• Теги
    • избранные теги
    • Люди234
      • Показать ещё
      Разное307
      • Показать ещё
      Страны / Регионы123
      • Показать ещё
      Компании82
      • Показать ещё
      Издания3
      Формат9
      Показатели1
      Сферы8
      Международные организации10
      • Показать ещё
Выбор редакции
29 декабря 2016, 20:35

Жорес Алферов вернулся к работе после перенесенного воспаления легких

До выхода на работу нобелевский лауреат приступил к обработке документов, но врачи не рекомендовали ему расширять круг общения

25 декабря 2016, 22:26

Академик Юрий Рыжов: "Россия стоит на пороге жуткого краха"

"Большинство чиновников ориентированы, как собаки на ветер, их главная задача - предугадать, что понравится власти"Он знает все об аэродинамике, организации науки и дипломатическом искусстве. Борис Ельцин четыре раза предлагал Юрию Рыжову стать премьер-министром России и главой РАН, но он всякий раз отказывался, оставаясь преданным своему любимому делу — созданию воздушных судов и воспитанию молодых инженеров авиационной промышленности в МАИ.Существует мнение, что развитие страны могло бы пойти совсем по другому пути, если бы академик РАН Юрий Рыжов все-таки возглавил в 1991 году правительство РФ.Юрий Алексеевич — выдающийся ученый, крупнейший специалист в области создания ракет класса «земля–воздух», в прошлом член Верховного Совета СССР, первый посол РФ во Франции. В свои 86 лет Рыжов по-прежнему занимает должность заведующего кафедрой аэродинамики Московского авиационного института, куда ездит на собственной машине, возглавляет группу по защите ученых, обвиняемых в госизмене, активно критикует тоталитаризм. Его энергии завидуют молодые ученые.О том смутном, как выражается Юрий Алексеевич, времени перехода страны и российской науки на новый, довольно зыбкий путь, о новой реформе РАН, об ученых-«шпионах» мы разговариваем в его московской квартире на улице Академика Зелинского.«Академия наук РСФСР? Что за чушь?»— Юрий Алексеевич, в «революционном» 1991 году вы были ректором МАИ, членом Верховного Совета СССР, возглавляли Комитет ВС по науке и технологиям — довольно приличный послужной список для поста премьер-министра. Почему вы все-таки отказались возглавить Правительство России?— Потому что, откровенно скажу, я не очень хорошо разбирался в экономике. И понимал, что, во-первых, в той ситуации настоящей экономической разрухи, какая была в стране в те годы, меня легко могли надуть какие-нибудь мошенники, и к чему бы это привело всю страну? Во-вторых, я мог просто надорваться, и мы бы с вами тогда сегодня не беседовали (улыбается).— И тогда Ельцин выбрал кандидатуру Ивана Силаева...— Да. Силаева, бывшего министра авиационной промышленности, на пост председателя Совмина РСФСР я ему посоветовал, поскольку хорошо его знал. Тот продержался до полного развала СССР, после чего его сменил Егор Гайдар, а того вскоре — Виктор Черномырдин. Но каждый раз Борис Николаевич сначала предлагал занять освобождавшуюся вакансию мне. До сих пор каждый год 15 ноября в Москве собираются члены правительства Гайдара, куда приглашают и меня, и каждый раз Геннадий Бурбулис (ближайший соратник Ельцина. — Н.В.) под всеобщий радостный гул и шутки говорит одни и те же слова, ставшие, кажется, уже традицией: «Если бы в далеком 1991 году этот человек (показывает на меня) принял бы пост премьер-премьера, то нас бы с вами тут не было».— Но вы отказались и от должности президента РАН! Здесь-то вы были бы точно на своем месте, но почему-то снова ответили отказом.— Когда мне предложили возглавить вновь создаваемую Академию наук РСФСР, я ответил: «Что за чушь? Вот создано Правительство РСФСР, которое заседает в Белом доме, — и кому оно нужно, когда в Москве сидит Правительство СССР и все решает? Также не понимаю и роли Академии РСФСР при существующей АН СССР».— Каковы же были ответные аргументы?— Как я понял, Ельцин уже тогда хотел сепарироваться от центральной власти: РСФСР должна была быть со своим правительством, со своей академией и т.д. И снова я предложил ему вместо себя другую кандидатуру — Юрия Сергеевича Осипова. Я сказал однажды Ельцину: «Мой хороший товарищ, ваш земляк из Свердловска сейчас находится в Москве, он мог бы возглавить академию». Ельцин быстро нашел его. Вскоре мне звонит Юрий Сергеевич и говорит, что ему предложили должность президента академии. До путча он успел провести выборы в новую Академию РСФСР.— Кто в нее вошел?— Российские ученые — члены Академии наук СССР вошли в нее автоматически. Кое-кого добрали — например, Руслана Хасбулатова тогда выбрали членом-корреспондентом (он был тогда председателем Верховного совета РСФСР). За него многие проголосовали.— А члены «большой» Академии СССР из других республик?— Они стали академиками своих национальных академий.— Получается, Ельцин был сепаратистом?—Он хотел возглавлять самостоятельную административную единицу. Тогда много ходило квазиельцинских лозунгов типа: «Хватит кормить периферию!», «До каких пор все будут у нас на дотации?» и т.д. Конечно, это была демагогия: на самом деле на местах, в республиках местные «шахи» были только рады разделению, ведь они становились полноправными и единоличными правителями.— На чьей стороне вы были во время последующего путча?— Конечно, на стороне Ельцина! Мы были вместе в Межрегиональной депутатской группе, куда входили также Андрей Сахаров и Гавриил Попов. Мы думали о судьбе страны. Когда возник путч, я как раз вернулся в Москву из отпуска. Утром, вызвав водителя, решил заехать к Бурбулису в Белый дом, чтобы узнать, что происходит, а потом — в МАИ. Однако в Доме правительства пришлось застрять на все три дня, все оказалось серьезней, чем я думал.— Что же сказал Бурбулис?— Его в Белом доме не оказалось, он был в Архангельском. Там были также Ельцин, Силаев и Хасбулатов. Меня соединяют с Бурбулисом, но неожиданно трубку у него вырывает из рук Ельцин и громко говорит: «Юрий Алексеевич, мы готовим воззвание против путчистов, собирайте журналистов, народ, мы сейчас подъедем». Я ему говорю: «В городе танки, народ. Наверное, вам не проехать». «Нет, мы прорвемся!» — отвечает. Их просто чудом выпустили спецслужбы, дежурившие около Архангельского. Если бы Крючков (последний председатель КГБ СССР Владимир Крючков. — Н.В.) был тогда более решительным, их могли бы всех уничтожить там, но они приехали. Мы вышли на сцену внутри Белого дома, перед которой было народу около двух тысяч, и Силаев начал читать известное воззвание против путчистов, подписанное президентом Ельциным, председателем Верховного Совета Хасбулатовым и председателем Совета министров Силаевым. Когда председатель Совмина дочитал, Ельцин раздвинул нас, стоявших на сцене, и сказал людям: «А теперь разбегайтесь и разносите все это народу». А меня потом спрашивает: «Там, в зале, были иностранные журналисты?» «Конечно, — говорю. — Полно!» Ну а уже после на улице Ельцин вылез на танк, а я стоял рядом с ним. Коржаков, его телохранитель, почему-то все время напоминал, чтобы от каждого из нас до ближайшего человека было метра полтора из соображений безопасности, но никто его не слушал…— Ну и что хорошего предлагал Ельцин? За что же вы боролись?— Я поддерживал демократию и был против советской власти.— А что означало для вас слово «демократия»? Как мы поняли потом — страна полностью перешла на импорт еды, оборудования…— У нас был тогда полный экономический коллапс, еды не было. Спекулянты удерживали продукты и продавали из-под полы. А Гайдар это дело легализовал, сказал: есть товар — выставляй на рынок, и сколько тебе заплатят, за столько и продавай! Если бы этого не было сделано, у нас была бы гражданская война.— В чем, по вашему мнению, заключалась ошибка тогдашнего правительства?— Я упрекал потом задним числом Гайдара: «Вы решили, что если вы освободите экономику, то она сама создаст правильную систему государственных институтов, которые необходимы для защиты личной собственности, общества и государства. Но этого не случилось». В 90-м году у нас была попытка создать концепцию национальной безопасности. Я вышел с такой идеей к Горбачеву, и он сказал: «Вот давай разрабатывай!» Назначил меня председателем комиссии из 19 человек народных депутатов… Но, увы, мы проработали всего 40 дней, успев провозгласить два тезиса. Первый: безопасность не есть только государственно-политическое понятие, она имеет и такие компоненты, как экономический, экологический и информационный. И второй: приоритеты прав и свобод личности, и лишь потом — общества и государства, если последнее способно обеспечивать две первые.— Что же произошло через 40 дней?— Нам сказали так: «Комиссия Рыжова свою работу выполнила, вопросы безопасности страны берет на себя президент». Как мне стало известно позже, летом 90-го года к Горбачеву пришли три силовика, поговорили с ним, и он стал откатываться назад.Борьба со шпиономанией— С 1992 по 1998 годы вы работали послом во Франции, а по возвращении начали активно заниматься правозащитной деятельностью. Почему?— Да, я занялся этим, когда начали сажать ученых-«шпионов». Нас, правозащитников от науки, было тогда пятеро: ваш покорный слуга, нобелевский лауреат академик РАН Виталий Гинзбург, мой хороший друг и товарищ Сережа Капица, Людмила Михайловна Алексеева и правозащитник Эрнст Черный. К сожалению, Гинзбурга и Капицы уже нет в живых, но мы продолжаем начатое дело: пишем письма в защиту ученых в разные инстанции и президенту. Два звонких имени наших подопечных активно муссировались в прессе: это красноярский ученый, бывший директор Теплофизического центра КГТУ, известный в России специалист по космической плазме Валентин Данилов, приговоренный в ноябре 2004 года судом к 14 годам лишения свободы за шпионаж в пользу Китая. К счастью, полный срок ему сидеть не пришлось: 24 ноября 2012 года 68-летний ученый был условно-досрочно освобожден, приезжал к нам в Москву.Второй наш подзащитный — 51-летний москвич Игорь Сутягин, бывший сотрудник Института США и Канады РАН, кандидат исторических наук. В 2004 году, несмотря на то, что не имел оформленного допуска к секретным материалам, был осужден по статье 275 УК РФ за государственную измену. В 2010 году, проведя в заключении почти 11 лет, в результате обмена осужденными между Россией и США был освобожден, после чего переехал в Великобританию. (Его обменяли на Анну Чапман. — Н.В.)…— Принимали ли вы участие в судьбе сотрудника ЦНИИмаш Владимира Лапыгина, которому в сентябре этого года Мосгорсуд вынес приговор — 7 лет колонии строгого режима?