Юрий Тавровский http://so-l.ru/tags/show/yuriy_tavrovskiy Sat, 15 Dec 2018 18:08:23 +0300 <![CDATA[Юрий Тавровский: Китай и уроки истории]]> Китай встал на рельсы нового мобилизационного периода в конце 2012 г. Только что избранный тогда на пост генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпин провозгласил план "Китайская мечта о великом возрождении китайской нации" и обозначил время его реализации — 2049 год. Уже первые пять лет движения к намеченной цели доказали реалистичность замысла "товарища Си" превратить Китай в мощнейшее государство современности при условии наличия и надлежащего применения необходимых элементов мобилизации: правильно поставленной стратегической цели, выбора оптимальной экономической модели, наведения дисциплины и порядка в управленческом слое и обществе в целом, создания атмосферы подъёма национального духа, наличия благоприятного внешнего окружения, Прошедший в октябре 2017 г. XIX съезд КПК одобрил итоги первых пяти лет "китайской мечты" и утвердил её в качестве курса правящей партии на перспективу до середины XXI века. Теперь мобилизация "китайской мечты" будет набирать темпы.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_03_29_novosti_ot_centra_strategicheskih_ocenok Thu, 29 Mar 2018 21:32:28 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Китай и уроки истории]]>

Новая мобилизация выводит КНР в мировые лидеры.



https://izborsk-club.ru/14991]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_03_29_yuriy_tavrovskiy_kitay_i_uroki_istorii Thu, 29 Mar 2018 07:22:54 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Один пояс и один путь? Все о Китае и немного больше]]>

В рамках МЭФ-2018 впервые будет предпринята объективная попытка оценить национальные выгоды от нашумевшей инициативы «Один пояс и путь».



https://izborsk-club.ru/14784]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_02_15_yuriy_tavrovskiy_odin_poyas_i_odin_put Thu, 15 Feb 2018 11:12:26 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Нас и китайцев поставили на одну доску как врагов Америки]]>

Нужна реидеологизация страны, нужна мобилизационная модель экономики, нужен переход на новый шестой технологический уклад, нужна модернизация инфраструктуры, и это расстояние, как перед Второй мировой войной, нам нужно пробежать за десять лет — иначе Россию сомнут.



https://izborsk-club.ru/14779]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_02_14_yuriy_tavrovskiy_nas_i_kitaycev_postavil Wed, 14 Feb 2018 11:51:32 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Путин и китайская мечта]]>

Накануне президентских выборов 2018 года положение Путина удивительно напоминает положение Си Цзиньпина накануне ХVIII съезда КПК в конце 2012 года.



https://izborsk-club.ru/14578]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_12_27_yuriy_tavrovskiy_putin_i_kitayskaya_mechta Wed, 27 Dec 2017 12:36:51 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Товарищ Си и эпоха фу син]]>

Китай разработал, опробовал и теперь утвердил на съезде правящей партии новую модель социально-экономического развития.



https://izborsk-club.ru/14266]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_11_02_yuriy_tavrovskiy_tovarish_si_i_epoha_fu_s Thu, 02 Nov 2017 11:28:43 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Китайская мечта]]>

Вопреки надеждам «добропыхателей» на «жёсткую посадку» китайской экономики, она продолжает стабильное развитие и остается локомотивом глобального роста.



https://izborsk-club.ru/14042]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_09_21_yuriy_tavrovskiy_kitayskaya_mechta Thu, 21 Sep 2017 08:42:25 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: США — бумажный тигр]]> http://so-l.ru/news/y/2017_07_14_oko_planeti_yuriy_tavrovskiy Fri, 14 Jul 2017 14:23:23 +0300 <![CDATA[Юрий Тавровский: США — бумажный тигр]]>

Решимость Москвы и Пекина укрепить стратегическое партнёрство отчётливо проявилась в ходе визита Си Цзиньпина.



https://izborsk-club.ru/13692]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_07_14_yuriy_tavrovskiy_ssha_bumazhniy_tigr Fri, 14 Jul 2017 10:04:32 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Северные корейцы рискнули и выиграли]]>

Во время визита Си Цзиньпина в Москву КНДР испытала ракету, способную достичь США.



https://izborsk-club.ru/13647]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_07_05_yuriy_tavrovskiy_severnie_koreyci_risknu Wed, 05 Jul 2017 17:48:27 +0300
<![CDATA[В яблочко! Пуск корейской суперракеты на фоне встреч лидеров «большой тройки»]]> http://so-l.ru/news/y/2017_07_04_v_yablochko_pusk_koreyskoy_superraketi_na Tue, 04 Jul 2017 20:37:21 +0300 <![CDATA[Александр Проханов: «Татарин – это желудь такого золотистого цвета, крепкий, умный»]]> В Госсовете РТ гостей встречал спикер Фарид Мухаметшин, который лично провел экскурсию по зданию парламента Фото: gossov.tatarstan.ru

«НАКОНЕЦ-ТО ВЫ ДОБРАЛИСЬ ДО РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН»

Ни много ни мало, а в стенах Госсовета РТ накануне прошло учредительное заседание отделения «Изборского клуба» в Татарстане. Основатель клуба интеллектуалов-консерваторов — писатель и знаменитый трибун Александр Проханов — намекнул, что сразу несколько инициативных групп из Татарстана обращались к нему с предложением возглавить республиканскую ячейку, коих по стране уже создано более десятка, а также есть в Латвии, Молдове и Донецке. В итоге выбор пал на известного казанского политолога, декана факультета промышленной политики и бизнес-администрирования КНИТУ-КХТИ Андрея Тузикова. Проханов не озвучил причин такого кадрового решения и вообще никак не комментировал ни личные, ни профессиональные качества новобранца.

Делегация из 10 «изборцев» прибыла в Татарстан в четверг (сегодня к ним должен присоединиться помощник президента РТ Сергей Глазьев, в планах — встреча с президентом РТ Рустамом Миннихановым). Так что перед мероприятием в парламенте республики они успели посетить и остров-град Свияжск, и Болгар, и КАЗ им. Горбунова, а также встретились с представителями духовенства. Сам «отец-основатель» признался, что именно здесь он обрел подтверждение своей «изборской» доктрины о возрождении алтарей и оборонных заводов, и даже назвал казанских татар «государствообразующим народом».

В Госсовете РТ гостей встречал спикер Фарид Мухаметшин, который лично провел экскурсию по зданию парламента. «Наконец-то вы добрались до Республики Татарстан, будучи во многих регионах нашей многоликой и многонациональной страны», — поприветствовал он изборцев. Мухаметшин подчеркнул, что «под крылом» лидера клуба Проханова были собраны настоящие интеллектуалы страны и что для республики решение открыть отделение «Изборского клуба» в РТ — это знаковое событие. Спикер передал гостям привет от госсоветника РТ Минтимера Шаймиева. «Я такой же свободолюбивый, незашоренный, такой же россиянин, как все эти люди, — передавал спикер слова первого президента Татарстана. — С ними легко говорить, потому что ты знаешь, с кем говоришь, и знаешь их позицию. Переубеждать их непросто, но разговаривать приятно. Мы любим людей, у которых есть хребет, идейное содержание и решение многих проблем Российской Федерации».

«Мы республика-донор, которая отчисляет федеральному центру 70 процентов с налоговой базы, сказать по деньгам — вы ахнете, Саратов близко не стоит около этих цифр», — обратился Мухаметшин к бывшему саратовскому губернатору АяцковуФото: Сергей Елагин

Мухаметшин сразу дал понять, что не будет обсуждать с членами клуба ЖКХ или цены на нефть, но все-таки подробно охарактеризовал РТ для гостей. «Мы республика-донор, которая отчисляет федеральному центру 70 процентов с налоговой базы, сказать по деньгам — вы ахнете, Саратов близко не стоит около этих цифр, Дмитрий Федорович», — обратился он к сидящему неподалеку бывшему саратовскому губернатору Дмитрию Аяцкову, тоже члену «Изборского клуба». Особенно напирал Мухаметшин на наше «фирменное» мирное сосуществование ислама и православия на территории одной республики, а также дружное сосуществование наций и народностей, коих в республике 273. Не стал скрывать спикер и проблемы — например, про то, как вместе с мигрантами проник в республику чуждый нам ислам. «Приехали носители чуждой нам исламской религии: и фанатизм какой-то, и наркота, и зелень, и все остальное...» — говорил он. Но разводил руками и подкалывал гостей: «А что делать, кто работать будет, если уедут все мигранты, кто будет подметать улицы в той же Москве, класть плитку? Если только „Изборский клуб“... Думаю, нам с вами это не грозит, мы уже не нагнемся, а если нагнемся, то не поднимем».

Наконец, спикер обратился к самому Проханову. «Я не всегда соглашаюсь с его позицией, но с удовольствием слушаю на экране... откладываю все и слушаю. Я такой же консерватор, хотя и новизной страдаю: IT-технологии, нанотехнологии, Иннополис мы построили. Но есть устои, о которых вы говорили, они заложены дедами и отцами, их надо соблюдать», — заявил Фарид Хайруллович и обещал поддерживать татарстанский «Изборский клуб».

