The Economist http://so-l.ru/tags/show/the_economist Wed, 13 Nov 2019 01:20:31 +0300 <![CDATA[The Great Chinese Firewall, by Scott Sumner]]> Here are some facts about China:

1. The Chinese government puts a great deal of effort into blocking unfavorable foreign news.

2. China’s leadership is located in a compound right off of Tiananmen Square, called Zhongnanhai

During a recent trip to Beijing, I visited a popular bookstore that was just a few blocks from Zhongnanhai. You could buy a number of western magazines, and I picked up an issue of The Economist.  Ironically, China was the cover story, and the article was at times highly critical of Chinese policy.

Here’s one example:

China is suppressing and interning people from Muslim ethnicities, most notably Uighurs, on a vast scale in the Xinjiang autonomous region

In another article in the same issue they claim that Taiwan is not a part of China:

My Han [a Taiwanese presidential candidate] calls Taiwanese independence “more scary” than syphilis.  He refers to Taiwan as a region (that is, of China) rather than the country it is.

Why does the Chinese leadership allow this sort of western magazine to be sold in a major bookstore just a few blocks from Zhongnanhai?

The easy answer is that the magazine is in English, a language most Chinese cannot read.  That’s clearly part of the story, but not the whole story.  After all, many Chinese college students now do learn English.  And the Chinese internet firewall does block western media such as the New York Times, written in English.  Indeed even the online Economist is blocked.  I’m going to argue that a recent post by Bryan Caplan provides the most plausible answer, but first let’s consider a bit more evidence.

1.  There are few people in the world more incompetent with computers than me.  I once called tech support at Bentley for help when it turned out that my computer monitor was not turned on.  I still don’t know how to read emails on my iPhone.  Yes, I’m that guy.  But even I was able to circumvent the Chinese media firewall and read the New York Times while in China (using a VPN).

2.  Many middle class Chinese now take trips to places like Taiwan, Hong Kong, Macao, Singapore, Australia, the US, and Canada, all of which have lots of ethnic Chinese people and publications that are written in Chinese.  If the Chinese want to figure out what’s “really going on” they have no trouble in doing so, even in their own language.

3.  The Chinese government increasingly covers up past atrocities such as the Great Leap Forward, the Cultural Revolution, and the Tiananmen Square massacre.  But literally hundreds of millions of Chinese still recall these events, and any Chinese person could simply ask an older relative what happened.  These historical events cannot meaningfully be viewed as “secrets”.

Instead, Bryan Caplan provides the most plausible explanation for Chinese censorship:

What then is the primary purpose of censorship?  It’s not to suppress the truth – which has little mass appeal anyway.  The primary purpose of censorship is to monopolize the pretty lies.  Only the powers-that-be can freely make absurdly self-aggrandizing claims.  Depending on the severity of the despotism, you may not have to echo the official lies.  But if you publicly defend alternative absurdly self-aggrandizing claims, the powers-that-be will crush you.

I believe that at some level the Chinese leadership understands that in the modern world it’s impossible to keep things secret.  They also know that most people don’t care enough to search out the truth.  Thus they want to present a happy face, what President Xi Jinping calls the “Chinese Dream”.  You are not going to be thrown in jail for pointing out that the Cultural Revolution was a disaster.  But the Chinese government is increasingly likely to censor movies that dwell on ugly aspects of China’s past, as these atrocities make the Communist Party look bad.  Indeed Zhang Yimou’s new film may have been recently blocked not so much for its message, but rather the possibility that the film was so good that the message might receive widespread acclaim:

Instead, the acclaimed Chinese director has suffered the perverse fate of seeing his new film — the achingly personal period drama One Second — withheld from contention precisely because it is reputed to be so good that it might take home multiple awards, something the Chinese government is said to very much not want. . . .

Subsequent discussions with regulators have encouraged the One Second team that permission for a theatrical release within China will ultimately be granted. But it’s become clear to them that taking the film to a high-profile festival abroad is officially unwelcome. Should a director of Zhang’s stature win major awards for a film with One Second‘s themes, international media attention would be cast back on China’s officially suppressed history — this is suspected to be the authorities’ line of reasoning. Propaganda Department officials may have been sufficiently concerned by this possibility in Berlin that they resorted to the drastic step of yanking the film at the last minute via an unconventional mechanism.

The key phrase word is ‘suppressed history’, not “denied history”.  The Chinese Communist Party does not obsessively try to prevent every unpleasant “secret” from being accessible to the Chinese people.  Rather they try to flood the media with pleasant truths and pleasant lies.

Of course this is also true to some extent in democratic countries.  The difference here is that we still have lots of major independent media outlets that are easily accessible—outlets that are critical of whatever party is in power.  This also explains why we should be concerned when democratically elected governments try to monopolize the commercial media:

Hundreds of private Hungarian news outlets have been simultaneously donated by their owners to a central holding company run by people close to the far-right prime minister Viktor Orban, cementing Mr. Orban’s grip on the Hungarian news media.

If approved by the country’s regulatory authorities, which are led by an official appointed by Mr. Orban, the deal will place most leading private Hungarian outlets under the control of a single, state-friendly entity, in a move that is unprecedented within the European Union, according to Freedom House, a global rights watchdog that analyzes press freedom.

It is the latest broadside against pluralism under the increasingly autocratic Mr. Orban. Since taking power in 2010, he has steadily chipped away at Hungary’s checks and balances, stacking the Constitutional Court with loyalists, reshaping the electoral system to favor his party and placing dozens of watchdog institutions — including the judiciary and prosecution service — under the leadership of his allies.

Press freedom is not all or nothing; it’s a matter of degree.  Even in America we censor commercial speech, such as cigarette commercials.

PS.  Speaking of Zhongnanhai, that’s also the name of a popular cigarette brand in China.  The Chinese rock group Carsick Cars have a song entitled Zhongnanhai, with a very infectious hook.  Beijing University finance professor (and blogger) Michael Pettis (one of the coolest people I’ve ever met) was instrumental in discovering and developing the Carsick Cars.  They once toured with Sonic Youth, which might give you some idea of their musical style.

Artists in authoritarian countries become very adept at making points indirectly.

PPS:  I hope I don’t get this Beijing bookstore into trouble.

(20 COMMENTS)]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_09_21_the_great_chinese_firewall_by_scott_sum Sat, 21 Sep 2019 20:14:37 +0300
<![CDATA[Does price stickiness explain “lowflation”?, by Scott Sumner]]> Here’s The Economist:

A forthcoming paper by Diego Aparicio and Roberto Rigobon of the Massachusetts Institute of Technology helps make the point. Firms that sell thousands of different items do not offer them at thousands of different prices, but rather slot them into a dozen or two price points. Visit the website for h&m, a fashion retailer, and you will find a staggering array of items for £9.99: hats, scarves, jewellery, belts, bags, herringbone braces, satin neckties, patterned shirts for dogs and much more. Another vast collection of items cost £6.99, and another, £12.99. When sellers change an item’s price, they tend not to nudge it a little, but rather to re-slot it into one of the pre-existing price categories. The authors dub this phenomenon “quantum pricing” (quantum mechanics grew from the observation that the properties of subatomic particles do not vary along a continuum, but rather fall into discrete states).

I think that’s right, but I’m not sure about the implication that many observers draw from this practice:

Central banks are starting to see the consequences. Inflation does not respond to economic conditions as much as it used to. (To take one example, deflation during the Great Recession was surprisingly mild and short-lived, and after nearly three years of unemployment below 5%, American inflation still trundles along below the Federal Reserve’s target rate of 2%.) In its recently published annual report the Bank for International Settlements, a club of central banks, mused that quantum pricing and related phenomena help account for such trends.

But firms’ aversion to increasing prices may be as much a consequence of limp inflation as a contributor to it. . . .

I agree with that final sentence, but not so much with the preceding paragraph.  Imagine a simple model where firms only changed prices when a 10% change was called for.  Now assume that aggregate spending rises enough so that the overall equilibrium price level increases by 2%.  In that case, roughly 20% of firms will now find themselves nudged into in a situation where a 10% price rise is called for.  Each of those firms will raise prices by 10%, while the other 80% of firms don’t change prices at all.  The price level rises by 2%.  In that simple model, prices are very sticky at the firm level, but the overall price level is quite flexible.

That’s not to say there isn’t also some price level stickiness—I suspect there is.  But I doubt this phenomenon explains the low inflation of recent years.  A better explanation is the roughly 4% annual NGDP growth since 2009.  That alone accounts for most of the roughly 1.6% inflation.  If you want to argue that inflation would have been higher with more flexible prices, you’d also have to argue that real GDP growth would have been lower, if we hold NGDP growth at 4%.  And real growth was already quite disappointing by historical standards.

In other words the surprising fact about the recovery is not so much the low inflation, it’s the low inflation combined with the low RGDP growth—in other words, low NGDP growth.  I am confident that had NGDP growth averaged 5% or 6% during the recovery, inflation would have been higher and unemployment would have fallen more quickly.  So while the sticky price theories are not wrong, they don’t tell us what’s truly important about the past decade.