— Мы долго боролись за него. Он, как и я, всю жизнь занимался аэродинамикой, 46 лет трудился в ракетно-космическом комплексе. В день, когда его взяли в СИЗО, дирекция ЦНИИмаша издала приказ: «В связи с уходом на пенсию за высокие заслуги объявить В.Лапыгину благодарность…»— Насколько известно, его так же, как и Данилова, обвинили в продаже секретов китайцам. Но что же они могли продавать, каким образом?— Я знаю, что Данилов как научный сотрудник Красноярского физтеха заключил с государственной китайской организацией предварительное соглашение. Я видел эти бумаги на китайском, английском и русском языках, где он предлагал им сделать вакуумную камеру для имитации двух-трех условий космической среды, к примеру, ультрафиолетовое излучение и электронный пучок. Для понимания вопроса скажу, что в космосе подобных явлений — тысяча, и смоделировать их в полном масштабе могут сейчас только две страны на двух установках. Одна находится у нас (она способна имитировать все, включая ядерное излучение), вторая — у американцев. Данилов же получил 300 долларов аванса… И кто-то из его сотрудников, которые были в курсе дела, но не вошли в группу исполнителей, «настучал» на него.— Вы говорите, что Данилов действовал официально, от имени Красноярского технического университета. Разве не то же самое делают наши двигателисты из Химок, изготавливая и продавая в США наши уникальные космические двигатели?— Подождите, вы что, ищете логику во всем этом?— Конечно!— Бесполезно! Я вам так скажу: в нашей стране нет ничего, что было бы интересно потенциальному врагу. Кроме, может быть, каких-то стратегических возможных планов. Но в области технологий и науки — точно нет.— Ну, вы, наверное, не совсем тут правы: на последнем МАКСе (Международном авиакосмическом салоне в Жуковском) были заключены договоры на покупку наших «Суперджетов».— Это все чушь. Этот проект был заложен еще в 80-х годах, а реализация затянулась аж до нашего времени. Вот пишут, что заключен контракт на сто штук, на несколько лет врастяжку… Спрашивается: рынок внутренний здесь есть — купят его какие-нибудь наши авиакомпании? Нет таких компаний.— Почему не купят?— Когда я увидел его впервые, спросил: «Это что, среднемагистральный лайнер?» — «Да». — «Он может сесть на любой наш более-менее приличный аэродром?» — «Да». Так вот, я говорю, что нельзя вешать двигатель под крылом, когда нижняя кромка входного устройства находится в 50 см от полосы, — любая кочка, и она отлетит! Ударится и отлетит. Поэтому он безопасен только на хороших полосах, которых у нас не очень много. Это во-первых. Во-вторых, самолет не удовлетворяет компании по системе гарантированного обслуживания — они лучше возьмут в лизинг подержанный «Боинг» или «Эрбас». Все ведущие наши авиакомпании на них летают. В-третьих, «Суперджет» отстал технологически — слишком долго делался… В-четвертых, у него все комплектующие — заграничные: от двигателей до электроники. Как-то я был в ЦАГИ, и там мне показали прекрасное немецкое оборудование для испытания панелей самолета «Суперджет» на усталость (когда деталь подвергается сильной вибрации). Смотрю, углепластиковую панель трясут. Я обрадовался, говорю Чернышову (гендиректор ЦАГИ. — Н.В.): «Это что, панель нашего, хотьковского производства?» «Да нет, — говорит, — Голландия». А я-то думал, что хотя бы за форму аппарата мы отвечаем, ведь аэродинамика у нас в Союзе была самая лучшая…В Жуковском заключили договора на сто машин «Суперджет» с поставкой в течение двух-трех лет (быстрее их не сделаешь при наших условиях производства). Но ведь не надо забывать, что у лайнера есть иностранные конкуренты, не обязательно даже американские или европейские — бразильские и канадские. Их компании производят самолеты десятками, если не сотнями в год, и за ними во всем мире стоит очередь. Я уже не говорю о «Боинге» и «Эрбасе», которые производят большие дальнемагистральные самолеты. Они «штампуют» их по 300 машин (!) в год. И какие есть шансы после этого у нашего несчастного «Суперджета»?..Я, будучи послом во Франции, боролся, чтобы вместе с «Эрбасом» делали огромный лайнер А-380. Проект закладывался в середине 90-х годов. Мы добивались, чтобы нам поручили делать большие панели крыла. У нас тогда были большие прессы, позволявшие штамповать их очень точно. Но не удалось мне, к сожалению, договориться, французы обошлись без нашей помощи. Они его сделали. Я успел увидеть его в воздухе еще до своего отъезда, в 1999 году. Наша же авиационная промышленность, увы, умерла необратимо — это я вам гарантирую.«Ответ простой: не возвращайтесь!»— Какой выход вы предлагаете из сложившейся крайне тяжелой ситуации?— Никакого! Технология отстала еще с начала 70-х годов, когда резко упали ассигнования на НИОКРы, даже в оборонной промышленности.— Что послужило причиной тому?— Отставание!— К вам как депутату Верховного Совета СССР и вопрос: почему возникло отставание?— Я пришел в ВС СССР, когда уже все умерло, до этого был ректором МАИ и состоял в Академии наук СССР. Но я скажу, почему отстали. Во-первых, мы недооценили «вражескую» науку кибернетику, потому очень быстро откатились назад в микроэлектронике, в информационных системах. БЭСМ-6 (Большая электронная счетная машина. — Н.В.) существовала в стране с 1950 года, но только в двух экземплярах и была загружена исключительно расчетами для ядерщиков. Она была ламповой, но когда перешли на полупроводниковые схемы, тут мы уже деградировали шаг за шагом. И это при том, что наш академик, нобелевский лауреат Жорес Алферов стоял у истоков развития полупроводников. «Вот, — говорит он мне на одной из встреч лет десять назад, показывая гаджет «Нокиа», — это — я». Я отвечаю: «Знаю, что без твоих открытий 30-летней давности здесь не обошлось. Только у меня один вопрос: почему здесь написано «Нокиа», а не «Жорес»?..»— В ваших словах слышится сплошной пессимизм. Вы и студентам своим то же самое говорите? А ведь им и нам еще жить и жить в России…— Ответ простой. Когда г-н Медведев предложил нашим молодым людям, в основном ученым, возвращаться из-за границы, я написал статью под заголовком «Не возвращайтесь!», и все аргументы в ней — напоминание, из какой страны они уехали. Страна стоит на пороге жуткого краха. Просто так легко уже не обойдется.— Легко сказать — уезжайте. А если кто-то не может или не хочет?— Тогда готовьтесь к тому, что бывает в России в момент системного кризиса (по-русски — смуты). За последние 100 лет их было два. Первый системный кризис начал накапливаться еще при Александре III, который закручивал гайки до тех пор, пока не возник кризис в вооруженных силах, не накопилось недовольство катастрофическим проигрышем «какой-то Японии», внутреннее недовольство в элитах и среди простого народа. И уже при Николае II царская империя рухнула, и возникло новое государство, в котором я прожил почти всю свою жизнь. Вторая смута назревала с полным коллапсом экономики в августе 1991 года…«Чиновники совершили принудительный захват академии»— Вернемся в настоящее. Реформа академии, которая началась сразу после выборов нового президента РАН в 2013 году, шокировала ученых. Многие не верили в происходящее, митинговали возле Госдумы, добиваясь отмены законопроекта о слиянии трех академий в одну и лишения РАН возможности управления академическими институтами. Однако ничего не получилось. Почему, как вам кажется?— Надо было активней, через сети, распространять призыв к противодействию. Тогда нас было бы больше. Но информационная война была проиграна. Митинговали ведь в основном рядовые сотрудники. А из членов академии подписались под протестным заявлением только 70 человек из 700. Получается, только 10% подписались — замечательные люди, не случайные в академии, естественники: математики, физики, химики… Это всегда была активная либеральная, демократическая сила.— Я бы не сказала, что Жорес Алферов, который был среди подписантов против реформы РАН, — либерал.— Да, Алферов не относится к либералам. Но мы все равно выступали с ним одним фронтом против развала академии. Я сказал тогда, что не во всем наши взгляды совпадают в политическом плане, но здесь мы едины. Мы оба защищали науку: он — физику, я — математику и механику.— Некоторые упрекают сейчас нынешнего президента РАН Владимира Фортова в излишней политкорректности в отношении реформаторов. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счет.— Когда Фортов шел на выборы, у него было два соперника, которые вышли с тоненькими брошюрками с тривиальными текстами о величии науки. И только у Фортова была довольно серьезная программа, где был изложен анализ финансового, организационного состояния академии с графиками, таблицами, а также план реформирования академии. Фортов был избран, как вы знаете, легко. А потом произошло то, что произошло, — уничтожение академии. Я считаю, что она была именно уничтожена в тот самый момент, когда выяснилось, что над ней зависает организация чиновников ФАНО (Федерального агентства научных организаций. — Н.В.).— Зачем это надо было чиновникам? Видно же было, что ничего хорошего из такой реформы не получится, им сотни академиков об этом говорили.— Академия издавна обладала огромной материальной базой, которая создавалась в СССР для обеспечения военно-промышленного комплекса. Это и здания, и испытательные полигоны, и научно-исследовательские корабли. Представляете, какое богатство!— Кто был идеологом развала?— Вы что, думаете, из Кремля звонили и давали команды? Сейчас большинство чиновников ориентированы, как собаки, на ветер, и их главная задача: предугадать, что понравится власти. Угадали или нет в данном случае — кто знает?Я считаю, что как только Фортову повесили хомут в виде ФАНО на шею, ему надо было хлопнуть дверью и уйти в свой блестящий Институт высоких температур, которым он руководит.— Но Фортов в одном из интервью говорил, что ему как раз не все равно, что останется после него. Ну, поставили бы вместо него не радеющего за академию функционера — он бы все еще быстрее разрушил.— Мне сложно судить Фортова. Скажу за себя: я живу по Окуджаве — мне важней мои честь, совесть, достоинство и репутация.— Это хорошо вы говорите, но страну-то кто-то должен из болота вытаскивать.— Есть кому, в стране 140 миллионов народа…— Ну вот, наверное, Фортов и есть один из них?— Безусловно, он наделен полномочиями, его должность является равносильной должности члена Правительства Российской Федерации. Но тем не менее — все свершилось… Институты из-под РАН вышибли, объединяют в единые центры совершенно разные научные организации. То же самое происходит и в образовании, с вузами. Наш МАИ уже слили с МАТИ… А ведь когда-то наша наука была на таком высоком уровне, что мы успешно отправляли с тем же Владимиром Евгеньевичем аппараты к комете Галлея…

