• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1960
      • Показать ещё
      Люди234
      • Показать ещё
      Международные организации102
      • Показать ещё
      Компании486
      • Показать ещё
      Разное486
      • Показать ещё
      Издания62
      • Показать ещё
      Формат15
      Показатели37
      • Показать ещё
      Сферы1
Южно-Африканская Республика
09 декабря, 07:45

Cape Town slave descendants share stories of strength

An exhibit on South Africa's history of slavery helps a new generation understand their heritage.

08 декабря, 21:14

ICC to discuss South Africa's failure to arrest Sudan's Bashir

AMSTERDAM (Reuters) - International Criminal Court judges asked South Africa on Thursday to send representatives to a hearing next year to determine whether it had breached its obligation to arrest Sudan's President Omar Al Bashir in June.

08 декабря, 20:42

Мужское обрезание защищает от ВИЧ

Проанализировав медстатистику стран экваториальной и западной Африки, ученые установили взаимосвязь между распространенностью ВИЧ и мужским обрезанием. Регионы, где отсутствовала эта практика, стали эпицентром эпидемии

08 декабря, 20:02

Britain’s finance chief sees more trade with South Africa

The finance chief of Britain says he sees big opportunities to build on trade ties with South Africa, which is Britain’s biggest export market in Africa.

08 декабря, 19:01

Bail denied in SA coffin assault on black

A South African court yesterday denied bail to two white farmers accused of pushing a black labourer into a coffin and threatening to burn him alive. The shocking attack was caught in footage apparently

08 декабря, 18:49

Прожорливая звезда-вампир изменила представление астрономов о Вселенной

Астроном-любитель из ЮАР обнаружил в созвездии Стрельца необычную мертвую звезду-вампира, которая изменила мнение ученых об устройстве Вселенной.

08 декабря, 18:15

Op-Ed Contributor: Making South Africa Great Again

As in America, ‘exceptionalism’ can create dangerous myths about a country. But it can also inspire a powerful reform movement.

08 декабря, 18:15

В Японии стартовал футбольный чемпионат мира среди клубов

По традиции в середине декабря в Японии проходит турнир сильнейших клубов мира. В нем представлены победители континентальных турниров. Европу в нем представляет лучшая команда Лиги чемпионов – мадридский "Реал". На старте японский "Касима Антлерс" обыграл "Окленд Сити" из Новой Зеландии – 2:1.

08 декабря, 17:46

Российская модель здравоохранения в результате либеральных реформ сравнялась с нигерийской

Российская система здравоохранения ориентируется не на результат лечения граждан, а на количество оказанных медицинских услуг. К такому выводу пришли эксперты международной аналитической компании The Economist Intelligence Unit (EIU). По их мнению, по этому параметру Россия схожа с Египтом, Индонезией, Нигерией, ЮАР, ОАЭ и Бразилией. И это правильно, здравоохранение России теперь переориентировано на то, чтобы врачи извлекали из бального прибыль, вылечивать - необязательно. ВИДЕО ЗДЕСЬ

08 декабря, 13:35

Honorary degree for Liverpool student kicked out for anti-apartheid protest

University expelled Pete Cresswell after 1970 sit-in over its investments in South Africa and chancellor’s ‘racialism’ Liverpool University is to give a former student an honorary degree, 46 years after it expelled him for protesting against apartheid.Pete Cresswell was forced to leave in 1970 after taking part in the occupation of Liverpool University’s Senate House, alongside the future Channel 4 newsreader, Jon Snow. Continue reading...

08 декабря, 10:03

«Газпромнефть-смазочные материалы» наращивает экспорт

ООО «Газпромнефть-смазочные материалы» за 9 месяцев в 2016 году увеличило экспорт в премиальном сегменте продукции на 21%, сообщил Александр Трухан, глава компании на пресс-конференции в Москве. По его словам, в 2016 году компания вышла на рынки Вьетнама, Колумбии, Южной Кореи, ЮАР и Польши.

08 декабря, 09:17

Татарстанский пловец Александр Красных стал бронзовым призером чемпионата мира по плаванию

В канадском городе Виндзор проходит чемпионат мира по плаванию в короткой воде (25 метров).

08 декабря, 04:50

Why Is Sweden Destroying 96 Powerful Fighter Jets That Could Deter Russia?

Elisabeth Braw Security, Europe Which capabilities does Sweden need in order to be credible? Last year the Swedish defense company SAAB made its final delivery of 96 Gripen planes ordered by the Swedish government. Now, despite having thousands of flying hours and many years left, the fighter jets are destined for the scrapheap. The Swedish government is buying even newer Gripen planes. Gripen C/D is an advanced fighter jet with attack and surveillance capabilities, which unlike its Gripen predecessors is also compatible with NATO standards and thus more easily exportable. SAAB has sold or leased the plane not only to the Swedish government but to South Africa, Hungary, Thailand, the Czech Republic and even to the United Kingdom, which uses the plane for pilot training. But in 2012, the Swedish parliament voted to place another order, this time for sixty new Gripen E aircraft, to be manufactured with immediate effect. “The government’s order was connected to likely sales to Brazil and Switzerland,” Swedish defense analyst Robert Dalsjö told me. “Because other governments were likely to buy it as well, the idea was that the Swedish government would get the planes more cheaply than it otherwise would.”  The Gripen E is not only larger than the C/D but is also equipped with state-of-the-art radar technology and electronic warfare equipment: important attributes in a country now having to beef up its defense against Russia. Even though it had yet to receive its final C/D delivery, the center-right government of Fredrik Reinfeldt — which had previously made large defense cuts — placed the order for sixty planes. They will be delivered between 2019 and 2026. In addition to boosting the Swedish Air Force, the order was vital to SAAB, which employs some fourteen thousand people.  For the past five years Sweden’s defense spending has hovered at a very low 1.1 percent of GDP, compared to 2.6 percent in 1990-1991. Read full article

07 декабря, 21:27

It's A Wonderful Life...Without Fidel Castro

As Fidel Castro was laid to rest in Cuba this week, according to Huffington Post's WorldPost, critics claimed that it gave the Cuban people a chance to experience a Christmas with less fear than they had known in decades. Supporters insist that he was a good man, and no one could have done better under the circumstances. Who is right? Ironically a classic Christmas movie, "It's a Wonderful Life," provides the perfect idea to settle this debate. Just as George Bailey, played by Jimmy Stewart, wishes he had never been born as a means of making things better, one can similarly wonder what if Fidel Castro had never lived. Actually, we can do more than just wonder. We can look at a pair of countries, in a similar situation, with some similar characteristics, to see whether one leader made a difference, compared to another ruler. When Nelson Mandela passed away, I compared all of his great accomplishments to what happened in nearby Zimbabwe with their tyrant, Robert Mugabe. With such a comparison, one can see how valuable Mandela was to South Africa, and the world. Was Fidel Castro a force for good, or against it? To answer this, I looked at another small Central American/Caribbean country where a social democratic revolution took place after World War II. I am comparing Castro's Cuba to Costa Rica, where a revolutionary regime emerged that applied some tenets of socialism while resisting the urges of authoritarianism. Typically, geographers and political scientists rate islands as being more conducive for political and economic development. But that's not the case in this comparison. Cuba's GDP per capita is $5,382.82, ranking nearly 100th in the world for that category, according to NationMaster. It's a much better situation in Costa Rica, where the GDP per capita is $9.396.45, good enough for 63rd in the world, according to NationMaster. Both countries actually rank pretty well among their counterparts in Latin America and the Caribbean when it comes to social development. Costa Rica is among the best in the region for life expectancy, according to NationMaster. Cuba leads equatorial countries in literacy rates and fares well in the number of physicians per patient and a number of spending measures. But it also ranks high in the world in spending on tanks and warplanes, as NationMaster notes. Costa Rica, meanwhile, eliminated the military after their revolution, and has little government coercive power outside of law enforcement and a river patrol on their borders. But the real difference, the key to understanding Castro's legacy, comes from the country's politics. In 2007, at the end of Fidel's total control, Cuba received the worst freedom rating ever, with civil liberties and political rights each netting a score of 7, the lowest you can get, according to the human rights group Freedom House. Even under Fidel's brother (Raul) the island is considered "Not Free" by Freedom House in their most recent analysis. Meanwhile, Costa Rica garnered freedom, civil liberty and political rights scores of "one" for each, the highest that you can receive from Freedom House. That's not just good for a Third World country; that's better than a number of First World countries. No wonder people in Cuba still have to look over their shoulder, even after Fidel perished, while the people of Costa Rica have earned their recognition as the "happiest people in the world" award according to the Happiest Planet Index. Having taught in Costa Rica for two summers, I can vouch for this. The people of Cuba, if they are allowed to even study Costa Rica's success, could only wish that Fidel Castro had never been born, and that their leadership had chosen the path Costa Rica elected to follow after their own post-World War II revolution. John A. Tures is a professor of political science at LaGrange College in LaGrange, Ga. He can be reached at [email protected] -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 декабря, 20:57

South Africa Standard Bank PMI

Composite Pmi in South Africa increased to 50.80 SA in November from 50.50 SA in October of 2016. Composite Pmi in South Africa averaged 49.84 SA from 2013 until 2016, reaching an all time high of 52.70 SA in October of 2014 and a record low of 46.40 SA in July of 2014. Composite Pmi in South Africa is reported by Markit Economics. In South Africa, the Standard Bank South Africa Purchasing Managers Index tracks business trends across private sector activity, including mining, manufacturing, services, construction and retail based on data collected from a representative panel of around 400 companies. The index tracks variables such as new orders, output, employment, supplier delivery times, inventories and prices. A reading above 50 indicates expansion in business activity and below 50 indicates that it is generally declining. This page provides - South Africa Composite Pmi- actual values, historical data, forecast, chart, statistics, economic calendar and news.