(4 COMMENTS)]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_09_06_does_price_stickiness_explain_lowflatio Fri, 06 Sep 2019 13:53:34 +0300
<![CDATA[Gross Domestic Error in The Economist, by Pierre Lemieux]]> The Economist is a serious magazine engaged in rational discourse, whatever you think of its political philosophy. Exceptions happen. One can be found in the opening section (“The World this Week”) of the current issue (May 25, 2019). It is all the more surprising as it relates to a simple and narrow topic. We read:

There was some head-scratching this week, as data showed Japan’s economy growing by 2.1% in the first quarter at an annualised rate, defying expectations of a slight contraction. Most of the growth was explained by a huge drop in imports. Because they fell at a faster rate than exports, gdp rose.

As I and other economists, including Scott Wolla of the St. Louis Fed, have explained, a change in imports cannot explain measured GDP growth, for the simple reason that imports do not enter into GDP at all. GDP, as its name (gross domestic product) indicates, measures gross domestic production only. At some stage in the practical task of measuring GDP, national statisticians do subtract imports because they were already included in the raw data they work from (in consumption expenditures, for example). The final result is, at it must be by definition of GDP, that imports did not affect the calculation of GDP or of GDP growth at all.

Once we understand what GDP is and how it is measured (more about this in the links above), the argument is a simple accounting and logical one: whether M represents imports or any other variable, it is always true that +M-M=0.

One way to see the main point is the following. Suppose “the country,” that is, all individuals and their intermediaries, exported all the GDP they produced and used the proceeds to import everything they consumed. We could not say that imports explain why GDP is zero. GDP would not be zero: it would still be equal to domestic production, which would happen to have been all exported and exchanged for imports.

Thus, the drop in imports in no way explains the higher growth of Japanese GDP.

(30 COMMENTS)]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_05_28_gross_domestic_error_in_the_economist_b Tue, 28 May 2019 19:04:21 +0300
<![CDATA[Faded Memories of the Communist Disasters, by David Henderson]]>  

Such distant secondhand accounts are not enough, Dr Fanta concludes. To be deterred from placing themselves back in danger, people have to hear disaster tales from eye witnesses who can convey the visceral emotion of having lived through them. The group’s findings thus suggest that one way of teaching history more effectively might be to bring eye witnesses into the classroom. That approach will not work for ever, of course. Over time, witnesses’ own memories fade, and then the witnesses themselves expire. 

This is from “Public policy: Memories of disaster fade fast,” The Economist, April 17, 2019. It’s mainly about natural disasters and how, about 25 years or so after the disaster, people forget about it and fail to remember the lessons, or even to learn them in the first place.

As soon as I started reading it, I had an ah-hah moment. I wondered how so many young people could say that they’re attracted to socialism. It was a disaster that, in its Communist version, killed, arguably, about 100 million people in total. Most of the deaths were in China and the Soviet Union, but there were also many deaths in Cambodia and a number of other communist countries. But if people are not hearing disaster tales from those who experienced it, they will not know. It’s worse than that. People aren’t reading disaster tales about socialism and they aren’t hearing them even from people who didn’t experience them. The disasters were common; the tales are not, except for sub-groups.

The writer at The Economist had a similar thought near the end of the piece. He or she wrote:

The forgetting that Dr Fanta sees with respect to historical floods might also explain the recent rise of vaccine hesitancy and right-wing extremism, he suggests, as the survivors of now-preventable infectious diseases and Hitler, respectively, die of old age. Having not experienced those realities, or heard about them first-hand, many people alive today have quite simply forgotten the horror. 

Do you notice something missing? I do. Yes, it helps explain the rise of right-wing extremism, but it also helps explain an even bigger phenomenon that has infected the Democratic Party, much of academia, and much of the mainstream media: the rise of left-wing extremism.

HT2 Tom Nagle, who reads The Economist avidly.

 

 

(24 COMMENTS)]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_04_22_faded_memories_of_the_communist_disaster Mon, 22 Apr 2019 01:47:30 +0300
<![CDATA[[Перевод] Некорректные диаграммы: наш опыт]]> The Economist очень серьёзно относимся к визуализации данных. Каждую неделю у нас публикуется около 40 графиков в печатной и онлайновой версиях, а также в приложениях. Мы везде стремимся точно представить цифры, чтобы они лучше всего иллюстрировали тему. Но иногда допускаем ошибки. Важно усвоить эти уроки, чтобы не повторять ошибки в будущем. Наверняка наш опыт окажется полезен и для вас.

Погрузившись в архивы, я нашла несколько поучительных примеров. Преступления против визуализации данных сгруппированы по трём категориям. Это графики, которые:

  1. вводят в заблуждение;
  2. сбивают с толку;
  3. не могут довести смысл.

Для каждого показана исправленная версия, которая занимает столько же места — важный фактор для печатной публикации.
Читать дальше →]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_04_05_perevod_nekorrektnie_diagrammi_nash_op Fri, 05 Apr 2019 13:00:55 +0300
<![CDATA[Когда приходит беда, где вам следует прятаться? Доводы в пользу золота]]>

Теория Центрального вокзала Нью-Йорка для рынков…

Представьте, что вам назначили свидание в Нью-Йорке. Вам не сказали, где вы должны встретиться с ней, и ей не сказали, где она встретит вас. Вы не знаете, где ее найти и не имеете представления, где она обычно бывает. Она так же не осведомлена о вас. Вы не можете общаться. Вы должны как-то угадать, как найти друг друга и сделать так, чтобы ваши догадки совпали. Куда вам нужно идти? И в какое время суток?

Подходящий ответ – Центральный вокзал Нью-Йорка в полдень. Таков был ответ большинства людей, которых опросил специалист по теории игр и нобелевский лауреат по экономике Томас Шеллинг в ходе экспериментов, результаты которых были опубликованы в 1960 году в “Стратегии конфликта”. Люди зачастую могут действовать предсказуемым образом, если они знают, что другие пытаются сделать то же самое, сказал Шеллинг. Большинство ситуаций дают подсказку, “фокус”, вокруг которого люди могут координировать свои действия, даже если для его поиска требуется столько же воображения, сколько и логики.

Теперь представьте, что мировая экономика входит в штопор. Начинается паника, и все начинают продавать рисковые активы. Где вам следует искать безопасное место? Кэш является наиболее ликвидным активом; но какой кэш? Естественно, в первую очередь внимание привлекает доллар. И все же фискальная недисциплинированность Америки и ее значительный дефицит по счету текущих операций, возможно, заставляют взять паузу. Другие валюты тоже имеют свои недостатки. Есть еще один пункт назначения, о котором вы можете подумать, хотя бы потому, что другие начинают думать о нем же. И речь идет о золоте.

Многие люди отвечают на это предложение, осторожно отступая и требуя срочной встречи в другом месте. Золото собирает вместе странную компанию. Пылкие золотые жуки, похоже, знают много об огнестрельном оружии, лучших местах с доступом к пресной воде и наилучших способах сохранения пищи. И в чем, в конце концов, заключаются достоинства золота? Предполагается, что оно является хеджем от инфляции. Тем не менее, инфляция совсем не высока, чтобы страховаться от нее. Инфляция едва ли угрожает стандартному таргету, установленному в богатых странах на отметке в 2%. И после недавнего удорожания на $100 за унцию золото вряд ли можно считать дешевым по прошлым стандартам с учетом поправки на инфляцию (см. график).

Но давайте рассмотрим альтернативы. Евро имеет свои недостатки. У этой валюты нет единственного суверенного эмитента, который бы поддерживал ее. И юань – не та валюта, которой можно легко торговать. По общему признанию, иена – это хороший вариант. Чистые иностранные активы Японии – то, чем резиденты Японии владеют за границей, за исключением того, что они должны иностранцам, – составляют $3 трлн., или 60% годового ВВП страны восходящего солнца. В условиях кризиса часть этого капитала возвращается домой, что приводит к росту курса йены. Тот, кто ищет безопасное место, следуют этому примеру. Швейцарский франк имеет аналогичную привлекательность. Тем не менее, есть и обратная сторона. Опыт прошлого кризиса говорит о том, что обе эти страны, вероятно, ограничат рост своих валют, запустив печатный станок. Краткосрочные процентные ставки были отрицательными в течение многих лет в Японии, Швейцарии и зоне евро, отчасти для сдерживания укрепления валюты. В отличие от этого, доходность золота – нулевая – кажется почти высокой.

А доллар? Будучи мировой валютой, у него нет аналогов. Во время последнего большого кризиса, в 2008 году, доллар вырос. В долларах было сделано много глобальных заимствований. Поэтому, когда возникли проблемы, началась борьба за долларовую ликвидность. Мир по-прежнему имеет большую короткую позицию по доллару в связи с тем, что в этой валюте были сделаны серьезные заимствования за пределами Америки. Тем не менее, мир также занял длинную позицию по долларовым активам. Акции американских фирм составляют основную часть мировых фондовых индексов. Рынок государственных облигаций США вырос до 100% ВВП страны. И доллар по-прежнему составляет основную часть официальных глобальных резервов.