21 декабря 2016, 23:45

Министр культуры Владимир Мединский стал "Человеком года"

Министр культуры России Владимир Мединский получил премию "Человек года" от Русского биографического института. Церемония вручения состоялась 21 декабря в Христа Спасителя.

21 декабря 2016, 07:09

21.12.2016 07:09 : В пятнадцатый раз пройдет церемония вручения премии «Скрипач на крыше» Федерации еврейских общин России

В пятнадцатый раз в Кремлевском дворце съездов вечером пройдет торжественная церемония вручения премии «Скрипач на крыше» Федерации еврейских общин России. Премия учреждена в 2002 году. Лауреатами разных лет стали Иосиф Кобзон, Леонид Рошаль, Жорес Алферов, Юрий Норштейн, Армен Джигарханян и многие, кто своей деятельностью внесли весомый вклад в развитие общественной жизни России.

03 декабря 2016, 14:54

Площадь, подсветка, люди искусства и Эйфелева башня: как связаны Минск и Франция

Пушка вблизи исторического музея – свидетель наполеоновских войн 1812 года. Но не только запах пороха и память о мрачных боях хранят улицы Минска. Оккупационные французские войска должны были сами себя обеспечивать провизией, и этим занимался Анри Мари Бейль. Мы знаем этого человека под псевдонимом Стендаль. Известный французский писатель в войне 1812 года принимал непосредственное участие и часто бывал в Минске по своим хозяйственным делам.

29 ноября 2016, 07:10

Без заголовка

Р. Смирнов пишетВ Москве проходит пятый форум по энерогэффективности - ENES 2016.В этом году опять ничего нового - иностранцы продолжают упорно втирать нам какие углеводороды плохие, при этом чавкая оными с удвоенной скоростью, а также вещать как важно сокращать потребление и уничтожать инфраструктуру - при этом развивая из всех силенок свою, ну и плюс конечно вошедший в моду треп про мегагорода.Вишенка на торте - во время "панельных дискуссий" рядом с нашим министром энергетики будет сидеть человек из Британии, который обвинял ВВП в взрывах домов.Истерика британцев и их активность около наших топэнергетиков понятна - эти черти реально боятся даже не таяния льдов Арктики и поднятия уровня мирового океана на 5мм, а неизбежного поворота Гольфстрима, который скоро сделает итак сомнительную стоимость английской "недвижимости" равной своей истинной величине т.е. нулю, а с учетом налогов и резко возросших затрат на обогрев может и того меньше.Итак из программы форума:А вот что он говорил:Главный научный советник британского правительства сэр Дэвид Кинг во всеуслышание обвинил Владимира Путина в организации взрывов домов в России в 1999 году, унесшие жизни почти 300 человек.«Могу сказать вам, что за взрывы несет ответственность Путин, - сообщил Дэвид Кинг. - Я видел доказательства. Если бы не взрывы, Путин никоим образом не выиграл бы на выборах. До них рейтинг его поддержки составлял 10%. После них рейтинг взлетел до 80%».Как пишет The Daily Telegraph, свое заявление сэр Кинг сделал на церемонии награждения выдающихся британцев по версии Morgan Stanley, известной как Morgan Stanley Great Britons Awards.https://www.novayagazeta.ru/news/2008/02/04/25799-glavnyy-nauchnyy-sovetnik-pravitelstva-velikobritanii-obvinil-vladimira-putina-v-organizatsii-vzryvov-domov-v-rossiiИли вот, что было в далеком 2004 омНа этой неделе в Академии наук случился большой скандал. На заседание совета-семинара РАН по проблемам изменения климата и Киотского протокола были впервые приглашены авторитетные иностранные специалисты в области климатологии и смежных дисциплин, которые не участвовали в комиссиях ООН по данной проблеме. Приглашенный на это же заседание вместе с командой "официальных" английских специалистов главный советник по науке премьер-министра Великобритании сэр Дэвид Кинг в ультимативной форме потребовал от президента РАН удалить из зала "неофициальных" ученых. Дэвид Кинг, угрожая покинуть семинар РАН, звонил напрямую министру иностранных дел Великобритании, который был в это время в Москве, а также связывался с офисом премьер-министра Тони Блэра.http://izvestia.ru/news/291960Еще по поводу разговоров о коммунистах - будет друг одного из самых известных наших Жореса Алферов - Клаус Тиссен, если помните хотевший сделать из Москвы с ее инсоляцией "солнечный город".На днях тут посмотрел фильм - осада Жадовиля, он начался с кадров расстрела Патриса Лумумбы в 1961 году, после его слов в глаза палача:"Все что в этой земле принадлежит всем нам, не принадлежит бельгийским компаниям, не принадлежит американцам, не принадлежит тебе мой друг"потом еще полтора часа в Конго вокруг месторождения меди и кобальта Ирландские(под вывеской ООН) и Французские легионеры выясняли друг с другом отношения.Негров никто не считал.Потому, что никакой энергетики на этих мероприятиях нет, а есть сплошная политика и повторять судьбу Патриса не очень хочется, то пожалуй доклад окончу.Да и для реальной энергоэффективности - производители китайских светодиодов, пеноблоков, стеклопакетов, пласт труб, минваты с пенопластом, эффективных насосов и прч., сделали в миллион раз больше чем все эти гастролеры вместе взятые.Короче поживем увидим, чем все закончится, надеюсь время колониальных историй под вывеской ООН уходит в прошлое.А специалистам в сфере энергетики, чтобы быть в тренде, все таки рекомендую ознакомиться хотя бы с программой форума - http://enes-expo.ru/ru/