07 декабря, 16:21

Wednesday's Morning Email: Obama Defends Counterterrorism Legacy

TOP STORIES OBAMA DEFENDS COUNTERTERRORISM LEGACY AS TRUMP LAYS OUT HIS MILITARY PLANS “In his last planned speech on national security, President Barack Obama warned his successor against rolling back several of the reforms he made to the way the U.S. wages war against terrorist groups.” President-elect Donald Trump laid out some of his military plans at a rally in Fayetteville, North Carolina. [Jessica Schulberg, HuffPost] PAKISTAN INTERNATIONAL AIRLINES FLIGHT CRASHES IN NORTH OF THE COUNTRY Up to 47 people were reportedly on board. [The Guardian] MEET OUR NEW EDITOR-IN-CHIEF A huge welcome to Lydia Polgreen, a New York Times “rising star” who will take over the reins at The Huffington Post. [Michael Calderone, HuffPost] PEARL HARBOR, 75 YEARS LATER Take a look at Hawaii in the immediate aftermath. Here’s how FDR ended up with the “infamy” line. And survivors gathered to “mark the moment that changed the world.” [Carla Herreria, HuffPost] DEATH TOLL RISING FOLLOWING INDONESIA EARTHQUAKE The earthquake in Indonesia’s Aceh province killed scores of people. [Reuters] GOOGLE PLANS TO BE FULLY SUPPORTED BY RENEWABLE ENERGY As early as next year. [Ryan Grenoble, HuffPost] ANGELA MERKEL SUPPORTS PARTIAL BURKA BAN “The full-face veil is not acceptable in our country,” the German chancellor said. [Willa Frej, HuffPost] ‘THE FBI IS INVESTIGATING BECAUSE I TWEETED A JOKE ABOUT FAKE NEWS’ Seriously. [Nick Baumann, HuffPost] WHAT’S BREWING DONALD TRUMP NAMED TIME’S PERSON OF THE YEAR Makes sense. [Hayley Miller, HuffPost] THE EMERGENCE OF DRUG-RESISTANT HIV Kenya, Zambia, Uganda, Nigeria, Tanzania and South Africa are facing a growing threat. [HuffPost] TIM ROTH SPEAKS OUT ABOUT HIS ABUSIVE GRANDFATHER The actor disclosed that he and his father were both sexually abused by his grandfather. [HuffPost] MCSWEENEY’S NAILS IT WITH THIS ONE “Why I am changing the name of our puppy-burning movement to ‘alt-warmth.’” [McSweeney’s] OF COURSE THE QUEENS CLEANED UP WHEN IT CAME TO GRAMMY NOMINATIONS Beyonce and Adele have 9 and 5 respectively. And here’s who got snubbed. [HuffPost] HOW TO SORT THROUGH MOVIE HYPE Besides believing all of The Morning Email’s opinions, obviously. [FiveThirtyEight] ‘THE PROGRESS AND PITFALLS OF TV’S DEPICTION OF RAPE’ “Many writers cited the first season of ‘Jessica Jones’ as the gold standard in this arena: It sustained a variety of explorations of the emotional and psychological ramifications of rape, and the story was told from the point of view of the survivor.” [Variety]  BEFORE YOU GO ~ Naomi Judd opens up about her “debilitating” depression. ~ Winter (TV) is coming. ~ Donald Trump said he would sue the women who accused him of sexual assault. He hasn’t. ~ This sneaky squirrel has stolen over 150 Christmas lights. ~ Has the speed of light slowed? ~ Note to self: don’t post mannequin challenges while holding serious firearms if you’re not licensed to hold such firearms. ~ Everything is a lie: the “quintessential French pastry,” the croissant, isn’t French. ~ “Feel the sticker shock of someone living in poverty.” ~ Of course Madonna twerked on “Carpool Karaoke.”  ~ Amy Schumer shuts down the body shamers who were unhappy about her casting in the Barbie reboot. ~ Giphy’s top 12 pop culture moments of the year ― in gifs. ~ The best gifts for news junkies (ahem, Mom, this list has merit). ~ When to be alarmed about your forgetfulness. ~ Happy Wednesday ― here are a bunch of penguins in holiday outfits.   The Huffington Post’s Morning Email team aims to get you the top news, along with entertainment, lifestyle stories and other absurdity that you need to get through your workday — all with a dash of signature Morning Email snark. Like The Morning Email? Send it to a friend! Does somebody keep forwarding you this newsletter? Get your own copy. It’s free! Sign up here. Check out HuffPost Politics and HuffPost Breaking News newsletters for more of the good stuff.   -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 декабря, 15:46

How the EU could spur African growth, instead of making more bad trade deals

Fishers in Mozambique won't benefit from southern Africa's latest deal with the EU. Grant Neuenburg/Reuters André Breedt, Université Paris 1 Panthéon-Sorbonne Before the election of Donald Trump ripped up the global rulebook on trade, the European Union entered into an old school-style deal with many African countries. After nearly a decade of negotiations, the Southern African Development Community (SADC), comprising Botswana, Lesotho, Namibia, South Africa and Swaziland, signed the Economic Partnership Agreement (EPA) with the 28 members states of the EU. When the process of ratification is complete, Mozambique is slated to become the sixth member of the agreement. The EPA is designed to be asymmetrical in the African countries' favour. The European Commission has insisted that the EU has "never accepted such a degree of asymmetry in a trade deal before". But some European and African delegates continue to question the fairness of the deal, not least because the African countries already benefit from duty-free access to the European single market through the "Everything but Arms" initiative of the Commission. The EU will grant all signatories of the deal 100% free access to its common market, except South Africa, which will have custom duties on 1.3% of its exports. Will it work? The granting of free access to the vast EU market is lauded as a coup for the continued economic progress of the developing nations involved. While there is no reason to believe the motivations of the European Union are anything but sincere, whether it will have the intended effect is still unclear. The rationale of the agreement has been showcased by the EU as a tool to spur economic growth. The argument goes that removing duty on "intermediate goods" - such as automotive parts and electronics that are used in the manufacturing of more specialised consumer goods - can now be imported on the cheap. Discarded electronics for recycling at the East African Compliant Recycling in Nairobi, Kenya. Thomas Mukoya/Reuters The EU claims that the agreement will protect African production activities from liberalisation, allowing domestic industries the time to mature. The textile industry has garnered particular interest where South African labour unions have been very vocal against further trade liberalisation. Countries such as Ethiopia and Kenya - both showing promise of becoming established textile-producing hubs - are also grappling with various hurdles from European customers who are perceived as "more demanding with respect to lead times, order sizes, and quality". An influx of cheaper, higher quality products such as textiles from the EU are likely to reduce trade between African nations, prevent manufacturers from making more diverse products, and limit industrialisation. Even South Africa's inter-regional textile exports, despite boasting a more established and sophisticated industry, represent a mere 12% to 14% of total exports. Giving European imports the duty-free treatment will leave African producers struggling: local businesses will be unable to sell their wares at competitive prices, while the agreement will limit the whole continent's efforts to move up the industrial value chain, and produce a greater quantity of final consumption goods. As a result, Africa will remain, contrary to the envisaged ambitions of the EPA, a perpetual supplier of raw materials with a poorly diversified economy. Divide and conquer Signatory countries are also at risk of destabilising their fragile economies by losing the ability to collect duties on imported goods. Botswana, according to the latest World Bank figures, relies on such tariffs to fill 47% of its state coffers, Namibia for 22%, while Lesotho, a landlocked country within a country (South Africa) earns nearly 70% of its total tax revenue at its borders. Botswana's emerging economy could lose from the EPA deal. Siphiwe Sibek/Reuters The Wilson Center, a US think tank, supports the criticism flung at the EPA, claiming the agreement is inherently flawed because of EU envoys' "divide and conquer" tactics when negotiating with African countries. As part of this approach, EU negotiators trigger the fear of losing preferential access to the EU market in their counterparts, which forces the African states to the table under the assumption that they are left with no choice but to participate in EPA talks. This strategy can be seen in the behaviour of the European Commission towards other African nations. Recently, the Commission announced that Kenya, on the cusp of being declared a "middle-income" country, would lose tariff-free access to the EU market if the country did not ratify the East Africa EPA. Tanzania faces a similar predicament if its status as a developing nation is reviewed. The case of Mozambique Instead of pursuing unhelpful trade deals, Europe should work to help address the African continent's deepest structural problems. The fishing industry in Mozambique serves as a poignant example. The country, disproportionately reliant on its fisheries for both foreign reserve income and feeding its citizenry, is losing up to US$65 million from its economy every year because of illegal fishing. Through a series of deals in 2013, Mozambique undertook major investments to upgrade its previously inadequate maritime surveillance powers and safeguard the country's coastlines. The government bought patrol vessels, and improved monitoring, training and technology capabilities. But it is now facing criticism over how the deal was secretly financed and further questioning over why it is failing to put the new fleet to good use. Mozambique's new fishing fleet is mired in controversy. Grant Neuenburg/Reuters An EPA offers little hope of alleviating the plight of fisheries, especially in light of research that shows that fisheries agreements conducted between the EU and island nations in the Pacific during the 1990s generated seven times more value for European states than for the island nations. But a joint initiative on fishing would instead have the potential to increase export revenue and serve as a catalyst for job generation. A concerted effort between the EU and host nations on the issue of illegal, unreported and unregulated fishing alone could add 300,000 jobs and generate US$3.3 billion in revenue. It could also boost income from selling foreign rights by a factor of eight. Southern Africa as a dumping ground The EU's incessant pursuit of EPAs are uncreative and may prove inadequate in promoting African economic self-reliance. The most likely scenario for the agreement signed with the SADC is that the African countries involved will become a dumping site for European goods of superior quality to domestic products. Local consumers will no doubt favour these relatively cheaper goods over locally produced goods. This will have a direct affect on local trade and manufacturing prowess. Instead of chasing new EPAs, the EU should concentrate on providing the skills and structures to assist host nations, becoming development partners rather than dictators of unfavourable terms. The EPA is a fruitless attempt to reach a seemingly beneficial agreement, which risks become yet another unpopular global trade policy. The EU would do well to consider helping countries such as Botswana, Mozambique and Lesotho with the problems they actually have, rather than striking deals that are bound to fail. André Breedt, PhD Student Economics, Université Paris 1 Panthéon-Sorbonne This article was originally published on The Conversation. Read the original article. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 декабря, 15:19

MCC accuses Faf du Plessis of ‘flagrantly’ cheating in ball-tampering row

• MCC’s head of cricket accuses South Africa captain of ball tampering• Du Plessis is appealing verdict handed to him in AustraliaFaf du Plessis’s pleas of innocence over ball tampering have been met with a withering assessment from the MCC World Cricket Committee with the body’s head of cricket, John Stephenson, saying the South Africa captain’s actions “fragrantly contravened the law”.Du Plessis is seeking to have the guilty verdict handed down to him overturned on appeal. He was fined 100% of his match fee by the International Cricket Council under its code of conduct after television footage emerged from the second Test against Australia in Hobart last month showing him applying sugared saliva from a mint in his mouth to the ball in an attempt to aid swing. Continue reading...