Что характерно, управляющие этими резервами, предназначенными для ненастных дней, похоже, озабочены тем, что они столпились в одном и том же месте. Доля долларов в общем объеме резервов в размере $10,7 трлн., по данным МВФ, упала с более чем 65% на момент, когда Дональд Трамп был избран президентом, до менее 62% в последних цифрах. Эта динамика, возможно, является в том числе и ответом на растущие политические риски. Центральная роль доллара в мировой торговле и финансах позволяет Америке эффективно применять финансовые санкции. Теперь это происходит с все большей частотой, поэтому Россия, например, резко сократила долю своих долларовых резервов до 22%, одновременно увеличив доли евро и юаней. Россия также была крупным покупателем золота. В этом она не одинока. Чистые покупки золота центральными банками выросли на 74% в прошлом году до самого высокого уровня с 1971 года, когда была ликвидирована привязка доллара к цене золота.

Теперь, как и тогда, растут опасения, что доллар – это переполненный трейд. Как будто на Центральном вокзале Нью-Йорка скопилось так много людей, что невозможно найти человека, которого вам нужно там встретить, или, если вы его найдете, вы не сможете добраться до него, избежав несчастного случая. Вот почему золото снова начинает привлекать к себе внимание. В этом случае вам придется смешаться с какими-то странными людьми. Но можете ли вы сказать, что вы никогда не посетите это место?

Опубликовано 14.02.2019 г.

Источник: When trouble strikes, where should you hide? The case for gold

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_02_15_kogda_prihodit_beda_gde_vam_sleduet_prya Fri, 15 Feb 2019 09:18:43 +0300
<![CDATA[Когда приходит беда, где вам следует прятаться? Доводы в пользу золота]]>

Теория Центрального вокзала Нью-Йорка для рынков…

Представьте, что вам назначили свидание в Нью-Йорке. Вам не сказали, где вы должны встретиться с ней, и ей не сказали, где она встретит вас. Вы не знаете, где ее найти и не имеете представления, где она обычно бывает. Она так же не осведомлена о вас. Вы не можете общаться. Вы должны как-то угадать, как найти друг друга и сделать так, чтобы ваши догадки совпали. Куда вам нужно идти? И в какое время суток?

Подходящий ответ – Центральный вокзал Нью-Йорка в полдень. Таков был ответ большинства людей, которых опросил специалист по теории игр и нобелевский лауреат по экономике Томас Шеллинг в ходе экспериментов, результаты которых были опубликованы в 1960 году в “Стратегии конфликта”. Люди зачастую могут действовать предсказуемым образом, если они знают, что другие пытаются сделать то же самое, сказал Шеллинг. Большинство ситуаций дают подсказку, “фокус”, вокруг которого люди могут координировать свои действия, даже если для его поиска требуется столько же воображения, сколько и логики.

Теперь представьте, что мировая экономика входит в штопор. Начинается паника, и все начинают продавать рисковые активы. Где вам следует искать безопасное место? Кэш является наиболее ликвидным активом; но какой кэш? Естественно, в первую очередь внимание привлекает доллар. И все же фискальная недисциплинированность Америки и ее значительный дефицит по счету текущих операций, возможно, заставляют взять паузу. Другие валюты тоже имеют свои недостатки. Есть еще один пункт назначения, о котором вы можете подумать, хотя бы потому, что другие начинают думать о нем же. И речь идет о золоте.

Многие люди отвечают на это предложение, осторожно отступая и требуя срочной встречи в другом месте. Золото собирает вместе странную компанию. Пылкие золотые жуки, похоже, знают много об огнестрельном оружии, лучших местах с доступом к пресной воде и наилучших способах сохранения пищи. И в чем, в конце концов, заключаются достоинства золота? Предполагается, что оно является хеджем от инфляции. Тем не менее, инфляция совсем не высока, чтобы страховаться от нее. Инфляция едва ли угрожает стандартному таргету, установленному в богатых странах на отметке в 2%. И после недавнего удорожания на $100 за унцию золото вряд ли можно считать дешевым по прошлым стандартам с учетом поправки на инфляцию (см. график).

Но давайте рассмотрим альтернативы. Евро имеет свои недостатки. У этой валюты нет единственного суверенного эмитента, который бы поддерживал ее. И юань – не та валюта, которой можно легко торговать. По общему признанию, иена – это хороший вариант. Чистые иностранные активы Японии – то, чем резиденты Японии владеют за границей, за исключением того, что они должны иностранцам, – составляют $3 трлн., или 60% годового ВВП страны восходящего солнца. В условиях кризиса часть этого капитала возвращается домой, что приводит к росту курса йены. Тот, кто ищет безопасное место, следуют этому примеру. Швейцарский франк имеет аналогичную привлекательность. Тем не менее, есть и обратная сторона. Опыт прошлого кризиса говорит о том, что обе эти страны, вероятно, ограничат рост своих валют, запустив печатный станок. Краткосрочные процентные ставки были отрицательными в течение многих лет в Японии, Швейцарии и зоне евро, отчасти для сдерживания укрепления валюты. В отличие от этого, доходность золота – нулевая – кажется почти высокой.

А доллар? Будучи мировой валютой, у него нет аналогов. Во время последнего большого кризиса, в 2008 году, доллар вырос. В долларах было сделано много глобальных заимствований. Поэтому, когда возникли проблемы, началась борьба за долларовую ликвидность. Мир по-прежнему имеет большую короткую позицию по доллару в связи с тем, что в этой валюте были сделаны серьезные заимствования за пределами Америки. Тем не менее, мир также занял длинную позицию по долларовым активам. Акции американских фирм составляют основную часть мировых фондовых индексов. Рынок государственных облигаций США вырос до 100% ВВП страны. И доллар по-прежнему составляет основную часть официальных глобальных резервов.

Что характерно, управляющие этими резервами, предназначенными для ненастных дней, похоже, озабочены тем, что они столпились в одном и том же месте. Доля долларов в общем объеме резервов в размере $10,7 трлн., по данным МВФ, упала с более чем 65% на момент, когда Дональд Трамп был избран президентом, до менее 62% в последних цифрах. Эта динамика, возможно, является в том числе и ответом на растущие политические риски. Центральная роль доллара в мировой торговле и финансах позволяет Америке эффективно применять финансовые санкции. Теперь это происходит с все большей частотой, поэтому Россия, например, резко сократила долю своих долларовых резервов до 22%, одновременно увеличив доли евро и юаней. Россия также была крупным покупателем золота. В этом она не одинока. Чистые покупки золота центральными банками выросли на 74% в прошлом году до самого высокого уровня с 1971 года, когда была ликвидирована привязка доллара к цене золота.

Теперь, как и тогда, растут опасения, что доллар – это переполненный трейд. Как будто на Центральном вокзале Нью-Йорка скопилось так много людей, что невозможно найти человека, которого вам нужно там встретить, или, если вы его найдете, вы не сможете добраться до него, избежав несчастного случая. Вот почему золото снова начинает привлекать к себе внимание. В этом случае вам придется смешаться с какими-то странными людьми. Но можете ли вы сказать, что вы никогда не посетите это место?

Опубликовано 14.02.2019 г.

Источник: When trouble strikes, where should you hide? The case for gold

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_02_15_kogda_prihodit_beda_gde_vam_sleduet_prya Fri, 15 Feb 2019 09:18:43 +0300
<![CDATA[The Economist:Иранский режим поддерживает диктаторов, убивает оппонентов и делит власть таинственным образом]]> الإيكونوميست: النظام الإيراني يساند المستبدّين ويقتل المعارضين ويقسّم السلطة بشكل غامض

The Economist:Иранский режим поддерживает диктаторов, убивает оппонентов и делит власть таинственным образом

Вопль «Смерть Америке!» раздался в Тегеране в 1979г. по х.л., и продолжает повторятся каждую пятницу, хотя иранский режим знает, что потерпел неудачу, сделал народ ещё беднее, не добился справедливости, и не один закон не защищает простой народ. Британский журнал The Economist упоминает в статье об иранском режиме, который он именует реакционным, что Иран встал на сторону диктаторов, пытаясь спасти режим Башара Асада в Сирии, поддержал хусиитов против саудийцев, оказывает поддержку своему клеврету организации «Хизболла», представляющей угорозу для региона и Европы, и продолжает убивать дисседентов.