28 ноября 2016, 22:01

Титан национальной безопасности

В ноябре Владимир Путин провел серию совещаний по вопросам развития Вооруженных Сил. Среди текущих проблем глава государства акцентировал внимание на разработке перспективной боевой техники на основе передовых достижений науки.«Военное дело всегда было той областью, где использовались передовые достижения науки и техники. И сегодня, в XXI веке для укрепления военного потенциала ведущие страны мира активно применяют при разработке вооружения самые современные достижения науки, – подчеркнул Владимир Путин. – Это и лазеры, и гиперзвук, и робототехника. Серьезное внимание уделяется разработке так называемого оружия на новых физических принципах, которое дает возможность избирательного, точечного воздействия на критически важные элементы вооружения, техники, объектов инфраструктуры вероятного противника.Коллаж Андрея СедыхВ России, как и в других странах, подобные разработки также ведутся… Наша задача – эффективно нейтрализовать любые военные угрозы безопасности России, в том числе связанные с созданием стратегической противоракетной обороны, реализацией концепции глобального удара, ведением информационных войн».Наука и «оборонка» всегда развиваются одновременно, стимулируя и подталкивая друг друга. При этом важно, чтобы ученые чувствовали себя востребованными, а путь от разработки до внедрения сократился до минимума. Об этом – на примере трех научных школ, непосредственно связанных с оборонно-промышленным комплексом.За путевкой в жизнь – в бассейн“ Жорес Алферов:«Вся наука прикладная. Но есть научные результаты, которые используются сразу, а есть наработки, которым находится применение через много лет» ”Все параметры будущего флота уже второе столетие в значительной мере формируются в Крыловском государственном научном центре, а в уникальных опытовых бассейнах (на четверть миллиона кубометров воды) и на стендах испытывается, доводится до ума вся российская морская техника. Диапазон широчайший: от конструкции корпуса и основных агрегатов, включая атомные энергоустановки, до тактико-технических и навигационных характеристик, обеспечивающих надежность, экономичность и безопасность плавания в различных районах Мирового океана, эффективность вооружения, скрытность и защищенность от глаз и ушей вероятных противников. Между прочим в мире существует всего лишь один подобный комплекс – Тейлоровский центр в США, но он во многом уступает нашему ЦНИИ Крылова. Скажем, именно у нас находится крупнейший (длина – 1300 метров) испытательный бассейн, где моделируется любая ситуация, в которой может оказаться корабль во время плавания. На глубоководном стенде имитируется погружение под 15-километровый слой воды, в циркуляционном круглом бассейне модель можно разогнать до 180 километров в час. Есть здесь и своя аэродинамическая труба, и еще целый ряд испытательных стендов, и собственный завод. Весь этот богатейший научно-производственный потенциал в разрушительные 90-е годы сохранил и укрепил генеральный директор института, Герой России, академик РАН Валентин Пашин. Именем этого выдающегося ученого, инженера, организатора названа площадь у главной проходной Крыловского центра. Три года коллектив работает без своего легендарного руководителя, стараясь отстоять позиции головного института отечественного судостроения. Впередсмотрящие научные центры должны быть в каждой стратегической отрасли, настаивал академик Пашин.«Крыловский центр многофункционален – решает самые сложные задачи гидродинамики и прочности, повышения скрытности, защиты, надежности, улучшения боевых и эксплуатационных качеств кораблей и судов, энергетических установок, борьбы с шумом и вибрацией. Все разработки актуальны и конкурентоспособны на мировом уровне, – говорил Валентин Пашин. – Другое дело, как эффективнее и быстрее внедрять наше ноу-хау. В советские годы в некотором смысле было проще, хотя многое делалось из-под палки. Такой волшебной «дубиной», заставляющей любого внедрять новые технологии, были решения ЦК КПСС и Совмина. А сегодня, казалось бы, рыночная экономика – бизнес заинтересован больше зарабатывать и получать прибыль. Мы подсказываем решения, говорим: «Берите!». Не берут. Почему? У нас еще очень слаба рыночная конкуренция при сильной конкуренции административного ресурса. Зачем внедрять новую разработку, когда лучше с помощью кого-то получить заказ, государевы денежки и обеспечить безбедное существование. То есть рыночная среда во многом задавлена средой административной. Но мы всеми отраслями, всей страной выходим на рынок открытой конкуренции с ведущими игроками в мире. И хочешь не хочешь должны внедрять прогрессивные решения и технологии. Не сделаем этого – промышленность провалится, ни на какой рынок не попадем и для собственных нужд нам будут поставлять суда из-за границы.По большому счету роль головного института сводится к двум задачам. Первая – обеспечение текущего проектирования: когда КБ разрабатывают, а мы подпитываем их теоретическими и экспериментальными аргументами, потому что опыт – индикатор правильности принимаемых решений. Вторая крупная задача – работа по определению концептуальных направлений развития отрасли, в нашем случае – судостроения и флота. Не всегда нас слушают, но тем не менее мы продолжаем эту линию. И жизнь показывает, что в последнее 20-летие именно «концептуалки» судостроению чрезвычайно не хватало, что стало источником многих наших, мягко говоря, нерациональных решений, задержек, долгостроев, невыполнения тактико-технических характеристик.Фото: gov.spb.ruАналогично и с обеспечением текущего проектирования кораблей и судов. Очень часто конструктор приходит на испытательные стенды Крыловского института с одним проектом, а выходит – с оптимальным.Особенно это наглядно при создании формы корпуса. К сожалению, без эксперимента по-настоящему обводы корабля не спроектировать. Обязательно проводятся испытания на масштабных моделях в опытовых бассейнах. Потому что электронное конструирование предполагает идеальный вариант, который может и не вписаться в реальные условия. Сегодня появились очень продвинутые компьютерные программы, но и они не дают оптимального результата, а скорее позволяют рассматривать разные варианты, из которых в процессе многочисленных прогонов и замеров на стендах и в опытовых бассейнах формируются наиболее жизнеспособные и эффективные. Только в физическом эксперименте наиболее полно воспроизводится картина обтекания корпуса жидкостью, поведения судна на волнении, его управляемость…Скажем, при разработке формы колонн для платформ, которые осуществляют добычу на шельфе, очень важно, чтобы плавающая конструкция не имела больших углов качки, ибо буровое оборудование не выдерживает запредельных нагрузок. Нам удалось создать на основе нашего опыта и знаний такие формы, чтобы уменьшить углы качки при сильных волнениях и максимально снизить вероятность аварийных ситуаций. Две такие платформы – «Полярная звезда» и «Северное сияние» успешно работают на Дальнем Востоке.Мы можем получать на стендах любые режимы работы гребного винта, вплоть до 900 оборотов в минуту, и снимать соответствующие замеры. Можно вызвать его кавитацию – вскипание жидкости при низких температурах. Из-за этого подводная лодка, как говорили раньше американцы, «ревет, как корова, на весь океан». Благодаря экспериментам института удалось получить оптимальную форму винта, и сейчас наши подводные лодки известны малошумностью.Есть перспективная разработка, повышающая КПД и экономящая топливо, – использование воздушной смазки при движении судов. Если под днищем корпуса будет образовываться каверна – воздушная пленка, снижающая трение о воду, экономия может достичь 30 процентов. Раньше не удавалось при волнении удерживать под корпусом воздушную смазку, сейчас мы научились это делать.Фото: gov.spb.ruВ рабочем портфеле института много предложений, связанных с электромагнитными полями. Это актуально не только для боевых кораблей, где данный показатель влияет на минную опасность, скрытность, систему наведения оружия и прочие важные характеристики, но и для любых судов. Современная техника буквально нафарширована электронным оборудованием. Однако всякая электроника создает определенное излучение, что может стать помехой в работе других систем. У нас разработаны специальные подходы, как обеспечить, с одной стороны, электромагнитную совместимость, а с другой – защитить человека от излучений. Здесь и радиопоглощающие, и специальные наноструктурированные пленочные покрытия, и конструкционные материалы, защищающие экипаж от вредного воздействия электроники.Во всем мире существуют системы стимулирования научных исследований, должно что-то быть и у нас. Науку заморозить невозможно, иначе мы тут же отстанем от конкурентов. Терять потенциал никак нельзя, его все время надо нарабатывать. Если не будет задела – скатимся на положение если не третьестепенной, то уже отнюдь не первостепенной развитой державы».При Валентине Пашине в научном центре было организовано производство резиновых армированных акустических покрытий для шумопоглощения и шумозаглушения, систем антикоррозионной защиты, радиоэлектронной аппаратуры и приборов с использованием высоких технологий. В этом году введен в эксплуатацию современный ледовый бассейн, достраивается «океанский» офшорный.Вычислительный кластер суперкомпьютерного центра математического моделирования Крыловского института второй по производительности – в Петербурге и тридцать четвертый – в России. Он используется в том числе для решения гидродинамических задач. Это расчеты не только обтекания вязкой жидкостью корпусов судов и движителей, но и ветрового режима на проектируемых объектах.Крыловский центр дал путевку в жизнь активному применению углеводородистых сталей для строительства кораблей, с легкой руки ученых на Средне-Невском заводе корпус тральщика выполнен из немагнитных композитных материалов.Пироги для ледоколовВ середине ноября коллектив ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт композитных материалов «Прометей» отпраздновал 60-летие создания титанового направления. Руководитель научно-производственного комплекса «Титановые сплавы» Валерий Леонов рассказал об основных исторических этапах работы. Воссоздать подробности того, как начиналась история титанового направления в «Прометее», помогли сотрудники, стоявшие у истоков.Фото: gov.spb.ru«Создание материалов для атомного подводного и надводного флотов, атомных ледоколов, атомных станций – это морской титановый проект. В нашей стране были построены первые цельно-титановые АПЛ, потому что титан такой материал, который самой природой предназначен для судостроения. Он легкий, абсолютно коррозионостойкий, немагнитный. Институт сделал его прочным и что главное для судостроения – очень хорошо сваренным», – вспоминал академик Игорь Горынин, почти 35 лет возглавлявший «Прометей» и сохранивший научную школу. Сейчас институт носит его имя.