07 декабря, 03:01

Readers’ Questions Answered

While I can’t always respond to each of your questions directly, I do enjoy hearing from my readers and followers and value your feedback. I am quite delighted to see people from all over the world reaching out via my blog, Twitter and LinkedIn. As we wind down the year, I thought it would be a good time to respond to some reader questions. Q: Respectfully, do you think diverging monetary policies—and likely increasingly fiscal policies—could be market stability game changers? – G. in Canada (via Twitter) A: Yes, I agree. In the case of the United States, the election of Donald Trump as president means a much-expanded US budget appears likely, along with higher spending and higher interest rates, which could result in a different type of environment than we have seen in recent years. Despite the recent US dollar strength, we could actually see dollar weakness in light of Trump’s desire to make US industry more competitive globally. While the global markets are likely to remain volatile for a period of time given the uncertainty surrounding potential US policies under a Trump presidency, I would expect much of the rhetoric we heard on the campaign trail may not result in any concrete action. While the president cannot directly impact monetary policy, it appears from his rhetoric that Trump may put pressure on the Federal Reserve (Fed) to raise rates—which actually seemed to be the Fed’s likely path even before the election. We will be watching to see how global monetary and fiscal policies unfold not only in the United States but also in Europe and Asia. We could see many interesting ripple effects. Q: In a recent blog, you make a good case for increasing allocations to small caps. But how do we build allocation in the space, given an under-researched domain now? – Arun in India (via the blog) A: In the small- and mid-capitalization area within emerging markets, there are thousands of stocks to invest in, so we don’t think there should be any problem finding potential buying opportunities. The proviso is that investors need to do research since, as you say, there is not much research on those thousands of companies. That’s why I believe one needs to use a lot of “shoe leather” to investigate the managements of those companies. In my opinion, doing so could result in the discovery of terrific bargains. We view small-cap companies in Asia in particular as offering potential for strong growth, while market inefficiencies, in part due to a lack of research coverage, can provide attractive opportunities. Q: Turkey has many problems. What do you think about Turkish stocks? Are you looking for investment opportunities in Turkey? – Turan in Turkey (via the blog) A: We intend to continue looking for investment opportunities in Turkey. We tend to be contrarian investors, so we actively search for opportunities in countries that are out of favor with other investors but where we see value, and that includes Turkey. Q: Since 1987, we have not seen emerging markets become developed. Why is that? – Khoo in Tasmania (via LinkedIn) A: The definition of exactly what is an “emerging market” can be based on a number of factors, including the size of the market, market access and currency convertibility. One key consideration is per-capita income. Based on per-capita income, many emerging markets are actually becoming developed (or moving closer to that designation) because their per-capita income has risen to the levels of developed markets. South Korea and Taiwan come to mind in that regard. Different index providers and other entities may have different classification systems. For example, the International Monetary Fund considers both South Korea and Taiwan to be “advanced economies.” Index provider FTSE considers South Korea as developed/advanced but not Taiwan, while MSCI considers both to be emerging. There are regular evaluations that can change a country’s classification status, and we have seen noteworthy reclassifications over the past couple of years. In June of this year, MSCI announced it would move Pakistan into the category of “emerging market” from “frontier market” previously, which goes into effect in 2017. And, in 2013, we saw MSCI move Greece in the other direction, from “developed” to “emerging.” Q: I’m interested in your thoughts on South Africa given recent developments there. – Owen in South Africa (via Twitter) A: We regard South Africa as the most important market in Africa, followed by Nigeria, Kenya, Ivory Coast, Ghana and Zimbabwe. Despite some near-term challenges, we hold a positive long-term view on African markets in general, as they have the potential for strong economic growth, which, we believe, produces an environment favorable to corporate profitability and earnings growth. Much of this potential has not yet been fully tapped. Many African markets not only boast significant resources of oil, gas and hard commodities but also provide means to expand the production of soft commodities. We believe the opportunity is magnified by market valuations for African corporations, which often stand below those of their peers in more developed markets. South Africa’s political problems are certainly well-known, but the good news is that the democratic process is in place even though it may take time to work. In our experience, we have found managers of South African companies to generally be very capable and experienced. Many South African companies have expanded globally, so investing in a South African company means you often can get exposure in other parts of Africa and the rest of the world. The recent political developments have not impacted many companies to a great extent, and we see good things happening in the country that make us hopeful; for example, more and more of the younger people are getting involved in making the country better. As in other parts of the world, the hope and aspirations are with the youth. I believe they can and will make their country better. Q: Which emerging market countries in Asia do you see most likely affected by the United Kingdom’s decision to leave the European... Investment Adventures in Emerging Markets - Notes from Mark Mobius Mark Mobius, Ph.D., executive chairman of Templeton Emerging Markets Group, joined Templeton in 1987. Currently, he directs the Templeton research team based in 15 global emerging markets offices and manages emerging markets portfolios. As he spans the globe in search of investment opportunities, his “Investment Adventures in Emerging Markets” blog gives readers a taste for what he does, when, where, why and how. Dr. Mobius has written several books, including “Trading with China,” “The Investor’s Guide to Emerging Markets,” “Mobius on Emerging Markets,” “Passport to Profits,” “Equities—An Introduction to the Core Concepts,” “Mutual Funds—An Introduction to the Core Concepts,” ”The Little Book of Emerging Markets,” and “Mark Mobius: An Illustrated Biography."

07 декабря, 00:53

В Африке впервые начнут производить смартфоны

В Африке впервые начнут производить смартфоны. Компания Onyx Connect из Йоханнесбурга в ЮАРе открыла завод по созданию мобильных устройств на базе Android

11 декабря 2015, 13:40

Африка - колония или стратегический партнер Китая?

Во время Китайско-африканского саммита в Йоханнесбурге китайский лидер Си Цзиньпин предложил следующее: китайско-африканские отношения должны быть переведены в новую плоскость - всестороннее стратегическое партнерство.

08 ноября 2015, 23:02

Алексей Козлов: патриотизм и любовь к Родине для меня святы

Вести недели. Эфир от 08.11.15 2 ноября на 81-м году жизни скончался Герой России, знаменитый разведчик-нелегал Алексей Козлов. Именно он в конце 70-х сообщил, что расистское правительство ЮАР в условиях международных санкций испытало атомную бомбу. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал «Вести»: http://bit.ly/subscribeVesti Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Вести.Экономика - https://bit.ly/VestiEconomics Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

30 июня 2015, 07:15

Юрий Бялый: О странах БРИКС и общемировых экономических тенденциях

Я сегодня хочу поговорить о нескольких тенденциях глобального международного экономического характера, которые, как мне кажется, во многом могут стать определяющими на достаточно долгосрочную перспективу...

29 мая 2015, 19:53

Буры против Британцев. ( 40 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Буры против Британцев. ( 40 фото )        Эта война была первой войной 20 века и интересна с самых разных точек зрения. Например, на ней обеими конфликтующими сторонами были массово использованы бездымный порох, скорострельные пушки, шрапнель, пулемёты и магазинные винтовки, что навсегда изменило тактику пехоты, заставив её спрятаться в траншеи и окопы, атаковать в разреженных цепях вместо привычного строя и, сняв яркие мундиры, обрядиться в хаки...         Эта война также "обогатила" человечество такими понятиями, как снайпер, коммандос, диверсионная война, тактика выжженной земли и концлагерь.         Это была не только первая "попытка принести Свободу и Демократию" в страны, богатые полезными ископаемыми. Но также, наверное, и первой войной, где боевые действия, помимо поля боя, были перенесены и в информационное пространство. Ведь к началу 20 века человечество уже вовсю пользовалось телеграфом, фотографией и кинематографом, а газета стала привычным атрибутом каждого дома.         Противостояние англичан и буров началось ещё почти за сто лет до описываемых событий, когда Великобритания положила глаз на принадлежащую Голландии Капскую колонию. Сначала аннексировав эти земли, они потом ещё их же и купили, правда, так хитро, что в реальности не уплатили ни копейки.         Однако это дало право одному из тяжеловесов информационной войны, Артуру Конан Дойлу, написать следующие строки в своей книге об англо-бурской войне: "В нашем обширном собрании стран, пожалуй, нет другой страны, права Британии на которую были бы так же неоспоримы, как на эту. Мы владеем ею на двух основаниях - по праву завоевания и по праву покупки".         Вскоре англичане создали бурам невыносимые условия существования, запретив обучение и делопроизводство на голландском языке и объявив английский язык государственным. Плюс к этому Англия в 1833 году официально запретила рабство, которое составляло основу экономики буров.         Правда, "добрые" англичане назначили выкуп за каждого невольника. Но, во-первых, сам выкуп был вдвое меньше принятой цены, а во-вторых, получить его можно было только в Лондоне, и то не деньгами, а государственными облигациями, в которых слабо образованные буры просто не разбирались.         В общем, буры поняли, что жизни им тут не будет, собрали вещички и рванули на север, основав там две новые колонии: Трансвааль и Оранжевую республику.          Тут стоит сказать пару слов о самих бурах. Англо-бурская война сделала их в глазах всего мира героями и жертвами. Но буры жили за счёт труда рабов на своих фермах. А землю под эти фермы они добывали, очищая её от местного чернокожего населения с помощью винтовок.          Вот как описывает буров Марк Твен, посетивший примерно в это время юг Африки: "Буры очень набожны, глубоко невежественны, тупы, упрямы, нетерпимы, нечистоплотны, гостеприимны, честны во взаимоотношениях с белыми, жестоки по отношению к своим чёрным слугам... им совершенно всё равно, что творится в мире".          Такая патриархальная жизнь могла бы продолжаться ещё очень долго, но тут в 1867 году на границе Оранжевой республики и Капской колонии нашли крупнейшее в мире месторождение алмазов.          В страну хлынул поток проходимцев и авантюристов, одним из которых был Сесил Джон Родс, будущий основатель компании "Де Бирс", а также двух новых английских колоний, скромно названных в честь него Южной и Северной Родезией.         Англия вновь попыталась аннексировать бурские территории, что привело к 1 англо-бурской войне, которую англичане, по сути, проиграли. Но беды буров на этом не закончились, в 1886 году в Трансваале нашли золото.         В страну опять хлынул поток проходимцев, преимущественно англичан, мечтавших мгновенно обогатиться. Буры, по-прежнему продолжавшие сидеть на своих фермах, в принципе, не возражали, однако обложили приезжих ойтландеров (иностранцев) высоким налогом.         Вскоре количество "понаехавших" почти сравнялось с количество местных. Причём иностранцы всё громче стали требовать для себя гражданских прав. С этой целью даже была создана правозащитная НПО "Комитет Реформ", финансируемая Сесилом Родсом и другими горнорудными королями. Требуя для себя гражданских прав в Трансваале, ойтландеры, однако, не желали отказываться и от британского подданства.         Однако вряд ли стоит обвинять в развязывании войны одних только евреев-банкиров. Истерия вокруг буров легла на благодатную почву. Англичане искренне верили, что они рождены править миром и любое препятствие в реализации этого плана воспринимали как оскорбление. Существовал даже специальный термин, "джингоизм", означающий крайнюю стадию имперского шовинизма британцев.         Вот что говорил небезызвестный нам Чемберлен: "Во-первых, я верую в Британскую Империю, во-вторых, я верю в британскую расу. Я верю, что британцы - величайшая из имперских рас, какие когда-нибудь знавал мир".         Когда в Стратфорде-на-Эйвоне, родном городе Шекспира, пьяная толпа патриотов перебила стёкла в домах квакеров, выступавших против войны, писательница христианских романов и пояснений к Священному Писанию Мария Коррели обратилась к погромщикам с речью, в которой поздравила их с тем, как хорошо они отстояли честь Родины, и сказала: "Если бы Шекспир восстал из гроба, он бы присоединился к вам".          Противостояние между бурами и англичанами в британских газетах было представлено как противостояние между англо-саксонской и голландской расами и замешивалось вокруг чести и достоинства нации.          Объявлялось, что если Англия ещё раз уступит бурам, это приведёт к развалу всей Британской империи, ибо люди в Австралии и Канаде перестанут её уважать. Была вытащена старая байка про претензии России на Индию и "найдены" следы русского влияния на буров.         Особый интерес вызывает информационная война. Хотя сами буры в ней особо не отличились, но к тому времени Британия сумела обзавестись немалым количеством недоброжелателей по всему миру. В первую очередь это были Россия, Франция, Германия и, конечно, Голландия.         Их совместной заслугой было то, что будущую войну объявили "войной между белыми", что, по сути, было не так уж мало, ибо на войну против "дикарей" не распространялись правила, принятые на прошедшей за полгода до этих событий Гаагской конференции, созванной, кстати, по инициативе России.         В российской прессе, на протяжении всей войны о бурах писали с неизменным восторгом и даже старательно подчёркивали их сходство с русскими, примером чему служила высокая религиозность буров, их склонность к сельскому хозяйству, а также привычка носить окладистые бороды. Умение ездить верхом и метко стрелять позволяло сравнивать буров с казаками.         Поручик Едрихин, откомандированный на время войны в Южную Африку в качестве корреспондента газеты «Новое Время» (и, видимо, бывший сотрудником российской разведки), писавший под псевдонимом Вандам, уже во время англо-бурской войны предостерегал соотечественников: "Плохо иметь англосакса врагом, но не дай Бог иметь его другом... Главным противником англосаксов на пути к мировому господству является русский народ".           Такая мощная информационная поддержка привела к тому, что в армию буров хлынул поток добровольцев со всего света. Большинство составляли голландцы (около 650 человек), французы (400), немцы (550), американцы (300), итальянцы (200), шведы (150), ирландцы (200) и русские (около 225).         После применения "тактики выжженной земли" и концлагерей моральный авторитет Британии упал ниже плинтуса. Говорят, что англо-бурская война покончила с чопорной викторианской эпохой.         Наконец, 31 мая 1902 года буры, опасаясь за жизни своих жён и детей, были вынуждены капитулировать. Республика Трансвааль и Оранжевая республика были аннексированы Британией.           Однако благодаря своему мужеству, упорному сопротивлению и симпатиям мировой общественности буры смогли выторговать амнистию всем участникам войны, получить право на самоуправление и использование голландского языка в школах и судах. Англичанам даже пришлось выплатить компенсации за разрушенные фермы и дома.           Также буры получили право и впредь эксплуатировать и уничтожать чернокожее население Африки, что стало фундаментом будущей политики апартеида.

