требовать освобождения рабов, а 100 лет назад многие «уважаемые» люди полагали, что женщины не заслуживают права голоса. Всего 50–60 лет назад англичане и французы преследовали как террористов тех, кто отстаивал идею деколонизации. Но со временем «немыслимые» тогда требования были удовлетворены. Поэтому, если смотреть в будущее, я оптимист, но ближайшая перспектива мрачновата. К тому же последние 200 лет вопрос о том, какая из экономических теорий верна, решается силовым способом. Если против свободного рынка восстанет достаточное число граждан, обманутых в своих ожиданиях и сытых им по горло, теоретикам придется изменить точку зрения. Парадокс в том, что, как бы подталкивая граждан взять на себя инициативу, банкиры вели себя настолько вызывающе, что теперь даже обычно терпеливые американцы и англичане начинают поднимать голову. Поэтому я не утверждаю, что перемены невозможны, но не думаю, что все случится именно так, как некоторые представляли себе в начале кризиса. Вряд ли все эти парни, сторонники гипотезы эффективного рынка, которая так капитально всех нас подвела, внезапно лишатся своих портфелей в университетах. Нет, все произойдет несколько иначе. MM: – Что следовало бы изменить в первую очередь с учетом того, что все в этом мире взаимосвязано? ЧХЧ: – Ключевая отрасль – это финансы. Нам нужно регулировать финансовый сектор. Но не так, как до сих пор. Моему другу Джо Стиглицу нравится программа направленного кредитования, которая применялась в Японии и других государствах Восточной Азии вплоть до 1980-х годов. Почему бы не взять на вооружение эту идею, тем самым отреагировав на жалобы государственных департаментов, что банки не дают бизнесу взаймы ликвидность, которая была им предоставлена в результате «количественного стимулирования» или накачивания экономики деньгами? Давайте сделаем кредитование бизнеса главным условием доступа к ликвидности. Кредиты Всемирного банка и МВФ давно уже выдаются на этих (и даже более жестких и не всегда разумных) условиях. Почему же по отношению к коммерческим и инвестиционным банкам не применяется практика обусловленности кредитов? Еще одна мера, которую необходимо принять, – запрет большинства комплексных финансовых продуктов, безопасность которых не может быть гарантирована. И необходимо во что бы то ни стало отделить инвестиционную банковскую деятельность от розничных банковских услуг. MM: – В банковской системе Германии один регулятор контролирует одну часть отрасли, а другой регулятор – другую. ЧХЧ: – Я этого не знал, но инвестиционная банковская деятельность в Германии с самого начала существенно отличалась от системы, существующей сегодня в англосаксонском мире. Инвестиционные банки в Германии изначально имели дело с венчурным капиталом. Они давали в долг перспективным предприятиям и обогащались, продавая их акции, когда эти предприятия выходили на биржу с первичным публичным размещением своих акций (IPO). По этой причине данный вид бизнеса и называется инвестиционной банковской деятельностью. Сегодня они редко это делают. В Германии такой подход принес плоды. Но у немцев всегда была другая организация и в остальных сегментах финансовой системы. Например, недружественные захваты предприятий там практически невозможны. И в англо-американских странах, видимо, также следовало бы изменить правила недружественных поглощений, регламентирующие, кто и какие компании может скупать. Проблема в том, что многие компании скупаются частными инвестиционными фондами, которые не настроены на ведение долгосрочного бизнеса. Фактически они реструктурируют компанию, продают то, что можно продать, делают бизнес прибыльным, выжав семь потов из сотрудников и поставщиков, а потом перепродают. Наверное, некоторые предприятия легко реструктурировать таким образом – например, в секторе розничной торговли. Но если речь идет об отраслях, требующих долгосрочных инвестиций, нужны правила, предписывающие, что разрешено, а что нет частному инвестиционному фонду, приобретающему эти предприятия. Например, их можно обязать не перепродавать приобретенную компанию в течение десяти лет. MM: – В этом случае они будут приобретать только по-настоящему прибыльные компании, а не те, на которых можно хорошо нагреть руки, потому что их принудят к долгосрочным инвестициям? ЧХЧ: – Совершенно верно. Если не решить эту проблему, фундаментальных изменений не произойдет. Ведь именно дерегулирующая финансовая система, нацеленная на получение краткосрочной прибыли, и является причиной того, что произошло с такими странами, как США, Великобритания, Исландия и Ирландия, где начался финансовый кризис. По сути, финансовая система, нацеленная на получение краткосрочной прибыли, и привела к сокращению инвестиций. При этом снижались стандарты трудовой этики, не поддерживались стимулы долгосрочной производительности труда. Если сидеть сложа руки, проблема никуда не исчезнет. И в довершение картины все усилия финансистов, делающих деньги, были направлены на лоббирование свободного рынка, чтобы им было еще легче делать деньги. По сути, они добивались разрешения на печатание денег. Если кто-то говорит, что можно занять в 30, 40 или 50 раз больше денег, чем покрыто активами, что это, как не лицензия на печатание денег? Банкиры и финансисты делали это, становясь все более могущественными, и в результате захватили политическую власть. Партийные лидеры попали в зависимость от их пожертвований, а контроль над СМИ делает политиков более податливыми. В Соединенных Штатах финансисты по большому счету оккупировали правительство. Много ли бывших министров финансов до 1980-х гг. были людьми с Уолл-стрит? Ни одного. Зато с тех пор они превратились в большинство. Если не избавиться от этой мертвой хватки, политический баланс сил не изменится. Есть в этом и положительный момент: до сих пор они наломали так много дров и продолжают усердствовать даже после воцарения хаоса в финансовом секторе, что, как мне кажется, накопилось немало политического капитала для радикальных реформ – только бы у политиков хватило смелости и решимости. Я был шокирован, прочитав статью американского банкира, опубликованную в газете The Guardian. Он пишет, что сегодня банковский сектор жалуется на громоздкий характер планируемого регулирования, но когда Франклин Рузвельт начал воплощать в жизнь Закон Гласса-Стигалла, содержавший куда более радикальные положения, чем те, что сегодня предлагаются (в частности, юридическое размежевание розничных и инвестиционных банков), был дан один год, чтобы выполнить эти предписания. Сегодня с банками обращаются нежно и деликатно – например, им отвели девять лет на то, чтобы привести деятельность в соответствие со стандартами достаточности собственного капитала, стресс-тестирования на уровне портфеля и покрытия рисков нехватки рыночной ликвидности, которые оговорены в Третьем Базельском соглашении. MM: – Можно ли внедрить эти стандарты отдельно в каждой стране? ЧХЧ: – Почему бы и нет? Обычно приводится следующее возражение: в этом случае мы уступим в конкурентной борьбе другим странам, которые не внедрят у себя те же принципы регулирования. Мой ответ таков: оставьте другие страны в покое. Нет доказательств того, что эти банки приносили реальную пользу или выгоду американской или британской экономике, так что если они хотят разрушить голландскую или немецкую экономику, это их дело. Пусть каждая страна сама наводит у себя порядок. Если политики повсюду станут придерживаться этого принципа, то банкам и их капиталам некуда будет деваться. Даже Швейцария ужесточает регулирование по хеджевым фондам, да так, что некоторые банкиры грозятся вывести оттуда свои капиталы, но куда? Быть может, в Монако, а больше-то и некуда. MM: – Наблюдаются ли какие-то сдвиги в направлении регулируемого рынка у нас в Великобритании? ЧХЧ: – Никаких – не думаю, что изменения произойдут, пока у власти находится нынешняя коалиция консерваторов и либеральных демократов. Ключевым моментом является то, кого назначат следующим главой Банка Англии, поскольку правительство наделило его важными регулирующими полномочиями. Управление финансовых услуг Великобритании (FSA) во многом утратило влияние. Нынешний глава FSA Адаир Тернер, между прочим, значительно полевел в своих взглядах в последнее время. Если его выберут главой Банка Англии и к власти через несколько лет придет новое правительство, быть может, какие-то меры будут приняты. Но в случае избрания человека, не имеющего опыта финансового регулирования, или если у руля Банка Англии встанет некто, имеющий политический вес, или же к власти придут инсайдеры Банка Англии, не заинтересованные в каком-либо регулировании, то вряд ли стоит ожидать реальных перемен. Проблема Великобритании в том, что ее зависимость от финансового сектора достигла таких пропорций, что даже если вы не находитесь на содержании у финансовой индустрии, вам придется проявить большое мужество, чтобы приструнить зарвавшихся банкиров. MM: – Согласно одной из версий, во времена Великой депрессии 1930-х гг. власти пошли на принцип и позволили всем банкам обанкротиться. Не может ли такой подход отбить у людей всякое желание пользоваться услугами банков? ЧХЧ: – Да, может, но это неверный подход. Глупо допускать банкротство банков – разве только если речь идет о мелких банках, которых было очень много в Америке XIX века. Но в целом массовое банкротство банков создает дефицит доверия. Единственное, что позволило нам избежать полного хаоса в финансовой сфере, – национализация банков, которые находились на грани банкротства. Но то, как наши власти это сделали, просто смехотворно. Я имею в виду распространение английским правительством контроля над почти 80% Королевского банка Шотландии и вместе с тем нежелание обязать его кредитовать малый и средний бизнес, хотя на словах чиновников беспокоит то, что банки этого не делают. Не срабатывает даже элементарная логика капитала, согласно которой тот, кто контролирует больше половины акций компании, волен делать все, что ему заблагорассудится. Власти США еще более деликатно обращаются с финансистами. Накачав их ликвидностью, они забрали у них только часть так называемых привилегированных акций, которые дают право на первоочередное получение дивидендов, но не право голоса. Таким образом они фактически отказались от контроля над банками. До такой степени политики находятся под игом финансового