Далее журнал пишет: «Иранские муллы вызывают опасение, они превратили Ислам в иструмент радикальной политики и насилия, ещё в 1979г. они захватили 52 американцев после нападения на посольство США в Тегеране, и продолжали удерживать заложников 444 дня, после чего продолжили подрывную деятельность в регионе и являются одной из причин хаоса после вторжения США в Ирак в 2003г.».
Иран —  злобное государство, где власть тёмным образом распределяется между слабым президентом, избираемым из лояльных кругов, и занимающегося повседневными проблемами, и весьма  бескопромиссный и востроженный революционный класс, контролирующий аппарат принуждения, и следующий идеоологии, которая порой преобладает над рациональной политической выгодой.
Усилия США, направленные на реформу режима покуда не являются превлекательными для ряда иранцев,  ибо  муллы готовы с лёгкостью стрелять и в оппозицию и в народ, а народ в свою очередь желает свергнуть режим и надеется что это произойдёт скоро.
В статье указано что США дабы подтолкнуть Иран к нормальной жизни нужно следовать прагматично, примерно как в период холодной войны с СССР, водить санкции напрямую против боевиков и расширять контакты с иранскими гражданами.

Источник:
https://saudi-arabia-ru.livejournal.com/2979853.html
https://www.economist.com/leaders/2019/02/09/american-sanctions-on-iran-keep-the-mullahs-mighty
https://sabq.org/qRXsc4

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_02_08_the_economist_iranskiy_rezhim_podderzhivae Fri, 08 Feb 2019 09:39:33 +0300
<![CDATA[The Economist накосячил в расчётах по рублю]]> На прошлой неделе The Economist опубликовал традиционное полугодовое исследование по индексу Бигмака https://www.economist.com/news/2019/01/10/the-big-mac-index. Сравнивая цены на абсолютно одинаковый товар (Бигмак) в разных странах, эксперты The Economist делают вывод о переоценённости или недооценённости национальных валют относительно доллара в тех или иных странах.

Последнее исследование дало неожиданный результат – The Economist заявил, что рубль – самая дешёвая валюта в мире (исследованием охвачены 56 стран)! Отклонение расчетного курса доллара (19.7 рублей за доллар по индексу Бигмака) к фактическому составило 70.4%. Иными словами, доллар в РФ стоит в 3.38 раза дороже своей «справедливой» стоимости.

Такой результат получился из-за того, что стоимость Бигмака в РФ, по утверждению The Economist, упала со 130 рублей в 1-м полугодии 2018г до 110.17 руб в январе 2019г. Однако, если Вы зайдёте на сайт Макдональдс в России https://mcdonalds.ru/products/10, то обнаружите, что это, скорее всего, ошибочная информация. Я не нашёл ни одного города в РФ, где цена Бигмака была бы ниже 130 рублей. В ряде городов Сибири, Калининграде и др. она составляет 137 рублей, а в городах черноморского побережья доходит до 156 рублей.

Если в расчёты заложить 130 рублей, то получится, что расчётный курс доллара отклонён от «справедливого» на 65.1% (т.е. доллар дороже в 2.86 раза, чем «должен» быть). Так как средняя цена Бигмака по стране всё-таки чуть-чуть повыше, то итоговое отклонение будет ещё чуть меньше. «Справедливая» стоимость доллара в этом случае составит примерно 24 рубля, а не 19.7, как утверждает The Economist.

Исходя из этих расчётов, можно утверждать, что самая дешёвая валюта в мире (среди 56 стран, охваченных исследованием) – это всё-таки украинская гривна. А рубль находится в одной группе с аргентинским песо и турецкой лирой – три следующих по слабости валюты.

О чём говорит индекс Бигмака? Действительно ли, это индикатор того, что одни валюты перепроданы, а другие – перекуплены? Нет. Индекс Бигмака в случае России показывает, что производство Бигмака у нас – высокоэффективный процесс. Если бы все другие товары и услуги в РФ производились бы столь же эффективно, как и Бигмак, то тогда доллар, действительно, мог бы стоить 20+.

А ещё отклонение фактического курса от паритета покупательной способности – это очень хороший индикатор уровня жизни. Если Вы посмотрите таблицу с индексом Бигмака по странам, то легко убедитесь, что в верхней части таблицы – наиболее богаты страны, в нижней – наиболее бедные. Это легко объяснимо. Богатство нации в современном мире – это, прежде всего, функция производительности. Если Вы максимально эффективно умеете производить товары и услуги, то Вы – самые богатые. Также как и на корпоративном уровне: наиболее дорогие компании те, которые производят уникальные товары с минимальными костами. Эффективные страны могут позволить себе дорогую валюту, так как их высокий уровень производительности позволяет выдерживать конкуренцию. Страны с низкой производительностью от дорогой валюты быстро загнутся. Точнее, их валюты быстро девальвируется.

Так что из исследования The Economist я бы сделал следующий главный вывод: увеличившаяся в 2018г слабость рубля – это наглядная иллюстрация того, что год этот для нас оказался потерянным, мы стали слабее (менее эффективны) и беднее относительно мира.

Эта и другая аналитика в канале @russianmacro

The Economist накосячил в расчётах по рублю

The Economist накосячил в расчётах по рублю





]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_01_13_the_economist_nakosyachil_v_raschetah_po_ru Sun, 13 Jan 2019 21:49:01 +0300
<![CDATA[The Economist назвал рубль самой недооценённой валютой]]>
The Economist назвал рубль самой недооценённой валютой
Рубль остается значительно недооцененным по сравнению с долларом, пишет журнал The Economist на основании нового выпуска «индекса бигмака». Индекс позволяет оценить покупательную способность валюты, исходя из стоимости гамбургера бигмак в сети McDonald's.
«Индекс бигмака», подсчет которого The Economist ведет с 1986 года, основывается на том, что список ингредиентов, из которых изготавливается традиционный гамбургер, одинаков для всех стран, где присутствуют рестораны сети. В соответствии с теорией о паритете покупательной способности валют в идеальных условиях на одну и ту же сумму, переведенную в другую валюту на основании обменного курса, в любой стране мира можно купить одинаковый объем товаров. Таким образом, разница в стоимости бигмака в различных странах будет демонстрировать недооцененность той или иной валюты.

В соответствии с оценками The Economist почти все мировые валюты остаются недооценены по сравнению с долларом. Российский рубль остается на последнем месте по этому показателю: по оценке издания, рубль недооценен на 70% по сравнению с долларом. В России бигмак стоит $1,65 (110 руб.), в то время как в США — $5,58 (373 руб.). Год назад, в январе 2018 года, рубль был недооценен на 57%.

Данные The Economist о стоимости бигмака в России отличаются от официальной цены, указанной на сайте McDonald's (130 руб.).

На предпоследнем месте в рейтинге The Economist находится украинская гривна: она недооценена на 65%. Всего лишь три валюты в мире переоценены по сравнению с долларом: это швейцарский франк, норвежская крона и шведская крона.

Автор: Георгий Тадтаев.

Подробнее на РБК:
www.rbc.ru/economics/11/01/2019/5c37acab9a79470bd374c147?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
Статья полностью:
www.economist.com/graphic-detail/2019/01/12/the-big-mac-index-shows-currencies-are-very-cheap-against-the-dollar]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_01_11_klub_treyderov_smart_lab_the_economist_n Fri, 11 Jan 2019 13:48:06 +0300
<![CDATA[Британский журнал считает, что рубль недооценивают]]> http://so-l.ru/news/y/2019_01_11_britanskiy_zhurnal_schitaet_chto_rubl_ned Fri, 11 Jan 2019 09:31:32 +0300 <![CDATA[Полупроводниковая война переживет Трампа и Си – The Economist]]> http://so-l.ru/news/y/2018_11_30_poluprovodnikovaya_voyna_perezhivet_trampa Fri, 30 Nov 2018 17:33:26 +0300 <![CDATA[Агрессия РФ в Керченском проливе не была громом среди ясного неба – The Economist]]>

Действия РФ в Керченском проливе больше напоминают пиратство, чем самооборону. Российские пограничники в воскресенье атаковали и захватили три украинских корабля и незаконно задержали 24 украинских моряков, шесть из которых получили ранения. Их вывезли в аннексированный Россией Крым. В 2014 году Россия действовала скрытно, отправив «зеленых человечков» на полуостров. На этот раз российские Вооруженные силы совершали атаку под флагом РФ.

Об этом пишет The Economist в свежем выпуске, передает ZN.UA.

Инцидент в Керченском проливе не был громом среди ясного неба. Атака стала кульминацией растущего давления России на Украину в течение последних шести месяцев. Сначала Россия аннексировала Крым в 2014 году, теперь ограничивает доступ к восточным украинским портам в Черном море, а оттуда в Средиземное море и остальной мир.

Чтобы зайти в Черное море, корабли должны пересечь Керченский пролив. 16 мая Россия открыла Керченский мост, который слишком низкий для того, чтобы крупные корабли могли пройти. ВМФ России также перебросил пять кораблей из Каспийского моря в Азовское. С тех пор российская береговая охрана блокировала проход десяткам украинских и иностранных судов более 140 раз в период с мая по август. Соглашение от 2003 года между Украиной и Россией предусматривает сотрудничество в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Сейчас же Россия контролирует обе части пролива. Сразу после воскресной атаки россияне заблокировали Керченский пролив танкером с отключенной автоматической идентификационной системой, чтобы напомнить украинцам чего стоят обещания президента РФ Владимира Путина. В Украине опасаются, что следующим шагом российского президента может быть аннексия Азовского моря.