12 августа 2014, 23:46

Англо-бурская война: «коммандос» против армейского порядка

Партизанская тактика позволила бурам побеждать британцев, воевавших по старым, уже изжившим себя военным канонам   Генерал Пит Арнольд Кронье во время Англо-бурской войны и возглавляемый им отряд бурских коммандос. Трансвааль, Южная Африка.Англо-бурская война стала первым конфликтом нового типа. Именно там впервые массово были применены бездымный порох, шрапнель, пулеметы, униформа защитного цвета (хаки) и бронепоезда. Вместе с блокгаузами входит в обращение и колючая проволока, используется рентген для нахождения пуль и осколков у раненых солдат. Создаются специальные подразделения снайперов, а сама тактика буров — боевые действия мелкими мобильными отрядами — станет позднее основой для формирования групп спецназа.В этой войне будет пленен и совершит дерзкий побег молодой корреспондент Уинстон Черчилль — Первый лорд Адмиралтейства в годы Первой мировой войны. Будущий председатель Госдумы Александр Гучков, вместе с другими иностранными добровольцами, будет сражаться в рядах буров, а молодой юрист Махатма Ганди возглавит индийский санитарный отряд и получит от британцев золотую звезду за храбрость. Сама война ровно за 100 лет до военной операции НАТО в Югославии станет одним из первых конфликтов, мотивированных защитой «прав и свобод человека» и защитой «ценностей цивилизованного сообщества».Предыстория конфликтаГолландская Ост-Индская компания завозила колонистов из Нидерландов для освоения и управления своими землями на юге Африки. После наполеоновских войн эти территории окончательно переходят к Великобритании, которая лишает потомков голландских и французских колонистов, сформировавших позднее бурский народ, самоуправления, возможности получать образование на родном языке и навязывает им свои идеологические установки.В знак протеста многие буры покидают благодатные края Капской колонии. Двигаясь на север, они совершают великий трек, или большое переселение, в результате которого, не без конфликтов, занимают территорию местных племен и основывают несколько государств. Однако все это происходит под неусыпным оком «большого британского брата». В 1867 году на границе Оранжевой республики и Капской колонии обнаруживается крупнейшее в мире месторождение алмазов. Позднее здесь возникнет компания Дэ Бирс — алмазная империя британского колониального романтика и капиталиста Сесила Джона Родса (в честь него была названа Родезия), который в 1890-х годах занял пост премьер-министра Капской колонии и являлся одним из сторонников «ястребиной политики» в отношениях с бурскими республиками. Сесиль Родс стремился расширить сеть британских владений в Африке «от Каира до Кейптауна», вынашивая идею постройки трансафриканской железной дороги, и независимые бурские государства мешали этим планам самим фактом своего существования.   Сесил Джон Родс и его партнер Альфред Бейт. 1901 год.  В результате первой войны между бурами и Англией 1880–1881 годов заключаются соглашения, которые содержат ряд запутанных правовых норм о сюзеренитете Британии над Трансваалем — в частности, в эти соглашения был включен пункт об обязательном одобрении английской королевой всех договоров, заключаемых правительством Трансвааля с другими государствами или нациями.Однако основные проблемы начинаются в конце 1880-х годов и связаны они были с обнаружением на территории бурских государств огромных залежей золота. Его добыча довольно затруднительна, так как требует особых инструментов, навыков и инвестиций, поэтому буры, преимущественно занятые выпасом скота, были не в состоянии этим заниматься. В страну прибывают десятки тысяч ойтландеров — пионеров британской экспансии. За считанные годы в бурских колониях появляются целые города, населенные иностранцами. Начинается период внутренней напряженности между «понаехавшими» и «местными».Активная добыча полезных ископаемых увеличивает чиновничий аппарат и расходы бюджета. Правительство президента Трансвааля Пауля Крюгера в целях пополнения казны идет на выдачу концессий иностранным компаниям и предпринимателям. Памятуя об английской угрозе, концессии старались выдавать кому угодно, но только не британцам. Тогда британские колониальные власти в Южной Африке, провоцируемые оставшимися не у дел дельцами, вспоминают о праве королевы на сюзеренитет Трансвааля и требуют предоставить гражданские права британцам, живущим в Трансваале. Разумеется, буры не желают давать избирательные права ойтландерам, справедливо опасаясь за будущее своих государств, так как последние совершенно открыто выступают проводниками британской политики. Так, во время приезда Пауля Крюгера в Йоханнесбург встречающая его толпа ойтландеров запела гимн Великобритании God save the Queen и демонстративно сорвала флаг Трансвааля.Нельзя сказать, что буры не пытались инкорпорировать ойтландеров в свое общество. Постепенно проводились реформы, допускавшие трудовых мигрантов к решению государственных вопросов, в частности, была создана вторая палата парламента (нижний фолксраад) Трансвааля, куда могли быть избраны представители натурализовавшихся ойтландеров, в то время как первая палата формировалась только из урожденных граждан республики. Однако постоянные интриги ойтландеров и их влиятельных покровителей вроде Сесила Родса не способствовали наступлению разрядки.  Президент Трансвааля Пауль Крюгер (Стефанус Йоханнес Паулус Крюгер). Около 1895 года.  Последней точкой кипения стал инцидент, получивший позднее известность как рейд Джеймсона — вторжение отряда родезийских и бечуаналендских полицейских в Йоханнесбург, организованное Родсом с целью поднять восстание ойтландеров против правительства Крюгера. Перед вторжением были организованы массовые акции протеста против бурского правительства, в ходе которых в ультимативной форме был инициирован список претензий. Однако никакой поддержки мятежникам со стороны населения Йоханнесбурга оказано не было. Справедливо опасаясь армии буров и видя решение своих проблем в войне, которую должно вести правительство «Ее Величества», поселенцы не хотели рисковать своими жизнями. Мятеж был подавлен, а сам его предводитель доктор Джеймсон арестован.Сторонам становится очевидно, что решить их противоречия может только большая война. Британцы вовсю раскручивают пропагандистскую кампанию о якобы беспрецедентном давлении на британских граждан, которые лишены фундаментальных человеческих и гражданских прав. Одновременно с этим на границе бурских колоний наращивается британский военный контингент. Правительство Трансвааля не остается в стороне и начинает закупки современного оружия, строит оборонительные сооружения, подписывает военный союз с братской Оранжевой республикой.Необходимо сказать пару слов о бурском ополчении. Вопреки господствовавшим в то время военным доктринам, армия буров не имела деления на корпуса, бригады или же роты. Армия буров вообще не была знакома с военными доктринами и военной наукой. Существовали отряды коммандос, которые могли состоять из дюжины или тысячи человек. Бурские коммандос не признавали никакой воинской дисциплины, они даже отказывались именоваться солдатами, видя в этом оскорбление их достоинства, так как солдаты, по их мнению, сражаются за деньги, а они — граждане (бюргеры), которые всего лишь выполняют свои обязанности по защите страны.Не имели бурские коммандос и военной униформы; за исключением артиллеристов и нескольких отрядов, состоящих из буров-горожан, бюргеры воевали в той же одежде, что использовалась ими в мирное время. Демократичный дух буров пронизывал все общество, и армия не была исключением. Все решалось голосованием: от выборов офицеров до принятия военного плана предстоящей кампании, и каждый боец имел право голоса наравне с офицером или генералом. Бурские генералы не сильно отличались от рядовых бойцов, военного образования не было ни у тех, ни у других, поэтому очень часто они менялись местами: боец мог стать генералом, а генерал легко мог быть разжалован до рядового бойца.В бою бюргер не следовал за офицером, не исполнял его указов, а действовал сообразно обстановке и по своему усмотрению. Поэтому гибель офицера ничего не меняла, бюргер был сам себе офицер, а если надо, то и генерал. Роль офицеров была проста — координировать действия бюргеров и помогать им советом, но не более. В традиционной армии солдат привык подчиняться офицеру и действовать только при наличии соответствующего приказа, таким образом, гибель последнего лишала подразделение управления и сковывала бойцов.Именно этот анархистский дух и был причиной побед и поражений армии буров.Война После провала рейда Джеймсона стороны перешли к военным приготовлениям, британцы начали концентрацию войск на границе с бурскими республиками, войска со всех британских колоний стягивались в Южную Африку. Президент Трансвааля Пауль Крюгер направил ультиматум, требуя в течение 48 часов прекратить военные приготовления против бурских республик, а все спорные вопросы между странами урегулировать при помощи третейского суда. Англичане отвергли ультиматум и 11 октября 1899 года отряды бурского ополчения перешли границу британских провинций Наталь и Капской колонии. Война началась.Отсутствие четких планов кампании, дрязги между бурскими генералами, а также затянувшаяся осада некоторых ключевых городов, в частности Кимберли — города, в котором укрылся сам Сесиль Родс, и Мафекинга, обороной которого руководил основатель скаутского движения полковник Баден-Пауэл, сковали основные силы буров, и они оказались неспособны развивать дальнейшее наступление. Точнее, они просто не знали, что им делать. Исторический шанс занять Капскую колонию и возбудить местных буров против англичан был безвозвратно утерян, а инициатива закономерно перешла к британцам, заметно увеличившим и усилившим свой контингент в регионе.Уже первые недели войны показывают сравнительную отсталость британской армии и ее неспособность эффективно сражаться с бурскими коммандос, использующими технически более продвинутое оружие, воюющими вообще без униформы, в землистого цвета костюмах, сливающихся с окружающей местностью. Сама британская военная форма ярко-красного цвета, которая помогала в гуще боя мгновенно определить, кто рядом с тобой (друг или враг) после революционных усовершенствований огнестрельного оружия, улучшивших точность и дальность стрельбы, делала солдата превосходной мишенью для вражеского снайпера. Кроме того, благодаря улучшениям точности стрельбы увеличиваются маневренность войск (отстрелялся и отошел) и расстояние прицельного огня по солдатам противника. Колонны, в которые традиционно строились солдаты всех европейских армий, уже не выполняли своих изначальных функций. На смену колоннам приходят стрелковые цепи, позволяющие более эффективно вести огонь по противнику, что также заметно уменьшает и собственные потери.  