сектора. MM: – До сих пор мы говорили о богатых, развитых странах. Но вы в значительной мере занимались анализом развивающихся стран. Каково их положение в современном мире? Они подыгрывают богатым странам или просто заняты собственным выживанием? Ожидают ли они революции в богатых странах? ЧХЧ: – Мне кажется, главная беда развивающихся стран в том, что в последние 30 лет они стали настолько открытыми, что теперь им трудно проводить подлинно глубокие преобразования. Китай вполне способен контролировать баланс движения капитала. Но экономика такого размера слишком зависима от международной торговли. В любой другой экономике континентального масштаба, такой как ЕС или США, международная торговля обеспечивает 10–15% ВВП, а в Китае – около 35% ВВП. Большинство этих рынков находятся на Севере, так что если там что-то пойдет не так, последствия трудно предсказуемы. Бразилия, ЮАР, Чили очень сильно страдают от набегов спекулятивного капитала, оказывающего беспрецедентное давление на обменный курс их валют. Местные компании находятся в состоянии шока из-за невозможности поставлять свою продукцию на экспорт, поскольку обменный курс нежизнеспособен. Поэтому им не до рассуждений типа: «Эти развитые рынки в упадке, так давайте приберем мир к рукам». Во многих развивающихся странах положение лучше, чем в богатых, но они также страдают, и в будущем рискуют пострадать еще больше. Важно осознать, что, несмотря на все разговоры о подъеме Юга, его роль в мировой экономике пока незначительна. Китаю не принадлежит и 10% мировой экономики. Северные страны склонны искусственно раздувать цифры, рассчитывая доходы развивающихся стран по паритету покупательной способности (ППС), чтобы потом доказывать, что якобы Китай (Индия, Бразилия или любая другая страна) перестали быть развивающимися, а значит, не могут рассчитывать на особое отношение или режим и т.д. Это все от лукавого, потому что если посмотреть на реальный ВВП этих стран, то Китай производит менее 10% мирового дохода. Индия и Бразилия – по 2% мирового ВВП, вклад ЮАР – всего 0,5%. Если сложить экономики всех стран БРИКС, их доля составит не более 15–20% глобальной экономики. Попробуйте доказать, что 15% больше 70%. Я не так уж пессимистично настроен по поводу относительного подъема таких стран, как Китай и Индия, но эту динамику надо рассматривать в перспективе. Вес этих государств определенно растет, и они начинают поигрывать мышцами. Однако им еще предстоит большой путь, прежде чем они достигнут реального влияния. Достаточно вспомнить, что случилось со странами «Большой двадцатки», когда им понадобились деньги. Нас уверяли, что это будет новая всемирная управляющая организация, но с 2010 г. так и не прослеживается никакой динамики. MM: – На чем еще следовало бы сосредоточить особое внимание в сфере вашей деятельности? Какие сдвиги происходят в теории развития и экономической теории? ЧХЧ: – С учетом масштаба экономического кризиса и кризиса экономической теории, который за этим стоит, можно было бы надеяться на пересмотр многих ранее непреложных догм экономической теории, но как раз в ней почти ничего не изменилось. Мы снова и снова слышим старую песню. Конечно, сегодня большее число исследователей признает, что история и государственные институты играют важную роль, но даже это делается довольно специфично, в неоклассическом духе, поскольку такие явления расцениваются как продукт эгоистичного и рационального выбора. Мне кажется, произошло только одно позитивное событие, но не на сугубо теоретическом уровне, а скорее на уровне прикладной политики. Я имею в виду гораздо более благосклонное отношение к промышленной политике, разговор о которой до этого считался табу в тех кругах, которые занимаются более «изящной» деятельностью. Я уже сбился со счета, сколько получил приглашений в последние годы на конференции, посвященные промышленной политике. В основном речь идет о развивающихся странах, а также о странах ОЭСР и даже некоторых департаментах правительства Великобритании. Хотя до сих пор ведется немало споров о том, как именно ее следует проводить, применять ли таргетирование, предоставлять субсидии или взимать пошлины. Также дискутируются политические условия, такие как проведение промышленной политики в странах с высоким уровнем коррупции. Но по крайней мере сегодня промышленная политика активно обсуждается, а всего пять лет тому назад большинство экономистов не желали об этом говорить. Возобновление дебатов по промышленной политике – единственное светлое пятно. MM: – Может ли промышленная политика проводиться без изменения политического ландшафта в тех или иных странах? ЧХЧ: – Об этом сегодня тоже немало спорят, потому что некоторые сторонники промышленной политики скептично настроены по поводу самой возможности ее проведения в странах, где, по их мнению, для этого не существует подходящих политических условий. Но мне кажется, что все зависит от реального желания. Если вам вдруг захочется повторить опыт Южной Кореи в 60–70-е гг. прошлого века, возможно, радикальные политические изменения действительно понадобятся. Но, например, Эфиопия сегодня пытается захватить часть мирового рынка в таких трудоемких отраслях индустрии, как швейное производство и легкая промышленность – для этого нет необходимости в серьезных политических преобразованиях. Нужно просто начать реализацию какой-то разновидности промышленной политики и доказать ее действенность, прежде чем расширять ее. Стоит добиться успеха в каких-то областях, как сразу усиливается политическая поддержка этого курса, что облегчает его дальнейшее расширение и углубление. Думается, было бы ошибкой утверждать, что не стоит даже пытаться, полагая, что любые попытки обречены на провал. Начать надо с малого, постепенно наращивая усилия. В конце концов, проведение подобного курса требует усилий и со стороны государственных чиновников, знающих, как это делается. В то же время, например, в условиях Демократической Республики Конго размышления о промышленной политике будут, скорее всего, напрасной тратой времени. Но, как мне кажется, есть много стран, которым можно оказывать не слишком масштабную, но эффективную помощь, не приводящую к значительной коррупции. В этом вся разница. MM: – Готов согласиться, что нам не дано предугадать, где начнутся перемены. Но все читающие эти строки зададутся вопросом о том, как произойдут изменения. А ваш аргумент заключается в том, что нам не следует принимать некоторые аргументы на веру, ведь так? ЧХЧ: – Верно, я говорю об аргументах типа «если вы стремитесь к регулированию финансового сектора, то это нужно делать повсюду». Понятно, что такой аргумент был специально придуман людьми, не желающими перемен. Они исходят из предпосылки, согласно которой то, что происходит в финансовом секторе – всеобщее благо, и нельзя позволить себе потерять хотя бы малую толику этих благ. Но мы не призываем к закрытию всех банков или к упразднению фондового рынка. Мы предлагаем лишь ограничить некоторые виды непроизводительной или контрпродуктивной деятельности в финансовом секторе, и чем дальше эта деятельность переместится из страны, тем, как это ни парадоксально, будет лучше для всех. Многие британцы заламывают руки, сетуя на то, что Франкфурт или Париж перехватят этот бизнес. Настрой же должен быть совершенно иным: если немцы хотят заполучить это «вредное производство», не надо им мешать. Как я уже ранее говорил, если все страны будут настроены подобным образом, такой деятельности придет конец, она просто отомрет. Когда приходится думать о переменах, во главу угла следует ставить принцип «как я смогу это сделать», а не «все или ничего». Очень часто людям кажется, что до тех пор, пока полностью все не изменить, ничего не получится. Но это не так. После того как будет введено регулирование финансового сектора, откроется пространство для более крупных целей, но начать следует с того, что не терпит отлагательства, с более реалистичных целей, и постепенно расширять и наращивать темпы. Пример проведения промышленной политики в развивающихся странах проливает свет на опасность чрезмерных амбиций, однако с чего-то надо начать. Тогда у вас появится политический капитал, и люди начнут вам доверять; надо строить и развивать связи с частным сектором. Эти начальные меры позволят сделать следующий шаг – более честолюбивый и сложный. Мне думается, следует избегать такого отношения к реформам и переменам, которое характеризуется принципом «все или ничего». Даже если изменению подлежит все, это невозможно сделать сразу, в одночасье. Вот почему революции так часто терпят крах. С другой стороны, невозможность изменить все – не повод для того, чтобы ничего не предпринимать. Потому что в этом случае вы попадете в ловушку, расставленную людьми, не желающими перемен. Мне кажется, что за основу следует взять градуалистский подход. Последовательные поэтапные шаги в сумме обязательно произведут грандиозный эффект. Именно таким образом происходили изменения в Китае. Не могу сказать, что я в восторге от всего, что там делается, но главное – начать с небольших экспериментов, а затем медленно наращивать успех. Конечно, со стороны это выглядит как не лучший способ реформирования социалистической системы, и такие люди, как Джеффри Сакс, говорят: «Нет, нужен “большой взрыв”!» Шведский специалист по экономике переходного периода Андерс Ослунд утверждает, что «нужно делать это сейчас, немедленно – иначе это никогда не случится, потому что консервативные круги сгруппируются и задушат реформы». Но если идти таким путем, результаты будут намного менее впечатляющими. Постоянные небольшие перемены, если осуществлять их в течение одного-двух лет, конечно, не успеют дать видимых всходов, но за 30 лет они приведут к глубоким преобразованиям в обществе и экономике. Я не утверждаю, что радикальные изменения никогда не приносят плодов, но они гораздо рискованнее. Постепенные изменения дают лучший результат, чем одна большая реформа, которая может оказаться лишь благим намерением. Чан Ха Чжун – корейский экономист, специалист по теории развития, преподаватель Кембриджского университета. Автор многих книг, последняя из которых – «Двадцать три вещи, которые вам не говорят о капитализме» (Penguin, 2010). Мануэль Монтес – филиппинский экономист, сотрудник Управления стратегии и политики развития ООН Источник: Россия в глобальной политике