Украина не может оказывать должное сопротивления. Она потеряла 80% флота во время аннексии Крыма. Теперь самым грозным кораблем, принадлежащим береговой охране Мариуполя является старое рыболовное судно, конфискованное у турецких браконьеров.

Кремль назвал проход двух небольших катеров и рейдового буксира по Керченскому проливу «провокацией» президента Украины Петра Порошенко с целью создания кризиса для отсрочки президентских выборов. Как и в любой изощренной пропаганде, в этом есть доля истины. По социологическим опросам Порошенко отстает от своих соперников на президентских выборах в Украине в 2019 году. Вероятно, он хотел сплотить народ и выиграть себе время введением военного положения. Многие его критики считают, что это был политический ход.

Эскалация конфликта также, по-видимому, на руку и Путину. Уровень поддержки населения российского президента упал до показателя, которого не наблюдалось со времени аннексии Крыма. У российских СМИ появился повод осудить вероломных украинцев и похвалить «великого защитника России».

26 ноября Порошенко выступил с бурной речью в Верховной Раде, требуя введения военного положения. Многие парламентарии задались вопросом – почему именно сейчас? Украина не вводила военное положение ни когда российские войска захватили Крым, ни в разгар конфликта на Донбассе, ни когда российская ракета сбила малазийский боинг над восточной Украиной. Вопрос был риторическим. Введение военного положения на два месяца, изначально предлагаемое Порошенко, вынудило бы отсрочить выборы, намеченные на конец марта, и позволило бы ему связать себя с Вооруженными силами – одним из немногих государственных институтов, который уважают украинцы. Возможно, именно по этой причине парламент дал ему гораздо меньше, чем он просил. Военное положение объявлено, но только на 30 дней и в 10 граничащих с Россией областях.

Путин, скорее всего, тоже не получит все, что хочет. Аннексия Крыма временно повысила его рейтинг одобрения среди населения почти до 90%. Однако на этот раз его политический авантюризм мог иметь неприятные последствия. Социолог независимого «Левада-центра» Денис Волков заявил: «Они все еще могут считать вернувшееся величие России на международное арене главным достижением Путина. Но народ разочаровывается изоляцией, неразрешенным конфликтом России с Западом и тем фактом, что страна постоянно «помогает» другим за счет собственных граждан».

Западная реакция на российскую агрессию была неоднозначной. Американские чиновники осудили провокационные действия России, но президент Дональд Трамп молчал в течение суток. А когда наконец прокомментировал, то не критиковал Россию напрямую, сказав лишь, что ситуация ему «не нравится в любом случае». Реакция Германии также была сдержанной. Канцлер ФРГ Ангела Меркель провела телефонный разговор с Путиным по агрессии в Керчи, но публично не осудила действия Кремля. Канцлер могла предположить, что «тихая дипломатия» работает лучше, чем публичные высказывания. Увы, нет особых признаков того, что любой подход работает в целом.

25 ноября российские пограничники атаковали и захватили два катера и рейдовый буксир Военно-морских Вооруженных сил Украины, которые направлялись из Одессы в Мариуполь. Ранения получили четверо моряков, россияне незаконно задержали 24 украинских военнослужащих. Россия отказывается признавать незаконно задержанных украинцев военнопленными и судит их за якобы «незаконное пересечение госграницы».

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_30_hvilya_agressiya_rf_v_k Fri, 30 Nov 2018 16:28:11 +0300
<![CDATA[Jeff Hummel on Slobodian, by David Henderson]]>

Some friends on Facebook and elsewhere have recently been discussing historian Quinn Slobodan’s Globalists: The End of Empire and the Birth of Neoliberalism. Many of them have found fault with it. San Jose State University economics professor Jeff Hummel, who is not on Facebook, has listened to the whole book and sent me his reactions. I found them interesting because they are a critical review: critical, not just in the sense that Jeff criticizes, but also in the more general sense: Jeff also finds virtues in the book.

I confess that I have not read the book yet. But when I’ve read books that Jeff has sent me reviews of, I have generally found myself in 90+ percent agreement with his evaluations. Jeff has given me permission to post an edited version of his thoughts.

Before getting to them, though, I’ll give the thumbnail summary on the book, the first paragraph of the publisher’s (Harvard University Press) three-paragraph summary:

Neoliberals hate the state. Or do they? In the first intellectual history of neoliberal globalism, Quinn Slobodian follows a group of thinkers from the ashes of the Habsburg Empire to the creation of the World Trade Organization to show that neoliberalism emerged less to shrink government and abolish regulations than to redeploy them at a global level. [bold in original.]

Here’s Jeff.

I’ve now finished listening to Quinn Slobodian. I found it fascinating. I then re-read the draft of Phil Magness’s review and was again impressed. [DRH note: Phil’s review, which Jeff and I gave him comments on, will be published in a forthcoming issue of Reason.] Phil uncovered flaws and weaknesses in the book that I would have otherwise totally missed. Without taking anything away from Phil’s review, here is my perspective on certain questions.

  1. Slobodian uncovers a lot of interesting historical details. One is that the Austrians early emphasized economic statistics before rejecting them. Despite the fact that Slobodian is not economically literate, the only strikingly offensive chapter is the conclusion.
  2. As an example of Slobodian’s economic ignorance, the most important weakness in the book is that he treats free trade as if it was being promoted exclusively by what he terms the “Geneva School.” In fact, as you well know, the desirability of free trade is one of the issues on which there is almost universal consensus among economists. [DRH note: See the article “Free Trade” in The Concise Encyclopedia of Economics and see my reference to this consensus in my Preface to the Encyclopedia. Note: with the redesign of the page, I can’t find the Preface.] This blindness distorts the book’s entire narrative.
  3. Like Nancy MacLean in Democracy in Chains, Slobodian tries to paint the economists he is discussing as anti-democratic, although he does this much more subtly and honestly than she. But that still leaves him caught in the same vagueness and inconsistency about what the term “democracy” actually means. He repeatedly treats democracy and the rule of law as if they were totally contradictory concepts. (He is also quite confused about the concept of “rights.”)
  4. On the split between Friedrich Hayek and Wilhelm Ropke, Slobodian says a lot about the split from the perspective of Ropke. This split foreshadowed and paralleled the later libertarian-conservative split.
  5. Slobodian occasionally cites predictions made by such free-market economists as P.T. Bauer about the consequences of certain policies. But his tone suggests that he sees these predictions as mere polemical flourishes to promote an agenda. What is interesting, and bizarre, is how oblivious Slobodian is to the obvious fact that subsequent events fully validated many of the predictions.
  6. One thing Slobodian does bring out clearly is the inconsistency of developed countries, especially the United States, when pushing free trade on less developed countries through the GATT and the WTO. They repeatedly made exceptions for their own policies that violate the principle, especially with respect to agricultural subsidies.
  7. As far as I can tell, Slobodian covers Hayek’s writings on constitutionalism and the rule of law well and fairly. In fact, for an unbiased reader, he may even make Hayek’s views attractive. I admit I could be mistaken, since I’ve never read much of Hayek’s writings on these subjects. It is a theme of his later thought that I never found interesting or valuable. And Slobodian’s discussion actually reinforces my assessment.

 

(1 COMMENTS)]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_30_jeff_hummel_on_slobodian_by_david_hende Fri, 30 Nov 2018 14:52:04 +0300
<![CDATA[Агрессия РФ в Керченском проливе не была громом среди ясного неба – The Economist]]> http://so-l.ru/news/y/2018_11_30_agressiya_rf_v_kerchenskom_prolive_ne_bila Fri, 30 Nov 2018 14:50:23 +0300 <![CDATA[Why historians worry more about Trump than economists do]]>

That is the topic of my latest Bloomberg column.  Here is one excerpt:

…historians stress the importance of contingency, that things really could have gone another way. The decisions of a solitary assassin or the outcome of a single battle can shift the course of history. Particular leadership decisions might have avoided or limited World War I. Or what if the Germans had not, in 1917, put Lenin on a train back into Russia? The Bolshevik Revolution might have been avoided and probably the entire course of history would have been different. A shrewder President Paul von Hindenburg might have prevented the rise of Adolf Hitler.

If you think about these questions enough, you can end up very nervous indeed. Historians have seen too many modest mistakes spiral out of control and turn into disasters.

Economists, in contrast, work more with general models than with concrete historical situations, and those models emphasize underlying structural forces. Economies have fairly set populations, birth rates, natural resources, capital stocks, savings rates, trading partners, and so on. So to an economist, the final outcomes are closer to necessary than contingent…

And when it comes to politics, economists of the “public choice” variety tend to see outcomes as controlled by a fairly tight structure of voter preferences and interest groups, variables which a president can change only at the margin and with great effort.

So which perspective is correct — the historian’s or the economist’s?

There is much more at the link, including a discussion of how Paul Krugman’s strong anti-Trump stance fits into this picture.