«Я не всегда соглашаюсь с его позицией, но с удовольствием слушаю на экране... откладываю все и слушаю. Я такой же консерватор, хотя и новизной страдаю» Фото: gossov.tatarstan.ru

«В ЭТОЙ ВОЛЖСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, КОНЕЧНО, ОСОБОЕ МЕСТО ЗАНИМАЮТ ТАТАРЫ»

Проханов рассказал, как зарождался «Изборский клуб» в те времена, когда «Болотная площадь сотрясала государство». «Многие близкие ко мне чиновники начинали трепетать: „Это означает, что и нас будут вешать на фонарях?“», — вспоминал писатель. Он рассказал, что после того, как он и его друзья выступили на Поклонной горе, произошел переломный момент. «В противовес этой бушующей либеральной Болотной мы провозгласили свои государственные представления. Огромное количество людей аплодировали и скандировали „Россия“, и этот момент был переломным. Мы сломали волю Болотной площади, — заявил Проханов. — После этого нас пригласил президент. Он поблагодарил за наши усилия, и после этого у нас родилась такая идея: мы должны соединить все интеллектуально-патриотические силы России». «Наша задача, за которую нас очень часто громят либералы, — создание идеологической основы движения нашего государства, потому что если нет идеологии, нет и государства», — продолжал Проханов.

Далее писатель принялся рассуждать про загадочную страну-Россию — «необъятную евразийскую чашу между хребтом рек», которую омывают три океана и где «одна за другой возникают империи». «Империя Чингисхана, Золотая Орда, Романовская великая империя, великое красное сталинское царство... И теперь, когда она была разрушена, начинаются стягивание отсеченного пространства, тяготение друг к другу народов, которые мучаются своей отверженностью. И это огромная загадка», — рассуждал лидер «изборцев». Обратился Проханов и к родной нам волжской цивилизации. «Это достояние современной России. На этой великой, мистической реке евразийского времени сошлось на водопой такое количество народов: и русские, и татары, и чуваши, и мордва, и калмыки. Почему на этой воде возникло такое ожерелье народов, великих культур? Может быть, их заряжает эта священная вода? Как я назвал Волгу — русским Иорданом, который окропляет святой водой всю нашу цивилизацию», — живописал Проханов.

«И в этой волжской цивилизации, конечно, особое место занимают татары. У татар есть своя великая судьба и свои мистические тайны. Татары, будучи жестоко покоренными царем и Российским государством, очень быстро стали опорой государства Российского, стали государствообразующим народом», — считает писатель. Далее он заявил, что у татарского мира есть свой образ будущего, своя мечта: «Татарская мечта очень интересна и загадочна, „Изборский клуб“ мог бы поставить задачу понять, что такое татарская мечта!» Говорит, у каждого народа она есть, все это создает единую русскую мечту, сформулировать которую как раз и стоит целью создания «Изборского клуба».

В противовес русской мечте, которую Проханов охарактеризовал как «храм на холме», автор «Господина Гексогена» описал американскую мечту: «Это „град на холме“. Америка — это бастион, это башня, поставленная на холме, и она может обстреливать все непокорные селения, она является страной, возвышающейся над всем миром. А мы ставим на холм не пушку, не катапульту, мы ставим на гору храм, чтобы быть ближе к небесам».

Андрей Тузиков: «Казань могла бы претендовать не только на роль третьей столицы, спортивной столицы, но и на роль столицы нового евразийского формата» Фото: gossov.tatarstan.ru

«КАЗАНЬ РЕАЛЬНО МОЖЕТ ПРЕТЕНДОВАТЬ НА РОЛЬ ДУХОВНОЙ СТОЛИЦЫ РОССИИ»

Свое видение «евразийской идентичности» высказал новоиспеченный «изборец» Тузиков. Вслед за своим шефом он подтвердил, что государственность не может быть без идеологии. «Идеология задает легитимность власти, точнее отвечая на вопрос „А почему именно мы власть?“», — считает он. Также идеология отвечает на вопрос «Кто такие мы, что и почему мы должны делать?». По мнению казанского «изборца», идеология задает смысл социальных действий. Идеология всегда должна иметь какой-то проект, который отражал бы интересы социальных групп и наделял смыслом настоящее и будущее. Но, увы, в России пока нет такого большого проекта, коллективной задачи. Тут Андрей Римович обратился к социологии, которая выяснила, что более четверти россиян нужна такая задача, которая стала бы для них чем-то бóльшим, чем собственное благополучие и интересы семьи. А 52% процентов россиян говорят, что хотели бы быть полезны обществу, а не просто жить так, как им хочется. Тузиков стал рассуждать на тему того, что могло бы стать сверхзадачей для русских. К примеру, у Европы есть некий свой культурный код, «выражающийся в латинице, идее свободы и христианской религии», опять же есть шенгенская виза. «Напрашивается идея: как могла бы быть сконструирована евразийская виза?» — вопрошает Тузиков.

Далее он ответил критикам консерватизма. «Изборец» отметил: в СМИ промелькнуло, что визит «Изборского клуба» связан с креном в консервативную повестку дня, явно намекая на публикацию в «БИЗНЕС Online». «Это не так, это ошибочная трактовка консерватизма как ретроградства. Консерватизм не отвергает движения вперед, он восприимчив к новому, но он отвергает разрушительное отношение к традициям», — считает ученый. Тузиков думает, что наша республика вполне может претендовать на центр российского смарт-консерватизма. «Александр Андреевич четко сказал: „Алтари и авиационные заводы“. А я бы добавил еще Иннополис, IT-парк, свободные экономические зоны. Это при том, что у нас сохраняется верность традиции, то есть мы движемся вперед, не разрушая. А Казань могла бы претендовать не только на роль третьей столицы, спортивной столицы, но и на роль столицы нового евразийского формата», — заявил глава татарстанского клуба.

Он напомнил, что современное Российское государство с XVI–XVII веков шло под покровом Казанской иконы Божией Матери. «Казанский собор был построен в Санкт-Петербурге во имя победы над Наполеоном, изгнание поляков из Москвы шло под флагом Казанской иконы Божией Матери. И в этом смысле Казань — сакральное место России. Она реально может претендовать на роль духовной столицы России, поскольку именно здесь была обретена Казанская икона Божией Матери», — перешел Тузиков в раздел метафизики. «Мы были на авиационном заводе: сейчас одна из задач для авиазавода — это производство центроплана для самолетов, это несущая конструкция. Я бы позволил себе немного рискованно сформулировать, что Татарстан — это „центроплан России“», — завершил политолог из Казани свое первое изборское выступление.

«НИ СЛАВЯНЕ НА ТЮРОК, НИ ТЮРКИ НА СЛАВЯН НИКОГДА НЕ СМОТРЕЛИ ТАК, КАК АНГЛИЙСКИЕ КОЛОНИЗАТОРЫ СМОТРЯТ НА АБОРИГЕНОВ»

Первый зампредседателя «Изборского клуба» Олег Розанов в своем докладе затронул тему славяно-тюркского единства. «Все народы России равны, но вторым государствообразующим мы по праву считаем тюркскую семью этносов. Общие государственные проекты удавались нам потому, что у двух великих славянских и тюркских общностей были близкая система ценностей и уважительное отношение друг к другу. Ни славяне на тюрок, ни тюрки на славян никогда не смотрели так, как английские колонизаторы смотрят на аборигенов, — начал Розанов. — Татарстан, Поволжье, Сибирь и Кавказ, а теперь еще и Крым составляют большой тюркский пояс от Казахстана и Киргизии на востоке до Гагаузии и Балкан на западе».

Первый зампредседателя «Изборского клуба» напомнил, что все плотнее смыкается вокруг России «кольцо Анаконды» в виде военных баз НАТО, экономических союзов и русофобских режимов. К 2022 году США планируют замкнуть свою систему ПРО вокруг России. Он уверен, что наши «заклятые друзья» спят и видят, как разбить этот союз тюрок и славян. Для этого они всегда пытались играть на их противоречиях. Якобы специально создаются целые теории, доказывающие историческую неприязнь славянских и тюркских народов. Так, вместе с идеологией «украинства» была изобретена идеология «пантюркизма». «Особый акцент пантюркисты делали на объединении с тюрками в Крыму и на Волге, закладывая бомбу под российскую государственность», — заявил Розанов. А в свое время заезжими историками насаждалась европейская версия о татаро-монгольском иге. «Лев Гумилев называл этот миф о вражде русских с татарами черной легендой, губительной и страшной», — говорил публицист.