11 марта 2013, 17:00

Фонд Рубини: "жесткая посадка" китайской экономики начнется в этом году

В Китае вот-вот лопнет инвестиционный пузырь, прогнозируют в Фонде международной экономики Нуриэля Рубини. Это приведет к "жесткой посадке" экономики - темпы роста просядут до 4-6% в ближайшие годы. Китай ждет болезненная перестройка, по этому пути за последние 60 лет прошли более 40 стран. Экономика станет более сбалансированной, но о высоких темпах роста ВВП надо забыть на всегда.     Пекин. 8 марта. FINMARKET.RU - В 2012 году экономика Китая замедлилась до 7,8%. Многие экономисты восприняли это как позитивный сигнал: замедление - это первый признак структурной перестройки экономики, которая должна заменить спрос на товары экспорта растущим внутренним спросом. В Фонде международной экономики Нуриэля Рубини не согласны: Китай уже очень скоро ждет "жесткая посадка". В RGE изучили 47 случаев перестройки экономики после инвестиционного бума, произошедшие за последние 60 лет. Во всех случаях рост замедлялся резко: если в среднем в год экономика росла на 6,8% до пика инвестиционного бума, то в последующие 5 лет рост замедлялся до 2,8%. Китай вряд ли станет исключением из общего правила. Рост Китая в первые пять лет после окончания инвестиционного бума замедлится до 4,2-5,9%. Причем Китай все ближе и ближе к точке перехода: инвестиции приносят все меньший доход, долг Китая растет. История таких структурных сдвигов позволяет заключить: инвестиционный бум заканчивается, когда реальные доходы населения доходят до 24% реальных доходов граждан США - Китай достигнет этой планки в 2015 году. Экономист Барри Эйченгрин разработал целую теорию, описывающую аналогичные случаи попадания десятков стран в "ловушку седнего дохода". По его расчетам, Китай находится напороге ловушки.     Мир до сих пор верит в китайское чудо   Если вы китайский секретарь провинциального райкома, вы не станете спорить с тем, что экономика страны слишком сильно зависит от инвестиций, пишут авторы RGE. В наверняка понимаете, что в такой ситуации просто необходимо стимулировать внутреннее потребление, чтобы рост стал более сбалансированным. Это понимают практически все, но почему-то мало кто хочет поверить в то, что завершением инвестиционного бума в Китае станет резкое торможение экономики. Среди тех, кто верит в чудеса, оказался МВФ. Согласно октябрьскому прогнозу фонда, ВВП Китая до 2017 года будет расти в среднем на 8,5% в год, но при этом доля инвестиций в ВВП будет постепенно сокращаться. Всемирный банк в 2011 году также заявил, что в течение 10 лет китайская экономика будет расти на 8%. Прогноз основан на сравнении экономики Китая с Японией, Южной Кореей и Тайванем в периоды, когда эти страны находились на том же уровне развития. Всемирный банк в своем известном прогнозе "Китай-2030", где эксперты изложили план реформирования экономики страны, прогнозирует темпы роста ВВП на уровне 7,8% до 2020 года. Постепенно страна будет проводить реформы и доля инвестиций в ВВП будет снижаться. В Институте международной экономик им Петерсона верят в то, что экономика Китая может расти на 7,5% ежегодно, а доля инвестиций в ВВП при этом будет сокращаться на 1п.п. Николас Ларди и Николас Борст, экономисты института, тоже написали весьма оптимистичный сценарий перестройки китайской экономики. Экономисты банка HSBC Стивен Кинг и Мадхур Джа тоже верят в светлое будущее экономики Китая. В 2013 году рост ВВП ускорится до 8,3%. При этом они призывают страны укреплять сотрудничество с Китаем - это единственный способ добиться процветания в новом мире. Один из самых пессимистических долгосрочных прогнозов по Китаю сделала CitiGroup.Экономисты уверены, что Китай вполне может в долгосрочной перспективе расти на 7% в год, но, если не будет реформ, то он упрется в потолок - 5-5,5% в год.   В истории нет примеров мягкой перестройки   Экономисты RGE не согласны с коллегами, которые так верят в китайскую экономику. Их долгосрочной прогноз по росту Китая - 4-6%. Чтобы подтвердить эту точку зрения, они обратились к историческому опыту. За последние 60 лет в мире было 47 случаев перестройки экономики после инвестиционного бума. За 15 лет до спада в каждом случае инвестиции росли быстрее ВВП, а доля инвестиций в ВВП вырастала на 5 п.п. или больше. Обычно бумы были короче китайского, но есть несколько примеров очень длительного периода роста инвестиций. Особенно сильно инвестиции росли за 3-5 лет до достижения пика. В среднем на пике доля инвестиций в ВВП доходила до 36%. Подобная динамика наблюдается и в Китае, но пик будет намного выше - инвестиции достигнут 50% ВВП. Он может быть достигнут уже в 2013 году.   Китай вот-вот достигнет пика инвестиционного цикла   В каждом из 47 случаев рост экономики серьезно замедлялся после достижения пикового значения отношения инвестиций к ВВП. Если в течение пяти лет до пика среднегодовые темпы роста ВВП составляли 6,3%, то в последующие пять лет рост замедлялся до 2,8%. Если события в Китае будут развиваться по этому сценарию, то в 2014-2018 годах темпы роста замедлятся до 4,2% в годовом выражении.   Китай не станет исключением из правил   Многие все-таки считают, что Китай особенный. Во-первых, основной источник инвестиций - это государство, а чиновники смогут постепенно снизить долю инвестиций и, главное, сделают этот процесс управляемым. Кроме того, вряд ли в таких условиях возможны перебои с инвестициями, облегчает дело и неразвитость финансовых рынков Китая - по мере их развития часть госинвестиций будут замещены частными. Но в RGE уверены, что ничего особенного в Китае нет. В редких случаях перестройка экономики оказывалась постепенной, то есть доля инвестиций в ВВП сокращалась меньше, чем на 2 п.п. в год в течение первых пяти лет. Но даже в этих редких случаях рост замедлялся с 5% в год в течении пяти лет до перестройки до 2,4% в последующие пять лет. Чаще всего в этих случаях рост еще долго оставался очень медленным. В случаях, когда инвестиционный бум не приводил к снижению внутренних накоплений, а например, приводил к росту профицита текущего счета, рост снижался с средних 5,2% до 3,3%. Влияние качества фондового рынка в RGE попытались определить на примере 13 стран, ВВП на душу населения которых по ППС был ниже Китая, - в этих странах уровень развития фондового рынка также не должен быть высоким. Рост ВВП этих стран после перестройки снизился с 7,1% до 3,3%. Даже с учетом особых обстоятельств, которые должны были бы поддержать рост китайской экономики выше 7%, аналитики RGE уверены, что рост замедлится до 4,3-5,9% в 2014-2018 годах, если предположить, что пик придется на 2013 год.     Экономика Китая замедлится даже с учетом особых обстоятельств     Китай вот-вот так разбогатеет, что неминуемо замедлится   К похожим выводам пришел и экономист Барри Эйченгрин в своей известной работе о "ловушке стран со средним доходом". Согласно его новым выводам, первый раз страны попадают в ловушку, когда подушевой ВВП достигает $11000. Второй раз - когда подушевой ВВП достигает примерно $16 000. В RGE решили перепроверить выводы экономиста и сконцентрироваться на странах, переживающих инвестиционный бум. Инвестиционные бумы исторически заканчиваются, когда доходы на душу населению увеличиваются до $9550. Можно также сравнить их подушевой ВВП с аналогичным показателем для США. Инвестиционные бумы заканчиваются, когда это отношение достигает трех уровней - 24%, 63% и 95% к американскому подушевому ВВП. Инвестиции становятся менее производительными, когда страна достигает среднего уровня дохода, а также когда перерастает его. Затем инвестиции становятся менее производительными, когда страна становится столь же богатой, как и США. Это связано с технологическими изменениями. В "ловушку стран со средним доходом" государства могут угодить, когда их доходы достигают 20% ВВП. Китай сейчас находится на первой ступени, то есть приближается к 24% от уровня реальных доходов США.   Китай скоро разбогатеет до уровня замедления инвестиций     Другие признаки надвигающиеся кризиса   При этом видны еще некоторые признаки того, что инвестиционный пузырь может вот-вот лопнуть. Предельный коэффициент капиталоотдачи (ICOR) (показывает, сколько единиц капитала необходимо, чтобы увеличить рост ВВП на 1 п.п.) вырос со среднего значения в 3,9 за последние 15 лет до 5,2 в 2009 году, а к 2012 году он вырос до 6,2. ICOR для большинства стран начинал расти за четыре года до того, как инвестиционный пузырь лопался, в то же время быстро росла доля инвестиций в ВВП. Инвестиционные бумы подходят к концу, когда становится слишком сложно поддерживать рост долга. Соотношение долга к ВВП Китая начало расти в 2009 году и к 2012 году достигло 227% ВВП - сюда входят доги компаний, правительства и населения. Доходов компании просто недостаточно, чтобы расплатиться до долгам. Кроме того, часть задолженности росла через теневой банковский сектор, что также повышает риски.   Долги Китая растут     Замедление - это еще не кризис   Процесс перестройки экономики Китая будет сопровождаться снижением темпов роста экономики. После 2013 года ВВП будет расти на 4-6% в год. Рост инвестиций при этом замедлится с 10,7% до 3% в период перестройки. Девелоперам, перегруженным долгами, и местным правительствам рано или поздно придется расчищать балансы. Это повлияет и на другие сектора, например, производство металлов или тяжелую промышленность. На них приходится примерно треть ВВП Китая, которая и будет сокращаться быстрей остальных секторов. Сокращение инвестиций в недвижимость и инфраструктуру на 5%, замедлит темпы роста ВВП на 1,3 п.п. в первый год, а затем за три года эффект снизится до 0,7 п.п. 15% китайцев работают в строительстве, 2/5 богатства домохозяйств приходится на недвижимость. Поэтому не стоит рассчитывать на рост потребления в период перестройки - максимум оно сохранит настоящие темпы роста. Однако его доля в росте ВВП постепенно вырастет с 2,8 п.п. в первый год до 3,1 п.п. в течение трех лет. Остальная часть экономики будет расти на 8% - легкая промышленность, сектор услуг, госпотребление вряд ли пострадают от снижения инвестиций. Да и по мере восстановления мировой экономики подрастет чистый экспорт. Вклад этих отраслей в рост ВВП вырастет с 2,6 п.п. в первый год до 2,8 п.п. в течение трех лет.