Так уж сложилось, что исторические эпохи определяются материалами, которыми орудует человек. Каменный век, бронзовый, железный… В начале нынешнего столетия возникает новая эра – материалов с заданными свойствами, разработкой которых и занимается государственный научный центр «Прометей»Образовался институт из лаборатории Ижорского завода, которая еще в царские времена создавала сплавы для российских броненосцев. В 30-е годы упор был сделан на разработку защиты танков. Институт и назывался тогда Броневым. Новая сварочная технология, благодаря чему корпуса кораблей стали изготавливать не клепаными, а цельносварными, была первой послевоенной победой научного коллектива. С тех пор в активе «Прометея» разработка материалов для российского флота, энергетики, в том числе атомной, и для оборудования, работающего в экстремальным условиях.Фото: gov.spb.ruКорпус формируется из прочных стальных сплавов, а надстройка – из алюминиевых. Такова практика мирового судостроения. Алюминий и сталь не свариваются, возникает проблема, как соединить надстройку с корпусом. Мы научились делать так называемые комиксные материалы разных толщин и профилей. Внешне они напоминают слоеный пирог. Одна сторона – стальная, другая – алюминиевая. В результате корпус приваривается к стали, а надстройка – к алюминию.В институте разработана уникальная технология сварки. Сущность ее сводится к резкому увеличению скорости переноса частиц. В обычных условиях это дозвуковые скорости, а «прометеевские» технологии позволяют переносить частицы в двадцать с лишним раз быстрее. «Это позволяет, как мы говорим, напылять все на все, то есть совершенно разнородные материалы», – рассказывал академик Горынин. Одна из перспективных разработок – создание специальных сталей для шельфовой добычи.«Экстремальные полярные условия требуют материала, выдерживающего 300-дневное трение льдов, температуры до минус 60 градусов. Первоначально применялись пластичные стали, они прочные, но в то же время выдерживают некоторую деформацию и не трещат. Из таких материалов создавались первые ледоколы. Но при очень низких температурах и высокой плотности льда вокруг корпуса образуется мелкая ледовая крошка, которая обладает очень большой агрессивностью. После прохождения по таким полям судно оказывалось словно изъедено. А кроме того, увеличилось гидродинамическое сопротивление корпуса, ледокол терял в мощности до 30 процентов, – вводит в курс дела Валерий Леонов. – Наши специалисты придумали и создали плакированную сталь. В чем секрет? Конструкционная сталь покрывается тонким слоем другой, с более высокими механическими свойствами на износ на коррозиционую стойкость и т. д. Теперь проблем на ледоколах нет. «Прометей» – многофункциональный материаловедческий центр. Мы задействуем почти всю периодическую таблицу Менделеева, занимаемся металлами, неметаллами, стеклопластиком, углепластиком, клеями, герметиками, красками и так далее. И с каждым днем появляются все новые и новые направления».С перспективными конструкционными материалами для Военно-морского флота специалисты «Прометея» ознакомили на своей научно-производственной площадке в Гатчине, где недавно прошло заседание Совета Военно-промышленной коллегии РФ по кораблестроению.Фундаментальная защитаНаучно-производственное объединение специальных материалов (НПО СМ) было образовано на базе броневой лаборатории ЦНИИ материалов Министерства оборонной промышленности СССР в 1991 году. В настоящее время НПО СМ включает научно-исследовательский институт, завод специальных материалов, испытательный и научно-методический центр. Имеет все необходимые лицензии и разрешения для работ по обеспечению защиты и безопасности. Аккредитации Росстандарта и Межгосударственного авиационного комитета позволяют проводить 85 видов испытаний материалов и изделий, в том числе на пуле-, взрыво- и взломостойкость.“ Михаил Сильников:«Необходимо разумное определение уровня защиты, исходя из конкретной задачи. Здесь важно не переборщить и не переусложнить – соблюсти некий баланс» ”Основные заказчики НПО СМ – Минобороны, МВД, ФСБ, ФСИН, ЦБ РФ, предприятия Росатома, ведущие банки и объекты транспорта, инфраструктуры. Продукция экспортируется в 35 стран.Рассказывает генеральный директор НПО специальных материалов, член-корреспондент РАН, академик Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор технических наук Михаил Сильников: «Мы защищаем все, что в этом нуждается, от объектов и сооружений до бойцов. Основная проблема – мы не знаем, с какими угрозами столкнется воин в той или иной ситуации. Здесь приходится каким-то образом прогнозировать, необходима плотная работа с теми, кто просчитывает вероятность той или иной угрозы, разрабатывает оружие и средства поражения, определяет сценарий возможных боестолкновений. Работаем с заделом на будущее. При формировании систем защиты важен комплексный подход, который определяется совокупностью факторов. К примеру, чем выше бронестойкость, тем больше масса защитных средств. Значит, машина развивает меньшую скорость, а бойцу тяжелее передвигаться, маскироваться, он опять-таки становится более уязвимым. Словом, необходимо разумное определение уровня защиты исходя из конкретной задачи. Здесь важно не переборщить и не переусложнить – соблюсти некий баланс, чтобы, с одной стороны, не закопаться слишком глубоко, а с другой – чтобы не пройтись по верхам и не сделать выводов без достаточных оснований. Как говорил гениальный русский конструктор Михаил Тимофеевич Калашников: «Все нужное – просто, все сложное – не нужно».Разумеется, мы внимательно следим за всем, что появляется в мире защитных материалов и технологий, проводим собственные исследования и эксперименты. Хотя, казалось бы, что тут еще можно изобрести. Обычно для бронирования применяются стальные, алюминиевые и титановые сплавы. В последнее время активнее используются кевлар и керамика. Правда, пока керамические вставки эффективны лишь в составе комбинированной защитной структуры. Мы все время в поиске и говорить, что в XXI веке «едем» на советских заделах, все же преувеличение.Недавно НПО спецматериалов вошло в Топ-10 инновационных предприятий страны. Конечно, мы стремимся, насколько позволяют средства, обновлять оборудование и технологии на самые современные. Стараемся, чтобы все ноу-хау, пройдя необходимые испытания и сертификации, быстрее внедрялись. Наука и производство неразделимы. И в этом плане наибольшую эффективность показывает организационная форма нашего предприятия – научно-производственная.Правда, финансирование разработок, особенно фундаментальных, оставляет желать лучшего. Притом что академик Жорес Иванович Алферов любит повторять: «Вся наука прикладная. Но есть научные результаты, которые используются сразу, а есть наработки, которым находится применение через очень много лет». Фундаментальные исследования, безусловно, должны вестись за счет государства. Возможности любой коммерческой структуры ограниченны, и бизнес будет вкладываться в разработки лишь с коротким циклом окупаемости. Поэтому стратегические, перспективные исследования должна обеспечивать казна.Но оценит все новое, пусть и не сразу, все равно потребитель. Он пользуется не отчетами и не научными журналами, а продукцией, которая должна отвечать определенным параметрам.Фото: НПО СМТребования к средствам защиты у нас, кстати, одни из самых жестких в мире. Тем не менее пробиться на международный рынок крайне сложно – приходится конкурировать с ведущими мировыми производителями. Мы стараемся отвоевывать свою нишу за счет качества в сочетании с разумной ценой, функциональностью и умением делать то, что не умеют другие. Среди таких изделий противовзрывные устройства «Фонтан» для подавления разрушающего действия взрыва. Заряд ВВ накрывается специальным контейнером и, срабатывая, не наносит вреда даже на борту воздушного судна. «Фонтаны» выпускаются давно, но пока никто в мире не может получить результат, как у нас.Все наши ноу-хау концентрируются в создании комплектов спецзащиты для воина XXI века. Концепция проста и использует богатый боевой опыт предшествующих поколений. Это очевидный факт, что спецгруппы, партизанские отряды при боестолкновениях порой наносили превосходящему по силам врагу больший урон, чем на фронте. Вероятность того, что вспыхнет глобальная война с лобовыми столкновениями в чистом поле, стенка на стенку, не слишком велика. Недаром повышенное внимание сейчас уделяется подготовке сравнительно компактных, прекрасно обученных подразделений профессионалов. Им необходимы и современное, мощное, сверхточное, всепогодное оружие, и надежные всепроникающие средства связи и мониторинга, и, конечно, экипировка – легкая, удобная, прочная, непромокаемая, непродуваемая, «дышащая», не сковывающая движения, но при этом надежно защищающая бойца. Над такими элементами обмундирования мы и работаем вместе с коллегами-оружейниками и производителями спецтехники.Фото: НПО СМЗаказами мы обеспечены. Но наблюдая процесс госзакупок, иногда удивляемся. Бесспорно, конкурсная система относится к числу передовых. Однако важно не бездумно отдавать заказ тем, кто обещает выполнить его подешевле, а вначале внимательно проанализировать, в состоянии ли данный исполнитель сделать все в срок с надлежащим качеством. Не слишком ли часто законы о конкуренции работают против здравого смысла? А когда кто-то пытается замолвить словечко за признанных профессионалов, тут же активизируется антимонопольная служба – как это так, побеждает единственный производитель. Мы словно забываем о принятом во всем мире разделении труда, когда каждый выполняет свою часть работы, но с оптимальными затратами и наивысшим качеством. Не нужно много однотипных предприятий, выпускающих одинаковую продукцию для весьма узкого рынка, иначе каждому из них не достичь рентабельности, не обеспечить развитие производства.Есть специальная техника для решения конкретных задач. Есть производители, знающие все тонкости изготовления, применения и обслуживания. И здесь свое слово должна сказать наука, подвижники которой в состоянии определить, чье изделие лучше, кому выполнять заказ. И еще одного мы ждем от ученых – заглядывать в будущее, создавать задел наработок, чтобы двигаться вперед. Тогда наше оружие и средства защиты будут самыми эффективными, а воины и важные объекты – надежно защищены. Сказанное относится и к безопасности населения и гражданских объектов, для чего мы выпускаем инновационные технические средства антитеррора двойного назначения».Алексей Захарцев,корреспондент «ВПК» (Санкт-Петербург)#Пашин #Крыловский центр #Горынин #титан #броня #специальные материалы #Сильников