Но он верит, что евразийская интеграция будет происходить независимо от воли «наших заклятых друзей». Ее вершиной могло бы стать объединение в единый военно-политический блок с неформальным центром в Турции, но у этой идеи есть свои противники как в России, так и в Турции, хотя есть и очевидные взаимные плюсы. «Россия могла бы уравновесить опасный для Турции курдский вопрос, перевести сирийский и нагорно-карабахский вопрос в мирное русло, а Турция, в свою очередь, может оказать влияние на российских мусульман и тюрок. Тем более это значимо для крымско-татарского народа, который стравливают с преимущественно русским Крымом. Кстати, мы в „Изборском клубе“ прекрасно знаем про роль вашего президента в событиях весной 2014 года в Крыму, когда удалось без крови присоединить Крым к России, и мы ему очень благодарны», — заявил Розанов.

Публицист считает, что Запад и в будущем будет организовывать «цветные революции», «арабские весны» и «санкции», так что славянам и тюркам нужно извлечь уроки из истории и не поддаваться на провокации. Но закончил он очень патетично словами о том, что «мы в „Изборском клубе“ считаем Казань третьей столицей России».

Николай Стариков: «Регион Поволжья — эта та цель, куда Запад будет бить. Здесь — многоконфессиональность, здесь мозаика народов»Фото: Сергей Елагин

«ТО, ЧТО СЕГОДНЯ МЫ ВИДИМ В СИРИИ, ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ В РАСШИРЕННОМ МАСШТАБЕ НА КАВКАЗЕ»

Согласен с коллегой известный экономист и публицист Николай Стариков: мол, враги нашей родины вовсе не оставили своих попыток разворошить Россию . «То, что сегодня мы видим в Сирии, должно было быть в расширенном масштабе на Кавказе, в первую очередь в Чечне. Все то же самое: бородатые люди, идеология разрушения, война, хаос, кровь. Слава богу, что это удалось вытеснить за границы нашего государства», — говорит он. «Значит ли это, что наши геополитические противники вновь не хотят принести это все внутрь? Конечно, хотят. То, что происходит в Сирии, — это попытка заново создать разрушительную силу, подвести ее к нашим границам и попытаться вызвать смуту в России на любой почве — межнациональной, межконфессиональной», — уверен Стариков. Ислам постоянно представляется как международная угроза и «враг западной цивилизации». «Для России это просто невозможно. Ислам — это часть российской культуры и цивилизации», — заверяет он. Но при потере бдительности может произойти вспышка. «И регион Поволжья — эта та цель, куда Запад будет бить. Здесь — многоконфессиональность, здесь мозаика народов. Убежден, что ничего у него не получится», — предупредил он, пояснив, что тем важнее сформировать силами «Изборского клуба» новую идеологию России.

Заместитель муфтия РТ и ректор Российского исламского института Рафик Мухаметшин также считает, что неправильное использование исламского фактора, допущение влияний извне могут привести к опасным последствиям. Он рассказал о медресе «Йолдыз», ставшем центром ваххабизма в Челнах, как образце того, как не должно быть (сейчас оно ликвидировано), напомнил, что проблему подготовки кадров со знанием традиций и местных особенностей ислама будет решать создаваемая сегодня Болгарская исламская академия.

Рафик Мухаметшин считает, что неправильное использование исламского фактора, допущение влияний извне могут привести к опасным последствиям Фото: gossov.tatarstan.ru

У профессора Российского университета дружбы народов, востоковеда Юрия Тавровского нет сомнений — РФ нужна российская мечта. На примере Китая он видит, что благодаря четко сформулированной китайской мечте этой стране удалось продвинуться вперед как никогда. Причем спланирована эта мечта в виде программы, рассчитанной аж до 2049 года (к 100-летию КНР). Прописаны в ней, к примеру, такие цели, как уничтожение нищеты в Китае к 2021 году. «Вот в нашей замечательной стране нищета растет, а в Китае нищета ликвидируется — в регионах нищих переселяют из бедных деревень, дают землю, строят бесплатно дома и так далее», — отмечает Тавровский. Он говорит, китайцы уже богаче, чем россияне, к примеру, средняя зарплата у них выше нашей. К 2049 году Китай должен производить 30% мирового ВВП, сейчас — 11,5–12%. Для сравнения: Америка — 22%. «Если этот план будет выполнен, Китай станет экономическим локомотивом, гегемоном мира. Достигнет ли он этого? Ведь известно, что темпы роста там замедлились — 6,6–6,7 процента годовых. Но даже этими темпами они достигнут этой цели», — уверен Тавровский.

Также в Китае была объявлена программа «Один пояс – один путь» по развитию «Нового шелкового пути», который по задумке должен пройти и по территории Татарстана. Ученый говорит, что в Китае эта программа вовсю работает, но в России буксует. «Национальным интересам российским она не отвечает. Это программа доставки китайских товаров в Западную Европу. А нам чего? Правда, в последнее время они начали интересоваться нашими товарами — в первую очередь продуктами. Может быть, что-нибудь и выйдет...» — рассуждал Тавровский. «У нас выбор один — формулировать русскую мечту, убеждать Владимира Владимировича в необходимости резкого поворота в экономике, в политике, в идеологии. И тогда мы победим!» — заключил оратор.

«МЫ НЕ СМОТРЕЛИ ПРЯМУЮ ЛИНИЮ С ПУТИНЫМ. В СВИЯЖСКЕ БЫЛИ»

«Мы не смотрели прямую линию с Путиным. В Свияжске были», — прервал вопрос одного из журналистов Проханов, но, как и любой писатель и любой 79-летний философ, он развернул свой ответ из пары предложений в пару-тройку абзацев. Пресс-конференция «Изборского клуба» венчала насыщенный день делегации в Казани. Выглядели члены клуба утомленными, во всяком случае те, что принимали участие в данном мероприятии. А кроме Проханова это его заместитель Розанов, Стариков и Тузиков.

«Шаймиев — это грандиозный человек, грандиозный мыслитель. Осторожный, тонкий, четкий. У него колоссальный опыт государственного управления, он государственник», — начал Проханов ответ на первый вопрос — естественно, про первого президента РТ, награжденного Владимиром Путиным званием «Герой труда». Проханов расплывался в эпитетах, дифирамбах. Чувствовалось, пытался найти нужное сравнение. «Шаймиев взял на себя миссию перенесения опыта из одной эры в другую. Личность его еще не оценена. Я горжусь, что знаком с ним. Он великий татарин», — сказал основатель «Изборского клуба». Тема Татарстана всплывала не раз, что неудивительно. Проханов рассказывал про экскурсию по Казанскому авиационному заводу, устроенную членам клуба, сравнивал самолеты «Ту» с огромными лебедями и даже делился «инсайдами»: дескать, видел секретные разработки казанских инженеров.

«Татарстан — сегодняшний, вчерашний и древний — демонстрирует уникальную, во многом загадочную и неописанную способность вот этой вот духовной и этнической интеграции с русскими людьми. Растворение русского в татарском мире, растворение татар в русском мире. Умение татар служить государству Российскому, которое, казалось бы, покорило татар и насильно, за волосы втянуло в орбиту русской имперской политики. Преодоление этой обиды, этого горя, переход татар в качество государствообразующей, землеобразующей нации — это удивительная особенность», — говорил Проханов. А вот что он думает об интеграции России с помощью Татарстана, конечно же, в исламский мир и мир исламских финансов: «С моей точки зрения, татарин — это желудь такого золотистого цвета, крепкий, умный, это энергия будущего роста будущей дубравы. Поэтому татарско-русский альянс сегодня является гарантом существования государства Российского, а потом, конечно, гарантом нашей экспансии».

На вопрос о федерализме (чьим локомотивом в России всегда считался и считается Татарстан) писатель и мыслитель сначала отвечать не стал, передав слово коллеге Розанову. «Для нас, для „Изборского клуба“, Татарстан является локомотивом. Во многом на вас равняются. Ваш Иннополис — это, безусловно, большое достижение республики, и ни один регион, за исключением Москвы с ее „Сколково“, не может себе ничего подобного позволить. Вы все время ищете новые формы, находите, транслируете на всю Россию, — долго заходил на ответ Розанов. — Мы с большой осторожностью подходили к выбору кандидатуры на роль руководителя [татарстанского отделения клуба], потому что Казань по праву считается третьей столицей России. Спасибо руководству Татарстана».

Но затем все же высказался сам Проханов. Он вспомнил, как Борис Ельцин в свое время пытался создать в России мононациональное государство (85% населения страны — титульная нация, что позволяло это сделать официально), но уперся как в мягкое национальное движение в Поволжье и на Урале, так и в жесткое национальное движение на Кавказе. Тогда, по словам основателя клуба интеллектуалов-консерваторов, федерализм был единственным возможным вариантом сначала сохранения страны, а затем ее движения. Сейчас же это не нужно: Россия постепенно должна переходить к состоянию империи. «Империю надо понимать как симфонию, гармонию, симфонию пространств, культур, веры. Это сложнейший процесс симфонизации, которым всегда занимались государственники — русские и татарские! И потом нам важен не федерализм... Национальное государство может быть построено на федеральной основе. Но это не обеспечит мир и гармонию. Мир и гармонию обеспечит симфонизм — между татарами и русскими, между чувашами и марийцами», — размышлял идеолог и приводил все тот же пример — реку-симфонию Волгу.