Джон Дентон Пинкстон Френч, 1-й граф Ипрский, виконт Ипрский и Хайлейкский. Около 1915 года.  Военная форма цвета хаки была впервые введена (как эксперимент) для отдельных подразделений британских колониальных войск в Индии во второй половине XIX века. Как всегда, главными противниками перехода на новую униформу стали консервативные британские военные, не желавшие менять сложившуюся форму, однако потери от использования классической униформы говорили сами за себя и военные уступили. Великобритания навсегда отказалась от ярко-красной униформы. Новое обмундирование британской армии стало культовым для военных всего мира вплоть до настоящего времени; так, классический английский военный мундир стал называться френчем, по имени британского генерала Джона Френча, одного из участников войны в Южной Африке. В годы Первой мировой Френч возглавит британские экспедиционные войска во Франции.Повышая качественную составляющую, британцы не забывали и о количественной. К концу 1899 года общая численность британских войск в регионе достигает 120 тысяч, затем, постоянно повышаясь к концу войны, доходит до 450 тысяч. Что касается бурского ополчения, то за всю войну его численность вряд ли могла превысить 60 тысяч бойцов.Постепенно англичане оттесняют коммандос из капской колонии и Наталя, перенося войну на землю Оранжевой республики и Трансвааля, буры теряют все крупные города — начинается партизанская война.ДобровольцыГоворя о бурской войне, невозможно не упомянуть об иностранных добровольцах. В литературе (особенно британской) участие иностранцев в бурской войне заметно преувеличено. Несмотря на то что некоторые отдельные добровольцы оказали действительно неоценимую помощь бурским войскам, в целом заметного следа они не оставили. Более того, подчас они только мешали бурскому командованию, пытаясь научить буров правилам ведения войны, тогда как последние считали свою тактику и стратегию максимально эффективной в данных условиях и не прислушивались к словам заезжих экспертов.Первым таким отрядом стал Германский легион, почти полностью разгромленный в битве под Эландслаагте. После этого поражения буры долгое время не разрешали создание национальных добровольческих отрядов, и только ухудшение ситуации на фронтах изменило их позицию. В итоге были сформированы отряды из американских, французских, ирландских, немецких, голландских добровольцев.Русские добровольцы, многие из которых были жителями Йоханнесбурга, воевали в составе бурских коммандос. Одно время действовал и Русский отряд под командованием капитана Ганецкого, но русским отряд был только по названию. Из примерно 30 человек сражавшихся в отряде русских было менее трети.Кроме русских йоханнесбуржцев были и добровольцы, прибывшие напрямую из России, общество которой поддерживало буров. Больше всего отличился подполковник Евгений Максимов, который благодаря своим заслугам дослужился до звания «боевой генерал», а во время боев в Оранжевой республике стал даже заместителем командира всех иностранных добровольцев — Вильбуа Мореля. Впоследствии «боевой генерал» Максимов будет тяжело ранен и эвакуирован в Россию, свою смерть он встретит в 1904 году уже во время русско-японской войны.Стоит также отметить и итальянских добровольцев капитана Ричиарди, которые, впрочем, воспринимались бурами скорее как грабительская шайка, нежели боевой отряд. Сам капитан Ричиарди стал известен тем, что, проводя обыск у плененного Уинстона Черчилля, обнаружил у него запрещенную Гаагской конвенцией пулю «дум-дум». Именно в ходе бурской войны Уинстон Черчилль стал широко известен британской публике, благодаря своему пленению и побегу. Позднее, в возрасте 26 лет, он будет избран в британский парламент. Кстати, пули «дум-дум» британцы и дальше будут использовать, несмотря на их официальный запрет на Гаагской мирной конференции в 1899 году.  Уинстон Черчилль на лошади во время работы журналистом в Южной Африке. 1896 год. Опуская многочисленные грабежи и разбои, учиненные этим формированием, необходимо отметить значительный вклад итальянцев в осуществление диверсионной войны. Они изрядно помогли бурам, прикрывая их отступление посредством взрывов мостов и нападением на британские части для отвлечения внимания последних.Концентрационные лагеря для партизанУже к осени 1900 года, после разгрома основных подразделений бурского ополчения и перенесения войны в бурские республики, война переходит в партизанскую фазу, которая продлится два года. Рейды бурских партизан причиняли британцам значительные потери. Тактическое превосходство благодаря хорошему знанию местности и лучшей индивидуальной подготовке бойцов оставалось у буров вплоть до конца войны, но это не могло компенсировать подавляющее превосходство англичан в людях и вооружении. Кроме того, британцы использовали множество ноу-хау, среди которых печально известные концентрационные лагеря.В них сгонялось гражданское население, чьи фермы британцами сжигались, а скот и посевы уничтожались. По иронии, эти лагеря назывались refugee camps — лагеря для беженцев. Затем в них стали отправлять те семьи, что помогали бурскому сопротивлению продовольствием, медикаментами и т.п. Всего в концлагерях было собрано около 200 тысяч человек — примерно 120 тысяч буров и 80 тысяч черных африканцев, для которых были созданы отдельные лагеря.Во всех без исключения лагерях царили антисанитарные условия, питание узникам поставлялось нерегулярно, около четверти обитателей этих лагерей погибло, из них подавляющее большинство — женщины и дети. Мужчин англичане отправляли в заключение в другие колонии: в Индию, на Цейлон и т.п.Другим элементом контр-партизанской войны стало широкомасштабное использование блокгаузов. Буры, используя классическую партизанскую тактику, совершали глубокие рейды в тыл врага, разрушали коммуникации, проводили диверсии, нападали на гарнизоны, уничтожали небольшие отряды британцев и безнаказанно уходили.Для противодействия такой активности было решено покрыть территорию бурских государств целой сетью блокгаузов. Блокгауз — это небольшой укрепленный пункт, задействованный в прикрытии наиболее важных направлений или объектов.Бурский генерал Христиан Девет так описывал это новшество: «Многие из них были сложены из камня, имели обыкновенно круглую форму, иногда же четырехугольную и даже многогранную. В стенах были сделаны отверстия для стрельбы в расстоянии шести футов одно от другого и четырех футов от земли. Крыша была железная».Всего было построено около восьми тысяч блокгаузов. Британцы начали использовать телефонную связь на фронте, и многие блокгаузы снабжались телефонами на случай нападения коммандос. При обрыве телефонных проводов персонал блокгауза сообщал о нападении с помощью сигнальной ракеты.Свою роль в победе над бурскими партизанами, активно атакующими британские пути сообщения, сыграло использование бронепоездов. Эти «блокгаузы на колесах» состояли из вагонов двух типов — открытых без крыш и с крышами. Использовались также обычные вагоны с бортами, которые изготовляли из стальных листов с амбразурами.Укрытие паровозов делали двух типов — либо из стальных канатов, либо из стальных же листов. Обычно бронепоезд состоял из трех-четырех вагонов. Боевая рубка командира бронепоезда размешалась в тендере паровоза. Для маскировки такой поезд раскрашивали под цвет местности. Очень важно было обеспечить осмотр местности с бронепоезда. Для этого использовали специальные наблюдательные вышки или даже воздушные шары. Воздушный шар крепили к поезду тросом, который наматывался на вал лебедки.  Бронепоезд британской армии. Между 1899 и 1902 годами. Южная Африка.  Финал и итоги войныПонимая, что на карте стоит уже не просто поражение в войне, а гибель целого народа, бурские полевые командиры были вынуждены заключить 31 мая 1902 года мирный договор. Согласно нему бурские республики становились частью Британской империи, получая взамен право на широкое самоуправление и три миллиона фунта стерлингов в качестве компенсации за фермы, сожженные британцами во время войны.Магия даты 31 мая еще не раз скажется на англо-бурских взаимоотношениях: 31 мая 1910 году Трансвааль и Оранжевая объединяются с Капской колонией и Наталем в британский доминион Южно-Африканский Союз (ЮАС), а 31 мая 1961 года ЮАС становится полностью независимым государством — Южно-Африканской Республикой.Никто из британских генералов и военных аналитиков не подозревал, что война продлится так долго и унесет столько жизней британских солдат (около 22 тысяч человек — против восьми тысяч погибших у буров), ведь противником британской империи была «кучка невежественных фермеров», как это объявлялось английской пропагандой. Самое интересное, что именно отсутствие профессиональной военной подготовки и базовых представлении об основах военной тактики и стратегии позволяло бурам побеждать британцев, воевавших по старым, уже изжившим себя военным канонам.Однако отсутствие стратегического плана ведения войны не позволило бурскому ополчению добиться победы, хотя время начала боевых действий было выбрано очень удачно и британских сил в регионе было недостаточно для отражения нападения. Буры, не имея дисциплины, должного уровня организации и четких планов военной кампании, не сумели воспользоваться плодами своих ранних побед, а лишь затягивали войну к выгоде британской стороны, сумевшей сконцентрировать необходимое число войск и добиться как качественного, так и численного преимущества над противником.Война в Африке, наряду с последующими марокканским кризисом 1905 и 1911 годов и боснийским кризисом 1908 года, имела все шансы стать мировой войной, так как в очередной раз обнажила противоречия между великими державами. Буры и их неравная борьба вызывали симпатию не только в странах-конкурентах Великобритании, таких как Германия, США или Россия, но и в самом туманном Альбионе. Благодаря англичанке Эмили Хобхаус в Великобритании узнали про концентрационные лагеря и жестокое обращение с гражданским населением в Южной Африке, авторитет страны оказался серьезно подорван.В 1901 году, немного не дожив до окончания войны,в Южной Африке, умирает легендарная королева Виктория, правившая страной 63 года, а вместе с ней — и сравнительно благополучная викторианская эпоха. Наступает время великих войн и потрясений. источник 