The post Why historians worry more about Trump than economists do appeared first on Marginal REVOLUTION.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_30_why_historians_worry_more_about_trump_th Fri, 30 Nov 2018 08:17:34 +0300
<![CDATA[Сколько можно заработать на недвижимости в Центральной Европе]]> Недвижимость в Центральной Европе остается стабильным и безопасным активом, несмотря на политические, демографические и технологические изменения в мире. По данным организации CBRE, с начала года инвестиции в европейскую недвижимость выросли на 26% по сравнению с 2017 годом. Разберемся, как выглядит ситуация в цифрах. К государствам Центральной Европы относятся Австрия, Венгрия, Германия, Лихтенштейн, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Швейцария. Для анализа я выбрал четыре наиболее привлекательных для инвесторов страны с точки зрения экономического развития и стоимости недвижимости: Австрию, Венгрию, Германию и Польшу.

Жилая недвижимость

Спрос на европейскую недвижимость довольно высокий, и некоторые страны не успевают предоставить достаточное количество объектов, чтобы его удовлетворить. Так, среди стран Центральной Европы острый дефицит недвижимости испытывает Венгрия (в 2017 году Deloitte определил ее индекс интенсивности строительства в 3,2, то есть низкий), за ней следуют Польша (4,5) и Германия (4,6). Чем сильнее спрос превышает предложение, тем больше растут цены на объекты. В среднем в Германии и Австрии квадратный метр жилья сейчас стоит €3500, в Польше — €1500, а в Венгрии — €1450.

Больше всего жилья сдается в аренду в Германии (54,3%), за ней следуют Австрия (30,2%) и Польша (15,3%). В 2017 году, по данным аналитиков Deloitte, стоимость аренды квадратного метра в Будапеште составляла €9,7 (доходность — 7,9% годовых), во Вроцлаве — €8,6 (7,4% годовых), в Гамбурге — €14,5 (4,3%), в Вене — €9,4 (2,8%). То есть квартира в Будапеште окупится быстрее, но найти арендаторов в Венгрии сложнее, чем в других странах. По нашим оценкам, оптимальные показатели — у Гамбурга и Вроцлава.

В долгосрочной перспективе для рынка арендного жилья важную роль играет динамика ВВП. Eurostat посчитали, что в среднем с 2006 по 2016 год рост ВВП в Польше составил 3,5% в год, в Германии — 1,2%, в Австрии — 1%, а в Венгрии — 0,6%.

Австрия, по данным Deloitte, показывает высокую вариативность процентной ставки аренды, поэтому сложно предсказать, как ситуация будет развиваться в дальнейшем. Германский рынок останется стабильным — существенных изменений не предвидится. У венгерских резидентов увеличиваются доходы, но вместе с тем растут расходы на строительство, поэтому если стоимость недвижимости и вырастет, то несущественно.

А вот интерес инвесторов к жилой недвижимости Польши разгорается. Аналитики Ernst & Young сообщают, что в 2017 году в Польше было построено рекордное количество объектов недвижимости, расходы на строительство увеличиваются, цены в крупных городах растут, а спрос опережает предложение.

Офисные помещения

Как сообщают Cushman & Wakefield, арендная плата в этом сегменте европейского рынка недвижимости выросла за первый квартал текущего года на 0,8%. Аналитики прогнозируют ее дальнейший рост, однако вместе с тем — снижение доходности аренды во всем регионе Центральной Европы.

В Венгрии объем инвестиций в офисы всегда доминировал над остальными секторами коммерческой недвижимости, однако в первом полугодии 2018 года его доля составила лишь 37%. В то же время спрос на офисные помещения растет, и этот тренд сохранится до конца 2018 года.

Свободными остается всего 7,6% помещений, причем этот показатель может стать еще ниже. Арендная плата выросла на 6%, а доходность офисов в Будапеште снизилась до 5,50%. Несмотря на снижение объема инвестиций, офисы в столице Венгрии продолжат пользоваться популярностью.

В Германии инвестиции в офисные помещения лидируют на рынке недвижимости — их объем составляет €12,1 млрд, причем 41% этой суммы инвестировали иностранцы. CBRE сообщают, что 83% операций во втором квартале 2018 года производились в семи крупнейших немецких городах — это на 17 процентных пунктов больше, чем в прошлом году. Спрос на офисные помещения высокий, однако их доходность снижается — в апреле 2018 года она составляла 3,21%. 

Австрийские офисы — привлекательный сектор для инвесторов, и 69% инвестиций на местном рынке недвижимости во втором полугодии 2017 года пришлись именно на них. Доходность офисов тем временем падает — причиной тому служит высокий спрос на недвижимость премиум-класса.

В начале 2016 года офисные помещения в Австрии приносили инвесторам 4,3% годовых, а в начале 2018 года — уже 3,9%. При этом арендная плата за офисы в целом остается стабильной, хотя в привлекательных локациях она увеличилась на 1,5%. Пустующих помещений осталось лишь 4,9%.

В Польше свободных офисов также менее 10%, и это говорит об их востребованности. Однако позитивный тренд может измениться: в стране появляются новые объекты недвижимости. Доходность польских офисов в среднем составляет 5,25% годовых.

Промышленная недвижимость

По данным Cushman & Wakefield, с 2013 по 2016 год рост промышленных площадей в Центральной Европе составил 25% (с 16 млн до 25 млн квадратных метров ). Самые значительные изменения произошли в Дюссельдорфе (площадь увеличилась на 109%), за ним следуют Вроцлав (57%), Франкфурт и Пльзень (40%), Познань (36%) и Краков (31%). В Будапеште рост составил лишь 3%.

В сегменте логистики в Центральной и Восточной Европе за первый квартал 2018 года арендная плата увеличилась на 1,8%. Чем западнее, тем ниже показатели — например, в Германии было зафиксировано повышение лишь на 0,3%. Во всей Центральной Европе, по прогнозам Cushman & Wakefield, в секторе логистики ожидается рост арендной платы и снижение доходности.

Как сообщают аналитики CBRE, в Венгрии инвестиции в промышленную недвижимость составили лишь 18% от общего объема операций за первое полугодие 2018 года. В то же времяв Польше этот сектор стремительно развивается: расходы потребителей растут, площади увеличиваются, и это подогревает интерес инвесторов.

Доходность промышленной недвижимости в Германии составляет 4,50%, в Австрии — 5,8%, в Польше — 6,75%, а в Венгрии — 7,75%. С оглядкой на объем промышленных площадей можно сказать, что самые привлекательные страны для инвестиций в промышленную недвижимость — Германия и Польша.

Торговая недвижимость

Как сообщают Cushman & Wakefield, инвестиции в европейскую торговую недвижимость в первом квартале 2018 года показали рост 0,2%. Ранее ретейл развивался еще хуже, но в этом году позитивный сдвиг произошел именно благодаря региону Центральной и Восточной Европы. В Польше, Словакии и Венгрии почти половину объектов коммерческой недвижимости составляют торговые центры.

Ретейл лидирует по доле инвестиций в Австрии — он составил 39% общего объема инвестиций в первом квартале 2018 года. И это не удивительно, поскольку Вена — четвертый по количеству торговой недвижимости европейский город. Это целевой рынок для международных брендов, который показывает стабильную доходность — в венских торговых центрах она равна 4%.

В Германии торговая недвижимость становится популярнее: в семи главных немецких городах ее доля от общего объема инвестиций выросла на 25%. Однако в этом секторе ожидается снижение доходности. Сейчас, по данным аналитиков JLL, она составляет 2,6-3,85% годовых.

В Венгрии в первом полугодии 2018 года торговая недвижимость лидировала по объему инвестиций: ее доля составляла 50%. Свободных площадей здесь лишь 1,5%, а рост продаж с января по март составил 7% по сравнению с прошлогодними показателями. Арендная плата и доходность, вероятно, останутся неизменными. Сейчас торговая недвижимость в Венгрии может приносить владельцу 5,25% годовых — для региона это сильный показатель.

В Польше для торговой недвижимости также наступил благоприятный период. Экономика развивается, зарплаты растут, и покупательская способность увеличивается. Арендная плата стабильна, а доходность, по данным Cushman & Wakwfield, в 2017 году составляла 5%. По нашим прогнозам, этот рынок также ждет позитивное развитие.

Отели

На рынке Германии в 2017 году операции с отелями составили €4,1 млрд. Страна остается безопасной гаванью для инвесторов, поскольку позитивные тренды в экономике сохраняются и в 2018 году. Туристы стремятся в Германию, и одна из причин — высокий уровень комфорта.

В рейтинг пригодных для жизни городов Global Liveability Ranking 2018, который составил The Economist, попало сразу 5 немецких городов: Франкфурт занял 12-е место, Гамбург — 18-е, Берлин — 21-е, Мюнхен — 25-е, Дюссельдорф — 28-е место. Это говорит о том, что отельный бизнес в Германии будет приносить стабильную прибыль.