Впрочем, было на пресс-конференции достаточно и приземленного. Так, Стариков ответил на вопрос о понижении Центробанком ключевой ставки. «Это, безусловно, положительное явление, потому что чем меньше стоят деньги в нашей стране, тем меньше уровень инфляции. Стоимость денег закладывается в любой бизнес-проект, прокручивается там многократно. Поэтому чем дешевле будут деньги, тем дешевле будет то, что производится в нашей стране: услуги, которые мы оказываем друг друга», — объяснял он свою точку зрения.

Проханов же довольно конструктивно комментировал протестное движение России. Известный консерватор признавал, что и среди либералов есть хорошие люди, что с ними нужно работать, что у Навального в запасе много стратегий... «Отвечать на эти движения, выступления силовыми методами, законными — правильно. Отвечать на эти движения внесением в Уголовный кодекс — это правильно. Но это абсолютно недостаточно. Власть должна оглянуться на себя и посмотреть, в каких местах она „черная“, в каких местах она „дырявая“, действует воровство, в каких местах действует коррупционная система, которая сложилась в нашей стране. Она должна не только разгонять демонстрации, но и выскабливать, вычищать вот эти язвы. Но это непросто», — объяснял он и завещал включаться в стремительную модернизацию.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_06_17_aleksandr_prohanov_tatarin_eto_zhelud Sat, 17 Jun 2017 08:25:00 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: «Красный проект» существует и развивается]]>

Когда слышишь о том, что «красный проект» потерпел крах и ушёл в прошлое, хочется возразить: позвольте, в КНР пятая часть современного человечества живёт при социализме.



https://izborsk-club.ru/13372]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_05_23_yuriy_tavrovskiy_krasniy_proekt_sushest Tue, 23 May 2017 10:50:34 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Россия и Китай обгонят Америку по Новому Шелковому пути]]>

Думаю, для Путина очень важно иметь такой тыл, как Китай. И китайцам важно иметь Россию в качестве тыла.



https://izborsk-club.ru/13302]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_05_16_yuriy_tavrovskiy_rossiya_i_kitay_obgonyat Tue, 16 May 2017 11:57:17 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский: Великий размах]]>

Путин и Си Цзиньпин призваны продемонстрировать своим народам и всему остальному миру прочность российско-китайского стратегического партнёрства, развеять надежды недоброжелателей.



https://izborsk-club.ru/13096]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_04_22_yuriy_tavrovskiy_velikiy_razmah Sat, 22 Apr 2017 08:32:17 +0300
<![CDATA[Юрий Тавровский. "Политические инстинкты Трампа диктуют ему вражду с Китаем"]]> http://so-l.ru/news/y/2017_04_02_yuriy_tavrovskiy_politicheskie_instinkti Sun, 02 Apr 2017 16:01:31 +0300 <![CDATA[Юрий Тавровский: Ялта-2]]>

Приоритет национальных интересов объединяет Владимира Путина, Си Цзиньпина и Дональда Трампа — ярких лидеров трёх ведущих держав современного мира.



https://izborsk-club.ru/12522]]>
http://so-l.ru/news/y/2017_02_22_yuriy_tavrovskiy_yalta_2 Wed, 22 Feb 2017 07:47:33 +0300
<![CDATA[Великий китайский поход]]>

Компартия Китая проводит мобилизацию

Российскому государству, которое во главе с президентом Путиным за последние годы успешно прошло не только сквозь огонь «цветных революций» с «гибридными войнами», но и через воду финансово-экономических санкций, предстоит, пожалуй, самое тяжкое испытание — «медными трубами» признания и славы. Когда со всех сторон вместо привычных слов угроз и ненависти раздаются пожелания дружбы и сотрудничества, когда недавние враги распахивают свои объятия, возникает гигантский соблазн «почить на лаврах», посчитав, что теперь все конфликты преодолены и никогда не вспыхнут вновь. В этом отношении любые победы ничуть не менее опасны, чем поражения. И чтобы в момент видимого триумфа не пропустить смертельный удар от мнимых друзей, нужно трезво учитывать не только собственный исторический и политический опыт, но и опыт своих соседей. В этом отношении для нас чрезвычайно важен пример «красного Китая», который сейчас готовится к жесточайшей и долгой схватке против США и их союзников.

В Китае началась мобилизация. На первом этапе она касается только «гвардии». 88 миллионов членов КПК ведут за собой всю китайскую нацию — 1350 миллионов человек. В конце октября прошёл 6-й пленум ЦК КПК, который принял документы о повышении в новых условиях дисциплины вплоть до беспрекословного выполнения приказов сверху, установлении ещё более жёсткого контроля над деловой активностью парторганизаций и членов КПК, сплочении вокруг ЦК КПК и его «ядра» — генерального секретаря Си Цзиньпина. Без внутрипартийной мобилизации невозможно обеспечить устойчивое развитие Китая в новых условиях, упоминаемых в двух главных итоговых документах. Речь идёт о новой ситуации в китайской экономике, новой ситуации на мировых рынках и новой международной обстановке.

Радикальная переориентация всей китайской экономики на обслуживание внутреннего, а не внешнего рынка, сокращение избыточных мощностей в государственных монополиях и стимулирование малого и среднего бизнеса — эти и другие установки были выдвинуты ещё в 2014 году и получили название «синьчантай», «новая норма». Однако переход к «новой норме» происходит не так быстро и плавно, как предполагалось. Высвобождаются миллионы рабочих, особенно в металлургической и строительной индустрии. Перестали расти зарплаты, а нередко они даже сокращаются. Задеты интересы многих региональных и отраслевых «групп влияния», а также миллионов чиновников, получавших «откаты» в рамках старой системы.

Новая для Китая ситуация складывается на внешних рынках, появляется всё больше конкурентов, производящих технологически простые товары дешевле. Избранный президент США Трамп обещал «зарубить» потенциально опасный для Китая масштабный план переориентации финансовых и товарных потоков под названием Тихоокеанское торговое партнёрство, зато угрожал обложить импорт из КНР непомерными налогами. Не все соседи Китая торопятся реально подключаться к инициативе «Один пояс, один путь», которая призвана перенаправить потоки китайского экспорта с морских на наземные маршруты, где им не угрожают ВМС США.

Новая ситуация вырисовывается на границах Китая — провокации в Южно-Китайском море принимают системный характер. На Корейском полуострове расширяется военное присутствие США. Японские вооружённые силы осваивают новые районы поближе к рубежам Китая. С началом функционирования новой администрации в США весьма возможно усиление военно-политического сдерживания Китая, включая создание крупного конфликта вокруг Тайваня. Заявления Дональда Трампа о нежелании придерживаться политики «одного Китая», на которой 40 лет стояли китайско-американские отношения, сулят открытый скандал уже в первые дни после инаугурации 20 января.

В новой обстановке крайне важна эффективность правящей Китаем партии. Добившись беспрецедентных успехов в реализации курса «реформ и открытости», многие партийные руководители и функционеры «разделили успех» подконтрольных им коммерческих структур, установили коррупционные связи. Возможно, это было неизбежно в старой, благоприятной обстановке. В новой же обстановке подобные связи становятся неприемлемыми. Они тормозят перестройку экономики. Они отравляют настроения в обществе, серьёзно воспринявшем план «Китайская мечта», поддержавшем «новую норму» и решения 4-го пленума ЦК о борьбе с коррупцией. Крупные коррупционеры — «тигры» и «лисы» — забивают в самом Китае целые склады наличностью и золотом, держат за границей капиталы, недвижимость, родных и близких. Это открывает для западных конкурентов и спецслужб возможности прямой вербовки или приобретения «агентов влияния», при помощи которых можно влиять на ход развития партии и страны.

В новой обстановке мобилизации повышается роль правящей партии как генератора планов стратегического развития и как системы управления. Мозг нации и его нервная система — такова сегодня роль КПК. Мозг должен работать безукоризненно — и на это направлены решения об укреплении дисциплины в партийном руководстве, установлении единоначалия «ядра партии» — генсека Си Цзиньпина. Нервная система должна моментально и точно выполнять сигналы мозга. Расхлябанность и коррупция в любом звене партийного организма чреваты самыми серьёзными последствиями. Китайцам всё время напоминают о печальном примере Компартии Советского Союза, в последние годы своего существования утратившей ленинские и сталинские партийные традиции и впавшей в эпилепсию. Поэтому укрепление партийной дисциплины и совершенствование внутрипартийного контроля, системная борьба с коррупцией являются своевременными и необходимыми решениями 6-го пленума ЦК КПК. Накануне этого важнейшего ежегодного «общего собрания», как дословно переводится слово «пленум», в Китае развернулась мощная идеологическая кампания, посвящённая Великому походу. Не стихла она и по сей день.