05 марта 2013, 16:08

Россия под дамокловым мечом американского закона FATCA

С 1 января 2013 года вступил в силу в полном объеме закон США «О налогообложении иностранных счетов» (Foreign Account Tax Compliance Act). Или коротко – FATCA.   В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова.    1. FATCA – АМЕРИКАНСКИЙ ЗАКОН ГЛОБАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ Закон этот особый. Он касается не только американцев, но также затрагивает так или иначе все государства мира и все финансовые организации на нашей планете. Многие политики и финансисты до конца еще не сумели осознать далеко идущих последствий упомянутого закона. А между тем, его смело можно назвать попыткой правящих кругов США поставить под свой прямой финансовый контроль все государства и все организации финансового сектора в мире. Основная официально заявляемая цель FATCA – предотвращение уклонения физических и юридических лиц США от уплаты налогов. Поводом к принятию закона стала оценка Конгрессом ежегодных потерь американского бюджета, связанных с уклонением от уплаты налогов с использованием оффшорных схем, в размере 100 млрд. долл. Впрочем, потери возникают не только в классических оффшорах, но также во многих обычных странах мира. Американское налоговое законодательство требует о своих граждан уплаты налогов в казну США независимо от того, где находятся американские граждане, их бизнес и их имущество и где образуются доходы американцев. Идея принятия закона появилась еще в ходе борьбы американских властей за раскрытие информации об американских клиентах в банках Швейцарии. Вашингтон подозревал, что в швейцарских банках находились счета многих тысяч «налоговых уклонистов», имевших гражданство США. Успех этой борьбы (швейцарцы сдались и выдали информацию об американских клиентах своих банков и их счетах) окрылил власти США. Так появился проект закона «О налогообложении иностранных счетов», который был принят Конгрессом США и подписан президентом США 18 марта 2010 года. Какие же средства предлагаются в законе для борьбы с «налоговыми уклонистами», уходящими за рубеж от всевидящего ока IRS (короткая английская аббревиатура названия налоговой службы США)? Американские власти требуют получения исчерпывающей информации о своих гражданах, фирмах и их счетах в зарубежных банках. Фактически банкам (и другим финансовым компаниям) всех стран мира предлагается стать налоговыми агентами американской IRS. При этом возможны два варианта получения IRS информации из-за рубежа от своих налоговых агентов. Первый вариант предусматривает прямое общение банка (финансовой компании) любой страны с налоговым ведомством США, обязывает его сигнализировать этому ведомству о любых случаях уклонения американцами от выполнения своих налоговых обязательств перед казной США. Фактически иностранные банки оказываются под прямым административным контролем со стороны американской IRS. Второй вариант предполагает заключение межгосударственного соглашения США с соответствующим государством; последнее берет на себя обязанность контролировать ситуацию в своих банках (финансовых компаниях), не допускать уклонения от уплаты американскими юридическими и физическими лицами налогов в казну США, передавать в централизованном порядке необходимую информацию все той же IRS. 2. FATCA КАК ИНСТРУМЕНТ СТРОИТЕЛЬСТВА PАХ AMERICANA На сегодняшний день ко второму варианту подготовились основные европейские страны, заключив двухсторонние соглашения с США. Даже Швейцария, которая с XIX века славилась своей «железной» банковской тайной, подписала в начале 2013 года аналогичное соглашение с Вашингтоном. Швейцарские банки отныне вынуждены будут передавать информацию о своих американских клиентах национальным органам, а те будут ее направлять в американское налоговое ведомство. Впрочем, для банков возможен еще один вариант. Он касается банков тех стран, которые по тем или иным причинам не подпишут межгосударственных соглашений с США по оказанию содействия налоговой службе США. Если банки таких стран откажутся от прямого сотрудничества с IRS (первый вариант), то они попадают в «черные списки». В отношении таких банков-изгоев будут применяться различные санкции. Прежде всего, предусмотрено изъятие 30% любых денежных переводов банков-изгоев, проходящих через счета американских банков (последние на этот счет получили уже все необходимые инструкции от властей США). Таким образом, после вступления FATCA в силу весь банковский мир за пределами США неизбежно окажется разделенным на две части: а) банки, лояльные Соединенным Штатам; б) банки-изгои. Трудно сказать, какой будет пропорция между двумя категориями банков в ближайшем будущем. Очевидно, что банки европейских стран, подписавших соглашения с США, будут относиться к категории «лояльных». Хотя, конечно, и эти банки не испытывают счастья от FATCA, поскольку этот американский закон делает понятие банковской тайны полной фикцией. Для банков других стран выбор оказывается крайне тяжелым. С одной стороны, попадание в «черные списки» грозит банку если не прямыми убытками, то потерей репутации; американцы найдут кучу возможностей для того, чтобы дискриминировать и бойкотировать такие банки на международном уровне. С другой стороны, добровольная «сдача в плен» американской налоговой службе не сулит ничего хорошего. Ситуация, создаваемая принятием FATCA, крайне неприятна и для иностранных государств. Ведь национальные банки, находящиеся на территории различных государств и подписывающие прямые соглашения с IRS, превращаются в иностранных агентов, вольно или невольно подрывающих суверенитет этих государств. А если государства подписывают соглашения с США по вопросам налогового содействия, они все равно вынуждены идти на уступки Вашингтону. Прежде всего, соглашаясь на ограничение (а фактически - демонтаж) института банковской тайны. При этом варианте уже иностранные государства превращаются в налоговых агентов американской IRS. В случае тех или иных нарушений со стороны таких агентов власти США могут применять санкции одновременно и против соответствующих государств и против банков-нарушителей, находящихся в юрисдикции этих государств. FATCA можно квалифицировать как оружие нового поколения, предназначенное для выстраивания Pax Americana. Борьба за повышение собираемости налогов в американскую казну была лишь предлогом для легализации этого оружия глобального радиуса действия. За рубежом все восприняли FATCA как попытку США поставить под свой прямой финансовый контроль государства и банки всего мира. При этом должного противодействия со стороны других стран не было продемонстрировано. Достаточно покорно свою готовность участвовать в реализации FATCA продемонстрировали Германия, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Швейцария. Они подписали соответствующие двухсторонние соглашения с США, фактически став налоговыми агентами американской налоговой службы. На подходе еще несколько европейских стран. (Обратите внимание, как они делят Россию) 3. FATCA И НАЦИОНАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ РОССИИ Что касается России, то она до настоящего момента толком так и не решила ни одного вопроса, связанного с FATCA. Еще в 2010 году руководство нашей страны заявило, что не может пустить все на самотек, т.