07 декабря 2013, 18:39

«Блеск и нищета Йоханнесбурга»

статья отсюда #### «Финансовая столица Африки, крупнейший город ее самой экономически развитой страны и вместе с тем рассадник преступности, белые жители которого обитают сейчас в резервациях, напоминающих скорее крепости. Йоханнесбург, или, как его называют местные, Йобург, африканский Нью-Йорк, в 1950—1970-е годы пережил на добыче алмазов и золота беспрецедентный для континента расцвет, чтобы в 1990-е с отменой режима апартеида погрузиться в пучину криминального хаоса. Onliner.by исследовал бурную историю и туманное настоящее «Города золота» и выяснил, повторит ли он печальную судьбу Детройта.В феврале 1886 года австралиец Джон Харрисон, добывавший камень для строительства здания на т. н. «Ферме Ланглахте» в южноафриканских горах Витватерсранд, случайно обнаружил породу, которую он опознал как золотоносную. Так была открыта образовавшаяся около 2,7 миллиарда лет назад богатейшая «Золотая дуга», цепь месторождений, к настоящему моменту принесшая человечеству более 48 000 тонн драгоценного металла, около 40% всего добытого людьми золота. Новость о сенсационной находке быстро распространилась по окрестностям, и уже в следующем году на месте открытия Харрисона в наспех построенном городке жило около 3000 человек. Будущий Йоханнесбург на заре своего существования. Населенный пункт, благодаря немедленно разбушевавшейся вокруг него «золотой лихорадке», пережил взрывной рост населения. К концу XIX века здесь жило уже более 100 000 искателей счастья со всего мира, Йоханнесбург быстро застраивался капитальными зданиями, и уже всего через четверть века после основания о палаточном городке старателей в пустыне мало что напоминало.В 1936 году, когда «Городу золота» (такое прозвище быстро получил Йобург) исполнилось 50 лет, он насчитывал уже 620 000 жителей, больше чем, например, в Кейптауне и Претории вместе взятых. Его называли «крупнейшим и самым населенным европейским городом Африки» и «великим золотым центром Британской империи». По соседству с прекрасной колониальной архитектурой начала века, напоминавшей современникам Париж, постепенно появлялись высотные здания в стиле ар-деко, и тут уже было не обойтись без сравнений с Нью-Йорком. Правильная планировка города с прямоугольной сеткой улиц и кварталов это впечатление усиливала.Начиная с 1930-х годов в город бурной рекой потекли иностранные инвестиции. «Маленький Нью-Йорк Африки» быстро превратился в деловой центр всего континента, а источником его благосостояния кроме золотых шахт стали другие отрасли горнодобывающей промышленности, прежде всего добыча алмазов и позже урана. В конце 1940-х для размещения штаб-квартир многочисленных корпораций и банков началось активное строительство множества современных конторских зданий, в основном высотных. Central Business District («Центральный деловой район») Йоханнесбурга стал настоящим африканским Манхэттеном, фоном которому служили отвалы породы тех самых шахт, принесших городу процветание.В 1960-е годы промышленность, а вместе с ней экономика ЮАР были на подъеме. В Йоханнесбурге размещались штаб-квартиры 65 из 100 крупнейших южноафриканских компаний, включая 6 из 8 горнодобывающих конгломератов, 13 из 30 страховщиков и 11 из 16 ведущих банков страны. «Город золота» стал космополитичным мегаполисом с 2,5-миллионным населением (к 1985 году), высотками из стекла и бетона, роскошными отелями и ресторанами. Так Йобург выглядел в 1959 году.Параллельно в те же 1960-е в Йоханнесбурге развернулись и иные процессы, свойственные многим крупным городам западного типа. C развитием сети автострад и удешевлением личных автомобилей началась эксурбанизация — массовый переезд среднего класса из высотного центра в малоэтажные пригороды. В то же время, в отличие от Детройта, Йобург не пустел. Если благосостояние «Города моторов» зависело лишь от одной отрасли промышленности (автомобильной) и с ее упадком быстро закончилось, то «Город золота» в экономическом смысле был куда более полицентричным. Его благополучные жители действительно переезжали в собственные загородные дома, но при этом продолжали возвращаться на работу в конторы Central Business District.Еще одним важным отличием Йоханнесбурга от Детройта было то, что своим процветанием первый был обязан не только объективным экономическим процессам, например высокой стоимости природных ресурсов. Важную роль играла официальная идеология ЮАР, получившая название «апартеид» (в переводе «раздельность»), подразумевавшая фактически раздельное проживание на территории страны белого и «цветного» (в первую очередь чернокожего) населения.Негритянское население ЮАР обязано было проживать в специально выделенных зонах, т. н. «бантустанах». Выезд из этих резерваций и посещение городов черными южноафриканцами могли производиться лишь в двух случаях: или по специальному (естественно, получаемому с огромным трудом) разрешению, или при наличии в «белых» зонах рабочего места. При этом работа в большинстве случаев была связана с тяжелым низкоквалифицированным трудом за минимально возможную оплату. Дешевая рабочая сила в 1940—80-е годы на фоне ресурсоэксплуатирующей экономики сыграла немалую роль в превращении ЮАР в самую развитую страну Африки.Сегрегация в ЮАР подразумевала не только раздельное проживание «белых» и «черных», у разных рас были свои системы здравоохранения, образования, транспорта, развлечений и т. д. В крупных городах неграм позволяли появляться только для работы или в том случае, если они проживали там до Второй мировой войны. Благополучный Йоханнесбург, город небоскребов из стекла и бетона, широких автострад, утопающих в цветущих сиреневых жакарандах живописных частных особняков под черепичными крышами, был городом белых и для белых.Без негритянского населения в больших городах, конечно, все равно было не обойтись. Для их проживания в 1950—60-е годы за городской чертой создавалась система изолированных тауншипов, специальных поселков для чернокожих южноафриканцев. Такой тауншип, получивший название Соуэто (Soweto), был построен и рядом с Йоханнесбургом, причем сюда насильственно выселили жителей ранее стихийно сложившихся вокруг «Города золота» черных поселений. Справедливости ради надо отметить, что государство изначально пыталось придать Соуэто более-менее цивилизованные черты, пусть и с расовой дискриминацией. Поселок на деньги алмазного короля Эрнеста Оппенгеймера был застроен аккуратными типовыми четырехкомнатными домиками, прозванными местными жителями «спичечными коробками» (matchbox).До сих пор «спичечные коробки» образуют относительно благополучные кварталы Соуэто.В одном из таких домов жил и Нельсон Мандела, главный борец с апартеидом в ЮАР.Но стремительный рост населения тауншипа привел к тому, что эти районы обросли хаотичной застройкой трущобного вида. К 1983 году в Соуэто проживало уже 1,8 миллиона человек.Система апартеида прекратила существование после первых демократических выборов в ЮАР в 1994 году. Получившее право голоса чернокожее большинство выбрало президентом Нельсона Манделу, и в это же время Йоханнесбург начал стремительно и порой до неузнаваемости меняться.Еще в 1980-е годы эксурбанизация в ЮАР активизировалась. Вслед за обычными людьми «за город» потянулась и торгово-развлекательная инфраструктура. В центральной деловой части Йобурга и его многоэтажных жилых кварталах стали массово закрываться магазины и рестораны, им на смену приходили крупные многофункциональные торговые центры в пригородах. Однако в начале 1990-х процесс принял лавинообразный характер. После ликвидации апартеида чернокожее население страны получило доступ в ранее закрытые для него районы и, естественно, тут же предоставленной возможностью воспользовалось. Белые, конечно, не стали дожидаться новых хозяев государства. Те из них, кто еще продолжал жить в центральной части Йоханнесбурга, т. н. «внутреннем городе», стремительно оставили свои квартиры. На их место тут же вселились новые жильцы с другим цветом кожи.Это был классический пример «бегства белых», но при этом отличающийся от аналогичной ситуации в Детройте. Если в «Городе моторов» ведущую роль играло депрессивное состояние главной отрасли городской экономики — автомобильной, то в «Городе золота» в основе лежали в первую очередь политические процессы. Впрочем, независимо от первопричин результат получился одним и тем же. Оба мегаполиса из «белых» стали «черными».Крупнейшие жилые районы, например застроенный многоэтажками Хиллброу, оказались фактически захвачены пришельцами из Соуэто, причем захвачены в прямом смысле. Владельцы жилых домов, не сориентировавшись вовремя в ситуации, а может и не желая этого делать, зачастую отказывались снижать арендную плату за квартиры. Неплатежеспособные же выходцы из негритянских трущоб были не в состоянии ее платить. Из этой патовой ситуации последние нашли два выхода: или селиться в городе в складчину, что превращало когда-то роскошные кондоминиумы в человеческие муравейники, или просто-напросто занимались сквоттингом, самовольно занимая оставленное белыми жилье и вовсе отказываясь за него платить. Немедленным итогом этого была стремительная деградация жилого фонда города. Арендодатели прекращали обслуживать свою собственность, отключали там воду, канализацию, электричество. «Маленький Нью-Йорк» превращался в «Маленький Гарлем».Самым ярким примером этого стал жилой комплекс Ponte City. Построенная в 1975 году 54-этажная башня после сдачи в эксплуатацию задала новые стандарты престижного жилья в Йоханнесбурге.Высочайшее (173 метра) жилое здание Африки с внутренним атриумом славилось среди горожан беспрецедентными видами на город.В 1990-е после ликвидации апартеида опустевшую высотку захватили негритянские банды, превратив элитный кондоминиум в рассадник преступности, наркомании и СПИДа. Дно атриума выступило в роли свалки высотой в пять этажей.В конце концов власти уже в 2000-е освободили небоскреб от сквоттеров, после чего даже рассматривали возможность превращения Ponte City в многоэтажную тюрьму.Захватом одного здания банды, разумеется, не обошлись. Уровень преступности на когда-то благополучных и безопасных улицах города зашкаливал. В 1994 году в провинции Гаутенг, столицей которой был Йоханнесбург, было зафиксировано 83 убийства на 100 000 жителей. Для сравнения в оккупированном криминалом Детройте в том же году убили 54 человека из 100 000. Логичным итогом разгула преступности в обретшей демократию стране был исход не только зажиточных жителей, но и бизнеса из городов. Роскошная гостиница Johannesburg Sun Hotel из пятизвездочной превратилась в однозвездочную, в похожей ситуации оказался Carlton Hotel — символ процветания 1970-х. В конце концов в 1990-е эти отели и вовсе закрылись.Внешне здания по-прежнему выглядят достойно, их владельцы не теряют надежду когда-нибудь вновь ввести гостиницы в эксплуатацию, но желающих пока не находится.Центральный деловой район Йобурга также опустел. Квалифицированные служащие, в 1990-е массово бежавшие из «внутреннего города», отказывались туда возвращаться даже на работу. С высоты птичьего полета «маленький африканский Манхэттен» выглядит вроде бы неплохо.При спуске на землю неприглядная действительность становится куда более очевидной.Большой бизнес, штаб-квартиры крупнейших южноафриканских компаний, конечно, из Йоханнесбурга никуда не делись, город по-прежнему остается деловой столицей страны. Они лишь переехали поближе к сотрудникам. В северных пригородах Йобурга, в районе Сэндтон, появился новый даунтаун, конечно не такой внушительный, как созданный в 1950—70-е годы «Центральный деловой район», но зато куда более безопасный.На снимках Сэндтона Йоханнесбург вновь выглядит современным, даже модным городом XXI века, будто бы и не африканским вовсе.Ликвидация апартеида вывела чернокожее население страны из резерваций, фактически отправив в них белых африканеров. Покинув центр Йобурга, они перебрались в собственные пригороды-крепости. Окруженные двухметровыми заборами с колючей проволокой и круглосуточной охраной, эти компактные поселки вблизи нового административного центра города позволили оставшимся на родине белым южноафриканцам (в Йоханнесбурге их около 16%) сохранить привычный быт и относительно комфортное существование. Город фактически по-прежнему остался разделен, только белое и черное здесь поменялись местами.Район Хиллброу, где ранее жили белые служащие крупнейших южноафриканских компаний.В последние годы правительство ЮАР делает попытки переломить ситуацию. Государство выделяет достаточно серьезные деньги на регенерацию крупнейшего города страны и восстановление его положительной репутации. Деградировавшие за последние 20 лет здания реконструируются, сюда заселяется все-таки появившийся в эти годы пока еще относительно малочисленный черный средний класс.В городе строятся культурные и спортивные объекты, даже в трущобном Соуэто. Весьма кстати оказался и чемпионат мира по футболу 2010 года, одним из центров которого стал Йоханнесбург. По крайней мере, его транспортная система приобрела более-менее цивилизованный вид.Удалось реконструировать даже несостоявшийся небоскреб-тюрьму Ponte City. Прежние жильцы, конечно, туда не вернулись, но и бандитским притоном башня быть перестала. Теперь тут живут более-менее зажиточные черные африканцы.Оживилась жизнь и в «Центральном деловом районе». Большая часть его высоток по-прежнему пустует, но отдельные компании и банки сюда вернулись, привлеченные значительно снизившейся здесь преступностью и небольшими арендными ставками. В 2001 году Йоханнесбург (без «белых» северных пригородов) давал около 2,5% ВВП, в 2011-м — уже 16%.Правительство ЮАР потратило около сотни миллионов долларов на ребрендинг Йобурга. Официальным городским слоганом стало смелое утверждение «Африканский город мирового класса». Власти не теряют надежду вернуть ему имидж космополитичной деловой столицы континента, только уже с мультикультурным оттенком без всяческой дискриминации.Но в городе «мирового класса» остается слишком много типично африканских проблем. Его все еще окружают брутальные трущобы, где порой нет ни канализации, ни воды. Преступность, хотя и снизилась, все равно остается на уровне, несравнимом с цивилизованными странами «золотого миллиарда». В центральной части Йоханнесбурга туристам, в особенности белым, по-прежнему не рекомендуется выходить из автомобилей. ЮАР, а вместе с ней и ее крупнейший город, захлестывает эпидемия СПИДа. Но главное — расовое разделение, вроде бы ликвидированное 20 лет назад, де-факто продолжает существовать.Йоханнесбург все еще город противостояния, и пусть стороны в нем поменялись местами, это по-прежнему противостояние двух гетто: черного, по-прежнему бедного, но с удовольствием рефлексирующего об упущенных в XX веке возможностях и обвиняющего другую сторону во всех своих бедах, и белого, зажиточного, но существующего ныне за колючей проволокой, увлекающегося психологией осажденной крепости.Светлое будущее «Города золота» напрямую зависит от того, удастся ли это противостояние ликвидировать.»