Коммунисты зовут в поход

20 октября 1936 года, измученные двухлетними скитаниями по труднодоступным районам, бомбёжками и атаками гоминьдановских войск, голодом и болезнями отряды китайской Красной Армии вошли в горный городок Яньань на северо-западе Китая. Прошли 10000 километров, преодолели 18 горных цепей и форсировали 24 крупные реки. Обозначили свой маршрут могилами тысяч обмороженных, сорвавшихся в пропасти, умерших от голода и болезней. Окропили кровью места десятков сражений, сотен боёв и тысяч столкновений с кадровыми частями Гоминьдана, с отрядами местных милитаристов. Этот массовый подвиг в Китае называется «Длинный поход», а в дни 80-летнего юбилея прославлялся как пример стойкости и веры в победу даже в самых трагических обстоятельствах.

В русском языке есть несколько выражений, ставших символами Китая. Великая стена, Великий Шёлковый путь, Великий канал и, конечно, Великий поход. Эти выражения не очень сильно, но все же отличаются от китайских оригиналов — Длинная стена, Шёлковый путь, Длинный поход.

Пожалуй, из всех «великих» в нынешней России меньше всего знают о Великом походе. В советские времена о нём говорили чаще — уже на первом курсе Ленинградского университета в 1966 году преподаватель истории рассказал нам о 30-летии завершения Великого похода китайской Красной Армии, назвав его романтическим, фантастическим и героическим событием, достойным летописей. «Пройти 10000 километров по горам и болотам, целых два года ведя почти непрерывные бои с превосходящими силами противника — это торжество человеческого духа, проявление массового героизма и непоколебимости веры в правоту своего дела», — говорил наш любимый профессор. Он сравнивал Великий поход с легендарным странствием на Восток войск Александра Македонского, с путешествием Колумба, с походами Ермака.

За полвека исследований Китая мне посчастливилось побывать в нескольких местах, связанных с Великим походом: Я пробирался по горным тропам и подземным ходам, осматривал превращённые в казармы и госпитали пещеры, изучал экспозиции в столичных и местных музеях, фотографировал величественные мемориалы на местах побед и поражений. Получив даже это, отрывочное представление о труднейших условиях стратегического отступления, обеспечившего впоследствии стратегическое наступление и окончательную победу КПК, я понял смысл китайской пословицы «проиграть сто сражений, но выиграть войну».

Думаю, что главное значение Великого похода состоит в том, что в тяжелейшие годы антияпонской войны удалось вывести из-под сокрушительного удара противника и сохранить тот сгусток политической воли к сопротивлению, который представляло собой руководство Компартии, включая Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлая, Пэн Дэхуая, Чжан Вэньтяня, Чжу Дэ и других китайских большевиков. Останься компартия на своей главной опорной базе в уютной приморской провинции Цзянси, и войска Чан Кайши окончательно уничтожили бы довольно слабые силы коммунистов. Да, Красная армия несла тяжелейшие потери: до уцелевшей опорной базы на стыке провинций Шэньси, Ганьсу и Нинся дошло лишь 4 тысячи их тех 86 тысяч, что вышли в путь длиной в два года. Но именно эти считанные герои смогли создать в подготовленной для них товарищами по борьбе Лю Чжиданем, Гао Ганом и Си Чжунсюнем (отцом нынешнего председателя Си Цзиньпина) «пещерной лаборатории» Яньаня действующую модель будущей великой красной державы.

Вперёд к суверенитету и целостности Китая

Если бы основные силы и руководство Компартии разделили участь решившей «идти своим путем» и отколовшейся от основной колонны «армии западного направления» под командованием конкурента Мао Цзэдуна по имени Чжан Готао и были по пути уничтожены врагом, то история антияпонской войны, да и всей Второй мировой войны на Тихоокеанском театре сложилась бы иначе. Скорее всего, без коммунистической альтернативы капитулянтские силы в Гоминьдане пошли бы на прекращение сопротивления, как это и сделал один из руководителей партии Ван Цзинвэй. Этот «китайский Власов» на штыках японцев в 1940 году на землях нескольких оккупированных провинций создал марионеточную «Китайскую Республику» со столицей в Нанкине. «Нанкинское правительство», китайский вариант французского режима Виши и прочих коллаборационистских режимов, боролось с непокорившимися гоминьдановцами Чан Кайши и с коммунистами, имело свою почти миллионную армию и в 1943 году даже объявило войну США и Англии.

Поражение во Второй мировой войне на стороне Японии стало бы для Китая ещё одной трагедией исторического масштаба. Поднебесную вполне могла ждать участь Германии — разделение на зоны оккупации стран-победителей, огромные репарации. Вместо этого ужасного сценария Компартия написала совсем другой. Она навязала патриотической части руководства Гоминьдана Единый антияпонский фронт и вынудила Чан Кайши принять верную сторону в мировой войне. Ценой колоссальных жертв и с помощью союзников Китай вышел из 14-летней антияпонской войны победителем, вернул себе достойное место великой державы на мировой арене и в ключевых международных организациях. Нынешние успехи Китая базируются на фундаменте суверенитета и территориальной целостности, обеспеченных статусом державы-победительницы, одного из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Движение продолжается

Великий поход стал плавильной печью, в которой была отлита непреодолимая воля к победе, способность двигаться к стратегической цели через преграды и периоды временных неудач. Так закалялась сталь особой, китайской марки. Эта сталь оказалась нержавеющей. Выжившие в годы антияпонской и последовавшей гражданской войны, перенёсшие незаслуженные репрессии в годы «культурной революции» большевики-ветераны возглавили марш к мирному возвышению Китая. Говоря современным языком, они создали «матрицу» патриотизма и веры в справедливость, самопожертвования и предприимчивости. Эта матрица была опробована ими в ходе нового Великого похода под знамёнами «реформ и открытости», когда по лекалам «освобождённых районов» создавались «специальные экономические зоны», складывался «социализм с китайской спецификой». Эту матрицу они смогли передать новым поколениям китайских коммунистов, которые в наши дни осуществляют смелый эксперимент сосуществования рыночной экономики и социалистических методов управления обществом.

Сохранение этой матрицы и передача её следующим поколениям представляется мне крайне важным делом исторического значения. Если Китай под влиянием западной цивилизации погрязнет в индивидуализме и стяжательстве, разврате и вседозволенности, то совокупная мощь китайской нации неизбежно начнёт сокращаться. Без мобилизации каждого коммуниста, без «матрицы Великого похода» Компартия Китая может превратиться в заурядную, хотя и огромную по масштабам сеть административного управления без центрального сервера, долгосрочной программы и сверхзадачи. Вот почему я считаю очень своевременной и важной начатую недавно работу по передаче новым поколениям правды и легенд о Великом походе. Иностранцам тоже невредно побольше знать о Великом походе, чтобы лучше понимать китайский характер и не питать иллюзий о возможности «сдерживать» Поднебесную.

На пути к реализации мечты о великом возрождении китайской нации китайская Компартия объявляет мобилизацию и готовит нацию к новому Великому походу.

Юрий Тавровский

]]>
http://so-l.ru/news/y/2016_12_19_velikiy_kitayskiy_pohod Mon, 19 Dec 2016 12:31:09 +0300
<![CDATA[Востоковед Юрий Тавровский о визите Владимира Путина в Японию]]>

Мне кажется, что Путин очень хорошо провёл визит. Он изначально и не собирался отдавать, передавать, уступать ни одного камешка из Курильских островов. Задача перед ним стояла другая: как помочь премьер-министру Абэ выйти из этой ситуации, спасти лицо? Потому Абэ, в общем, парень хороший. Он хочет развивать с нами отношения, он хочет ослабить свою зависимость от Соединённых Штатов. И он понимает, что Путин, который, очевидно, войдёт в историю как собиратель русских земель, не может, не собирается торговать территориями. Результаты визита, ответы на пресс-конференции показали, что такой баланс достигнут, и стороны будут активнее участвовать в развитии Курильских островов, всего Дальнего Востока, чем раньше. Японцы смогут посещать острова, хотя потомки жителей Курил и раньше их посещали. То есть никаких шагов в направлении предательства прямых интересов России, чего-нибудь такого страшного не сделано. Я считаю, что всё хорошо, и этот визит будет одним из лучших в истории отношений России и Японии.

Но остаются вопросы о необходимости заключения мирного договора. Разве он так уж нужен нам и разве само заключение мирного договора ультимативно не ставится Японией в зависимость от передачи всех четырёх Курильских островов?

Мне кажется, что роль мирного договора переоценивается. У нас его нет и с Германией, у нас его нет и с Японией. Это не значит, что у нас нет мира, потому что в Декларации 56-го года первый пункт гласит: «Состояние войны прекращается». Конечно, неплохо, чтобы в коллекции документов был ещё и такой. Но важности, жизненной необходимости договора нет. Путин – не специалист в области истории русско-японских отношений, он читает записки, меморандумы, которые ему готовят эксперты. Эксперты есть разные. И какие-то эксперты дали президенту бумагу с суждениями о нужности договора, он её и оглашает. Наши отношения с Японией развиваются без договора, и будут развиваться без договора. Я не думаю, что в обозримом будущем такой договор будет подписан.