27 ноября 2016, 22:01

Питерские прогулки: что связывает редактора российской газеты с Минском

Новости Беларуси. Лучше всего точки соприкосновения Беларуси и России могли пощупать российские журналисты в ходе недавнего пресс-тура по республике. Материалы, созданные по следам поездки, и по сей день появляются в российском медиа-пространстве. Марина Алексеева из газеты «Петербургский дневник» – одна из этих репортеров, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

26 ноября 2016, 08:21

Выйти из колеи: человеческий капитал, институты, ценности

Мы продолжаем знакомить читателей с материалами IV Общероссийского гражданского форума, объединившего силы представителей гражданского общества и экспертного сообщества страны. Среди его лейтмотивов было будущее – предстоящим и уже идущим изменениям в социуме как среде и системе институтов. Мы публикуем тезисы импульс-доклада известного экономиста и гражданского деятеля, декана экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александра Аузана. Мы все время планируем лучшее будущее, и регулярно оказываемся в прошлом. Мне кажется, если мы начинаем говорить о стратегии-2035, о длинной стратегии развития страны, первое, что мы должны себе сказать – а почему мы все время каждые 15-20 лет оказываемся на том же самом месте. Дежавю, у нас повторяются ситуации, которые мы вроде бы исторически преодолели. Я продемонстрирую результаты опроса членов Экспертного совета при Правительстве России по поводу того, куда надо вкладывать деньги, в какое будущее инвестировать, и куда будут вкладывать деньги. Дружно люди разных взглядов в Экспертном совете считают, что да, человеческий капитал, конечно, прежде всего, образование и здравоохранение. Потому что в перспективе, я убежден, мы страна умных людей. Это наша мировая специализация, если хотите, которую мы никак не можем реализовать успешно, поддерживая экспортом другие страны. Инфраструктура – потому что мы большая страна, мы по карте самая большая страна мира, и развитие регионов, освоение пространства и есть вложение в инфраструктуру. Дороги, хабы, оптоволокно и так далее. И оборонно-промышленный комплекс. Да, мы исторически великая держава с большим военно-техническим потенциалом. Но заметьте, эксперты считали бы важным туда вкладываться, но не приоритетно. А получается наоборот. Почему? Если вы думаете на два-три года вперед, а не на десять, то абсолютно правильно вкладываться сегодня в военно-политические успехи, потому что вкладываться в человеческий капитал – пока он прорастет, пройдет сколько лет? Десять. Пока дороги начнут что-то давать, сколько лет пройдет? Пять-семь. А здесь успехи налицо. Гражданам нравится, президент одобряет. Поэтому фактически от короткого горизонта мы все говорим: «Давайте развивать человеческий капитал, давайте высокие технологии, давайте инновационную экономику». А оказываемся где? Военно-технический потенциал, курс на военную супердержаву, что признал на днях президент Обама. А можем мы там удержаться? Я не знаю. 3% мирового валового продукта? У СССР было 10% – у нас 3%. Можем мы из военно-технического развития сделать экономику и результат для людей? Я не знаю. Как, продажа вооружений, военных услуг? Мы не швейцарская гвардия. Доходы от зависимых территорий? У нас расходы от зависимых территорий. Поэтому все-таки движение в сторону человеческого капитала. Есть ли куда двигаться? Да. Мы можем десять раз ругать наши образовательные реформы, между прочим, я тут соглашусь с мнением населения, которое Алексей Левинсон выразил: мы в тупике, у нас тупиковые модели и в образовании, и в здравоохранении. Но человеческий капитал, тем не менее, высокого качества мы имеем. По чему это видно? Вот это данные по тому, что происходит на трех главных рынках труда, куда уезжают наши соотечественники – США, Германия и Израиль. Лидируем в определенных областях знаний. IT, математика, физика, химия – абсолютное лидерство. И на двух рынках – искусство, спорт, медиа, и науки о живой природе и медицина. Медицина, которой нам здесь сильно не хватает, в мире в значительной степени обеспечивается нашими выпускниками и бывшими или нынешними согражданами. Может, производить они не могут? Могут. Это данные по США и Германии по сравнению с Россией про то, как работают в инновационном секторе наши соотечественники. Да, они другие, у них другие ценностные установки, чем у американцев или у немцев, но они успешны. Оказывается, некоторые вещи, которым нас научили здесь – не только знания, но и ценности - они срабатывают на то, чтобы продвигаться в инновационном секторе и быть заметными, в значительной степени инновационные сектора, о которых мы читаем, стоят на отечественных мозгах. И я хочу напомнить, что вообще технический прогресс XX века в значительной степени стоял на здешних открытиях. Владимир Зворыкин у истоков идеи телевидения, Жорес Алферов – у истоков мобильной связи, и так далее. Только у нас не получается это все реализовать. Почему? Первое предположение, почему мы коротко думаем – потому что правила не работают. Разве мы знаем, что будет хотя бы после 2018 года? И вот планируем все до 2018 года. Может, дело в институтах? Посмотрим. Мы же уже несколько раз пытались институты правильно описать, это то, о чем Елена Лукьянова говорила. У нас все в Конституции написано очень неплохо, только симулякры получаются. Почему получаются симулякры? Может дело в ценностях? То, о чем, между прочим, говорил и Эмиль Паин, потому что нация, как сказал Ренан – это набор ценностей и гордость своим историческим прошлым. Правда, в другом месте он сказал – и гордость своим воображаемым историческим прошлым. Но, несомненно, набор ценностей. Для того чтобы из институтов что-то получалось кроме симулякров, нужно, чтобы на них был спрос. Есть данные всемирного исследования ценностей, 2011 год. Спрос на демократию в России, обратите внимание, ниже, чем в Китайской Народной Республике. Это 2011 год, «Болотная», взлет доверия (социального капитала), протестных настроений. Дело в телевидении? Про агентство «Синьхуа» знаем? «Жэньминь жибао», Коммунистическая партия Китая. Ниже, чем в Китайской Народной Республике. Дело не в пропаганде, точнее говоря, не столько в пропаганде, а вот в чем: ценностные установки. То, о чем опять-таки говорил Алексей Левинсон. Дело не в фамилии президента и не в его конкретной деятельности, а в том, что он пусть этим займется, и на этом состоится наша солидарность и движение вперед. Мечта о том, Алексей Левинсон говорил об этом, чтобы доходы трудовые были достойными, и на этом строилось общество. Может быть, такая мечта есть, только веры в то, что она реализуется, нет. Посмотрите, мы среди ведущих западных и восточных стран в наихудшем положении в готовности усердно работать. А нам экономический рывок нужен. Проблема. Школа - там же ценности прежде всего возникают. Есть знаменитый тест, сделанный коллегами, институциональными экономистами. Всем известная история: один ученик дал списать другому, третий, паршивец, «настучал» учителю. Как относятся в разных странах? Вообще и американцы, и израильтяне, и голландцы, и наши – все доносчика осуждают. Американцы так говорят: «Ну, вообще нехорошо». Наши… Доносчик осужден русской культурой, потому что у нас страшная история доносов. Все осуждают того, кто списал, но в разной степени. Американцы: «Он же интеллектуальную собственность чужую забрал!» Наши говорят: «Ну, вообще нехорошо». Разошлись во мнении по поводу того, кто дал списать. Русские и евреи говорят: «Своему же дал». Голландцы не уверены, что это правильно. Американцы убеждены, что неправильно. Какая разница, свой, не свой – правила должны работать. Теперь давайте посмотрим, это результаты опроса по 11 университетам страны в 11 разных городах, по тому же самому поводу. Что происходит к третьему курсу – не на первом курсе, не в школе – а к третьему курсу? К третьему курсу даже того, который списал, уже не осуждают – он же свой, своему же можно? Своему можно и чужую интеллектуальную собственность забирать. Конкуренция в этом смысле может быть неравная – со своими же. Где спрос на институты? Вон, видите, маленький такой красный квадратик вниз – осуждение того, кто списал. Это Московский государственный университет. Мы пока держимся. Что делать? Если мы пытаемся выскочить из колеи, причем это не одним скачком произойдет, это длинная работа – с чего начинать? Видите как, исследование, концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества, это три крупнейших ученых: экономист, политолог и социолог – Норт, Уоллис и Вайнгаст – они пришли к выводу про три простых пороговых условия. Вот давайте вспомним, СССР наилучших результатов (думаю, что это лучшие точки в истории нашей страны) добился в 60-х годах. Какие условия с точки зрения этого понимания способствуют взлету? Первое (начнем с конца) – коллективный контроль насилия. Нельзя так: у тебя следственный комитет, у меня прокуратура, у него военно-воздушные силы. Если элиты вот так делят ресурсы, успеха не будет. У нас после Сталина Политбюро коллективно контролировало инструменты насилия, и это правильно. Второй момент – не персонализированность организаций, коммерческих, некоммерческих, политических. Нельзя под персону создавать организацию. У нас это было в СССР. Ленин умер – партия живет, Сталин умер – партия живет. ВЦСПС, комсомол деперсонализированы. Вот третьего у нас не было, что во главе угла стоит – что элиты пишут законы для себя, но распространяют на других. Нет, у нас элиты распространяли на себя исключения, а законы писали и пишут для других. Михаил Сергеевич Горбачев попробовал это правило ввести, но этого уже великая империя не выдержала. Начинать надо с этого, видимо, с этих границ, с этих трех простых правил начинается выход на другую траекторию. А как это делать? Это уже не Норт, Уоллис, Вайнгаст. Во-первых, рыба тухнет с головы. Между прочим, голова – это и элиты гражданского общества. Потому что я не уверен, как у нас с преемственностью в некоммерческих и гражданских организациях. Поэтому, во-первых, длинные горизонты мышления элит. Что для этого нужно? Для этого нужно, чтобы преобразования касались и их интересов тоже. Я вполне согласен, что старость – наше будущее, абсолютно. Но из этого надо делать выводы позитивные: что, во-первых, нам нужны механизмы наследования больших состояний (а это непростой вопрос); преемственности власти. Вообще вопрос о стариках – мне не нравится, как он ставится. Это вопрос о том, что у нас не выдержат финансовые, страховые, пенсионные системы. Слушайте, а почему вы их как пассив воспринимаете только? Я хочу обратить внимание, что 2000 лет назад такая проблема уже была. Почему-то перестало умирать третье, старшее поколение – 50-летние – в античном обществе. Придумали, что с ними делать, Рим стал великим государством благодаря тому, что да, 50-летний не может тяжелое вооружение таскать, но он сидит в Сенате, и легионерам 20-летним указывает, куда тащить вооружение. Нация, которая придумает немаргинальное применение людям, а особенно женщинам, в возрасте от 60 до 90, выиграет будущее этого мира. Это вопрос долгих перспектив. Второе, Наталья Зубаревич говорит – выборность мэров, реальная выборность. Знаете, у нас уже была реальная выборность в 90-е годы. В ней не было одного очень важного элемента. Почему у нас патерналистское население и за популистов голосует? А потому что люди не в курсе, что 48 копеек с рубля дохода они платят государству, не нефть. У нас налоги европейского уровня, выше американского, только люди этого не знают. У них забирают косвенными налогами все, безадресно. Про 13% кто-то слышал. Прямые налоги, селективные налоги. В Исландии голосуют, часть налога кому отдать – церкви или университету. Сделайте возможность 10% подоходного налога отдавать на выбор – РПЦ, муфтию, МГУ, Российской академии наук. С налогов начинается демократия, и не сразу приходит. И третье: где у нас реальное формирование ценностей идет? В школе, тюрьме и армии. Вы скажете – Интернет и телевидение. Слушайте, телевидение далеко не все смотрят, это у нас поколенческие представления. В Интернете все очень пестро. А через школу, тюрьму и армию люди проходят принудительно, и большое количество. Вот там образуются ценности, и это и есть предмет работы – кого? Это ответственность государства, потому что это принудительная система; и это предмет работы гражданского общества. Модели школы, тюрьмы и армии определяют то, что у нас будет через 20 лет. Чтобы у нас было будущее, над этим придется довольно серьезно поработать, потому что прошлое приходит само. Спасибо.