к. это угрожает подрыву национального суверенитета. В прошлом году был сделан ряд заявлений представителей МИД России, министерства финансов РФ и Банка России по данному вопросу. Суть их в том, что FATCA нарушает принцип суверенного равенства государств и противоречит российскому законодательству. Последнее не предусматривает принудительного исполнения требований налоговых органов США, одновременно оно содержит положения об ответственности за разглашение банковской тайны, к которому приведет выполнение положений FATCA российскими банками и другими финансовыми организациями. МИД РФ в апреле 2012 года сделал публичное заявление (ответ на запрос Ассоциации российских банков), что считает недопустимым «заключение российскими банковскими структурами каких-либо прямых договоренностей со Службой внутренних доходов США относительно выполнения требований закона FATCA». В 2012 году Россия пыталась выработать общую позицию по FATCA в группе БРИКС. И по возможности заключить с США коллективное соглашение стран, входящих в данную группу. К сожалению, эта попытка оказалась неудачной. Вашингтон наотрез отказался от варианта коллективных соглашений, предпочитая двухсторонние соглашения. Он последовательно проводит во внешней политике принцип «разделяй и властвуй». К тому же и группе БРИКС, на которую так рассчитывают некоторые патриоты в России, единства не было продемонстрировано. Китай, Индия и Южная Африка по разным причинам предпочли заключать двухсторонние соглашения с США. Лишь Бразилия поддерживала нашу идею о коллективном соглашении. Опуская многие детали, хочу с горечью констатировать: на сегодняшний день у России нет ни коллективного, ни двухстороннего соглашения с Вашингтоном по поводу FATCA. При всех пафосных заявлениях властей РФ о несовместимости FATCA с российским законодательством наши народные избранники начали быстро и без лишней шумихи приводить его в соответствие с американскими нормами. Т.е. де-факто реализуется самый плохой, колониальный вариант. Уже летом 2012 года были приняты законы, определяющие изменения в Налоговом кодексе РФ и федеральном законе «О банках и банковской деятельности». В частности, изменения размывали понятие банковской тайны в нашей стране. Может быть, действительно, нужны какие-то ограничения банковской тайны. Но одно дело, когда такие ограничения диктуются внутренними потребностями нашей страны. И совсем по-другому выглядят эти ограничения, когда они диктуются нам из-за океана. Столь оперативные корректировки российского законодательства показывают, сколь серьезной остается наша зависимость от США, несмотря на все правильные заявления наших властей. Одновременно Банк России, Минфин России и Федеральная налоговая служба РФ получили сверху указания (опять-таки без лишней шумихи) подготовиться к введению в действие американского законодательства на территории России. Иначе, как тихой сдачей финансового и экономического пространства врагу такие действия назвать нельзя. В российских СМИ имеются публикации по поводу того, как FATCA отразится на финансовом положении российских банков и их конкурентоспособности. Но это, так сказать, микроэкономический уровень восприятия проблемы нашими банкирами. А с макроэкономической и геополитической точек зрения признание действия FATCA в юридическом пространстве России означает утрату признаков суверенности нашей кредитно-банковской системы. Это намного серьезнее, чем миллионы долларов, которыми оцениваются издержки отдельных банков по «адаптации» к американскому закону. Возникает вопрос: почему Конституционный суд РФ хранит полное молчание по поводу того, что фактически с 1 января 2013 года на территорию России распространилось прямое действие американского закона, а наши власти послушно соглашаются с этим? Неужели Конституция России превратилась в фиговый листок, прикрывающий колониальный статус нашей страны? Впрочем, признаками экстерриториального действия обладает и американский закон Додда-Франка, который был принят в 2010 году и вступил в силу 15 июля 2011 года. Это очень объемный закон, нацеленный на реформирование разных сторон финансово-банковской системы США. Помимо всего он предусматривает создание системы финансового доносительства в интересах денежных властей Америки, причем сеть информаторов формируется не только в США, но во всем мире. В том числе в России. Процитирую в этой связи самого себя: «Возможны последствия и для России. Под действие положения закона Додда-Франка о платных доносах попадают не только американские, но и иностранные компании с листингом на биржах США. Среди таких имеются и российские компании. Например, «Мечел», «Лукойл», «Вымпелком», МТС, «Яндекс», «СТС медиа». А также компании, которые зарегистрированы в России и представляют собой дочерние структуры американских компаний и иностранных компаний, имеющих листинг американских бирж. Все эти виды компаний можно назвать «несуверенным» бизнесом: де-юре они являются российскими, а де-факто подпадают под действие не только российского, но и американского законодательства. Сотрудники таких «несуверенных» российских компаний могут теперь напрямую подавать в КЦББ (Комиссии по ценным бумагам и биржам – В.К.) США информацию об известных им нарушениях. Например, о взятках, уклонениях от налогов, «отмывке» «грязных» денег, использовании инсайдерской информации, фальсификации финансовой отчетности, картельных сговорах и т.п. Сделать это можно прямо на сайте www.sec.gov, заполнив специальную форму и приложив документы в электронном виде» (Валентин Катасонов. Финансовое доносительсво в Америке и Россия, ИВК). 4. СДАЧА ПОЗИЦИЙ БЕЗ БОЯ Но вернемся к российским аспектам FATCA. Удивляет крайне вялая реакция на этот акт со стороны «народных избранников». Зато они потратили в Государственной думе немало времени и сил для того, чтобы в последние месяцы готовить «наш ответ Чемберлену». Я имею в виду наши законодательные инициативы в ответ на американский «Акт Магницкого» (например, создание «черных списков» на американских чиновников). А ведь самым эффективным ответом могло бы стать наше соглашение с США по поводу FATCA. Причем не тот раболепный вариант соглашений, которые подписали европейские страны. А полноценный, симметричный вариант. Что я имею в виду? Американцы, желая быть истинными «демократами», предусмотрели и такой вариант двухстороннего соглашения по FATCA: США получают от другой страны необходимую финансовую информацию о своих юридических и физических лицах, при этом они оказывают точно такую же информационную поддержку своему партнеру. Это «улица с двухсторонним движением». Причем она была бы намного выгоднее России, чем США. Поскольку в США на счетах российских юридических и физических лиц денежных средств как минимум на порядок (а то и два порядка) больше, чем в России на счетах американских юридических и физических лиц. То есть это был бы даже ассиметричный ответ в пользу России. Это был бы шаг, с помощью которого мы могли убить сразу много зайцев: пополнить наш бюджет, активизировать возвращение наших активов из-за границы, повысить эффективность борьбы с коррупцией, сохранить свое политическое лицо, пресечь дальнейшее размывание национального суверенитета России и т.д. В свете описанных выше событий вокруг FATCA несколько по-другому смотрятся и некоторые российские события последнего времени. Например, уже в течение нескольких недель очень активно дискутируются проблемы создания у нас так называемого Росфинагенства, через которое наши власти предлагают пропускать миллиарды долларов Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, выбрасывая их на наш фондовый рынок. Идея бредовая, не вызывающая поддержки у 99% экономистов. Но, тем не менее, все внимание нашего экспертного сообщества сфокусировано именно на этой финансовой проблеме, ставшей «хитом» 2013 года. Полагаю, что эту «дохлую кошку» нам подбросили специально для того, чтобы мы не смогли заметить действительно серьезной угрозы, которую для России представляет американский закон FATCA.