Перейдём к тому, о чём говорилось не меньше, чем о мирном договоре – к совместному ведению хозяйства на островах Курильской гряды. Что конкретно это будет являть для жителей Курил: придут крупные компании с юга, будет зона совместного рыболовства или будут построены японцами какие-то предприятия?

Как сказал помощник президента по внешней политике, эксперты ещё только определяют зоны возможного сотрудничества. Но я, как дальневосточник, как человек, который часто бывает в регионе, скажу, что, конечно, эти острова отстают в развитии даже от остальной части Дальнего Востока. Но последние пять лет более или менее что-то изменялось к лучшему. Всё равно там можно ещё много чего сделать. Например, на Курилах горячих источников, подобных тем, в которых купались Абэ и Путин, гораздо больше. Там можно построить целые курорты. Почему-то бы японцам, которые умеют очень хорошо строить гостиницы на горячих источниках, не построить гостиницы и не устроить туристический комплекс? Почему бы не начать обрабатывать рыбу по японским технологиям? Там можно добывать природные ископаемые, это богатейшие острова. Почему нам не продвинуть развитие наших Курильских островов дальше, и их жителей как-то простимулировать? И, не скрою, усилить конкуренцию с другими странами: с Кореей, с Китаем, с американцами, которые скоро туда потянутся. Так что вот эта совместная деятельность – это дело хорошее. Оно начиналось уже где-то лет десять назад. Потом американцы японцам дали по рукам, и много чего было отменено: безвизовые посещения, были приостановлены некоторые намётки совместных предприятий. Грубо говоря, мы сейчас пока будем возвращаться лет на десять назад, а там уже сможет продвинуться вперёд. Нам надо развивать Дальний Восток. И японские йены ничуть не хуже, чем китайские юани или южнокорейские воны.

У многих наблюдателей по поводу этого экономического сотрудничества есть ряд опасений: не превратится ли оно в фактический захват японцами наших территорий, не станут ли японские предприниматели и работники этакими кукушатами, которые выкинут хозяев из гнезда??

Ужас, ужас, страшный ужас! Смотрите, уже в Калуге действуют японские автомобильные заводы, они в любой момент могут потребовать кусок Калуги себе. А что творится в Санкт-Петербурге – там завод Форда действует. Американцы того и гляди отторгнут часть Ленинградской области. Ну о чём тут говорить? Немцы, которые вложили десятки миллиардов марок и евро в нашу промышленность, они что – требуют каких-то территорий? Почему надо заведомо считать, что мы слабее, глупее каких-то японцев, что они нас поставят на колени? Это, как мне кажется, сильное преувеличение. Ни в каком смысле Япония не сильнее нас, в том числе и в Тихоокеанском регионе. Мы сильнее многократно, и у нас есть все возможности для защиты своих интересов. Как человек, выросший на базе атомных подводных лодок в Петропавловске-Камчатском, скажу, что мы всегда могли и можем прикрыть себя мощным зонтиком, щитом. Япония в её нынешнем и в будущем состоянии нам никакой угрозы не представляет. Американские базы на территории Японии – это да, а от японцев нет совершенно никакой угрозы.

Подытоживаю впечатления от визита Путина в Японию: он смог пройти по некоему лезвию бритвы, не поступившись национальными интересами России, открыл окно не Овертона, а, скорее, окно для развития действительно важного, полезного сотрудничества. Это была мастерская операция, достойная лидера великой страны.

Источник

]]>
http://so-l.ru/news/y/2016_12_17_vostokoved_yuriy_tavrovskiy_o_vizite_vla Sat, 17 Dec 2016 11:16:02 +0300
<![CDATA[Российско-китайские отношения и новая стратегия Соединённых Штатов]]>

Юрий Тавровский

Буквально за несколько часов до оглашения итогов выборов в Америке делегация Изборского клуба встречалась с пекинскими финансистами и политологами. Китайский деятель весьма крупного масштаба заявил тогда: в обозримой перспективе нас беспокоят три вопроса. Во-первых, какую политику в отношении Китая будет проводить Клинтон. Во-вторых, что будет с российской экономикой. В-третьих, каковы будут последствия "Брекзита". Среди наших собеседников никто не сомневался в поражении Дональда Трампа.

Уже на следующее утро было любопытно наблюдать удивление видных представителей китайского экспертного сообщества вестями из-за океана. Ведь в справках и прогнозах "на самый верх" предсказывалась уверенная победа Хиллари Клинтон. Перефразировав русскую пословицу, можно сказать "Старый враг лучше новых двух". В самом деле, манеру поведения бывшей первой леди и недавнего госсекретаря изучили досконально, интересы стоящих за ней "групп влияния" просчитывали отлично. А тут вдруг появляется деятель малоизвестный и непредсказуемый, способный на резкие слова и неожиданные поступки. Солидной и неспешной китайской дипломатии, пожалуй, впервые предстоит непрерывно решать уравнения с большим количеством неизвестных.

Разбившись на небольшие кружки по интересам, мы стали обсуждать победу Трампа и пытаться предсказать его первые действия. Мне удалось сильно удивить собеседников предположением, что Трамп унаследует важнейшую составляющую внешней политики своего предшественника — тихоокеанскую. Вот каковы были мои аргументы.

Не справившись с противниками, усмирять союзников

Придя к власти, Барак Обама провозгласил себя "тихоокеанским президентом". Могли сказаться воспоминания юности, проведённой в доме бабушки на Гавайских островах. Там он — бывают же совпадения! — посещал миссионерскую школу, в которой за много десятилетий до этого учился первый президент Китайской Республики Сунь Ятсен. Но дело, конечно же, вовсе не в этом. Обама и стоявшие за ним силы уже тогда опасались начавшегося "мирного возвышения Китая".

После унизительных поражений во время тихоокеанских битв Второй мировой войны: бомбежки Пёрл-Харбора, разгрома и пленения американских войск на Филиппинах, страшных жертв при штурме Окинавы и других островов Японии, — Вашингтон стал очень нервным и имел все основания оставаться таковым и в послевоенные десятилетия. Этому сильно поспособствовала "потеря Китая" после победы китайских коммунистов и бегство клиентов США на Тайвань. Вырванная с трудом "ничья" в Корейской войне и фиаско в вой­не Вьетнамской только усилили привычку американских правящих кругов ожидать неприятностей с просторов Тихого океана и омываемых им стран Азии.

Неприятные сюрпризы не заставили себя ждать и начались где-то в конце 70-х годов в форме "японского экономического чуда". Что делать с соперниками на поле боя, американцы знали: удары авианосных групп, высадки морской пехоты. Но разбомбить заводы "Тойоты" или "Сони", высадить десант в токийском финансовом центре Маруноути как-то не представлялось возможным.

Работая в Токио в 80-е годы, я был свидетелем торговой войны с военно-политическим союзником, разделявшим идеалы либерализма и рыночной экономики, скопировавшим многие институты американского общества. Американцы непрерывно ужесточали требования "притормозить" экспорт и скупку "чувствительных" активов, от студий Голливуда до небоскрёбов в Нью-Йорке, открыть японские рынки для импорта риса, снять ограничения для других "священных" для японцев отечественных товаров. Но постепенно главным требованием стало повысить курс японской иены по отношению к доллару. Японцы кланялись всё ниже, виновато улыбались всё шире, но ревальвацию не начинали. Только к 1985 году открытый и скрытый нажимы сделали своё дело, и Япония подписала "соглашение отеля Plaza". Иена и цены на экспортные товары подорожали, промышленность резко сбавила темпы развития, экспорт упал, рынок недвижимости "схлопнулся". О "японском экономическом чуде" больше никто не вспоминал.

По совету многомудрых Киссинджера и Бжезинского похожую ловушку приготовили и для Китая. В 2009 году президент Обама приехал с визитом в Пекин и предложил председателю Ху Цзиньтао ни больше, ни меньше как совместное господство в мире. Крупным шрифтом было набрано "G-2", гегемония двух держав. Шрифтом помельче были записаны разъяснения: Штаты будут старшим, а Китай — младшим партнером. Однако то ли Пекин вообще не собирался ни с кем заключать "Священный Союз", то ли уже тогда хотел чего-то большего. Предложение было отвергнуто.

За двумя тиграми погонишься…

Ответом Вашингтона стала разработка комплексной стратегии сдерживания Поднебесной всеми имеющимися средствами. Первая линия окружения была традиционной, военной. Собрать у берегов Китая две трети судов U.S.Navy. Активизировать соглашения с давними союзниками — Японией, Южной Кореей, Филиппинами и Таиландом. Создать угрозу главному маршруту транспортировки экспорта и импорта через Малаккский пролив, разместив в Сингапуре боевые суда и самолёты. Всё это предусматривала концепция "Pivot to Asia" ("Поворот к Азии"), оглашённая госсекретарём Хиллари Клинтон в 2011 году. Ради концентрации сил на этот антикитайский "поворот" Белый дом был готов даже сократить масштабы вмешательства в других районах мира, уйти из Афганистана и других "горячих точек".