Австрийская столица заняла первое место в рейтинге Global Liveability Ranking 2018, и отельный бизнес развивается благодаря тому, что Вена привлекает все больше туристов. Как утверждает местная компания Wagburg-HIH Invest, есть все основания ожидать, что интерес иностранных инвесторов к австрийским отелям вырастет. Уже сегодня большинство коммерческих помещений распроданы на этапе строительства.

В рейтинге Global Liveability Ranking 2018 Будапешт занял 34-е место, опередив Нью-Йорк и Лондон. Гости стали останавливаться в венгерских отелях на 6,4% дольше, чем раньше. В процессе строительства — 2700 новых номеров. Активно развивается индустрия пятизвездочных отелей — только в первом полугодии 2018 года появился 621 новый номер.

В Польше интерес к отельному бизнесу также растет. Например, некоторые офисные помещения стали трансформировать в отели — это увеличивает их доходность.

Отель в Берлине может приносить инвестору около 4,9% годовых, в Вене — 5,1%, в Варшаве — 6,25%, в Будапеште — 6,75%.

Риски и возможности

Европейская недвижимость привлекает все больше российских инвесторов. Однако нужно отметить, что такие инвестиции всегда сопряжены с определенными рисками. 

Прибыль от сдачи европейской недвижимости в аренду может оказаться ниже, чем от российской. Причина заключается в том, что в Европе коммунальные услуги обойдутся  дороже, а налоги будут выше, чем в России.

Если речь идет о коммерческой недвижимости, то в Европе ее обслуживанием обязан заниматься владелец помещения, а не арендатор, как это принято в России. То есть для инвестора это дополнительные расходы, которые многие не учитывают, когда принимают решение об инвестициях.

Также никто не защищен от внезапных изменений: падения курса валюты, новых законов, трансформации политической системы — все это может изменить доходность недвижимости. Чтобы уследить за всем этим, нужно владеть информацией об экономико-политической ситуации в стране, где вы приобретаете недвижимость. Причем это важно как в момент покупки, так и в долгосрочной перспективе.

Инвесторам, которые планируют вложиться в недвижимость в Центральной Европе, рекомендуем рассчитать бюджет следующим образом:

  • инвестиции до €500 000 — жилая недвижимость;

  • до €2,5 млн — жилая недвижимость или офисные помещения;

  • до €10 млн — торговая недвижимость или отели;

  • до €20 млн — пятизвездочные отели, бизнес-центры, торговые комплексы.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_30_skolko_mozhno_zarabotat_na_nedvizhimosti Fri, 30 Nov 2018 07:31:01 +0300
<![CDATA[5 Stocks With Impressive PEG Ratio for Value Investors]]> The popularity of value investing is on the rise. The success of billionaire value investors like Warren Buffett is testament to the fact. Over the past five years, his conglomerate Berkshire Hathaway's book value has grown at a compound annual rate of 11% (The Economist).

According to an article by Rajiv Bhuva, Buffett and his business partner Charlie Munger have managed to drive 20.9% compound annual growth in the market value of Berkshire Hathaway from 1965 to 2017. The book value per share has risen at 19.1% CAGR, from $19 to $211,750 in these 53 years.

However, apparently simple to understand, this investing discipline has its own share of pitfalls. A value investor mostly misses the chance of betting on stocks that have bright long-term prospects and in their quest for cheaper stocks, they often end up picking stocks that have weak prospects.

Buffett believes that proper understanding of the “intrinsic value” of a stock may ease out many problems with regard to value investment. According to him, going by the fundamentals of value investing, while picking undervalued stocks, investors need to focus on their earnings growth potential.

While yardsticks such as dividend yield, the ratio of price to earnings, sales or book value are the most common value investing metrics that can single out stocks trading at a discount, these ratios fail to consider the potential of a stock. PEG is the ratio with the earnings growth component in it.

The PEG ratio is defined as: (Price/Earnings)/Earnings Growth Rate

A lower PEG ratio is always better for value investors.

While P/E alone fails to identify a true value stock, PEG helps find the intrinsic value of a stock.

Unfortunately, this ratio is often neglected due to investors’ limitation to calculate the future earnings growth rate of a stock.

There are some drawbacks to using the PEG ratio though. It does not consider the very common situation of changing growth rates such as the forecast of the first three years at very high growth, followed by a sustainable but lower growth rate in the long term.

Hence, PEG-based investing can turn out to be even more rewarding if some other relevant parameters are taken into consideration.

Here are the screening criteria for a winning strategy:

PEG Ratio less than X Industry Median

P/E Ratio (using F1) less than M Industry Median (for more accurate valuation purpose)

Zacks Rank of 1 (Strong Buy) or 2 (Buy) (Whether good market conditions or bad, stocks with a Zacks Rank #1 or 2 have a proven history of success.)

Market Capitalization greater than $1 Billion (This helps us to focus on companies that have strong liquidity.)

Average 20 Day Volume greater than 50,000 (A substantial trading volume ensures that the stock is easily tradable.)

Percentage Change F1 Earnings Estimate Revisions (4 Weeks) greater than 5% (Upward estimate revisions add to the optimism, suggesting further bullishness.)

Value Score of less than or equal to B: Our research shows that stocks with a Style Score of A or B when combined with a Zacks Rank #1, 2 or 3 (Hold) offer the best upside potential. 

Here are five out of the 24 stocks that qualified the screening:

General Motors Company GM: Detroit, MI-based General Motors is a leading global automotive company. The company is engaged in designing, building and selling cars, trucks, crossovers and automobile parts worldwide. General Motors can be an impressive value investment pick with its Zacks Rank #2 and Value Score of B. The company’s long-term historical earnings growth rate is 13.9%.

Gray Television, Inc. GTN: The company owns and/or operates television stations in 57 markets, broadcasting over 200 separate programming streams, including over 100 affiliates of the CBS/NBC/ABC/FOX networks. Apart from a Zacks Rank #2 and a Value Score of A, the stock has an impressive long-term historical growth rate of 22.6%.

Hill-Rom Holdings, Inc. HRC: This global medical device company partners with health care providers in more than 100 countries by focusing on patient care solutions that improve clinical and economic outcomes in areas like Advancing Mobility, Wound Care and Prevention, Clinical Workflow, Surgical Safety and Efficiency, and Respiratory Health. The stock also can be an impressive value investment pick with its Zacks Rank #2 and Value Score of B. Apart from a discounted PEG and P/E, the stock has a stellar long-term expected growth rate of 14%.

Anthem, Inc. ANTM: This is one of the largest publicly traded managed care organizations in terms of membership. The stock has an impressive expected growth rate of 30.7% for the current fiscal. It has a Value Score of A and carries a Zacks Rank #2. You can see the complete list of today’s Zacks #1 Rank stocks here.

AutoZone, Inc. AZO: This is one of the nation’s leading specialty retailers of automotive replacement parts and accessories, operating in the Do-It-Yourself (“DIY”) retail, Do-It-for-Me (“DIFM”) auto parts and products markets. The stock also can be an impressive value investment pick with its Zacks Rank #2 and a Value Score of B. Apart from a discounted PEG and P/E, the stock has a stellar long-term historical growth rate of 12.8%.

Get the rest of the stocks on the list and start putting this and other ideas to the test. It can all be done with the Research Wizard stock picking and back testing software.

The Research Wizard is a great place to begin. It's easy to use. Everything is in plain language. And it's very intuitive. Start your Research Wizard trial today. And the next time you read an economic report, open up the Research Wizard, plug your finds in, and see what gems come out.

Click here to sign up for a free trial to the Research Wizard today.

Disclosure: Officers, directors and/or employees of Zacks Investment Research may own or have sold short securities and/or hold long and/or short positions in options that are mentioned in this material. An affiliated investment advisory firm may own or have sold short securities and/or hold long and/or short positions in options that are mentioned in this material.

Disclosure: Performance information for Zacks' portfolios and strategies are available at: https://www.zacks.com/performance.


Want the latest recommendations from Zacks Investment Research? Today, you can download 7 Best Stocks for the Next 30 Days. Click to get this free report
 
General Motors Company (GM): Free Stock Analysis Report
 
AutoZone, Inc. (AZO): Free Stock Analysis Report
 
Gray Television, Inc. (GTN): Free Stock Analysis Report
 
Hill-Rom Holdings, Inc. (HRC): Free Stock Analysis Report
 
Anthem, Inc. (ANTM): Free Stock Analysis Report
 
To read this article on Zacks.com click here.
 
Zacks Investment Research]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_29_5_stocks_with_impressive_peg_ratio_for_v Thu, 29 Nov 2018 16:26:00 +0300
<![CDATA[SocGen: Powell Corrected "A Rookie Mistake" But Nothing Has Changed]]> While stocks remain convinced that Fed Chair Powell has thrown in the towel on hiking rates an additional 3 times in 2019, with the market now barely pricing in one more hike next year, suggesting that the dot plot's divergence with market expectations has rarely been greater, SocGen's Omar Sharif disagrees.

On the contrary, The French bank's strategist simply believes that what Powell did is merely correct for his rookie mistake from October 3.