24 ноября 2016, 04:35

Ученым придется отделить себя от чиновников

Под чиновниками, решившими совместить государственную службу с академической карьерой, зашатались кресла. Владимир Путин рассказал, что еще год назад не рекомендовал такое совмещение и теперь готов расстаться с теми, кто ослушался, в том числе с сотрудниками его собственного управделами, а также ФСБ, МВД и Минобороны. На этом фоне стало заметно, насколько раздута сама Академия наук.

24 ноября 2016, 03:40

Ученым придется отделить себя от чиновников

Под чиновниками, решившими совместить государственную службу с академической карьерой, зашатались кресла. Владимир Путин рассказал, что еще год назад не рекомендовал такое совмещение и теперь готов расстаться с теми, кто ослушался, в том числе с сотрудниками его собственного управделами, а также ФСБ, МВД и Минобороны. На этом фоне стало заметно, насколько раздута сама Академия наук

23 ноября 2016, 22:20

Политика: Ученым придется отделить себя от чиновников

Под чиновниками, решившими совместить государственную службу с академической карьерой, зашатались кресла. Владимир Путин рассказал, что еще год назад не рекомендовал такое совмещение и теперь готов расстаться с теми, кто ослушался, в том числе с сотрудниками его собственного управделами, а также ФСБ, МВД и Минобороны. На этом фоне стало заметно, насколько раздута сама Академия наук. Выступая в среду на заседании Совета по науке и образованию, президент Владимир Путин рассказал, что в конце прошлого года попросил чиновников воздержаться от выборов в Российскую академию наук, причем последить за этим он призывал и главу академии Владимира Фортова. Однако, как выяснилось по итогам прошедших в октябре выборов, многие из госслужащих президента ослушались. «Возникает вопрос, могут ли они заниматься научными исследованиями в полном объеме с нужными результатами?» – сказал Путин. «Я думаю, что я должен буду предоставить им возможность заниматься наукой, потому что, судя по всему, их научная деятельность гораздо важнее, чем исполнение каких-то рутинных административных обязанностей в органах власти и управления», – цитировал ТАСС президента. «Тем не менее, некоторые коллеги наши из Управления делами президента, из Министерства образования, из Министерства внутренних дел, из Министерства обороны, из ФСБ и из некоторых других ведомств приняли участие в избрании и были избраны», – посетовал Путин. Он обратился к Фортову и другим представителям РАН с вопросами: «Зачем вы это сделали? Они такие крупные ученые, что без них Академия наук обойтись не может? И второй вопрос: что мне теперь делать?» Фортов ответил, что все указанные лица «сказали, что они получили разрешение от своих руководителей». Путина ответ не устроил. «Вопрос был не в этом. Они такие крупные ученые, что они должны быть членкорами и академиками?» – еще раз спросил глава государства. «Они достойны того, что их избрали», – ответил глава РАН. Уже после заседания Фортов добавил, что в РАН было избрано около 5–7 госслужащих и теперь их дальнейшая работа на постах зависит от решения Путина. «Человек пять–семь, вот так. Зависит от того, как считать», – цитирует Фортова «Интерфакс». По уставу РАН члены академии избираются пожизненно. Как рассказывали еще в июле «Известия», ссылаясь на источник в РАН, действительно, существовал негласный запрет Путина должностным лицам участвовать в выборах в Академию. Баллотироваться тогда попытались глава Минздрава Вероника Скворцова, сенатор Андрей Клишас, тамбовский губернатор Александр Никитин и другие политики. Но они сняли свои кандидатуры. В самом Минздраве в среду напомнили, что глава ведомства членом-корреспондентом стала задолго до поступления на госслужбу. РБК опубликовал список тех, кто мог нарушить запрет. Это академики: сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов, заместитель министра образования и науки Алексей Лопатин. Члены-корреспонденты: замглавы МВД Александр Савенков, министр здравоохранения Пермского края Ольга Ковтун, замглавы Росгидромета Александр Макоско, начальник управления регистрации и архивных фондов ФСБ Василий Христофоров, директор департамента науки, инновационного развития и управления медико-биологическими рисками здоровью Минздрава Сергей Румянцев, начальник главного медицинского управления Управделами президента Константин Котенко, начальник главного военно-медицинского управления Минобороны Александр Фисун, руководитель управления Роспотребнадзора по Москве Николай Филатов, замдиректора Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) Игорь Шеремет. На свой счет не относит Член Совета Федерации, академик РАН Арнольд Тулохонов в интервью газете ВЗГЛЯД заявил, что поддерживает требование Путина, однако на свой счет его не относит. «Президент абсолютно прав: чиновников в Академию наук избирать нельзя. Однако в законодательстве написано, что люди, работающие в органах законодательной власти, то есть члены парламента, могут совмещать и научную, и законодательную деятельность. Поэтому заявление Путина в отношении себя не рассматриваю», – сказал сенатор. Тулохонов напомнил, что в обеих палатах парламента, помимо него, работают еще три академика: Жорес Алферов, а также Геннадий Онищенко из Академии медицинских наук и Владимир Кашин из Академии сельхознаук. Тулохонов напомнил, что академиком избран по специальности «География водных ресурсов» и исследует в том числе и политическую географию. «География – это единственная наука, занимающаяся как обществом, так и природой. Мои знания помогают мне в законотворческой деятельности, я могу комментировать закон об Арктике, закон о Дальнем Востоке, об охране озера Байкал. В Верховном совете СССР вообще было много географов. Именно география позволяет видеть проблему намного шире, чем та же математика. При всем уважении к математике, математику в парламенте делать нечего, – пояснил сенатор. – Мне же совмещение должностей помогает и там, и там». Однако, по словам сенатора, он в любой момент готов вернуться непосредственно к своей профессиональной научной работе. Тулохонов полагает, что заявление Путина касается недавно избранных академиков и членкоров РАН. «Думаю, к следующим выборам чиновники, работающие в администрации президента и в правительстве, будут лишены права избираться в РАН», – считает он. В списке есть и другие политики и чиновники, которые пришли во власть из научной сферы. Привлекают особое внимание фигуры силовиков – представителей МВД, Минобороны и ФСБ. Так, Василий Христофоров до перехода в спецслужбы работал в Институте истории РАН, в том числе и главным научным сотрудником, а с 2007 года руководил Центром публикации источников по истории России XX века. Автор более 250 научных работ, опубликованных в ведущих научных журналах в России и за рубежом, в том числе 5 монографий, получивших высокую оценку отечественного и зарубежного научного сообщества. Что касается заместителя управляющего делами президента – начальника Главного медицинского управления Константина Котенко, то он избран членом-корреспондентом по отделению медицинских наук с направлением работы «восстановительная медицина». Из его официальной биографии следует, что он имеет ученую степень доктора медицинских наук. В 2008–2015 годах Котенко возглавлял Федеральный медицинский биофизический центр. Среди его наград – три ордена Мужества, орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Тем не менее управление делами президента «примет все необходимые кадровые решения в соответствии с поручением главы государства», заверила пресс-секретарь управделами Елена Крылова. Зато новоизбранный член-корреспондент, профессор, доктор юридических наук, член отделения общественных наук, секции философии, политологии, социологии, психологии и права, он же замминистра внутренних дел Александр Савенков всю свою карьеру сделал в правоохранительных органах, в том числе и на посту главного военного прокурора. Официальная биография Савенкова слабо связана с академической наукой. Генерал-майор медицинской службы Александр Фисун также сделал карьеру по своему прямому профилю – карьеру военного врача. До назначения он в 1998–2004 годах работал как консультант-терапевт, ведущий терапевт филиала, главный терапевт Центрального военного клинического госпиталя имени Мандрыки. В РАН и так многие занимают чужие места Профессор НИУ-ВШЭ Олег Матвейчев полагает, что чиновники вряд ли достойны того, чтобы состоять в академии. «Академическая работа связана с непрерывной научной и преподавательской деятельностью, с чтением и написанием книг, монографий, в некоторых случаях – с лабораторными экспериментами и опытами. Чиновник в нашей стране работает до шестнадцати часов в день, вряд ли у него находится время для того, чтобы совмещать научную и государственную деятельность. Скорее всего, они получили место в РАН посредством применения административного ресурса», – сказал политолог газете ВЗГЛЯД. Как считает Матвейчев, хотя в отдельных случаях, конечно, чиновник может иметь гигантские научные заслуги, большинству из тех, кто занимает сейчас чужие места в РАН, стоит все-таки унять свое самолюбие. «У нас много ученых, которых не избрали даже членкорами Академии наук», – посетовал он. Эксперт признался, что не хотел бы вдаваться в детали и разбирать, кого конкретно из чиновников имел в виду Путин, однако считает, что в целом наша Академия наук нуждается в переформатировании. «Мы помним проводившуюся несколько лет назад реформу академии, когда оказалось, что имущественный комплекс сдавался под казино, бани, коммерческие фирмы. Сейчас же осталось множество вопросов к научной деятельности РАН. Множество людей не занимаются наукой, а занимают места в академии в силу былых заслуг и возраста или того же административного ресурса. Государство у нас, конечно, богатое и может прокормить этот разросшийся академический аппарат, но ведь все это плохо влияет на вертикальную мобильность», – считает политолог. Как отметил Матвейчев, множество молодых талантливых ученых не могут стать даже членкорами и вынуждены уезжать за границу, помогать «нашим геополитическим соперникам» только потому, что в РАН наверху сидят люди, которые не подтверждают свои заслуги, не публикуются и давно уже перестали быть специалистами в своих областях. Теги:  наука, Владимир Путин, чиновники, РАН, реформа образования, увольнения, академики