Вторая линия называлась Транстихоокеанское торговое партнёрство (ТТП), которое должно было объединить в зону свободной торговли 12 стран тихоокеанского бассейна, кроме самой крупной торговой державы — Китая. Во имя сдерживания Пекина Вашингтон пошёл на целый ряд уступок другим странам-членам ТТП, подчас — даже вопреки собственным экономическим интересам. Именно эти уступки стали причиной затягивания ратификации уже подписанного документа в Конгрессе и резкой критики данного соглашения со стороны как республиканского, так и демократического кандидатов в президенты США.

Неудача договора о ТТП, на мой взгляд, была закономерным следствием попытки одновременно создать ещё одну новую зону свободной торговли — Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП). Это объединение должно было ещё сильнее привязать Евросоюз к США и, в частности, увековечить санкции против России, создать вокруг нашей страны кольцо экономической блокады вдобавок к НАТО. Американской дипломатии и самому Бараку Обаме пришлось и в этом случае преодолевать сопротивление потенциальных участников, включая Францию и других членов ЕС. Новые уступки, новое недовольство в Вашингтоне…

Распыление сил на геоэкономических фронтах сопровождалось такими же действиями на фронтах геостратегических. Так и не выбравшись из афганской ловушки, Вашингтон попал в новые: в Сирии, Ливии, Ираке, на рубежах России. Были и достижения: удалось резко ухудшить связи между Японией и Китаем из-за островов в Восточно-Китайском море, между странами Юго-Восточной Азии и Китаем из-за островов и морских пространств Южно-Китайского моря. Провоцируя Пхеньян на гонку вооружений, США в качестве "защитных мер" стали размещать ракетные комплексы THAAD в Южной Корее.

Однако баланс удач и провалов сложился явно отрицательный. Китай не удалось сдержать ни в военном, ни в экономическом отношении. В ответ на активизацию военных приготовлений у своих берегов Пекин укрепил цепь островов Южно-Китайского моря, создав, по существу, выдвинутый в сторону США новый рубеж обороны. Ускоренно строится океанский флот, включающий авианосцы и новейшие подводные лодки. Создана самостоятельная космическая группировка и система киберзащиты.

Взяв курс на выход из "вашингтонского консенсуса", Китай приступил к созданию альтернативного "пекинского консенсуса". При доминирующей роли китайских капиталов возникло сразу несколько финансовых институтов глобального масштаба: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Фонд "Шёлковый путь", Новый банк БРИКС. С недавним включением в "корзину" резервных валют МВФ китайский юань окончательно превратился в мировую валюту. Ответом на переговоры о создании ТТП стало всё более популярное предложение образовать в этом же районе мира Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство (ВРЭП). Успешно продвигается реализация выдвинутой в 2013 году инициативы "Один пояс и один путь", призванной, в первую очередь, направить торговые потоки между Китаем, Ближним Востоком и Европой по безопасным континентальным маршрутам подальше от американских военных баз в Тихом и Индийском океанах.

"Разворот к Америке" не означает "Отворот от Азии"

Провал попыток военного и экономического сдерживания КНР к концу правления Обамы стал очевиден. Он стал важнейшей темой предвыборных выступлений не только республиканца Трампа, но даже поддержанной демократами бывшего госсекретаря Клинтон, лично огласившей "Поворот к Азии" в 2011 году. Однако ни один из двух претендентов не говорил об отказе от конфронтации с Китаем и поиске новых форм взаимодействия двух финансово-экономических систем. Речь шла только о выборе новых, более эффективных средств борьбы. Заявив о намерении понизить уровень конфронтации с Россией, покончить с войнами в мусульманском мире, в которых американские генералы не могут добиться победы, сократить военное присутствие в странах Европы и Азии, не желающих оплачивать американский "зонтик", Дональд Трамп ничего не говорил о "разрядке" с Китаем. Напротив, он грозил резко нарастить число авианосцев и других боевых судов, объявить торговую войну Китаю, обложив пошлиной в 45% товары из Поднебесной. Огласив смертный приговор ТТП, Трамп одновременно заявил о намерении заключить "жёсткие" двусторонние соглашения со странами тихоокеанского бассейна, при помощи которых можно будет контролировать уровень их связей с "красным драконом".

Но главное — "символ веры" Трампа, выраженный словами "Америка на первом месте" (America first!), исключает возможность сосуществования на равных с любой другой державой мира. Единственная страна, способная сегодня претендовать на такие отношения, — это Китай. Именно модель равенства заложена в концепции "нового типа отношений мировых держав", выдвинутой Председателем КНР Си Цзиньпином ещё в 2013 году. Эту концепцию он несколько раз безуспешно предлагал Бараку Обаме, отказываясь поступиться национальными интересами своей страны и согласиться на первенство США. Никаких уступок не стоит ожидать Трампу и в ходе весьма вероятных контактов на высшем уровне вскоре после начала деятельности новой администрации. Несмотря на существование в китайской элите, включая партийное руководство, сильных проамериканских настроений, товарищи по партии могут "не понять" любую слабину в отношениях с Трампом. Ведь первый год правления нового президента станет предвыборным для председателя Си Цзиньпина, которому в декабре 2017-го придется побороться за переизбрание на ещё один пятилетний срок.

Российский угол Тихоокеанского треугольника

Выслушав мои доводы в пользу продолжения новыми властями США старой политики сдерживания КНР, мои пекинские собеседники задали вполне логичный вопрос: какова будет позиция России? Не захотят ли в Москве встать над американо-китайской конфронтацией и получать выгоду в обмен на поддержку то одной, то другой стороны?

Свой ответ я начал с того, что у каждой из великих держав треугольника есть свои национальные интересы. Они могут меняться, создавая различные конфигурации в "треугольнике". Китай при Мао Цзэдуне и, особенно, при Дэн Сяопине мастерски сыграл на американо-советском противостоянии и за переход на сторону Америки получил огромные финансовые и технологические ресурсы, без которых не состоялось бы "китайское экономическое чудо". Национальные интересы СССР и КНР, совпадавшие до конца 50-х годов, окончательно разошлись.

На протяжении примерно последних 10 лет США осуществляют политику одновременного сдерживания как России, так и Китая, что подталкивало две наши страны если не к военному союзу, то к той или иной форме стратегического взаимодействия. В Вашингтоне вряд ли хотели получить такой побочный эффект, но не могли действовать иначе. Исходя из собственного понимания национальных интересов, правящие круги Соединённых Штатов стремятся не допустить утраты статуса мирового гегемона, а также эмитента глобальной валюты — доллара. Понадеявшись на слабость России после распада Советского Союза и присоединения её экономики к "вашингтонскому консенсусу", они были поражены и возмущены всё более независимым поведением Москвы на мировой арене. Доведя конфронтацию до грани мировой войны, Вашингтон не решился её перейти и будет впредь только "жать на тормоза". В то же время о прекращении гибридной войны и подрывной деятельности в области экономики вряд ли стоит даже мечтать. Таким образом, центр тяжести американской стратегии сдерживания, как обещал Трамп, скорее всего, переместится на Китай. Уже в ближайшие месяцы можно ожидать обострения торговой войны, а также крупных провокаций по периметру границ Поднебесной — в первую очередь на Тайване.

Национальные интересы подвергающихся давлению России и Китая, как минимум, в обозримом будущем будут совпадать на стратегическом уровне. Накопившееся за последние месяцы разочарование состоянием торгово-экономических отношений отступает на второй план перед новыми вызовами. В Москве не могут не понимать, что возможное временное снижение накала антироссийских действий будет объясняться именно стремлением покончить с характерным для режима Обамы распылением сил и средств ради концентрации на главном фронте, против Китая. При этом на создание раскола между Москвой и Пекином будут брошены мощные средства: жонглирование санкциями, дипломатия, пропаганда, действия агентов влияния в национальных элитах. На нескольких "круглых столах" и телевизионных ристалищах последних дней мне уже довелось слышать предложения "продать Китай подороже". К чести участников этих мероприятий отмечу, что пробные шары катали считаные единицы, а остальные эксперты в резкой форме осаживали их. Тем не менее в китайской печати уже появились встревоженные статьи на тему возможного изменения позиции России в условиях надвигающихся неприятностей с Америкой.

Конечно, наши национальные интересы, в значительной степени совпадающие сейчас с китайскими, могут с течением времени поменяться. Да и китайские интересы когда-то могут измениться. Но в Москве и Пекине сейчас правят реалисты. Они видят неизменность американских интересов, которые состояли в прошлом, состоят сейчас и будут состоять вечно в устранении любых мощных держав, способных конкурировать с США. Следовательно, ни России, ни Китаю не стоит питать иллюзий и надеяться, что кого-то из них "минует чаша сия". Не минует. При этом лучше всего, словами китайской пословицы, "быть вместе, как зубы и губы".