05 марта 2013, 15:54

Россия под дамокловым мечом американского закона FATCA

С 1 января 2013 года вступил в силу в полном объеме закон США «О налогообложении иностранных счетов» (Foreign Account Tax Compliance Act). Или коротко – FATCA.В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова. 1. FATCA – АМЕРИКАНСКИЙ ЗАКОН ГЛОБАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯЗакон этот особый. Он касается не только американцев, но также затрагивает так или иначе все государства мира и все финансовые организации на нашей планете. Многие политики и финансисты до конца еще не сумели осознать далеко идущих последствий упомянутого закона. А между тем, его смело можно назвать попыткой правящих кругов США поставить под свой прямой финансовый контроль все государства и все организации финансового сектора в мире. Основная официально заявляемая цель FATCA – предотвращение уклонения физических и юридических лиц США от уплаты налогов. Поводом к принятию закона стала оценка Конгрессом ежегодных потерь американского бюджета, связанных с уклонением от уплаты налогов с использованием оффшорных схем, в размере 100 млрд. долл. Впрочем, потери возникают не только в классических оффшорах, но также во многих обычных странах мира. Американское налоговое законодательство требует о своих граждан уплаты налогов в казну США независимо от того, где находятся американские граждане, их бизнес и их имущество и где образуются доходы американцев.Идея принятия закона появилась еще в ходе борьбы американских властей за раскрытие информации об американских клиентах в банках Швейцарии. Вашингтон подозревал, что в швейцарских банках находились счета многих тысяч «налоговых уклонистов», имевших гражданство США. Успех этой борьбы (швейцарцы сдались и выдали информацию об американских клиентах своих банков и их счетах) окрылил власти США. Так появился проект закона «О налогообложении иностранных счетов», который был принят Конгрессом США и подписан президентом США 18 марта 2010 года. Какие же средства предлагаются в законе для борьбы с «налоговыми уклонистами», уходящими за рубеж от всевидящего ока IRS (короткая английская аббревиатура названия налоговой службы США)? Американские власти требуют получения исчерпывающей информации о своих гражданах, фирмах и их счетах в зарубежных банках. Фактически банкам (и другим финансовым компаниям) всех стран мира предлагается стать налоговыми агентами американской IRS. При этом возможны два варианта получения IRS информации из-за рубежа от своих налоговых агентов. Первый вариант предусматривает прямое общение банка (финансовой компании) любой страны с налоговым ведомством США, обязывает его сигнализировать этому ведомству о любых случаях уклонения американцами от выполнения своих налоговых обязательств перед казной США. Фактически иностранные банки оказываются под прямым административным контролем со стороны американской IRS. Второй вариант предполагает заключение межгосударственного соглашения США с соответствующим государством; последнее берет на себя обязанность контролировать ситуацию в своих банках (финансовых компаниях), не допускать уклонения от уплаты американскими юридическими и физическими лицами налогов в казну США, передавать в централизованном порядке необходимую информацию все той же IRS.2. FATCA КАК ИНСТРУМЕНТ СТРОИТЕЛЬСТВА PАХ AMERICANAНа сегодняшний день ко второму варианту подготовились основные европейские страны, заключив двухсторонние соглашения с США. Даже Швейцария, которая с XIX века славилась своей «железной» банковской тайной, подписала в начале 2013 года аналогичное соглашение с Вашингтоном. Швейцарские банки отныне вынуждены будут передавать информацию о своих американских клиентах национальным органам, а те будут ее направлять в американское налоговое ведомство. Впрочем, для банков возможен еще один вариант. Он касается банков тех стран, которые по тем или иным причинам не подпишут межгосударственных соглашений с США по оказанию содействия налоговой службе США. Если банки таких стран откажутся от прямого сотрудничества с IRS (первый вариант), то они попадают в «черные списки». В отношении таких банков-изгоев будут применяться различные санкции. Прежде всего, предусмотрено изъятие 30% любых денежных переводов банков-изгоев, проходящих через счета американских банков (последние на этот счет получили уже все необходимые инструкции от властей США). Таким образом, после вступления FATCA в силу весь банковский мир за пределами США неизбежно окажется разделенным на две части: а) банки, лояльные Соединенным Штатам; б) банки-изгои. Трудно сказать, какой будет пропорция между двумя категориями банков в ближайшем будущем. Очевидно, что банки европейских стран, подписавших соглашения с США, будут относиться к категории «лояльных». Хотя, конечно, и эти банки не испытывают счастья от FATCA, поскольку этот американский закон делает понятие банковской тайны полной фикцией. Для банков других стран выбор оказывается крайне тяжелым. С одной стороны, попадание в «черные списки» грозит банку если не прямыми убытками, то потерей репутации; американцы найдут кучу возможностей для того, чтобы дискриминировать и бойкотировать такие банки на международном уровне. С другой стороны, добровольная «сдача в плен» американской налоговой службе не сулит ничего хорошего. Ситуация, создаваемая принятием FATCA, крайне неприятна и для иностранных государств. Ведь национальные банки, находящиеся на территории различных государств и подписывающие прямые соглашения с IRS, превращаются в иностранных агентов, вольно или невольно подрывающих суверенитет этих государств. А если государства подписывают соглашения с США по вопросам налогового содействия, они все равно вынуждены идти на уступки Вашингтону. Прежде всего, соглашаясь на ограничение (а фактически - демонтаж) института банковской тайны. При этом варианте уже иностранные государства превращаются в налоговых агентов американской IRS. В случае тех или иных нарушений со стороны таких агентов власти США могут применять санкции одновременно и против соответствующих государств и против банков-нарушителей, находящихся в юрисдикции этих государств. FATCA можно квалифицировать как оружие нового поколения, предназначенное для выстраивания Pax Americana. Борьба за повышение собираемости налогов в американскую казну была лишь предлогом для легализации этого оружия глобального радиуса действия. За рубежом все восприняли FATCA как попытку США поставить под свой прямой финансовый контроль государства и банки всего мира. При этом должного противодействия со стороны других стран не было продемонстрировано. Достаточно покорно свою готовность участвовать в реализации FATCA продемонстрировали Германия, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Швейцария. Они подписали соответствующие двухсторонние соглашения с США, фактически став налоговыми агентами американской налоговой службы. На подходе еще несколько европейских стран. (Обратите внимание, как они делят Россию) 3. FATCA И НАЦИОНАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ РОССИИ Что касается России, то она до настоящего момента толком так и не решила ни одного вопроса, связанного с FATCA. Еще в 2010 году руководство нашей страны заявило, что не может пустить все на самотек, т.