06 декабря 2013, 03:00

Нельсон Мандела. 1918 — 2013

Нельсон Мандела, первый чернокожий президент Южно-Африканской Республики, посвятивший всю свою жизнь борьбе с расовой сегрегацией, умер в возрасте 95 лет. "Наша нация потеряла своего величайшего сына", - заявил президент ЮАР Джейкоб Зума, выступая по национальному телевидению в ночь с четверга на пятницу. Нельсон Мандела вошел в историю как символ сопротивления черного большинства режиму апартеида в Южной Африке. Он же был и главным действующим лицом растянувшейся на десятилетия борьбы чернокожих за свои права в стране, где расовая сегрегация была возведена в абсолют. Благодаря своему характеру и истовой вере в идеалы в 70-е и 80-е годы прошлого века он стал иконой для тех, кто считал, что первый пункт Всеобщей декларации прав человека, принятой Генассамблеей ООН в 1948 году, — это не просто слова. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», — гласит он. Но Мандела был и прагматичным политиком, и именно благодаря его усилиям крах режима апартеида в начале 90-х не повлек за собой гражданскую войну в одной из самых влиятельных стран Черного континента. При рождении он получил имя Ролилахла Мандела. На языке народности коса «ролилахла» означает «дергающий ветку дерева», а в широком смысле — «нарушитель спокойствия». Вряд ли родители Манделы предполагали, что их сын станет могильщиком системы, в том или и ном виде просуществовавшей на юге Африки более 300 лет. Кстати, имя Нельсон он получил, когда уже учился в школе. Будучи выходцем из привилегированных слоев племенной знати, будущий нарушитель спокойствия окончил колледж Форта Хер, из которого был исключен в 1940 году за участие в студенческой забастовке. Потом переехал в Йоханнесбург, где познакомился с членами Африканского национального конгресса (АНК) — основанной в начале ХХ века группой чернокожих юристов организации, которая боролась за права негритянского большинства. Мандела учился на юриста, но диплом смог получить только в 1989 году, когда за его плечами уже были десятилетия борьбы с режимом апартеида и многолетнее тюремное заключение. В 40-е годы прошлого столетия АНК выступала за методы борьбы с режимом, очень напоминавшие учение ненасильственного сопротивления, которое проповедовал Махатма Ганди. В 1955 году АНК, где уже активно работал Мандела, принимает «Хартию свободы». «Южная Африка принадлежит всем, кто в ней живет», — говорилось в этом программном документе. Подписавшие хартию, помимо равенства всех рас, выступали за свободный доступ к медицинскому обслуживанию и образованию, а также за передачу шахт, промышленности и банков в собственность общества. Власти обвинили Манделу в государственной измене и приверженности коммунистическим идеям. Стоит напомнить, что в ту эпоху, когда мир был поделен на два враждебных лагеря, «призрак коммунизма» многими по ту сторону «железного занавеса» воспринимался как вполне реальная угроза. Тогда обвинения с Манделы и его сподвижников были сняты. Но все изменится спустя несколько лет, после того, как противостояние черного большинства и правящего белого меньшинства, потомков голландских и французских переселенцев, начнет приобретать все более радикальные формы. В 1960 году АНК был запрещен и перешел на нелегальное положение. Год спустя Мандела возглавил вооруженное крыло АНК, «Умконто ве сизве» («копье нации»). Переходу АНК к тактике партизанской борьбы предшествовал расстрел негритянской демонстрации в Шарпервилле в июле 1960 года. Тогда погибли 69 человек, 178 были ранены. Как позднее объяснил Мандела, именно запрет АНК и ужесточение режима апартеида привели его к мысли, что единственный путь — это вооруженная борьба. «Винтовка рождает власть», — сказал за несколько десятилетий до этого лидер китайских коммунистов Мао Цзэдун. Конфликт черных и белых развивался по нарастающей. После того как АНК перешел к тактике партизанской войны, большинство его лидеров были осуждены и посажены в тюрьму. Мандела оказался за решеткой в августе 1962 года, и этому, как утверждают историки, поспособствовало ЦРУ. Американские агенты передали полиции ЮАР информацию о его местонахождении. «Я носил в себе идеал демократического и свободного общества, в котором все живут в гармонии и обладают равными правами», — заявил Мандела на судебном процессе. — Это идеал, за который я надеюсь бороться и воплотить в жизнь. Но если потребуется, я готов умереть за него». Зимой 1964 года он был приговорен к пожизненному заключению. Следующие 18 лет Мандела провел в тюрьме на острове Роббен, крохотном клочке земли в нескольких километрах от мыса Доброй Надежды. «В заключении ты лицом к лицу сталкиваешься со временем. Нет более ужасной вещи», — вспоминал позднее Мандела, работавший в тюремном известковом карьере. А тем временем давление внутри котла росло. В середине 70-х годов режим апартеида потрясли массовые студенческие манифестации. Волнения вспыхивали и в 1984 и 1986 годах, когда в ЮАР была принята новая Конституция, полностью исключавшая представительство черного большинства во властных структурах Параллельно с этим в мире ширилась компания в защиту Манделы, в которой активно участвовал и СССР. «Советский Союз относился к АНК как к национально-освободительному движению», — отметил в беседе с «Газетой.Ru» профессор, эксперт Института Африки РАН Владимир Шубин. В итоге ЮАР оказалась в международной изоляции — начиная с торговых санкций и заканчивая запретом для южноафриканских спортсменов участвовать в международных соревнованиях. Апогеем кампании за освобождение самого знаменитого заключенного планеты стал концерт 1988 года на лондонском стадионе «Уэмбли», где 72 тысячи человек хором пели «Освободите Нельсона Манделу!». По мере того как режим апартеида испытывал все возрастающее внутреннее и внешнее давление, власти пытались договориться с «заключенным номер 1». Тогдашний президент Питер Бота предложил Манделе свободу — если АНК откажется от насилия. «Только свободные люди могут вступить в переговоры. Узник не может заключать договоры», — ответил Мандела. Но режим ветшал. Из заключения 71-летний лидер АНК вышел 11 февраля 1990 года. За несколько месяцев до его освобождения рухнула Берлинская стена, символ разделения мира на два противоборствующих лагеря. Переговоры о будущем ЮАР шли крайне непросто. Но в 1993 году была принята новая конституция страны, а в апреле 1994-го по итогам первых в истории Южной Африки демократических выборов 77-летний Нельсон Мандела стал первым чернокожим президентом страны. «Пришло время лечить раны. Пришло время наводить мосты, что разделяют нас», — сказал тогда Мандела. К 1999 году он отошел от активной политической жизни, переключившись на благотворительность и написание мемуаров. В июне 2004 года, в возрасте 85 лет, Мандела объявил, что завершает и свою общественную работу. В 2011 году первый чернокожий президент ЮАР возглавил список мировых политиков и общественных деятелей с «безупречной репутацией». Рейтинг был составлен консалтинговой компанией Reputation Institute по итогам опроса, в котором приняли участие более 50 тысяч человек из 25 стран мира. Насколько нынешняя Южно-Африканская Республика соответствует тому идеалу, за который боролся Нельсон Мандела? «У них самая демократическая конституция в мире. Хотя страна мультиэтническая, многорасовая, никаких серьезных конфликтов между ее жителями за последние два десятилетия не было», — говорит Владимир Шубин. (При этом для ЮАР, к сожалению, все еще актуальны такие проблемы, как высокий уровень уличной преступности, насилия, бедности, безработицы, серьезное социальное расслоение, большое число инфицированных ВИЧ, отток за рубеж белого населения страны.) «Что касается социальных преобразований — на развитие экономики страны накладывает свой отпечаток, если хотите, мировая капиталистическая система», — отмечает эксперт. Наследие политика — не только его дела, но и мысли. Мандела оставил много крылатых выражений. «Нет такой вещи, как частичная свобода». Так говорил Мандела.