Не знаю, согласились ли с этими аргументами китайские коллеги. Но надеюсь, что российские читатели примут мою сторону.

https://izborsk-club.ru/11272

На фото: Пекин. Почётный караул у мавзолея Мао

]]>
http://so-l.ru/news/y/2016_12_07_rossiysko_kitayskie_otnosheniya_i_novaya_st Wed, 07 Dec 2016 13:49:43 +0300
<![CDATA[Тихоокеанская «безальтернатива» Америки]]>

Юрий Тавровский: Перспектива правления Дональда Трампа смешала карты пекинских стратегов

Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США стала неприятным сюрпризом для китайских политологов. Неприятным потому, что они практически единодушно ориентировали властные круги Пекина на победу «Силали», как сокращенно именуют Хиллари Клинтон. Моя ставка на Трампа в ходе бесед с китайскими коллегами во время недавнего пребывания в Пекине вызывала напряженное молчание или вежливые улыбки, что в переводе на русский звучит в лучшем случае как «Ну, ты, брат, даешь!».

Только один старый друг примирительно заметил: «Не важно, кто будет ловить мышей в Белом доме – кот или кошка. Все равно это будет американский зверь». Перефразированная цитата Дэн Сяопина «Не важно, какого цвета кошка, белого или черного. Лишь бы она ловила мышей» уже однажды звучала вскоре после президентских выборов в США в 2008-м, когда победил Барак Обама. Прошедшие с того времени годы правления 44-го президента показали, что личные взгляды и предвыборные обещания хозяина Белого дома действительно деформируются политической системой и государственной машиной Соединенных Штатов.

Придя к власти, Обама провозгласил себя «тихоокеанским президентом». Могли сказаться воспоминания юности, проведенной в доме бабушки на Гавайских островах. Там он, бывают же совпадения, посещал миссионерскую школу, в которой за много десятилетий до этого учился первый президент Китайской Республики Сунь Ят Сен. Но дело, конечно же, вовсе не в этом. Обама и стоявшие за ним силы уже тогда начали опасаться «мирного возвышения Китая».

Признавая несомненные успехи Китая и понимая его дальнейшую роль в ХХI веке, новоиспеченный нобелевский лауреат премии мира в 2009 году прибыл в Пекин с «оливковой ветвью». Он предложил китайским руководителям ни больше ни меньше как совместную гегемонию в мире по формуле «G2». Естественно, в этом дуэте США играли бы роль лидера, а КНР – «младшего брата». Вот тогда-то в Пекине впервые пошутили: «Не важно, какого цвета кошка, белого или черного. Все равно это американская кошка». Обама уехал с пустыми руками.

Месть не заставила себя долго ждать. В 2011 году госсекретарь Клинтон обнародовала новую стратегию Белого дома под названием Pivot to Asia, «Поворот к Азии». Она предусматривала концентрацию военных ресурсов США в Тихоокеанском бассейне, в том числе за счет выхода из конфликтов в Афганистане, Ираке и других горячих точках. Ни у кого не было сомнений, что новая стратегия нацелена на сдерживание Китая.

За годы правления Обамы Америка так и не ушла из Афганистана, устроила серию цветных революций и интервенций в арабских странах, в Украине, Сирии. Огромные ресурсы пошли на сдерживание России. Произошла также определенная активизация военных приготовлений вдоль восточных границ Китая – обновлены военные связи с Японией, Южной Кореей, Сингапуром, Филиппинами и Австралией. Созданы очаги напряженности вокруг островов Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Ракетные комплексы THAAD размещаются в Южной Корее, совсем рядом с китайскими землями. Удалось оформить явно антикитайское Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Однако распыление сил привело к тому, что поставленные «тихоокеанским президентом» первоначальные цели так и не были достигнуты.

Мало того, за годы правления Обамы Китай стал еще сильнее. В 2015 году стало известно, что в пересчете на покупательную способность китайская экономика заняла первое место в мире. Китай форсировал ответные военные приготовления, создавая мощный океанский флот, противокорабельные ракеты – «убийцы авианосцев», систему киберзащиты и т.д. Ответом на создание ТТП стало предложение образовать Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВЭРП), сразу заинтересовавшее страны региона. Была выдвинута инициатива «Один пояс и один путь», призванная в первую очередь направить торговые потоки между Китаем, Ближним Востоком и Европой по безопасным континентальным маршрутам подальше от американских военных баз в Тихом и Индийском океанах. Как начало формирования альтернативной глобальной финансовой системы было расценено образование Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Нового банка БРИКС и фонда «Шелковый путь».

Делая все эти шаги, Пекин старался уклоняться от открытой конфронтации. Вскоре после прихода к власти председатель КНР Си Цзиньпин съездил к Обаме в Калифорнию со своей «оливковой ветвью». Он выдвинул концепцию «новых отношений мировых держав», сутью которой было установление с Америкой эксклюзивных отношений, но на основе равенства. Эта концепция с небольшими корректировками предлагалась и в ходе последовавших встреч на высшем уровне. Но Обама и окружавшие его советники-неоконы не хотели всерьез говорить на тему равенства с Китаем.

Предвыборные заявления Трампа создали впечатление, что в основе его внешней политики будет лежать обновленный вариант концепции «Поворот к Азии». В самом деле, Трамп обещал понизить уровень конфронтации с Россией, покончить с войнами в мусульманском мире, в которых американские генералы не могут добиться победы, сократить военное присутствие в странах Европы и Азии, не желающих оплачивать американский «зонтик». В то же время он грозил резко нарастить число авианосцев и других кораблей, объявить торговую войну Китаю, обложив пошлиной в 45% товары из Поднебесной.

Националист и антиглобалист Трамп таким образом обозначил свое видение национальных интересов США. В его глазах экономическое, финансовое и военное усиление Китая, соседа по Тихому океану, представляет реальную угрозу будущему «замка на холме» в отличие от далеких конфликтов в Сирии, Украине или Афганистане. Региональные конфликты по всему миру нужны были неоконам как средство создания хаоса, в котором можно было сохранять геополитическое и геоэкономическое превосходство США.

Похоже, что именно антикитайские обещания Трампа станут сердцевиной его внешней политики. Они в наименьшей степени изменятся под воздействием вашингтонских «коридоров власти» и реалий мирового развития. Такая повестка дня к тому же будет приемлемой для обеих палат конгресса, даже для демократической оппозиции, лидер которой Клинтон не только набила руку на сдерживании Китая в бытность госсекретарем, но и не жалела угроз в ходе предвыборной кампании. В Пекине справедливо считали ее противником Китая, но примерно знали, чего можно ожидать от новой хозяйки Белого дома. С учетом ее психологического портрета и интересов групп влияния были заготовлены сценарии развития событий, конструктивные предложения и угрозы ответных действий. Теперь же глубоко эшелонированная стратегия уступает место тактическому реагированию на действия своенравного деятеля, не прошедшего дипломатической обкатки и равнодушного к «китайским церемониям».

Конечно, базовые правила приличия будут соблюдаться. Трамп и Си уже обменялись приветственными посланиями. В обозримом будущем можно ожидать и личную встречу двух «тихоокеанских президентов». Однако китайский лидер вряд ли сможет выложить на стол что-то, сильно отличающееся от концепции «новых отношений мировых держав». Первый год правления Трампа будет последним годом первого периода правления Си, которому в 2018 году предстоит получить от XIX съезда Компартии мандат на еще один пятилетний срок. Наличие в китайской элите влиятельных кругов, заинтересованных в сохранении финансовых и личных связей с Америкой, конечно, является важным фактором продолжающихся в Пекине дискуссий о внешнеполитической стратегии. В этих элитах опасаются, что Трамп с первых дней своего правления начнет выполнять антикитайские предвыборные обещания. Такое развитие событий еще сильнее покажет несовпадение национальных интересов Китая и США. «Проамериканские» деятели в Пекине и провинциях ослабят свои позиции в споре с «прокитайскими» оппонентами, поставившими задачу уменьшить зависимость от внешних рынков и превратить Китай в мощнейшее государство мира к середине нынешнего века.

В свою очередь, Трамп не сможет принять китайскую позицию и таким образом по существу отказаться от претензий на гегемонию в мире и в первую очередь в Тихоокеанском бассейне. Речь может пойти только о смягчении наиболее жестких предвыборных обвинений и требований. Альтернативы «Поворота к Азии» у Трампа нет. Этот конфронтационный курс безальтернативен.

Наступающий 28 января год Красного огненного петуха станет временем новых испытаний для китайско-американских отношений. Не надо быть глубоким специалистом по восточному календарю, чтобы предсказать необычайно яркий период, когда две великие тихоокеанские нации попытаются найти новую модель двусторонних отношений.

Источник

]]>
http://so-l.ru/news/y/2016_12_02_tihookeanskaya_bezalternativa_ameriki Fri, 02 Dec 2016 13:01:00 +0300