к. это угрожает подрыву национального суверенитета. В прошлом году был сделан ряд заявлений представителей МИД России, министерства финансов РФ и Банка России по данному вопросу. Суть их в том, что FATCA нарушает принцип суверенного равенства государств и противоречит российскому законодательству. Последнее не предусматривает принудительного исполнения требований налоговых органов США, одновременно оно содержит положения об ответственности за разглашение банковской тайны, к которому приведет выполнение положений FATCA российскими банками и другими финансовыми организациями. МИД РФ в апреле 2012 года сделал публичное заявление (ответ на запрос Ассоциации российских банков), что считает недопустимым «заключение российскими банковскими структурами каких-либо прямых договоренностей со Службой внутренних доходов США относительно выполнения требований закона FATCA». В 2012 году Россия пыталась выработать общую позицию по FATCA в группе БРИКС. И по возможности заключить с США коллективное соглашение стран, входящих в данную группу. К сожалению, эта попытка оказалась неудачной. Вашингтон наотрез отказался от варианта коллективных соглашений, предпочитая двухсторонние соглашения. Он последовательно проводит во внешней политике принцип «разделяй и властвуй». К тому же и группе БРИКС, на которую так рассчитывают некоторые патриоты в России, единства не было продемонстрировано. Китай, Индия и Южная Африка по разным причинам предпочли заключать двухсторонние соглашения с США. Лишь Бразилия поддерживала нашу идею о коллективном соглашении. Опуская многие детали, хочу с горечью констатировать: на сегодняшний день у России нет ни коллективного, ни двухстороннего соглашения с Вашингтоном по поводу FATCA. При всех пафосных заявлениях властей РФ о несовместимости FATCA с российским законодательством наши народные избранники начали быстро и без лишней шумихи приводить его в соответствие с американскими нормами. Т.е. де-факто реализуется самый плохой, колониальный вариант. Уже летом 2012 года были приняты законы, определяющие изменения в Налоговом кодексе РФ и федеральном законе «О банках и банковской деятельности». В частности, изменения размывали понятие банковской тайны в нашей стране. Может быть, действительно, нужны какие-то ограничения банковской тайны. Но одно дело, когда такие ограничения диктуются внутренними потребностями нашей страны. И совсем по-другому выглядят эти ограничения, когда они диктуются нам из-за океана. Столь оперативные корректировки российского законодательства показывают, сколь серьезной остается наша зависимость от США, несмотря на все правильные заявления наших властей. Одновременно Банк России, Минфин России и Федеральная налоговая служба РФ получили сверху указания (опять-таки без лишней шумихи) подготовиться к введению в действие американского законодательства на территории России. Иначе, как тихой сдачей финансового и экономического пространства врагу такие действия назвать нельзя. В российских СМИ имеются публикации по поводу того, как FATCA отразится на финансовом положении российских банков и их конкурентоспособности. Но это, так сказать, микроэкономический уровень восприятия проблемы нашими банкирами. А с макроэкономической и геополитической точек зрения признание действия FATCA в юридическом пространстве России означает утрату признаков суверенности нашей кредитно-банковской системы. Это намного серьезнее, чем миллионы долларов, которыми оцениваются издержки отдельных банков по «адаптации» к американскому закону. Возникает вопрос: почему Конституционный суд РФ хранит полное молчание по поводу того, что фактически с 1 января 2013 года на территорию России распространилось прямое действие американского закона, а наши власти послушно соглашаются с этим? Неужели Конституция России превратилась в фиговый листок, прикрывающий колониальный статус нашей страны? Впрочем, признаками экстерриториального действия обладает и американский закон Додда-Франка, который был принят в 2010 году и вступил в силу 15 июля 2011 года. Это очень объемный закон, нацеленный на реформирование разных сторон финансово-банковской системы США. Помимо всего он предусматривает создание системы финансового доносительства в интересах денежных властей Америки, причем сеть информаторов формируется не только в США, но во всем мире. В том числе в России. Процитирую в этой связи самого себя: «Возможны последствия и для России. Под действие положения закона Додда-Франка о платных доносах попадают не только американские, но и иностранные компании с листингом на биржах США. Среди таких имеются и российские компании. Например, «Мечел», «Лукойл», «Вымпелком», МТС, «Яндекс», «СТС медиа». А также компании, которые зарегистрированы в России и представляют собой дочерние структуры американских компаний и иностранных компаний, имеющих листинг американских бирж. Все эти виды компаний можно назвать «несуверенным» бизнесом: де-юре они являются российскими, а де-факто подпадают под действие не только российского, но и американского законодательства. Сотрудники таких «несуверенных» российских компаний могут теперь напрямую подавать в КЦББ (Комиссии по ценным бумагам и биржам – В.К.) США информацию об известных им нарушениях. Например, о взятках, уклонениях от налогов, «отмывке» «грязных» денег, использовании инсайдерской информации, фальсификации финансовой отчетности, картельных сговорах и т.п. Сделать это можно прямо на сайте www.sec.gov, заполнив специальную форму и приложив документы в электронном виде» (Валентин Катасонов. Финансовое доносительсво в Америке и Россия, ИВК).4. СДАЧА ПОЗИЦИЙ БЕЗ БОЯ Но вернемся к российским аспектам FATCA. Удивляет крайне вялая реакция на этот акт со стороны «народных избранников». Зато они потратили в Государственной думе немало времени и сил для того, чтобы в последние месяцы готовить «наш ответ Чемберлену». Я имею в виду наши законодательные инициативы в ответ на американский «Акт Магницкого» (например, создание «черных списков» на американских чиновников). А ведь самым эффективным ответом могло бы стать наше соглашение с США по поводу FATCA. Причем не тот раболепный вариант соглашений, которые подписали европейские страны. А полноценный, симметричный вариант. Что я имею в виду? Американцы, желая быть истинными «демократами», предусмотрели и такой вариант двухстороннего соглашения по FATCA: США получают от другой страны необходимую финансовую информацию о своих юридических и физических лицах, при этом они оказывают точно такую же информационную поддержку своему партнеру. Это «улица с двухсторонним движением». Причем она была бы намного выгоднее России, чем США. Поскольку в США на счетах российских юридических и физических лиц денежных средств как минимум на порядок (а то и два порядка) больше, чем в России на счетах американских юридических и физических лиц. То есть это был бы даже ассиметричный ответ в пользу России. Это был бы шаг, с помощью которого мы могли убить сразу много зайцев: пополнить наш бюджет, активизировать возвращение наших активов из-за границы, повысить эффективность борьбы с коррупцией, сохранить свое политическое лицо, пресечь дальнейшее размывание национального суверенитета России и т.д. В свете описанных выше событий вокруг FATCA несколько по-другому смотрятся и некоторые российские события последнего времени. Например, уже в течение нескольких недель очень активно дискутируются проблемы создания у нас так называемого Росфинагенства, через которое наши власти предлагают пропускать миллиарды долларов Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, выбрасывая их на наш фондовый рынок. Идея бредовая, не вызывающая поддержки у 99% экономистов. Но, тем не менее, все внимание нашего экспертного сообщества сфокусировано именно на этой финансовой проблеме, ставшей «хитом» 2013 года. Полагаю, что эту «дохлую кошку» нам подбросили специально для того, чтобы мы не смогли заметить действительно серьезной угрозы, которую для России представляет американский закон FATCA.источник http://communitarian.ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_finansy/rossiy...  

11 февраля 2013, 09:00

Доброе утро! Информационная группа Finam.ru и Инвестиционная компания "ФИНАМ" рады приветствовать Ва

По итогам пятничных торгов в Америке индекс Dow Jones повысился на 0,35%, S&P - на 0,57%, Nasdaq - на 0,91%. В результате значение Dow Jones достигло уровня 13992,97 пункта, S&P - 1517,93, Nasdaq - 3193,87 пункта. В Бразилии торги не проводились в связи с ежегодным карнавалом. Индекс Лондонской фондовой биржи FTSE 100 поднялся на 0,57% и закрылся на уровне 6263,93 пункта. Индекс Парижской фондовой биржи СAC 40 увеличился на 1,35% и закрылся на уровне 3649,50 пункта. Индекс Франкфуртской фондовой биржи DAX подрос на 0,81% и к закрытию составил 7652,14 пункта. В Южной Корее, Китае, Гонконге и Японии торги не проводились в связи с национальным праздником. В разделе "Мировые рынки" вы можете ознакомиться с новостями, обзорами и комментариями по ситуации на зарубежных рынках. Цена апрельского контракта на нефть марки Brent на Лондонской бирже IPE

17 января 2013, 17:32

Ничего не напоминает??