29 ноября 2012, 13:01

БРИКС становится БРИКК

В 2011 году к негласному союзу БРИК присоединилась Южно-Африканская Республика. Однако анализ многих экономических и социальных показателей приводит к заключению, что, кроме богатых природных ресурсов, ЮАР похвастаться нечем. На наш взгляд, в мире существуют страны, более достойные стать еще одним «кирпичиком». Например, Казахстан. С 2001 года миру известна аббревиатура БРИК, предложенная аналитиком Goldman Sachs Джимом О’Нилом и объединяющая четыре быстроразвивающиеся страны – Бразилию, Россию, Индию и Китай. Они занимают более 25% земной суши, в них живет 40% населения планеты. БРИК уже сейчас производят значимую долю мирового ВВП, а к 2050 году суммарный объем экономик этих стран может стать больше, чем у G7. Если же речь идет о расширении «клуба» БРИК, то на наш взгляд, подходящим кандидатом мог бы стать Казахстан. С одной стороны, экономика этой азиатской страны в два раза меньше южноафриканской, но с другой стороны, она развивается более динамично. В 2011 году рост ВВП Казахстана составил 7,5%, и по этому показателю он занял 23 место в мире, в то время как экономика ЮАР выросла на 3,1%, обеспечив ей 119 место. Да и в течение последних 10 лет динамика ВВП Казахстана была исключительно положительной (даже в кризисном 2009 году), и, как правило, лучше, чем в Бразилии и России. Успехи Южно-Африканской Республики выглядят скромнее. Платежный балансДля динамичного развития необходимы достаточные финансовые ресурсы, и здесь у властей обычно есть два способа: либо занимать, либо завлекать инвесторов. Что касается объемов задолженности, то здесь ситуация неоднозначная. Объем государственного долга у Казахстана составляет всего $23 млрд или 12,4% ВВП. Среди стран БРИКС соотношение ниже только у России (8,3% ВВП), а у ЮАР оно достигает 34%. С другой стороны, объем внешней задолженности выше в Казахстане, чем в ЮАР: в абсолютном выражении – $123 млрд против $46 млрд, по отношению к ВВП – 66% против 11%. Если же говорить о государственном долге на душу населения, то среди БРИКС самый высокий показатель у Бразилии – почти $7 тыс. В Китае, России и Индии на человека приходятся по $2,4 тыс., $1,1 тыс. и $700 госдолга соответственно, в ЮАР – $2,7 тыс., а в Казахстане вдвое меньше – $1,3 тыс. Все страны БРИКС и Казахстан наращивают свои международные резервы для обеспечения запаса прочности экономики. Одной из основных целей накопления является покрытие долговой нагрузки. Больше всех в этом преуспел Китай: его резервы выше и государственного долга, и внешнего. Всем остальным странам мира остается только позавидовать китайской «копилке на черный день». По итогам 2011 года у ЮАР было достаточно резервов, чтобы теоретически полностью погасить внешние долги, а у Казахстана хватало на полное покрытие госдолга. Международные резервы Для инвесторов же, судя по объемам прямых иностранных инвестиций в 2011 году, Казахстан более интересен, чем ЮАР. Общий приток ПИИ в казахскую экономику выше в два раза, в расчете на душу населения – в 6,7 раз. Официальная Астана в последние годы создает для предпринимателей максимально благоприятные условия, гарантируя стабильность и понятные правила игры, а это очень важно для потенциальных инвесторов. Прямые иностранные инвестиции Если же рассматривать внешнюю торговлю ЮАР и Казахстана, то можно отметить, что у последнего она развивается более динамично. В 2011 году объем казахского экспорта вырос на 46% против 22% у ЮАР. В целом в Казахстане торговый оборот увеличился на 41%, и баланс закрыт с положительным сальдо. В ЮАР рост торговли идет медленнее, и сальдо, хоть и в плюсе, балансирует на грани нулевых значений. Торговля Важная особенность Казахстана в том, что он, в отличие от ЮАР, имеет тесные экономические контакты с двумя странами БРИК. С Россией его связывает Таможенный союз и Единое экономическое пространство. В то же время быстро возрастает роль Китая: он уже опережает Россию по объему товарооборота с Казахстаном. В 2006 году заработал нефтепровод Атасу – Алашанькоу, по которому в КНР пошла казахская нефть, при этом ресурсную базу контролирует китайская госкомпания CNPC. В число крупнейших проектов с участием восточного гиганта входят создание нефтехимического комплекса в Атырауской области и реконструкция Шымкентского НПЗ. В Астане рассчитывают и на развитие транспортного коридора между Западным Китаем и Европой, частью которой должна стать железная дорога Жезказган – Бейнеу. Уровень развития информационно-коммуникационных технологий также говорит в пользу Казахстана: по количеству телефонных линий на 100 человек он гораздо ближе к лидеру БРИКС – России, чем к отстающим – Индии и ЮАР. По соотношению абонентов мобильной связи и численности населения Казахстан и ЮАР примерно равны, зато доля пользователей Интернета в азиатской стране вдвое выше. Казахстан в этом плане опять-таки не слишком сильно уступает России, занимающей первое место среди БРИКС. Природные ресурсыЮАР занимает одну из ведущих ролей в мировой горной добыче и производстве минерального сырья. И, по всей видимости, это основной критерий, позволивший ей присоединиться к БРИК. Согласно последним оценкам, африканская страна располагает 95% мировых запасов металлов платиновой группы, 37% хромита, 26% ванадия, 25% циркония, 22% марганца, 20% рутила, 14% железной руды, 12% золота, 10% ильменита. Но Казахстан не менее богат полезными ископаемыми (см. таблицу). В первую очередь – энергетическим сырьем (обилием которого ЮАР похвастаться не может). По этой причине экономика Казахстана во многом напоминает российскую. Она страдает избыточной зависимостью от ориентированного на внешние рынки сырьевого сектора: три четверти экспорта приходятся на минеральные продукты, еще 13% – на металлы. Вклад одной только нефтедобычи в промышленное производство, по последним данным, превышает 50%. В сырьевые отрасли идет почти половина прямых иностранных инвестиций. В связи с этим замедление экономики Европы и Китая не проходит бесследно для казахстанской промышленности. В конце октября Министерство экономического развития и торговли понизило прогноз роста ВВП в 2012 году до 5,4%. Необходимость диверсификации признается на самом высшем уровне, но реальных подвижек в этом направлении за последние годы было очень мало. Напротив, сырьевой характер экономики может только закрепиться по мере выхода на проектную мощность месторождения Кашаган – одного из крупнейших в мире и способного обеспечить Казахстану место в первой пятерке нефтедобывающих стран. И это дело недалекого будущего: опытно-промышленная фаза проекта может стартовать уже в марте следующего года. По оценкам, добыча нефти в стране может практически удвоиться за ближайшее десятилетие. Впрочем, сырьевую зависимость не обязательно воспринимать как проклятье. Как и в случае с Россией, обилие сырьевых доходов позволило Казахстану за первую половину и середину 2000-х годов накопить внушительные резервы – они аккумулируются в Национальном фонде. Наконец, доминирование в стратегических отраслях компаний со значительной долей государства в капитале (или даже полностью государственных) – характеристика, «роднящая» Казахстан не только с Россией, но и с Китаем. РезюмеИтак, по большинству показателей экономического и социального развития Южно-Африканская Республика значительно отстает от Казахстана. При этом, несомненно, ЮАР обладает более значительными человеческими ресурсами. Но в современном мире важно обращать внимание на качество жизни населения, уровень образования и т. д. – и по всем этим показателям ЮАР сильно проигрывает Казахстану. ЮАР была принята в БРИКС за обильные природные ресурсы как некий «сырьевой придаток», но, возможно, сейчас, когда все большее внимание уделяется всем сторонам развития, этого недостаточно. Кроме того, как мы видим, Казахстан также очень богат сырьем. При этом качество жизни его населения растет, а безработица снижается. Проводимая экономическая политика позволяет стране с каждым годом занимать все лучшие позиции по многим показателям в сравнительных рейтингах. И все это, несомненно, говорит о том, что, примкнув к БРИК, Казахстан позволил бы группе находиться на более достойном уровне при сравнении, чем сейчас, когда пятой страной в составе является ЮАР. Йорган Бонгартц, глава Дойче Банка в России:«Термин БРИКС – блестящая маркетинговая идея, возникшая много лет назад. Страны, вошедшие в блок, имели очень много общего – быстрорастущие экономики, хороший потенциал, огромные ресурсы. Когда обсуждаются варианты преобразования блока, то принципиально важны критерии. Мне кажется, что сейчас ситуация в каждой стране сильно изменилась – нет общих тенденций, нужно рассматривать каждую экономику в отдельности. Исключить Южную Африку и добавить Казахстан, теоретически, можно. В Казахстане есть определенные экономические моменты, схожие с российскими, к примеру, нефть и газ, аналогичная зависимость от глобальных изменений. Но я буду осторожен, так как вижу несколько факторов, которые отличают ситуацию в Казахстане от ситуации в странах БРИКС – это развитие финансового сектора, к примеру. В Казахстане экономика значительно уже – специализируется, в основном, на нефтегазовой отрасли, к тому же там значительно меньше присутствует частный сектор. Так что, думаю, лучше оставить блок в таком виде, в котором он сейчас – к этому привыкли инвесторы. Хотя, в то же время, когда речь идет о крупных инвестициях, то, конечно же, инвесторы рассматривают каждую страну в отдельности». Доктор Лукас Лаутерт Дезорди, руководитель отдела экономики в университете «Позитиво», Куритиба, Бразилия:«Уровень государственного валового долга этих двух стран (Казахстана и Южной Африки) не слишком высок. Например, соотношение долга к ВВП в 2011 году в Казахстане и Южной Африке было 10,5% и 38,8% соответственно. С темпом роста ВВП в 3% Южная Африка может спокойно управлять уровнем долга. И по уровню инвестиций (19,7% от ВВП) эта страна имеет потенциал для роста ВВП в течение следующих 6 лет. Я не думаю, что Казахстан вытеснит ЮАР из БРИКС, потому что промышленность Южной Африки более мощная, чем в Казахстане. Кроме того, одна из слабостей экономики этой страны, сдерживающая рост, – большая зависимость от нефти и газа. Казахстан – один из главных поставщиков этих товаров, и цены на них зависят от ситуации на мировом рынке. Это означает, что высокие темпы роста приходят вместе с тревожными инфляционными ожиданиями: в период с 2000 по 2011 годы инфляция потребления достигла 164, 6%. Другой решающий фактор связан с низким уровнем сельского хозяйства в Казахстане. В то время как Южная Африка имеет экономическое преимущество, базирующееся на промышленности и высоком качестве услуг». Маделин Кох, управляющий директор информационного центра БРИКС, Торонто, Канада: «Истоки создания БРИКС как неформального политического органа выходят за рамки простого сотрудничества пяти членов группы. При формировании этого блока прослеживалось лишь некоторое влияние уровня производства на мировую экономику, но страны в него подбирались никак не в соответствии с уровнем ВВП. В настоящее время пять лидеров этих стран больше сосредоточены на настройке механизмов координации между собой, чем на определении условий расширения БРИКС». Ержан Досымбеков, управляющий партнер Ernst & Young в Казахстане и Центральной Азии:«Последние десять лет экономика Казахстана характеризуется стабильным притоком прямых иностранных инвестиций. Успех Казахстана в привлечении ПИИ можно отнести за счет грамотных структурных и регулятивных реформ, политической и макроэкономической стабильности, огромных запасов природных ресурсов, а также готовности государства развивать другие отрасли промышленности, кроме добывающей отрасли. По результатам проведенного Ernst & Young в 2012 году исследования, между существующими и потенциальными инвесторами есть значительный разрыв в восприятии инвестиционной привлекательности Казахстана. 85% нынешних инвесторов Казахстана считают его одним из наиболее выгодных объектов капиталовложения на территории СНГ. Напротив, среди тех, кто еще не участвует в экономике страны, только 18% разделяют данное мнение, в то время как 39% потенциальных инвесторов не владеют достаточной информацией о привлекательности Казахстана в частности и стран СНГ в целом. Инвестиционный потенциал Казахстана в основном зависит от стоимостной конкурентоспособности и макроэкономической стабильности страны. В то же время участники опроса отмечают трудности, связанные с объемом рынка рабочей силы, уровнем развития транспортной и логистической инфраструктуры, прозрачностью и стабильностью нормативно-правовой базы – трудности, характерные для многих стран с развивающейся экономикой». Томас Уилер, научный сотрудник Южноафриканского института международных отношений:«Главное различие между Казахстаном и Южной Африкой – это нефть. Казахстан обладает огромными запасами нефти в западном регионе и в части Каспийского побережья, принадлежащей этой стране. С другой стороны, Южная Африка – регион, богатый ресурсами, но с ограниченными запасами нефти и газа. Казахстан – девятая по площади территории страна в мире, более чем в два раза превышает Южную Африку по этому показателю, однако численность ее населения составляет около 15 миллионов человек. Тогда как в ЮАР – 51 миллион. За исключением нескольких центров, таких как Алма-Ата, Астана, и новых нефтяных городов на западе страны, в значительной степени территория Казахстана – пустая. Это второе важное отличие Казахстана от ЮАР, с его большими городскими агломерациями. Я был одним из тех, кто сомневался, что Южная Африка станет членом БРИКС. Хотя ЮАР и имеет самую большую, самую развитую, диверсифицированную экономику в Африке, она, конечно, не стоит на одном уровне с Китаем, Россией, Бразилией и Индией по численности населения, площади или даже уровню производства. Я полагаю, что есть несколько, возможно, более достойных кандидатов, определенных Джимом О’Нейлом, создателем акронима, среди которых Индонезия, Турция и некоторые другие». Текст: Екатерина Новикова