As Sharif writes, when Chair Powell on October 3 noted that the funds rate was probably a “long way from neutral", somewhere Janet Yellen had to be smirking. After all, the former Chairwoman made her own rookie mistake just a few months into the job, when she famously noted in March 2014 that the Fed would probably begin hiking rates about "six months or that type of thing," after QE ended, which was far more hawkish than markets were anticipating. She used her bully pulpit to correct the record, and Chair Powell used today's speech to similarly correct his rookie mistake.

Powell -- October 3: "Interest rates are still accommodative, but we're gradually moving to a place where they will be neutral. We may go past neutral, but we're a long way from neutral at this point, probably."

Powell -- November 28: "Interest rates are still low by historical standards, and they remain just below the broad range of estimates of the level that would be neutral for the economy -- that is, neither speeding up nor slowing down growth."

So did Powell bring a “pause” closer?

Here Sharif repeats what we said earlier, which is that stating that the funds rate is now "just below" neutral, or getting close to the range of estimates of neutral, is simply factual. It does not, in SocGen's view, meaningfully shift the odds that the Fed will hike to 3.0% before pausing (the market clearly disagrees with us, as odds after the Powell headlines shifted from a total of 1.4 hikes in 2019 to only 1.2 hikes next year, below our call for two hikes in 2019 and the Fed's median of three hikes).

Indeed, reiterating that the funds rate is close to neutral simply suggests that the Fed will be a lot more careful and deliberate about each future hike, but the French bank does not think that the recent "dovish" Fed chatter suggests that they will hold off hiking, unless the data deteriorate meaningfully. In fact, Chair Powell noted today that "My FOMC colleagues and I, as well as many private-sector economists, are forecasting continued solid growth, low unemployment, and inflation near 2 percent," and that "There is a great deal to like about this outlook."

Given that, SocGen has the Fed hiking by 25bps in December but raising rates only twice in 2019 (25bps each in March & June) before stopping, which is why Sharif says that "it feels odd arguing that markets are underpricing the Fed next year." Still, even to the economist, "this repricing seems a bit extreme." Odds for a December hike linger around 80%, but March is now down to only about 50%, while June is now around 36%.

That means the odds of hiking in December, and March, and June is down to just about 14.5%.

In conclusion, SocGen notes that "Either market participants are anticipating a sharp deterioration in growth that brings GDP below potential (recall that the Fed has 2.5% next year versus 3.1% this year), or a sharp slowdown in inflation, or they think something will "break," preventing the Fed from hiking.

And sure enough, the yield curve is now steepening sharply, as always happens when heading into a recession after the curve goes flat or inverts.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_28_socgen_powell_corrected_a_rookie_mista Wed, 28 Nov 2018 22:17:56 +0300
<![CDATA[Американский СПГ снова стал невыгодным для Европы]]> Не успел отопительный сезон начаться, как американский СПГ снова стал невыгодным для продажи в Европе. Ранее рост цен на газ в странах ЕС благоприятствовал продажам, однако поставщики предпочитали более премиальный азиатский рынок. Теперь же у них нет выбора. Подорожание газа в самих США сделало поставки американского СПГ в Европу этой зимой убыточными, что открывает новые возможности для увеличения поставок российского газа как в страны ЕС, так и США.

В ноябре цены на американской газовой бирже Henry Hub выросли выше $ 4 за MMBTU ($ 142 за тысячу кубометров) и на таком уровне сейчас торгуются фьючерсные контракты с поставкой газа вплоть до марта. С учетом сжижения, доставки и регазификации себестоимость американского СПГ для европейских потребителей превысила $ 7 за MMBTU ($ 250 за тысячу кубометров). В то же время цена газа на мировом рынке стала снижаться. На самой ликвидной европейской газовой бирже TTF она опустилась до $ 250, а в Азии - до $ 355.

"Рост внутренних цен на газ в США пока существенно не повлияет на экспорт СПГ, так как даже при выросших ценах на Henry Hub поставки газа в АТР (Азиатско-Тихоокеанский регион) остаются рентабельными, хотя поставки в Европу уже становятся убыточными", - считает аналитик Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Александр Собко. Эксперт отмечает, что для самих американских производителей экспорт СПГ останется выгодным даже при дальнейшем росте внутренних цен в США или снижении мировых цен, так как стоимость сжижения уже оплачена покупателями.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач отмечает, что рост цен на газ на Henry Hub, к которому привязаны цены на американский СПГ, особенно на фоне падения цен на нефть и привязанного к ней к газа в Азии, возвращает поставщиков американского газа в зону убытков. "С другой стороны, такие цены внутри США несколько улучшают экономику добывающей индустрии в Америке, которая также находится под давлением из-за снижения цены нефти", - говорит замдиректора ФНЭБ.

Как отмечает издание The Economist, цена российского газа в Европе составляет $ 5 за MMBTU ($ 177 за тысячу кубометров). Поэтому американскому СПГ по-прежнему сложно конкурировать с ним. В начале ноября в "Газпроме" заявили о том, что экспорт газа за 10 месяцев вырос на 4,4% - до 164 млрд кубометров. Поэтому у российского холдинга есть все шансы в этом году превысить прошлогодний рекорд и перешагнуть поставки в объеме более 200 млрд кубометров газа.

Поэтому неслучайно представители "Газпрома" на встрече с инвесторами в Нью-Йорке сравнили поставки американского СПГ на европейский рынок с несколькими каплями на фоне тех объемов, которые по трубопроводу поставляются российским холдингом. "Многие из вас начинают утро с чашки кофе. Если сравнить объем поставок „Газпрома" на европейский рынок с чашкой кофе, то поставки американского СПГ составят всего несколько капель", - сказал глава управления департамента 123 "Газпрома" Кирилл Полоус, сообщает "Интерфакс".

По данным Управления информации Минэнерго США (EIA), поставки американского СПГ в Европу с января по август этого года составили не более 800 млн кубометров - в 166 раз меньше, чем экспорт "Газпрома" в страны ЕС за тот же период года.

В СМИ немало писали о том, что из-за роста цен на газ в США поставки российского СПГ через океан могут повториться. Эксперты подтверждают такую возможность, но указывают на то, что пока нынешние цены недостаточно высоки и для новых поставок нужны еще дополнительные условия.

"Сейчас цены в США недостаточно высоки, но в случае сильных морозов на северо-востоке страны вновь может возникнуть серьезный дефицит и взрывной рост цен, что привлечет поставки свободного СПГ, в том числе и с "Ямал СПГ", - заметил замдиректора ФНЭБ Алексей Гривач. Аналитик Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Александр Собко в то же время замечает, что импорт российского СПГ в американский Бостон был связан с дефицитом газопроводов, что привело к ценам в регионе свыше $ 10 за MMBTU. "Разумеется, по таким ценам поставлять СПГ с Ямала оказывается выгодно, - говорит эксперт. - Сами США не могут поставлять свой СПГ из-за запрета на внутренние перевозки судами, построенными за пределами США".

Как уже сообщало EADaily, на мировом рынке сложился дефицит танкеров СПГ для спотовых поставок газа и стоимость сжиженного газа выросла до максимума с 2012 года.

Как сообщало агентство S&P Global Platts, с сентября фрахт газовозов подорожал на 40%, а по сравнению с прошлым годом - в 3,5 раза. По данным агентства, сегодня сложился дефицит танкеров как для работы в Тихом, так и Атлантическом океане. Поэтому ставки выросли до $ 130 тыс.-$ 140 тыс. в сутки.

В то же время проект "Ямал СПГ" вводит новые очереди с опережением графика и ему не хватает танкеров ледового класса Arc7 для доставки российского сжиженного газа. Следствием этого стало открытие новой точки перевалки российского СПГ в районе порта норвежского города Хоннингсвог. Там танкеры ледового класса Arc7 перегружают сжиженный газ на газовозы более низкого ледового класса и сокращают время своего рейса с 7 до 3 дней.

Американское издание The Wall Street Journal отметило сегодня, что, ведя непосредственную конкурентную борьбу с американскими экспортерами, торгующими сланцевой нефтью и природным газом, Россия в этом году стала главным игроком на быстро развивающемся рынке сжиженного природного газа, который транспортируется по морским путям на специальных судах. "Тем временем страна рекордными темпами продолжает поставлять природный газ по уже существующим трубопроводам в Европу. Что касается Востока, то Москва готовится к вводу в эксплуатацию важного трубопровода, который позволит ей поставлять природный газ в Китай - на самый быстрорастущий и на один из главных рынков природного газа", - говорится в статье "Россия играет мускулами на фоне бума в газовой промышленности".


(https://eadaily.com/ru/ne...)]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_11_28_amerikanskiy_spg_snova_stal_nevigodnim_d Wed, 28 Nov 2018 21:31:46 +0300
<![CDATA[Обзор инопрессы. The Economist — о Москве и Собянине]]> http://so-l.ru/news/y/2018_11_28_obzor_inopressi_the_economist_o_moskv Wed, 28 Nov 2018 10:17:17 +0300