18 ноября 2016, 23:11

«Звезда на «Звезде» с Леонидом Якубовичем. Жорес Алферов

Депутат фракции КПРФ, лауреат Нобелевской премии Ж.И. Алферов принял участие в ток-шоу «Звезда на «Звезде» с Леонидом Якубовичем.Вклад этого человека в развитие науки называют «революционным». Он автор более пятисот трудов и десятков открытий и разработок, ...Читать дальше →

18 ноября 2016, 09:06

Звезда на "Звезде" с Леонидом Якубовичем - Жорес Алферов

Вклад этого человека в развитие науки называют «революционным». Он автор более пятисот трудов и десятков открытий и разработок, он заложил основы принципиально новой электроники. Без его изобретений не существовало бы ни проигрывателей компакт-дисков, ни компьютерных дисководов. А с помощью изобретенного им лазера ежедневно проводятся сотни хирургических операций. В студии телеканала «Звезда» - лауреат Нобелевской премии по физике, академик, депутат Государственной Думы Жорес Алферов. http://tvzvezda.ru Мы в социальных сетях: http://vk.com/tvzvezda http://facebook.com/tvzvezda http://twitter.com/zvezdanews

Выбор редакции
14 ноября 2016, 17:02

В Петербурге госпитализирован нобелевский лауреат Жорес Алферов

В Петербурге госпитализирован нобелевский лауреат Жорес Алферов

Выбор редакции
14 ноября 2016, 16:59

В Петербурге госпитализирован нобелевский лауреат Жорес Алферов

В Петербурге госпитализирован нобелевский лауреат Жорес Алферов

Выбор редакции
14 ноября 2016, 16:59

В Петербурге госпитализирован нобелевский лауреат Жорес Алферов

В Петербурге госпитализирован нобелевский лауреат Жорес Алферов

14 ноября 2016, 16:43

Жорес Алферов попал в петербургскую больницу с воспалением легких

Депутат Госдумы, ректор петербургского Академического университета Жорес Алферов лег на лечение в ведомственную больницу РАН в Санкт-Петербурге в связи с воспалением легких. Об этом ТАСС сообщили в университете. «Да, Жорес Иванович в больнице. Документы [по работе ректора] не подписывает, сказал: "Можно, я поболею"», — сказали там. В Академическом университете добавили, что состояние 86-летнего Алферова не вызывает опасения у врачей. Алферов — лауреат Нобелевской премии по физике в 2000 года.

14 ноября 2016, 16:38

Нобелевский лауреат Жорес Алферов госпитализирован

86-летний академик, вице-президент Российской академии наук и депутат Госдумы находится в ведомственной больнице РАН в Петербурге с воспалением легких. Его состояние не вызывает опасений у врачей, сообщили в петербургском Академическом университете, ректором которого является Алферов.

Выбор редакции
14 ноября 2016, 16:30

14.11.2016 16:30 : Жорес Алферов госпитализирован в ведомственную больницу РАН в Петербурге

Состояние здоровья 86-летнего ректора Академического университета, нобелевского лауреата, по словам врачей, не вызывает опасений. Однако с учетом возраста Алферова его решили доставить в больницу после того, как врачи диагностировали воспаление легких.

01 декабря 2014, 16:42

ВЫГОДУ ОТ НАУКИ ПОЛУЧАЕТ ТОТ, КТО ТРАТИТСЯ НА НЕЕ

 Жорес Алферов В российской науке – масса проблем. Много говорится о необходимости увеличить финансирование, бороться с «утечкой мозгов», нежеланием выпускников работать в российских научных учреждениях. Однако все это – лишь следствие. А причина кроется в том, что научные результаты не нужны ни в экономике, ни в обществе. Такую точку зрения высказал депутат Госдумы, вице-президент Российской академии наук, член Изборского клуба, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов.По его мнению, это связано с тем, как развивается экономика в России. «Когда наука нужна власти, то находятся деньги и открываются возможности ее развивать. А когда наука не востребована, то у нее возникает масса проблем, – подчеркнул он. – Известную долю оптимизма вселяет колоссальная талантливость российского народа, который, когда нужно, может горы свернуть».Глубинная причина заключается в том, что наша экономика сегодня построена на сырье. Но и в этой сфере очень многое изменилось за минувшие четверть века, в том числе в углеводородных технологиях. Бурное развитие получило то, что мы называем информационными технологиями, микроэлектроника, программное обеспечение, сказал нобелевский лауреат.Сегодня мы – на обочине технологического развития. «Я еще раз хочу сказать, что надо менять экономическую модель развития общества», – заявил Ж.Алферов, предположив возможность возвращения Госплана. В любом случае, стратегическое планирование в России должно быть.В целом же он высказался против реформ. «Нам нужно развивать то, что мы имеем, но у нас последнюю четверть века под реформами понимают прежде всего слом всего, что было», – указал он, подчеркнув, что много ломали после Октябрьской революции.Недавнюю реформу Академии наук он оценил как «кошмарное событие». «Вот бюджет на 2015 год и далее: Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) – 94 млрд рублей, Российская Академия наук – 3,5 млрд рублей», – сказал он.Сегодня Академия наук – это некая организация, члены которой получают стипендию. Говорят, будто Академия наук имеет право проводить экспертизу. А как мы можем проводить экспертизу, когда все институты, лаборатории находятся в ФАНО, откуда мы ежедневно получаем по 10-15 бумаг, на которые сразу должны отвечать. Если на них отвечать, то больше ничем заниматься нельзя.Эффективность научных институтов определяется по прошествии большого промежутка времени, сказал Ж.Алферов. Гранты – это поддержка молодых ученых. Национальный научный фонд США поддерживает исследования молодых ученых, но основа американской науки – это базовая финансовая поддержка. National Magnetic Lab Массачусетского технологического университета имеет отдельную строку в бюджете. У нас в советские времена тоже существовало заметное базовое финансирование.Ж.Алферов обратил внимание на важность развития научных школ, указав, что все российские нобелевские лауреаты были сотрудниками трех институтов: Физического института им Лебедева, Института физических проблем им. П.Капицы и Ленинградского физтеха. Институтов в стране – сотни, а все лауреаты вышли из трех институтов. Это говорит о том, что для работ нобелевского класса нужны научные школы.В США, где лауреатов намного больше, и в Беркли, и в Калифорнийском технологическом институте, и в университете Санта-Барбары есть сформировавшиеся научные школы.Однако возрождение научных школ – дело очень непростое и требует, чтобы наука была востребована. Любая Нобелевская премия, когда она связана с прикладным использованием открытий, одновременно является демонстрацией роли фундаментальных исследований.Светодиоды на гетероструктурах были сделаны очень давно, в 1968 году, но они работали только в инфракрасной и красной областях. Сегодняшней премии за голубые светодиоды предшествовали фундаментальные исследования о поведении примесей в широкозонных полупроводниках, которые провел Исаму Акасаки. А затем Сюдзи Наканмура и Хироси Омано применили это в голубых светодиодах.Голубой свет можно сразу преобразовать в белый, получится лампочка. Так возникло и стало быстро развиваться светодиодное освещение.Однако наряду с этим «нобелевку» присуждают и за фундаментальные исследования. Ну какое практическое применение может быть у бозона Хиггса? А в прошлом году Питер Хиггс получил за него Нобелевскую премию, подчеркнул Ж.Алферов.Говоря о так называемой «утечке мозгов», он указал, что уезжают ученые из всех стран, не только из России. И едут все в Соединенные Штаты, потому что там заниматься наукой лучше. Вопрос не только в финансировании. Важно и то, что результаты исследований там востребованы, и научные школы развиваются. Наука интернациональна, нет ни российской, ни американской физики. Есть просто физика.«Но если наука интернациональна, то доход от нее – национален – подчеркнул он. – Выгоду от нее получают те страны, которые тратятся на нее и развивают. Поэтому и у нас науку надо по-настоящему развивать».По материалам сайта ras.ru http://dynacon.ru/content/articles/4307/