Оригинал взят у beobaxter в Закономерный финал "южнокорейского чуда"  Южнокорейский Национальный Комитет по экономическому сотрудничеству выпустил "Белую книгу" с истинными данными о банкротстве южнокорейской экономики, об обнищании людей и потере ими средств к существованию и с выяснением того, кто же в этом виноват.  По ее данным, в течение пяти лет своего правления консервативная группа Ли Мен Бака коварно обманывала народ Южной Кореи по поводу состояния экономики. Предатель Ли Мен Бак, именующий себя "президентом, занятым экономикой", старался создать впечатление, что он оживит экономику и повысит жизненный уровень населения, но реальность его правления глубоко контрастирует с данными им обещаниями. Не успел предатель прийти к власти, как он с потрохами продал экономику Южной Кореи США, показав свое истинное лицо подхалима на службе у американцев  Типичным проявлением его предательства было то, что он подтолкнул страну к окончательному заключению Соглашения о свободной торговле с США - соглашению, которое изобилует крайне унизительными и неравными условиями для корейской стороны, так как в нем содержится всего лишь семь положений, которые обязаны выполнить США и до 55 положений, которые обязывают осуществить Южную Корею.  Когда США оказали давление на группу Ли с целью пересмотра этого соглашения на более благоприятных для себя условиях, он снова уступил давлению и подписал письменное соглашение, в результате которого дополнительные экономические потери Южной Кореи составят 900 млн. долларов США ежегодно. В результате этого сельское хозяйство и рыболовство понесут ущерб в размере 12 миллиардов долларов США в течение 15 лет.  В связи с предательской политикой группы Ли и без того ослабевшая экономика Южной Кореи практически превратилась в колониально зависимую.  На сегодня южнокорейская экономика зависит от импорта энергии на 96.5 процентов, от импорта полезных ископаемых - на 95 процентов, а ее торговля зависит от других стран на 113 процентов. Самообеспеченность Южной Кореи рисом составляет лишь 27 процентов, самообеспеченность пшеницей, кукурузой и фасолью - всего 0,5, 1 и 8,4 процента соответственно.  Иностранный капитал владеет 30 процентами южнокорейского фондового рынка. Он владеет более 50 процентов акций крупных предприятий, включая Samsung Electronics и Hyundai Motors и банки. Ежегодно иностранный капитал загребает в Южной Корее миллиарды долларов под именем "дивидендов". «Государственный» долг в Южной Корее увеличился на 11,2 процента за год, достигнув в общей сложности 1 850 миллиардов долларов. Тем временем внешний долг Южной Кореи превысил 419 миллиардов долларов. Ее краткосрочная задолженность составляет более 140 миллиардов долларов (или 33,8 процента от общей суммы внешнего долга), которые она должна будет выплатить в течение одного года. Долги южнокорейских предприятий выросли уже более чем до 1 900 млрд. долларов, увеличившись по крайней мере на 30 процентов по сравнению с концом 2007 года.За время своего правления Ли Мен Бак вверг южных корейцев в пучину тяжелой нищеты.В Южной Корее насчитывается более 5,7 млн. крайне бедных и более 2,5 млн. человек. которые не в состоянии вырваться из бедности, как бы они ни надрывались на работе. В результате более 10 миллионов человек влачат жалкое повседневное существование. Вопреки всей шумной рекламе Ли о решении проблемы безработицы, число безработных возросло на 500 000 в течение одного только первого года его правления по сравнению с предыдущим годом. В 2011 году более 4,6 миллиона человек были зарегистрированы в качестве безработных, что на 50 процентов больше, чем в 2007 году. В Южной Корее насчитывается также 8,600 миллионов неполностью занятых, временных и внештатных работников, которые пытаются выжить на свои скудные заработки с поденной или помесячной работы. Более половины выпускников университетов стали безработными сразу после их окончания. В результате более 2 миллионов безработных молодых людей изнывают в отчаянии.  Плата за высшее образование растет на 10-20 процентов ежегодно с прихода Ли к власти, достигнув уже 10 000 долларов в год - одни из самых высоких цен на образование в мире. Отсюда пошло выражение «башни из человеческих костей", означающее, что регистрационный взнос за учебу убивает студентов. Не в состоянии оплатить учебу, 60 процентов всех южнокорейских студентов временно отказываются от образования, занимаются тяжким трудом после учебы или предлагают себя в качестве подопытных кроликов для медицинских экспериментов. Некоторые из них выбирают самоубийство.  В Южной Корее чрезвычайно высоки цены на аренду жилья и глубока жилищная проблема - цены на аренду выросли более чем на 36 процентов по сравнению с 2007 годом, в связи с политикой правительства Ли по спекуляции недвижимостью. В результате этого более 7 миллионов домашних хозяйств, не имеющих собственного жилья, или 45 процентов населения постоянно ощущают угрозу оказаться на улице. Более миллиона человек были вынуждены переехать в неблагополучные районы, где цены на аренду относительно низки. Те люди, которые не в состоянии оплатить аренду жилья, живут в маленьких комнатах, в лачугах, в палатках, в контейнерах и бараках и даже в пещерах. Их число уже составляет около 680 000 семей.  За последние 5 лет налоги выросли максимум на 86 процентов. В настоящее время южному корейцу приходится отдавать 30 или 40 процентов своего годового дохода в виде различных налогов. Южнокорейские семьи на сегодня обременены долгами на сумму 900 млрд. долларов, увеличившуюся на 40 процентов по сравнению с тем, что было пять лет тому назад. Это означает, что в среднем каждая семья должна выплатить долг в размере 50 000 долларов.  Несмотря на громкие заявления правительства о контроле над ценами, цены на основные предметы первой необходимости подскочили на 23 процента в среднем и до максимума в 80 процентов за период пребывания Ли у власти. В результате этого появились такие выражения, как "убийственные цены".  Среди южных корейцев часто говорят теперь о том, что нынешнее поколение - это "поколение отказа от трех вещей», то есть, от любви, от брака и от рождения детей, в связи с тяжелой жизнью. Каждый третий молодой южный кореец в возрасте от 30 до 40 не может себе позволить вступить в брак.  Южную Корею называют "раем для самоубийств", так как она возглавляет мировой рейтинг стран, лидирующих по числу самоубийств. Каждые 34 минуты в Южной Корее мужчина или женщина кончают жизнь самоубийством. Число самоубийств превысило 15 500 ежегодно.  За время своего правления Ли обеспечил различного рода привилегии лишь для плутократов и богатых политиков, увеличив разрыв между богатыми и бедными. Согласно даже самым скромным подсчетам, опубликованным южнокорейскими властями, разрыв между доходами самых богатых и бедных увеличился до 14,5 раз по сравнению с 5,7 раза десятилетие назад. Самым богатым, на долю которых приходится всего один процент населения, принадлежит 16,6 процента совокупных личных доходов в Южной Корее.  С приходом Ли к власти разрыв в оплате труда временных и постоянных рабочих удвоился. Разрыв в доходах между обычным работником и менеджером среднего звена в компании вырос до 600 раз, а между работником и главой большого бизнеса - до 3 000 раз.За последние 5 лет частная собственность семей крупных менеджеров и директоров 10 гигантских компаний Южной Кореи выросла до десятков миллиардов долларов.  Растет и разрыв во владении недвижимостью.10 процентов самых богатых собственников владеют более 53 % всей недвижимости, в то время как бедная половина населения с низкими доходами владеет лишь 1%. В случае с жилым имуществом 5 процентов богатых удерживают в своих руках 64,8 процента всего жилья.  То же самое можно сказать и о разрыве между предприятиями. За последние 5 лет общая сумма стоимости имущества и продаж 30 гигантских компаний и их филиалов в Южной Корее почти удвоилась (выросла в 1,6 раза), тогда как малые и средние предприятия, на долю которых приходится 99 процентов всех предприятий и 87 процентов занятости населения, разоряются одно за другим в связи с произволом практики поддержки корпораций со стороны властей.  Данные, опубликованные Центральным Советом малых и средних предприятий Южной Кореи показывают, что чистая прибыль плутократов ежегодно растет, тогда как производство на малых и средних предприятиях неуклонно падает, и 16 процентов из них находятся на грани банкротства. Из-за курса консервативной группы, пренебрегающего малыми и средними предприятиями 44,3 процента независимых предпринимателей с трудом зарабатывают себе на жизнь, 16,3 процента остались без дохода в прошлом году, а 7 из 10 независимых предпринимателей были вынуждены закрыть свой бизнес или его часть.